[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 211232021»
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » Красная линия (The Red Line) NC - 17 (Содержит сцены интимного характера. Детям до 18 - запрещено!)
Красная линия (The Red Line) NC - 17
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 15:07 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Бегущая строка в HTML



УПС!!! Возрастное ограничение-18+

Автор: WinndSinger
Переводчик: Яна yankEEEs Шрайфель
Рейтинг: NC - 17
Пейринг: Эдвард/Белла
Жанр: Romance/Hurt/Comfort
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Стефани Майер, история принадлежит WinndSinger
Статус: оригинал - ОКОНЧЕН; перевод - в процессе.
Саммари: Эдвард - стриптизер. Белла - студентка колледжа, изучающая психологию, и она нуждается в объекте изучения для диссертации. Белла покупает Эдварда на 2 недели, чтобы изучить его.
Разрешение на размещение: Получено согласие переводчика.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 15:12 | Сообщение # 2
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Рассказ содержит не нормативную лексику, сцены сексуального характера и насилия. если вы думаете, что ваши родители запретили бы вам это читать, не читайте.

EPOV

Ни один ребёнок, стоя на школьной сцене, не скажет: "Я хочу быть шлюхой".
Тогда я обычно говорил, что хочу быть доктором. Мои друзья сказали бы копом, пожарным, солдатом... Это тоже хорошие мечты.
Но это реальный мир... и мечты просто не сбываются. Теперь я это знаю.
Я шлюха. Меня зовут Эдвард. У тебя нет фамилии, когда ты шлюха, так что я не Каллен сейчас. Время работать.
Каждую ночь я становлюсь копом, пожарным, солдатом, Тарзаном... иногда.
Я захожу с черного входа в это огромное заведение под названием "Огонь". Это клуб для женщин, здесь нет ночей для парней, нет клиентов-геев. Это единственная вещь, которой я никогда не делал и не собираюсь.
Я только для женщин. И я не горжусь и не хвастаюсь этим. И не думайте, что я шучу. Я вижу не только молодых, красивых женщин. Все возрасты, молодые, не очень, иногда даже пожилые леди платят мне здесь. Я всегда хорош для всех них.
Женщины такие же грубые, как и мужчины, даже больше, я думаю так с тех пор, как работаю здесь.
Я предполагал, что женщины будут мягкие и нежные со мной. Я ошибался. Женщины приходят сюда, чтобы напиться и лапать полу-обнажённых мужчин.
Редко было, чтобы кто-нибудь нежно гладил меня, вместо того, чтобы грубо хватать. Их крики иногда оглушают меня. Мне становится смешно, когда кто-то говорит, что женщины - слабый пол. Нет. Они властные, сильные и жадные. Я знаю.
После того, как я пробиваю карту [по приходу на работу, - прим. пер.], я спускаюсь в холл, чтобы посмотреть, что я сегодня буду делать. Сейчас только 5 вечера, солнце садится. Сумерки. Самое грустное время суток для меня. Время, когда мой день как Эдварда Каллена заканчивается... и я становлюсь тем, что написано на моём ящике на столе.
Под моим именем я вижу чёрное слово "Вампир". Вот дерьмо, уже снова октябрь?!
Эммет сидит спиной ко мне на своем металлическом стуле перед зеркалом и самодовольно ухмыляется.
- Эй, вампир! Скоро снова Хэллоуин!
Потом он, как обычно, шипит на меня, а я, улыбаясь ему в ответ, прохожу мимо к своему стулу, слева от него.
Я никогда не жалуюсь по поводу денег или работы. Наверно поэтому я понравился Виктории с самого начала. О, Виктория - это босс. Другие ребята любят скулить на счет всякой фигни, но я не хочу подвергать опасности свою работу. Я нуждаюсь в ней. Так что я молча делаю то, что мне приказано.
- Я не против того, чтобы быть вампиром, - сказал я, бросая мою спортивную сумку на пол. Я выдвинул ящик стола и достал оттуда пластиковый контейнер с надписью "ВАМПИР". - Только вот мэйк-ап херово смывается.
- Я знаю, - согласился Эммет. - Но ты хотя бы достаточно бледный, так что тебе не нужно наносить его на всё тело! Однажды у меня был классный загар, и мне пришлось полностью намазать себя этим белым дерьмом.
Я фыркнул, благодаря Бога за это маленькое преимущество, снял футболку, чтобы не испачкать, и бросил её в сумку. Не торопясь, я начал наносить белую основу сначала маленькими мазками, а затем равномерно распределяя, до тех пор пока я не стал совершенно белым. Я не хочу выглядеть как ненастоящий вампир.
Я нанес немного основы вокруг глаз, прибавил немного красного моим губам, чтобы они выделялись и промокнул их, чтобы тон не сходил после поцелуя.
Так, теперь линзы. Красные... или золотые? Я покачал головой, решив сегодня быть хорошим вампиром, золотые линзы. Может позже, ближе к Хэллоуину, я буду злым.
Я ненавижу пластиковые вампирские зубы. Неудобные, слишком белые, нелепые. У меня есть настоящая вещь - фарфоровые клыки, которые приклеиваются на мои зубы, точно такого же цвета. С ними я даже мог вполне нормально говорить.
Между прочим, женщинам больше нравится милый, печальный, невинный вампир Эдвард, чем дикий, безумный, сексуальный вампир Эдвард. К тому же, красные линзы режут глаза сильнее по некоторым причинам.
Через пару минут, линзы были на месте, и я зашипел в зеркало, входя в роль. В одном ты должен быть хорош здесь - игра. Другая причина, по которой Виктория ценит меня - неважно, что случилось, неважно, как я себя чувствую, но когда я переступаю красную линию и вхожу в зал, где сидят посетители, я превращаюсь в того, в кого я одет. И я никогда не оскорбил ни одну женщину, я даже не хмурился на них. Я принадлежу им, и я всегда выгляжу так, как будто наслаждаюсь этим, всегда улыбаюсь и смеюсь, всегда люблю их, что бы они не делали со мной.
Женщины пользуются мной - это моя работа. И я делаю её очень хорошо.
Я встал, чтобы достать мой костюм вампира из шкафчика. Да, каждый танцор делает или покупает свой собственный костюм, здесь нам ничего не дают, кроме денег. Сегодня моя одежда - это черные кожаные манжеты, никакой майки и плотные черные кожаные штаны, которые больше похожи на шорты, с неровными рваными разрезами, наполовину обнажающими мою задницу.
Идея заключалась в том, что однажды я одел кожаные штаны, но их свирепо разорвали прямо на мне. Они понравились Виктории, когда я впервые показал их ей. Она говорила финальное слово на счет костюмов. Ни ботинок, ни носков. И потом, конечно же, мой ошейник. Простой чёрный кожаный ошейник, полностью закрывающий моё горло. На нем есть большое серебряное кольцо, прямо по середине, и оно звенит от любого моего движения, даже самого лёгкого.
Затем я начал наносить масло на тело, это занимает невероятное количество времени. Но это еще одно здешнее правило. Всегда нужно быть блестящим и отполированным.
Сейчас 7:45, и скоро наступит время, когда мне нужно будет отправиться в мою клетку. Да, вампир работает в клетке. В конце концов, он очень опасен. Танцора, играющего вампира, Виктория лично провожает до клетки, и решает, кто еще может в неё зайти. Более того, женщины хотят заплатить, чтобы зайти ко мне в клетку на некоторое время.
За определенную цену, мне даже могут связать руки над головой, пока они будут наслаждаться временем со мной. Никакого секса, конечно. В Огне нет проституции. Во всяком случае, так они говорят полиции. Правда заключается в том, что проституции нет здесь - в зале, где посетители могут это увидеть. И женщины не стесняются спросить об этом меня лично. Каждую ночь я получаю по 15-20 предложений, телефонные номера, визитки, приглашения.
Виктория провожает вампира до клетки также, потому что не хочет, чтобы мы выходили из образа перед клиентами. Если здесь есть женщины, я не могу просто небрежно пройтись до клетки и запереть себя там.
Нет, это неправдоподобно. Виктория прицепит к моему ошейнику поводок, и потянет меня к клетке, принуждая меня, как настоящего вампира. Хорошо, Виктория, чтобы ты не сказала. Я думаю, она просто тащится от этого. Но она босс.
Я ждал, когда она придет за мной, сидя на моем столе и болтая с Эмметом, который заканчивал приводить в порядок свой камуфляжный костюм солдата.
Джаспер, другой танцор, тоже мой друг. Он сидел справа от Эммета. Сегодня ночью он выступает первым в роли копа.
Я как обычно пил свою Ледяную Вишню, которая делала мои губы еще более красными, в ожидании моей хозяйки. Мы с Викторией отлично уживаемся, у меня бывали боссы и похуже.
Наконец, мы услышали женские голоса снаружи, в зале, и я увидел Викторию, проходящую через занавеску в раздевалку. Я встал, выбросил стакан и проверил свои зубы, глядя в зеркало. Красивые, острые и белые... прочные клыки.
- Эдвард? - улыбнулась она. Мерцающие голубые глаза, волосы длинными локонами развиваются за её бледными плечами. Очень красивая. Какой мужчина откажется быть на поводке в её власти?
- Виктория! - я улыбнулся в ответ, наклонился и поцеловал её в губы. Она всегда целует всех нас. Это абсолютно нормально.
- Ммм.. - она ухмыльнулась. - Вишня. Приятное прикосновение.
Я достал поводок из шкафчика и, прицепив его к ошейнику, вручил ей другой конец.
- Одна такая дрянь содержит 560 калорий, - напомнил Эммет, глядя на нас со своего стула. - Ты должна запретить ему пить это, Вик.
- Эй, - она махнула рукой в сторону моего тела. - Пока он выглядит ТАК, он может пить любую дрянь, какую захочет, ясно?!
Я засмеялся, закатив глаза, Эммет хихикнул. Он обычно ест яблоки перед выступлением.
Виктория посмотрела на меня и спросила:
- Сегодня с тобой будет много проблем, Эдвард?
- Как всегда, - ухмыльнулся я, глядя на неё с тлеющим огнем в глазах. Она немного дёрнула поводок.
- Да, - еще больше улыбнулась она. - Ты один из моих любимых вампиров. Ты всегда хорошо сопротивляешься.
- Я тоже! - напомнил Эммет, не желая упустить свою порцию любви Виктории.
- Да, ты тоже, Эммет, я всё еще люблю тебя, не переживай, - сказала она, целуя его, пока я ждал, качая головой, и посмеивался над ними. Эммет здесь дольше всех, он был одним из первых танцоров в Огне несколько лет назад. Я здесь всего пару лет, и каждый раз, когда Виктория уделяет мне внимание, Эммет злится.
- Ревнивец, - я подразнил его, медленно следуя за Викторией через занавес, вниз по длинному темному коридору. В конце коридора на полу - красная линия. Это черта между мной и клиентами. Когда я пересекаю её, я принадлежу им.
Одна вещь, почему мне нравится работать в клубе - это то, что здесь очень темно. Я никогда не видел себя в зеркале где-нибудь в зале, и я мог вести себя, как я хочу, и не быть смущенным, потому что я становлюсь анонимным в темноте. Женщины видят меня во вспышках света, но я чувствую себя как под водой. Я становлюсь другим человеком, когда пересекаю красную линию, и Эдвард Каллен больше не существует. Таким образом, я чувствую себя в безопасности.
Виктория переступила красную линию и сильно дёрнула мой поводок.
Шоу началось.
Я упал на колени и громко зарычал, немного пятясь назад, не сильно сопротивляясь ей. Но мы всегда делали это правдоподобно.
- Шевелись, ты, упрямое, мелкое НИЧТОЖЕСТВО!! - застонала она, и, борясь со мной, потащила меня через красную линию в зал.
Теперь я пойманный вампир, которого принуждают идти в клетку, чтобы развлекать смертных женщин. Теперь Эдвард исчез.
- РРРРРРРРРРР!!!! - зарычал я, сопротивляясь. Постепенно я продвигался в сторону столиков, приближался к человеческой крови.
- Не бойтесь, леди. Я держу его под контролем, - объявила Виктория, дергая меня ближе к себе. Сразу после этого я услышал крики, смех и как кто-то зовёт кошку.
- Это наш вампир, - Виктория цепляла небольшой микрофон на воротник, пока говорила.
Я отпрыгнул от неё и громко зашипел на женщин, а они закричали еще громче. Кажется, я уже им нравлюсь.
- Он очень непослушный сегодня, - простонала Виктория, дёргая меня сильнее. - И мы все должны наказать его сегодня ночью!
Крики, смех. Я неохотно полз, сопротивляясь немного больше.
- Но будьте осторожны, он кусается, - сказала она сексуально, вызывая еще более нетерпеливые крики от посетителей. - Он очень опасный, так что мы держим его в небольшой клетке прямо здесь.
Я полз за ней через зал, и почувствовал несколько рук легко коснувшихся меня, пока я продолжал деланно сопротивляться. Приближаясь к клетке, я зарычал, в последний раз пытаясь освободиться, подскочил и схватился за столик, где сидели три молодые девушки. Они закричали от моего рыка, обнажающего зубы. Я смотрел прямо на них, когда Виктория оттащила меня назад за волосы.
- Плохой МАЛЬЧИК!! - она швырнула меня в мою круглую клетку и захлопнула дверь, я снова зашипел на неё, моё лицо злое, взгляд смертоносный. Я прыгнул вперед, высовывая руки через прутья, и схватил её за одежду, когда она отвернулась, чтобы начать шоу.
Женщины одобрительно завыли, когда Виктория обернулась ко мне и, используя отстёгнутый поводок, начала хлестать меня по рукам, пока я не отступил в глубь клетки. Немного рыча от боли, я поднял руку и начал облизывать больное место, в то время как еще больше женщин завизжали.
- Если будешь хорошо себя вести, может быть я позволю нескольким друзьям зайти к тебе, - Виктория снова пригрозила поводком, а я зарычал на неё, на этот раз защищаясь, полностью обнажая зубы. - Как на счет этого, девочки, кто сегодня хочет провести немного времени в клетке?
У меня чуть барабанные перепонки не лопнули, когда они все снова заверещали и закричали.
- Ну ладно, дамы! - Виктория двинулась в сторону главной сцены, оставляя меня в клетке. Но это не значит, что я теперь буду просто стоять и скучать. Я должен продолжать играть роль заключенного вампира.
Она объявила первого танцора, Джаспера. Зал погрузился в темноту и завыли сирены, красные и белые вспышки мерцали, как будто приближалась полицейская машина. Затем вы можете услышать голос Джаспера по радио-связи, отвечающего на вызов. Он звучит очень профессионально.
Теперь он на сцене, в солнечных очках, в полицейской форме, дубинка в руках, он начал своё выступление. Я даже не мог смотреть на него, я должен играть непослушного вампира.
Моя клетка стоит на своей собственной небольшой платформе, но я был ближе к правой стороне зала, окруженный столиками. Мне также нужно было заводить женщин между выступлениями, чтобы они не заскучали.
Я вскарабкался по прутьям наверх, делая вид, что пытаюсь выбраться. Немного дёргаю их, рычу, падаю на колени, всё еще не встаю... всё еще раб. Я уставился на женщин слева от меня, невинно всматриваясь, немного склоняя голову направо, как будто пытаясь понять, что они за существа. Должно быть, им за тридцать, но они привлекательные.
- Вампир пялится на тебя, - сказала одна, толкая другую локтём.
Я должен привлечь внимание этих дамочек, если хочу видеть их в своей клетке сегодня. Я зарабатываю большие деньги, когда они платят, чтобы зайти ко мне.
Другая женщина пристально смотрела на меня, когда я соблазнительно полз к ней, приближаясь к шестам клетки, урчание нарастало в моем горле. Я научился делать это довольно искусно.
- Господи, какой он страстный, - прокомментировала одна женщина, и я зашипел на неё.
- Оооо, Нэнси, ты напугала его, так мило!
Они засмеялись, а я слегка улыбнулся им, просовывая руки через прутья, скрещивая их, цепляясь за шесты. Я прислонился к ним блестящей грудной клеткой, немного повернул голову налево, в поиске следующих клиенток, чьё внимание нужно завоевать.
Одна девушка была очень необычная. Ей около 20, наверное студентка, её столик очень близко к моей клетке. Она предлагала мне клубнику, я думаю, из её коктейля, чтобы переманить меня ближе к её стороне.
Я опустился на четвереньки и пошел к ней, опять немного рыча, её подружки начали смеяться и нервно хихикать, пока я приближался.
- О мой БОГ! - девушка с длинными белыми волосами, державшая клубнику, выглядела взволнованно, и немного дрожала.
Хорошо играя свою роль, я знал, что вампир не должен есть клубнику, но я здесь, чтобы удовлетворить моих девочек. Я уже почти решил отказаться от клубники, и просто затащить её руку в клетку и укусить, но сейчас только начало вечера, для этого еще будет время позже, к тому же, я не хочу пугать своих клиентов.
Я вдохнул запах клубники, почти со страхом, как олень сделал бы, но в следующий момент я показал ей своё доверие, широко раскрыл рот, и, глубоко погрузив туда клубнику, сомкнул свои влажные губы вокруг кончиков её пальцев, слегка посасывая и благодарно целуя их.
- ЧЕРТ ВОЗЬМИ!! - пронзительно завизжала она. - Его губы ТАКИЕ МЯГКИЕ!
Мурлыча, я закрыл глаза и позволил ей погладить мои волосы, всё еще на четвереньках.
- Розали, я думаю, ты ему понравилась! - засмеялась её маленькая подружка с черными, торчащими во все стороны, волосами.
- Конечно, я же кормлю его, - она улыбнулась мне, не убирая свои коготки от моих волос. Должен отметить, это довольно приятно. Эта девушка очень нежная. Но, как я сказал, это начало вечера. Я уверен, что получу свою порцию боли позже, после того как эти девочки выпьют несколько коктейлей. Молодые девушки очень жестоки.
- Ему это не нужно, - сказала та, что с черными волосами. Она взяла несколько уже подготовленных купюр по доллару.
О, моя девочка! Да, мне нравится этот столик.
- Дай ему это, - сказала она, вручая блондинке 5 долларов.
В ответ на это, я поднялся по прутьям, обвивая их ногами, так что теперь я не касался пола, но всё моё тело выпрямилось, прижавшись к шестам, в ожидании её.
Я держался руками почти за самый верх клетки, пока она неумело засовывала пять купюр в разрез моих кожаных штанов на бедре.
Она уже собиралась отойти, но я упал на четвереньки, высунул руку из клетки, притянул её обратно за кофточку, слегка облизал её губы, а затем притянул ближе и подарил ей долгий поцелуй с закрытыми губами. Если она хочет большего, она должна заплатить больше.
Я позволил ей уйти, грубо оттолкнув, зная, что молодым девушкам это нравится.
Она стояла так какое-то мгновение, онемевшая, потом резко повернулась к своей подруге и заорала:
- ДАЙ МНЕ ЕЩЕ!!
Она схватила деньги как животное. Видите? Переход от невинной девочки до яростной тигрицы не занимает много времени.
Также я видел третью девушку за их столиком, она просто наблюдала, и перед ней была открытая записная книжка. Что она здесь забыла? Она что, эскизы с меня рисует или что-то в этом роде? Я выбросил её из своей головы, оставаясь в образе, в это время блондинка протягивала мне десяти-долларовую купюру, и на этот раз слегка касаясь моей груди, когда я вжался в прутья так, чтобы она могла вручить мне свой подарок.
Я хрипло зарычал, когда она прикоснулась ко мне, и её маленькая подружка встала, присоединившись к ней, и решительно схватила меня за задницу. Я позволил им продолжать, они были очень нежные со мной, а также очень сексуальные, так что я наслаждался моментом.
- Ты разговариваешь? - поинтересовалась та, что с черными короткими волосами, улыбаясь мне.
Я решил покачать головой "нет", выглядя при этом очень печальным. Я поговорю с ними позже, когда они придут в мою клетку.
- Оооо, - сочувственно произнесла она.
- Ой, да ладно вам, мужчина, который не говорит ПРЕКРАСЕН! - сказала домохозяйка со своего столика, все её подружки засмеялись. Даже я улыбнулся ей.
Они подошли к клетке с другой стороны и махали мне своими деньгами. Я ненавидел покидать студенток, но не мог задерживаться слишком долго у одного столика. Я пополз через клетку к домохозяйкам и взял в зубы деньги у первой дамы, немного рыча от удовольствия.
Я выпрямился для них вдоль прутьев и пять пар рук мгновенно оказались на мне, иногда проникая под штаны, чтобы схватить мой зад. Я привык к этому, но это всегда удивляло меня, шелковые на вид мамочки всегда заставляли чувствовать меня, будто я кусок мяса.
- Клёвая задница, - парочка из них комментировали друг для друга, пока лапали меня, кто-то из них даже просунул руку внутрь моих штанов сзади, чтобы почувствовать мою обнаженную кожу. Я улыбался, смотря на них с удовольствием, рыча от удовлетворения.
- Забудь про задницу, я тут кое-что по-интереснее нашла, - другая гладила мой член даже без намёка на стыд, грубо двигая свою ладонь вверх и вниз. Я сразу же почувствовал напряжение, непроизвольная реакция, но она всегда позволяла мне заработать несколько бонусных призов.
- ОГО!! - они кричали и выли, пока я смотрел на них с тлеющим огнем в моём томном взгляде.
- Черт возьми, мальчик, - сказала женщина, гладившая меня. - Держи... мой муж не сделал бы так даже если б пытался! - и 50-долларовая купюра была заткнута мне за пояс.
Позже, после того, как они ушли, я запихнул её глубже. После студенток, которые кормили меня клубникой, я начал получать много всякой еды от других столиков. Казалось, им нравилось, когда я ел из их рук, облизывал и сосал их пальцы. Я должен был делать это снова, это приносило хорошие чаевые.
Виктория приходила пару раз за вечер, шутя с клиентами на счет того, что они "портят её вампира" и обходятся со мной слишком нежно. Она сказала, что я плохой вампир и мне нужна дисциплина. Отлично, спасибо Виктория. Теперь они начнут бить меня.
Она сказала им не кормить меня фруктами, но позже, когда они смогут зайти ко мне в клетку, они смогут покормить меня по-настоящему. Это разожгло в них огонь еще сильнее, и я должен отдать должное Виктории - она умеет поддерживать этих леди в настроении.
Эммет закончил своё выступление и получил огромное количество внимания от женщин, как и всегда. Он почти украл моих девочек, но потом, когда я повис вверх ногами, зацепившись ими за верхние прутья, я снова вернул внимание к себе. Я держался руками почти за самый низ клетки, делая вид, что я связан, мои кожаные манжеты создавали впечатление, будто я привязан здесь.
Я мурчал, рычал и шипел, когда каждая женщина подходила и гладила меня через прутья. Между выступлениями, одна пожилая женщина с седыми волосами расцарапала мне спину. Я стоял на четвереньках, прижавшись изо всех сил к шестам клетки, в то время как она царапала меня, возможно, лучше всех в моей жизни. Мне нравилось это ощущение, и хотите верьте, хотите - нет, но старые женщины самые добрые из всех. Никакой злобы, никакой грубости, всегда восхищенные и милые, щедрые на чаевые.
- Ты очень хорошенький, не так ли? - спросила она, а я заурчал, не желая, чтобы она останавливалась. Боже, я, на хрен, больной.
Она продолжала царапать меня, протягивая сто-долларовую купюру и поднося её к моим губам, вместо того, чтобы засунуть её мне в штаны. Какая замечательная женщина.
Я взял деньги клыками и наклонил голову, чтобы она могла погладить мои волосы, и она гладила такими мягкими прикосновениями. Надёжно спрятав деньги, я наконец поднял голову и улыбнулся ей, слегка высовывая голову через прутья, приглашая её поцеловать меня, высунув язык, будто что-то облизывая.
Она была такая классная, она покраснела и наклонилась, слегка чмокнув меня в губы, а затем убежала. Она понравилась мне, и скорее всего, она уже и близко не подойдет к моей клетке сегодня.
Я обернулся, чтобы оглядеться и заметил девушку с записной книжкой, она сидела одна и что-то писала, пока я полз к ней, чтобы попытаться увидеть какого черта она там делает.
Она увидела меня и подскочила, слегка вскрикнув, и я зашипел на неё, играя свою роль.
- Извини, - сказала она, слегка краснея. Такое ощущение, что она хотела сказать что-то еще, но не решалась.
Я всегда чувствовал себя, как будто мне бросают вызов, если здесь была девушка, чьё внимание я не мог привлечь танцуя или работая. Эта девочка предоставила мне реальное испытание. Она принесла с собой записную книжку! Может она одна из тех, кто думает, что они выше всего этого пьянства и разврата. Я заставлю её забыть про блокнот, даже если это займёт всю ночь.
Она была достаточно близко. Я решил испытать судьбу и сделать это.
Я просунул руку через прутья, выхватил блокнот из под её руки и затащил его к себе в клетку, прижимаясь спиной к противоположной стороне, настолько дальше от неё, насколько это возможно. Она заорала на меня и встала. Приблизившись к клетке, она попыталась достать до меня.
- Эй, это МОЁ! - закричала она, перекрывая музыку. - Пожалуйста? Мне это нужно! Это для колледжа!
Я проигнорировал её и открыл блокнот, корча рожицы, как будто не понимая странных знаков внутри, как тупое животное. В любом случае, я ничего не мог разглядеть в темноте, кроме слова ВАМПИР большими буквами. Она пишет обо мне.
Ну если она хочет это назад, она должна хорошо заплатить.
- Пожалуйста, вампир? - теперь она говорила со мной, как будто я на самом деле был ТУПЫМ животным. Её красивые подружки вернулись из дамской комнаты, удивленные тем, что здесь происходит.
Они смотрели на меня, широко улыбаясь. Я засунул блокнот себе за пояс, вызывая бурную реакцию у брюнеточки, пытавшейся достать меня. Я дотянулся до верхних прутьев над головой и начал медленно подтягиваться, игнорируя её.
- Отлично, теперь он зальёт потом все мои записи! - пожаловалась она, и я улыбнулся про себя, продолжая делать это.
- И ты жалуешься? Почему!? - спросила коротышка с черными волосами. Блондинка просто пялилась на меня, ошеломленно улыбаясь.
- НЯМ-НЯМ! - присоединилась она, наслаждаясь моей работой.
- Он забрал мой блокнот, - объявила брюнетка. - Я хочу его вернуть.
- Ну, - черноволосая девочка взяла свой кошелек, доставая немного купюр. - Дай ему несколько долларов, и, я уверена, он вернет его тебе!
Коротышка видимо решила, что я сделаю всё за несколько долларов. Ошибаешься. Теперь ты должна дать несколько двадцаток, чтобы вернуть эту книжку. Теперь, когда я увидел, как он важен для брюнетки.
Она махала деньгами на меня, как будто я был голодным псом, а в руках у неё были бисквиты. Я удивлён, что она не делает чмокающих звуков, чтобы приманить меня.
Я проигнорировал её, немного танцуя, подтягиваясь к прутьям и снова цепляясь за них ногами. Повиснув вниз головой, я слегка раскачивался вперед-назад, делая вид, что они мне противны, что я хочу, чтобы они отвалили от моей клетки, я рычал от злости.
- Элис, это не работает! - заныла брюнетка на свою подругу.
- Должно быть, ему нужно больше, - ворчливо заметила Элис. - Знаете, эти ребята делают всё за деньги... ты просто должна дать им правильную сумму.
Затем эта Элис, начала издавать эти чмокающие звуки, крича мне:
- Сюда, мальчик, - мои руки безвольно повисли, когда я повернул голову в её сторону. - Смотри, мальчик... 140 долларов! - она махнула купюрами, и я начал медленно спускаться, снова опускаясь на руки и колени, наслаждаясь моментом, я двинулся в их сторону.
- Элис, не говори с ним, как с собакой! - проворчала блондинка. - Он вампир. Будь с ним вежлива.
- Я просто пытаюсь заставить его отдать блокнот, отстань от меня, - Элис немного нахмурилась в сторону своей блондинистой подружки.
Иногда большие чаевые испаряются в самый последний момент, я узнал об этом еще в самом начале моей работы здесь. Я ничего ей не дам, пока не получу деньги.
Я подполз к прутьям, немного высунув нос, надеясь, что она вложит деньги мне в зубы. Она не сделала этого.
- Нет, нет, - она говорила со мной, как будто мне три года. - Отдай Белле блокнот и тогда получишь это.
Хочешь поиграть, а? Ладно, у меня есть еще парочка трюков.
Я немного отодвинулся, достал блокнот из штанов, открыл его и взял в зубы исписанную страницу, нежно, не разрывая, но угрожая.
- НЕТ, НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО! - эта девочка - Белла - умоляла меня, и я посмотрел на неё в ожидании, с дружеской улыбкой на лице.
- Элис, отдай ему! - закричала Белла.
Победа за мной.
- Ты очень плохой, - Элис согласилась с предупреждениями Виктории и швырнула деньги в клетку.
Я улыбнулся, не желая их расстраивать, осторожно взял блокнот в зубы и пополз к ней. Она робко взяла его и даже сказала мне "Спасибо, вампир".
Я улыбнулся и потянулся к ней.
- Ооо, Белла, он хочет тебя поцеловать! - Розали была взволнована за подругу. - Это ТАК здорово, ты должна!
- О, нет, спасибо... - она густо покраснела, я тепло улыбнулся ей.
Я недовольно рыкнул и ударил плечами прутья, давая ей еще один шанс. Давай же, Белла, давай будем друзьями. Без обид.
Но она струсила, и поторопилась на своё место, делая еще больше записей.
После этого пришла Виктория и спросила троицу:
- Он хорошо ведёт себя, девочки?
Они засмеялись, отвечая, "О, да!" и "Он ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ!"
Только Элис проворчала:
- Нет, он ПЛОХОЙ мальчик, как ты и сказала!
Я зарычал на неё. Сегодня я играю хорошего вампира. Хотелось бы, чтобы они пришли на следующей неделе и увидели ПЛОХОГО вампира, это намного хуже, и это требует гораздо больше энергии от меня.
- Я предупреждала вас, - пожала плечами Виктория и повернулась ко мне, ударяя хлыстом по прутьям.
- ЭЙ! - заорала она, я огрызнулся и зашипел на неё, двигаясь подальше от неё к другой стороне клетки. - Ты хочешь, чтобы я тебя отхлестала?! ХОЧЕШЬ?!
О, да, это случится минут через 30, не так ли? Черт.
Я взревел. Как тебе это, Виктория?
- Успокойся, или я заставлю тебя КРИЧАТЬ ОТ БОЛИ! - пригрозила она. Улыбнувшись посетителям, она поспешила к главной сцене, чтобы закончить шоу.
- Прекрасно, из-за тебя ему достанется! - Белла ругалась на свою маленькую подружку, принимая свой напиток от официанта, он был без майки, с белым воротником и черной бабочкой, манжеты на запястьях и черные обтягивающие штаны. Я буду обслуживать столики позже ночью, после того как моё шоу вампира закончится.
- Ой, это всё часть представления, расслабься! - проинформировала Элис.
Эта Элис хорошо осведомлена на счет подобных заведений, хотя раньше я её здесь не видел.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 15:15 | Сообщение # 3
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Удар хлыста рассёк воздух.
- РРРРРРРРРРРРР!!!! - я громко зарычал из клетки. Теперь дверь открыта, а мои запястья привязаны к прутьям над головой.
Время отхлестать вампира, и за 30 долларов с каждого клиенты могут ударить меня 5 раз кожаной плетью, которую Виктория приобрела в тот же день, что и меня.
Эта плеть выглядела довольно устрашающе и издавала громкий звук при контакте с телом, но не вызывала много боли. Во всяком случае, для МЕНЯ это не больно, и к тому же не оставляет отметин.
Выстроилась длинная очередь, чтобы зайти внутрь и сделать это со мной. После наказания вампира, после того, как его отхлестают, и он снова будет хорошим мальчиком, выстроится другая очередь, женщины смогут присоединиться ко мне в клетке, дверь будет закрыта, оставляя нас наедине, так что они смогут потанцевать со мной. Танцую я, а они лапают.
Блондиночка и Белла ненавидели смотреть, как меня бьют. Они не принимали в этом участия и каждый раз, когда меня ударяли, и я кричал, они становились очень расстроенными. Белла даже закричала:
- Вы ужасные женщины, как вы можете бить что-то настолько красивое!!
Может быть я увижу её в клетке позже. Может быть она придет утешить меня.
И снова Элис сказала ей, что всё это игра, и что мне даже не больно. Я мечтал, чтобы она уже заткнулась. Она начала немного меня раздражать.
Прошло чуть больше часа, когда меня достаточно наказали, и я снова стал покорным. Виктория зашла в клетку, после того как очередь исчезла, и захлопнула дверь, так что мы были вдвоем внутри.
Я пару раз всхлипнул, безвольно повиснув на руках. Она зашла проверить, буду ли я теперь послушным.
- Теперь ты будешь слушаться?! - закричала она, снова ударяя меня по спине.
- РРРРРРРРР!!!! - я изогнулся и свирепо зарычал.
- Да или нет? - снова удар.
- АААААААА!!!! - заорал я, сжимая кулаки и дёргая босыми ногами.
- Да? - она схватила меня за волосы, наклоняя мою голову назад.
Я закрыл глаза и сломлено кивнул. Я даже дышал тяжело, как будто от боли.
- Я могу пустить сюда людей? - спросила она. - Ты обещаешь не убить их?
Я снова кивнул.
УДАР. УДАР.
Я снова закричал в агонии.
- Скажи это, - потребовала Виктория. - Ты можешь говорить. Он не любит разговаривать с людьми, он предпочитает общаться с другими вампирами, читая их мысли. Но я думаю, теперь он готов пообщаться. Скажи 'я обещаю'.
Я зарычал, не решаясь. Все посетители смотрели и ждали.
Виктория поднесла микрофон к моему лицу.
- Я... обещаю, - сказал я низким спокойным голосом, погружая клуб в дикие крики, обезумевшие женщины уже выстраивались в очередь за дверью.
- Обещание вампира, - сказала Виктория в микрофон. - Если вы верите в это, и вы достаточно смелые... рискните зайти к нему в клетку. Скажите мне, чего вы хотите, а я прослежу за вампиром. Но будьте осторожны... он очень испорченный и не всегда подчиняется.
Кажется, после этого каждая женщина покинула своё место. Всё что я видел перед собой - это пустые столы.

Даже столик Беллы был пуст. Я ухмыльнулся, довольный, что увижу их здесь сегодня. Они довольно забавные.
Теперь в клубе играла музыка вампира, мрачная, страшная, в духе Особняка с Приведениями.
Женщины начали платить, чтобы попасть в мою клетку. Иногда мне освобождали руки, иногда платили, чтобы я был связан, так что они могли прикасаться ко мне, целовать мою шею и грудь, некоторые даже кусали мои соски. Я привык к этому, я улыбался и смеялся, шипел если кто-то осмеливался сделать что-то особенное. Я старался мало говорить, насколько это возможно, чтобы оставаться в образе, но кажется никто не возражал. Они хотели моё тело, а не моё общение.
Одна женщина потребовала, чтобы мне связали руки над головой. Я просто просунул запястья в маленькие манжеты, что висели на потолке, и сделал вид, что крепко связан, хотя я мог освободиться в любой момент. Но я никогда не разрушал иллюзию. Всё что бы они не делали со мной, было весело. Всё это время Виктория улыбалась мне, ей нравилось то, как я удовлетворяю каждую, никогда не показывая отвращение или нежелание. Я улыбался каждой, и каждая видела мой возбуждённый взгляд.
Я думал женщина, которой было за 40, задушит меня. Она целовала меня, пока я был "связан" и впивалась ногтями в мои волосы, запихивая свой язык мне в горло, не отпуская меня всё это время, пока наши языки сражались друг с другом. Я старался целовать её в ответ, но её поцелуй был жестким и злым, определенно, какой-то мужчина вызвал её гнев, а она отрывалась на мне, возможно, целуя меня в отместку.
Виктория уже было хотела вмешаться и спасти меня, но как только я подумал, что сейчас вырублюсь, её время вышло, и она отвалила. Я тяжело дышал, глотая кислород, а Виктория улыбалась мне:
- С тобой всё хорошо, вампир? - спросила она, на самом деле беспокоясь.
- Я в порядке, - я подмигнул и улыбнулся. - Вау. Вот это поцелуй.
Смеясь, Виктория отшла к следующей группе девушек, забирая у них деньги и слушая, чего они хотят.
Это были те три девочки! Одна из них с блокнотом, Белла, я думаю, что слышал её имя. Я раздумывал, что бы они хотели, чтобы я с ними сделал.
- Без наручников, вампир, - сказала Виктория, и я вытащил руки из манжетов, взялся за прутья, в ожидании, когда они зайдут на мою небольшую территорию.
- Только танец, - Виктория открыла дверь, и я улыбнулся. Они хорошие девочки.
Я начал медленно танцевать, закрыв глаза и двигая бёдра по кругу, всё еще держась за прутья за спиной. Казалось, они боялись зайти внутрь, и я украдкой посмотрел на них.
- Входите, - мягко сказал я. - Я ждал вас троих всю ночь.
Девчачьи хихиканья танцевали в моих ушах, и блондинка вошла первой.
- Пойдем, - сказала она своим подружкам, хватая брюнетку и затаскивая её в клетку, коротышка зашла последняя, немного нервничая.
Дверь захлопнулась с громким лязгом, пугая их до смерти, они подскочили и заорали от испуга.
- Добро пожаловать, - вежливо промурлыкав, я взял блондинку за руку и поцеловал её как джентльмен.
- П-привет, - она запнулась, её взгляд бродил в районе моих бёдер. До того как она успела понять, я резко повернул её, прижимая спиной к клетке, прислоняя своё тело к ней, и начал вызывающе тереться о неё бёдрами.
- СРАНЬ ГОСПОДНЯ! - закричала блондинка, когда я, улыбаясь, прижался своей грудью к её, я хотел, чтобы её одежда пахла маслом, чтобы она принесла этот запах домой.
- ГДЕ ВЫ, ДЕВОЧКИ?! - она звала на помощь своих подружек, но они стояли позади нас и таращились с открытыми ртами.
Я проигнорировал её визги и показал ей свои клыки, наклоняясь к её шее, отодвигая её воротник, я лишь нежно прикоснулся к ней зубами, слегка дотрагиваясь языком до её кожи, пахнущей парфюмом.
- ОООООО БОООООЖЕЕЕЕЕ !!!! - она была как желе в моих руках, когда я потерся о неё промежностью, затянутой в кожаные штаны.
Затем я почувствовал маленькие руки на своей заднице. Это девочка с блокнотом? Я резко повернулся и зашипел на коротышку с черными волосами. Она улыбнулась в ответ, ей нравилась моя игра.
- Боже, да ты клёвый!! - сказала она. Я закинул её на плечо и отнес к другой стороне клетки, пару раз я ударил её по попке и немного сжал её, а она закричала и засмеялась.
- Никаких убийств! - улыбнулась Виктория, пока я работал над этими девочками.
- Возможно, - зарычал я, прислоняя маленькую Элис к прутьям, её ноги теперь вокруг моей талии, мои руки на шестах по бокам от неё, так, чтобы она не сбежала.
Я зарылся лицом в её блузку, она закричала, тоже хватаясь за прутья для поддержки, не в силах даже оттолкнуть меня. Я не кусался и не делал ничего такого, просто постоял так около секунды, затем я подарил и ей милый маленький укус, так же как и несколько нежных поцелуев вдоль скул.
Я отпустил её, и она убежала к блондинке. Я посмотрел на девочку с блокнотом и опасно зарычал, хитро и сексуально улыбаясь.
- О, боже... нет... - она попятилась в угол, пытаясь скрыться от меня, но я поймал её и зажал между клеткой и своим телом.
- А чего ТЫ хочешь, девочка с блокнотом?
Она захихикала и покраснела.
- Не бойся, - заурчал я своим голосом вампира. - Я не укушу... сильно.
- О, Белла, дай ему укусить тебя, это просто ОХРЕНИТЕЛЬНО! - засмеялась Розали.
Я опустил лицо к её шее, жарко дыша на неё, собираясь нежно укусить. Всем женщинам нравится укус вампира.
- Подожди, стой, - она передумала. - Можно я... просто... поцелую тебя?
Она выглядела смущенной, как будто поступала непристойно. Должно быть я наткнулся здесь на невинность, свежую и странную. Но мне это нравилось.
- Куда ты хочешь, чтобы я тебя поцеловал? - я наклонился к ней, соблазняя взглядом, прижимаясь своей блестящей гладкой грудью к её груди.
- Эм... - она снова покраснела. - В губы. Рот!! - она быстро добавила последнюю часть, опасаясь, что я направлюсь к другим губам. Я хмыкнул про себя.
- Почту за честь, - заурчал я. Я открыл губы и подарил ей самый мягкий, самый влажный, самый горячий поцелуй, который только мог сделать. Я не хотел, чтобы её деньги пропали зря. Попасть в клетку дорого стоит. И всё, что она хотела - это единственный поцелуй. Она мне нравится.
Две её подружки завывали сзади, когда я вжался в её бедра своими, не прерывая поцелуй. Я крепко держал её лицо руками, чтобы она не смогла сбежать, пока я не закончу и не отпущу её.
Вау, я даже сам наслаждался этим. Я посмотрел вниз на неё, легко целуя скулы, никогда не отводя взгляд от её глаз, покрывая маленькими нежными поцелуями её невинное лицо. То есть, невинное и ярко-красное лицо. Наконец я спросил:
- Ну как?
Она безмолвно уставилась на меня. Её блокнот с громким стуком упал на пол, и я задорно улыбнулся ей, немного смеясь над её реакцией. Очень невинная. Очень классная. Она будет отличной девушкой для какого-нибудь парня. Может через несколько лет я станцую на её девичнике.
- Ладно, хватит, эй, ТЫ! - Виктория видела, что их время вышло и оттащила меня, прислоняя к клетке своим хлыстом. Я сделал вид, что она способна меня удержать, хотя на самом деле она не могла.
- Спокойной ночи, леди, - проворковал я, пока они медленно выходили. Девушка с записной книжкой ушла последней, её глаза замерли на мне. Я снова ей улыбнулся и сказал: - Спокойной ночи, девочка с блокнотом.
Она снова вспыхнула, подняла блокнот с пола, и оставила меня с 200 женщинами, которые ждали в очереди.
- В наручники, вампир! - объявила Виктория, впуская следующую пару женщин, пока я, улыбаясь, одевал руки в манжеты над головой, в ожидании.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
CamomileДата: Среда, 09.12.2009, 15:20 | Сообщение # 4
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Очень интересный фанф.Читаю его уже давно.Привлек с себе внимание необычной профессией Эдварда.И перевод очень хороший.

