[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » Scotch, Gin and the New Girl (Эдвард - игрок, который всегда привык добиваться своего.)
Scotch, Gin and the New Girl
CamomileДата: Среда, 14.10.2009, 13:07 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Название: Scotch, Gin and the New Girl
Авторы: jandco и withthevampsofcourse
Переводчики: Kittee 7, Katuyshka
Редактор: Kittee 7
Оригинальное название: Scotch, Gin and the New Girl
Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/4561934/1/Scotch_Gin_and_The_New_Girl
Разрешение на перевод: получено
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Белла/Эдвард
Жанр: drama/angst
Дисклеймер: все герои принадлежат Стефани Майер
Саммари: Эдвард - игрок, который всегда привык добиваться своего. Он заключает пари с местной школьной стервой Розали на то, сможет ли он совратить новую девчонку Беллу Свон. Но он и не подозревает, что Белла тоже заключила пари с Розали. И , конечно же, на кого бы вы думали?
Разрешение на размещение: получено

Добавлено (14.10.2009, 13:06)
---------------------------------------------
Глава 1.

Эдвард

- О, привет, Эдвард.
- Здравствуйте, Миссиз Хейл, - пробубнил я. Она посмотрела на меня оценивающе. Мама Розали была самой горячей мамочкой в нашем городе. Мы с парнями постоянно подглядывали за ней в это большое окно в студии пилатеса. Понятно, от кого дочка унаследовала такие гены.
- Розали и Элис сейчас наверху. Уверенна, что ты знаешь дорогу.
Я чувствовал, как она провожала меня взглядом, пока я поднимался по лестнице, проводя рукой по гладкой перилле. Когда-нибудь в один из таких дней я добавлю Миссиз Хейл в свой список побед. Но, сперва её дочь.
Я открыл дверь, не постучав. Роуз сидела на полу возле кровати в позе Лотоса. Она немного отклонилась назад к Элис, которая перебирала пальцами её шикарные золотистые локоны и что-то заговорщицки шептала ей на ухо. Они тотчас же обратили свой взгляд на меня, пока я молча закрывал дверь.
- Эдвард, - промурлыкали они синхронно, и слишком сладкими голосками, от чего я понял, что у них что-то на уме.
- Дамы, - ответил я, и, скрестив руки, облокотился о дверь. Они были единственными, кто ещё не оказался в списке моих достижений. Я почти весь прошлый год пытался что-нибудь сделать, но они постоянно меня обламывали. Даже вливая в них достаточное количество алкоголя на знаменитых тусовках Эмметта не позволило мне достичь желаемого. Они были самыми крутыми девчонками в школе Форкса, ну или я так думал. За все эти годы они не разу не позволили мне даже прикоснуться к ним, поэтому на вечеринках постоянно приходилось довольствоваться только тупыми пьяными бимбо.
Но это мой год. Завтра уже первый учебный день и, черт возьми, у меня большие планы. Не буду хвастаться, но я могу иметь любую девочку, которую пожелаю, кроме этих двоих. И в этом году я обязательно добьюсь одной из них или может сразу двоих.
- Ну и, ты уже видел новую девочку? – спросила Роуз, кладя голову на колени к Элис. Элис продолжала играть с волосами Розали, и злорадная ухмылка озаряла её лицо. Элис была самая симпатичная из них, в то время как Розали просто источала секс. Две абсолютные противоположности, даже интересно, как они смогли стать лучшими подругами.
- Потомство шерифа? Нет. Но, если она похожа на своего отца, то мне её жаль, - я усмехнулся и направился к столу, где стоял дорогой и совсем не используемый компьютер Розали. Я сел в кресло, вытянув ноги. Розали вздохнула. Я знал, что она хотела меня, и с трудом боролась с этим чувством, поэтому только бросала на меня полные желания взгляды, и это продолжалось уже целых восемь лет. Я не мог понять, как она ещё до сих пор сдерживается. Чёрт, сдайся уже, наконец, и дай мне жить спокойно.
- Я уже познакомилась с ней. Она хороша, - хихикнула Элис.
- Да, она бы прекрасно смотрелась рядом с нами, - хохотнула Роуз. Вот стерва. И так горяча.
- Брось, Роуз. Мы же с ней подружимся, правда, - продолжала хихикать Элис. Мне нравилась её детская непосредственность. Она была полна жизни. Держу пари, что в постели она просто тигрица.
- Итак, киски, может, уже объясните, зачем я здесь? - спросил я скучающим тоном. Сегодня рано утром от них пришло таинственное сообщение о каком-то интересном деле. Мне стало очень любопытно.
- Через час у меня тренировка, так что выкладывайте.
- У нас к тебе предложение, - начала Элис.
- …пари, - продолжила Роуз.
- …которое, как мы полагаем, должно тебе понравиться, - сказала Элис, практически подпрыгивая от нетерпения. Я наблюдал, как сотрясается её грудь, и особенное удовольствие было наблюдать за её сосками, проглядывающими через одежду. Черт, что они такое задумали, что находятся в таком возбуждении.
- Хм, - произнёс я всё тем же скучающим тоном. В действительности, я был напряжён как струна. Я не знал, что можно от них ожидать, потому что их затеи никогда не приводили ни к чему хорошему. Ни один преподаватель в нашей школе даже не подозревал, что скрывается за их сахарной внешностью. Они диктовали свои правила в школе, и никто, повторяю, никто, ни один студент, ни один взрослый, не могли сказать им «нет».
Так же как не один парень не мог им отказать.
А я всё ещё ждал своей очереди.
- И? – требовательно обратилась ко мне Роуз. Она не из самых терпеливых людей. Я просто сидел там и не показывал никакого энтузиазма. Я мог быть терпеливым. Я барабанил пальцами по столу, облокотившись на другую руку, и надо признать, моё поведение просто выводило её из себя.
- Ты хочешь знать, зачем мы тебя сюда позвали или нет? – продолжила она. Сейчас она сидела прямо, в напряженной позе, открывая прекрасный вид на её грудь. Они могут сколько угодно играть в свои игры. Пока я могу наслаждаться прекрасным видом её малышек, обтянутых белым топом, я согласен потерпеть.
Элис провела пальцами по волосам Роуз, что немного успокоило её. Я наблюдал сквозь полу прикрытые глаза, как Роуз опустив веки, подсознательно отдаётся прикосновениям Элис. Чёрт. Как такой простой жест может быть таким возбуждающим? Они знали друг друга столько лет, знали, как успокоить друг друга, и это было очень возбуждающе.
- Ладно, ну так в чём дело? – спросил я.
- Как мы уже сказали, у нас к тебе заманчивое предложение, - сказала Элис, смотря на Роуз, и взглядом спрашивая разрешения продолжить. Розали кивнула, и Элис продолжила.
- Это касается цыпочки Свон, - сказала она. Она встала на колени, немного продвинулась вперёд, и положила голову на плечо Роуз. Они переглянулись и со злорадными ухмылками посмотрели на меня. Их движения заставили моё дыхание участиться. Они были великолепны, обе с кожей цвета фарфора, одна с темными, практически черными волосами, другая медовая блондинка. Элис обняла Розали и продолжила.
- Нельзя упускать такую конфетку как дочка шерифа, - сказала Элис. Розали слегка улыбнулась, и я уже, кажется, понял, к чему они ведут.
- У меня нет никакого желания делать из неё популярную девчонку, - произнёс я скучающим тоном. Мне нужно что-то взамен, что-нибудь, ради чего можно было бы побороться. Мне достаточно было Лорен, я довольно с ней намучился. И я не хочу ещё одну участницу Фан-клуба «Стань круче с Эдвардом».
- Эдвард, ну что ты так сразу, мы тебя отблагодарим за это, - сказала Розали снисходительным тоном, от которого у меня мурашки пошли по всему телу.
- Хорошо, и что же мне за это будет? – спросил я, как можно более нейтральным тоном. Пожалуйста, пусть это будет то, о чём я думаю.
- Мы исполним твоё самое заветное желание, - сказала Элис, водя пальцами по плечу Роуз, она что-то шепнула Розали на ухо, после чего провела рукой по груди Роуз, слегка обхватив ладошкой правую грудь, от чего мои глаза расширились. Они обе уставились на меня с наглыми ухмылками. Они знали, как они на меня действуют.
- Хорошо Каллен. Не будем ходить вокруг да около. Ты берёшься за Свон, а мы позволим тебе трахнуть нас обеих и в одно время. Ну как, интересует?
Да, Розали всегда знала, как убедить.
- И как я могу быть уверен, что вы не продинамите меня. Я не хочу делать то, на что у меня нет никакого желания, просто так. Поэтому я должен быть уверен, - сказал я, вставая и направляясь к двери. Мне нужно было побыстрее оттуда уйти, потому что одна мысль о них обнаженных в моей постели не на шутку возбудила меня. И они прекрасно знали это.
- Эдвард, прошу тебя. Ты знаешь, я человек слова. Так же как и Элис. Да и ты что сомневаешься в том, что мы этого не хотим? – сказала Роуз, вставая с пола и садясь на кровать рядом с Элис. Она нагнулась и стала что-то шептать на ухо Элис. Та в то время внимательно слушала, прикусив губу, а затем ещё ближе пододвинулась к Роуз. Черт, мне надо срочно уйти.
- Ладно, не важно. Это будет состязание. Из того, что я уже успел услышать, Ньютон подбивал клинья к этой девчонке, и, когда шериф узнал об этом, то выкинул его из своего дома и сказал, чтобы он там больше не появлялся, - сказал я, стараясь успокоиться перед тем, как выйти за дверь.
- Дамы, мне действительно уже нужно идти. Как обычно в то же время и в том же месте? – спросил я, стараясь выглядеть беспечно. После тренировки мы всегда собирались с Эмметтом и Джаспером в доме у Эмметта, чтобы выпить, покурить и потом развлечься с какой-нибудь цыпой. Завтра первый школьный день, и нам всем нужна разрядка. Особенно мне. Так что, надеюсь, что смогу найти кого-нибудь, кто поможет мне снять напряжение.
- До скорого, Эдвард, - пропели они в один голос. Да. Я уже не могу дождаться, когда они запоют для меня, только уже совсем в другой обстановке.
И малышке Свон лучше долго не упираться. Я дам ей максимум три недели.
Ожидание того стоит.
Ха, Розали Хейл и Элис Брендон. После того, как я добавлю вас в свой список, я стану школьной легендой.
Эдвард
- Эй, чувак, да что с тобой сегодня? - толкнул меня локтём Джаспер. Капитан футбольной команды, он думал, раз он капитан, то может везде совать свой нос?
- Дурак, меня же не просто так сделали главным нападающим. Просто у меня сегодня дерьмовый день, вот и всё.
- Прекрасно, придурок. Пожалуйста, постарайся сделать так, чтобы все твои проблемы оставались за этим полем. Это всё, о чём я тебя прошу. Тебе нужно развеяться. Последний раз ты это делал когда, три дня назад? Позвони этой цыпочке Лорен, или как там её? – сказал он с идиотской ухмылкой на лице. Нет, чувак, это коснётся всех нас. Просто я пока первый.
- Джаспер, ты же знаешь мою философию. Я никогда не наступаю в одну и ту же лужу дважды. Всё просто, - сказал я, усмехнувшись. Да, я говорю как настоящий ублюдок. Хотя, чего греха таить, я и есть ублюдок. Закон жизни.
- Привет, засранцы. Спасибо, что подождали, - прохрипел только что подошедший и ещё потный Эмметт. Он обхватил нас своими липкими руками, и мы направились в раздевалку.
- Нет проблем. Знаешь, тебе было бы гораздо легче на тренировках, если бы ты перестал дымить как паровоз, - напомнил я ему.
- Ой, кто бы говорил, всего лишь две пачки в день, ха? - сказал он и обнял меня своей крепкой медвежьей хваткой. Тьфу. Он же весь потный.
- Эмметт, отвали. И тем более я сократил этот процесс до одной пачки, - ухмыльнулся я, легко высвобождаясь из его объятий. Мы шли по полю, махая всем девочкам, которые специально пришли сюда, чтобы поглазеть на нас. Многие из них придут на вечеринку Эмметта, которую он устраивает сразу после тренировки; его мать как всегда улетела на какую-то встречу, связанную с благотворительностью, которые она часто посещала вместе с Элис, поэтому весь дом был в его распоряжении. Элис с Эмметтом были кузенами, и она жила в их доме уже в течение нескольких лет. Её мамаша была довольно ветреной, и ошивалась черт знает где, кажется где-то в Европе. Она постоянно присылала открытки из той или иной страны.
Никто из нас не был под контролем родителей. Ну, за исключением Розали, и надо сказать, её мать была в ужасе от своей дочери. А что вы хотели, мы дети богатых родителей в маленьком городке, в котором абсолютно нечем заняться.
Мы - «золотая молодёжь», и мы всегда делаем то, что хотим. И никто не в праве нам указывать.
Сегодня была первая тренировка перед началом школы, и это было неофициальное открытие самых крутых вечеринок для тинэйджеров Форкса. У Эмметта был лучший дом в округе для таких мероприятий, поэтому все вечеринки проходили именно там. Обычно я не особо любил зависать на этих тусовках, но это был отличный способ развеяться. Частенько мы устраивали пьяные оргии, но иногда просто зависали втроем, в чисто мужской компании.
Но не сегодня.
Родители богатеньких детишек прекрасно знали, что в последний перед началом школы не стоит даже и пытаться заставить своих чад сидеть дома, так как все прекрасно знали о знаменитых тусовках Эмметта, все, кто когда-либо слышал о них, не могли пройти мимо. И сегодня здесь была вся местная «элита». Это уже было обязательным ритуалом для всех в округе, и если ты не попал на такую вечеринку, можешь поставить крест на своей сексуальной жизни и репутации.
Я же сегодня надеялся подцепить «свежее мясо». В Форкс постоянно приезжали новые девочки для того, чтобы учиться в нашей школе. Это было привилегией. Родители, которые хотели, чтобы их дети учились в лучших школах, обязательно привозили своих детей именно сюда.
Но, к несчастью для новичков, наша внутренняя социальная структура школы не поощряла «чужаков». Да и мы сами не облегчали им жизнь. Каждая вторая новенькая оказывалась с разбитым сердцем, плохими оценками или даже с угрозой исключения.
Что касается меня, то я чист на руку, но я не ручаюсь за всех остальных, учащихся здесь. Я, по крайней мере, всегда отвечаю за свои действия.
Итак, сейчас я сижу здесь, сверля взглядом бутылку скотча передо мной. Если честно, Эмметт прекрасно знает, что я люблю пить, и сейчас я понятия не имею, что за дерьмо в этой бутылке. Даже забавно, Эмметт был участником Клуба Любителей Скотча.
- Уже видел кого-нибудь интересного? – услышал я шёпот Розали. Я ухмыльнулся, она знала, что я не могу залезть к ней в трусики, и нагло этим пользовалась.
- Нет, мне скучно, - пробормотал я раздраженно, делая один большой глоток и наливая ещё в стакан. Скукота. Скукота. Скукота. Скотч. Скотч. Скотч. Чёрт. Что за дерьмовый день.
О. Мой. Бог. Кто это, мать твою? Мне она нравиться.
Она вошла, держась за руку с этим недоноском Ньютоном. О, да, она абсолютно мой тип. Слишком красива. Сексуальна. С потрясной фигурой. Чёрт, а какие ножки. Ну, как и у половины девочек из нашей школы. Но эта улыбка. Она просто сразила меня наповал. Я знал, что это за улыбка. Эта девчонка была определённо умна. Что большая редкость здесь в Форксе, ну за исключением разве что Розали и Элис. Здесь редко можно было найти девчонку, с которой было бы о чём поговорить, а не обсудить последний номер Космо или что они там ещё читают. Эмметт утверждал, что они ещё читают US Weekly. Представляете, у него даже была подписка на этот журнал, ужас.
- Что ж, судя по её виду, думаю, тебе не понадобится много времени на то, чтобы её добиться, - сказала Розали, прыгнув на кушетку и прижавшись ко мне. Чёртова искусительница. Она слегка наклонилась и провела пальцами по моим волосам, увидев этот жест, бровь новенькой, Беллы, приподнялась, и они с Розали обменялись каким-то непонятным взглядом. Просто потрясающе. Роуз значительно усложняет мою задачу. Впрочем, как и всегда.
- О, Изабелла, - она пропела это как молитву. Эта горячая штучка подошла к нам под руку с Ньютоном.
- Каллен.
- Ньютон.
- А я Хейл. И закончим на этом, - произнесла Розали скучающим тоном. Она уставилась на этих двоих как кошка на миску со сметаной. В чём её проблема? Почему ей так нравится усложнять людям жизнь? Ладно, не важно. Я решил еще немного выпить. Выполнение плана по завоеванию дочки шерифа можно отложить на завтра. Сегодня мне просто нужно расслабиться. Ведь завтра мы уже станем старшеклассниками.
- Ох, извините. Какая я грубиянка. Эдвард Каллен, познакомься, это Белла Свон, дочка шерифа. Только что переехала в Форкс, - произнесла Розали с дьявольским огоньком в глазах. Что же за игру ты затеяла, Розали Хейл?
Изабелла Свон, в свою очередь, стрельнула в Роуз понимающим взглядом, после чего протянула мне руку. – Приятно познакомиться, Эдвард Каллен. Я много о тебе слышала, - сказала она, приподнимая бровь. Краем глаза она взглянула на Ньютон, а потом снова обратила свой взгляд на меня. И я потерялся в её глазах. Вау. Этот взгляд. Какая глубина. Такое чувство, как будто она заглядывала прямо в душу, в то же время эти глаза хранили много секретов. И я уже не могу дождаться, когда смогу их разгадать.