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 15:34 | Сообщение # 5
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Camomile, в оригинале читала?)
я вчера подсела))) до 9 главы взахлеб и не отрываясь))


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
CamomileДата: Среда, 09.12.2009, 17:58 | Сообщение # 6
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Иринка-Льдинка, нет,я в переводе читала.Правда в другом - Морской Котик, Lilu21, Hell_in.

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 18:02 | Сообщение # 7
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
BPOV

О, боже, без сомнения, это был самый лучший чертов поцелуй за всю мою жизнь. Я даже не помню, как я шла от клетки до нашего столика, но должно быть я это сделала, потому что сейчас я сижу здесь и пялюсь на свой 'Секс на Пляже'.
- Господи Боже, он УДИВИТЕЛЬНЫЙ! - Розали щедро делилась своими впечатлениями; она всё еще смотрела на вампира, теперь в его клетке были две женщины, они водили руками по его ногам, хватали его за задницу, используя своё время, чтобы исследовать каждый его мускул, в то время, как его руки были прочно связаны над головой.
- Фууу... - я ненавидела смотреть, что эти женщины делали с ним. - Некоторые женщины просто свиньи, честно. Посмотрите на них! О Боже, смотрите, она лижет его сосок, а другой щипает! А теперь КУСАЕТ его!
- Держу пари, она заплатила 500 баксов, чтобы сделать это, - прокомментировала Элис, вяло улыбаясь.
Я смотрела на его лицо и думала, что сейчас увижу отвращение или унижение, но он наслаждался этим, глаза закрыты, он тяжело дышал и стонал от удовольствия!
Потом он улыбнулся и поцеловал их в губы, как целовал меня! Отчасти я чувствовала себя идиоткой. Это всё игра для него. Он себя так ведет с каждой женщиной здесь.
Я думала, наш момент был, типа... особенный. Для меня, во всяком случае. Но как это могло что-то значить для него? Он так со всеми здесь целуется.
Я открыла блокнот и записала это наблюдение. Элис наклонилась ко мне.
- Ну так как, ты собираешься спросить ЕГО? - она улыбнулась в сторону вампира.
- Он идеально подходит, - ответила я. - Он уже ставит МЕНЯ в тупик. Он мне больше всех понравился из всех ребят, которых мы здесь видели. Он выглядит гораздо лучше их, это точно. И он интересный, с большим потенциалом. Жаль, я не знаю его имени, я бы могла найти какую-нибудь информацию о нем.
- Ну, после того, как его закончат насиловать, ты наверно можешь спросить эту женщину с микрофоном, Викторию, на счет него. Может ты сможешь поговорить с ним где-нибудь не в зале, или что-то в этом роде, - предположила Розали. - Знаешь, он же не рок-звезда, ты МОЖЕШЬ поговорить с ним.
- О Господи, - я посмотрела на него, три молодые девушки в крошечных одеждах, открывающих почти всё тело, абсолютные шлюхи, окружили его, прикасаясь к нему повсюду, целуя его спину, грудь, одна девушка резко схватила его за волосы и дико набросилась на его шею. Одна из них даже опустила лицо прямо ему между ног!
А он всё еще выглядел довольным, наслаждаясь любым их действием. Определенно, он идеально подходит для моего научного доклада. Я знала, что здесь нечто большее, чем просто лицо и тело. Я хотела забраться в его голову и узнать, что толкнуло его заниматься этим, что происходит внутри него, когда все эти женщины пристают к нему таким образом. Он улыбался, но мне лучше знать. Я хочу докопаться до самой сути этого вампира.
И в этот момент я решила выбрать его, как объект для моей диссертации. Всё, что мне нужно теперь... это заставить его поговорить со мной.

Глава 2. Покупка вампира.

К тому времени, как я снова увидела вампира, я уже выпила три Секса на Пляже. После двухчасового ублажения женщин, выстроившихся в линию возле его клетки, его увели из зала, и с тех пор прошло около часа.
Я понимала, что возможно он заслужил хорошенький долгий перерыв, после его длинной ночи в этой крошечной клетке, но чем больше я ждала, тем больше нервничала.
Что я ему скажу?
О, приветик, я вот думаю, не хочешь ли ты потусоваться со мной в следующие пару недель, так, что я смогу тебя распросить о твоей жизни и узнать, почему ты такой испорченный. Нет, это глупо. Я не хочу, чтобы это звучало так, типа, я унижаю его, или обзываю сумасшедшим или неуравновешенным, но я также не хочу выглядеть как какая-то нимфоманка.
Розали первая заметила его в темноте, когда он грациозно скользил между столиками, теперь он был одет в костюм официанта, белый воротник и манжеты, без рубашки, и это выглядело... очень красиво. И эти обтягивающие черные штаны... вау.
Так, хватит пускать по нему слюни. Я здесь по образовательным причинам. Ага, точно. Должна заметить, часть меня, признавала это место и весь этот мир очень заманчивым и запретным.
Мой папа - шеф полиции в нашем родном городе - Форксе, где он до сих пор живет, и он возненавидел бы меня, узнав, что я сижу в таком вот месте, не говоря уже о том, что я собиралась пригласить вампира к себе домой и пообщаться с ним. Я никогда не расскажу ему ничего из этого. Но это Нью-Йорк, другая сторона мира. Папа никогда не узнает. Так что я должна забыть о нем и сделать то, то я должна сделать.
- О, он очень красивый и без вампирских клыков, - мечтательно сказала Розали, она уже втрескалась в него, это очевидно.
Он стоял у бара, смеялся с девушкой барменом, оглядываясь вокруг. Музыка продолжала играть, и три других танцора ходили недалеко от нас, от столика к столику, танцуя для женщин, которые трясли деньгами в воздухе. Эти парни тоже были привлекательными, но в вампире было что-то особенное. Я не могла сказать, что именно, но не могла отвести от него взгляд.
Его лицо больше не было таким белым, но всё равно оставалось очень бледным в сравнении с его бронзовыми волосами и темными губами. В этот момент мои ноги начали трястись, просто от того, что я смотрела на него, как он ходил между столами, абсолютно нормальный теперь, вне клетки и без своего ошейника. Он двигался, как дым, быстро передвигаясь и поворачиваясь, легко и гибко, как горячая вода.
Он взял большой поднос с напитками, попрощался с блондинкой-барменом и приступил к работе, доставляя выпивку к столику, который был всего в нескольких метрах от нашего.
Я хотела снова услышать его голос, посмотреть, как он общается с женщинами вне клетки, не как вампир, который не умеет разговаривать, а как он сам.
Я думаю, все мы трое замерли в тишине, потому что никто не произнес ни звука, мы просто пялились, уронив челюсти на стол, таращились, как бог обслуживает пожилых женщин.
- ДЕВОЧКИ! - радостно закричал вампир "девочкам", которым по меньшей мере было 50 с хвостиком. Я улыбнулась, наблюдая, как он заставил их снова почувствовать себя девочками, как только приблизился к ним. Все они просияли, как по команде, и захихикали как тинейджеры.
- О, вот ты где!! - закричали они, когда он расставлял напитки. - Малыш-вампир!! Мы ЛЮБИМ тебя!! Та ТАКОЙ красивый!! - голоса и комплименты перекрывали друг друга.
- ПОТРЯСНЫЙ!! - заорала одна из них.
Он улыбнулся, как мальчишка, польщенный, его белые зубы теперь без клыков, но такие же белые, как снег. Безупречные.
- Спасибо, леди, - он был грациозен и выглядел слегка смущенным, расставляя напитки, а затем женщина, сидящая ближе к нему, спросила что-то, чего я не могла расслышать. Все женщины завизжали, когда он засмеялся, положил поднос на пол и лег на спину прямо на стол.
- ВОТ ДЕРЬМО!! - заорали мы одновременно, высунув языки.
Они накинулись на него, как будто он был их последней едой. Я даже встала, чтобы лучше рассмотреть, но он ЛЕЖАЛ на столе, задрав руки, одна женщина держала его запястья, в то время как десять других целовали его губы, набирая обороты. Я подошла ближе, даже не сознавая, что делаю это, и смотрела, как он повизгивал от удовольствия, две женщины достали из стаканов кубики льда и водили ими вокруг его сосков, облизивая и кусая их после этого. Я видела руки по всему его телу, даже двигающиеся вверх-вниз у него между ног через его плотные штаны. А он только стонал и целовал их в ответ, позволяя одной женщине встать у него между ног, она начала двигать бёдрами, хотя оба они были всё еще одеты.
Я хотела спасти его, это выглядело ужасно, все эти женщины просто лапали и использовали его.
Я посмотрела вокруг и заметила, что здесь не было ни вышибал, ни охранников, которые могли бы помочь вампиру. Хотя казалось, что ему не нужна никакая помощь. Он улыбался, смеялся и кусал нижнюю губу, когда чувствовал кубики льда, скользящие вниз по его телу.
- Мне нравится ЭТОТ столик, - урчал он, открывая губы, в то время как другая женщина накинулась на них, она почти не давала ему дышать, а он лишь стонал снова и снова.
- Да... дааааа... - он тяжело задышал, когда тянул "аааааааа", перенося ледяные прикосновения, а женщина кормила его долькой яблока из своего коктейля; перед тем как опустить её ему в рот, она провела ею по его нижней губе. Она дразнила его, поднимая дольку, когда он пытался облизнуть её. Затем она позволила ему съесть её.
- Спасибо, красавица, - промурчал он, прожёвывая дольку, быстро глотая, вызывая хор хихиканья.
- О Боооооооже, - стонал он, когда одна из них щипала его сосок, и затем кусала один из них. - Черт, девочки... вы меня заводите... - он смеялся вместе с ними.
Он говорил так, будто получал абсолютное наслаждение от всего, что они с ним делали. Он выглядел так аппетитно, беспомощно отдавая себя этим женщинам, позволяя им делать с ним всё, что угодно. И он никогда не показывал никаких признаков дискомфорта.
Я кинулась обратно к нашему столику. Теперь я еще больше боялась подойти к нему, но он заинтриговал меня еще больше, как предмет моей работы. Ага, конечно. Я знала, почему я так заинтересована им, и это не имело никакого отношения к колледжу или психиатрии.
Глубоко внутри я хотела, чтобы он лежал на нашем столике, но теперь это выглядело бы как подражание кому-то.
- Переверните его! - закричала одна женщина, и они расступились и закричали, - УУУУУУУУ!!!
Я снова посмотрела и увидела, что они действительно ПЕРЕВЕРНУЛИ его на живот, целовали и трогали его мускулистую спину, царапали его, а он просто лежал, не сопротивляясь, хотя они завели его руки за спину, и прижали их так, чтобы он не смог освободиться.
- Плохой вампир! - заорала одна из них и начала шлёпать его по заднице круглым подносом, который он принёс. Я вслушивалась, пытаясь уловить признаки борьбы или боли, но когда увидела его выражение лица, он смеялся, иногда кусая нижнюю губу при особо сильном ударе.
А потом я услышала, как он сказал:
- Спасибо, а можно еще?
Это свело их с ума, и они действительно дали ему еще. Я вздрогнула как от боли только наблюдая, как они колотили его, но он не произнес ни одного недовольного звука и не поменялся в лице.
Одна леди даже спросила, глядя в его лицо, не делают ли они ему больно, а он подмигнул ей, улыбнулся и сказал:
- Нет, мне это нравится, малышка.
- Он не был рожден, он был изготовлен и предназначен для жизни! - Элис мотала головой. - Как он может позволять им делать всё это? Я бы...
- Я знаю, - выдохнула я, пораженная и неспособная отвести взгляд.
Виктория пришла через 20 минут и шутливо сказала:
- Эй, что это вы, девчата, делаете с моим официантом?
- Он нас обслуживает, - засмеялась одна леди, а остальные завыли и присоединились к её смеху.
Виктория подняла вампира за волосы одним резким движением, заставляя его вздрогнуть и зажмурить глаза.
- Прохлаждаешься на работе, Эдвард? - спросила она, позволяя женщинам еще немного насладиться шоу, перед тем как отпустить его.
- Нет, босс, - выдохнул он.
- Займись делом, сука, - она презрительно ухмыльнулась и отпустила его, затем улыбнулась женщинам и ушла, оставляя пьяную, гудящую толпу.
- Извините, девочки, - он провел рукой по своим взъерошенным волосам, наклоняясь и поднимая свой поднос. Каждая женщина подошла к нему и засунула крупную купюру в его штаны. За 20 минут он получил столько денег, что они торчали отовсюду из его штанов, и это только у одного столика.
- Нет, вы слишком хороши для меня. Нет... - скромничал он, когда они щедро сыпали деньгами. - Спасибо, девочки, теперь это мой любимый столик. Я вернусь позже, когда избавлюсь от Леди Босса. Наслаждайтесь напитками!
Он ушел с сияющей улыбкой. Я ждала, в надежде увидеть, как изменится его лицо, когда он уйдет, но оно не изменилось. Может он робот. Я просто не могу понять его. А я в этом разбираюсь, черт возьми! Но он лучше.
"Пока, красавчик!", "Позже, сладенький!" и "Возвращайся скорее, вампир!" кричали они ему вслед.
Они выглядели удовлетворенными, когда он уходил, а одна женщина схватила его и быстро поцеловала в губы, перед тем, как он поспешил к барной стойке за следующим заказом.
- Давайте закажем еще выпивки, - сказала Розали. - Тогда он придет, и ты сможешь поговорить с ним.
- К хренам разговоры, я хочу, чтобы он лежал на НАШЕМ столе! - зарычала Элис.
Она подняла руку, и я тут же потеряла контроль над собой.
- Я не могу спросить его об этом прямо за столиком! - прошипела я, глядя как он расставляет напитки за соседним столиком. Он улыбнулся женщине, сидящей там, и кивнул ей, но затем увидел, как Розали подняла руку.
- Извините, дамы, - он сверкнул свой прекрасной ухмылкой и направился к нам.
- Боже мой, Боже мой, Боже мой.. - хныкала я, снова открывая мой блокнот. Неожиданно мне стало страшно смотреть ему в глаза.
- Привет, девочки, - теперь его голос был соблазнительный, руки за спиной, бровь приподнята. - Что я могу сделать для вас?
Звучало так, будто он спрашивал нас не только о коктейлях.
- Приветик, - просияла Розали, не говоря ничего больше. Её взгляд не отрывался от него.
Он засмеялся, и это было так музыкально.
- Приветик, - сказал он ей, затем наклонился и продолжил: - Должен сказать, вы сегодня самые красивые женщины в этом зале. Мои глаза постоянно возвращаются к вам.
Розали и Элис хихикали как 15-летние. Розали взяла 20долларовую купюру и протянула ему. Он выглядел смущенным, но всё еще счастливым:
- Это за выпивку... или?
- Это тебе, - выдохнула Розали. У меня было такое чувство, что если он захочет, она отдаст ему свою кредитку.
- Спасибо большое, - оскалился он, пряча деньги в карман. - Как коктейли? Кого-нибудь мучает жажда?
На этот раз заговорила Элис, Розали выпала из реальности.
- Нам очень понравились твои вампирские штучки там, - Элис махнула в сторону клетки. - Я никогда ничего подобного не видела. Это было горячо!
- Спасибо, - он криво улыбнулся, вау, я люблю эту улыбку! Так задорно и соблазнительно!
Теперь мне стало ясно, что у него было мало практики в разговоре с женщинами, думаю, он не привык говорить на этой работе. Я хотела спросить: "Можешь теперь на нашем столике полежать?", но я бы умерла в следующую секунду, как это сорвалось бы с моих губ.
- Можно мне колу? - выпалила я.
Он посмотрел на меня, ухмыляясь, кивнул, не делая никаких записей при этом, затем посмотрел на Розали и Элис. - А вам, девочки?
- Можно мне тебя? - спросила Розали, заставляя его смеяться. Она быстро осознала свой промах и выглядела испуганно, затем громко исправила, - То есть, можно мне яблочный мартини?
Розали выглядела так, будто хотела провалиться под землю. Я покраснела за неё, довольная, что это не я напортачила.
Элис посмеивалась и заказала Алабама-Сламмер.
- Это всё? - спросил он вежливо.
- Да, - улыбнулась я. Затем вампир наклонился к Розали и прошептал ей что-то на ухо.
Он ушел к бару, а Розали сидела с открытым ртом.
Мы с Элис одновременно набросились на неё.
- Что он СКАЗАЛ?! - потребовали мы.
- Он сказал, что будет моим в любом месте, в любое время, - она чуть ли не прыгала на своем стуле. Я никогда не видела её такой. Она обычно была такой холодной с мальчиками из колледжа. Может только этот мужчина мог сделать с ней такое.
- Я ненавижу тебя! - завистливо выкрикнула Элис, а я сделала несколько записей об эффекте, который он произвёл на моих подруг.
- Тсс, он возвращается, - заткнула я их, когда он заскользил обратно к нашему столу.
- Так, богини, - промурлыкал он, расставляя перед нами наши напитки. - Кола, Алабама-Сламмер и яблочный мартини. И я попросил добавить в него сахара специально для тебя.
Он провел пальцем по ободу стакана, собирая белый порошок, и поднес его к губам Розали.
- Попробуй, - он самодовольно улыбнулся.
Мы с Элис сами чуть не раскрыли рты, когда Розали открыла свой и робко коснулась губами кончика его пальца, медленно слизывая сахар, он улыбнулся. Она держала его руку двумя своими, полузакрыв глаза.
Черт, я тоже ненавижу Розали. Сука. Боже, теперь я ревную. Я должна записать и это.
- Достаточно сладко? - его голос пропитан соблазном.
- Да, - её голос писклявый, как у Эльмо с Улицы Сезам.
Я и Элис пытались сдержать хохот, пока Адонис не покинет наш столик.
- Прекрасно, - он гладил её щеку большим пальцем, поворачиваясь к нам. - Может вы хотите чего-нибудь еще?
Боже, я люблю тебя.
- Нет, спасибо, - я с трудом выговаривала слова. Элис вообще не могла говорить.
- Ну, вы знаете, где меня искать, если передумаете, - он улыбнулся, слегка кивнул и ускользил к другому счастливому столику.
Розали смотрела ему вслед, как будто он был её мужем, уходящим на войну. У неё слёзы в глазах стояли!
Элис и я рассмеялись, не сдерживаясь больше, а она посмотрела на нас с широко раскрытыми глазами.
- А что смешного?- спросила она.
- Боже, он обставил тебя! - я затрясла головой, в тайне полностью завидуя вниманию, которое он подарил ей. - Двадцать баксов за то, чтобы облизать его палец!
Я всегда была незаметной на фоне Розали, почти невидимой. Это никогда не задевало меня, до этого момента. Я мечтала быть такой женщиной, на которую он обратил бы внимание. Я всегда хотела быть сексуальной и кем-то, по кому бы парни слюни пускали при одном моём появлении. Но я просто... не такая.
- Он хочет тебя, Розали! - подскочила Элис. - Что будешь делать?
- Что? - отсутствующе переспросила она.
- Ох, ничего! - оборвала я, глядя на Элис. - Она не будет спать со стриптизёром, Элис! Наверное он делает это с сотней женщин в неделю! - я пыталась не повышать голос.
- Какая разница? - спросила Элис. - Эти парни очень чистые, они наверное каждую неделю проверяются на СПИД.
- Ладно, хватит, - прервала я их. - Это смешно, даже не думайте об этом. Давайте просто повеселимся и подумаем, как мне подойти к этому парню, чтобы спросить его об интервью.
- Да ты боишься даже ПОСМОТРЕТЬ на него! - проинформировала Розали.
Он меня до смерти пугает. Почему?
- То, что я не слизывала сахар с его пальцев, еще не значит, что я боюсь заговорить с ним, - отбила я, показывая теперь свою ревность.
- Это было так сладко и аппетитно, - ухмыльнулась Розали, проводя пальцами по губам, делая глоток из своего стакана. - И я не говорю только о сахаре.
Мы наблюдали, как он обслуживает столики еще пару часов. Меня удивило то, что он успевал флиртовать и заигрывать с женщинами, а также быстро и ловко разносить всем напитки. Хотя я сомневалась в том, что какая-нибудь женщина жаловалась, если бы он опоздал с её выпивкой.
Элис и Розали помогали мне собраться с духом, чтобы пойти поговорить с ним, но всегда случалось что-то, что отпугивало меня. Был уже час ночи, когда Элис наконец была сыта по горло мной и моей трусостью.
- Ну всё, - подскочила она и пошла прямо к Виктории, женщине, которая владела клубом. Я была в ужасе минут 10, пока они разговаривали, не в состоянии услышать ни слова из-за громкой музыки.
Наконец она пошла обратно, широко улыбаясь.
- Какого черта ты делаешь? - завизжала я.
- Я всё для тебя решила, - проинформировала Элис. - Здесь есть приватные комнаты. У тебя будет 30 минут наедине с ним, и Виктория сказала, что ты можешь делать всё, что захочешь, но если он попросит доплатить за что-то необычное, ты должна будешь доплатить.
- Боже, ЭЛИС! - я крутанулась на стуле и быстро посмотрела на него, он стоял за дальним столиком, смеялся и разговаривал с какой-то женщиной. Он умеет очаровывать, это уж точно. Все любят его. Да как его можно не любить? ГОСПОДИ, вы только посмотрите на него!
Я смотрела, как Виктория медленно шла в его сторону, и хотела умереть, он пойдет со мной в приватную комнату... со мной? Зачем? Что я должна сказать? Или сделать?!
- Элис, я хочу убить тебя, - я тряслась от страха, наблюдая, как Виктория говорит с вампиром. ВОТ ДЕРЬМО!!
Моя кровь носилась по венам, а сердце глухо и быстро стучало как у кролика. Элис и Розали болтали и смеялись, а потом Элис резко повернулась ко мне и почти закричала:
- Он идет сюда!!
Сука, за это я снесу тебе голову!! Почему я так напугана, почему мне не по себе? Хммм... это место таило в себе много секретов... чем больше я сижу здесь, тем больше хочу изучить все эти странные вещи и чувства.
Я хотела развернутся и посмотреть, где он, но вдруг услышала позади бархатный глубокий голос.
То есть, ПРЯМО позади меня, шепчущий мне в УХО!!
- Белла, пожалуйста, следуй за мной, - его голос заставил мои ноги биться в конвульсиях. Он был низкий, сексуальный, полный желания и страсти. И как он узнал моё имя? ЭЛИС!!
Я посмотрела на своих подруг и чуть не сказала ему "нет", но они помахали мне на прощание, и я поняла: сейчас или никогда. Я решила быть смелой и сделать это. Я хочу, чтобы этот парень стал объектом моей работы. Худшее, что он мог сказать, это "нет". Боже, мне так страшно!! Неожиданно я подумала, что мне нужно посетить ванную комнату.
Я быстро оглянулась и увидела его тёплую, нежную улыбку, его лицо было настолько близко, что я чувствовала его вишневое дыхание и возбуждающий одеколон.
Он выпрямился, я прочистила горло и сказала тонким голосом: - Хорошо.
Он улыбнулся шире и выдвинул стул из-под меня, протягивая мне руку. Я задрожала и вложила свою маленькую ладонь в его большую, мягкую, и он медленно повёл меня через столы.
Я взглянула последний раз на подруг, они поднялись с мест, хлопали в ладоши и подпрыгивали.
Идиотки.
Я хотела сказать ему что-нибудь, перед тем как мы придем туда, куда он меня вёл, но музыка была очень громкая. Всё, что я видела, это его фарфоровая спина и волосы на затылке, которые были в идеальном беспорядке, как будто он только что встал с кровати.
Я знала только то, что он собирается сделать со мной что-то сексуальное как только мы зайдем в комнату. Я хотела просто поговорить с ним, а не... СПАТЬ с ним.
Но в любом случае, его скорее всего тошнит от того, что он должен делать что-нибудь СО МНОЙ, сказала я себе. Я не взяла блокнот. О, забудь об этом. Как тупо ты выглядела бы, беря с собой блокнот и отправляясь в приватную комнату с этим парнем?
Казалось, мы идём уже целый год. Он не торопил меня и не заставлял чувствовать давление с его стороны, и мне нравилось это. Этот парень очень спокоен и обучен своей работе. Это я уже поняла. Но было что-то большее, чем его работа, и это то, что я хотела узнать.
Его рука была такая мягкая и крепко держала мою, я почувствовала, что моя ладонь начинает потеть и становится скользкой. О нет, только не сейчас.
Мы оставили столики далеко позади и завернули за угол, звук быстро затихал, пока мы шли по красному коридору. Здесь было очень мало света, но более уютно, чем в зале, расслабляюще и романтично. На каждой двери были надписи в форме языков пламени.
На одной двери - Фантазия, на другой - Похоть, Страсть - на следующей. Я гадала, на какой же мы остановимся. Может здесь есть дверь с надписью Тупица, и он ведёт меня именно туда.
Боже, это большое недоразумение. Как мне теперь избежать этого? Чарли убьёт меня! И этот вампир!!
Голод. Боль. Жажда. Все эти двери оставались позади.
Наконец мы остановились, и я заметила, что теперь достаточно тихо, чтобы поговорить с ним, но голос у меня полностью пропал. Мы стояли перед дверью с надписью Пробуждение, и я думала, что прямо сейчас упаду в обморок.
Он повернулся ко мне и открыл дверь, внутри было так темно, что какой-то момент я не могла видеть его лицо.
- Входи, Белла, - его голос был таким мягким, как будто он был моим любовником и знал меня годами.
Я резко выдохнула, когда включился тусклый красный свет. Комната была очень уютная и тихая, музыка из клуба сюда еле доносилась. Здесь была огромная черная софа и кресло, а также камин, где потрескивал огонь.
Я шла за ним, мои ноги двигались с трудом, и чуть не упала, налетев на него, когда мы оказались внутри. Он поймал меня и слегка ухмыльнулся, улыбаясь мне так нежно, как будто я на самом деле ему нравилась.
- Ты в порядке, Белла? - его глаза сверкнули, и я заметила, какие они зеленые в свете огня и без линз.
- Да, - я задрожала. - Я просто неуклюжая, не волнуйся, я не пьяная. У тебя глаза такие зеленые...
Я говорила, как идиотка.
- То есть... они очень красивые, - добавила я, и это не исправило положения.
Он улыбнулся:
- Ну, спасибо, Белла. Я здесь не часто слышу комплименты по поводу моих глаз. Я ценю это.
Теперь мы были в этой красной комнате, ковер был таким толстым и мягким, что мои ноги пружинили на нем. Он снова потянулся к моей руке и повёл меня к дивану. Он двигался медленно и осторожно, чувствуя мой испуг.
- Подожди! - я застыла, когда он тихо повернулся ко мне. - Как тебя зовут? - спросила я, всё еще дрожа. - Я могу узнать?
- Конечно, - улыбнулся он. - Я Эдвард.
- Мне нравится твоё имя, - честно сказала я, оно не звучало как какое-то имя из порно, и я добавила: - Оно тебе подходит.
- Мне тоже нравится твоё имя, Белла, - он медленно двинулся ко мне, я застыла. - Ты не должна бояться меня. Ты знаешь, я не обижу тебя. Я буду делать только то, что ты хочешь.
Я выдохнула, и решила, что сейчас самый подходящий момент, спросить его на счет моей работы. Но мой мозг был в плену гормонов. Он не хотел говорить. Он хотел посмотреть, что Эдвард собирается сделать с нами.
Его руки были такими мягкими и нежными... это удивило меня. Они пробежались по моим рукам, прикасаясь к моей шее, и наконец остановились на моём лице, слегка приподнимая его. Он прислонился ко мне лбом.
- Я знаю, тебе нравится целоваться... - прошептал он, вспоминая о клетке, и через секунду его губы прикасались к моим так невинно и легко, что мне захотелось большего. Он ждал, когда я поцелую его во второй раз, и я поцеловала, утопая в этих губах, которые заставили меня влюбиться в него еще в клетке.
Я не имела понятия, что сделать со своими руками. Они висели по бокам, как две мёртвые рыбины. Я так неопытна в этой фигне. Не удивительно, что у меня нет парня.
Он потрясающе целовался, должно быть он учился этому годами! Иногда мы соприкасались языками, и это было так невероятно, что я чувствовала огонь во рту. Но какое это имеет значение?
Мне показалось, что прошло несколько часов, когда он зашептал мне:
- Белла, ты восхитительно целуешься.
Я? Ага, ладно. Должно быть Элис хорошо заплатила ему.
- Иди сюда, - он провел меня к креслу, снимая манжеты и воротник и бросая их на пол. - Садись, - мягко предложил он.
Я села, не доверяя больше своим дрожащим ногам. Кресло было таким большим и удобным, что я почти легла в нем. Я думаю, так и должно было быть, потому что Эдвард нежно раздвинул мои ноги, опускаясь на колени, придвигась ближе, и снова поцеловал меня, запустив руки в мои волосы.
Я громко застонала, не в силах больше сдерживаться. Не знаю, как я пришла к этому, и что вообще произошло, но я была уверена, что буду проклята, если заговорю с ним сейчас о курсовой или о занятиях.
Мне 20, и ко мне в жизни так не прикасались и не целовали меня так. И скорее всего я больше никогда не встречу мужчину, который бы так меня ослеплял. Я уже вижу к чему это приведёт.
- Тебе нравятся как я целуюсь, Белла? - прошептал он, полный желания сделать меня счастливой. Боже, как он хорош в этом.
Перед тем, как я смогла ответить, его губы грубо целовали мою шею, и я тут же застонала от удовольствия. Я была в огне, когда он целовал меня так, прижимаясь к моей маленькой груди.
Боже, я хочу его... так сильно. Но это так неправильно.
- Даа, - услышала я свой голос, говорящий абсолютную правду.
- Если я сделаю что-то, что тебе не понравится... - он продолжал целовать моё горло, его руки двигались вниз по моим рукам. - Просто скажи "стоп". И я остановлюсь. Теперь я твой. Я сделаю всё, что ты скажешь.
Боже, Элис, я люблю тебя. Я гадала, во сколько ей обошлись эти 30 минут. Должно быть, это равносильно 10 рождественским подаркам.
Я несколько раз тяжело вздохнула, когда он расстёгивал мою блузку, он быстро взглянул на меня, спрашивая разрешения одним взглядом.
Что я могла сказать?
Я схватилась за мягкие подлокотники и впилась в них ногтями, почти полностью лежа на спине.
- Нет, любимая, расслабься... - он тепло улыбнулся, убрал мои руки от кресла и поцеловал каждую, медленно передвигая их так, что они теперь были у меня над головой, дрожащие, но уже не такие напряжённые.
- Моя девочка, - почти пропел он. - Позволь мне сделать тебе приятно. Не бойся.
Я закрыла глаза и почувствовала, как его руки вернулись к пуговицам моей блузки, расстегивая её всё больше и больше, целуя мою кожу после каждой пуговицы. Я задыхалась, как после бега, но он ничего не говорил по этому поводу.
Наконец, моя блузка была полностью расстёгнута, и мой маленький, белый, шелковый лифчик уткнулся прямо в его лицо. Я закусила нижнюю губу, беспокоясь о том, что он думает.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 18:04 | Сообщение # 8
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
- Ооо, подожди! - я подпрыгнула, чуть ли не отталкивая его, и отскочила в сторону.
Поворачиваясь передо мной, он стоял на полу и обеспокоенно смотрел вверх на меня.
- Я сделал что-то не так, Белла? - тихо спросил он.
- Нет, - меня передернуло. - Я сделала. Прости, Эдвард. Это не ты. Ты потрясающий... и сексуальный... на самом деле я не хотела этого...
Эдвард поднял бровь, а я жадно взглянула на его тело.
- Ладно, я хотела... - поправилась я. - Но честно говоря, я хотела поговорить с тобой, а Элис это устроила. Мне так жаль.
Он слегка улыбнулся.
- Всё в порядке. Мы можем поговорить, если ты хочешь. Я хороший собеседник.
Боже, он невероятный. Не могу поверить, что отказалась от секса с ним. Я хренова идиотка.
- Иди сюда, - он похлопал по ковру. - Я могу сделать тебе массаж, пока мы будем говорить. Как тебе это?
Хммм. Не плохая идея. Я действительно напряжена.
- Эммм... - я держала кофточку закрытой обеими руками. - Ладно.
- Отлично, - просиял Эдвард и потянул меня на пол.
Мамочки.
Я опустилась на мягкий ковер, он уложил меня лицом вниз, расставил ноги по бокам моих бёдер, не перемещая на меня свой вес, и спросил:
- Ты не против снять блузку, Белла?
- О, хорошо, - я расстегнула, и он снял её с меня. Я схватила её и прижала к груди, продолжая дрожать. Он не сказал ничего по поводу моего лифчика, и я была рада этому.
Его пальцы начали ловко двигаться по моим плечам, как будто он был профессиональным массажистом. Моё негнущееся тело быстро расслаблялось. Я не сопротивлялась, когда он медленно убрал лямки лифчика с моих плеч.
- Итак, Белла... какую тему ты бы хотела обсудить? - Эдвард начал разговор.
Может это и не так сложно. Сначала немного поговорим.
- Мы с друзьями... - начала я, - очень хорошо провели время здесь. Ты нам больше всех понравился.
Фу. Я хочу умереть.
- Ну, спасибо, Белла, - он на самом деле был благодарен. - Я думаю, вы трое тоже мне понравились больше всех.
Ага, я уверена, он говорит такие вещи каждой женщине здесь.
- Ты тихая, - его голос таял, как горячий мёд, - милая и нежная. Ты была одной из немногих, кто не причинил мне боли в клетке.
Моё сердце сжалось от этого откровения, и я услышала свой голос:
- Я видела, как они мучали тебя. Наверно это тяжело переносить. Мне хотелось выбросить их оттуда и...
Его руки ласкали моё тело, двигаясь вниз по моим рукам.
- Ни одна девушка никогда не пыталась меня защитить, - сказал он, без горечи, шутливо. - Это часть работы, но... ты здесь принадлежишь самому себе. У нас нет охраны. Что бы ни происходило, это происходит.
- Я ненавижу, когда они бьют тебя, - я продолжала говорить, как влюблённая старшеклассница.
Он мягко ухмыльнулся.
- Это не больно.
Наклонившись, он оставил глубокий горячий поцелуй на моей спине и начал массажировать её в центре.
Ух ты. Моя спина начала излучать дикое тепло от одного маленького поцелуя.
- Спасибо... - прошептал он. - За заботу.
Я хочу этот экземпляр к себе домой.
Ладно, пора перейти к моему вопросу.
- Амм, Эдвард? - начала я.
- Амм, Белла? - он улыбался, я могла слышать это по его голосу.
- Есть кое-что о чем я хочу тебя спросить, - я прочистила горло.
- Продолжай, - промурчал он.
Он говорил так, как будто знал, что я спрошу о сексе. И снова, почему я не спросила об этом?
- Я учусь в колледже, в Университете Нью-Йорка, на психиатра. Большая часть выпускной оценки зависит от моей курсовой работы, целью которой является изучение сознания кого-то необычного. То есть, мне нужно стать психиатром для него.
- Звучит очень интересно, Белла, - теперь он массажировал с силой, расслабляя мои напряженные мускулы так хорошо, что это даже пугало.
- Ага, - я широко раскрыла глаза, чувствуя, что моя решительность тает под его руками. Я хочу его... я была так возбуждена, что хотела прыгнуть на него в ту же секунду. Но я продолжала говорить. - Я думала, мне кого-то подобрали, но они отказали в последнюю минуту, - сказала я, опуская щёку на ковер, в ошеломлении от того, что его руки делали со мной. Я до сих пор чувствовала его горячий поцелуй на спине.
- Это очень плохо, - он на самом деле слушает... я думаю.
Я резко перевернулась, прижимая свою блузку к лифчику.
- Будешь моим? - выпалила я, и он улыбнулся мне. - То есть... - я положила руку на его грудь, когда он начал наклоняться ко мне. - То есть, будешь моим объектом? Я думаю, ты очень интересный.
Он поднял одну бровь в замешательстве. Я размышляла, получал ли он когда-нибудь предложения вроде этого.
- О чем конкретно ты меня просишь? - мягко спросил он, без намёка на грубость.
- Я могу заплатить... - прямо сказала я, вспоминая слова Элис, что стриптизёры делают всё за деньги. - Моя бабушка оставила мне небольшое наследство.
Он встал, протягивая мне руку, чтобы помочь мне подняться. Теперь он выгонит меня? Я дала ему свою руку, и он осторожно помог мне встать на ноги.
- Давай сядем, - он махнул в сторону софы. Я быстро одела блузку и запахнула её, усаживаясь, он сел рядом, очень близко. Думаю, частное пространство здесь не учитывается.
- На сколько времени ты хочешь меня? - спросил он, теперь уже серьёзно.
- Эмм... неделя или две... я думаю, - я пожала плечами.
- Две недели? - он скрестил руки на груди. - Дни и ночи?
- Да, - жадно ответила я. - Но когда у меня будут занятия, ты можешь делать, что захочешь.
- У меня есть кое-какая работа в следующие две недели, - он выглядел задумчивым. - Я очень популярный, - криво улыбнулся он.
- О, ну я бы хотела пойти с тобой, - сказала я. - Это также будет частью моей курсовой, наблюдать за твоей жизнью, узнавать тебя...
- Ну, думаю, я смогу взять тебя на некоторые мероприятия, - размышлял он, быстро осматривая меня сверху вниз. - Но я не уверен, что моя жизнь для тебя. Она... странная.
- Поэтому я хочу тебя, - подчеркнула я. - То есть, как мой объект.
- Сколько ты можешь предложить? - спросил он, всё еще вежливый и дружелюбный.
- Сколько ты просишь? - я не имела понятия, сколько предложить ему. Неожиданно мне показалось, что и пяти миллионов будет недостаточно.
Неужели я на самом деле говорю об аренде этого мужчины? Боже, Чарли зажарит меня целиком.
- Двадцать пять тысяч долларов, - сказал он глубоким голосом, его взгляд пылал.
Я резко выдохнула. За 14 дней? Я настолько ужасна?
- Это значит... $1500 в ДЕНЬ? - недовольно выпалила я.
- $1785 в день, - поправил он, неплохой маленький калькулятор. Он наклонился ко мне, отодвинул блузку и влажно поцеловал моё плечо, слегка кусая. - И я отработаю свои деньги, Белла.
Вау. Теперь $25000 не казались такой большой суммой.
И кажется, он до сих пор думает, что я покупаю его на 2 недели для секса. Думаю, он даже не поверил в мою историю с диссертацией. Господи.
- У меня есть $20000, - сказала я честно.
Неожиданно он стал по-деловому серьёзным, и вот оно, я видела мозги за телом. Он делал это не в первый раз, и это было очевидно.
- У тебя комната в общежитии, или квартира? - спросил он, изучая детали этой работы.
- Квартира, - ответила я. - Я живу одна.
- Одна кровать?
- Да, - я начала говорить что-то еще, но он улыбнулся и сказал:
- Шшш, это не проблема, я просто спросил.
Я заткнулась, а он продолжил задавать вопросы.
Наконец он сказал:
- Я дам тебе ответ в течении часа. Жди за своим столиком, и я приду к тебе. Если я соглашусь, я должен получить чек на $20000 вперед. Если я буду пренебрегать своими обязанностями, ты в праве отменить чек. Если ты отменишь чек после двух недель моей работы, ты попадешь в большие неприятности. Я не хочу говорить это, Белла, я уверен в твоей честности, но я должен сказать это перед тем, как мы зайдем дальше. Я уже обжигался раньше и должен подстраховаться. Ты понимаешь?
На какую-то секунду он испугал меня, но теперь его глаза снова были добрыми и дружественными.
- Да, я понимаю, - пропищала я. - Эдвард, я не отменю чек.
Он наклонился и снова поцеловал мои губы, без языка, но все равно сексуально и долго. Его губы были мягче тающего масла, и на вкус как вишня. Как он это ДЕЛАЕТ?
- Мне нравятся твои губы, - прорычал он, теперь целуя мою шею.
- Твои тоже ничего, - саркастично сказала я, дотрагиваясь дрожащей рукой до его плеча. Оно было как теплый мрамор.
- Позволь мне отвести тебя к твоим друзьям, - он снова поцеловал мою шею, затем медленно встал и поднял с пола части своего костюма. Он снова взял меня за руку и вывел из комнаты, молча провожая меня обратно в шумный зал. Я была ошеломлена.
Я действительно спросила этого мужчину принадлежать мне 2 недели, и он собирается обдумать это! Боже, я нарушаю закон! И Боже!! Я отправлюсь прямо в ад. Или хуже, я буду гостем на шоу Джерри Спрингера.
Эдвард вёл меня к нашему столику, Элис и Розали пялились на нас, улыбаясь. Он оставил на моей руке долгий поцелуй и прошептал:
- Спасибо за замечательное время, Белла.
Он усадил меня на стул и поцеловал в макушку, а потом ушел, исчезнув в темноте.
Они накинулись на меня с неистовым желанием получить ответы на вопросы.
- Заткнитесь! Заткнитесь! - приказала я. - Ничего не было, так что можете не спрашивать.
- Ничего? - спросила Элис, не веря мне. - О, да ладно!
- Он сделал мне массаж, - заявила я.
- Ты поговорила с ним о курсовой? - спросила Розали, съедая вишенку из своего коктейля.
- Ага, - ответила я. Мне хотелось пить, но я боялась, что Эдвард будет тем официантом, кто принесет мне что-нибудь. - Он... подумает об этом. Он сказал, что даст мне знать в течении часа.
- Молодец, девочка! - Элис ударила меня в плечо так, что я чуть не упала.
Я не сказала им, что предложила ему все свои деньги. Если он согласится, я скажу им завтра, в тихом милом местечке, где они смогут как следует поорать на меня.
- Он не согласится, - уверено сказала Розали. Но она не знала о цене, предложенной ему.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 18:06 | Сообщение # 9
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Camomile, ааа)) видела) они перевели чуть больше) Но я не стала читать) буду ждать от Яны)

Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 18:09 | Сообщение # 10
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
EPOV

Я подошел к кабинету Виктории и постучал в дверь.
- Входите, - ответила она.
Я заглянул за дверь и улыбнулся ей.
- Есть минутка, Виктория?
- Для тебя - всегда, сладкий, - она просияла, увидев меня, отодвинулась от компьютера и откинулась в кресле, пока я заходил и закрывал дверь.
- Я думаю над одной работой, - начал я, как обычно, когда получал хорошее предложение. - Две недели быть частной игрушкой для одной девушки.
Она улыбнулась, не удивившись, и начала печатать на компьютере.
- Имя? - спросила она.
- Белла Свон, - сказал я, и ждал пока она проверит информацию о ней, как она всегда делала.
Виктория смотрела на экран и читала, я ухмыльнулся ей.
- Студентка Нью-Йоркского Университета, - прочитала она. - Скучно. Один штраф за неправильную парковку год назад, оплачен. Её отец шеф полиции в Форксе, штат Вашингтон. Тебя это не беспокоит?
- Нет, - я пожал плечами. - Не будет никаких доказательств. Он не достанет меня.
- Ну тогда... здесь больше ничего... ничего! - сказала Виктория разочарованно.
- Это хорошо, разве нет? - улыбнулся я, не сильно удивлённый, что с Беллой всё в порядке.
- Пожалуй, - Виктория пожала плечами, снова откидываясь в кресле. - Это значит, ты не сможешь работать здесь?
- Иногда смогу, - ответил я. - Давай я буду сообщать тебе утром каждого дня, когда я должен быть здесь?
- Хорошо, - согласилась она, всегда желая быть гибкой со мной. - Возьми деньги вперед, - напомнила она. - Не забывай про тот случай.
- Я знаю, я уже сказал ей, - я не хотел напоминаний о моих глупых наивных днях.
- Хорошо, - Виктория наклонила голову, осматривая меня сверху вниз. - Ты был так хорош сегодня. Каждая женщина говорила мне, как ты их осчастливил.
- Спасибо, Виктория, - я завел руки за спину, улыбаясь ей.
- Иди сюда, - промурлыкала она.
Я улыбнулся шире, подошел к её креслу, опускаясь на колени, она раздвинула ноги, её маленькое платье не сильно скрывало её тело.
Я снял воротник и манжеты, бросил их на пол и немедленно поцеловал её, точно зная, чего она хочет. "Иди сюда" всегда означает "Иди и трахни меня". Прошло чуть больше недели, когда я последний раз был с ней.
- Оооох, Эдвард... - застонала она, наслаждаясь моими грубыми поцелуями, я поднял платье, обнажая её полностью выбритую киску. Поднимая платье выше, я добрался до небольших белоснежных грудей. Теперь я полностью снял с неё платье и положил его на стол. Однажды я бросил его на пол, и она наказала меня за это. Больше я никогда так не сделаю.
Теперь она была обнаженна в своем кожаном кресле, и я застонал, набрасываясь на её шею, держа её руки, а она наслаждалась моей силой и яростью. Я начал лизать и кусать её грудь, она несколько раз вскрикнула.
Я резко поднял её с кресла и бросил спиной на стол, опускаясь на колени между её ногами, резко раздвигая их, и утопил свои губы в её голой, мягкой плоти, кусал её и ласкал, лизал... сосал.
Звуки, которые издавала Виктория, всегда заставляли меня действовать грубее. Она издавала животные крики, рычала и ворчала, глубоко и дико дышала.
После того, как я несколько раз удовлетворил её своим языком, и она была довольна и счастлива, я быстро перевернул её на живот и встал, расстегивая штаны, позволяя им спуститься до колен, мой пульсирующий член резко вошел в её горячее, влажное тело.
Она кричала снова и снова, мои руки сжимали её ноги, двигая её вперед и назад, крепче прижимая к моим бедрам, пока я сильнее погружался в её плотное маленькое влагалище. Её маленькая задница ударялась о мои бёдра с приятным звуком, когда я дико бился в неё снова и снова. Так она это любила.
Она схватилась за края стола перед собой, её длинная копна волос закрывала ей лицо.
Я уже был близок и зарычал: - Виктория...
- Я знаю, Эдвард, я кончаю!! - закричала она, впиваясь ногтями в стол. - ДА!! ДА!! ЧЕРТ, ДА!!
Она достигла оргазма прямо передо мной, я громко зарычал, прижимая её к себе крепче, кончая в неё, и закричал от удовольствия.
Через пару минут мы начали дышать ровнее, я наклонился и поцеловал её маленькую белую попку, немного кусая её, она взвизгнули и засмеялась. Я отошел от неё и взял пару полотенец с тумбочки справа от стола. Она всегда держала их под рукой. Я начал вытираться и положил полотенце на её задницу, наблюдая, как она медленно поворачивается и садится на стол, смотря на меня.
Я застегнул штаны, зная, что смогу принять душ внизу, в раздевалке, как всегда перед тем, как уйти.
Я улыбнулся ей и подошел поцеловать, крепко схватив её за волосы.
- Ты такооооой хороший, Эдвард, - сказала она, опуская голову мне на плечо, пока я гладил её по волосам.
- Не такой хороший как Эммет, я уверен, - подразнил я.
- О, Боже, он иногда ведет себя как ребенок, не находишь? - Виктория засмеялась вместе со мной.
- Да, - ухмыльнулся я. - Но тебе нужно будет приласкать его, пока меня не будет. Знаешь, шлюхам тоже нужна уверенность в себе, время от времени. Дай ему знать, что он всё еще твой любимчик.
- А что если нет? - намекнула Виктория, улыбаясь, она не торопилась одеться.
Я посмотрел на неё, нахмурившись, в замешательстве.
- Я думаю, теперь ты мой любимчик, Эдвард, - сказала она, не смутившись и не опасаясь моей реакции.
Я оскалился, наклоняясь к ней, и заурчал: - Ты повысила меня за это? - и я сжал пальцы на её маленьких сосках.
- Ты, маленькая шлюха, - нежно улыбнулась она. - Возвращайся к работе.
- Да, Леди Босс, - я легко поцеловал её на прощание, одел воротник и манжеты и спустился вниз, в приятную темноту клуба.
Я разносил напитки, специально избегая столика Беллы, заставляя её поволноваться некоторое время. Теперь все женщины в зале были пьяные и грубые, и я почувствовал влажные когти на спине.
Две женщины прижали меня к стене так, что я выронил поднос с напитками. Огромная женщина вдавила меня в стену, её рука сзади моей шеи не позволяла мне освободится, в то время как она и её подруга начали засовывать свои руки мне в штаны, возбужденные от того, что там не было ничего, кроме голой кожи.
Та, что держала меня, другой рукой схватила меня за запястье и завела мою руку за спину, под неудобным углом. Я почувствовал, что если двинусь, она точно хрустнет.
- Можно мне повернуться? - я пытался говорить чувственно, надеясь освободить свои скулы от твердого цемента.
- НЕТ! - заорала она, её подруга грубо рассмеялась. Я попытался отойти назад, но женщина была сильней и вдавила меня в стену еще неистовей.
Я немного зарычал, я не хотел раздражать их, но они делали мне больно. Моё лицо пульсировало там, где ударилось о бетон, и было до сих пор прижато к стене.
- Давай, Бетти, - сказала та, что держала меня.
Другая женщина засмеялась, протянула руку и расстегнула мои штаны.
- Девочки... успокойтесь... не нужно быть грубыми... - мой голос ворковал, хотя моё сознание было в бешенстве.
- Заткнись, блядь! - она схватила меня за волосы и ударила меня щекой о стену.
ЧЕРТ, это моё ЛИЦО, СУКА!
Я закрыл глаза и ждал, когда они закончат со мной, и я смогу уйти. Иногда это случается в конце вечера. Отсутствие охраны было неприятной частью нашей работы.
- Ооооооо, нет нижнего белья... - они звучали довольными, сдёргивая с меня штаны до колен. Я резко выдохнул, когда они начали грубо лапать меня. Женщина, которая не держала меня, резко дёрнула мой член, я зарычал.
Оглянувшись, я пытался найти Эммета или Джаспера... или кого-нибудь. Но я был в темноте и никого не видел. Кто-то танцевал на сцене, и все женщины столпились там, крича и танцуя.
- Пожалуйста... леди... - я пытался сохранить профессиональный тон, мой член непроизвольно твердел в её руке. Я вздрогнул, ненавидя то, как это легко и просто со мной. Казалось, всё возбуждает его. Даже изнасилование.
А потом я почувствовал зубы, впивающиеся в мою задницу и СИЛЬНО!!
Я вышел из образа и заорал, чувствуя руку на своем лице, пытающуюся закрыть мне рот, пальцы вонзались в моё лицо, пока я пытался вырваться, мотая головой в разные стороны, не в силах стряхнуть руку, заглушающую мой крик.
- Держи его! - сказала женщина той, которая меня держала, и я почувствовал губы, облизывающие мой член.
Черт! Я работаю каждый день, почему я не могу оттолкнуть эту женщину от себя?! Она должно быть сбежала из тюрьмы или что-то в этом роде, но она была гораздо сильнее МЕНЯ!
Пожалуйста, не кусайся, пожалуйста, не кусайся... молил я.
- ЭЙ!! - я услышал крик девушки позади нас. - ОТПУСТИ ЕГО!!
Сзади меня началась драка, которой я не мог видеть, и через секунду я был свободен. Я натянул штаны и застегнул их, поворачиваясь посмотреть, как три студентки дрались с двумя женщинами, которые доставали меня. Белла висела на спине двухметровой женщины, избивая её своими маленькими кулачками, вырывая её волосы.
Я не мог в это поверить, я чувствовал, как на моём лице медленно расплывается улыбка. Розали и Элис сражались с другой женщиной. Я бросился к ним, пытаясь помочь Белле с невероятно высокой и мускулистой женщиной, с которой она дралась.
- ДЕВОЧКИ, ДЕВОЧКИ!! - я пытался их всех успокоить, чтобы никто не пострадал из-за меня. - Ладно вам, перестаньте! Давайте будем вести себя хорошо!
Эммет увидел нас и прибежал, чтобы растащить женщин.
- Идите к своим столикам, вперед! - сказал он всем. Белла беспокойно посмотрела на меня, перед тем как уйти. Я улыбнулся её команде и пошел за Эмметом в раздевалку.
- Снова напали? - спросил Эммет, когда мы пересекли красную линию, покидая зал.
- Ага, - я прикоснулся пальцами к скуле и почувствовал немного крови.
Я поспешил к зеркалу и проверил лицо, всё было не так плохо, как я думал. Небольшая красная шишка и царапина рядом с ней. Заживет за один день.
Я стянул штаны, рассматривая свою задницу в зеркале, милый красный след от укуса уставился на меня в ответ, немного крови.
Эммет смеялся, пока я доставал аптечку из ящика стола и наносил мазь.
- Твою мать, - я немного зашипел, когда лекарство начало жечь, просачиваясь в ранку.
- Бедный маленький мальчик, - хохотал Эммет.
- Я не маленький, они были просто ГРОМАДНЫ, - защищался я. - Та, которая держала меня, выглядела как Гигант-Андрэ!
Через несколько минут зашёл Джаспер и спросил:
- Тебя там ждет какая-то девушка, Белла, можно ей войти?
- Да, впусти её, - я наложил бинт на укус и одел штаны.
Через минуту зашла Белла, держа в руках свой блокнот. Думаю, она занервничала, когда оказалась внутри, но больше выглядела обеспокоенной из-за меня.
- Ты в порядке? - она слегка дрожала, её глаза блестели. - Мне жаль, что я не заметила тебя раньше, я бы...
- Всё в порядке, Белла, со мной всё хорошо, - я пожал плечами. - Становится немного страшно в конце вечера. Они просто напиваются и увлекаются. Это случается.
- Ага, четыре раза в неделю, - добавил Эммет, и я строго посмотрел на него.
Снова улыбнувшись Белле, я развеял её беспокойство.
- Всё хорошо, Белла, - уверил я её. - Я большой мальчик. Я привык к этому.
- Ничто не беспокоит тебя, - заявила она. - Как ты это делаешь?
- Давай вернёмся к нашей сделке, - я взял её записную книжку, открыл на чистой странице и начал писать. - Я бы очень хотел поработать с тобой, Белла. Я напишу имя, на которое ты выпишешь чек, дам тебе небольшую информацию о себе, так что ты сможешь проверить, всё ли со мной в порядке, для своей же безопасности, конечно. Всегда проверяй людей, которых ты не знаешь, Белла. Это просто разумно и безопасно, если ты еще когда-нибудь будешь делать такое.
Я написал название банка и номер счета, на который она выпишет чек. Виктория открыла для меня счет, чтобы я смог класть на него деньги и оставаться чистым, как будто я был подрядчиком в фирме, которая чинит крыши. Она была больше, чем боссом этого клуба, она была как мой неофициальный деловой менеджер. Она управляла всеми вещами, направляла меня и держала меня подальше от тюрьмы.
Я вернул ей блокнот и посмотрел на её маленькую странную улыбку.
- Я сказал Виктории, что смогу иногда приходить сюда в следующие две недели, она согласилась. Если хочешь, можешь приходить со мной, без платы за вход.
- Прекрасно, - ответила она. - Это поможет мне узнать тебя больше и на работе, и дома.
Эммет сидел здесь, но занимался своими делами, не произнося ни слова. Я был рад этому.
- И если хочешь, можешь написать мне свой адрес... - я протянул ей ручку.
- О, Боже, точно, - Белла покраснела, ругая себя за то, что не подумала дать мне эту информацию. Я улыбался, пока она быстро писала на другом листке бумаги, затем вырвала его и отдала мне.
Она написала номер своего телефона и адрес. У меня возникла неплохая идея, что она никогда еще не делала ничего подобного, и была на новой земле здесь, но новички меня не беспокоят. Я предпочитал их зачерствевшим ведьмам, которые поступали так, как будто всё знали.
- Прекрасно, - я улыбнулся ей, забирая листок. - Когда ты хочешь меня?
- Эмм, - она запнулась. - Когда ты будешь свободен...
Свободен. Я никогда не свободен.
- Сегодня суббота, - сказал я себе вслух. - Воскресение - выходной, так что ты завтра отдыхаешь, как на счет понедельника?
Она была удивлена, что я планировал прийти так скоро, но сказала: - Здорово!
- Здорово, - повторил я, улыбаясь её невинности. - Я могу прийти и приготовить тебе завтрак, если хочешь. Например... в девять?
Она снова покраснела. Я ухмыльнулся, она такая классная. Это будет веселая и легкая работа.
- Звучит потрясающе, - почти прошептала она. - Я ненавижу готовить, так что... и у меня нет занятий где-то до часу дня. Потом я вернусь домой... в четыре, так что у тебя будет около трёх часов свободного времени.
Я бы мог убраться у неё, пока она будет в колледже... потом может приготовить хороший ужин. Это не было частью того, для чего она меня нанимала, но мне нравится делать что-нибудь, что доставит удовольствие моей владелице, пока я принадлежу ей.
Она платила мне большие деньги, а я всегда отрабатывал их, делая всё для этого. Я обнаружил, что женщинам нравится, что я убираюсь и готовлю в добавление к сексу. Я ненавижу быть как мои друзья, которые валялись бы весь день, пока она была бы на занятиях. Это лениво и нечестно. Белла приобретает меня на две недели, и она получит от меня эти две недели, даже в своё отсутствие.
Да, я разрушал женщин для остальных нормальных мужчин после того, как проведу немного времени у них. Так что частенько мне перезванивали и предлагали другую маленькую работу. У меня было много постоянных клиентов, и я чувствовал себя лучше, чем если бы я постоянно ходил к незнакомкам. Я знал, у Беллы были только эти деньги, и это было особое наследство. Скорее всего, я больше никогда не увижу её после этой работы, так что я постараюсь быть очень хорошим для неё.
Она выглядела, как умная девочка, постоянно заглядывающая в книги, которая никогда как следует не веселилась. Я планировал исправить это в следующие две недели.
- Хорошо, - согласился я, улыбнулся и закусил нижнюю губу, с любопытством вглядываясь в её глаза.
Она глубоко вздохнула, обмахиваясь блокнотом.
- Боже, да у вас тут жарко, - она слегка задыхалась.
- Да, - коротко сказал я, мои глаза утопали в её.
Она выглядела нервной и уставшей.
- Ну, тебе наверное пора, - Белла немного отступила от меня.
- Эй, куда это ты собралась? - я встал, приближаясь к ней, возвышаясь над ней, и прислонил руки к стене по бокам от неё, так, чтобы она не сбежала.
Она выглядела испуганно, не в состоянии выговорить ни слова. Было забавно играть с ней.
- И не поцелуешь на прощание своего мальчика? - грустно сказал я, нос к носу к ней.
- Ох... хорошо... - она задрожала, когда я наклонился к ней, складывая пальцы под её подбородком, поднимая её лицо к себе, она не дышала в ожидании, и я подарил ей приятный глубокий поцелуй.
Я не прикасался к ней языком, но открывал и смыкал губы снова и снова вместе с ней... мои глаза медленно закрылись, когда я почувствовал вкус Секса на Пляже, идеальные звуки наших влажных губ порхали в воздухе.
Она застонала и выронила блокнот, резко обхватив меня тонкими руками, она начала легко водить ногтями вверх и вниз по моей спине, приятно согревая меня.
Я нравлюсь ей.
Я закончил поцелуй мгновением позже, потёрся носом об её нос и широко улыбнулся ей.
- Скучай по мне, - я дал ей небольшое указание, а она улыбнулась мне как маленькая девочка.
- Я буду, - выдохнула она.
- Увидимся в понедельник, Белла, - я взял её руки и поцеловал каждую, наклонился и поднял блокнот, протягивая его ей. - Позвони мне, если тебе что-то не понравится в информации, которую ты найдешь обо мне, но уверяю тебя, я хороший мальчик. Ничего такого. Но всё равно сделай это. И всегда делай. Обещаешь?
- Да, Эдвард, - ухмыльнулась она.
- Хорошая девочка, - я немного взъерошил ей волосы. - Позволь мне проводить тебя к столику. Надеюсь, эти гигантессы успокаиваются где-нибудь подальше отсюда.
Я вывел её из раздевалки и провёл к залу, где уже ждали её симпатичные подружки.
- Привет, девочки, - поздоровался я.
- О Боже, ты в порядке? - спросила Элис, Розали тоже выглядела расстроенно из-за меня.
- О, да, я уже забыл об этом, - я махнул рукой. - Это случается. Пожалуйста, не беспокойтесь за меня. Хорошо провели время сегодня? - спросил я, всё еще держа Беллу за руку, и я видел, что они это заметили, но ничего не сказали, стреляя в неё взглядами.
- О, ДА! - Розали засмеялась. - Нам тут очень понравилось! Мы никогда ничего подобного не делали, но думаю теперь будем постоянно заходить сюда!
Я довольно хихикнул.
- Отлично, нам нравятся молодые, красивые девушки, которые тусуются здесь. Особенно сильные, которые защищают меня, когда я попадаю в неловкие ситуации.
- Мы будем твоими телохранителями, - засмеялась Элис, сжимая кулаки. - Мы прикроем твою спину, вампир!
- Его зовут Эдвард, - вставила Белла.
- Эдвард! - позвала барменша. - Ты нужен мне сейчас же!
- Мы задерживаем тебя, нам пора, - Белла отпустила мою руку.
- Спасибо еще раз вам всем за помощь! - сказал я, немного смущаясь, но искренне.
- Нет проблем, - улыбнулась Розали.
- Спокойной ночи, леди, - я кивнул им, а потом повернулся к Белле. - Скоро увидимся, любимая.
Я быстро поцеловал её щеку, извинился и пошел к бару за своими заказами.
Я украдкой взглянул на них, когда они уходили из клуба, думая о предстоящих двух неделях с невинной студенткой, и к тому же умной. Я знал, вся эта чепуха на счет диссертации и колледжа была лишь оправданием, которое она использовала, чтобы я чувствовал себя уютнее с её предложением. Это было мило с её стороны, думать обо мне, но я постоянно покупаюсь и продаюсь. Это больше не пугает меня.
Я забрал напитки и установил поднос на ладони, двигаясь между веселящимися женщинами, никого не задевая, направляясь к своему столику, оглядываясь теперь на тёмные углы и огромных женщин.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
TwilightMomДата: Среда, 09.12.2009, 18:35 | Сообщение # 11
Группа: Пользователи
Сообщений: 724

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Quote (Иринка-Льдинка)
Саммари: Эдвард - стриптизер

striptizer!! nu eto uzhe slishkom dlya moej psihiki ))) Ya esche chitat' ne nachinala, a uzhe golovu sneslo....

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 18:39 | Сообщение # 12
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Quote (TwilightMom)
Ya esche chitat' ne nachinala, a uzhe golovu sneslo....

Вынос мозга по прочтению гарантирую))))
Вчера моя крыша куда-то съехала, пока я читала)))


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
RomaRioДата: Среда, 09.12.2009, 20:39 | Сообщение # 13
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
а где... где... где... черт побери.... вертится на языке........ ПРОДА!!!!!!!

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 20:46 | Сообщение # 14
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 3. Правило номер один.

BPOV

Всё воскресение я вылизывала свою квартиру. Даже теперь, в воскресение вечером, я не была уверена, что здесь достаточно хорошо для него. Со всеми деньгами, которые он зарабатывал, я была уверена, что он живет в каком-нибудь дворце. А у меня была только одна кровать королевского размера для нас двоих. Я хотела, чтобы у меня была другая спальня для него, ну или хотя бы раскладной диван, где бы он мог спать.
Но он вроде не возражал по поводу одной кровати, когда я сказала ему о ней. Часть меня нервно дрожала при мысли, что он будет спать рядом со мной, но мысль о том, что он увидит меня утром заставляла моё тело напрягаться и покрываться холодным потом от ужаса. Я уверена, он выглядит идеально и сексуально по утрам… и я представила картину.
Он сказал мне, скучать по нему. И я скучала. Черт, со мной определенно что-то не так. Я, в принципе, даже не знала этого парня.
Но эти поцелуи. Черт.
Чек для него уже лежал на стойке на кухне в конверте, на котором было написано одно слово – ЭДВАРД. Я снова извинилась перед моей мертвой бабулей, надеясь, что она поймет. Я даже фантазировала, что моя бабуля была классной женщиной, и если было что-то стоящее для покупки, это был он, и она бы одобрила.
Мой папа уже позвонил мне утром с результатами проверки. Эдвард Каллен был чистым, законопослушным гражданином. На бумаге, во всяком случае. Я сказала Чарли, что Розали пойдет с ним на свидание, и я просто хотела убедиться, что с ним всё в порядке.
У меня было много нездоровой пищи. Теперь я заглядывала в шкафчики, проверяя, есть ли у меня что-нибудь для моего гостя. Скорее всего, он был мистер Правильное Питание, с таким-то телом. О, забудь об этом, мы можем сходить в магазин завтра вечером, если он захочет что-нибудь.
Господи, я неврастеничка. Я купила пять новых блокнотов для записей и 6 кассет для диктофона, чтобы записывать наши интервью. Я надеялась, что смогу сделать хорошую работу, задавая ему вопросы, которые не оскорбят его, но заставят открыться мне.
Я уже видела, как хорошо он скрывал свои настоящие эмоции, даже когда на него напали в том темном углу в Огне. Боже, это было ужасно.
Неплохая была идея, проследить за этими женщинами, с моими девочками за спиной, их помощь была неоценимой. Я даже не думала об этом… Я просто увидела, что они делают с ним и и потеряла рассудок. Я бежала к ним, не успев осознать, что делаю это. Я хотела спасти его.
Может быть это и есть причина, по которой я заплатила все эти деньги, чтобы он был здесь… я хотела спасти его. Хотел ли он быть спасённым?
Но что волновало нас больше всего, это то, как Эдвард говорил о нападении. Так спокойно, так безразлично… Я не поверила ему ни на секунду. Он прятался. Скрывал свои мысли, надевая счастливое лицо. Я хотела сорвать с него эту счастливую маску. Я хотела увидеть настоящего Эдварда.
Я приняла душ после ужина и по каким-то непонятным причинам побрила ноги, сверху до низу, и не оставила ни одного видимого волоска на своем теле. Ожидала ли я, что он увидит моё тело? Нет. Да. Я не знаю.
Я была так взволнована и сбита с толку, что моя голова начала пульсировать. Я легла в постель в 9 вечера, слишком истощенная от мыслей, чтобы беспокоится о чем-нибудь еще.
Будильник был заведён на 7 утра, но я проснулась в 5:30 и не могла больше заснуть. Было такое чувство, что мне 3 года и сейчас Рождественское утро, и я жду прибытия Санты.
Сейчас май, так что погода тёплая и солнечная, солнце проникает в каждую комнату здесь. Конечно же, тут было только 4 комнаты. Моя спальня, ванная, кухня и гостиная. Комнаты были достаточно просторными, но всё равно по-уютному маленькие. Если Эдвард будет сердиться на меня в следующие две недели, он не спрячется от меня здесь. Ему скорее придётся выйти на некоторое время, чтобы остыть.
Я была полностью одета и прилично выглядела в 6:24. Так что теперь мне остается ждать до 9, пока не придет Эдвард. Я убралась везде еще 3 раза, и выглядывала в окно несколько раз, наблюдая, как незнакомцы проходят мимо. Казалось, время застыло.
Я почти заснула, когда в 9:34 в дверь игриво постучали.
Ненавижу, когда опаздывают.
Я обнаружила, что несусь к двери, когда поняла, что на самом деле не должна даже отвечать на стук. Я раздумывала, смогу ли выбить некоторую сумму из его двадцати тысяч, если он будет постоянно опаздывать таким образом.
Я не знала чего ожидать, открывая дверь, но вот он, в обычной одежде – белая футболка, голубые джинсы, снимает черные солнечные очки, пока я распахиваю перед ним дверь, освобождая эти невероятные, яркие зеленые глаза. С его плеча свисала спортивная сумка, и, увидев меня, он улыбнулся шире.
Я не могла злиться на него, когда он так радостно улыбался. Господи, как со мной всё просто.
- Белла, - он ждал там. – Я ничего не слышал от тебя, так что я думаю… надеюсь… всё в порядке. Ты проверила информацию обо мне?
- Да, - я ждала, когда он войдет. – Всё хорошо. Входи, Эдвард.
- Спасибо, - сказал он так же вежливо, как говорил в клубе той ночью.
- Вау… здесь клёво, - он зашел и уважительно лгал мне.
- Ну, здесь чисто и тепло, - я пожала плечами. – И здесь нет тараканов. Для Нью-Йорка это дворец.
Он мягко засмеялся. – Это точно.
Я провела небольшую экскурсию, а он ходил за мной, пять шагов до ванны, затем десять обратно к спальне, и экскурсия закончена.
- Я знаю, здесь тесновато, - я посмотрела вниз и скорчила рожицу. – Если ты передумал… мы не должны делать этого.
- Остановись, - Эдвард осторожно опустил на пол свою сумку и подошел ко мне, он провел руками по моим волосам и снова держал моё лицо. Он наклонился, нежно поцеловал меня и тихо сказал: - Мне здесь нравится, Белла.
Черт возьми, как он пахнет. И его губы… почему они всегда такие мягкие? Его дыхание было холодным и пахло мятой… ммммм…
- Правда? – не знаю зачем я спросила.
- Да, - он посмотрел вниз в мои глаза, и я позволила ему себя обмануть. – Здесь есть ты.
Боже, он хорош в своей роли. Прежде, чем я успела понять это, он снова целовал меня, прислоняя спиной к стене гостиной.
Мой желудок заурчал и он открыл глаза, впиваясь взглядом в мои, широко раскрытые и смущенные. Он улыбнулся и прервал поцелуй.
- Голодная? – промурчал он, наклонился к своей сумке, достал из неё пару пластиковых коробочек с едой, и направился в кухню. – У меня есть яйца, сыр, лук, немного бекона… ты любишь омлет?
Он мог приготовить мне камни на завтрак, и я бы съела их с удовольствием.
Он посмотрел на меня взглядом, полным энергии. Он опять играет? Я даже не могу сказать. Он в одну секунду переходил от Дон Жуана к Джулии Чилдс.
- Да, я люблю яйца, - сказала я, наблюдая за ним, снова потрясённая им. Мне нужно хорошенько его изучить. Я чувствовала себя, как безумный ученый.
Это как будто… он знал, чего я хочу… и делал это немедленно.
- Отлично, - он улыбнулся. – Я сделаю лучший омлет в твоей жизни. Омлетте де Эдуардо, - он засмеялся над своим фальшивым испанским акцентом.
- Вау, ты еще и готовишь, - я зашла за ним и села на маленький барный стул у стойки, наблюдая, как он знакомится с моей кухней. Он легко нашел сковородку и миску, достал лопаточку и начал готовить.
- Я делаю всё, - он вызывающе поднял бровь и превратился в маленькую занятую пчелку, я улыбнулась ему.
Ух ты.
- О, а это правильно? – я передразнила его, ухмыляясь, надеясь утихомирить пламя, которое я уже чувствовала внизу живота. – И что же делает твой Омлетте де Эдуардо таким особенным?
Он закусил нижнюю губу.
- Я, - сказал он, и хохотнул, когда я ухмыльнулась ему. Мне нравился его стиль и самоуверенность. Я бы хотела быть такой же.
Не знаю, что это значило, но когда я смотрела вниз на ТВ-программу, делая вид, что меня не очень интересует то, чем он занимается, я увидела, как он что-то делал со своей футболкой.
Быстро подняв глаза, я увидела, что он снял её и заткнул короткие рукава за пояс джинс, на манер фартука, его гладкая грудь, теперь без масла, выглядела более мягкой в солнечном свете. Я собиралась сказать ему, чтобы он одел майку, но здесь становилось жарко… и мои глаза еще не закончили изучать каждую линию и изгиб, упиваясь ими.
Он включил огонь под сковородкой и бросил кусок масла на горячую поверхность, его руки взбивали яйца в миске. Взглянув на меня из-под длинных ресниц, он самодовольно ухмыльнулся.
- Дыши, Белла, - пошутил он, видя насквозь мою холодность и безразличие.
- Я дышу, - сказала я, защищаясь, он повернулся спиной ко мне и начал жарить яйца. Я почувствовала, что моё лицо становится горячим и красным. Нет, не красней, не красней…
- О, - я увидела его конверт, лежащий прямо передо мной. – Это тебе.
Я протянула ему конверт, зная, что это именно тот момент, когда я стала человеком, который платит за мужскую проституцию. Я почти ожидала, что сейчас сюда ворвётся съёмочная команда передачи «Поймать хищника» с телеканала Эн-Би-Си.
Оставляя яйца немного поджариться, Эдвард повернулся ко мне, медленно забрал его у меня, посмотрел в моё лицо, затем неохотно открыл конверт и смотрел внутрь две секунды.
- Спасибо, Белла, - просто сказал он, сворачивая его пополам и засовывая в задний карман. – Ты не пожалеешь, я обещаю.
Он вернулся к плите, а я уставилась на его спину, стараясь придумать что-нибудь классное в ответ. Всё что я придумала, было правдой, так что…
- Я чувствую себя очень… странно, - сказала я. – Я никогда раньше не платила человеку, чтобы он жил со мной. Ничего личного. Ты… нравишься мне. Просто это необычно для меня. Делать это.
- Ничего особенного, - улыбнулся он. – Забудь, что ты заплатила мне. Или не забывай. Всё что заставляет тебя чувствовать себя хорошо, удобно и для меня. Люди покупают вещи каждый день, в магазинах, вещи, которые им нужны. Чем это отличается? Не волнуйся, Белла. Я знаю, как отвлечь тебя. Будет здорово, поверь мне.
Каким-то образом я уже верила ему. Чуть-чуть.
Вскоре, он выложил яйца на две тарелки и поставил одну на стойку передо мной, вместе с беконом и тостом с маслом. Он налил мне большой стакан молока и подошел к стулу рядом со мной.
- Можно? – спросил он.
- Конечно, - я немного выдвинула стул для него. – И не нужно быть таким официальным. Теперь это и твой дом, на следующие 2 недели. Я хочу, чтобы ты чувствовал себя как дома. Хорошо, Эдвард?
- Хорошо. Спасибо, - он тепло улыбнулся мне, откусывая ломтик бекона.
Я начала есть, и это на самом деле было очень вкусно. Приятный вкус сыра и немного лука.
И затем он начал говорить со мной.
- Так… - он ел, пока спрашивал. – Какие будут правила?
- Правила? – спросила я и поставила стакан с молоком на стол.
- Да, - он облизнул губы, доедая бекон еще до того, как прикоснулся к яйцам.
- У меня нет… каких-нибудь правил, - промямлила я, пытаясь придумать что-нибудь. – Как я и сказала, я новичок в этих делах. Какие обычно бывают правила?
- У всех по-разному, - он пожал плечами. – Например, одна женщина любила, чтобы я стоял на коленях перед дверью, голый, каждый вечер, когда она приходила домой с работы. Что-то вроде этого.
Боже, как унизительно. Снова мой желудок затанцевал в приступе жалости к этому мужчине и к тому, через что он прошел.
- Нет, - сказала я, нахмурившись, затем заставила лицо расслабиться. – Я не сделаю ничего такого. Я… не участвую в таких делах.
Он ухмыльнулся, а я снова покраснела, представляя его на коленях, обнаженного, перед моей дверью, когда я приду домой с занятий. А что если Розали и Элис пришли бы со мной?
Ага, я знаю, они бы никогда не перестали благодарить меня.
- Да ладно тебе, Белла, здесь нечего стыдиться. Я уверен, у тебя есть кое-какие фантазии, - Эдвард смотрел на меня с любопытством, накалывая на вилку и съедая большой кусок омлета. Я заметила, что он не надкусывал еду, а жадно глотал.
- Ага, стать психиатром, - холодно сказала я. – И после того, как поедим, мы можем приступить к работе, хорошо?
- Не называй это работой, Белла, давай просто развлекаться и наслаждаться друг другом, - весело сказал он.
- Ну мы можем иногда развлекаться, но не всё будет так весело, - сказала я, почти заканчивая есть. – Иногда я буду задавать тебе очень сложные вопросы, и я хочу, чтобы ты знал, я здесь для тебя. Я никогда не буду осуждать тебя, или опускать, я обещаю. Я просто хочу, чтобы ты был открыт и честен со мной насколько это возможно. 2 недели не такой уж большой срок, чтобы узнать тебя, но если ты захочешь сотрудничать и будешь искренен со мной, я думаю, мы достигнем успеха перед тем, как наше время выйдет.
- О, подожди… - что-то прояснилось для него. – Думаю, я понял. Ты хочешь, чтобы я был пациентом, а ты будешь психиатром. Так?
- Да, - я смотрела на него так, будто неожиданно у него выросла еще одна голова. – Я думала, с этим всё ясно. Я же говорила тебе. В этой комнате, Пробуждение, помнишь?
Он улыбнулся, и развеселился.
- Значит, я буду бедным сексуально озабоченным пациентом… а ты попробуешь вылечить меня от этого безумства… Мне нравится эта игра!
Он наклонился, пытаясь поцеловать моё ухо, почти поднимаясь со стула, готовый начать игру.
- Нет, Эдвард, - я почти хныкала. – Я не играю в ролевые игры. Я в колледже, учусь на психиатра. По-настоящему. Я хочу, чтобы ты был моим объектом. Я собираюсь узнать о тебе, твоей жизни, о прошлом… мы обсуждали это той ночью.
Мужчины когда-нибудь слушают нас? Даже полуобнаженные горячие мужчины?
- Это было на самом деле? – спросил он, нахмурившись. – Я думал, ты просто боялась попросить меня стать твоей игрушкой, и ты придумала этот первоклассный ход, чтобы спросить.
- Игрушкой? – мне стало еще жарче. Я так и знала. Он думал, что он здесь для того, чтобы обслуживать меня две недели. И я спорю с ним из-за этого??
- Ну да, - он пожал плечами, пристально всматриваясь в моё лицо. – Ты не хочешь поиграть со мной, Белла?
При этих словах я потеряла дар речи. Даже моя мёртвая бабуля кричала «ДА!» где-то в космосе прямо сейчас, я уверена.
Я почувствовала, как мой рот открылся, когда он встал и снова наклонился, утыкаясь губами мне в шею. Я думаю, он нашел моё слабое место. Черт возьми, это таааааак приятно. Тепло. Влага. Язык. Зубы. Мягко смыкаются. Горячее дыхание.
- Я буду хорошей маленькой игрушкой, Белла, - нежно мурчал он, прикасаясь языком к моей яремной вене.
Охххх… я закатила глаза, но нашла силы немного отодвинутся от него, я встала со стула и зашла в область кухни, так чтобы стойка была между нами.
Глаза Эдварда были немного грустными, когда я сказала:
- Пожалуйста, Эдвард? Это очень важно для меня, от этого зависит моя оценка. Пожалуйста… сделай это для меня.
Он посмотрел вокруг, увидел диван и столик, на котором лежал диктофон, кассеты, блокноты и ручки сверху них.
Я почти увидела страх в его глазах, когда он понял, что я не шучу.
В этот момент я не видела счастливого, беззаботного танцора из клуба. Это хорошо… быстрый взгляд на мужчину за маской.
- Ты хочешь сказать, что я больной, – заявил он, и это был не вопрос. Он снова посмотрел на меня, с болью в глазах.
- Нет! – я попыталась сделать шаг или два к нему. – Никогда!
- И ты хочешь изучить меня, как микроба под микроскопом, так? – спросил он, выдергивая футболку из штанов, неожиданно смутившись, и одевая её.
Дерьмо.
- Нет, Эдвард! – я заставила себя схватить его за руки, и посмотрела в его лицо. – Мне просто нужно было найти интересного человека, поговорить с ним некоторое время, а потом напечатать отчет о том, что я обнаружила. Это всё.
Он тяжело вздохнул, не отодвигаясь от меня.
- Мне это не нравится, Белла, - проворчал он тихо.
- Но ты бы хотел быть… - начала я, останавливая себя, видя, что его глаза горят пониманием.
- Но я бы хотел быть твоей игрушкой на 14 дней? – закончил он за меня. – Да. Это то, что я делаю, в чем я хорош. Ты не в библиотеке меня нашла, Белла. Ты знаешь, кто я.
- Пожалуйста… ты не так меня понял… - я почти умоляла его, ненавидя взгляд, которым он смотрел на меня. Я уже причиняла боль моему пациенту. Я должна успокоить его.
- Я понимаю, что у тебя проблемы с доверием, - начала я. – Но ---
- Как ты знаешь это обо мне? – теперь он хмурился на меня. – Ты ничего обо мне не знаешь. Ты понятия не имеешь о моих проблемах.
Я уже чертовски сильно всё испортила, а мы еще даже не начали. Давай, Белла, исправь это.
- Но я бы хотела, Эдвард, - мягко сказала я. – Пожалуйста… дай мне шанс. Пожалуйста, помоги мне. Ты нужен мне. Я думала, будет легче, чем… всё о чем я тебя прошу, это поговорить со мной. И всё.
Я знала, что просила покинуть его комфортную зону, и он мог закрыться.
- Нет, - он понял, о чем я говорю, и смотрел на меня еще более печально. – Я не могу… взять с тебя двадцать тысяч за две недели разговоров. Почему ты заплатила мне все эти деньги только, чтобы задать мне какие-то вопросы о моем детстве.
- Потому что я этого очень сильно хочу, - сказала я, сдаваясь. – Мне жаль, Эдвард. Я никогда не хотела заставить тебя чувствовать себя больным… как микроб. Ты на самом деле мне нравишься, и я бы никогда не сделала этого нарочно. Если ты хочешь уйти, ты можешь уйти. Но я действительно надеюсь, что ты останешься.
Я села на стул, не в силах больше смотреть в его глаза обиженного щенка. Я уже заставила его чувствовать себя больным. Идиотка. Может мне нужно было стать кассиром в банке, или где-то еще, где я не буду причинять людям боль. Я сжала голову руками и ждала, когда он вернет мне чек.
После долгой паузы Эдвард наконец заговорил.
- Если я сделаю это… - начал он. – Ты должна мне дать равное время. Я имею в виду, что я буду твоим пациентом… И… твоей игрушкой. Ты можешь изучать меня и позволить мне… изучить тебя. Это единственное условие, при котором я останусь.
Я глубоко вздохнула. Если я хочу, чтобы он был честен со мной, я также должна быть честной с ним.
- Я буду с тобой предельно откровенна, Эдвард, - начала я. - Да, ты невероятно мне нравишься, и я знаю, что ты знаешь это. У меня не было замечательной сексуальной жизни. Я была только с одним человеком, и это длилось 33 секунды, и я даже с трудом помню это. Да, у меня есть фантазии, мечты и желания, с которыми я не могу ничего сделать. И бОльшая часть меня хочет показать их тебе… но я… боюсь.
- Я буду с тобой предельно откровенен, Белла, - начал он в ответ. – Да, я очень (на секунду он закрыл глаза, а затем снова открыл их) запутанный и испорченный, и я знаю, что ты знаешь это. У меня не было замечательной… жизни. Я был с огромным количеством женщин, и не могу связать себя с одной единственной, только если там не замешан секс. У меня есть мечты и желания, с которыми я тоже ничего не сделал. И большая часть меня хочет разделить их с тобой… но… я тоже боюсь. Я не… говорил с людьми… о СЕБЕ. Никогда.
- Чтож, тогда у нас много общего, - я глянула на свои тапочки, а потом снова подняла взгляд к его напряженному лицу. – Ладно, Эдвард. По рукам. Но… будь терпелив ко мне, хорошо? Дело в том, что ты пугаешь и ослепляешь меня одновременно, и из-за этого я очень нервничаю. Я не привыкла к таким чувствам. Может быть, после того, как мы больше узнаем друг друга, мне будет… более комфортно рядом с тобой.
Он ухмыльнулся и скрестил руки на груди:
- Я ослепляю тебя?
- Частенько.
Он улыбнулся, снова расслабился и промурчал:
- Я не буду торопиться, если ты не будешь.
- Идёт, - сказала я, вздохнув, чувствуя себя лучше от нашей договоренности.
Затем испорченная часть меня подняла свою уродливую голову и добавила:
- И сними свою футболку. Правило номер один – не носить здесь никаких маек.
Он коварно улыбнулся, и я тоже показала ему свою улыбку плохой девчонки. Он удивленно посмотрел на меня. Я тоже удивилась себе.
- Почему, Белла, - он притворился шокированным, снимая майку. – Думаю, я всё-таки смогу помочь тебе.
Он встал, подошел ко мне и накинул майку мне на шею, как шарф. Я просто стояла здесь и смотрела в его яркие глаза, гадая, что же происходит внутри него прямо сейчас.
- Мне нравится правило номер один, - почти прошептал он, наклоняясь, чтобы поцеловать меня еще раз, его пальцы снова под моим подбородком. Я никогда не смогу сопротивляться этим поцелуям. Они были горячие и мягкие, и чувственные. Но как они заставляли меня чувствовать себя… Сексуальной и красивой… и желанной, как будто я была совершенно другим человеком.
Я верила в ложь. Я влюблялась в него, как и каждая другая женщина, с которой он работал. Я должна прекратить это и вести себя профессионально, как психиатр. Доктор вел бы так себя с пациентом?
Я сделала шаг назад и разорвала поцелуй, губы Эдварда все еще были сложены, как будто он продолжал целоваться. Он смотрел на меня, словно я сделала что-то неправильное, но затем его лицо снова стало дружеским, он опять хитро улыбался.
- Мне нужно в колледж через пару часов, так что я подумала, было бы неплохо позаниматься немного перед тем, как я уйду, - я обошла его и направилась в гостиную, села на зеленый и диван, решив, что он сможет сесть в небольшое кресло с боку от меня. Чистая кассета уже была в диктофоне, так что я взяла ручку и блокнот и открыла его на первой странице.
- Не хочешь присесть, Эдвард? – спросила я очень нежно, небрежно показывая ручкой на кресло.
- Я думал, пациентам предоставляют диван, - он попытался пошутить, поворачиваясь к гостиной.
- Хочешь диван? – спросила я.
- Да, - с ним уже было немного сложно, но не сильно.
- Хорошо, - я встала и пересела в кресло.
Я наблюдала, как он медленно двигается к моему дивану. Я думала, он сядет, но он лёг на спину, закидывая мускулистую ногу на спинку. Его грудь была гладкой, и это было так привлекательно, я ненавидела волосы на мужском теле. Его сильные руки были скрещены за головой, глаза закрыты. Подмышками тоже всё гладко. Мило. Я заметила, что его джинсы были очень низкими на бёдрах, и гадала, есть ли на нем нижнее бельё. Надо занести это в список вопросов. Черт возьми, о чем это я опять?
Я знала, что он пытался сделать. Отвлечь меня. Это не сработало. Ну, почти.
Я никогда больше не увижу свой диван в таком свете. Боже, как он смотрится на нем.
- Я готов, Доктор Белла, - сказал он спокойно. – Ты можешь распоряжаться моими мозгами… и позже моим телом. Хотя я думаю, одним ты насладишься больше, чем другим.
Он хихикнул и взглянул на меня как маленький мальчик. Я не могла удержать улыбку. Он такой клёвый, когда смеётся.
- Отлично, - я нажала кнопку записи и сказала: - Эдвард Каллен – Интервью Номер Один.
- Просто Эдвард, - настойчиво сказал он. – Эдвард… ладно?
Он не сердился, просто спросил.
- Хорошо, Эдвард – Интервью Номер Один, - исправила я. – Тебе не нравится, когда я использую твою фамилию?
- У меня нет фамилии, когда я работаю, - он до сих пор говорил спокойно и смотрел в потолок.
Проблемы в семье.
- У тебя есть семья? – спросила я.
Он закрыл глаза, и я могла сказать, что ему уже тяжело.
- Нет, я приземлился здесь на своем космическом корабле, когда мне было три, - сказал он саркастично. [Э. говорит об истории Супермена]
- Эдвард… - я почти улыбнулась.
- Мои родители знали, что наша планета взорвётся, так что они запихнули меня в этот маленький корабль… - продолжил он, слегка ухмыляясь, его глаза сверкнули в мою сторону.
Я должна быть терпеливой и понимающей с ним. Я пыталась.
Уклоняется от ответов.
Я молча ждала, пока он решит снова заговорить. Мой чек всё еще лежал в его заднем кармане. Я хотела сказать что-нибудь, но потом передумала. Я должна позволить ему самому прийти ко мне.
- Да, у меня была семья, - сказал он тихо, его глаза снова закрылись.
- Была… - повторила я. – Что с ней случилось?
- Ничего, - он слегка вздохнул. – То есть… я не знаю. Я больше не вижусь с ними.
Это меня не удивило.
- А они знают… о твоей работе в Огне? – я хотела, чтобы всё это звучало больше как настоящий разговор, а не так, будто я заваливаю его вопросами. Вот зачем мне нужны эти занятия. Я должна стать лучше в этом. Практика единственный путь к этому.
- Нет, - он держал глаза закрытыми. - Не думаю. Я начал работать там после того, как потерял связь с ними.
Хмм. Что-то другое послужило причиной разрыва. Интересно.
- Эдвард… - мне нравилось произносить его имя. Я хотела, чтобы он чувствовал себя уютно в разговоре со мной. – Из-за чего ты перестал общаться с семьёй?
- Можно я буду задавать тебе… некоторые вопросы… после того, как отвечу на твои? – он посмотрел на меня, и его глаза… могла ли я сказать «нет», когда он чего-то хочет?
Это профессионально? Пациенты не должны задавать докторам личные вопросы.
- Пожалуйста? – добавил он.
Боже.
- Ладно, Эдвард.
- Моя семья – моя мать и отец – очень богаты… и хладнокровны, - сказал он. – Их никогда не было рядом, пока я рос. Они всегда были очень заняты. У меня не было братьев и сестер. Я был ближе к прислуге, чем к ним. Но я привык к этому. Но потом, когда я пошел в колледж, я встретил девушку, которая не понравилась им, они не одобрили её. Не думаю, что им кто-то НРАВИТСЯ, даже они сами. Они сказали, или она или они. И мне пришлось выбирать. И я выбрал её.
Он остановился и перевернулся на живот, выставляя свою симпатичную, плотную, маленькую задницу в её плотной джинсовой тюрьме.
- Моя очередь, - улыбнулся он, осматривая меня с ног до головы.
- Хорошо, - я усмехнулась, довольная, что он выглядел теперь более расслабленно.
- У тебя когда-нибудь был оргазм? – произнес он так просто, будто спрашивал, как у меня размер ноги.
- Господи! – я густо покраснела, и я знала это. Он улыбался мне, ему нравилось моё смущение.
- Что? – спросил он невинно. – Я думал, это ‘«да» или «нет»’ вопрос. Я думал, это просто.
Можно подумать
- Нет, - сказала я, глядя в его глаза, они слегка опустились. Теперь он смотрит на моё тело. Дерьмо!
Я подняла свой открытый блокнот, надеясь скрыть что бы он во мне ни высматривал.
- Так… - я перешла к следующему вопросу. – Когда твои родители увидели, что ты выбрал эту девушку, они что, просто… выкинули тебя из дома?
- Дом, колледж, деньги, всё, - сказал Эдвард, теперь он смотрел в пространство, но я была уверена, что в своих мыслях он сейчас видит их.
- Они умерли для меня, - сказал он спустя несколько секунд. – Пожалуйста, мы можем поговорить о чем-нибудь другом? Они никогда на самом деле не были частью моей жизни. Я не скучаю по ним.
- Но я вижу, это беспокоит тебя, - сказала я мягко. – Ты пытался связаться с ними, после вашей ссоры?
Он сжал переносицу, и посмотрел вниз на диван. Я молча ждала, пока он не поднял голову и не сказал:
- Однажды.
Я снова начала говорить, но он резко оборвал меня:
- И я не буду говорить об этом сейчас, так что не спрашивай.
Он сказал, что они никогда не были частью его жизни. О нет, они всего лишь нож, который торчит из его сердца. Ничего особенного.
Быть отвергнутым в таком раннем возрасте… и ненужным на протяжении всего детства. Получается, он не закончил колледж?
Его родители определенно нанесли большой вред.
Он не научился у них любви. Возможно, отчасти поэтому ему так сложно показывать любовь другим.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
RomaRioДата: Среда, 09.12.2009, 21:09 | Сообщение # 15
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
ДАЛЬШЕ! 070