Добавлено (14.10.2009, 13:07)
---------------------------------------------
Глава 2.

Белла

Майк теребил меня за руку и пытался увести подальше отсюда.
Мы еще с ним поговорим о его собственничестве.
Блин! Ты проводишь лучшую часть августа в компании симпатичных богатеньких наследничков, которые ищут твоего внимания и желают залезть тебе в трусики, и внезапно оказываешься с кем?
Не думала, что это будет Майкл Ньютон Третий.
Скука всегда становиться причиной моих проблем.
Я не знала никого в Форксе, за исключением Розали Хейл, поэтому, когда в административном корпусе Академии Форкса я встретила Майка, и он предложил мне устроить небольшую экскурсию по окрестностям, я, не долго думая, согласилась.
Мне следовало бы лучше думать, прежде чем принимать его предложение.
Все, что он мне показал, так это заднее сиденье Мерседеса, который купил ему его папочка, и сырой пол рядом с бассейном в его доме.
И снова мне было скучно… Я надеялась, что, помимо уроков тенниса и Клуба Молодых Республиканцев Америки, у него имеется какая-то общественная жизнь, но даже если таковая и имелась в наличии, то по сей день он эту самую жизнь скрывал от меня тщательнейшим образом.
И сейчас я позволила ему увести меня, только потому, что хотела в одиночестве обдумать сложившуюся ситуацию.
Потому что… Мне необходим план действий.
Причем хороший план действий.
Эдвард был просто великолепен, в самом плохом смысле этого слова. Он относился к тому типу парней, которому мне всегда было очень трудно сопротивляться. Ладно, он относился к тому типу, которому я даже не пыталась сопротивляться… и самым страшным было то…что он был самым красивым парнем, которого я когда-либо встречала.
И у меня было такое ощущение, что большинство людей были со мной солидарны по отношение к этому парню… Этим летом Майк, когда переставал неуклюже тереться о мою нижнюю губу, рассказывал мне интереснейшие историй об этом Каллене. В то время все эти непристойные байки о школьном альфонсе меня не особо волновали, зато они очень волнуют меня сейчас.
Майкл Ньютон Третий не хотел уступать Эдварду Каллену возможность иметь в своей постели хорошенькую девчонку. Этими рассказами он хотел закрепить за собой права на меня. К сожалению, для Майка, у него никогда не было никаких прав на меня. Бедный мальчик.
- Где здесь уборная? - спросила я у Майка, вырывая свою руку из его руки.
- Ох, наверху, третья дверь налево. Я тебя провожу, - ответил Майк, пытаясь снова взять меня за руку.
Ему необходимо сменит имя на Элмерс (Elmer’s – компания, занимающаяся производством клея. – прим.)
- Думаю я вполне справлюсь сама,- сказала я, избегая его взгляда.
Я направилась в уборную, где наткнулась на очень интересную картину, парень с двумя девицами считали «колеса». Я попыталась не закатить глаза.
Хм. Богатые детишки так предсказуемы, они все уверены, что таблетки и порошок – это нечто утонченное…видимо они унаследовали эти взгляды от своих утонченных мамочек и папочек.
- Мы можем тебе чем-то помочь? - вежливо спросила меня кудрявая девица, с натянутой улыбкой.
- Неа.
- Хорошо, тогда не могла бы ты свалить отсюда к чертовой матери? - произнесла она на несколько октав выше, всё так же натянуто улыбаясь.
- Ага.
- Подожди-ка… ты новенькая? Дочка шерифа? - спросил меня крупный симпатичный парень.
Ямочки на его щеках практически полностью меняли его вульгарный накачанный стероидами облик. Практически.
О чем я лично жалела, потому что я бы не отказалась оказаться с этим парнем в одной кровати, но не было не единого шанса, чтобы я смирилась с вялым членом и сморщенными яйцами (вероятно, здесь подразумевается сильное негативное воздействие стероидов на мужскую потенцию – прим.)
- Она самая. Белла Свон, - заявила я с высоко поднятой головой.
Я была не настолько глупа, чтобы верить, что меня примут с распростертыми объятьями в здешнее общество. Эти детки были богатенькими наследничками. Элита.
Да, популярность, передающаяся из поколения в поколение.
Они вращались в одной компании и соответствовали друг другу, потому что их родители общались между собой и соответствовали друг другу, и их деды и прадеды и так далее.
Академия Форкса эксклюзивное учебное заведение. Здесь относятся дружелюбно только к тем, кто принадлежит к их кругу… а имя Свон для них пустой звук. Оно что-то значит лишь для голубого воротничка (обозначение рабочего класса, среднего класса в Америке белые и голубые воротнички – прим.), полицейского…моего отца.
Мой отец… он был никем для этих детишек.
Он бы отдал свое левое яичко, лишь бы наказать их за все незаконные делишки… но этого никогда не произойдет. Их родители владеют этим городом. Их родители владеют шерифом… и все это прекрасно знают.
- Эмметт Маккарти. Добро пожаловать в мой дом, - ухмыльнулся парень.
Он мне нравился… несмотря на то, что ему уже обеспечено место в команде гребцов в одном из университетов Лиги Плюща (Лига Плюща – 7 лучших университетов США. –прим.), жена, несколько любовниц, отдых на лыжном курорте в Аспене и возможность каждый день нюхать кокаин за пятьсот баксов. Сейчас он походил на хорошего и непретенциозного парня.
- Это Лорен и Джессика, - продолжил он.
Девицы даже не посмотрели в мою сторону.
Эмметт пожал плечами и продолжил подсчитывать таблетки.
- Увидимся позже, - сказала я, направляясь обратно к двери.
- Подожди, принцесса. Расскажи мне о себе, - сказал Эмметт, не поднимая на меня глаз.
Лорен, не веря своим ушам, бросила на него взгляд полный отвращения.
-Ты только представь себе все дерьмо, которое может выйти отсюда вместе с ней? – обратился Эмметт к Лорен. – Ее отец наверняка конфискует немало добра.
Он подмигнул мне и резко потряс головой.
Я не была уверена в том, кого он пытался успокоить, однако абсолютно уверенна, что не меня. В общем, не важно.
Я была сыта по горло Ньютоном, а Эмметт определенно мог разнообразить мой досуг, не важно какие у него на то могли быть мотивы.
- Что ты хочешь знать? - спросила я, лукаво приподнимая бровь.
Я решила поиграть. Мне было скучно.
-Ладно, давай не будем говорить о всякой ерунде. Мы все прекрасно знаем, что ты не Пэрис Хилтон. Так какого черта ты здесь?
- Моя бабушка умерла. Моя мать в девичестве была Хотчкинс. Я думала, все об этом знают…
- О, Легендарная Рене Хотчкинс. Если я правильно понимаю, Бунтарка Рене училась в Академии Форкса, как и следует каждой светской львице Вашингтона, и она, как я вижу, совершила серьезную оплошность. И произошло это не без участия Чарльза Свона. И как я понимаю, ты и есть позорная ошибка?
- Она самая.
- Интересно. В любом случае, решение Рене сохранить ребенка-полукровку было еще более бунтарским, и Мама и Папа Хотчкинс, невообразимо вычеркнули ее из своей жизни. Я прав?
- Точно. Продолжай.
- Рене с вышеупомянутым ребенком исчезла и жила как любая типичная мать-одиночка, а ее внебрачный ребенок существовал… ох, я даже не знаю, Не-Пойми-Где в США…
- Почти угадал.
- Потом, спустя годы, чувства сожаления, стыда и вины стали все чаще и чаще посещать Дедушку и Бабушку Хотчкинск… и эти самые чувства нашли свое отражение в завещании, о чем Рене узнала от семейного адвоката.
- Ага.
- Хотчкинсы оплатили твое обучение в Академии Форкса и в любом университете по твоему выбору, а также оставили тебе приличный счет в банке.
- Ага. А я смотрю, ты весьма осведомлен в этом вопросе.
- Ну, твоя мать легенда. Моя мать училась вместе с ней и сейчас не упускает ни одного случая, чтобы покопаться в этом грязном белье. О чем еще поговорить всезнающим леди во время ленча?
- Понятно.
- А ты все-таки приехала сюда, не смотря ни на что.
- Я знаю.
- Ну, ты была достаточно откровенна. Поэтому будет честно, если сейчас я расскажу о себе.
- О, пожалуйста, буду рада послушать, – ответила я с ухмылкой.
Он взглянул на себя в зеркало.
Парень был весьма доволен собой, и я не могла с ним не согласиться.
- Посмотрим… Я происхожу из превосходного рода, но это и так очевидно.
- Так и есть, – ответила я спокойно, однако сарказм в моих словах он не заметил.
- Вероятнее всего, в будущем я займусь спортивной медициной, несмотря на то, что лучшие университетские команды убились бы за то, чтобы заполучить меня… но к черту их, у меня уже все это есть, так к чему мне напрягать свой зад? - спросил он, подбрасывая пару таблеток.
- Действительно.
- Что еще… ох, несмотря на все мои перспективы на поприще образования, я очень рано осознал, что самые необходимые в жизни знания Академия Форкса дать не в состоянии. Единственный профессор, который знает все то, что необходимо знать, это не кто иной, как доктор…
Джессика и Лорен одновременно простонали.
- Заткнитесь или найдёте себе лучшего учителя, - сказал Эммет.