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 21:14 | Сообщение # 16
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Была его очередь спрашивать. У меня было чувство, что это вопрос будет еще сложнее.
- Расскажи мне одну из своих фантазий, - его голос сочился чувственностью, и он соблазнительно посмотрел на меня.
Он подпёр подбородок руками и улыбнулся мне, пока я пыталась заговорить. Он просто играет со мной, или действительно хочет узнать?
- Эммм… - я чувствовала, что моё лицо снова покраснело. – Было достаточно одиночества в моей жизни… Мой папа развелся с мамой, когда мне было 3… у меня есть… темные фантазии.
- Ооооо, здорово! – Эдвард не был напуган этим. – Продолжай. И перестань говорить так зажато, пожалуйста.
Почему я доверяю свою душу этому парню? Даже мои лучшие подруги не знают мои самые темные и тайные фантазии.
- Ну, у меня есть одна фантазия, что меня… принуждают, - я посмотрела вниз на блокнот, боясь теперь смотреть в его лицо.
- Фантазия об изнасиловании, - сказал он, все еще не удивленно, улыбаясь. – Как?
Я сглотнула и пожала плечами.
- Несколько разных фантазий об этом. Иногда я мечтаю, что иду домой, а он нападает на меня сзади. Или я иду домой, а кто-то хватает меня сзади и затаскивает в машину или что-то в этом роде… как-то так.
Казалось, эти несколько предложений заняли 30 лет, чтобы произнести их. Теперь я начала понимать, как себя чувствует Эдвард, отвечая на мои вопросы. Может это был его план, показать мне, каково это, сидеть на горячем месте. Он очень умный.
- Кажется, тебе нравится идея быть взятой сзади, - подразнил он, его лицо всё еще лежало на его сильных руках, его улыбка всё еще здесь и не давала мне ни одной причины чувствовать стыд.
- Вернёмся к моему вопросу, - напомнила я, краснея и пытаясь держать голову прямо.
- Давай, - он сосредоточенно уставился на меня, готовый.
- Расскажи мне о девушке, которую ты встретил… в колледже, - я решила немного отойти от его родителей.
- Зачем? – он снова выглядел слегка напряженно.
- Ну очевидно, что она что-то значила для тебя, - сказала я. – Ты отказался от всего, чтобы быть с ней. Ты любил её?
Он посмотрел на меня с другим тяжелым выражением лица.
- Нет, мне просто нравился запах её духов, - он снова саркастично избежал моего вопроса, поднимая лицо с рук.
- Хорошо… - согласилась я. – Значит… ты любил её.
Это хорошо, я чувствовала, что уже узнаю его больше, хотя он не сдавался.
Он не возражал против моего утверждения. Он любил кого-то. Но кажется теперь он был один, стриптизер, торгующий собой. Должно быть случилось что-то страшное. Не могу спросить это на первом интервью. Слишком скоро.
- Можно мне просто узнать её имя? – я двигалась медленно, как он и просил.
Он колебался. Что-то очень серьёзное происходило внутри него, в его глазах, когда он отвел от меня взгляд. Боже, что бы ни случилось, это было ужасно. Он даже не мог сказать мне её имя. Я просто ждала и не давила на него.
Прошли минуты, когда он посмотрел на меня с настоящей скорбью в глазах и выдохнул:
- Я не могу.
- Всё нормально, ты не обязан говорить мне, - убедила я его и улыбнулась.
- Мне жаль, Белла, - снова выдохнул он, смотря на руки, немного пристыженный.
- Всё в порядке, - сказала я снова, также осторожно. – Ты всё хорошо делаешь. Я знаю, это тяжело. Я ценю уже то, что ты просто разговариваешь со мной.
Казалось, это заставило его чувствовать себя лучше и он протяжно выдохнул, снова расслабляясь.
- Моя очередь? – спросил он, неуверенный теперь, так как не ответил на мой вопрос.
- Валяй.
- Ты когда-нибудь хотела быть связанной? - спросил он, нежно улыбаясь, всегда пробираясь к самой сути вещей.
- Часто, - я решила признаться. Это не было особо личным вопросом, так что я не возражала. Или просто Эдвард делал меня смелее, чем обычно.
- Белла… - замурчал он с удовольствием. – У нас будет очень много веселья в моё время…
Я покраснела и улыбнулась одновременно, уставшая строить из себя серьёзность и профессиональность. Чем больше открытой я буду с Эдвардом, тем больше он будет доверять мне и впустит меня внутрь себя.
Я пыталась сконцентрироваться на том, что еще у него спросить, но всё о чем я сейчас думала, это то, как Эдвард связывает меня.
Прежде чем смогла остановиться, я выпалила:
- А ты когда-нибудь был связан?
- Часто, - он воспользовался моим словом, ни на секунду не запнувшись, его мечтательная улыбка всё еще играла на его влажных блестящих губах.
Ух ты. Хотелось бы услышать одну из таких историй. О, подождите, я же могу, если он захочет обсудить это.
- Правда? – я спросила, почти нахмурившись. – Каково это?
Он пожал плечами, немного оскалившись:
- Всё зависит от того, кто связывает тебя. Если злой, жестокий человек, то это больно. Если сексуальный, страстный человек, это даже приятно. Иногда всё, чего они хотят – это иллюзия того, что ты беспомощен и связан. Как в клетке вампира. Я могу одеть и снять эти наручники, когда захочу, и все видят это. Но пока я не могу освободиться, и я кричу и мучаюсь немного, они получают свою фантазию.
- И ты позволяешь злым, жестоким женщинам связывать тебя? – спросила я, не подумав.
- Они хорошо платят, - сухо сказал он.
- Но они могут причинить тебе боль, - сказала я немного громче, пытаясь контролировать свой голос. Неожиданно я испугалась за него и пыталась образумить.
- Они ПРИЧИНЯЮТ мне боль, в этом весь смысл, - безучастно сказал он.
- А что если всё выйдет из-под контроля, и кто-нибудь серьёзно тебя ранит?
- У меня есть агент, - проинформировал он. – Она знает, где я работаю и когда. Если со мной что-то случится, она узнает и придет за мной.
- Как они причиняют тебе боль? – спросила я, чувствуя, что хочу защитить его.
- Есть много способов для пыток раба, Белла, - он пожал плечами, немного качая головой. – Я могу бесконечно рассказывать. Но некоторые из них… кнут, палка, игра с иголками, электричество, огонь, щипцы для сосков…
- Ооо, подожди, - я подняла руку. – Электричество?
- Не то, что ты подумала, - ухмыльнулся он. – Сейчас существует много маленьких приборов. Например есть маленькие липучки, которые крепятся на кожу в разных местах, потом женщина контролирует… интенсивность. Нажимает кнопку, и я получаю небольшой разряд.
- Боже, Эдвард… - я задрожала от одной только мысли.
- Да всё в порядке, - оскалился он. – Это не оставляет следов или чего-то такого. Никакого видимого вреда.
Нет, только моральный вред. Ничего особенного.
- Эй, ты уже целую кучу вопросов задала, я думаю теперь моя очередь, - напомнил он мне, широко улыбаясь.
- О, да, извини, - я забыла о нашей сделке. Господи, я уже очень сильно забочусь о нем. Я не должна быть сильно привязана к пациенту. Я уже упустила это.
- Тебе нравится боль? – спросил Эдвард. Он пытался выяснить, что мне нравится, что я хочу, чтобы он сделал со мной.
- Нет, - сразу же сказала я. – Я не хочу быть убитой электричеством и всё такое.
- Нет, нет, - он засмеялся. – Я не сделаю этого с тобой. Я сказал тебе, что буду делать только то, что ты хочешь. Я имею в виду, легкую боль. Хотелось бы тебе быть немного отшлёпанной? Немного!
- Я не знаю… - теперь я чувствовала тепло повсюду. – Может быть.
Эдвард улыбнулся себе. Я видела легкие шлепки в моём будущем. Что-то внутри меня действительно радовалось этому. Моё сердце билось учащенно.
- Я заметила, что ты свободно говоришь о сексе,- сказала я, наблюдая, как он смотрит на меня с весельем. – Но когда я задаю тебе личные вопросы, ты с трудом отвечаешь.
- Это не вопрос, - сказал он низким голосом, его глаза замерли на мне.
- Ладно, - я пожевала колпачок ручки. – Ты… находишь, что физическую боль легче переносить, чем… эмоциональную боль?
Я думала, что наткнулась на что-то.
Он выглядел так, как будто обдумывал это для себя и наконец сказал:
- Позволь мне сказать так – если бы у меня был выбор: поговорить с родителями или быть утыканным иголками по всему телу…
Лёгкая пауза.
- Я выберу иголки,- сказал он, его голос словно лёд. – Думай об этом, как хочешь.
Господи, он был исколот иглами. Этот мужчина отчаянный, это точно. Не уверена, что смогу сделать что-то, чтобы помочь ему. Но я так хочу.
И теперь это больше не относится к моей оценке. Я действительно хочу помочь ему. Помочь ему прекратить делать то, что он делает, и жить лучшей жизнью. Это будет моей новой миссией.
Раздался громкий стук в дверь, и я подпрыгнула от неожиданности. Эдвард даже не вздрогнул и не пошевелился, только метнул взгляд на дверь, а потом на меня.
- Хочешь, я открою? – спросил он, поднимаясь.
Я посмотрела на часы, пора идти в колледж. Я знала, это Розали и Элис, они как всегда зашли за мной перед занятиями. Я расплылась в улыбке и сказала:
- Да, спасибо, Эдвард.
Он оскалился и подмигнул, возвращаясь в своё обычное настроение, и закусил губу, открывая дверь наполовину так, чтобы они смогли хорошенько его рассмотреть.
Он опёр руку на дверь, улыбнулся им и промурчал:
- И снова привет.
Я пыталась не расхохотаться, мечтая увидеть их лица. Я не сказала им, что он будет здесь сегодня. Должно быть это невероятный шок для них, видеть полуобнаженного Эдварда, открывающего мою дверь.
Я только слышала два задыхающихся голоса в холле.
Я услышала Элис:
- Это правильная… дверь, ага, Белла здесь?
О, отлично. Бедная Элис подумала, что постучалась в чужую квартиру. Я тут живу уже 3 года!
- Ну, да, но она очень устала, - голос Эдварда, как тающий секс. – И я не уверен, что уже закончил с ней.
Маленький дьявол.
Я поспешила к двери до того, как он скажет моим друзьям, что я не пойду сегодня в колледж. Я должна пойти, мне нужен небольшой перерыв от Эдварда, иначе я потеряю контроль от его действий, кстати, очень искусных.
Колледж единственное место, где я смогу проветрить голову и поговорить с друзьями, на счет того, что, черт возьми, делать дальше. О, Господи, эта сделка, которую я заключила. Когда я вернусь домой, будет его очередь распоряжаться нашим временем. Что я наделала?
- Привет, девочки, - я схватилась за ручку двери и распахнула её полностью, Эдвард ухмыльнулся мне и снова повернулся к двери. – Заходите, - они всегда заходят ко мне ненадолго, поболтать, перед тем, как идти.
- Ох, привет, Белла, - сказала Розали немного раздраженным голосом.
Эдвард ушел на кухню и, не говоря ни слова, начал мыть наши тарелки и вилки.
Боже, как это сексуально. Мужчина, который моет посуду, даже когда его не попросили. И с этой обнаженной грудью… Надеюсь, он случайно забрызгает себя водой и мылом. Я почти забыла, что мои подруги были здесь, пока Розали не заговорила.
- Привет, Роуз, - я села на барный стул возле стойки в кухне, не желая упустить из вида мою новенькую посудомойку.
Элис подошла к моей стороне стойки, скрытая от Эдварда, и сильно хлопнула меня по руке, говоря одними губами «ВАУ!!». Она схватилась руками за голову и беззвучно визжала на меня, я немного посмеялась над ней. Розали глазела на Эдварда. Точнее куда-то ему между ног, насколько я могла судить по её взгляду.
Я уверена, Эдвард заметил наш беззвучный разговор, но не подал виду. Он повернулся к нам, на его плече висело полотенце.
- Хотите чего-нибудь перекусить… или выпить? Я могу быстренько сделать что-нибудь, если хотите.
Он посмотрел на нас, ожидая ответа. Этот мужчина избалует меня к хренам собачьим.
Розали улыбнулась ему, как мужу, который теперь вернулся с войны. Я пнула её по ноге, чтобы разбудить.
- О, нет, всё в порядке, - она выпрямилась, явно занервничав.
- Нет, спасибо, - Элис смотрела, как он улыбался ей. – Я поела.
- Ну, если передумаете, свистните, - он подмигнул и вернулся в угол комнаты, пропав из поля зрения, вода зашумела снова, когда он начал мыть сковородку.
Он тихо мычал про себя, не вторгаясь в наш беззвучный разговор. Мелодия была красивая, не говоря уже о его глубоком эротическом голосе.
Элис рукой очертила круг вокруг всех нас и показала на дверь. Выглядело так, как будто она хотела сожрать меня целиком или поздравить меня снаружи.
Я кивнула и пошла за сумкой, подхватив свой блокнот. Я взяла ключницу и начала снимать свой ключ с кольца.
Я махнула им, чтобы они вышли первыми.
Они зашли за стойку и в кухню, опережая меня, снова становясь милыми и нежными перед Эдвардом.
- Эдвард, мы пойдем в колледж, - сказала я громко. Шум воды стих, и, когда я зашла в кухню, он подходил к нам, вытирая свои прекрасные руки полотенцем, которое только что имело удовольствие висеть на его голом плече.
- Было здорово увидеть вас двоих снова, - он улыбнулся девочкам, опуская руки на бёдра. – В следующий раз вы должны задержаться.
Очаровательный. Боже, он великолепен.
Они захихикали и неумело сражались с дверью, видимо в присутствии Эдварда они забыли как использовать дверную ручку. Он играл роль идеального джентльмена:
- Пожалуйста, позвольте мне, - и он открыл для них дверь, находясь теперь за ней.
Должно быть он думал, что все женщины тупицы, если все они так себя ведут, когда он говорит с ними.
Элис и Розали вышли за дверь, останавливаясь в холле, поджидая меня, пока я стояла перед Эдвардом, протягивая ему ключ.
- Это ключ от квартиры, на случай, если ты захочешь выйти, - начала я. – У меня есть другой, так что ты можешь пользоваться им, пока живешь здесь.
- Хорошо, - он смотрел на меня с наслаждением, внимательно слушая меня. Он взял ключ и положил его в задний карман.
- И… веди себя как дома, - повторила я, на самом деле желая, чтобы он чувствовал себя легко. Судя по тому, как он лежал на диване, может быть я зря переживаю. – Делай всё, что захочешь, - я махнула рукой в сторону комнат, не знаю зачем, и отдёрнула руку. – Я вернусь около четырех. Если ты чего-нибудь хочешь, например, здоровую пищу, составь список, и я всё куплю.
Что еще? Было такое ощущение, что я оставляю здесь маленького ребенка на весь день. Я должна прекратить это. Он мужчина, даже старше меня! Он не идиот, он будет в порядке. Просто прекрати это.
Уголок его губ слегка приподнялся, пока я бессвязно болтала. Теперь я развлекаю его.
- И я оставила номер мобильного там, возле телефона, если тебе нужно будет позвонить мне, - сказала я. Ага, нужно будет.
- Всё будет хорошо, Белла, - заверил он меня. – Не беспокойся.
Он понизил голос так, чтобы только я слышала его, и, наклонившись, прошептал мне на ухо:
- Я знаю, ты любишь беспокоиться, но не нужно. Одна вещь, которой я собираюсь тебя научить, это расслабляться.
Он выпрямился и подарил мне эту кривую улыбку.
- Ээ… Тогда ладно, - я не могла придумать ничего остроумного в ответ. – Увидимся… в четыре.
Он просто молча стоял и улыбался.
- Пока, Эдвард, - я почувствовала слёзы в глазах, не знаю от чего. Глубоко внутри я размышляла, будет ли он здесь, когда я приду домой. Он утешал меня? Может ему не нравятся мои вопросы, и он больше не захочет быть здесь. Может…
Я направилась к выходу с рюкзаком за спиной, когда он сказал:
- Белла, - немного громко, не сердито, но будто я забыла что-то.
- Да? – я остановилась и повернулась к нему.
Элис и Розали стояли прямо за порогом, сверкая на нас глазами.
- Иди сюда, - позвал он.
Я подошла ближе, чувствуя, как кровь начала носиться по венам, а сердце выпрыгивает из груди. Он хочет то, что я думаю, что он хочет? Я до сих пор не привыкла к этому, быть во внимании у такого восхитительного мужчины. Или любого мужчины, если на то пошло.
- Извините нас, леди, - он до сих пор вёл себя идеально, слегка прикрывая дверь, чтобы скрыть нас от их взора.
Я взглянула на них, пока они не скрылись за дверью, и посмотрела вверх, в его счастливые зеленые глаза.
- Ты продолжаешь попытки уйти от меня без прощального поцелуя. Мне это не нравится, - замурчал он, делая вид, что обижен. Он схватил меня за руки, слегка приподнимая их, заставляя меня поднять лицо к его открытым, голодным губам.
Поцелуй был немного грубым, но невероятным! Должно быть его губы были самыми гладкими, теплыми и влажными во всех Соединённых Штатах. Я всё еще не могу привыкнуть к этому. Слабый вкус Омлетте де Эдуардо и бекона перемешался с мятой и танцевал у меня во рту, пока я целовала его в ответ, пытаясь соответствовать его энергии и энтузиазму.
Уверена, Розали и Элис слышали, как мы целуемся, но я снова забыла о них. И в мире теперь были только я и он.
Без предупреждения он отпустил мои руки, и моё тело слегка опустилось, мои губы расстались с ним слишком быстро.
- Пойди, выучи что-нибудь, - он открыл дверь для меня и положил щеку на её край, улыбаясь мне так, будто я была самой красивой девушкой, которую он когда-либо видел.
Бабуля, спасибо тебе за твоё наследство! Я и подумать не могла, что можно купить за деньги что-то ТАКОЕ, но я уже была так довольна приобретением. И это только день номер один!
Сразу же я возненавидела себя за подобные мысли об Эдварде. Я такая же ужасная, как те суки, которые причиняют ему боль и заставляют его встречать их дома на коленях, обнаженным. У меня действительно есть тёмные места внутри. Я всегда знала это, но с присутствием здесь Эдварда, я узнала это больше.
Мне всё еще было любопытно, но я становилась такой злой, когда думала, что кто-то постоянно причиняет ему боль. Я решила записать это позже.
- Какие-то особые инструкции для меня перед тем, как ты уйдешь? – спросил он, невероятная сексуальная улыбка всё еще играла на его лице. Выражение его лица было таким настоящим, без какой-либо фальши. Должна признаться, он очень хороший актер.
- Эээ… нет, - я немного покраснела, представив его обнаженным на коленях передо мной. – Просто… делай всё, что захочешь.
Почему я постоянно повторяюсь? Мне нужно уйти.
- Как хочешь, - из-за его голоса я чувствовала покалывание в ногах.
- Пока, - я покраснела как пятилетняя девочка.
- Пока, - произнес он голосом пятилетнего мальчика.
Я заставила себя уйти, не оглядываясь. Я не слышала, чтобы дверь закрылась, пока не начала спускаться по лестнице, которая вела к двери на улицу.
Он наблюдал, как я ухожу? Боже, он смотрел на мою задницу, не так ли?
И вот оно.
- ДЕРЬМО СОБАЧЬЕ, БЕЛЛА!! – Элис начала первая, когда мы вышли наружу, тротуар был полон спешащих людей, по бокам улицы мостились магазины, пиццерии и супермаркеты.
- Что он делает здесь, моет тебе посуду? – громко ворвалась Розали. – Ты спала с ним прошлой ночью?
- НЕТ! – закричала я, ускоряя шаг, сжимая лямку рюкзака. – Он пришел утром.
- О, он пришел, ха? – передразнила Элис, ликующе захихикав, занимая левую сторону от меня, Розали шла справа. [в англ. языке глагол come («прийти») так же означает «кончить»]
Я цокнула, нахмурившись.
- Не так, извращенка! Он ПРИБЫЛ сегодня утром. Он согласился быть моим объектом для работы, и мы провели небольшое интервью, до того как вы пришли.
- И он был без майки во время интервью? – Розали искоса посмотрела на меня. – Тогда почему он сказал, что ты устала, и он еще не закончил с тобой?!
- Ох! – я закатила глаза. – Он играл с вами! Он любит это. Это его обычное поведение.
- О, посмотрите-ка, она уже знает его! – засмеялась Элис. – Это так клёво!
- Он целовал тебя! – напомнила Розали. – Мы обе слышали это. Или ты хочешь сказать, что он запасал тебя кислородом на следующие три часа, по причине того, что ты убегаешь?
Элис захихикала.
- Может он проверял её зубы своим языком!
- Вы, девочки, такие вульгарные! – я посмотрела в обе стороны и перешла дорогу, ускоряясь, когда машины приблизились к нам.
Мы пересекли дорогу живые и здоровые, даже не задумываясь об этом, и разговор продолжился.
- Мы не виним тебя, Белла, - сказала Элис, когда мы повернули на тихую улочку перед кампусом. – Он очень горячий и милый, но именно ты сказала, что не будешь встречаться со стриптизёром. О, Боже мой, твой папа точно тебя убьёт!
Розали коротко рассмеялась:
- Я бы хотела на это посмотреть.
- Мы не встречаемся, - я качнула головой в сторону проулка, где было тихо и пустынно.
Они шли прямо за мной, я развернулась и сказала тихим голосом:
- Вы обе должны Богом поклясться, что не повторите того, что я вам расскажу.
- Мы клянемся! – язык Элис лежал на земле.
- Розали, - я сердито посмотрела на неё.
- Да, я клянусь, - она выглядела раздраженной, но заинтересованной.
- Хорошо, - я вздохнула. – Я заплатила ему. Чтобы он жил со мной. И был моим объектом. Следующие две недели.
И был моей игрушкой.
Но я не сказала им этого.
- О ГОСПОДИ!! – Элис подпрыгнула, улыбаясь, запустив руки в волосы.
- Не может быть! – теперь Розали была удивлена. – Сколько?!
- Моё наследство, - заявила я, на секунду опуская глаза.
- Двадцать тысяч ДОЛЛАРОВ?!! – Элис почти прокричала это.
- Ты заткнешься?! – я вздрогнула, оглядываясь вокруг.
- Подожди, - Розали подняла руку с идеальным маникюром. – Просто чтобы отвечать на твои вопросы, он потребовал двадцать тысяч долларов? Ты что, пьяная?
Теперь и Элис подхватила:
- Ты должна была позвать нас, чтобы заключить сделку! Это возмутительно, Белла.
- Ну, как-то так поучилось… - я сглотнула и закусила губу. – Он думает, я наняла его для чего-то еще. Думаю, я не объяснила ему точно, или он не расслышал меня за музыкой или что-то такое… но… он думает, что я наняла его для… секса.
Розали и Элис одновременно раскрыли рты, и я боялась, что они скажут дальше.
- Ну скажите что-нибудь! – наконец приказала я. – Я вроде бы немного прояснила это с ним утром. Теперь он знает, что он мой объект для диссертации, но он также думает, что он моя… игрушка.
- ИГРУШКА?! – Розали густо покраснела.
- Так он называет себя, - грустно проворчала я, снова чувствуя дурноту в желудке, вспоминая боль, через которую он прошел в руках женщин. Не удивительно, что он не доверяет нам и так боится открыться мне.
Они обе засмеялись, а я неожиданно пришла в ярость.
- Ничего СМЕШНОГО! – заорала я, презрительно смотря на них. – Не смейте смеяться над ним!
- Я не смеюсь над ним, я смеюсь над ТОБОЙ! – пояснила Розали. – У тебя большие неприятности.
- Я знаю.
- Что собираешься делать? – продолжила Розали. – Переспать с ним?
- Нет, - сказала я. И потом: - Я не ЗНАЮ!
Я схватилась за волосы, и позволила эмоциям выплеснутся. Я чувствовала слёзы в глазах.
- Ну, если будешь, тебе лучше воспользоваться презервативами, - сказала Элис. – По пути домой тебе лучше купить парочку… больших.
- Она даже не знает, как покупать презервативы, - Розали посмотрела на Элис, а затем снова на меня. – Белла, мы поможем тебе. Но пойми, у тебя такого раньше не было. Ты понятия не имеешь, что делаешь.
- Ну, тогда может он научит меня некоторым вещам, - сказала я, признаваясь, что может быть я хочу немного поиграть с Эдвардом. На самом деле, много.
- О, Боже, ты СОБИРАЕШЬСЯ переспать с ним, - Элис закрыла рот двумя руками.
- БЕЛЛА! – глаза Розали сияли. – Можно мы тоже поиграем с ним?
Элис подпрыгнула и завизжала, Розали пыталась заткнуть её, чтобы получить моё разрешение.
- Нет, нет, нет! – я вздрогнула. – Не думаю, что это хорошая идея. Я не хочу просить его делать… такие вещи.
- О, а он бы сделал, - Розали нахмурилась на меня, разочарованная. – Да ладно, ты можешь хотя бы спросить его.
- Нам пора идти, мы опаздываем! – я уклонилась от ответа, и побежала в сторону колледжа, слыша как они следовали за мной по пятам и умоляли подумать об этом.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 21:22 | Сообщение # 17
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 4. Пробуждение богини.

EPOV

После того, как Белла ушла, я посмотрел вокруг, размышляя, что бы я мог сделать для неё. Квартира была безупречно чистая. Наверно она убралась здесь для меня. Милая девочка.
Белла уже мне очень нравилась. Она застенчивая и очень умная, что очень хорошо для неё же. Это держит парней на расстоянии, большинство мужчин боятся этого. Не я. Я видел Беллу, как плотно закрытый бутон розы. Привлекательная, свежая, другая… Часть меня чувствовала себя ужасно только за то, что я согласился на эту работу. Я не хотел портить или развращать её. Но я хотел освободить её, заставить её бутон расцвести и раскрыться… медленно… нежно… осторожно.
Она очень сильно отличалась от женщин, которых я знал.
Студентка. Точно как она, моя девочка. Такая же умная, вся в занятиях и книгах. И она тоже краснеет. Моя девочка краснела. Не так, как Белла, но это напомнило мне.
Белла попросила меня сказать её имя, и я не смог сделать этого. Я хотел, но голос пропал. Я никогда ни с кем не говорил об этом, никогда. Это очень странно, девушка купила меня на две недели и хочет обсудить все мои проблемы из прошлого. Может это не случайность. Я хотел верить, что где-то наверху кто-то послал Беллу, чтобы помочь мне.
Но не было никакого «наверху», и не было никого, кто мог бы заботиться о моей боли и моём будущем. А если есть, то где они был раньше? Если они хотели помочь мне сейчас, то они чертовски опоздали.
Я посмотрел на часы. 1:30. Я должен позвонить в 3, так что у меня есть немного времени. Я уже позвонил Виктории и сказал ей, что не смогу прийти сегодня.
Сегодня принадлежало Белле, наша первая ночь вместе.
Она выглядела такой испуганной утром, когда я снял майку. Бедная маленькая девочка. Я не должен вести себя с ней так, как обычно. Я сразу это понял. Я не возражаю. Хорошая перемена наступит в моё время, когда я, не торопясь, буду соблазнять её. Я не мог вспомнить, когда последний раз действовал медленно с женщиной.
Для меня это не проблема. Многие женщины, на которых я работал, не замечали этого, но если действовать правильно, постепенно, чувственно, исследуя и слегка касаясь первого возбуждения, это приносит невероятное удовольствие. Чем дольше я буду ждать Беллу, тем больше я буду хотеть её, и тем большее наслаждение я получу, когда наконец возьму её.
Она сказала мне, что она не девственница, но также сказала, что это было всего один раз и длилось… 33 секунды? Это что, шутка? Звучало серьёзно, когда она сказала. Если это правда, тогда она, в принципе, никогда не занималась любовью, или сексом, если на то пошло. В любом случае, хорошего секса у неё не было. Так что я решил, что буду обращаться с ней, как с девственницей. Она заслуживает начать всё сначала. Я могу быть её настоящим первым разом.
Мне платили мамы девочек, которые хотели, чтобы я был первым мужчиной их дочерей. Иногда это было немного странно даже для меня, но в большинстве случаев я просто обслуживал мамочек и удовлетворял их настолько, что они хотели подарить меня своим дочерям. Тем не менее, никаких девочек младше 18. У меня всё еще есть парочка правил, которые я не нарушаю.
Дочери никогда не узнавали, что мне заплатили за то, чтобы я был с ними. Я играл парней, которые просто сталкивались с ними в кинотеатре, или претворялся сыном маминой коллеги по работе, которому вдруг понадобилась компания. Вот некоторые истории, благодаря которым я попадал в их жизни.
Они покупали меня для своих дочерей, чтобы обеспечить им безопасный секс, который я всегда практиковал, и чтобы уберечь их от какого-нибудь тупицы, который не вел себя должным образом. А также для того, чтобы подарить им незабываемый и чувственный первый опыт.
После этого, я обычно деликатно объяснялся с девушкой, извиняясь за причины, по которым я не мог с ней больше видеться. Я всегда говорил что-то вроде того, что я живу в Канкуне или на Гавайях и теперь должен вернуться домой. У меня был миллион подходящих причин, которые не ранили их и быстро удаляли меня из их жизней. Но это не давало мне покоя, даже спустя дни и недели. Я всегда чувствовал, будто всё-таки причинял им боль в конце.
Но дело в том, что я знаю как быть нежным, мягким и неторопливым. Это приносит мне больше удовольствия, чем некоторые грубые вещи, которые я делал с женщинами.
Вот как я начну с Беллой. И потом, если она захочет исследовать свои темные фантазии, я смогу и это сделать. Я могу быть ангелом… и демоном тоже.
Я выбежал в банк и перевел деньги, которые Белла заплатила мне, зашел в несколько хороших магазинов, чтобы купить продукты к ужину и некоторые вещи для дома, которые понадобятся мне вечером.
Я вернулся к Белле во время, чтобы сделать мой ежедневный звонок, и с этим было всё в порядке.
Я проверил расписание, завтра я должен буду танцевать на девичнике, около 2 часов в частном доме. Я спрошу Беллу позже, действительно ли она хочет пойти со мной на эту работу.
Перелистнув страницу на среду, я прочитал – 12 дня – Доставка Пиццы – Пэйдж.
Белла не может пойти на эту работу. Может у неё будут занятия. Я надеюсь.
В четверг ничего, хорошо.
В пятницу вечером я должен быть в Огне. Пятница была большим днем для клуба, и Белла может пойти со своими подругами, если захочет.
А потом я перевернул страницу на субботу и увидел – 13.00 – Рэвен.
Блядь. Рэвен – это её ненастоящее имя, я никогда не знал её настоящего имени, но суббота будет трудным днём для меня. Я должен что-нибудь придумать, чтобы Белла не смогла идти со мной туда.
Воскресение – Фильм – 4 вечера – Джеки.
Это жёстко. Не уверен, что Белла захочет смотреть, как я снимаюсь в низко бюджетном порно. Может мне удастся отказаться, или перенести это на время, когда я закончу с Беллой.
Я убрал записную книжку и начал всё подготавливать к приходу моей Беллы.
Я собирался приготовить креветок в масле с чесноком, и пасту с вкусным французским хлебом. Я чуть не купил вино, но передумал. Заглядывая в её холодильник, я мог сказать, что она обычно не пьет. Там были только соки и вода. А также я не хотел, чтобы она думала, будто я пытаюсь напоить её, чтобы быстрее соблазнить.
Я хотел, чтобы сегодняшний вечер был только для прикосновений… разговоров… чтобы мы получше узнали друг друга, немного разбили лёд. Я пока не собирался заниматься с ней любовью. У нас есть время. Много времени.
Я взял из дома немного массажного масла которое теперь лежало в небольшой чашке с горячей водой, нашел у Беллы пару мягких полотенец и положил их в корзину рядом с кроватью. И, да, я рассыпал немного лепестков розы на кровать и расставил несколько свечей в спальне.
Я даже вкрутил розовую лампочку в её ночник, чтобы создать мягкий теплый свет. Мой ipod лежал в спальне, и весь плей-лист состоял из чувственной, тихой музыки, идеальной для расслабления. Я создал рай для молодой девушки и очень гордился собой, когда закончил.
Солнце было всё еще высоко, но к тому времени, когда мы закончим ужин, начнет темнеть. Тогда я смогу сконцентрироваться на том, чтобы сделать Беллу счастливой. Я был в черных джинсах и без футболки, следуя моему правилу, когда услышал, как она поднимается по лестнице. Я надеялся, что она одна. Я всегда ходил босиком дома, а иногда даже на улице. Я ненавидел обувь.
В десятый раз я посмотрел на себя в большое зеркало, которое было на обратной стороне двери в ванной. Волосы торчат в разные стороны, но не сильно беспорядочно. Приятно выбрит, никакой щетины на моём лице, зубы чистые и белые, дыхание со вкусом корицы. Всё было так хорошо, насколько я мог это позволить. Я мечтал стереть этот чертов след от укуса на своей заднице. Но я ничего не мог с ним сделать прямо сейчас.
Я вернулся к еде, которая стояла на плите, и встряхнул её немного, надеясь, что она почувствует запах еще в холле.
То, что я открыл дверь до того, как она прикоснулась к ней, удивило её. Она была одна.
Я тепло улыбнулся ей, чтобы она хоть немного расслабилась.
- Привет, доктор Белла, - я хотел видеть, как она улыбается. Я наклонился и коротко и мягко поцеловал её.
Она улыбнулась мне и хихикнула, когда я отошел назад, чтобы впустить её. Казалось, она нервничает еще больше, чем утром. Я избавлю её от этого за несколько минут, но не сейчас. Мне нравилось её смущение.
Я тихо закрыл дверь, а она пошла в кухню.
- Я так боялась, что ты будешь на коленях, когда я зайду, - призналась Белла, а затем увидела еду и добавила: - Оооо, Боже, пахнет НЕВЕРОЯТНО! Я почувствовала запах еще внизу, но я не думала… что это из моей квартиры.
- Я оскорблён, - сказал я глубоким голосом. – Я же сказал тебе, я хорошая маленькая игрушка. Ты сомневалась во мне?
Я снова медленно поцеловал её, снимая рюкзак с её плеча и бросая его в углу гостиной.
- И я не опущусь на колени, пока ты не скажешь мне сделать это, - пояснил я. – Единственное твоё правило соблюдено.
- Я вижу, и я рада, - сказала она. – Мне бы не хотелось наказывать тебя.
Она снова покраснела, а я рассмеялся и начал расстилать скатерть на полу в гостиной.
Белла обладает большим потенциалом. Бутон, умирающий от желания распуститься и показать всю свою красоту.
- Сегодня мы будем ужинать здесь, - сказал я. – Я всё принесу, не беспокойся.
Я начал накладывать еду в тарелки, достал столовые приборы и расставил всё на скатерти на полу. Это будет гораздо лучше, сидеть здесь, смотреть в окно как опускается солнце, вместо того, чтобы горбиться над маленькой стойкой на стульях.
Она выглядела довольной моей идеей, и я предложил ей сесть напротив меня. Я тоже сел, облокотившись спиной на диван.
Музыка играла на фоне очень тихо, так что мы могли говорить.
Я наполнил водой два охлажденных стакана и также опустил их на наше одеяло для пикника.
Белла сидела по-индийски, а я вытянул перед собой ноги и скрестил их.
Мы начали есть, и Белла призналась:
- Я люблю креветки. Моё любимое блюдо. Спасибо огромное за то, что сделал это. Ты не должен был, ты знаешь.
- Замолчи, - я остановил её. – Я хотел. Теперь ешь.
- Да, сэр, - пошутила она, съедая креветку с вилки.
- Оооо, мне понравилось, скажи это еще раз, - я подразнил её немного, она захихикала, прикрывая рот рукой.
- Белла, могу я сказать кое-что перед тем, как мы продолжим? – вежливо спросил я, чтобы она не волновалась.
Она до сих пор была такой нервной и смущенной. А теперь, когда я спросил её, она застыла и уставилась на меня.
- Конечно, - сказала она напряженно.
- После того, как мы поговорили сегодня, - начал я, нежно улыбаясь, - я понял, что всё это для тебя очень ново, как ты и сказала. Так что я хочу, чтобы ты знала. Я запланировал некоторые вещи на сегодня, но это не касается секса. Я хочу, чтобы мы использовали наш сегодняшний вечер, чтобы узнать друг друга. Я хочу прикасаться к тебе, и я хочу, чтобы ты прикасалась ко мне. Я хочу говорить с тобой и целовать тебя. Я хочу обнимать тебя и сделать тебе массаж, и потом я хочу, чтобы ты сделала мне массаж. И я хочу, чтобы мы заснули вместе, в объятьях друг друга. Но я не буду склонять тебя к сексу сегодня. Я хочу, чтобы ты сказала, когда захочешь меня. И тогда я буду рад опустошить тебя. Я не хочу, чтобы ты нервничала или боялась меня. Как тебе всё это?
Она посмотрела вверх на меня, и у неё были слёзы в глазах. Я не шевелился. Несколько секунд она молчала, а затем протяжно выдохнула. Её голос дрогнул, но она сказала:
- Это прекрасно.
И она улыбнулась мне такой великолепной улыбкой, которую я никогда не видел на её лице. Ей понравился мой план на сегодня! Я испытал огромное облегчение и был так рад, что понял её правильно. Она была очень сложной для понимания. В этот ответственный момент, я не ошибся.
Моя богиня была довольна мной. И я почувствовал, что моя грудная клетка расслабляется.
Я широко улыбнулся ей в ответ, настолько взволнованный тем, что ждет нас сегодня, что с трудом закончил есть.

EPOV

После того, как она съела последнюю креветку, а от хлеба осталось только легкое воспоминание, я убрал всю посуду и оставил её отмокать в раковине до завтра. Через несколько минут я вернулся и протянул ей руки.
Она робко посмотрела на меня снизу вверх и дала мне руку. Я поднял её на ноги и спросил:
- Можно я поцелую тебя, Белла?
Она выглядела гораздо более расслабленной после моего заявления, и я был рад, что это успокоило её.
Она кивнула и немного покраснела.
Я медленно поцеловал её, не грубо, как обычно это делал. Я отрывисто целовал её губы, и она отвечала мне тем же.
Медленно я начал танцевать с ней, двигая её вокруг по маленькому кругу.
- Я твой, Белла, - я закрыл глаза и прошептал: - Нет ничего неправильного для нас. Всё, что ты хочешь… твоё. Никогда не бойся меня. Я не откажу тебе… ни в чем.
Её глаза тоже закрылись, и она позволила моим словам плавать в воздухе, не отвечая на них.
Я подождал еще несколько мгновений и затем спросил:
- Ты бы хотела принять душ со мной?
Она подняла голову и улыбнулась мне, и я понял, что её ответ «да».
- Пойдем, Белла, - я вел её к ванной. Я шел спиной вперед и закусил нижнюю губу, глядя на её невинное лицо.
Она уже рассказала мне, как работают краны и как включить душ. Её душевая была со стеклянными стенками, стекло было мутное, так что если смотреть снаружи, то не видно всех деталей внутри.
Сзади нас лилась горячая вода, я сексуально улыбнулся и начал раздевать мою Беллу.
Она выглядела немного испуганной, но пыталась скрыть это. Я снова поцеловал её, чтобы успокоить и прошептал:
- Не бойся, Белла. Я сделаю так, как сказал. Я не буду торопиться.
- Спасибо, Эдвард, - она поцеловала меня в ответ, теперь она была более смелая. Она подняла руки и запустила их в мои волосы, в её поцелуях нарастало желание.
- Всегда пожалуйста, - попытался сказать я между её долгими поцелуями, мои пальцы медленно поднимали её свитер вверх по животу. Она тихо застонала, что очень понравилось мне. Я поднял свитер выше её груди, на ней был белый лифчик.
Наконец, я снял свитер через голову, позволяя её рукам выскользнуть из рукавов. Я положил его на тумбочку сзади нас.
- Ты прекрасна, Белла, - сказал я, продолжая целовать её, почти не дыша, пытаясь справится с её теперь уже грубыми поцелуями.
Она должна прекратить это, если не хочет, чтобы я взял её прямо в душе.
- Ты не должна прятать себя под свитерами, - добавил я. Оторвавшись от её голодных губ, я нежно целовал её плечо, медленно сдвигая лямки и без проблем расстёгивая её лифчик.
Она снова сексуально застонала, когда лифчик упал на пол. Я растягивал время и целовал её кремовую шею, опускаясь на колени, продолжая целовать каждый сантиметр её тела. Я не касался груди, как обычно сразу же делают многие мужчины.
Я сжал её запястья, держа их по бокам от неё, удерживая их, чтобы она не двигалась, пока я целовал каждый выступ и изгиб от её плечей до пупка, немного просовывая в него язык, что вызвало у неё еще одну порцию вздохов удовольствия.
Я вернусь к этому позже, а сейчас я хочу, чтобы она была в душе вместе со мной. Стоя перед ней на коленях, я расстегнул её джинсы, нежно опуская их вниз к её щиколоткам, и затем её трусики тоже.
Я встал и держал её руки, она вытащила ноги из одежды, теперь полностью обнаженная для меня. Мне нравилось то, что я видел, и я быстро снял свои джинсы, белья на мне не было.
Она зашла в душ первой, и я шел сразу за ней. Мне нравилось легкое жжение на моей коже от горячей воды. Я запустил пальцы в её длинные густые волосы, наблюдая, как они темнеют и становятся мокрыми и мягкими под водой. Я поцеловал её скулы и губы, нос, закрытые глаза, лоб, и вниз по щекам. Она стояла под горячей водой, а я слегка дрожал, не попадая под неё.
Я обожал мою богиню, и приносил удовольствие ей повсюду, не пропуская ни одного незначительного миллиметра.
Я провел руками вниз по её шее, опуская их ниже, лаская её грудь, она слегка раскрыла рот и дышала тяжело и учащенно, наслаждаясь горячей водой и пальцами, ладонями… нежно гладящими, а не лапающими.
- Тебе нравится это, Белла? – спросил я шепотом, мои волосы тоже начали намокать.
- Боже, - она задыхалась. – Это так хорошо. Пожалуйста, не останавливайся…
- Твоё желание – закон для меня, - промурчал я игриво, опуская руки по её ребрам к ягодицам, слегка сжимая их и лаская ладонями. – Могу я дотронуться… Белла? – я осторожно поместил руку между её ног, нежно гладил её, не делая никаких движений внутрь.
- Да, Эдвард, - она взглянула на меня и снова закрыла глаза.
- Я хочу помыть тебя, - решительно сказал я. Повернув её спиной к себе, я взял одну из её губок для ванны и выдавил на неё немного геля для душа.
Она немного дрожала, когда я начал, повернув её спиной к себе и убирая её волосы. Я целовал её кожу, большими кругами намыливая её спину после каждого поцелуя, другой рукой нежно передвигая пену вниз по её телу. Она мычала в ответ, говоря мне, что я всё делаю хорошо.
Я плавно сдвигал пену вниз к белой маленькой попке Беллы, скользя рукой между её напрягшимися ягодицами. Нет, я не хотел пугать мою богиню. Я здесь, чтобы удовлетворить её, а не себя.
Опускаясь на колени, я медленно мыл её гладкие, блестящие ноги. Хмм, кто-то недавно побрился, я улыбнулся про себя. Я медленно развернул её за ноги, так что она теперь стояла лицом ко мне, продолжая намыливать её правой рукой.
Я осторожно приподнимал каждую ногу, позволяя ей держаться за мои плечи для поддержки, пока я мыл её ступни, влюбляясь в её маленькие пальчики. Я наклонился и поцеловал их, она резко выдохнула.
- Нет, Эдвард, ты не должен целовать мои ноги, - прошептала она немного грустно.
- Да, Белла, - я согласился (никогда не спорь со своей богиней). – Прости.
- Не извиняйся, - она нежно улыбнулась мне, гладя мои мокрые волосы. – Ты такой замечательный. Меня никто никогда раньше не мыл.
Я улыбнулся ей и сказал низким голосом:
- Тобой пренебрегали, Белла. Но теперь я здесь.
Я двигал руки вверх по её ногам, по её маленьким коленкам и по бёдрам. Медленно и осторожно я проскользил рукой между её ног, заставляя их немного раскрыться. Я провел губкой, намылил небольшой участок волос и смыл пену, оставляя здесь лёгкий поцелуй, но не задерживаясь надолго. Позже.
Душ был хорош для прикосновений и мытья, но несмотря на женские романы, душ не очень подходит для любой сексуальной деятельности. Особенно если вы пользуетесь мылом и шампунем. Отсутствие трения между телами большая проблема, и в большинстве случаев горячей воды в душе хватает на 20 минут. Это ужасное ощущение – неожиданно оказаться под ледяной водой во время секса.
Безопасность также важна. Душ – это хорошее место для начала вечера, но я предпочитал не трахаться здесь, даже если бы планировал переспать с Беллой сегодня.
Встав на ноги, я продолжил намыливать её белой пеной с ароматом клубники.
Я вспенил гель на её животе, затем вверх по ребрам, усыпая её поцелуями, после того, как пена смывалась, я поднялся к её груди и приятно, нежно и методично мыл её, не сжимая соски и не кусая. Пока что.
Я потянулся к шампуню, всё еще не закончив с ней.
- Этот? – спросил я и усмехнулся. Я выбрал клубничный шампунь, который подходил к гелю. Кажется, ей нравится клубника.
Она захихикала и кивнула, и я уже чувствовал как невидимая стена между нами рушилась. Я не заметил, чтобы она смотрела на моё тело, но это также будет позже. До конца ночи она увидит и почувствует каждую частичку моего тела, и я надеялся, что её напряженность теперь немного поутихнет.
- Иди сюда, - я поцеловал её нос и повернул её голову так, чтобы вода не попадала на волосы. Я запустил в них руки и массажировал кожу головы, вспенивая шампунь.
- Ооооххх, Боже, - простонала она и закрыла глаза, пока я работал руками, отдавая ей всю свою энергию и внимание.
- Я люблю твои волосы, Белла, - я снова поцеловал её в губы, быстро возвращая её под горячие ласкающие струйки душа. Мои пальцы медленно вымывали шампунь из её густых мокрых волос, пока я всё еще целовал её. - Ммммм, так тепло… - я не мог оторваться от её губ, да и не хотел.
Затем я почувствовал, как она медленно разорвала поцелуй и почти схватила меня за плечи, придвигая меня ближе к себе так, чтобы она могла целовать мою шею. Я чувствовал зубы и мягкие укусы, и язык.
Да, Белла хотела быть сексуальной, я понял это еще в клубе, в раздевалке, когда она обвила меня руками. И до того, как я уйду, она будет такой. Я не хотел превращать её в шлюху, я просто хотел, чтобы она была свободна, следовала своим желаниям и перестала быть такой зажатой и испуганной перед ними.
Здесь внутри была другая Белла, в ловушке, она рвалась на свободу. Я освобожу тебя, Белла, не бойся.
- Белла… - теперь стонал я, мне нравилось, что она делала с моей шеей, её маленькие, короткие ногти слегка впивались в мои большие плечи.
Затем она повернула меня, и я стоял под горячей водой. Должен заметить, это тааак хорошо, чувствовать тепло и становиться мокрым перед ней.
- Твоя очередь, - прошептала она, резко повернув меня спиной к себе. Я невольно улыбнулся. Мне это нравилось.
Она целовала мою спину, лаская её пальцами, изучая каждую линию и изгиб, точно как я делал. Она подняла руки и запустила пальцы в мои волосы, наклоняя голову так, что я смотрел вверх. Она не была груба со мной, всё еще нежная, но решительная.
Вода сбегала вниз по моему горлу, пока она держала меня так, и я чувствовал, как другая её рука скользит под моей, рисуя маленькие круги на моей груди.
Я завел руки за спину и двигал ими вверх-вниз по её ногам, не в силах прекратить прикасаться к ней.
- Боже, у тебя такое красивое тело… - сексуально заурчала она в моё ухо. – Особенно, когда мокрое.
Я выдохнул, улыбаясь. Может быть этот бутон распуститься быстрее, чем я ожидал.
- Оно твоё, Белла.
- Давай посмотрим, как здорово ты будешь выглядеть в мыле и пене, - она обняла меня сзади, её грудь прижалась к моей теплой мокрой спине.
- Да, Белла, - я снова согласился, улыбаясь еще больше.
Она мыла меня также, как я делал это. Белла быстрый и умный ученик. Мне нравилось быть её учителем. Она была такой же совершенной в своих движениях, как и я, она прикасалась ко мне даже более нежно, чем я прикасался к ней, она поразила меня, и я не мог вспомнить времени, когда меня ласкали так, как сегодня.
Когда она намылила и смыла пену с моей задницы, я почувствовал то, чего совсем не ожидал. Она поцеловала след от укуса, который всё еще виднелся там.
Что-то внутри меня сжалось, и я почувствовал слёзы в глазах. Я быстро сморгнул их и благодарил Бога за то, что мы были в душе, и я стоял спиной к ней. Она не увидела. Но я снова чувствовал, что она заботиться обо мне. И должен отметить хотя бы для себя, что это невероятно прекрасное чувство.
Она закончила мыть меня, избегая моего члена настолько, насколько это могло не оскорбить меня. Я только ухмыльнулся этому. Белла всё еще была заключена в обёртку застенчивой девушки, и пока что это нормально. Я сорву эту обёртку довольно скоро.
Я вышел из душа первым и взял её полотенце. Завернув её в него, другим полотенцем я вытер её волосы, её лицо, шею, плечи и руки, немного щекоча её. Снова я наслаждался временем, вытирая каждый дюйм её кожи, оставляя влажные поцелуи на каждом месте, которое вытирал.
Её дыхание стало глубоким и тяжелым, и когда я быстро взглянул вверх на неё, её глаза были счастливо закрыты, и она улыбалась, позволяя себе наслаждаться этим.
Я энергично потёр её маленькую красивую задницу, она захихикала и попыталась вырваться, но я не позволил ей.
Наконец, я завернул её сухое тело в полотенце и поцеловал в губы. Я всё еще был обнаженный и мокрый.
После поцелуя, я сказал ей идти в нашу спальню (я использовал слово «наша», надеясь что это понравится ей) и лечь на кровать, на полотенце.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 21:25 | Сообщение # 18
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Она ушла, ни сказав ни слова, улыбаясь, я быстро вытерся и пошел за ней. Она лежала на кровати, полностью обнаженная и довольная.
- Эдвард… - проворковала она. – Ты сделал мою комнату такой красивой…
Она упомянула свечи, розовый свет, лепестки роз, оперную музыку, играющую на фоне, но ничто не могло сравниться с её телом, полностью открытым для меня, к тому же она больше не нервничала и не боялась. И это было восхитительно.
- Шшш, - я сел на кровать рядом с ней, нежно прикасаясь пальцем к её губам. – Единственное красивое создание здесь – это ты. И я с тобой еще не закончил. Перевернись, маленькая девочка.
Её мокрые, спутанные волосы выглядели такими черными и дикими, когда она лежала лицом вниз на подушке, закрыв глаза, пока я полз к ней, чтобы начать мой эротический массаж.
- Вот так, расслабься, - сказал я мягко, садясь на колени между её раздвинутых ног. Я взял нагретое масло и лосьоны, и для начала начал водить натренированными руками вверх и вниз по всей длине её ног. Вверх и вниз, мои большие пальцы посередине её ноги, сильно надавливали и скользили вместе с горячим слоем масла.
Я массировал её ступни, двигаясь невыносимо медленно, она стонала и дышала также медленно, не двигаясь, пока я работал.
Её ступни стали мягкими и нежными, и я начал передвигать руки немного выше по её ногам, почти доставая до её ягодиц, но не пересекая эту линию, этого было достаточно, чтобы она заметила.
- Оооооохххх…. – выдохнула она, позволяя мне прикасаться к ней так, как я хотел, не сопротивляясь и снова наслаждаясь мной. Я почувствовал, что мои губы растянулись в улыбке, но заставил себя сосредоточиться на том, что делал, я хотел сделать ей лучший массаж в её жизни, который она никогда не забудет.
- Я люблю прикасаться к тебе, Белла, - мягко признался я. – Твоя кожа идеальна.
- О Боже… - прошептала она, в основном для себя.
Теперь мои руки были на её ягодицах, вырисовывая широкие круги, с боков в центр, слегка проскальзывая между ними, снова и снова… медленно… мучительно медленно.
Я чувствовал, что мой член твердел, но пытался игнорировать его. Нет, сказал я ему про себя, сегодня не будет секса. Пойди, погуляй где-нибудь, ладно? Пойди посмотри кино или что-нибудь в этом роде. Оставь меня в покое, ненасытное создание.
Я двигал руками на ягодице, одной сверху вниз, другой снизу вверх, соединяя их посередине и массируя. Я повторил это на другой ягодице, вызывая множество счастливых звуков у своей богини.
Затем я положил руки под ягодицами и медленно, очень медленно двинулся вверх, делая из её кожи волну.
Я передвигал руки вверх по её ягодицам и к пояснице, создавая теперь горячую волну на её спине. После этого я опустился грудью на её бёдра, целуя её попку, позволяя ей чувствовать моё тело прижатое к ней.
Мои ладони двигались вверх по её спине, мои руки практически вместе, глаза закрыты, я опустил лицо вниз к её телу. Я вдохнул мускусный аромат масла, глубоко и влажно целуя её между ягодицами, слегка прикасаясь языком, снова целуя. Моё тело немного поднялось выше, пока я продолжал массажировать её, и я оставил ещё один долгий поцелуй на её пояснице, моя грудь теперь полностью лежала на её маленьких, крепких ягодицах.
Я больше не сидел на коленях между её ног, теперь я лежал на её теле. Мои ноги теперь были по бокам от её, выпрямленных и сомкнутых, почти захваченных моими. Она никуда не убежит.
Она постоянно что-то возбужденно мычала, и это заводило меня еще сильнее, я любил удовлетворять моих хозяек. Ничто не приносило мне такого удовольствия, как делать их всех счастливыми со мной и только со мной.
Мои руки двигались по бокам тела Беллы, и я заставил её засмеяться, немного щекоча. Я дополнял массаж своим дыханием между поцелуями, которыми я усыпал её спину, лопатки и плечи.
33 секунды, думал я про себя… Какого клоуна она пустила в свою постель? Черт, мне понадобилось больше 33 секунд, чтобы только раздеть эту маленькую божественную студенточку. Бедная Белла, ей пришлось перенести мальчишескую версию секса. Ну, надеюсь, после меня она узнает, что такое настоящий секс, а что нет, и почувствует разницу между мужчиной и мальчиком.
- Эдварддддд…. – она начала выдыхать моё имя между стонами и тяжелыми вздохами. Люблю это. Я люблю, когда она произносит моё имя. Я могу слушать это вечно.
Я скользил своими руками под её, медленно приближаясь и едва касаясь её груди, а затем назад, к центру спины, обильно увлажняя её кожу маслом.
- Эээээтооо… таааак… хорошооооо, Эдддддваааарррдддд…. – прорычала она, её дыхание замедлялось и тяжелело. Её тело очень хорошо реагировало на мои руки и губы.
- Я люблю удовлетворять тебя, Белла. Я так это люблю, - сказал я нежно, целуя центр её спины, ненадолго опуская на неё щеку, пока мои руки проникали под неё, слегка касаясь её грудей, двигаясь по бокам от них и ускользая слишком быстро.
Мои слова заводили её еще больше, и она застонала, её руки сжались в кулаки над мокрой головой.
- Расслабь руки, Белла, - почти приказал я, а затем сказал более мягко: - Разожми кулаки… хорошая девочка. Позволь пальцам расслабиться… даааа… забудь обо всем… кроме моих рук… и губ… - добавил я, целуя её недалеко от правой груди, она глубоко вздохнула, её тело немного дрожало.
Она резко выдохнула, почти вскрикнув, и я продолжил целовать в этом же месте, не настойчиво, но очень эротично. Я перевернул Беллу на бок, поднимая её руку и целуя под ней, вниз, слегка касаясь груди, к рёбрам.
- О БОЖЕ!- она почти кричала, я крепко держал её запястье, чтобы она не вырвалась. Мои ноги сильнее сжались вокруг её, сдерживая их, когда её тело задрожало в волнах удовольствия. Я пару раз мягко укусил кожу на её ребрах, и она громко задыхалась.
Эта область была очень чувствительная и стимулирующая. Я любил приходить сюда. Каждая женщина любила это и удивлялась своей реакции, когда я целовал их здесь.
Ты должен двигаться осторожно, нежно, медленно… невероятно медленно… когда пробуждаешь богиню. Особенно, пробуждая её первый раз в её жизни, первый раз за двадцать лет.
Сзади Белла была полностью покрыта горячим маслом, её кожа была гладкая и блестящая. Я приподнялся и нежно, мягко перевернул её на спину, хитро улыбаясь, глядя в её невинные карие глаза, сияющие и влажные, она молча смотрела вверх на меня.
Её грудь поднималась и опускалась с каждым вздохом, и я нежно улыбнулся ей, тыльной стороной рук я прикоснулся к её щекам, медленно передвигая пальцы, я закрыл прекрасные глаза моей богини. Расслабься, Белла, наслаждайся. Я всё еще не закончил с тобой.
Я улыбнулся, когда опустил руки вниз на её лодыжки, вместо того, чтобы сразу наброситься на её грудь. Она раздраженно зарычала, бросая на меня быстрый взгляд, когда я начал выводить круги на внутренней стороне её ног.
Я тихо засмеялся, борясь с неожиданным желанием немного подразнить её на счет того, что она хотела, чтобы я прикоснулся к её груди. Я не мог шутить над ней сегодня, я хотел, чтобы она узнала настоящее удовольствие, ласковые прикосновения и нежное возбуждение.

Я налил масла на руки и заскользил вверх по её ногам, как я делал раньше, передвигаясь вверх по бёдрам, медленно раздвигая их, прижимая пальцы к её коже, мои прикосновения почти достигали её ждущей маленькой промежности, но нет. Я повторял эти движения снова и снова, и снова, почти доводя её до предела, но не пересекая его.
Её дыхание стало прерывистым и быстрым, желание нарастало всё сильнее, пока я дразнил её. Она всё еще ждала моего прикосновения между её ног, но я продолжал двигать пальцами между её бёдрами и снова по внешней стороне. Я размышлял, сколько еще я смогу делать это перед тем, как она закричит на меня.
Мой член был полностью напряжен и тверд, но я снова проигнорировал его, погружая свои пальцы между её бёдер немного сильнее, двигая их вверх и вниз по бокам от её тёмных волос между ног.
Я видел, как она зажмурилась и начала задыхаться и вздрагивать.
- Дыши, Белла, - промурчал я, делая вид, что не обращаю никакого внимания на её возню.
- Пожалуйста… пожалуйста… - повторяла она шепотом. Я только улыбнулся про себя, не пересекая линию, а только танцуя по краю.
Она сгибала и разгибала ноги, корчась подо мной.
- Перестань, Белла, - сказал я строго. – Ты разрушаешь всю мою тяжелую работу своим ёрзанием. Лежи спокойно.
Я маленький мерзкий тип. Я рассмеялся про себя.
Она пыталась лежать спокойно и расслабиться, но я знал, что делал это практически невозможным для неё. Я начал массажировать низ её живота.
Её маленькие кулачки сжали подушку, на которой она лежала, и я чуть не рассмеялся.
Кто-то начинает пробуждаться… маленькая богиня Белла… ты достаточно долго спала, не думаешь, любимая?
Упёртое маленькое создание, она до сих пор не просит об этом. Я сказал ей, всё, что она хочет, всё, что ей нужно сделать, это попросить меня. Но это так трудно для неё. Я заставлю её попросить меня, даже приказать мне.
Я скользил руками вверх по её рёбрам, двигая ими от боков к центру, словно рисуя крылья маслом. Вверх по рёбрам и быстро вниз по животу, тазовые кости, почти касаясь её киски… но нет. Затем снова вверх и опять вниз, очень медленно…
Еще больше вздрагиваний от богини Беллы… бедная маленькая девочка, она сражалась со мной. Но она не победит. Она так сильно старалась быть хорошей девочкой. Секс не грязный, а оргазм не преступление. Давай же, Белла, сделай это.
Боже, она так возбуждена, я чувствовал это…
Хорошо, мои финальные действия… грудь и шея. Я снова смазал руки маслом и начал выводить круги на её груди.
- БОЖЕ! – закричала она, облизывая губы, пытаясь держать глаза закрытыми.
Его здесь нет… попробуй еще раз, Белла.
Я двигал тёплыми влажными руками вверх и вниз по её груди, крепко сжимая её, медленно двигаясь по кругу. Я наклонился и заскользил языком вокруг её соска. Один круг… второй… Мой член упирался в её живот, и я уверен, она чувствовала это, но у неё были другие вещи, на которых она была сосредоточена прямо сейчас.
Я взял её правый сосок в рот, немного посасывая его. Влажно. Затем освобождая его. Я скользил руками вверх по её шее, затем снова вниз к груди. Затем снова вверх… и вниз… Снова… и снова… и снова.
- Эдвард! – выдохнула она и вздрогнула.
- Да, Белла? – я сделал вид, что понятия не имею о чем она.
- Это так хорошо… так хорошо… что… - она задыхалась, слегка приоткрывая глаза, глядя на меня.
Бедная маленькая девочка. Она понятия не имеет, что происходит. Я такой злой.
- Правда? – я улыбнулся, возвращая руки к внутренней стороне её бёдер, затем наружу, почти касаясь темных волос… но нет.
- АААХХХХХХ, - она изогнула спину, рыча теперь громче, чем раньше.
Было такое ощущение, что она сейчас заплачет. Но я не останавливался.
Я начал двигать своими злыми пальцами под ней, впиваясь ими в её ягодицы, затем снова возвращаясь к её бедрам, вниз, мимо её промежности, затем снова назад. Снова и снова. Ужасно медленно. Мои пальцы теперь были как акульи клыки.
Почти готова. Её тело прямо на краю.
- Эдвард, пожалуйста! – умоляла она, её ноги снова извивались подо мной. – Пожалуйста… о, Боже… БОЖЕ!
- Ты бы хотела, чтобы я сделал так, чтобы ты кончила, Белла? – на этот раз я облегчил ей задачу.
- ДА!! – она хрипло закричала. – ДА, ПОЖАЛУЙСТА – ДА!!
- Ты уверена? – подразнил я, почти смеясь.
Она широко открыла глаза, и они были такими дикими, что это чуть не испугало меня.
- ДА, Я УВЕРЕНА, ЭДВАРД!! – заорала она. – ПОЖАЛУЙСТА!! ПОЖАЛУЙСТА!! Я УМИРАЮ!!
На этом я слегка усмехнулся. Богиня ХОЧЕТ проснуться сейчас… сильно.
- Как пожелаешь, - промурчал я, двигая свои горячие пальцы к её киске, массажируя её так же медленно, как я делал со всем её телом. Держись, Белла, думал я про себя, пока она кричала и хныкала.
Её киска была влажной и горячей. Вау, она действительно наслаждалась моим массажем!
Я лег на живот и облизал губы, держа её ноги за бёдра широко раскрытыми настолько, насколько это возможно.
Она ворчала и хныкала еще громче, бросив на меня быстрый взгляд, испуганный, но любопытный.
Не бойся, Белла… тебе это понравится.
Мой язык хорошо работал над этим заданием. Уверенный, сильный и очень влажный он двигался вверх по её мокрой киске с ароматом клубники. Я выпивал все сладкие соки, которые только мог найти здесь, мыча и посылая вибрации благодарности в её трепещещую киску.
ММММММММММ – это самое лучшее, что ты можешь произнести, двигая своим языком внутрь и наружу.
Теперь она громко кричала, направив пустой взгляд в потолок, пока я смыкал губы снова и снова на её маленьком розовом клиторе, затем быстро двигал языком из стороны в сторону, а потом вверх и вниз… потом по кругу, мокрому, горячему кругу. У меня было множество различных трюков, которые мог сделать мой язык. Я использовал все.
- Охххх, БЛЯДЬ!! – кричала маленькая невинная Белла, дико стуча кулаками по подушке, на которой она лежала. – Боже… Боже… Боже… Эдвард… Эдвард… Эдвард… - она продолжала вздыхать и задыхаться, и кричать.
О-оу. Снова я против Бога. Я выигрывал эту маленькую битву постоянно. Прости, Бог. Ты создал инструмент, а я просто играю на нем.
Когда-нибудь я отправлюсь в ад. Ну, если так, то я просто буду делать, что хочу, и не буду вмешиваться в судьбу.
Я всё еще не прикасался к ней пальцами, я хотел, чтобы она кончила только от моего языка.
Я лизал, сосал и целовал, вращая языком. Затем я начал погружать его глубже.
- ААААААААААААА!!!! – неожиданно завизжала она.
Эврика ! Каждый раз я чувствовал себя как Льюис и Кларк, которые находили сокровище.
- ЭДВАРД!! – теперь она кричала как дикое животное, брыкаясь и дёргаясь, я прижал её сильнее, не останавливаясь, что бы она там ни говорила.
- ЭДВАРД… ЭДВАРД, Эдвард!! – она продолжала хрипло выкрикивать.
Я выиграл.
Я представил Бога и себя, сражающихся в арм-рестлинге, и я только что сломил его руку в белой робе. СИЛЬНО И БЫСТРО!
Я продолжал водить в той области, которую открыл, и её крики становились всё громче и громче. Наконец её ноги напряглись и начали бесконтрольно трястись, пока я держал их открытыми. Началось.
И затем она снова дико зарычала. Крики… без слов, только неразборчивые безумные крики.
- МММММММ!! – простонал я так громко, что заглушил её крики. Я не прекращал прикасаться к ней губами и языком до тех пор, пока она не получила полный оргазм и не начала отходить от всего этого.
Она задыхалась, её грудь тяжело поднималась и опускалась, когда я наконец выпустил её распухший клитор из своих губ, и начал ползти вверх к ней. Я положил голову на её живот и гладил её… вдыхая запах её тела.. один из лучших ароматов, которые я когда-либо чувствовал, и я не просто болтаю. Это правда.
Я играл пальцами, рисуя маленькие узоры на её белой коже, а она запустила пальцы в мои волосы, сжимая их от удовольствия. Я улыбнулся и поцеловал её там, где лежал. Я ждал, когда она снова сможет говорить, и теперь играл двумя пальцами, водя ими по кругу на её плоском животе.
Наконец, она засмеялась от щекотки.
- Что ты там делаешь? – она не могла видеть, но чувствовала.
- Мыши, - сказал я.
- Мыши? – не поняла она. Естественно.
- Да. Две маленькие мыши катаются на коньках на твоем животе.
Я начал подпевать фигурному катанию, и она рассмеялась.
- Олимпийские Мыши! – шутливо представил я, и она засмеялась сильнее, когда я защекотал её рёбра.
- Нет, прекрати, пожалуйста, - попросила она, и я остановился, целуя её пупок и опуская голову рядом с ним.
- Эдвард, - выдохнула она, потом остановилась и сказала, слегка приподнимая мою голову, - Повернись, я хочу видеть твоё лицо.
- Вау, один оргазм, и ты вдруг такая требовательная, - я улыбнулся, перевернулся и опустил лицо на её живот, глядя теперь в её лицо.
- Эдвард… - сказала она так мягко, это даже нельзя было назвать шепотом, её пальцы двигались по моему лбу, вниз по глазам, затем нос и скулы, как будто она была слепая и «читала» моё лицо.
Я поцеловал её пальцы, когда они проскользили мимо моих губ. Мне сразу же захотелось большего.
Я поднял взгляд и увидел слёзы в её глазах.
- Белла, что случилось? – я испугался и почти сел, но она улыбнулась мне и была такой красивой, что я просто застыл.
- Ничего, Эдвард, - прошептала она. – Это было самое… я даже не могу подобрать достаточно большого слова… чтобы описать, как это невероятно. Я была в огне и горела, только это было так хорошо… и в то же время так мучительно… и потом, когда ты… О, Боже…
Я слегка рассмеялся и улыбнулся, чувствуя облегчение от того, что с ней всё в порядке. Я переплёл наши пальцы и закрыл глаза, моя щека всё еще лежала на её горячем, блестящем животе. Я хотел провести ночь прямо здесь. Я поднес её руку к губам и оставил на ней глубокий крепкий поцелуй.
- Так тебе понравилось это? – я улыбнулся шире, поднимая глаза, глядя на низ её груди, слегка приподнимаясь и пытаясь укусить её.
Секс – это весело. Я хотел, чтобы она и это знала. Смех и секс хорошо сочетаются. До тех пор, пока женщина не смеётся над тобой, когда ты пытаешь сделать с ней это. Вот и всё.
- Боже, да мне понравилось! – ответила она. – ЧЕРТ! Я думала, что кончу, когда ты только делал мне массаж!
Я на секунду закрыл глаза и довольно улыбнулся. Я был невероятно счастлив, что сделал её первый оргазм незабываемым.
- Знаешь, что может быть лучше твоего первого оргазма? – спросил я.
- Что? – она понятия не имела, но в её голосе было любопытство.
Я открыл глаза и встал на четвереньки над ней, она захихикала, и я поцеловал её.
- Что? – повторила она.
- Второй оргазм! – заявил я с диким огнем в глазах, с силой раздвигая её бёдра снова и смыкая губы на её клиторе, она закричала, широко раскрыв глаза в изумлении.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 21:29 | Сообщение # 19
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
BPOV