- Dr. Dre. Этот мужик знает настоящую жизнь. Он сама мудрость. Он поэт. Он…
- Прошлый век, – сказала я.
- Можешь говорит все, что хочешь. Но он проникает в самую душу. Также как и Tupac. Господь да помилует его душу, и если быть честными, а мы должны быть таковыми Белла, если мы собираемся стать друзьями, Tupac был нытиком. Сучка с которой Dre связался…
- Ты хочешь сказать, что Snoop был сучкой, с которой связался Dre?
В следующий момент у троицы наступило коллективное удушье, а Эммет тряхнул головой в моем направлении, и у него было действительно устрашающее выражение лица.
- Я искренне надеюсь, что это была неудачная шутка, - произнёс он хриплым голосом.
- Ну, я…
- Так, давай-ка кое-что проясним, Белла. Я не выброшу тебя сейчас за порог своего дома только потому, что ты мне нравишься. Ты счастливица. Кроме того, я понимаю, что ты новенькая, но подобное неуважение впредь не будет поощряться с моей стороны. Во-первых, Snoop не сучка, никогда не был и никогда не будет. Во-вторых, никогда больше не делай подобной ошибки.
- Я поняла, - сказала я – Те не менее, если я еще раз рискну?
Эммет бросил на меня сердитый взгляд, а затем слегка кивнул.
- Только потому, что тебе необходимо прояснить ситуацию раз и навсегда.
- Верно. Хорошо… как такое вообще возможно, что белого богатого парня из Форкса задевает что-либо имеющее отношение к рэпу девяностых?
- Я спокоен. Я спокоен. Я спокоен,- повторял он сам себе. Он сжал кулаки, а на предплечьях выступили вены.
Он глубоко вздохнул.
- Цацки, сучки, кирки, негодяи – все это моя жизнь. И мои тебе поздравления новенькая. С этого момента это и твоя жизнь.
Я моргнула.
Это кое-что проясняло, слегка шокировало, конечно, … это парень просто был на этом повернут.
- Знаешь, Эмметт, видимо это твоя фишка.
- Так и есть… и Белла тебе следует знать еще кое-что.
- Что же? - спросила я, уже представляя, о чем дальше пойдет речь.
- Что бы тебе не сказали Кален или Уитлок, нет никого лучше меня в постели. Запомни это на всякий случай.
- Я запомню, - сказала я. Едва ли можно отвергать данное заявление.
- Ну, удачно тебе добраться до дома, Свон. Надеюсь, они не съедят тебя живьем… ну или просто надеюсь.
- Точно… да, по поводу голубой таблеточки, - сказала я, указывая на таблетки – лучше раскроши и втяни носом. Не трать свое время даром, запивая это Grey Goose. (Grey Goose – марка водки, которая производиться во Франции – прим.)
Эммет оценивающе посмотрел на меня и кивнул.
Когда я ушла оттуда, я ощутила свободу.
К завтрашнему утру все, начиная с компании, которая глотала в ванной таблетки и, заканчивая Розали Хейл, будут знать мою историю. По крайней мере, не будет необходимости рассказывать эту проклятую историю всем и каждому.
В холле я наткнулась ни на кого иного как на Розали. Я хотела развернуться и пойти в противоположном направлении, но не тут-то было.
Я не пересекалась с Розали с июля. В то время мы обе застряли в одном и том же претенциозном летнем лагере. В этом лагере была специальная программа для перспективных дебютанток, поэтому Рене настояла на том, что бы я туда поехала, в надежде на то, что это будет хорошей подготовкой к Академии Форкса.
Все, что я могу сказать по этому поводу – эта поездка мне на многое открыла глаза.
- Не так быстро, бедненькая маленькая богатенькая девочка, – окликнула меня Розали.
- Тебе что не у кого отсосать или пересчитать очередную сумму крупных купюр?
- Безусловно,… однако, сейчас ты для меня важнее.
- Что тебе нужно?
- Во-первых, я искренне надеюсь на то, что ты не успела испортить не один из членов, который я еще не использовала.
- Как я погляжу, ты все еще горюешь о Райане из лагеря для богатеньких детишек, – парировала я в ответ.
Тот факт, что он предпочел меня ей, заставлял ее кипеть от ненависти.
- Едва ли. Я только хотела убедиться, что, делая свой выбор, ты никого не запачкаешь, но что меня действительно интересует… помнишь ли ты наше небольшое… пари.
- У меня нет проблем с памятью. Я все прекрасно помню, – ответила я.
И даже если бы моя память изменила мне, безусловно, я бы все вспомнила в тот самый момент, когда увидела печально известного Эдварда Калена.
Самый красивый и чудесно пахнущий сукин сын из всех, когда-либо существовавших на этой земле.
Хейл отлично знала, что она делала. Ему было практически невозможно сопротивляться. У меня была слабость по отношению к невероятно великолепным самцам… но у кого ее нет?
- Мне просто любопытно. Ты готова признать свое поражение сейчас, когда его встретила? Я бы поняла тебя, если бы ты сдалась. Он невыносимо сексуален… и всем нам известно, что ты соглашалась и на значительно меньшее.
- Думаю я вполне могу справиться с искушением, – ответила я, презрительно усмехнувшись. Хотя, честно говоря, сама я не была в этом так уверена.
Мне необходимо помнить о своей ненависти к Розали, для того чтобы побороть эту тягу к Эдварду.
- Посмотрим. Райан поразительно быстро заставил тебя спустить свои трусики. И Колин. И Грант. И…
- Уверяю тебя Розали, я вполне в состоянии сопротивляться этому Эдварду Каллену.
Какого черта я вообще с ней связалась?
Ах, ну да, конечно… мне было скучно.
После того случая с Райаном, Розали заявила, что я наивная дурочка, которая ведётся на смазливое личико и хорошее тело… что было неправдой. Просто на тот момент не нашлось ничего интереснее, чем бы я могла себя занять.
В любом случае, после того как она узнала о моем переезде в Форкс, она предложила мне доказать, что она не права. Отвергнуть непреодолимое.
Мне было скучно, я испытывала сильную неприязнь по отношению к Розали Хейл и какую-то болезненную потребность доказать этим заносчивым людишкам, что они ничем не лучше… все это заставило меня принять вызов.
Я должна была доказать Розали, что она не права… хотя я не знала, какие мотивы побудили ее заключить это пари.
Безусловно, она тоже считала этого парня великолепным. Я не была уверена, хочет ли она таким вот психологическим приемом уложить меня в его кровать … или наоборот, делала все, что бы я находилась подальше от этой кровати.
У нее определенно были свои цели, и я должна была выяснить, чего она добивается. Между тем, я заставлю ее поволноваться,… взволновав Эдварда.
Он был горяч, мне было скучно, и это могло бы быть весьма интересным - довести его до грани, а затем…
И всё же, мы поспорили на то, что я смогу отказать Эдварду Каллену… но я все еще могу придумать что-нибудь, чтобы поиграть с Эдвардом Калленом и выиграть пари у Розали.
Я направилась вниз, желая выпить коктейль и избежать компании Ньютона, попутно делая довольно жесткие умозаключения относительно людей, которых я не знала, да и не хотела знать.
Я выпила третий бокал и отдала его какому-то очкастому придурку в шляпе.
Тогда-то я и заметила, что он указывал на меня.
Великолепный, скучающий, красивый, высокомерный Эдвард Каллен беззастенчиво указывал на меня пальцем.
Я сопротивлялась желанию посмотреть на него через плечо.
Его взгляд прожигал меня насквозь, и палец продолжал указывать в моем направлении, однако скучающее выражение лица не покидало его.
Рука Розали стала вычерчивать круги на его груди, когда она поняла, на кого он указывает, но, несмотря на ее действия, его палец все еще был направлен в мою сторону словно пистолет.
Он хотел, что бы я подошла к ним?
Я подошла.
Его глаза не покидали меня, пока я направлялась к ним.
- Что? – спросила я.
- Кажется тебе весело?
- Да.
- Почему бы тебе не посидеть рядом со мной?
Он сидел между Розали и странным парнем, у которого на лице играла опасная усмешка, а на голове торчали космы.
- Не думаю, что здесь достаточно места для меня, – то, как холодно я это сказала, впечатлило меня саму.
Эдвард указал взглядом на свои колени, а потом снова посмотрел на меня.
И как в этом случае должна поступить девушка?
Я не могла трахнуться с ним, но какого черта, я могла хотя бы почувствовать от чего я отказываюсь.
Я уселась к нему на колени, взяла из его рук стакан со скотчем и сделала глоток.
- Спасибо, - сказала я, выдержав паузу, - Мне было просто необходимо выпить чего-нибудь покрепче.
- В любое время, дорогая, – ухмыльнулся он в ответ, в то время как губы Розали были на его шее, хотя ее глаза были устремлены на меня.
Для чего, черт побери, она все это делала?
Усилием воли я заставила себя уйти и раствориться в толпе, несмотря на то, что единственное чего мне действительно хотелось – сидеть на его коленях, широко расставив ноги, пока он потягивал свой скотч.
Будь проклята моя ненависть к Розали Хейл.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
karina2210Дата: Четверг, 15.10.2009, 18:21 | Сообщение # 2
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