- Поверить не могу… - невнятно пробормотала я, он лежал в моих объятьях, его щека прямо над моей голой грудью. – Семь… семь оргазмов подряд… мои ноги как желе!
- Я знал, что ты будешь мульти-оргазменной, - его голос звучал так, будто он улыбался, но я могла видеть только пряди его волос в безумном беспорядке перед моим лицом. Я поцеловала его, по-настоящему пытаясь вложить всю любовь в этот поцелуй.
- Ты слишком страстная, чтобы кончить один раз, - сказал он немного устало.
- Страстная? – я слегка вздрогнула на этом слове.
- Очень, - ответил он без колебаний.
Я чувствовала себя возвышенно, и мне это нравилось. Мы не занимались сексом… но я испытала оргазм. Семь раз. И, черт возьми, я любила каждый из них! Я никогда не думала, что это может быть НАСТОЛЬКО хорошо. Что я пропустила за всё это время! Если бы я не была с Эдвардом… может я никогда бы не почувствовала этого. Господи Боже, он талантлив !
- Ты касался меня везде… - промурчала я, чувствуя его язык на своей груди.
- Да, я знаю, - он взял в рот мой сосок.
Кажется, я вижу звезды! Срань господня!
- Подожди еще, когда я окажусь внутри тебя, - мурлыкнул он, посасывая теперь другой сосок.
Милостивый Боже. Ты имеешь в виду, что это будет еще лучше?!
Мы лежали так некоторое время, болтая ни о чем. Он легко заставлял меня смеяться, никогда не прекращая прикасаться и целовать меня. Мне на самом деле казалось, что он хочет меня и никак не может насладиться мной.
Но он получил за это деньги.
Я чувствовала, как к моим глазам подступили слёзы, и быстро выбросила это из головы. Сегодня я не хотела думать ни о чем, что могло расстроить меня. Несколько минут мы лежали в тишине, и потом Эдвард перевернулся на спину рядом со мной и сказал: - Теперь я хочу, чтобы ты прикасалась ко мне.
Теперь я чувствовала страх. Его ангельские глаза смотрели на меня. Его тело было полностью обнажённым и лежало прямо здесь в ожидании меня, и я знала, что не смогу сделать для него то же самое, что он сделал для меня. Он будет разочарован.
- Я не знаю, как сделать такой же фантастический массаж… Я бы хотела! – призналась я.
- Всё в порядке, я не хочу всего этого, - спокойно сказал он, своей рукой он гладил волосы сзади моей головы. – Я просто хочу, чтобы ты прикасалась ко мне… так, как захочешь, для своего удовольствия, не моего. Я хочу, чтобы ты узнала моё тело. Изучи меня.
Он улыбнулся и закрыл глаза в предвкушении. Его руки лежали по бокам, и он был неподвижен словно статуя. Безупречная, красивая статуя.
Улыбаясь про себя, я не могла сопротивляться своим рукам, которые мечтали побродить по Эдвардвиллю.
- Что если я разочарую тебя? – услышала я свой неуверенный голос.
Он открыл глаза и свирепо посмотрел на меня.
- Ты никогда не сможешь разочаровать меня, Белла, - уверенно заявил он. – Никогда больше так не говори.
Затем он приподнялся и, взяв моё лицо одной рукой, поцеловал меня, его язык прикасался к моему до тех пор, пока я снова не забыла своего имени.
Итак, я начала прикасаться к нему. Я просто делала то, что приходило в голову и начала с его прекрасного лица, двигаясь вниз по мускулистой шее. Я не могла остановиться и целовала всё, до чего дотрагивалась. Он просто лежал здесь с закрытыми глазами, приятное зрелище. Я подползла ближе к нему и, поколебавшись, села сверху на его талию.
- Ммммм, - он улыбнулся, не подглядывая. – Мне нравится начало.
Он поднял руки и почти обнял меня за талию, но затем остановился и положил их над головой, расслабленные и открытые.
Я гордилась собой за то, что у меня хватило духу сидеть на нем таким образом, тем более он не возражал. Я водила своими дрожащими пальцами по его груди, обескураженная тем, насколько безупречной она была.
- Вот почему ты должна прикасаться ко мне, Белла, - он всё еще держал глаза закрытыми. – Ты никогда не трогала так мужчину, верно?
Затем он посмотрел мне в глаза, не пытаясь заставить меня чувствовать себя наивной или неопытной. Он просто хотел научить меня тому, что он знал.
- Нет, - призналась я.
- Ну, тогда трогай, - он закрыл глаза. – Когда твои руки прекратят дрожать, тогда я буду прикасаться к тебе немного больше.
О, Боже… Не думаю, что смогу вынести немного больше. Я чувствовала пульсацию между ног. Казалось, если ветерок подует туда, я снова кончу от одного его прикосновения… или закричу.
Так, следующий час мои руки прикасались к нему и ласкали его. Я продолжала целовать его. Я наслаждалась временем, изучая его грудь, плечи, руки, ноги и восхитительные ступни. Я избегала области между ног и молча перевернула его, двигаясь вверх по его ногам. Я решила быть смелой и положила руки на его прекрасную задницу.
О, Боже. Я испорченная.
- Вау… - выдохнула я, перед тем как смогла остановить себя, двигая руками по кругу, играя пальцами, я даже осмелилась слегка сжать его округлую плоть.
- Господи, Белла, - простонал он. – У тебя великолепные руки.
Ух ты, я возбуждаю его? Клёво! Посмотрите на меня, Белла Свон играет с мужской задницей. И не просто с какой-то там мужской задницей, а с этим невероятным куском секса лежащим передо мной.
- Не останавливайся, продолжай… - его голос был таким сонным и мечтательным. – О… да. Я люблю, когда ты хватаешь так сильно, как сейчас.
Через некоторое время я остановилась и должна заметить, после того как я прикасалась к Эдварду так, как захочу и так долго, я больше не чувствовала страха. Он заставил меня чувствовать себя так правильно, потому что ему было так комфортно. Я не чувствовала себя грязной или извращенной, как я думала, что буду.
Я только чувствовала… легкость… и свободу.
Я целовала низ его спины, мои руки ласкали огромный след от укуса на его правой ягодице, я бы хотела, чтобы мои пальцы обладали достаточной заботой и лаской, чтобы стереть его или заживить.
Я думала, Эдвард уснул, потому что он лежал очень тихо, но потом он медленно перевернулся и взял меня за руку, поцеловав её.
- Урок еще не закончен, Белла, - неохотно сказал он. – Ты испугалась вот этого.
И он потянул мою руку к своему члену, и я непроизвольно напряглась, не в силах посмотреть вниз.
- Белла… малышка… расслабься… - успокаивающе сказал он. – Шшш… это просто кожа. Не бойся. Это просто часть меня, как рука или нога.
Ага, точно.
- Я помогу тебе… верь мне, - он терпеливо руководил мной, опуская мою руку.
- Прямо сейчас он очень твёрдый, благодаря тебе, - он улыбнулся, немного вздрагивая, когда обвил мои пальцы вокруг него. – Давай же, Белла, ты можешь посмотреть на него. Он не кусается…
Он начал рассказывать мне всё о своём члене, и я чуть не рассмеялась. Он показал каждую отдельную его часть. И снова, чем больше я смотрела и позволяла себе прикасаться и слушать… тем меньше испуганной я была.
Я боялась, что он захочет, чтобы я сделала что-нибудь с его членом, но он сказал нет, не сегодня. Он сказал, что сегодня только для меня, не для него. Он хотел, чтобы я почувствовала себя комфортно и свободно с ним… и к тому времени, как мы начали засыпать именно так я себя и чувствовала.
- Я всегда сплю голым, Белла, - осторожно сказал Эдвард, когда мы начали забираться под одеяло, оба полностью обнажённые и очень довольные этим. – Ты нормально к этому относишься?
- Да, очень, - ответила я, заставляя его улыбнуться. – Думаю, теперь я тоже буду.
Мы лежали каждый на своей стороне и смотрели друг на друга. Он взял мою руку в свою и поцеловал мои пальцы.
- Я на самом деле счастлив от всего, что было сегодня, - тихо сказал Эдвард, его пылающий взгляд танцевал по моему лицу. – Я сделал тебя счастливой, Белла?
- Да, - сказала я немного громко. – Я чувствую себя… такой… (я выдохнула)… живой. Я никогда не думала, что это так замечательно.
Я чувствовала слёзы в своих глазах, но уже не беспокоилась о том, чтобы что-то скрывать сегодня. Я позволила им быть здесь и добавила, - Огромное спасибо, Эдвард.
Он улыбнулся мне, немного приподнял подбородок, придвигая меня ближе, слегка укачивая меня.
- Я делал это с удовольствием, Белла. Я люблю принадлежать тебе.
Я закрыла глаза и позволила маленькой слезинки скатиться. Я вытерла её, так, чтобы он не заметил, вздохнула и легла на свою подушку рядом с ним.
- Можно я буду обнимать тебя, пока ты не заснешь? – прошептал он.
Я улыбнулась. Как будто я могла возражать.
- Мне бы хотелось, - призналась я таким же шепотом.
- Йяй, - его голос был полон счастья, и он сказал, что любит позу ложки. Я не знала, что это. Он засмеялся и показал мне.
Он отвернул меня от себя, и прижался своим телом к моему, его рука обвилась вокруг моей талии под одеялом, его пальцы лежали рядом с моим пупком. Я чувствовала его кожу на своей, согревающую меня. Он поцеловал мою спину и выпрямился, опуская голову на подушку, и я почувствовала его грудь, прижавшуюся к моей спине. Боже, это так приятно. Он зарылся носом в мои волосы.
Оперная музыка всё еще тихо играла в темноте, и я начала засыпать, убаюканная его дыханием и тем, как чудесно его грудь поднималась и опускалась, соприкасаясь со мной.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
RomaRioДата: Среда, 09.12.2009, 22:16 | Сообщение # 20
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
еще...

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 22:21 | Сообщение # 21
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 5. Я управляю?

BPOV

На следующее утро, в 8 часов, я сидела за своей маленькой стойкой на кухне. Спать с Эдвардом прошлой ночью было очень удобно, и всё из-за него.
Он не душил меня всю ночь в кровати, и я была этому рада. Как только я уснула, он отвернулся и занял свою половину большой кровати, позволив мне спокойно спать. Так что, в принципе, я немного поспала и была благодарна ему за это.
Думаю, я первая проснулась, когда будильник зазвонил в 7.30. Я быстро нажала кнопку и выключила противное жужжание, потом перевернулась на спину и взглянула на Эдварда, надеясь, что это не потревожило его.
Я чуть не ахнула от того, каким красивым он был во сне. И я даже не смотрела на его мускулистую грудь. Меня поразило его лицо. Его губы были вытянуты и слегка надуты, что напомнило мне ребёнка, упрямого, но милого. Они были идеальны, такие полные и мягкие, это постоянно побуждало меня поцеловать его.
А его закрытые глаза притягивали меня еще больше. Посмотрите на эти ресницы, они длиннее моих! Черные, ярко контрастирующие с его бледной кожей, так что если быстро взглянуть, то может показаться, что он пользуется подводкой, но сейчас, в свете солнца и так близко, я могла видеть эти невероятные ресницы даже на нижнем веке. Я хотела дотянуться и прикоснуться к ним, но передумала. Уверена, Эдвард будет рад проснуться от того, что я ткну его в глаз.
Я улыбнулась, глядя на небольшую щетину на его лице, и представила, как бы он выглядел, с трёхдневной щетиной и длинными волосами до плеч. Да, я знаю, меня привлекают «плохие парни».
Я анализировала себя годами, используя свои мозги как объект. Теперь я в первый раз делала это с кем-то другим.
Я уже была в ярости от того, что всё порчу. Я была близка с Эдвардом, слишком близка. Уже. Как я могу спрашивать о его жизни или о работе, а потом лежать под ним ночью и не думать о том, что он сказал?
Я люблю принадлежать тебе.
Почему это заставляло меня чувствовать себя такой счастливой и такой грустной одновременно?
Улыбаясь, я смотрела на него еще несколько минут. Мне нравилось, как он сложил руки под головой, прижимая к себе одеяло, повернувшись ко мне, как будто он смотрел на меня, когда засыпал. А может я просто хотела, чтобы так было.
Обнимает себя. То как он спит, может многое рассказать о нем. Я гадала, обнимал ли его кто-нибудь когда-нибудь по-настоящему, не после секса и без обнажёнки. Скорее всего нет и уже давно, если вообще когда-нибудь обнимали. Я знала, у каждой истории всегда две стороны, но я обнаружила, что ненавижу его мать.
Я могла представить отца, жестокого и холодного, но его мать должна была любить его, воспитывать, учить его любви. И он был её единственным ребёнком. Как она могла не любить это лицо? И, держу пари, в детстве он выглядел в 10,000 раз прелестней. Я представила, как тогда звучал его голос. И потом я представила, как маленький Эдвард пытается привлечь внимание своей матери, а она отталкивает его. Я хотела найти её и просто вмазать по лицу.
Знаю, это слишком просто взять и обвинить во всём мамочку.
Сменим направление, у меня есть более приятные мысли…
Прошлая ночь была великолепна, я до сих пор чувствую себя прекрасно. Моя киска чувствовала себя гораздо лучше сейчас, не такая супер-чувствительная и никаких мучительных ощущений, как было ночью. Нет, сейчас… она чувствовала себя невероятно счастливой, и если бы она могла глубоко удовлетворенно вздохнуть, она бы сделала это.
Я люблю его брови. У них была четкая форма, казалось он что-то делает с ними, чтобы угол был таким острым и ровным. Уставившись на них, я удивилась, какими тёмными они были в сравнении с его кожей и волосами. Я думала, брови у него такого же бронзового оттенка, что и волосы. Я гадала, красит ли он волосы, или может раньше красил. Это возможно, он же работает в сфере развлечений. О боже, только послушайте меня. Я говорю так, будто он общественная вещь.
Я хотела наклониться и поцеловать эти красивые губы, но я была уверена, что моё дыхание с утра не очень приятное. И мы вчера ели креветок с чесноком. ФУ! Я прикрыла рот рукой и немного отвернулась от него. Я должна теперь прятать немного зубной пасты, стакан с водой и тазик со своей стороны кровати. Припрятать там косметику тоже неплохая идея.
Затем будильник зазвонил вновь, и я подскочила и резко выключила его.
Я быстро взглянула на Эдварда – ни один волосок не пошевелился. Он крепко спит. Уверена, он не привык вставать так рано со своим рабочим расписанием. Как же мне встать, чтобы не разбудить его? Всё это так легко в фильмах. Парочка просыпается одновременно, обнимается несколько минут и добродушно подшучивает друг над другом, перед тем как мужчина встаёт и демонстрирует камерам свою голую задницу. Почему в жизни всё не так просто?
О Боже мой! Я же голая! Чуть не забыла об этом. К тому же, это было довольно приятно – прикасаться обнаженной кожей к одеялу. Я начинала понимать, почему Эдвард любил так спать. Это было очень естественно и очень расслабляюще.
Только вот сейчас солнце встало, и мне было не по себе от перспективы разгуливать здесь голой. Я вздрогнула, пристыженная тем, что Эдвард сделал, чтобы заставить меня чувствовать себя комфортно на счет нашей обнаженности. Но 12 лет католической школы не могут быть просто стёрты из памяти за одну ночь, даже кем-то талантливым, как Эдвард.
Я надеюсь, он не думает, что я теперь буду ходить голой весь день, и надеюсь, он тоже не будет. Так я никогда не сделаю домашнее задание.
Сегодня в колледже я расскажу профессору на чем будет основываться моя диссертация, и мне придется дать ему какую-нибудь информацию об Эдварде. Ничего особенного пока что, просто некоторые основные сведения о нем, почему я считаю его таким интересным.
Наш профессор – доктор Джеймс Коллиер, и он примерно того же возраста, что и Эдвард, около 27-28 лет. Я вспомнила его короткие волосы, цвета пшеницы, и холодные голубые глаза, у него тоже постоянно была щетина.
Все мы трое немножко влюбились в него, но я решила держать себя в руках и быть с ним профессиональной. Я знала, я не могла сказать ему, что мой объект доставлял мне оргазмы прошлой ночью, но я хотела спросить у него лично некоторые вещи, он всегда с удовольствием оставался после занятий, чтобы поговорить наедине, в отличие от многих преподавателей, которые заставляли тебя общаться только с книгой.
Это было частью нашего задания, если мы когда-либо окажемся в затруднительном положении, или у нас будут вопросы о том, как поступить с нашим объектом, он хотел, чтобы мы обращались к нему. В конце концов, мы имеем дело с людьми, и он не хотел, чтобы мы причинили кому-нибудь вред. Например, он никогда не разрешал нам иметь дело с суицидом. Мы еще не готовы к такому давлению. И если такое когда-нибудь произойдет, мы должны сразу же позвонить Джеймсу или в службу спасения.
Я должна звать его доктор Коллиер, а не Джеймс. Он классный и не такой важный, как многие преподаватели. Я уверена, я могу поговорить с ним, и он может помочь мне.
Я ждала здесь, лежа в постели, еще пару минут, а потом поняла, что больше не могу. Мне нужно в туалет. Медленно я начала садиться, постоянно наблюдая за Эдвардом, как ястреб. Он не шевелился. Он спит как мертвец.
Я прикусила нижнюю губу и выскользнула из-под одеяла так, будто оно весило тонну. Я встала, Эдвард всё еще спит, скрестила руки на груди и на цыпочках пошла к ванной, не отрывая от него взгляд.
АХ!!! Я оступилась и шлёпнулась на пол как кусок бутерброда. Было такое ощущение, что моя грудь от удара стала еще более плоской, чем была! Прекрасно! Что за черт? Я посмотрела в сторону ног и увидела тапочки Эдварда, о которые я споткнулась.
О, Боже, не просыпайся, пожалуйста, не просыпайся, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!
Я резко подняла голову, как суслик из норы, и посмотрела сквозь спутанные волосы, которые наполовину закрывали мои глаза, он всё еще лежал, но в его горле нарастал легкий стон, и он начал переворачиваться на живот, обвивая руки вокруг подушки, его лицо всё еще спокойное и удовлетворенное.
Как он может чувствовать себя так комфортно в чужой постели?
И теперь, лёжа вот так на полу, я начала психоанализировать его.
Он обнимает подушку. Объятия матери? Объятия девушки, которую он любил?
Господи, Белла, может он просто любит обнимать подушку, и здесь нет глубоко смысла, ЭТО ВОЗМОЖНО?!
Мне надо убраться отсюда, пока он действительно не проснулся. Я стремительно поползла к ванной, как мышь, отважившись встать там, схватить халат и быстро надеть его. Боже, пожалуйста, скажи, что он не проснулся на самом деле и не видел, как я голая ползла по комнате, пожалуйста! Я буду обязана тебе вечность.
В ванной я сходила в туалет, дважды почистила зубы и попыталась сделать так, чтобы моя прическа не была в стиле афро. И потом я почти испугалась выходить отсюда. Я наполовину ожидала, что увижу его, сидящим в кровати, полностью проснувшимся и смеющимся надо мной. Я просто умру после этого и пропущу 13 дней счастья, которые были моей удачей.
Я увидела пару его личных вещей здесь – черно-красная зубная щетка и дезодорант.
Мне нравились эти персональные мелочи, и, улыбаясь, я опять вернулась к своим непослушным волосам.
Черт, я больше никогда не лягу спать с мокрой головой, я всегда выгляжу как Дон Кинг на следующее утро! Конечно, мокрые волосы Эдварда просто высыхают и прекрасно смотрятся после того, как он запустит в них пальцы. Будь он проклят! Боже, теперь я завидую его красоте. Может мне самой нужно быть объектом для работы. Кто знает, может я нуждаюсь в помощи больше, чем он.
Я услышала, как включился телевизор, и замерла, мои руки застыли в воздухе на пути к волосам, пока я прислушивалась, широко раскрыв глаза. Он встал.
Я услышала, как переключаются каналы и улыбнулась, гадая, что же он выберет.
Новости? ЩЕЛК. Нет. Хорошо, я ненавижу новости. Они всегда плохие.
Аэробика? ЩЕЛК. Нет. Хорошо, я ненавижу людей, которые просыпаются и начинают тренироваться.
Спанч Боб? Я улыбнулась в ожидании щелчка и новых звуков, но этого не последовало. Я услышала, как пульт мягко коснулся стола, и мои губы немедленно раскрылись в ужасе, а брови соединились над переносицей.
Боже мой, он смотрит Спанч Боба?! Я закрыла рот руками, боясь, что засмеюсь как деревенская идиотка.
Почему он смотрит ЭТО? Он знает, что я проснулась, что я дома. Неужели ему всё равно, что я подумаю? Может он опять играет со мной.У него довольно извращенное чувство юмора.
Я скорее поверю во что-то другое, чем в тот факт, что он смотрит Спанч Боба по утрам. Он умный, не дурак. Но я всё еще слышу это. Теперь я слышала движение в кухне. Шкафчики открывались и закрывались, хлопнула дверца холодильника. Он опять собирается готовить?
Я чувствовала себя такой виноватой на счет этого, но я не могла сопротивляться, мне нравилось наблюдать, как он готовит. И я люблю его еду. Он прекрасный маленький шеф-повар.
Моя мама никогда не любила готовить, и у меня на завтрак всегда были хлопья или что-то такое. И теперь я живу одна и ненавижу готовить для себя. Это угнетает.
Обычно я ем в кафетерии или захожу в парочку кафе недалеко от колледжа. Есть в одиночестве паршиво, и это ничем не исправить. Иногда Розали и Элис присоединялись ко мне, но они жили с родителями и обычно обедали с ними.
Здорово, что сейчас у меня кто-то есть. Для меня было очень хорошо вчера вечером прийти домой и услышать «привет». К тому же приветы Эдварда просто феноменальны.
Я надеялась, что мне не будет неловко говорить с Эдвардом сейчас, после прошлой ночи. Нет, сразу же подумала я, он никогда не заставляет меня чувствовать себя неловко, только хорошо, будто я особенная… и красивая… и нервная.
- Эй, Гэри, где ты?! – кричал Спанч Боб, когда я решила глубоко вдохнуть и выйти. Наверно Эдварду нужно в туалет, и я не хотела, чтобы он проклинал меня про себя за то, что я так долго, пританцовывая на кухне в ожидании облегчения.
Я повернула дверную ручку и дернула, пытаясь невозмутимо открыть дверь и небрежно и по-взрослому проскользить из ванны.
Но, конечно же, дверь снова заело.
- Нет, - выдохнула я, начиная трястись, мои глаза в ужасе уставились на старую тёмную дверную ручку. – Пожалуйста, нет. Только не сейчас.
Это происходит постоянно. Грёбаная дверь, грёбаная дверная ручка!!
Нет !!
Почему?!! Почему сейчас?!
Бог ненавидит меня. Я повернула ручку до упора и дёрнула сильней. Иногда это срабатывало. Конечно, сейчас все иллюзии о том, что я невозмутимо вхожу в гостиную, лежали на дне пропасти, перемешанные с кучей хлама.
Шум дергающейся двери, дерева, бесполезно ударяющем о дерево, снова и снова сотрясал воздух всё громче, будто крича: «Тупица застряла в ванной!».
Я могу сделать это. Давай, девочка, толкни локтем! Давай! Снова дёргая ручку, я начала немного рычать, рассчитывая, что дверь слегка поддастся через секунду, но… она не поддалась.
Это было неизбежно и неминуемо. Но это случилось сейчас. И вот он идет…
- Белла? – прозвучал глубокий голос с той стороны двери. – Ты в порядке?
Он там забавлялся, это не было очевидно, но я слышала это.
Я опёрла ногу на стену рядом с дверью и потребовала про себя, чтобы она открылась сейчас же, или я сниму её с петель СЕГОДНЯ ЖЕ!
- Я в порядке, - сказала я, даже сейчас стараясь звучать легко и взросло. – Просто дверь иногда заедает. Я справлюсь.
Двигайся ты, блядь, двигайся СЕЙЧАС ЖЕ! Теперь я разговаривала про себя с дверью, не с Эдвардом.
- Ладно, - сказал он, и я слышала, как он ушел. Я ждала тихого хихиканья или хохота, но ничего не услышала. Всё, что я слышала – это голос Спанч Боба и другой мультяшный голос, смеющиеся надо мной.
Я чувствовала нарастающее рычание в горле, и дёрнула дверь, применяя весь свой вес, сильнее надавливая ногой в стену, теперь отрывисто дергая ручку. Боже, такое ощущение, что я пытаюсь вырваться из запертого чулана, отчаянный узник.
Я начала паниковать, люди ходят в туалет по утрам в первую очередь, я всегда хожу. Я уверена, Эдвард хочет сюда попасть и скорее всего ненавидит мой кишечник прямо сейчас. Единственная вещь, которой он сможет воспользоваться – это раковина на кухне. О нет, это ужасно!
Каждый раз эта дверь открывается после парочки толчков! Естественно, сегодня она уперлась и ведет себя как ЦЕМЕНТ!
Я ненавижу свою жизнь.
Я услышала, как на кухне зашумела вода, и поняла, что он моет тарелки. Боже! Как он может иметь дело с водой утром, не сходив в туалет? Может он робот.
Прошло еще несколько минут, я слышала как плещется вода и звенит посуда на фоне мультфильма, который смотрел Эдвард.
Наконец, я сдалась, задыхаясь и признавая поражение. Что теперь? Позвать его? Господи, это так неудобно. Постучать? Нет, глупо! Но было ясно, что он больше не придет ко мне сам, так что я закрыла глаза, пряча лицо в измученных, красных ладонях, проглотила свою гордость и заставила себя крикнуть: «Эдвард?»
Шум воды прекратился, и я услышала его шаги, медленно приближающиеся к двери.
- Да, Белла? – промурчал он, делая вид, что понятия не имеет, чего я хочу.
Я взглянула на своё ярко-красное лицо в зеркало слева от меня и закрыла глаза.
- Я не могу открыть дверь, её сильно заело, - я выдавливала из себя слова, желая провалиться под землю и умереть.
- О, я уже понял, - казалось, он улыбается.
Мгновенно моё лицо исказила злость, и я сцепила зубы.
- Можешь помочь мне? – спросила я, чувствую тошноту. Он заставил меня попросить его, зная, как это унизительно для меня. Это что, плата за вчерашние вопросы… или за сегодняшние?
- Возможно, - ответил он, его голос был полон власти. – Или… я могу оставить тебя там на весь день. Ты будешь моей пленницей. Но кажется, я не смогу пропихнуть какую-либо еду под этой дверью.
Ух ты, звучит здорово. Нет, подождите, у меня же занятия сегодня.
- Эдвард, пожалуйста? – выдохнула я, немного дрожа, его голос на самом деле имел власть надо мной. – У меня сегодня очень важные занятия.
- Хммм… - его голос такой вкрадчивый. – Это проблема. Бедная, маленькая Белла…
Я зарычала про себя. Он опять играет со мной. Я думала, он здесь игрушка, а не я. Нет. Он не игрушка, не говори так, ругала я себя. Он просто любит забавляться и ведет себя как ребенок иногда. Мне это нравилось… большую часть времени.
- Эдвард… - теперь я немного хныкала как 4ёх-летняя. – Ты сказал, что будешь хорошим, маленьким… мальчиком, - я заменила слово «игрушка» на «мальчик», надеясь, что он не заметит этого. Я никогда не унижу его и не назову игрушкой. Я хотела, чтобы он увидел себя не как игрушку, а что-то большее. Он уже был большим… для меня.
И этого было достаточно, чтобы он прекратил играть.
- Хорошо, прекрасная Белла, отойди назад! – я улыбнулась, он говорил, как принц на коне, прибывший спасти меня. Он такой смешной.
Придурок.
Я насколько могла отошла дальше от двери, стоя в открытом душе. Здесь на самом деле было мало места, и я не хотела погибнуть от распахнувшейся двери.
Так будет лучше, подумала я, гадая, что будет дальше.
Прозвучал удар его ноги о деревянную дверь, и она резко распахнулась, ударилась о стену и оставила небольшую дыру в штукатурке.
Я не ожидала, что он откроет дверь так быстро и слегка вскрикнула, когда она открылась. Её заело ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СИЛЬНО! Я использовала всю свою силу и не сдвинула её с места. Боже, я такая слабая. Мне нужно начать пить молоко.
Эдвард зашел в ванную, потянул ручку на себя и посмотрел за дверь, глядя на белую пыль на полу и черную дыру в стене.
Боже, он выбил дверь одним ударом… и он без обуви. И я так возбуждена прямо сейчас.
- Ууупс, - он съёжился и повернулся ко мне с извиняющимся взглядом. – Я исправлю это, Белла.
Я не смогла удержаться и улыбнулась ему.
- Не беспокойся об этом, - я так и стояла на месте, очарованная его видом. Он стоял в одних хлопчатых облегающий коричневых шортах.
Он посмотрел на меня, всматриваясь в мои глаза.
- ТЫ в порядке? – спросил он обеспокоенно.
- Да, нормально, - я почувствовала, как мои щеки немного покраснели. – Я постоянно застреваю здесь с этой чертовой дверью. Спасибо.
Я была так смущенна и могла только гадать, что он думает обо мне. Держу пари, только не полные идиотки платят ему $10,000 за две недели его времени.
- Так я спас тебя, прекрасная Белла, - он сделал шаг по направлению ко мне, возвращаясь к своему королевскому голосу, его глаза прожигали мои, он был нос к носу со мной и спросил: - Какую награду ты даруешь мне?
Ты можешь взять всё, что угодно, всё, что у меня есть, - чуть не сказала я, если у меня есть что-то стоящее. Но у меня было сильное чувство, что он не спрашивает меня о какой-либо ВЕЩИ.
Боже, его глаза смертоносны, я снова заметила это, когда они гипнотизировали меня. Может он подсыпал что-то особенное в яйца вчера и теперь, каждый раз, когда он рядом, я начинаю гореть в оцепенении.
Я не знала, что еще сказать, кроме как пискнуть: - Поцелуй?
Я прочистила горло, чтобы не звучать как мистер Билл.
- Ммммм… да, - он улыбнулся и открыл губы, смыкая их на моих губах, одной рукой он опёрся на дверцу душа, другой на кафель на стене.
Я была так рада, что почистила зубы и язык дважды. Но он был потрясающий на вкус, хотя еще не заходил в ванную. Как он это ДЕЛАЕТ?
Он целовал меня снова и снова, и у меня закружилась голова. Не осознавая этого, я двинулась назад, в душ, пока моя спина не упёрлась в стену.
Не позволяя мне уйти от него, он двигался за мной, зашел в душ и закрыл за собой дверцу, не прекращая искусно целовать меня.
Я услышала, как мой голос дрогнул, надеясь, что он не включит воду.
- Прекрати попытки сбежать от меня, - прорычал он, целуя меня сильнее. – Мне это не нравится.
- Прости, - выдохнула я, не в силах больше сбежать от него.
Его руки упирались в стену по бокам от меня, его язык проскальзывал внутрь по началу нежно.
Я целовала его в ответ, не задумываясь над движением своих губ, надеясь, что ему это также нравится. Черт, я такая неопытная. Я ненавижу это.
А потом он слегка застонал!! Вау, я заставила ЕГО стонать?! Я – сила !
- Белла… - прошептал он, его рука опустилась, и он дернул пояс моего халата, распахивая его, я сжала кулаки по бокам от себя, никогда не зная, что делать с руками. Чертовы руки!
- Сюда, - казалось, он прочитал мои мысли и взял мои руки в свои, улыбаясь мне, всё еще нос к носу со мной. – Прикоснись ко мне, Белла.
Он положил мои руки на свою поясницу и вернулся к поцелую. Я чувствовала, как мои руки двигаются вверх и вниз по его спине. Его кожа такая мягкая и теплая, как у ребенка. Не как она выглядит, а как я ЧУВСТВУЮ это, только сильные мускулы под нежной шелковой поверхностью.
Хватило нескольких секунд, чтобы мои руки соскользнули к его плотным ягодицам.
Он застонал в мои открытые губы, и его правая рука скользнула вниз по моему дрогнувшему животу, его пальцы снова нежно гладили мой клитор. Я резко выдохнула, открыв глаза. Нет, только не сейчас… не снова… нет… ему нужен отдых!! Разве нет?
Моё тело мгновенно вспомнило эти пальцы и проснулось, счастливо улыбаясь и подпрыгивая, как энергичный щенок перед своим хозяином. Но всё это происходило внутри меня.
- Аммм… - я услышала свой голос, хотя на самом деле не хотела его слышать. – Тебе разве не нужно в ванную?
ЧТО?!!!! ЧТО СО МНОЙ НЕ ТАК?!!!! Я КОНЧЕННАЯ ИДИОТКА!!!!!
Он улыбнулся, слегка приоткрыв глаза, но продолжая целовать и прикасаться языком к моим губам.
- Не сейчас, - прошептал он, снова целуя меня. – Но спасибо, что спросила.
- Прости, - сказала я снова. – Я не знаю, что со мной не так.
ПОЦЕЛУЙ.
- Думаю, я ударилась головой, когда была маленькая, - говорила я в его губы.
ПОЦЕЛУЙ.
- С тобой всё в порядке, - он снова поцеловал меня. Мы медленно опускались вниз, скользя по стене. О нет, что он делает?
- Аммм… Эдвард… а сколько времени? – я снова говорю.
- Заткнись, Белла, - мягко потребовал он, накидываясь на мои губы.
Это очень хорошее предложение. Заткнись, Белла. Да. Теперь я сделаю это. Спасибо, Эдвард.
До того, как успела понять, я уже лежала на кафельном полу, и его губы спускались вниз по моей шее, мой халат распахнулся еще больше. Его рука сжимала мою грудь… его губы влажно двигались на моем соске.
- Ахххх… - я смотрела вверх на потолок, снова тяжело дыша. Я была его рабыней.
Он самое опасное существо. Охотник за моим сердцем, уже вонзивший свои клыки в меня. Всё в нем привлекало меня – его лицо, его голос… даже его запах. Я не могла сказать ему «нет»… я не могла оттолкнуть его… я не хотела. Хуже, чем убийца… он был рожден для соблазна. И он завоёвывал каждую из женщин до меня, более опытных, более искушенных, чем я. Он собирается убить меня. Он собирается разбить моё сердце.
Теперь он завоевывал и соблазнял МЕНЯ, так легко… слишком легко.
И он сказал мне доверять ему. Я так хотела этого… но что-то внутри меня не позволяло мне этого.
Но даже сейчас, с полным осознанием всего этого, и после всего одной ночи, я не могу контролировать свою жажду к нему… я хочу его, я нуждаюсь в нем, я страстно желаю его. Он как наркотик для меня… без которого я испытываю физическую боль… он, как мой личный сорт героина. Я ненавидела время, которое проводила в школе без него вчера, и сегодня это будет еще хуже. Время без него бессмысленно и жестоко.
Не знаю, могу ли я контролировать себя. Теперь я под его контролем. Я поймана в его ловушку. Я принадлежу ему.
Я не могу читать его мысли… и он не впускает меня в них. Я бы хотела, чтобы он рассказал мне, о чем он думает. Теперь я боюсь каждую секунду, что он просто исчезнет, грешный, удивительный сон, который превратится в дым с восходом солнца.
- Ты понятия не имеешь… как долго я тебя ждала, - я тяжело дышала, он открыл глаза и впился взглядом в моё тело, затем посмотрел в мои блестящие глаза. Мои ноги были раскрыты, и он лежал между ними… и я чувствовала его напряженную плоть.
Если он попросит меня объяснить это… я даже не знаю, смогу ли. Я просто ЧУВСТВУЮ это.
После короткой паузы, его голос разлился теплотой вокруг меня.
- Тебе не нужно больше ждать, Белла, - тихо сказал он. – Я здесь… и я хочу тебя. Я так сильно хочу тебя.
Я не знала, что сказать. В моей голове мысли пробегали милю в минуту, пытаясь найти способ, как пойти сегодня в колледж.
Эдвард посмотрел вокруг и, извиняясь, взглянул на меня:
- Но наверное, это не лучшее место и время.
Я почувствовала слезы в глазах, когда он медленно отодвинулся и встал, поднимая меня вместе с собой, нежно запахивая мой халат и завязывая узел на поясе. Он улыбнулся мне и поцеловал в лоб.
- Всё в порядке, Белла, - сказал он. – Я подожду тебя. Когда ты будешь готова, я буду здесь. У нас уйма времени. Прости за… это. (он кивнул головой на пол)… кажется, нас постоянно тянет в душ. Должно быть здесь какое-то волшебное место.
Волшебство везде, где есть ты.
Боже, я теряю голову. Думаю, я уже влюбилась в него. Я такая дура.
- Пойдем, я приготовлю тебе завтрак, - он вывел меня из душа, следя за тем, как я выхожу, чтобы я не убила себя. Он провел меня в кухню, держа за руку, и усадил на стул.
В своих мыслях я на секунду оказалась в клубе, и он вел меня в приватную комнату.
Поцеловав меня в макушку, он отошел, чтобы налить мне стакан апельсинового сока, опуская его на стол передо мной.
- Пей, - он соблазнительно улыбнулся и отвернулся, возвращая сок в холодильник, затем вернулся и положил блокнот и ручку рядом с моим стаканом.
- Делай своё задание, а я скоро вернусь, - теперь он шел в сторону ванной. – Я был в порядке, пока ты не СКАЗАЛА этого!
О, теперь он хочет в туалет. Я рассмеялась про себя, надеясь, что он не закроет дверь. Но он был достаточно умён, чтобы оставить её немного приоткрытой. Я пыталась не прислушиваться к журчанию воды, открыла свой блокнот и попыталась сфокусироваться, надеясь, что я не зашла еще настолько далеко, чтобы быть не в состоянии справиться с домашней работой.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 23:06 | Сообщение # 22
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Итак, я сидела здесь, слушала, как Эдвард чистит зубы и начала писать:
Я люблю твои волосы.
Я люблю твою кожу.
Я люблю прикасаться к тебе.
Я люблю доставлять тебе удовольствие.
Я люблю принадлежать тебе.