!!! это ж мой самый любимый, самый шиковый и воообще самый охренительный фанф в мире! Foo Fighters, bitch)))))))))))))

Люблю Жизнь, Европу и Роба!
 
CamomileДата: Пятница, 16.10.2009, 00:16 | Сообщение # 3
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 3.

Эдвард

Я проснулся с похмельем. Возможно, это будет новый год. Новый Эдвард.
Да. Уверен.
Посмотрев на часы, я застонал. Слишком рано. Мне нужно перестать выпивать по бутылке виски в ночь перед школой. Не то чтобы это когда-либо влияло на мои оценки, но черт, Эдварду Каллену тоже нужен хороший сон.
Темно-серые брюки и голубая рубашка уже стали рутиной, я устал от этой скучной формы. Я повязал свой черный галстук и одел пиджак. Еще один год в школе. Последний, а потом в колледж.
Я спустился вниз, шагая через две ступеньки и гадая, кто будет готовить завтрак, на котором так настаивали мои "родители". Добрый доктор, скорее всего, находился на какой-нибудь скучной встрече для директоров больницы. Я бы поставил на новую мамочку.
Конечно.
- Доброе утро, красавчик, - сказала она, улыбаясь той сексуальной улыбкой, которая и помогла ей заполучить сладкого папочку. На ней была абсолютно прозрачная пародия на домашний халат из пятидесятых, по краям которого была какая-то фигня из перьев, которую можно увидеть на женщинах только в каталоге Фредерик и в фильмах про гангстеров и их подружек бимбо. Только этот, скорее всего, стоил сотни долларов.
- Мамуля, - кивнул я, принимая её невинный поцелуй и тарелку блинчиков с ухмылкой. У меня не было времени на её многозначительные взгляды, поэтому я просто запихнул в рот несколько внушительных кусков, прежде чем схватить свою сумку с самым новым MacBook Pro и вылететь за дверь. Мне не терпелось сесть за руль моей новой Малышки.
Новый учебный год, новая машина. Это стиль Каллена. Может, я могу обновить заднее сиденье хорошим неторопливым сексом до окончания дня? Розали написала мне, что я должен придерживаться политики воздержания до окончания пари. Нужно узнать, серьёзно ли это она.
Или может быть я должен сохранить это для Свон.
Хоть я и не помнил точных деталей, я точно знал, что она снилась мне прошлой ночью. Я практически чувствовал её вкус на языке.
Это будет хороший день.
Я въехал на стоянку, радуясь, что никто не занял моё место. Меня всегда раздражало, когда приходилось объяснять новеньким, что там нельзя парковаться. Первые пять мест были "зарезервированы" для меня и моих друзей уже много лет. Парковку школьной элиты трогать нельзя.
Я увидел сверкающий красный кабриолет и Неуклюжий Range Rover – Розали и Эммет были уже здесь. Без сомнения прогуливались по коридорам, разглядывая приветственные плакаты для студентов. Конечно. Как будто новичкам здесь были рады. Мы легко их впустим. Конечно же.
Классический Понтиак Джаспера заурчал рядом со мной. Должен признать у ублюдка есть стиль. За многие годы он был единственным кто смог успешно уйти от той претенциозной модели, которую создали наши предки, и за это все им восхищались. Я, черт возьми, восхищался им за это. Хотелось бы и мне иметь достаточно смелости, чтобы стать другим.
- Что, чёрт возьми, у тебя на голове, придурок? – прорычал я. На нем было что-то вроде фетровой шляпы. Я такую видел на своём дедушке.
- Иди к черту Каллен. Это наверняка обеспечит мне допуск к сердцу и в трусики какой-нибудь наивной девочки сегодня, - ответил он, самодовольно поправляю поля большим пальцем. А меня злило, что он, скорее всего, был прав.
До тех пор пока это не Изабелла Свон. Я не против.
Жаль, я не могу предупредить его. Я знал, что Розали кастрирует меня, если я кому-нибудь расскажу про пари, а это будет ужасной потерей, ведь так? В будущем меня ждала чудесная встреча втроём, которую я не мог пропустить.
Мы спрыгнули с багажника моего Каддилака, ожидая пока Элис, подъедет на своей Denali. Нелепость. Джаспер подбежал, чтобы помочь ей выбраться, она была слишком маленькой, чтобы прыгать, и её задравшаяся клетчатая юбка продемонстрировала бы всем её милый зад, если бы она это сделала. Не то чтобы кто-то был против или не видел этого раньше, но черт она же должна поддерживать видимость, так?
Как и все мы.
Втроём мы потащились в класс, видя как люди расступаются перед нами.
Не то чтобы мы были чем-то вроде ребят из фильма "Парни что надо" когда мы шли сквозь толпу. К нам могли подойти. Просто все знали, что подходить можно только в том случае, если тебя пригласили, поманив пальцем или простым "иди сюда, мать твою". Детишки в этом заведении знали, что с Нами лучше не связываться. Мы здесь были главные.
Я заметил, что Голубой Ньютон опять тащится за Свон. Черт. Мне нужно, чтобы это дерьмо к ней больше не приближалось.
- Джаспер, - пробормотал я, поднимая бровь в направлении Ньютона. Джей знал, что нужно делать. За все эти годы между ним и Ньютоном произошла не одна стычка. Джасперу очень нравилось над ним издеваться. Его упор на имя "Майкл Ньютон Третий", еще в начальной школе, сделал его объектом шуток на все время его никчемного пребывания в Форксе. Он, может быть, и принадлежал к одной из древнейших семей, но на социальной лестнице он был в самом низу. Педик.
Иногда Джаспер просто называл его La Tapette. Жаль, Ньютон никогда толком не знал французский, ему понадобились годы, чтобы понять, что мы просто нашли другой способ называть его «педиком». Как-то на одной из вечеринок у Эмметта мы заставили его изрисовать себя розовым маркером. Это было слишком убого? О, да.
Но тонкость была сегодня не в меню. Я чувствовал это даже в воздухе. Джаспер был в хорошем настроении и это прибавляло мне легкомыслия. Или может, дело было в отрывках из эротического сна с Беллой, которые, в конце концов, прорывались сквозь отголоски виски.
- Чертов Джаспер, - пробормотал Эмметт, подходя к Элис сзади и запуская ей руку под юбку. Она взвизгнула и развернулась, ударив его в грудь. Сексуальные игры. Мне бы это тоже не помешало. Я ненадолго подумал о том, чтобы уткнуться носом в шею только что подошедшей Розали, но ей это никогда не нравилось. И не было никакой пользы в том, чтобы злить её до начала школы. У нас были уроки вместе, и день станет только длиннее, если наша знаменитая Золотая Девочка будет кидаться на всех из-за моего стояка.