Откуда это всё? Кажется, моя рука действовала сама по себе, написав слова, которые он говорил мне прошлой ночью.
Белла, это твоё задание? Дерьмо.
Он возвращался, и я захлопнула блокнот, отталкивая от себя ручку.
Я хотела злиться на него. Но как только я увидела его, его обнаженную грудь и идеальную задницу, затянутую в эти мягкие шорты… и прекрасные ноги… как я могла злиться?
Изучать его становилось более сложно, чем я думала. Вместе с ним, я изучала все новые вещи, которые происходили со мной.
- Когда тебе нужно идти? – спросил Эдвард, неуверенный в моих планах.
- О, в течении часа, - я взглянула на часы над плитой. – Скорее всего, я вернусь около двух.
- Хорошо, тогда мне нужно пошевеливаться, - сказал он, снова игриво и радостно, облакачиваясь на стойку, глядя на меня. – Что ты хочешь на завтрак?
Я улыбнулась, снова превращаясь в плохую девочку.
- Вааааау… - промурчал Эдвард с улыбкой. – Посмотрите на эту дерзкую улыбку! Я впечатлен! И это только после одной ночи… ты очаровываешь меня.
Я прикусила губу и вспыхнула, неуверенная, почему его слова заставляют меня чувствовать себя так хорошо.
- Если можно, тост, - я облегчила ему задачу сегодня, к тому же я не была сильно голодна.
- И всё? – он выглядел немного разочарованно.
Я кивнула и улыбнулась.
- Ты хорошо себя чувствуешь? – спросил он напряженно, доставая хлеб из холодильника.
- Шутишь? – ухмыльнулась я. – Я чувствую себя великолепно. От меня будет мало толку сегодня в колледже, потому что я буду думать о прошлой ночи.
Он улыбнулся, опуская хлеб в тостер и нажимая рычаг.
- Ты будешь думать обо мне в колледже? – он был удивлен и доволен этим.
- Определенно, - сказала я, отпивая сок.
- Я тоже буду думать о тебе, Белла, - он прикусил губу и смотрел на меня, в ожидании тостов. – Я давно не проводил время так хорошо.
Я улыбнулась, влюбляясь в звук его голоса и в каждое слово, которое он произносил.
Пытаясь вернуть свой профессионализм, пока не слишком поздно, я сказала:
- Ну, теперь, когда мы хорошо провели время, когда я приду домой, у нас будет интервью. Не опаздывай.
Тосты подпрыгнули и были точно такими, как я люблю – слегка румяные.
- Масло? – спросил он.
- Да, - я оскалилась, глядя как он достает масло и намазывает его на тост. – Ты слышал, что я сказала… на счет нашего интервью?
- Да, я слышал, - мягко сказал он. – Я буду здесь вовремя, на диване, как хороший маленький пациент, доктор Белла.
Он положил тост рядом со мной и ухмыльнулся, а затем пошел к раковине, чтобы помыть вчерашнюю посуду. Я на самом деле ненавижу смотреть, как он делает всё это, но, черт возьми, я люблю смотреть, как он моет посуду. Понятия не имею почему. Это возбуждает меня.
Я должна записать это.
Он так смеётся надо мной, когда говорит «доктор Белла»? Хотелось бы знать. Я должна выяснить это сегодня вместе с другими вещами.
- Амм, Белла? – он посмотрел на меня, продолжая мыть тарелки. – У меня небольшие планы сегодня, ничего особенного, просто девичник, который начнется в 12. Это займет час или полтора, но после этого я сразу домой. Я поеду на метро, так что если я задержусь на несколько минут, я не хочу, чтобы ты думала, что я проматываю твои деньги или что-то такое. С этим всё в порядке?
Он постоянно спрашивает меня, всё ли в порядке. Как будто он боится меня или что-то в этом роде. Он действительно относится ко мне так, будто ПРИНАДЛЕЖИТ мне, и это беспокоит меня. И он всегда легко поддаётся моим желаниям, и всегда говорит «Да, Белла» в ответ на мои слова. Он такой покорный, как домашнее животное, и это тоже волнует меня. Как мне достучаться до него? Я должна подумать об этом сегодня в колледже и спросить совета у доктора Коллиера.
Я решила попробовать сделать что-нибудь сейчас, хотя у нас не было интервью.
- Эдвард… - я пыталась говорить вежливо. – Что, если я скажу тебе… нет, с этим не всё в порядке? Я хочу, чтобы ты остался здесь весь день и не вставал с этого стула. Ты сделаешь это?
- Да, - сказал он, даже не раздумывая, слизывая масло с большого пальца и кладя бутерброд на стойку. – Ты хочешь, чтобы я был одет или раздет?
Я резко выдохнула, давая ему понять, что я поражена. Я раскрыла рот в шоке. Но он выглядел так, будто всё было нормально.
- Что? – спросил он, немного улыбаясь.
На этот раз я не смогла улыбнуться в ответ. Я чувствовала такой приступ жалости к нему, что просто не могла выдавить улыбку.
- Пять часов, Эдвард, сидеть на стуле, не двигаясь, - проинформировала я его, медленно проговаривая слова.
- Это легко, - он пожал плечами. – Мне не трудно, если это то, чего ты хочешь.
- Значит, я хочу, - повторила я. – Я не имею права говорить тебе такие вещи, никто не имеет права. А ты должен сказать мне, что собираешься делать то, что хочешь, и что я не могу приказывать тебе. Ты потеряешь деньги, если я прикажу тебе оставаться дома. У тебя будут неприятности с боссом. Это тебя не волнует?
- Это неважно, - он снова пожал плечами. – Сейчас я принадлежу тебе и ты управляешь моими действиями. Если ты скажешь мне сделать что-то, я сделаю это. Здесь неважно, что я чувствую. Я здесь для тебя, Белла.
- Я управляю? – я запнулась, не в силах закончить предложение.
Я должна успокоиться, я должна сохранять спокойный внешний вид, не важно, что он говорит. Это сердцевина психиатрии – не реагировать так сильно, это может оттолкнуть пациента. Но я нарушала правила. Я забочусь о нем и злюсь на него за это поведение, эти слова. Но я должна слушать то, что он думает, даже если это БЕЗУМИЕ.
- Белла, твой тост остынет, - он попытался сменить тему.
- Подожди, - я посмотрела на него. – Эдвард, я не хочу, чтобы ты играл роль, ладно? Я хочу, чтобы ты был собой следующие две недели. Начиная с этого момента, если ты что-то чувствуешь, если тебе что-то не нравится, или хочешь что-то сказать, я хочу, чтобы ты говорил это и делал это. Ты можешь сделать это для меня?
- Что ты имеешь в виду? – он выглядел сбитым с толку. – Играть?
И да, Спанч Боб всё еще был включен, но он не обращал на него внимания, так что я продолжила.
- Я знаю, ты должен играть роль в какой-то степени, когда ты делаешь то, что делаешь для жизни, - начала я легко, оставаясь расслабленной. – И может спустя какое-то время ты стал этим жить… как будто ты привык к этому и очень скоро у тебя даже не останется собственной воли. Понимаешь? То есть… какое ТВОЁ мнение? Чего ТЫ хочешь? Как, например, прошлой ночью, когда ты опустился и поцеловал мою ступню, почему ты сделал это?
- Это было здорово, - он смотрел на меня, отвечая быстро, без колебаний, честно.
- И ты остановился. Почему? – спросила я, надкусывая тост, чтобы он не расстраивался.
- Ты сказала мне, - сказал он, неожиданно так невинно для меня.
- Но если ты хотел, почему просто не сказал «нет, Белла, я хочу целовать твои ноги и буду делать это»? – спросила я.
- Нет, - его взгляд потяжелел. – Я не хочу, чтобы ты злилась на меня.
- Но если ты –
- И потому что, ты владеешь мной, - оборвал он, добавляя следующую причину.
- Эдвард, ты личность, - продолжала я невозмутимо, хотя мне хотелось орать на него и встряхнуть его. – Никто не может владеть кем-то. Ты не в моей власти. Ты помогаешь мне с диссертацией, и также помогаешь мне с… другими… вещами. Но я не владею тобой, Эдвард. Я знаю, многие люди относятся к тебе так. Но ты должен знать, что на самом деле я не владею тобой. Понимаешь?
- Я понимаю о чем ты говоришь, Белла, - неожиданно он говорил с полной уверенностью. – И я ценю твоё отношение ко мне. Но ты забыла кое-что. Ты заплатила мне 20 тысяч долларов. Следующие 13 дней ты владеешь мной. Если ты скажешь мне сесть, я сяду. Если ты скажешь мне есть собачий корм, я буду есть. Если ты сделаешь мне больно, я всё еще останусь здесь. Я продал себя тебе, Белла. Я утратил все свои слова. Вот, что значит быть ш—
Он остановился, но я знала, как он хотел назвать себя. Я должна долго работать над ним. Не думаю, что я способна спасти его. Мой первый пациент. Моя первая любовь. Да, черт возьми, я люблю его. Я такая дура. Как я могла влюбиться за один день? Ах да, семь оргазмов.
- Не злись на меня, пожалуйста, - он почти умолял, также как и его глаза. Он закончил с посудой и вытирал руки.
Боже, послушать только как он боялся моей злости. Он хочет удовлетворить каждого. И он ужасно испуган, когда не получает одобрения. Это из-за его родителей. Они никогда не уделяли ему времени и никогда не поощряли его, и он боится, что это же произойдет с каким-нибудь человеком, с которым он пересекается в жизни. И это значит, что он сделает что угодно, что ему скажут, пока он получает похвалу и благодарность. Эдвард… я хотела плакать.
- Я не хочу спорить с тобой, Белла, - он медленно подошел ко мне сзади. Его руки обвились вокруг меня, и он прижал меня к себе. Его руки двигались под моими скулами как крылья ангела. Он поцеловал меня в висок и сказал: - Я отвечу на все твои вопросы, я обещаю. Я попытаюсь. Но я боюсь, как ты будешь смотреть на меня после того, как узнаешь все обо мне. Я буду противен тебе.
- Нет, не будешь, Эдвард, - я погладила его по руке. – Ты красивый. Ты никогда не будешь противен мне.
Он поцеловал меня в щеку, и его руки заскользили вниз по моим, наши пальцы переплелись, он опустил подбородок на моё плечо.
Он молчал долгое время, и мне уже пора на занятия. Я не злилась на Эдварда, я просто хотела, чтобы он прекратил смотреть на себя, как на вещь. Как на игрушку, раба, танцора. Это займет больше времени, чем 2 недели, чтобы заставить его увидеть это. Но у меня есть только 2 недели.
Я ненавидела мысль о том, что Эдвард уйдет от меня и отправится принадлежать какой-нибудь суке, которая заставит его есть собачий корм и сидеть обнаженным на коленях перед дверью. В основном потому, что я знала, что он сделает это, если ему заплатят. Я хотела знать, как он попал в эту жизнь, что превратило его в то, чем он является сегодня, какая боль сломила его дух так сильно.
Я должна закатить рукава и приступить к работе. Нужно задать тяжелые вопросы. У меня нет времени НЕ спрашивать его о его чувствах из-за того, что я влюбилась в него. Даже если он разозлится на меня, я должна пытаться помочь ему и пробиться через его стены.
Если я не справлюсь, и с ним случится что-то ужасное в чьих-то руках, я никогда не прощу себе этого.
- Ладно, Эдвард, - я поцеловала его руку. – В два часа наше интервью. Если ты опоздаешь, ничего страшного. Но попытайся быть вовремя.
Он позволил мне встать и протянул мне мой рюкзак. Я положила в него блокнот и ручку и застегнула молнию.
- Иди по своим делам сегодня, - я повернулась к нему и посмотрела в его глаза. Он выглядел таким хрупким. – И мы поговорим, когда я приду домой. Хорошо?
И он улыбнулся и расслабился. Это потому, что я не злюсь на него?
- Да, Белла, - согласился он, используя свою фирменную фразу. – Спасибо.
Я не была уверена, за что он меня благодарил, но всё равно сказала: - Всегда пожалуйста.
- Увидимся позже, - я почти дошла до двери, но потом развернулась, глядя, как он наблюдает за мной.
- Иди сюда, - улыбнулась я, не в силах сопротивляться этому лицу.
Он подошел ко мне, улыбаясь, взял моё лицо в руки и перед тем, как прикоснуться ко мне губами, промурчал: - Ты вспомнила.
- Как будто я могла ЗАБЫТЬ поцеловать тебя на прощание, - сказала я, чувствуя его губы, идеально влажные и мягкие, гладкие, как горячая вода. Он такоооой вкусный.
Он подарил мне глубокий, сотрясающий землю поцелуй. Я должна читать ему нотации почаще перед тем, как уйти.
Наконец, он освободил меня, возможно надеясь, что мы всё еще друзья. Я должна подождать секунду, чтобы перестать дрожать, перед тем как пойти к двери.
Эдвард смотрел на меня так, будто пытался не засмеяться надо мной, и я гадала, почему.
- Удачного дня, Белла, - он улыбнулся от уха до уха.
- Тебе тоже, - я улыбнулась ему, удивляясь, что с ним такое. – Увидимся позже, куколка.
Он смотрел вниз, когда я уходила, и я услышала маленький смешок, сорвавшийся с его губ.
Я решила проигнорировать это и продолжила идти по холлу, всё еще не слыша, как закрывается дверь.
- Я не могу… - я услышала, как он промямлил это себе, и я развернулась, боясь, что он имеет в виду, что не может больше оставаться со мной. Может я зашла слишком далеко. Я уже была готова умолять, когда он подошел ко мне.
- Белла? – он положил руки мне на плечи.
- Да? – я нахмурилась, сбитая с толку.
Он снова улыбнулся, и попытался сдержать смех, я уверена.
- Что?
- Ты не думаешь… что тебе нужно одеть что-то другое в колледж? – спросил он, пытаясь сохранить серьезное лицо.
Я посмотрела вниз и увидела свой короткий маленький розовый халат, с одним единственным слабо завязанным узлом на поясе.
- ВОТ БЛЯДЬ! – закричала я, не веря себе и своим потерянным МОЗГАМ.
Эдвард разразился смехом, следуя за мной, когда я понеслась в квартиру. Я чуть не захлопнула дверь перед ним, когда он пытался переступить порог, но он просто продолжал хохотать, упав на колени, держась за живот, а я чуть не выбила дверь спальни, торопясь одеться.
- Теперь он решил быть самим собой, - ворчала я, слыша как он смеётся еще громче. И я тоже засмеялась. Его смех действовал на меня, как заклинание, и я ненавидела это, но смеялась еще сильнее.
Пытаясь говорить, Эдвард задыхался:
- Твой преподаватель по психологии будет рад видеть тебя… в таком виде… я уверен…
- Заткнись, - я засмеялась, бросая ему в лицо подушку.
- Твои милые маленькие коленки… - он продолжал хохотать, - И медвежонок на спине твоего халата! В колледже!
Он задыхался от смеха, и я была рада этому.
Когда я вышла из спальни в джинсах и футболке, он лежал на полу лицом вниз и всё еще истерил. Кажется, я даже видела слёзы в его глазах.
- Подожди, Белла, ПОДОЖДИ! – он схватил меня за ногу, когда я пыталась пройти мимо него.
- Что тебе нужно, маленький глупый домашний эльф? – я обозвала его наугад, забрасывая рюкзак на плечо.
- Это что, Мишка-Грампи у тебя на спине? – и он снова захохотал.
Улыбаяь, я выдернула ногу из его рук и подразнила его:
- Может я передумаю и не захочу, чтобы ты был собой, если это то, чем ты являешься! Продолжай быть маленькой покорной личностью!
Я была в холле, когда Эдвард, продолжая смеятся, снова позвал:
- ПОДОЖДИ, БЕЛЛА, ПОДОЖДИ!!
- Что? – я резко развернулась, улыбаясь ему, теперь он лежал на спине в моем дверном проёме, держа дверь немного открытой.
- Я буду скучать по тебе, - сказал он серьезно, хотя всё еще улыбался, а его глаза блестели.
- Я тоже буду скучать по тебе, ты, придурок, - я усмехнулась против своей воли, хихиканье Эдварда Каллена провожало меня с улыбкой на губах и смехом в сердце.
Может я всё-таки смогу помочь ему. Пожалуйста, Господи, позволь мне помочь ему.
Я поторопилась на занятия, надеясь, что получу некоторые ответы от доктора Коллиера. Я должна попытаться настроить свои мозги на работу, теперь, когда я не была рядом с Эдвардом. Мои мысли были в беспорядке в присутствии этого мужчины. Я должна сосредоточиться.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
nuraДата: Среда, 09.12.2009, 23:11 | Сообщение # 23
Группа: Пользователи
Сообщений: 429

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
О....как мне все это нравится!!!!!!! Горячо, однако:)))) 225
Иринка-Льдинка, спасибо !!!! Спина затекла, а оторваться не могу!!!!!! cool
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 23:16 | Сообщение # 24
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 6. Ты можешь считать меня своим другом.

Занятия закончились и теперь я стою возле стола доктора Коллиера, он смотрел мой список вопросов и тем, которые я хотела обсудить с Эдвардом. Джеймс ничего не говорил, просто смотрел на мою работу, а я считала секунды до встречи с Эдвардом.
Я посмотрела на часы на стене над его головой. 13:06. Прямо сейчас полуобнаженный Эдвард находится где-то в комнате полной возбуждённых женщин. Скорее всего они лапают его самым отвратительным образом. Боже, я ревную.
Джеймс сделал пару заметок в моей записной книжке и начал говорить.
- Ты должна спросить, не было ли в его прошлом проблем связанных с сексом, - говорил он пока писал, не поднимая глаз. – Так же, не было ли проблем с… наркотиками, алкоголем… что-то, что могло бы ему помочь пережить то, что он делает. Он занимается сексом с женщинами И с мужчинами? Были ли какие-нибудь гомосексуальные связи?
О, Боже. Мне плохо уже только от того, что он говорит вещи, которые я должна буду спросить у Эдварда. А хочу ли я слышать ответы на эти вопросы? Мне бы хотелось рассказать Джеймсу всё обо мне и Эдварде и спросить у него совета. Хотя он бы скорее всего сказал мне вернуть деньги и попросить Эдварда уйти и изучать его только с профессиональной точки зрения. Моя оценка будет испорчена, не говоря уже о моей жизни, если Эдвард уйдет сейчас.
- Белла, ты в порядке? – Джеймс смотрел мне в глаза.
- Да, нормально, - я улыбнулась и встряхнулась, делая вид, что просто сосредоточилась.
- Мне любопытна одна вещь… - я прочистила горло. - Он говорит такие вещи, например, «я люблю твои волосы», «я люблю твою кожу», «я люблю», «я люблю», «я люблю» постоянно. Я подумала, что это значит, что он просто любит говорить те вещи, которые женщины хотят слышать, правильно? То есть, он скорее всего не думает так, когда говорит это женщинам.
Джеймс ухмыльнулся и посмотрел в другой конец кабинета.
- Скорее всего нет, - ответил он, подтверждая мои подозрения. – Но может быть он зашел настолько далеко, что он на самом деле ВЕРИТ в то, что говорит, что он любит ВСЕХ. Может он вырос привыкшим говорить такие слова, которые заставляют женщин ВЕРИТЬ, что он искренен, и сейчас… он не знает, ЧТО он любит на самом деле. Он любит это ВСЁ, потому что он ДОЛЖЕН. Чтобы выжить, он должен находить КАЖДУЮ женщину привлекательной, он должен улыбаться ВСЕМ им, позволять трогать себя, заставляя их верить в то, что он любит их внимание.Тебе стоит спросить его об этом, но, держу пари, он попадает под категорию тех людей, которые даже не замечают, что делают это. Его личность пропитана этим.
- Ух ты, - я чувствовала слёзы в глазах и быстро сморгнула их. Не сейчас.
- Не знаю, достаточно ли я хороша, чтобы помочь ему, - сказала я, глядя вниз на блокнот. – Я хочу. Он очень хороший человек, правда.
- Но ты можешь многое сделать, Белла, - сказал Джеймс с пониманием. – Ты студентка, но… после того, как ты сделаешь то, что в твоих силах, ты можешь порекомендовать ему прекрасных докторов. Я дам тебе их имена. Он сможет увидеться с ними, если захочет. Но это его выбор. Он может не захотеть. Ты не должна ПОМОГАТЬ кому-то. Ты еще не готова к этому, Белла. Просто изучай то, что видишь и пиши об этом. Не пытайся сделать что-нибудь. Ты можешь больше навредить, чем помочь. Но ты молодец, Белла. Ты выбрала сложную личность для работы, но я уверен, ты справишься и справишься хорошо. Но я также знаю, что ты очень переживаешь. Ты должна оставить это прямо сейчас, Белла. Не связывай себя с ним. И если что-то пойдет не так, или если он начнет вести себя странно или необычно в любом случае, позвони мне. У тебя всё еще есть мой номер?
- Да, записан, - я кивнула. У каждого студента есть его номер на случай непредвиденных ситуаций с объектом работы.
- Хорошо, - он снова посмотрел в мои записи и спросил, - И у тебя хорошие вопросы. Есть что-то еще, что ты хотела бы обсудить?
У меня было много всего, что я хотела бы обсудить с ним, но тогда пришлось бы рассказать ему о моих отношениях с Эдвардом, если так можно назвать то, что ты заплатил кому-то за оргазмы. Я была сама по себе, и я знала это. Я даже не знала, могу ли я довериться Розали и Элис. Я люблю их, но я чувствую себя грязной от одной мысли о том, чтобы рассказать им о нас. Это очень личное, только для меня и Эдварда.
- Ну, я еще собираюсь провести это упражнение с ассоциациями, о котором вы нам говорили, - сообщила я.
- Хорошо, отлично! – глаза Джеймса просияли. – Думаю, ты будешь поражена тем, что можешь получить из одного только слова. Расскажи мне потом, что у тебя получится.
- Расскажу, - я слегка улыбнулась. – Спасибо, доктор Коллиер. Я ценю вашу помощь.
- Обращайся в любое время, Белла, - Джеймс взял со стола свой кожаный портфель и собрался выйти за мной. – Удачного дня и до завтра.
- Хорошо, до свидания, - я ухмыльнулась и вышла из пустого кабинета, торопясь в кафетерий, чтобы встретиться с моими девочками.

EPOV

Я всегда гадаю, что думают водители такси, когда я сижу на заднем сидении, одетый в форму копа. Может быть, что моя полицейская машина сломалась, или может её угнали? Скорее всего ему вообще похуй, почему я беспокоюсь о том, что он думает?
- Можешь остановить здесь, - я не хотел выходить из машины прямо перед домом. Я заплатил нужную сумму, прибавив щедрые чаевые, и одел полицейские солнечные очки. Я вышел из машины и одел фуражку, скрывая взъерошеные волосы.
Я видел у нескольких танцоров полицейские формы, и большинство из них полное фуфло. Моя – нет. У меня настоящая форма, купленная в фирме, которая снабжает полицию.
Темно-синие брюки, кожаный ремень, на котором висит пистолет, фонарик и дубинка, голубая рубашка с настоящей нашивкой NYPD на рукаве. Должен сказать, мне нравилось выглядеть так. Я чувствовал себя как коп, как герой. Но я не герой, я плохой парень. Переодетый в офицера. Под этим благородным нарядом было тело, блестящее от масла, и стринги. Да, я знаю, я отправлюсь в ад. Лучше скажите мне то, чего я не знаю.
Черт, у меня даже есть настоящий значок в кожаном чехле в заднем кармане. У меня есть свисток, у меня даже есть настоящий пистолет, незаряженный, конечно, но кто об этом знает?
Я ненавижу выглядеть неправдоподобно на работе, женщины обращают внимание на мелочи. Глядя на меня сейчас, вы бы не могли сказать, что я просто стриптизёр, играющий роль копа. Я выгляжу точно как полицейский. Единственное, чего мне не хватает, это патрульной машины. О, ну может быть Санта подарит мне её на Рождество.
Может я вернусь к Белле в этой форме и слегка напугаю её. Это будет забавно, если она не выйдет из себя или что-то такое.
Боже, она такая забавная. Я чувствовал улыбку на лице, пока проходил мимо нескольких домов к зданию, где меня ждали. Не знаю, когда я последний раз так смеялся, но, засмеявшись, я уже не мог остановиться. И потом она была такой классной, делала вид, что злится на меня, она даже кричала на меня. Но я знал, что она не злится.
Она просто… расстроена из-за меня. И я вижу это иногда, когда она смотрит на меня. Она не понимает… да и как она может понять? Она не свободная и податливая шлюха, как я, и я бы никогда не хотел, чтобы она была такой. И я отвечу на все её вопросы, если это значит, что я смогу остаться и спать рядом с ней, и вдыхать запах её волос, и обожать её тело, как оно того и заслуживает. Она только начала расцветать, и это красивое зрелище… для меня.
Прошлая ночь была удивительной, и даже не из-за того, что я был с ней в душе, и сделал ей массаж, и доставлял ей удовольствие. Всё это было ПРЕКРАСНО, и я бесконечно наслаждался этим… но всё равно здесь было что-то большее. Не знаю, что именно, но мне нравилось находиться рядом с ней.
Мне нравилось говорить с ней, даже на этих школьных интервью, на которых она настаивала. Я хотел сказать ей, чтобы она оставила это, что я не стою её помощи, но она бы никогда не послушала меня. Ей нужна её выпускная оценка, так что я поиграю с ней и расскажу некоторые первоклассные вещи из моего прошлого, но ничего из того, что я хочу оставить для себя, я помогу ей получить хорошую оценку.
Затем, после того, как мои две недели закончатся, я пойду своим путём, и она вернётся к своей жизни, надеюсь, более опытная, чтобы знать, чего она хочет от партнера, и более смелая, чтобы следовать этому и наслаждаться своими плотскими желаниями.
Я на самом деле буду скучать по ней какое-то время после того, как эта работа закончится. Но я не чувствую с ней, что делаю работу, я чувствую себя так, будто тусуюсь дома у своей подруги. Я уже забыл, каково это.
Не привязывайся, Эдвард, сердился я, не ввязывайся в это. Ты сделал этот трюк с первой романтической ночью, теперь ты должен подумать, что дальше.
Дальше – секс. Я чуть не сделал этого сегодня утром в душе. В момент спасения её из её маленькой тюрьмы, я чуть не потерял контроль над собой. Слава Богу, она не могла заткнуться, это помогло мне очнуться и понять, что же я делаю.
Она сама должна попросить меня об этом. У неё не очень-то получается говорить, что ей нужно и чего она хочет. Боже, она сидела в ванной 15 минут и даже не спросила меня о помощи. Упрямая. Своенравная. Перспективная.
Она даже не сказала мне ничего по поводу Спанч Боба. Она слишком сильно следит за своим языком. Я хочу, чтобы она сказала мне, что делать, я хочу, чтобы она сказала, чего она хочет.
На минуту я подумал, что свершилось чудо, и она нашла свой голос, когда сказала, что не хочет, чтобы я шел на работу сегодня и сидел на стуле до её прихода. Наконец-то, я смог что-то сделать, чтобы она потребовала и сказала чего хочет! Но она просто проверяла меня, чтобы посмотреть, что я скажу.
Она хочет, чтобы я вышел из себя, орал и бросался вещами? Может она этого хочет. Иногда я так неуверен с ней. Она очень сложная для понимания. Сегодня я могу поспрашивать её еще на нашем интервью с доктором Беллой.
В один момент она выглядит довольной мной, в следующий момент она грустная и расстроенная из-за меня, затем она становится очень тихой. Мне нравится, когда она ничего не говорит. Я всегда боюсь того, что происходит в её голове.
Я знаю, она хочет изменить меня и освободить меня от жизни, которой я живу, но это просто невозможно. Я должен признать это. Но она очень хочет попытаться и достучаться до меня. Я был очень тронут, когда она сказала, что никто не владеет мной, что я должен быть собой и прекратить играть роль. Я очень надеялся, что всё будет хорошо, и мне не придётся уйти раньше, я бы ненавидел это.
Очень необычно часть времени быть её игрушкой, а остальное время говорить с ней, рассказывать ей мои секреты. Как я могу рассказать ей о вещах, которые помогают мне оставаться собой, пока я работаю, а затем проделывать всё это с ней, после того, как всё ей расскажу? Это причинит ей боль и разрушит иллюзию и романтику, и я НИКОГДА не сделаю этого, никому.
Даже Рэвен и той леди-убийце. Я должен рассказать Белле о Рэвен, несколько этих правдивых историй, которые пугают до смерти даже МЕНЯ. Это будет прекрасная глава в её работе и, надеюсь, это отвлечет её от моего прошлого.
Я правда очень хочу помочь ей с её работой… но я не собираюсь рассказывать ей свою настоящую историю. Я ненавижу, когда меня жалеют, и есть некоторые двери, которые я никогда не открою для неё, неважно как сильно она будет стучать. Это единственное, что осталось у меня только моё.
А вот и дом, 2435 Агнес Лэйн. Машины припаркованы по всей длине улицы. Да, это девичник. Я надеюсь, они не думают, что я постучу в дверь и представлюсь как стриптизёр. Виктория научила меня всегда поступать так, чтобы выделяться из толпы, оставлять мою личную особую подпись. Так и сейчас.
Я проверил свою рацию, она в порядке, работает. Отлично.
Я взял в руки пистолет и подошел к задней двери, не к парадной.
Я слышал музыку, играющую внутри, и видел множество женщин, подарки и еду. Я улыбнулся, обожаю эту часть.
Очень тихо я подошел к двери и повернул ручку. Открыто! ОНИ МОИ.
- ПОЛИЦИЯ!! ВСЕМ НА ПОЛ!! – закричал я мужественным голосом копа, пугая до смерти каждое живое существо в этой комнате.
Все они заверещали, когда я поднял пистолет, палец на спусковом крючке, и сделал два шага внутрь, полный влияния и власти.
- СЕЙЧАС ЖЕ, НА ПОЛ, Я СКАЗАЛ!! ВСЕ!! НА ПОЛ!! ЛИЦОМ ВНИЗ!! – приказал я, крича еще громче, они кинулись на пол, словно банковские заложники.
Я слышал несколько смешков от тех, кто знал, кто я и зачем я здесь, но большинство из них понятия не имели и нервно и испуганно хныкали.
- МОЛЧАТЬ!! – гавкнул я, получая в ответ заказанную тишину.
Так, около 30 женщин, отметил я, пройдя немного вглубь. Хорошо, большое число.
- Не ДВИГАТЬСЯ, никому, - пригрозил я, переступая через них. Молодые девушки, взрослые женщины, худые, большие, они все были здесь, как всегда. И я удовлетворю всех, как всегда.
- Что здесь происходит?! – потребовал я, всё еще не снимая солнечные очки для большего эффекта.
- ТЫ! – я наклонился и мягко взял блондинку за волосы, приподнимая её лицо вверх. Она улыбалась, но её лицо было красным, - Что здесь происходит? – повторил я.
- Девичник, - сказала она тонким голосом.
- ЧТО? – нахмурился я, делая вид, что не верю ей.
- Девичник, - повторила она, и другая женщина, лежащая рядом, повторила это за ней.
- РАЗВЕ Я ГОВОРИЛ С ТОБОЙ?! – заорал я на неё, и она начала смеяться, но я оставался в образе.
- Нет, офицер, - покорно прокричала леди, на которую я орал.
- Девичник. Вы наверно думаете, что я тупой или что-то в этом роде, - презрительно усмехнулся я, выпрямляясь, отпуская женщину, которую допрашивал. Я контролирую их всех, мой пистолет всё еще в моей руке, направлен в потолок.
- Кто из вас Анна Никлес? – спросил я уже тише, но всё еще сердито. Я искал свою невесту.
- Здесь, - я услышал еще более тихий голос с другого конца комнаты, несколько девушек там подняли головы и показывали на брюнетку лежащую на животе.
- ГДЕ? – крикнул я, двигаясь в их сторону.
- Здесь, - снова сказала молодая девушка, подняв руку вверх, и я заметил её. Она быстро взглянула на меня, её голова слегка повернулась в мою сторону, она нервничала.
- Ты?! – я смотрел на неё. Она кивнула, и я нежно взял её за длинные завитые волосы, не поднимая её, просто для эффекта. – Вставай!
Её подруги хихикали и наблюдали, как я запихивал пистолет в кобуру, затем схватил стул и поставил его в середине комнаты, где лежали мои заложницы.
Я с силой поставил стул на пол, толкнул её к нему, принуждая сесть, и пролаял:
- СИДЕТЬ. У тебя ОЧЕНЬ большие неприятности, Анна.
Еще больше сдавленного смеха… Я всё делаю очень хорошо. Бедная невеста полностью ошеломлена и не знает, чего ожидать от меня дальше.
Я грубо раздвинул её ноги. Она была в джинсах и в симпатичной блузке, очень привлекательная в свои «далеко за 20», я думаю. Теперь она знает, что я её стриптизер, но я не обычный стриптизер. Я играю свою роль безупречно и до конца.
- Дай мне руку, - я обошел её и достал настоящие полицейские наручники, я сделал всё, как коп сделал бы: взял её правую руку, завел ей за спину и застегнул наручник на её запястье. Она закричала, удивленная этим, и я взял другую руку, завел за спину и тоже пристегнул.
Теперь вся комната вопила и смеялась, лежа на животах, сосредоточенно наблюдая. Несколько из них кричали: - АННА!! УУУУУ!!!
- О БОЖЕ!! – завизжала Анна, смеясь и густо краснея.
Бедная Анна, она выглядит так, будто с ней сейчас случится сердечный приступ. Но все невесты любят это. Не привыкшие к таким вещам. Собираются выйти замуж, собираются начать собственную семейную жизнь, собираются наблюдать, как их привлекательный муж медленно превращается в мешок с картошкой, как его волосы редеют, его живот становится всё больше и больше. Бедные женщины. К сожалению, у них нет фантазий в жизни, вот почему у меня такая высокооплачиваемая работа.
Теперь я навсегда останусь в её памяти, если сделаю свою работу хорошо, когда всё это случится.
Я положил моё «радио» на обеденный стол позади неё. Внутри был ipod, который будет играть список песен, которые я подобрал для этой вечеринки, когда я буду готов. Но не сейчас.
- ТИХО, Я СКАЗАЛ! – заорал я на неё, и она с силой прикусила губу, пытаясь не реагировать на меня вслух. – Анна Никлес. Вы арестованы. Вы имеете право хранить молчание.
Конечно же, никто из них не сохранял молчание. Мне пришлось повысить голос, чтобы продолжить речь, я уставился на неё через свои очки, нахмурив брови, напрягая скулы.
- Всё, что вы скажете может и будет использовано против вас в соответствии с законом, - продолжал я, а Анна пыталась изо всех сил сохранить лицо спокойным. – У вас есть право на адвоката, начиная с настоящего момента и в последующих допросах, - резко сказал я, достав дубинку и держа её в руке. – Если вы не можете позволить себе адвоката, он будет предоставлен бесплатно, если захотите. Вы поняли всё, что я сказал вам, Анна?
- Да, - сказала она скромно.
- Хорошо, - коротко сказал я, скрещивая руки на груди. – Теперь, почему бы тебе во всем не признаться и не сделать всё проще для себя же?
- Я НИЧЕГО не сделала, - ответила она, хихикая, все остальные начали хлопать, кричать и смеяться.
- Давай, Анна, - я начал двигать дубинкой вверх по внутренней стороне её бедра, вызывая этим вой от всех окружающих, включая Анну. – Не заставляй меня быть грубым с тобой. Скажи мне, что ты сделала, и может быть я прощу тебя.
Еще больше криков и смеха.
- Ничего! Ничего!! – умоляла Анна, её кожа всё еще пылала, когда она улыбалась от уха до уха. – Я клинусь, мистер офицер, сэр. Правда!
Теперь она стала более находчивой. Хорошая девочка.
- Майкл сказал обратное, - заявил я. (Майкл – это жених).
- Что ОН сказал?! – Анна широко раскрыла глаза, смеясь вместе с остальными женщинами.
- Он сказал, что ты очень плохая девочка, Анна, - сказал я, двигая дубинку вверх к её груди, она немного сопротивлялась, визжала и смеялась.
- И я здесь, чтобы как следует привести тебя в порядок. И я намерен сделать это, - сказал я властно.
УУУУУУУУУУУУУУ !!!! – неслось отовсюду, и смех, постоянный смех. Нервная реакция.
- А ты будешь сидеть здесь тихо и получишь своё наказание, ты слышишь меня, Анна? – продолжал я, теперь моя дубинка двигалась по внутренней стороне её левого бедра, вызывая бурную реакцию ото всех вокруг.
- Возможно, если ты к моему удовольствию будешь вести себя хорошо, я освобожу тебя. Это ясно?
- Да, сэр, - сказала она, и я чуть не улыбнулся. Но её голос был всё еще испуганный и тоненький.
- Я сказал, ЭТО ЯСНО?! – заорал я прямо ей в лицо.
- ДА!! – закричала она в ответ и рассмеялась.
- Очень хорошо, Анна, - я нежно гладил её волосы, а затем резко схватил их. – Давай-ка проверим насколько ты невинна на самом деле.
Я пристегнул дубинку к поясу, обошел её и нажал PLAY на своём радио/ipod.
- МАМА! – закричала Анна, немного стуча ногами, - ПОМОГИ МНЕ!
- Ни за что, детка, ты сама по себе! – засмеялась в ответ её мама.
О, не беспокойся, мамочка, я доберусь и до тебя тоже.
«Тюремный рок» Элвиса громко заиграл, когда я снова подошел к невесте спереди.
Женщины продолжали верещать, когда я снял свою фуражку и одел её на маленькую голову Анны.
Крики, смех.
Медленно я начал снимать очки, глядя на неё поверх них. Она улыбалась мне, пока что ей всё нравилось.
Я повесил очки на воротник её блузки и медленно начал развязывать узел на галстуке, настоящий узел. Я обмотал галстук вокруг её шеи, немного играя с её завитыми локонами, поглаживая её щёку тыльной стороной ладони.
Больше криков. Анна нежно улыбалась мне, видя теперь моё лицо полностью. Я смотрел ей в глаза и дёрнул свою полицейскую рубашку, пуговицы разлетелись в разные стороны и рубашка раскрылась.
Вой. Аплодисменты. Смех.
Медленно, я высвободил плечи из рукавов, двигая ими по кругу, один за другим, позволяя рубашке соскользнуть с меня, я поймал её сзади и перекинул через Анну, танцуя с ней вниз к её талии, заставляя её немного двигать бедрами вверх и вниз ко мне, когда я приблизился, прикасаясь своими бедрами к её, я тёрся об её джинсы.
- О БОООЖЕ!! – хрипло кричала Анна, стуча ногами по полу. – МАМОЧКА!!
- Прекрати это, - я усмехнулся. – Теперь ничто тебя не спасёт. Ты моя.
Я оставил рубашку на её бедрах и медленно снял кожаную кобуру.
Я сделал шаг назад и резко с силой дёрнул штаны, мгновенно срывая их себя, и крики чуть не оглушили меня.
Моя задница полностью обнажена, и мой член, прикрытый только крошечным кусочком черной ткани, пялится в ответ на всех присутствующих здесь женщин. Я отбросил штаны назад.
Анна кричала и извивалась, сидя на стуле, не в состоянии сделать что-либо, чтобы остановить меня, когда я обошел её кругом, я скользил руками вниз по своему блестящему от масла телу, всё еще глядя на мою невесту, делая это для неё, только для неё.
Я был достаточно далеко от неё теперь, чтобы опуститься на четвереньки, я крался к ней, как огромная дикая кошка, двигая плечами по кругу с каждым движением рук.
Легко забравшись на её стул, своими ногами я раздвинул её бедра, улыбаясь, глядя на её смех, её лицо было почти полностью скрыто под моей фуражкой.
Кискисканье, хихиканье, крики.
Я поднялся на колени на стуле, мой напряженный член практически выскакивал из своего тонкого шелкового укрытия, и я провел им вверх по её животу и талии. Теперь она по-настоящему сопротивлялась, но она никуда не денется, пока я не закончу с ней.
В то время, как мой пульсирующий член двигался вверх и вниз по её телу, моя грудь уткнулась прямо в её лицо. Она пыталась отодвинуться назад, но была связана и ничего не могла сделать, кроме как визжать и кричать.
Я почувствовал, как кто-то с силой ударил меня по заднице, и я громко засмеялся, не оборачиваясь посмотреть кто именно это сделал.
Видите, женщины на самом деле не такие уж невинные.
Я тёрся своей грудью об её и очень медленно под музыку начал спускаться ниже, сопровождаемый постоянными криками от женщин, жаждущих продолжения. Я прикусил губу и посмотрел вверх, в её возбужденные широко-раскрытые глаза.
Теперь я сидел на коленях на полу между ног Анны и начал целовать её через блузку прямо в середине её груди, а она заверещала еще громче, всё еще полностью в моей власти.
Я медленно двигался ниже, оставляя глубокие поцелуи на её белой блузке, все гости одобрительно кричали, наслаждаясь вниманием, которое я дарил их подруге.
Я гладил внешнюю сторону её ног, вверх и вниз, приятно согревая её через ткань.
Вскоре я целовал шов между ног Анны, выдыхая очень горячий воздух в толстый материал. Она ЗАВОПИЛА, сопротивляясь и смеясь, её лицо окрасилось в восемь разных оттенков розового.
Я быстро поднялся наверх, садясь так, что она была между моих ног, слегка опуская свою обнаженную задницу на её ноги. Я взял её лицо в руки и поцеловал её в губы… и она целовала меня в ответ. Вот вам и невеста.
Всё что я слышал, это УУУУУУУУУ!!!!!!
Я целовал её скулы, спускаясь к шее, прошла вечность, когда я поцеловал каждый миллиметр её кожи здесь.
- О ГОСПОДИ!! – продолжала кричать она, не в силах устоять перед моими поцелуями, и я видел, как она тянется ко мне, чтобы снова поцеловать.
- Я знал это, ты ПЛОХАЯ маленькая девочка, - зарычал я, раскрывая губы и оставляя еще один горячий поцелуй на её губах, на этот раз, давая ей немного попробовать мой язык.
Спустя какое-то время, через несколько песен, я решил отпустить свою невесту. Но не до того, как она облизала мои соски и искусала их, как голодное животное. Она целовала весь мой торс и спину, пока я танцевал на её коленях, двигаясь самым соблазнительным и провокационным образом. Моя задница также понравилась ей настолько, что она укусила её. Однако, к счастью без новых отметин.
Анна получила всё, что я мог сделать для неё в соответствии с законом и перед её матерью, так что другие женщины тоже занимали горячее место, каждая из них трогала меня где и как угодно. Я смеялся, и улыбался, и целовал, и танцевал до изнеможения для каждой из них, и до того, как я успел заметить, уже было 13:30.
Эта вечеринка должна была продолжиться после моего ухода, но ни одна женщина не хотела, чтобы я уходил. Они все были очень милы, и я получил огромное количество чаевых сверх платы.
- Пока, Эдвард, - Анна крепко обняла меня, когда я снова одел свою полицейскую форму, мои очки лежали в нагрудном кармане. – ОГРОМНОЕ тебе спасибо! Мы все ОТЛИЧНО провели время с тобой! Я теперь могу передумать выходить замуж!
Я тепло обнял её в ответ, наслаждаясь её благодарностью, и поцеловал её в щеку.
- Мои поздравления, Анна, - искренне сказал я. – Ты будешь чертовски сексуальной невестой.
Она захихикала, снова 13-летняя, и, улыбаясь, легко поцеловала меня в губы.
- Пока, - она выглядела немного грустно, говоря это.
- Пока, - оскалился я в ответ, махнув рукой её матери, которая наняла меня, и которая так же улыбалась мне от уха до уха. Её руки были на мне сегодня гораздо дольше, чем руки её дочери. Она просто влюбилась в меня после того, как я перекинул её через своё плечо и сделал вид, что хочу отнести её в одну из спален по соседству, чтобы разобраться там с ней.
Нет, у меня не было секса с мамой Анны, или с какой-то другой женщиной. Это девичник, ничего такого здесь не происходит. Но я тайно получил множество телефонных номеров, и это нормально. Я принимал их и говорил «спасибо, я буду на связи», и целовал их после этого. Будущая работа, новые клиенты.
Хор прощаний сыпался на меня, когда я спускался вниз, выходя на улицу, чтобы сесть на поезд и вернуться домой к Белле.
Я не бежал, но торопился. Я не хотел опаздывать на свой сеанс психотерапии с моей прекрасной доктором Беллой. И мне нужно позвонить в 15:00, как обычно.