Ничего не подозревающий Tapette остановился и практически врезался в Беллу. Урод. Я думаю, он сделал это специально, для того чтобы прижаться к её попке. Этот трюк он стащил у меня еще в седьмом классе.
Джаспер не стал тратить время. Прежде чем Белла успела отцепить придурка от своей задницы, Джей проскользнул к ним и стянул его штаны. До щиколоток.
Тесные белые трусы. Конечно.
Я хотел сохранить равнодушное выражение лица. Правда. Но Белла обернулась и оглядела происходящее сзади неё. Озорная улыбка озарила её и без того прекрасное лицо. Луч солнца пробился сквозь облака, как в самом банальном романе, освещая её, как ангела и тому подобная чушь. По её носу были рассыпаны веснушки, а в её глазах был явный намек на голодное "я хочу секса", когда она посмотрела на нас. На меня. Словно она знала, что я стоял за этим.
Как проницательно.
Прозвенел первый звонок и Джаспер подбежал обратно к нам на пути в класс сквозь расступающихся учеников. Первым уроком у него был английский вместе со мной и Элис. Роуз и Эммет отправились на самый дурацкий урок в этой школе – физику. Между ними уже давно шло не совсем дружелюбное соревнование по поводу того, кто выиграет стипендию Будущих Инженеров Америки, которое я был уверен, закончится страстным сексом, в конце концов. Или на Конце. Чертов везунчик. Эмметт уже многие годы бегал то за Розалии, то от неё, они ненавидели свою любовь друг к другу. Или, по крайней мере, некоторые части друг друга.
Первый урок с Дерб. Чудесно. Она помимо всего прочего была редактором газеты, единственное школьное мероприятие, помимо футбола и обжиманий под трибунами, в котором я принимал участие. По большей части, потому что это доставляло удовольствие отцу. Но теперь я знал, как я могу сыграть на этом, учитывая, что миссис Дерб любила меня и все, что я делал. Я думаю, она игнорировала мои кобелиные наклонности только потому, что я был таким гениальным писателем. Теперь я могу делать в классе все что захочу. Великолепно, черт возьми.
Я как всегда сел на заднюю парту среднего ряда, а Джаспер и Элис сели вокруг, как положено. Белла села на соседнем ряду и через несколько мест перед Джаспером. Мило. Теперь у нас обоих был отличный вид на её ноги. Я наблюдал, как она со вздохом ослабила галстук и потянулась к своей потрепанной сумке, вытащила маленькую книжку в бумажной обложке, облокотилась на спинку стула, вытянулась до тех пор, пока её ноги не дотянулись до впередисидящего и начала читать. Она даже не пыталась слушать Дерб, которая с упоением разбирала список литературы и план. Все то же самое, изменился только год.
Что она читает? Я могу видеть её сидящую там неподвижно, шевелящуюся только для того чтобы облизнуть палец и перевернуть страницу. Её рука поднялась, чтобы смахнуть прядь волос упавшую ей на лицо, и я наконец-то смог увидеть. Тропик Рака. Мило, черт возьми.
Дерб успела сесть, в ожидании, когда объявления улягутся в наших головах. Как только наступала тишина, мне сразу становилось скучно. Я повернулся лицом к доске и начал тихо напевать, с трудом сдерживая улыбку.
Угловым зрением я заметил, что Джаспер смотрит на меня. Он кинул в меня свою шляпу. Поймав её и нацепив на голову под углом, прикрывая один глаз, я наклонился вбок и сказал:
- В чем дело, Джей? Ты что-то имеешь против Foo Fighters?
- Даже не произноси эти слова при мне, Э, - презрительно скривился он. Я глянул через плечо на Элис, чьи глаза, при упоминании Foo Fighters, зажглись, словно сегодня было чертово Рождество. Именно то, на что я и рассчитывал.
- Кстати, говоря о Foo Fighters и барабанщике, с которым я спала… Папочка достал мне билеты на Incubus. Он взял десять на всякий случай. Так что начинай думать с кем ты планируешь трахаться следующие шесть недель, Эдвард. Никогда не забуду, что случилось, когда мы поехали на это чертово шоу Стива Миллера и ты привел… как её звали? Неважно… - и она продолжила щебетать, со счастливым блеском в глазах. Элис очень любила музыкантов.
Это было причиной, по которой Джаспер решил научиться играть на гитаре много лет назад. Бедный Запутавшийся Влюбленный. Единственное, по поводу чего он когда-либо трусил это Элис. Он считал, что у него с ней не было шансов, и поэтому просто продолжал безмолвно и болезненно ей восхищаться. И я, будучи чертовым Принцем, которым я являюсь, молчал об этом. Мы никогда не говорили об этом, с тех пор как он спьяну выложил мне печальную правду много лет назад. К тому же, учитывая то, что он был таким бесчувственным подонком по отношению ко всем вне группы, а значит моим идеальным другом, я чувствовал, что должен хранить его тайну.
Это совершенно не значило, что я не делал намеки. Постоянно.
Я продолжил напевать.
- Каллен. Я придушу тебя, - пробормотал он. Поэтому я сделал то, что должен делать хороший друг. Я достал телефон и написал знакомой девочке в школьном офисе.
"включай лучшее из foo fighters во время объявлений"
Я знал, что она это сделает. Она делала все, о чем я просил. Абсолютно все.
И спустя несколько минут началось объявление, а вместе с ним и песня. Великолепно, черт возьми. Я кинул шляпу обратно Джасперу. И я знал, что позже заплачу за это. Особенно, когда Элис начала постукивать в такт указательными пальцами по столу. Сдерживая улыбку, я гадал, как Уитлок отомстит мне. Я почти ждал этого. У него был самый дьявольский ум после… хм, Эдварда Каллена.
Сорок минут прошло, пока я наблюдал, как Белла невозмутимо читает свою неприличную книжку. Дерб продолжала задавать ей вопросы, спрашивая её мнение о книгах из списка, и каждый раз Белла отвечала, и, похоже, правильно, так как учительница с каждым её ответом всё больше раздражалась. Особенно когда она ответила на вопрос про Мольера на идеальном французском.
Она словно брала пример с меня. Сексуально.
Прозвенел звонок, пробуждая Беллу от её порно литературы. Она уронила Миллера, и я увидел, как Джаспер нацепил свою шляпу на голову и послал мне широкую улыбку. О, черт. Он заметил мой томный взгляд. Время платить.
Он быстро подошел и поднял книгу, до того как она успела отреагировать. Выпрямляясь, он подал ей руку, помогая выйти из-за стола. Она была настолько миниатюрной, что её голова едва доходила до его груди, что означало, что она была идеального роста для меня, чтобы поднять и носить, когда мы будем заниматься сексом. Чудесно.
Джаспер спокойно наклонился и подобрал её рюкзак, улыбаясь и беззастенчиво флиртуя. Подонок определенно умел быть очаровательным. Все дело было в няне южанке, которая была у него в детстве, она научила его всегда быть джентльменом, именно так он и поддерживал конкуренцию со мной, по поводу того, кому, сколько перепадет за неделю. Я полагался на своё убийственное остроумие, он на своё очарование. Мы были отличным дуэтом.
Теперь он стоял к ней очень близко и наклонился вниз, чтобы беззастенчиво прошептать ей что-то на ухо. Она хихикнула и слегка покраснела, я хотел придушить его. Он протянул ей рюкзак, и она развернулась, проскальзывая руками в лямки. Джаспер поднял голову и, так как я не сдвинулся с места, посмотрел мне прямо в глаза… я был слишком раздражен и увлечен тем, что он специально ступает на мою территорию. Один уголок его рта приподнялся, и он беззвучно проговорил над её головой: "Foo Fighters, сука".
Гад. Сдаюсь. Это было метко.
Элис вырвала меня из красного тумана, который застилал мои глаза, потянув меня за рукав с вопросительным блеском в глазах.
- Все в порядке, красавчик? – спросила она. Я ухмыльнулся и обнял её за плечи. Она на мгновенье опустила веки, сделала глубокий вдох и мы направились к двери. Джаспер придерживал её для Беллы, и когда мы с Элис проходили мимо, я поднял кулак, чтобы он по нему ударил.
- Неплохо.
- Я знаю.
- Больше так не делай.
- Или что? Я думаю, ты мне должен за то, что первым добрался до Кейт.
Я вздохнул. Он был прав.
Но я хотел быть первым. Должен быть первым.
Из-за пари.
Он похлопал меня по спине на выходе из кабинета, его глаза на секунду затуманились, когда Элис задела его.
Карма, урод.
Мы шли вчетвером по коридору, и я практически чувствовал, как шептались студенты вокруг, заметив Новенькую с нами. Этого не многие добивались, а она даже не подозревала о том, что происходит.
У Элис и Беллы следующий урок совпадал, поэтому Джаспер и я отправились на физику в тишине, поглощенные своими мыслями. И я был уверен, что мы оба думали об одном и том же. Чем сегодня займемся, Эдвард? Тем же, что и всегда, Джаспер. Будем пытаться закадрить как можно больше девчонок.
Наступило время ленча, и я одновременно ликовал и злился, когда Элис притащила Беллу к нам за стол. У нас была математика вместе, у всех шестерых и Элис шепнула мне, что у Беллы уже было достаточно баллов для колледжа еще с предыдущей школы. Боже. Похоже, у меня появилась конкуренция. Я думал, девчонки не должны разбираться в математике.
Розали с важным видом села рядом со мной, подвинувшись так, что наши бедра соприкасались. Элис повторила её действие с другой стороны, а с противоположной стороны стола установился порядок парень-девушка-парень, когда Джаспер и Эмметт уселись по обе стороны от Беллы, которая сидела напротив меня. Появилось странное ощущение равновесия. Но хотел ли я, чтобы моё следующее завоевание присоединилось к нам? Не думаю. Она слишком долго будет отходить. И я не хотел, чтобы динамика группы нарушилась. Но опять же… неловкость все равно появится на какое-то время, когда я пересплю с Розали и Элис. Посмотрим.
Розали расспрашивала Беллу о том, как ей нравится Форкс, используя свой жеманный голос девочки из Лиги Юниоров. Это было странно. Эти двое разговаривали друг с другом сквозь стиснутые зубы, словно у них произошло какое-то столкновение на вчерашней вечеринке или что-то вроде того. Я в этом не сомневался, я уже знал, что у Беллы горячий нрав и Бог свидетель, Розали Хейл ведет себя как сука со всеми, что не очень то добавляло ей баллов на мой взгляд.
Никто толком не ел, так как все по большей части вслушивались в натянутый разговор между двумя самыми прекрасными девушками в школе. Как и половина остальных учеников. Я даже не слушал, просто наблюдал за губами каждой, в то время как они перебрасывались едва прикрытыми оскорблениями.
Как раз когда это начало становиться действительно серьёзным (что я молча поддерживал), Джаспер пихнул Беллу локтем и передал ей свою фляжку. Это прервало словесное соревнование, что, я уверен, и было его целью. Ему, также как и мне, быстро все наскучило.
Она оглядела уродливую штуковину и засмеялась.
- Колман? Неужели в Форксе есть Уол-март?
- Таргет. Я не пойду в Уол-март даже под дулом пистолета.
- Ооо, я люблю Таргет. Там продаются самые вкусные смеси из сухих фруктов, которые я когда-либо пробовала.
- Это да. И плюс тебе за то, что признаешься, что ходишь за покупками в Таргет.
- Конечно, она ходит туда, Джас, - вставила Розали, - Она же нувориш, помнишь?
- Ты можешь поставить свою милую задницу на то что это так, - сказала Белла, отсалютовав Роуз фляжкой и поднося её к губам. Она наклонилась назад и на одном дыхании опустошила сосуд. Это, черт возьми, было впечатляюще. Бомбей очень крепкий джин.
Глаза Джаспера немного затуманились, и я клянусь, если он переспит с ней, я… ну я буду недоволен, это точно. Используя ту же руку, что держала фляжку, она вытерла рот тыльной стороной ладони, закрыла её и кинула обратно Джасперу. Он одобрительно ухмыльнулся, оглядывая её с ног до головы и, наклонившись, сказал:
- Теперь ты должна угостить меня выпивкой.
- Так давай сходим куда-нибудь сегодня. Нет, подожди. Я пообещала шефу, что побуду сегодня с ним, раз я вчера ходила к вам на вечеринку. Майкл сказал что-то о том, что я должна быть там, хотя я до сих пор не поняла почему. Вам заносчивым придуркам нужно вытащить пачки денег у себя из задницы.
И с этими словами, она выскользнула со своего места между Джеем и Эмметтом, подняла свой рюкзак и ушла, но лишь, после того как глянула через плечо и подмигнула мне.
Вау. Вот сука.
Мне это нравится.

***

Тропик Рака - произведение американского писателя Генри Миллера.
Таргет - сеть крупных однотипных универсальных магазинов, продающих товары по относительно невысоким ценам.
Уол-март - сеть однотипных универсальных магазинов, где продаются товары по ценам ниже средних; непременная часть пейзажа американских пригородов.
Нувориш (от фр. nouveau riche — новый богач) - быстро разбогатевший человек из низкого сословия.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Пятница, 16.10.2009, 00:18
 
konfettiДата: Пятница, 16.10.2009, 02:16 | Сообщение # 4
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
И где же продолжение????Хочууууу........мне понравилось!Хотя это и пошло)))Но интересно,сколько же им времени понадобиться,чтобы образумить друг друга)))) cool eyas
Camomile, спасибо за фанф!В очередной раз! clapping


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
CamomileДата: Пятница, 16.10.2009, 02:38 | Сообщение # 5
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Quote (konfetti)
И где же продолжение????Хочууууу.

Вот и продолжение.Просто главы большие и несколько глав не всегда помещаются в одно сообщение.

Глава 4

Белла

Уитлок, как я и предполагала, догнал меня сразу после моего ухода.
- Ты не можешь остаться с шефом сегодня, ты должна прийти на покер к Эмметту, - сказал он, и не ноющим тоном, как это сделал бы Ньютон. Он просто сообщил мне об этом, поставил перед фактом.
- И с какой стати я должна быть там? – спросила я.
Любому другому человеку в этой школе, я предложила бы катиться ко всем чертям, но мне нравился Джаспер.
Он был абсолютно не претенциозным и не делал ни малейшей попытки вписаться и все же… как раз благодаря этому он и вписывался.
То, что он ходил за покупками в Таргет и не тратил на стрижку по сотне долларов, делало его бунтарем в их глазах.
- Для этого есть очень много причин, моя наивная Белла, - сказал он, обвивая меня своей рукой.
От него пахло мылом и сандалом, не Поло, как от всех остальных носителей пениса в этой школе.
Под обычным школьным пиджаком и галстуком на нем была надета старая концертная футболка Doobie Brothers.
Мне нравился Джаспер, возможно он будет моим единственным союзником здесь.
- Просвети меня, Джаспер, - сказала я, не убирая его руку со своего плеча.
- Я хочу быть твоим другом, - пожал он плечами, - Ты знаешь, что такое Колман, ты любишь джин и, черт возьми, ты, возможно, единственный человек в этой школе, который ел фруктовую смесь из Таргета. Я думаю, мы можем стать лучшими друзьями.
- Я думала твои лучшие друзья Каллен и компания.
- Что и приводит нас к причине номер два.
- А?
- Ты хочешь Каллена, и он там будет.
Я не могла отрицать этого.
Поэтому сказала правду.
- Я не могу получить Каллена.
Джаспер рассмеялся.
- Конечно, можешь. Ему не до дискриминации, когда дело доходит до постели. К нему в штаны забраться намного легче, чем получить его номер.
Изумительно.
- Я не сомневаюсь в своих силах, - фыркнула я, - Я имею в виду, что я буквально не могу этого сделать.
- Почему? – спросил Джаспер.
Я не была готова к тому, чтобы раскрыть ему правду о Розали Хейл, поэтому я сменила тему.
- Почему бы тебе не ответить на один из моих вопросов?
- Валяй, - сказал Джаспер и поднял руку, которая была вокруг меня, так, что фляжка снова оказалась возле моих губ.
Я сделала быстрый глоток и позволила жжению в моём горле успокоиться, прежде чем я задала свои вопросы.
- Хорошо, Джаспер Уитлок, ты классный, симпатичный парень…
- Спасибо.
- Пожалуйста. В любом случае, эти люди восхищаются тобой, просто потому что тебе наплевать.
- Ты очень наблюдательна, Свон, продолжай.
- Я видела, как ты смотришь на Элис Брендон. Почему ты не попытаешься ничего сделать?
- Откуда ты знаешь, что я не пытался? – спросил он сразу же.
- Наблюдательность, помнишь? Я знаю, что Брендон для тебя еще не исследованная территория… но что я действительно не могу понять, так это… почему? Я видела, как большая часть женского населения школы смотрит на тебя: либо оскорблено, либо с вожделением… так что я догадываюсь, что ты прошел через большинство местных девчонок, а значит знаешь как добиться своего. Так что не так с Брендон?
- Я не барабанщик со склонностью к героину и псевдо альтернативной поп-группой.
- Я полагаю, что нет.
- Элис не спит с ребятами из школы. Элис не спит с ребятами из колледжа или женатыми мужчинами, или бас гитаристами или вокалистами… Элис спит с барабанщиками.
- Элис группи?
- Элис предпочитает термин страстный энтузиаст.
- Хмм… она была с кем-нибудь, о ком я могла слышать?
- Её последнее увлечение это придурок из Foo Fighters.
- Тэйлор Хокинс? – пискнула я, сама смутившись от того, что веду себя как малолетняя фанатка.
Джаспер застонал.
- Тэйлор Хокинс. Моё проклятье.
- Он ей нравится?
- Могу только сказать, что были повторы и… выступления на бис, судя по тому, что я слышал во всяком случае. Её отец большой человек в музыкальном бизнесе… она может с лёгкостью достать пропуск за кулисы и все такое.
- Вау.
- Не делай этого Белла, - предупредил Джаспер.
- Чего?
- Не позволяй им впечатлить тебя. В Академии это равносильно самоубийству.
- Хм. Спасибо за подсказку.
- Нет проблем. Ладно, я собираюсь быть болезненно честным с тобой.
- Давай, - сказала я, улыбаясь.
- Ты мне нравишься. Ты крепкий орешек. Я обнимаю тебя сейчас, не только потому, что мы теперь друзья, но еще и потому, что это бесит Каллена…
- Почему?
- Если мы собираемся быть друзьями, ты должна знать что я не люблю, когда меня прерывают…
- Хорошо, - сказала я, нарочно прерывая его.
Он улыбнулся.
- Я вывожу его из себя, потому что он хочет тебя… и ещё потому, что он постоянно напоминает мне о барабанщике из Foo Fighters…
- Вы просто очаровательно стервозная парочка, - снова прервала я его.
- Это так. Я просто подумал, что тебе стоит знать, что происходит.
- Спасибо. Почему ты решил, что Эдвард хочет меня.
- У него пунктик по поводу того, чтобы быть первым. Он утверждает, что все дело в гигиене, но на самом деле он просто хочет добраться до девушки вперёд меня. В Форксе я лучше всех в постели, я повышаю стандарты.
Я постаралась не обращать внимания на то, что за двадцать четыре часа это был уже второй парень, который утверждал, что в этой школе он лучше всех в постели.
- Прошу прощения? Что заставляет тебя думать, что будет второй, не говоря уже о первом?
- Ты провела лето с Ньютоном. Ты не удовлетворена, - сказал он.
- Забавно. У меня нет привычки, брать количеством