BPOV

Вернувшись домой, я услышала, как шумит вода в душе. Я улыбнулась, радуясь, что он уже здесь. Всего через пару дней я должна была признать, что мне нравилось приходить домой, где он ждал меня. Большая часть меня хотела пойти в душ и резко распахнуть дверцу душевой, может немного испугав его.
Это бы до смерти испугало МЕНЯ. С тех пор как я посмотрела Психо, когда мне было восемь, мне было жутковато находиться в душе. Я даже предпочла стеклянную дверь занавеске, потому что чувствовала себя более безопасно с возможностью видеть то, что происходит снаружи, пока я купаюсь.
Не то, чтобы я могла что-то СДЕЛАТЬ, чтобы защитить себя, если бы это когда-нибудь случилось, но всё равно…
Я уже собиралась крикнуть ему, чтобы он не испугался, услышав меня здесь, но вдруг он начал петь.

«Ночное время обостряет и усиливает каждое чувство
Темнота будит и будоражит воображение,
Сознание молча избегает защиты,
Не в силах сопротивляться нотам, что я пишу,
Создавая музыку ночи».

Он пел, словно тёмный ангел, в точности как Джерард Батлер из Призрака Оперы. Я люблю этот фильм! Я вспомнила, эта песня называется Музыка Ночи. [если вы никогда не слышали её, отправляйтесь на youtube сейчас же и послушайте, это невероятно сексуально! – прим. автора]. Я села в кресло в гостинной, слушая и улыбаясь, приготовила блокнот и диктофон.
Его величественный голос лился из ванной, словно магическое черное облако, пришедшее за моей душой.

«Медленно, нежно ночь раскрывает своё великолепие,
Пойми её, ощути её, трепетную и мягкую,
Отверни своё лицо от ослепительного света дня,
Отгони свои мысли от холодного, бесчувственного света
И слушай музыку ночи.

Закрой глаза и отдайся своим тёмным фантазиям,
Избавь свои мысли от жизни, которую ты знала,
Закрой глаза, позволь своей душе взлететь (он держал эту невероятно долгую ноту)
И ты будешь жить так, как никогда раньше не жила». (он выдохнул это так тихо)

Здесь становится жарко или это только я?
Я начала обмахиваться блокнотом, неожиданно вспотев и чувствуя покалывание в теле.
Я попыталась сосредоточиться на вопросах, которые приготовила для него, но, прочитав один и тот же пять раз, я так и не поняла, что написала здесь час назад.

«Нежно, мягко музыка будет ласкать тебя,
Услышь её, почувствуй её, незаметно она захватит тебя,
Освободи свои мысли,
Отпусти свои фантазии
В эту темноту, с которой, ты знаешь, ты не можешь сражаться

В темноту музыки ночи.

Позволь сознанию начать путешествие сквозь неизвестный, новый мир,
Оставь все мысли прошлой жизни,
Позволь своей душе отнести тебя туда, где ты должна быть!
Только после этого ты сможешь принадлежать… мне.» (и снова его голос невероятно мягкий).

Он знает, что я здесь? Он поёт для меня?.. эти строчки звучали так, будто он ссылался на меня - Освободи свои мысли, Отпусти свои фантазии В эту темноту, с которой, я знаю, я не могу сражаться.
И та часть, про жизнь, которой я жила раньше, и про то, чтобы позволить моей душе отнести меня туда, где я должна быть… Интересно, знал ли Эндрю Ллойд Вебер про меня и Эдварда много лет назад.
Мне понравилось то, как он спел последнюю строчку: Только после этого ты можешь принадлежать мне. Он думает, что принадлежит МНЕ, но на самом деле я уже принадлежу ЕМУ.
Эй! Сеанс терапии, помнишь, доктор Белла?! О да, Господи, я безнадёжна.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 23:38 | Сообщение # 25
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
nura, я сама вчера до 3 утра не могла оторваться)))

Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
RomaRioДата: Среда, 09.12.2009, 23:39 | Сообщение # 26
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
music of the night в исполнении Эдварда в душе..... Боже всемогущий!.... bigsmile

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 23:47 | Сообщение # 27
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
«Изменчивое, давящее, сладкое опьянение,
Дотронься до меня, верь мне, ощути каждое чувство,
Позволь мечте начаться, позволь своей темной стороне отдаться
Силе музыки, что я пишу,
Силе музыки ночи.
Ты одна можешь заставить мою песню парить,
Помоги мне создать музыку ночи».

Теперь он мычал мелодию, и я почувствовала, как моя грудная клетка расслабляется, словно её держали в тисках и теперь медленно отпускали.
Блядь, да с таким голосом он должен быть певцом! Мне нужно прекратить ругаться. Это очень плохо. С тех пор как ОН здесь, эти слова въелись в мои мысли и в мой рот. Он плохой парень. И это отражается на мне.
Но я никогда не забуду эту песню… и голос Эдварда. Теперь – это часть меня. Я дрожу! Я записала это в конце блокнота, где описываю свои чувства. Первая половина принадлежала Эдварду.
Я заметила, что мои руки снова действуют сами по себе и пишут: Я обожаю его.
Я ошеломлённо уставилась на эти слова. Через 13 дней, сейчас уже почти 12, он исчезнет из моей жизни. Я никогда не увижу его снова.
Шли минуты, но для меня они были секундами. Я чуть не испытала сердечный приступ, когда неожиданно услышала голос Эдварда сзади меня, выходящего из ванной.
- Доктор Белла! – сказал он немного громко, посмеиваясь над тем, как я подпрыгнула, я резко обернулась, а он быстро двинулся в сторону зеленого дивана, на этот раз он сел, вместо того, чтобы распластаться по нему словно сексуальное покрывало.
- Извини, - оскалился он и провёл обеими руками сквозь влажные волосы. Они были тёмными, почти черными от воды, но из-за солнца, ярко светящего на них, виднелся красный оттенок.
Он был без майки, как и гласило правило номер один, на нем были только черные фланелевые штаны с красным полосками вдоль и поперёк.
Без обуви, как обычно. Он почтительно сидел, стараясь теперь быть хорошим, это произвело на меня впечатление после утренней лекции.
- Я вовремя? – спросил он, оборачиваясь, чтобы посмотреть на часы.
- Да, Эдвард, ты вовремя, - ухмыльнулась я.
Я люблю тебя.
- Так… - я открыла блокнот в начале, взяла ручку и, потянувшись, нажала кнопку на диктофоне. – Эдвард – интервью номер два.
Начнем с легких вопросов, сказала я себе, посмотрев в блокнот.
- Итак, Эдвард, - усмехнулась я, взглянув на него из-под ресниц. – Тебе нравится Спанч Боб?
Он слегка смутился и рассмеялся, бросив взгляд в окно, а потом снова на меня. Я тоже засмеялась, вспоминая это.
- Ты наконец-то сказала это, - он посмотрел вниз под ноги и затем на меня. – Я всё гадал, заметила ли ты.
- Я всё замечаю, - сказала я. – Это моя работа или… я хочу, чтобы это было моей работой.
Он почесал щёку, какой-то момент глядя на свои колени.
- Ну? – я слегка подтолкнула.
- Я на самом деле не СМОТРЮ это… - объяснил он, и я видела, что он не договаривает. – Я… мне нравится, когда он включен. Играет на фоне… Это расслабляет меня.
Он пожал плечами и помотал головой, казалось что-то происходило в его глазах, пока он обдумывал свой ответ.
- Мультики непорочные, - добавил он. – Невинные. Мне это нравится…
Это имеет смысл. Думаю, его повседневная жизнь такая грязная, что когда он не на работе, он наверное нуждается в чем-то, что контрастирует с сексуальной темнотой его работы.
Я быстро сделала несколько записей и сказала:
- Я понимаю это.
- Понимаешь? – спросил он риторически, скрещивая руки и затем снова опуская их.
О-оу. Я уже теряю его. Он посмотрел вокруг, ища, чем бы занять руки, напоминая то, как я часто веду себя. Я тоже никогда не знаю, что делать с руками. Забавно, он нервничает сейчас так же, как я, когда он действует на меня своими чарами. Мы как противоположные стороны монеты.
Он взял журнал со столика, свернул его и стал тихонько постукивать им по колену. Так, хорошо, теперь ему есть с чем играть.
- Ты в порядке, Эдвард? – мягко спросила я.
- Да, нормально, - оскалился он. – Продолжай.
- Ладно, - я вздохнула. – Я собираюсь задать тебе несколько быстрых вопросов, просто, чтобы потом не возвращаться к ним, хорошо? Не переживай.
- Хорошо, - теперь он испытывал любопытство.
- У тебя в детстве не было каких-либо сексуальных домогательств? – спросила я сквозь сжатые зубы и заставила себя посмотреть в его глаза.
- Нет, - он улыбнулся, кажется ему нравится видеть страх в моих глазах.
Я молча ждала, что он скажет дальше.
- Люди, которые воспитывали меня, когда моих родителей не было рядом, прекрасно относились ко мне. Джосеф – дворецкий – был мне как отец. Он любил музыку и оперу и научил меня всему, что знал об этом. Он научил меня играть на пианино и гитаре. И еще была Кэтрин, замечательная женщина, она работала на кухне. Она заменила мне мать, и я много времени проводил с ней на кухне, помогал ей готовить. Никто в доме никогда не сделел бы ничего, что могло обидеть меня. Они вырастили меня. ОНИ любили меня.
Он остановился и начал катать свернутый журнал вверх и вниз по ноге, уставившись на него.
- Ты приезжал к ним, чтобы увидеться? К Джосефу и Кэтрин или к кому-то еще, - спросила я.
- Они работают на моих родителей, - он сурово посмотрел на меня и добавил, - Нет.
- Но они же заботились о тебе, - пояснила я. – Разве вы не могли увидеться не в доме твоих родителей? Или созвониться?
- Они работают на моих родителей, - повторил он, напрягаясь. – Я не хочу, чтобы они потеряли свою работу. Они живут в их доме. Я не хочу, чтобы их уволили, куда они пойдут? Они не молоды. У них ничего не останется.
- Хорошо, - сказала я спокойно, видя, что он расстраивается всё больше.
- Если мои родители смогли отвернуться от МЕНЯ и выкинуть меня из своей жизни, они определенно могут проделать то же самое со своими работниками, не думаешь? – сказал он.
- Я поняла, о чем ты, - я кивнула, соглашаясь с ним.
- Может… ты что-нибудь сыграешь для меня… когда-нибудь? – спросила я, снимая маску доктора, и становясь Беллой.
В ту же секунду, как он поднял на меня глаза, его расстроенное лицо стало расслабленным и милым.
- Я бы очень хотел этого, Белла, - промурчал он. – Я сделаю это в следующие несколько дней. Мы выйдем в свет.
Я улыбнулась, мне нравилась идея сидеть рядом с ним, пока он играет на пианино.
- Кстати, ты замечательно поёшь, - сболтнула я и, почувствовав, как запылали щеки, вернулась к списку вопросов.
- Спасибо, шпионка-Белла, - подразнил он, улыбаясь и снова играя с журналом.
Выбрав следующий лёгкий вопрос, я спросила:
- Расскажи мне о своих друзьях… о людях, с которыми ты близок.
- Хммм, в клубе работает Эммет, мой хороший друг, Джаспер, он тоже танцор, тоже друг. Мы иногда тусуемся вместе. И еще Виктория, она владеет клубом, она очень близка мне. Она помогает мне с делами.
Он остановился, кажется, раздумывая, потом пожал плечами и сказал:
- Думаю, это всё.
Отлично, остальные танцоры и Босс. Они не способны отвлечь его от образа жизни, которым он живет. Они тоже застряли в нем.
- Это всё? – спросила я, всё еще улыбаясь и не осуждая.
- Да, - он посмотрел вверх на меня и казался пристыженным.
Я сделала запись, и вдруг Эдвард резко добавил:
- По мне, так лучше три НАСТОЯЩИХ друга, чем сотня фальшивых.
Он думает, что я осуждаю его за то, что у него всего три друга? Он ошибается.
- Я полностью с тобой согласна, - я посмотрела ему в глаза. – Мои лучшие подруги – Элис и Розали, мои настоящие друзья. Все остальные просто однокурсники для меня.
Он посмотрел вниз на журнал, и я решила сказать что-то важное для него, добавив:
- И Эдвард?
Он посмотрел мне в глаза, немного нервничая.
- Ты можешь считать меня своим другом, - сказала я серьёзно, искренне, надеясь, что он поймет, что это не просто слова. – Хорошо?
Он улыбнулся и посмотрел вниз, он был счастлив и может быть… тронут моими словами?
- Спасибо, Белла, - он снова поднял на меня свои прекрасные невинные глаза и сказал, - Ты тоже можешь считать меня своим другом.
- Я буду, спасибо, - я чувствовала слёзы в глазах. Да, я надеюсь, это был наш первый шаг к доверию. Это важный момент для меня.
- А вот забавный вопрос, - пошутила я, или попыталась. – Ты спишь с женщинами И с мужчинами? Или только с женщинами?
Пожалуйста, скажи, только с женщинами, пожалуйста, о, пожалуйста, пожалуйста.
Он моргнул, немного удивленный моим вопросом, и быстро сказал:
- Нет, ТОЛЬКО женщины. Я не сплю с мужчинами и детьми. Женщины старше 18 лет.
Спасибо, спасибо тебе. За что я благодарю Бога? Он всё еще спит с массой женщин за деньги, и мне как-то полегчало?
- Ты когда-нибудь использовал алкоголь или наркотики? – продолжила я, стремясь отделаться от этих вопросов.
- Наркотики – нет, - оскалился он. – Алкоголь изредка, за ужином или на вечеринке, бокал вина, ничего хард-корного. Алкоголики и наркоманы не очень хорошо выглядят после веселой ночи. И я не смогу сделать работу хорошо, если напьюсь или обдолбаюсь. И еще… это просто неправильно… для меня. Это плохой пример для… остальных.
Он думал о чем-то еще, но не сказал этого. БОЖЕ! Я мечтала, чтобы он мог раскрыться немного больше. Но я становлюсь нетерпеливой. Ему нужно время, чтобы довериться мне. Он на самом деле очень хорошо справляется, он честен со мной и всё такое. Я не должна жаловаться.
- Хорошо, - я сделала запись. – И у тебя нет… заболеваний, или чего-то в этом роде?
Ненавижу спрашивать это дерьмо. Ненавижу Джеймса.
Он посмотрел на меня, на губах играла самодовольная улыбка.
- Белла, я бы никогда не прикоснулся к другому человеку так, как я прикасаюсь, если бы я болел чем-то или что-то в этом роде, - сказал он без колебаний. – Виктория проверяет нас каждую неделю. Мы все чистые. Если нет, мы теряем работу. Я всегда предохраняюсь. Я бы не поступил так с тобой, Белла. Пожалуйста… знай это.
- Я знаю, - на самом деле я знала это глубоко внутри. – Джеймс сказал мне спросить это. Прости.
- Кто такой Джеймс? – Эдвард поднял бровь.
- О, то есть, доктор Коллиер, мой преподаватель, - сказала я.
- А.
Я выбрала следующий вопрос – У тебя есть любовница? Не знаю почему, но я боюсь ответа.
- А… - начала я, глядя в блокнот, крепко сжимая ручку. – У тебя в жизни… есть… кто-то особенный? Вроде подружки или…
- Прямо сейчас ты моя подружка, - он улыбнулся. – И да, ты очень особенная.
Отлично. Таким образом он говорит, что я идиотка, которая не может без посторонней помощи выйти из своей ванной?
- Нет, я имею в виду… кроме меня, - я продолжала попытки. – В твоей личной жизни. Ты можешь сказать, я не разозлюсь и всё такое. Я же говорила, я не владею тобой. Всё в порядке.
- Нет подружки, - он выдохнул. – То, чем я являюсь… не многие женщины смирятся с этим. Женщины, которых я знаю… не хотят моего общества после того, как закончат со мной. И с этим всё в порядке. Я бы с собой тоже не встречался, если бы был девушкой.
- Почему ты сказал ЭТО, Эдвард? – я снова задала открытый вопрос, чтобы получить больше его мыслей об этом.
Это важно. Он должен знать, он хорош не только для сексуальных игр за деньги. У него абсолютно нет уважения к себе. Я бы хотела иметь время, чтобы выработать это в нем. Но на это нужно время… и у нас его нет.
Он усмехнулся и пожал плечами.
- Это правда. Ты хотела правду. Я – шлюха. Если я приглашу девушку на ужин, и мы начнем разговаривать, что она спросит в первую очередь? Чем ты занимаешься, Эдвард? И потом я могу соврать, что будет неправильно, потому что отношения будут построены на лжи, или я могу сказать правду. Однажды, я сказал правду, и девушка выплеснула мне в лицо напиток и унеслась из ресторана. Это последнее «свидание», которое у меня было.
Боже. Какое унижение, девушка выливает тебе в лицо напиток на глазах у людей. И какая сука сделала ЭТО с НИМ?! Я начинаю ненавидеть женщин. Они поворачивают голову этого мужчины в сотни разных неверных направлений.
Не помогай, сказал Джеймс, только изучай и записывай.
Я вздохнула и решила перейти к следующему вопросу.
- Ладно, думаю, вот этот хороший, - выбрала я. – Расскажи мне какое-нибудь хорошее воспоминание о своих родителях.
Он закатил глаза и крепче сжал журнал.
- Почему ты постоянно возвращаешься к НИМ? – спросил он, сцепив зубы.
- Ну, Эдвард… - объяснила я. – Твои родители – это то, где началась твоя жизнь, даже если ты злишься на них, они всё еще важная –
- Они НИЧТО, - его глаза стали жестокими, практически вызывая у меня физическую боль. – Они мертвы. МЕРТВЫ для меня. Я пришел к ним, держа её в своих руках, и я УМОЛЯЛ их помочь ей! Я проглотил свою гордость до последней капли и УМОЛЯЛ их, как собака, крича в снег, а они захлопнули дверь перед моим ЛИЦОМ, как будто никогда раньше не видели меня!
Он заставил себя расслабиться, видя страх в моих глазах. Через несколько секунд, он успокоился, глубоко вдохнул и сказал:
- Подожди. Дай мне секунду.
Я ничего не говорила, и я понятия не имею о чем он говорит, и кого он держал на руках, когда умолял своих родителей помочь, но это неважно. Из него вылилось немного яда, и это очень хорошо. Ему нужно выплеснуть всё это, иначе оно сожрет его заживо изнутри. Уже начало пожирать.
- Тебе не нужно успокаиваться, Эдвард, - я наклонилась к нему, на секунду убирая блокнот, он избегал моего взгляда и смотрел на костяшки пальцев. – Если нужно, кричи и ругайся, это хорошо. Ты можешь выпустить это, ты не напугаешь меня. Я не боюсь тебя.
Он выдохнул смешок.
- Зря ты это сказала.
- Почему? – я попыталась улыбнуться и быть доброй и мягкой.
- Я не могу потерять контроль с тобой… или с кем-либо, - он сказал это так грустно, так одиноко, не поднимая на меня взгляд. – Мой гнев… как ужасный демон внутри меня. Я постоянно должен быть спокоен. Я не могу это выпустить. Я не хочу быть монстром. Потому что я буду именно им, если дам себе волю. Я не допущу этого перед тобой, Белла, и ни перед кем.
- Я смогу выдержать это, Эдвард, - солгала я, пытаясь быть сильной и смелой. – Ты не можешь продолжать быть рабом этой злости. Она поглощает тебя. Ты хочешь поговорить еще о своих родителях, о том, что ты только что сказал?
- Мы можем перейти к следующему вопросу? – тихо спросил он, всё еще не поднимая на меня глаз.
- Ладно, Эдвард, - сказала я, расслабившись, снова поднимая блокнот, надеясь найти для него вопрос по-проще. Я вернусь к этой теме позже.
Вот хороший. Надеюсь. С Эдвардом я постоянно пребываю в сомнении.
- Расскажи мне, где ты работал перед тем, как попал в Огонь, - предложила я. – Ведь там всё началось?
- Да, - Эдвард немного расслабился, сделал вдох и посмотрел мне в лицо. – Перед этим, после того, как мне пришлось бросить колледж, было немного вещей, которыми я мог заняться. Моя подруга продолжала учиться, и я часто тайно ночевал в её комнате в общежитии, потому что мне негде было жить. Нас быстро поймали, и меня вышвырнули оттуда, так что какое-то время я жил на улице. Я работал на нескольких дерьмовых работёнках, с моим-то дипломом о среднем образовании. Я развозил пиццу, мыл посуду в Красном Лобстере, работал официантом в Денни, в основном такие заведения, потому что я мог там поесть. Просто удивительно, что люди не едят и оставляют на столах. Я никогда не был особо голоден, пока работал где-нибудь. А зимой я просто тусовался внутри весь рабочий день, где бы ни работал, чтобы не замерзнуть. Мои боссы обычно не возражали. Так что, мне только надо было найти место, где переночевать. Мне тогда очень не хватало моей машины. Я мог спать в ней, не замерзая. Но я находил места. Скамейки, автобусные остановки, кладбища – там тихо и тёмно. Я отлично там спал. Но несмотря на это, я всегда был чистый. Я не мог принять душ где-нибудь, но я мылся в душевых на заправках, пользуясь своим мылом и шампунем.
Я будто застыла. Я думала, это лёгкий вопрос, и Эдвард ответит на него без злости или грусти, но… мне было невероятно грустно за него, и я была невероятна зла.
Как его родители могли просто выбросить его и позволить ему жить на улице? И как могла его подруга, любовь его жизни, допустить это? Если бы он был моим, и если бы он бросил свою жизнь, свои деньги, машину, колледж, семью, и всё из-за меня, я бы не позволила ему этого. Я бы скорее рассталась с ним, чем допустила бы всё это!
- Белла? – позвал он мягко, чувствуя мой ужас, прерывая небольшую паузу, повисшую в воздухе.
Я вздрогнула, выйдя из транса, и сказала:
- О, да, всё в порядке. Я просто задумалась. Извини.
Эдвард немного ухмыльнулся, я писала в блокноте и услышала свой голос:
- А что думала твоя подружка обо всем этом?
Он дёрнул плечом и отвел взгляд.
- Ей не нравилось это, она НЕНАВИДЕЛА это. Но так всё было. Мы не могли изменить это. Она даже пыталась бросить меня, но через пару недель, она увидела, что я всё еще развожу пиццу и спросила меня об этом. Я сказал ей, что неважно бросила она меня или нет. Я никогда не вернусь к своим родителям, или к их деньгам, или в их колледж. Я умолял её долгое время, и она вернулась ко мне. Она любила меня.
Он сказал это так, будто убеждал себя. Я обратила на это внимание.
Она любила меня. Прошедшее время.
- Знаю, так и было, - сказала я нежно и честно.
Я бы любила. Я ЛЮБЛЮ. И скорее всего это глупо для меня, любить «шлюху Эдварда», чем для неё, любящую «бедного Эдварда». Боже, только послушайте меня.
- Как думаешь… может сегодня ты можешь сказать мне её имя, Эдвард? – я не торопилась, я знала, это самая болезненная часть его, часть, которая разбила его достаточно для того, чтобы он начал жить такой жизнью, которой живет сейчас.
Он снова выдохнул, и я заметила, что он сжал одну руку в кулак. Его глаза были такими мрачными, словно в нем происходила молчаливая борьба, когда он смотрел вниз на журнал. Думаю, он хотел сказать мне… но он еще не готов.
Мне так жаль, Эдвард. Я не хочу причинять тебе боль, даже самую лёгкую. Почему я делаю это с ним? Я скорее отрежу себе кожу ножом, чем буду продолжать тянуть его через это. Но это моя мечта, быть психиатром. Боже, а что если это значит, что я не подхожу для этой профессии? Но это беспокойство было второстепенно после того, что я делаю с бедным Эдвардом.
- Всё в порядке, - сказала я, прекращая его внутреннее сражение. – Не сегодня. Это нормально, Эдвард.
Снова он протяжно выдохнул и поднял на меня глаза, и снова в них был стыд.
- Спасибо, Белла, - мягко сказал он. – Мне жаль. Я действительно пытаюсь…
- Я знаю, Эдвард, - я улыбнулась, убеждая его. – Ты прекрасно справляешься, правда. Не извиняйся.
Он снова тяжело задышал, медленно расслабляясь. Я заметила, что он умеет очень хорошо и быстро оправляться от боли. Он просто отталкивает её, снова и снова. Он отлично преуспел в этом, я могу судить об этом по его выражению лица.
- Так, твоя подруга продолжала ходить в колледж, пока ты делал всё возможное, чтобы сводить концы с концами… у тебя когда-нибудь было чувство… как ты себя чувствовал по поводу того, что она студентка, а ты… а ты нет?
Он немного пожевал нижнюю губу, разворачивая журнал и сворачивая его в другую сторону.
- Может я немного завидовал… теперь я это знаю, - сказал он. – Мы много ссорились в то время. Я был ребенком, был с ней несправедлив. Это не её вина. Я мог ждать весь день, а потом просто прийти к ней ночью, чтобы провести с ней время, а у неё были другие дела. Я так злился. У неё были друзья, занятия, всякие кружки в библиотеке. А я больше не мог быть частью всего этого. Я ненавидел это. Иногда я паршиво поступал с ней. Она постоянно плакала из-за меня. Но она всё еще оставалась со мной. Она всегда прощала меня. Бог знает почему.
- Она любила тебя, - напомнила я.
Он посмотрел на меня с тяжелой болью в глазах и заставил себя немного улыбнуться.
- Да, - сказал он, не добавляя ничего больше.
Я наклонилась и нажала СТОП на диктофоне.
- Я хочу есть, - я решила, что на сегодня хватит. – Пойдем поедим какой-нибудь китайской еды.
- Ты серьёзно? – он поднял брови, и милые уголки его губ начали подниматься.
- Серьезно, - ухмыльнулась я, закрывая блокнот. У меня еще было огромное количество вопросов, но это был хороший старт.
- Звучит здорово, - он улыбнулся и встал. – Мне нужно переодеться. Я быстро. Жди здесь.
Он побежал в мою спальню – в нашу спальню – и я услышала, как он быстро перебирает одежду. Он такой смешной, торопится так, словно я собираюсь уйти без него.
- О, подожди, - он появился в дверном проёме, немного напряженный, но одетый в голубые джинсы и красную футболку без рукавов. – Мне нужно позвонить. Я всегда звоню в 3. Это не займет много времени, обещаю. С этим всё в порядке?
- Что я тебе говорила, Эдвард? – я почти ругала его, словно была его мамой. – Ты не должен спрашивать разрешения. Если тебе нужно позвонить – звони. Всё нормально. Я подожду.
Он колебался, глядя на меня.
- А что если… - он остановился. – Я тогда пойду на улицу и позвоню. Это что-то вроде… личного.
Он сглотнул, явно нервничая.
Я пожала плечами и улыбнулась, не возражая против его личных дел. Приятно видеть, что у него есть вещи, которыми он не может делиться с остальными. Есть небольшая надежда. Но я не могла сдержаться и размышляла, кому он звонит и зачем.
- Нет проблем. Вперед. Я подожду здесь. Посмотрю Спанч Боба, - подразнила я, пытаясь заставить его улыбнуться.
Держа телефон в руке, он улыбнулся мне и проворчал что-то почти про себя.
- Что? – усмехнулась я, поворачиваясь к нему, когда он шел к двери.
- Ничего! Я скоро! – он почти пропел это, довольно улыбаясь.
Я смотрела Judge Judy [:D] около получаса, пока Эдвард не вернулся.
- Я весь твой, прекрасная Белла. Пойдем.
Выключив телевизор, я улыбнулась и взяла кошелек.
- Я просто умираю от голода! – заявила я, когда он взял меня за руку, выходя на улицу.
- Ну теперь мы наконец-то можем поесть, - улыбнулся Эдвард. – Ты должна поесть, тебе понадобиться энергия сегодня ночью.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Среда, 09.12.2009, 23:48 | Сообщение # 28
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
И он наклонился к моим губам, остановившись, люди проходили мимо нас, пока он открывал и смыкал свои губы на моих, и на вкус он был как клубника. YUM! [просто НЕ МОГУ это перевести!))) звучит горааааздо аппетитнее нашего НЯМ.)]
Прекратив поцелуй, мы снова двинулись по улице. Я хихикала, неуверенная, что или если он планировал что-либо для меня ночью. О, да кого я обманываю, скорее всего он что-то запланировал. Я вдруг занервничала, но в то же время ощутила невероятный подъем.
Было забавно ехать с ним в метро. Мы стояли, держались за серебряный поручень, отклонившись назад и позволяя нашим телам мотаться из стороны в сторону, ударяясь друг об друга и смеясь. Через несколько минут, он встал за мной, прижавшись к моей спине, и обернул руки вокруг моей талии, взявшись за поручень, держа меня как в тисках.
- Убери волосы, - сказал он мне в ухо, я хихикнула и дёрнула головой, чтобы волосы упали с моих плеч.
- Вот так, - прорычал он. – Хорошая деееевочччкаааа.
И его губы с их невероятным теплом и влажностью целовали меня за ухом, медленно двигаясь вниз по шее, оставляя нежные, эротические поцелуи, сводя меня с ума.
Между поцелуями он шептал мне в ухо:
- Посмотри, как все смотрят на тебя, Белла. Они так завидуют мне сейчас… ПОЦЕЛУЙ. УКУС. И они фантазируют о тебе. ПОЦЕЛУЙ. Хотят раздеть тебя, как я раздеваю. УКУС. ЯЗЫК.
- Ахххххххх… - я закрыла глаза и почувствовала слабость в коленях.
- Чувствуешь это? – его сексуальный горячий голос рычал в моё ухо, и он резко вжал меня в поручень, прижимая свой твердый член прямо к моей заднице, тихий стон сорвался с моих губ, и я немедленно оглянулась вокруг, посмотреть действительно ли за нами наблюдают.
- Да, - прошептала я, чувствуя возбуждение не только от того, что он вжался в меня, но еще и от того, что поручень вжался прямо между моих ног, скрытый от посторонних глаз из-за рук Эдварда на нем, которые крепко держали меня.
- Посмотри, что ты делаешь со мной… - снова зарычал он, будто бы недовольно.
УКУС. ПОЦЕЛУЙ. ЯЗЫК.
Темная, дикая сторона меня, хотела поднять руки и схватить его за волосы, чтобы он взял меня прямо здесь, вдавливая меня в холодный поручень, перед всеми этими людьми, наставить синяков на бедрах, которые будут снова и снова ударяться о метал, назойливо и громко стуча.
Он схватил мои волосы в кулак и немного отклонил назад мою голову.
- Возбуждает, правда? Я контролирую твоё тело посреди поезда, перед всеми этими людьми. Скажи, да.
- Да, - призналась я, к чертям последствия. Он уже так хорошо ломал все мои правила и запреты. Такое ощущение, что я превратилась в совершенно другого человека, и это меньше, чем за 2 дня!
Я работаю над ним в своё время… и совершенно очевидно, что он работает надо мной в своё.
Боже, он талантлив. Я мечтала быть такой же опытной в своих вопросах, как он в своей работе.
- Да, - он наклонился, набросившись на мою шею зубами, языком и грубыми поцелуями.
Моё неровное дыхание становилось всё громче, но мне почему-то было плевать. Эдвард заставлял меня чувствовать себя так хорошо, что я не обращала внимания на посторонних.
Он провел рукой по моей заднице, немного сжав её, даже немного прихлопнул по ней, и я вскрикнула, удивленная, но не рассерженная. Затем он поднял руку к моей груди, всё еще прижимая меня к поручню, держа меня заложницей своим твердым как скала телом.
Казалось, люди не обращают на нас внимания, но моё сознание начало биться в паранойе, думая, что все смотрят только на нас.
Как, черт возьми, я могу сопротивляться ему? Я собиралась подождать еще пару ночей, перед тем как заняться с ним любовью, но если он будет делать такие вещи, я никак не смогу заставить себя ждать! Да, я уже решила отдать себя ему, несмотря на предупреждения моего рассудка. Может он знает, о чем я думаю. ЧЕРТ! Он должно быть думает, что со мной так просто! Я хотела отличаться от тех женщин, которых он знает, но… я всего лишь человек! Мне нужно это… моему телу нужно это. Я слишком слаба, чтобы сопротивляться ему.
- Такая хорошая девочка… - урчал он, двигая руками вверх и вниз на моих бедрах, снова возвращаясь к моим ягодицам. – Ты ведешь себя таааааак хорошо, совсем не сопротивляешься мне… я так горжусь ТОБОЙ, прекрасная Белла…
Эдвард делает хорошую работу на моих занятиях, и мне было приятно знать, что я соответствую ему на его занятиях.
Мой рот и мозги не могли в этот момент сформулировать слова, всё что я могла выразительно сказать, это:
- Охххххххххххх, - и задыхаться.
- Все истекают по тебе слюной… наблюдая, как я завожу тебя, словно маленькую суку, прямо на их глазах… - его голос обтекал меня словно дым, такой низкий, такой сексуальный и глубокий. – Каждый мечтает оказаться на моем месте… они почти видят меня в своих мыслях… как я наклоняю тебя над сидением, сдергиваю с тебя джинсы… ПОЦЕЛУЙ. УКУС. ЯЗЫК. …впихиваю мой член глубоко в тебя и бьюсь в тебя…
ВОТ БЛЯДЬ!! Этот парень умеет ГОВОРИТЬ!! Его голос творит невероятное с моим телом!! Я и подумать не могла, что услышав что-то можно стать такой влажной и горячей!!
Я протяжно выдохнула, закрыв глаза, моё тело сильно дрожало.
- Снова… и снова… - рычал он. – Заставляя тебя кричать, пока все эти люди будут сидеть и смотреть, как тебя трахают… никто не поможет тебе… никто не остановит меня, Белла.
Он снова взял меня за волосы, немного приподнимая моё лицо, опять нежно вдавливая меня в поручень.
- Мммммммм… - промурчал он, смотря на меня вниз. – Так сладко… и невинно… то как ты дрожишь и краснеешь… это заставляет меня хотеть тебя еще больше… Я хочу взглянуть на маленькую блядь внутри тебя…
- О Боже… - я задыхалась и чувствовала влагу между ног.
- К хренам Бога, сейчас ты в моих когтях, маленькая девочка… - он был таким диким и страстным, я хотела изнасиловать его прямо здесь и сейчас. Что он со мной делает?! Я ведь не такая!! Разве нет ?!
Я же говорила, я люблю плохих парней. А Эдвард делал прекрасную работу, будучи плохим прямо сейчас. Я не знала, что в нем это есть. Он полон сюрпризов!
- Бог может пощадить тебя, но не я, - прошептал он в моё ухо, кусая мочку, и я схватилась сильнее за поручень, мои пальцы покраснели.
Двери открылись, и Эдвард, схватив меня за руку, потащил за собой из поезда на платформу.
- Это наша остановка, пойдем есть! – его голос резко вернулся к нормальному, и он тянул меня на эскалатор по направлению к улице.
УБЛЮДОК !!
____________________________________________

*примечание автора*
Не волнуйтесь, Эдвард всего лишь выясняет предпочтения и желания Беллы, что возбуждает её. Он хочет немного расширить её горизонты, он не собирался насиловать её в поезде. Он наслаждается тем, что доводит её до безумия, а затем отпускает её, чуть не сошедшую с ума! Он хочет, чтобы она сама попросила его об её первом разе с ним, так что не думайте, что он больной, если он имеет склонность быть слегка рискованным иногда. Не забывайте, что такой он есть на самом деле, и может быть позже, в этой истории, он изменится. Но это не случится за одну ночь. Так что будьте терпеливы с ним, он очень испорченный. Но страшно милый.

“Nighttime sharpens, heightens each sensation
Darkness wakes and stirs imagination
Silently the senses abandon their defenses
Helpless to resist the notes I write
For I compose the music of the night.”
“Slowly, gently, night unfurls its splendor
Grasp it, sense it, tremulous and tender
Turn your face away from the garish light of day
Turn your thoughts away from cold, unfeeling light
And listen to the music of the night

Close you eyes and surrender to your darkest dreams
purge your thoughts of the life you knew before
Close your eyes, let your spirit start to soar
And you'll live as you've never lived before.”

“Softly, deftly, music shall caress you
Hear it, feel it, secretly possess you
Open up your mind,
Let your fantasies unwind
In this darkness which you know you cannot fight
The darkness of the music of the night

Let your mind start a journey through a strange, new world
Leave all thoughts of the life you knew before
Let your soul take you where you long to be!
Only then can you belong …to me.”
“Floating, falling, sweet intoxication
Touch me, trust me, savour each sensation
Let the dream begin, let your darker side give in
To the power of the music that I write
The power of the music of the night

You alone can make my song take flight
Help me make the music of the night.”


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
CamomileДата: Среда, 09.12.2009, 23:57 | Сообщение # 29
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Иринка-Льдинка, а фанф переведен уже полностью?А то я только до 10 главы дочитала.А там как раз самое оно идет...

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Четверг, 10.12.2009, 00:00 | Сообщение # 30
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Camomile, нет) только до 8 главы cray
Я не хочу читать в другом переводе((( Потому что знаю, что Яна проживет каждую строчку и выкладывается полностью)
Буду ждать и мучится((((
Все закончилось на Пейдж angry


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » Красная линия (The Red Line) NC - 17 (Содержит сцены интимного характера. Детям до 18 - запрещено!)
Страница 1 из 211232021»
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX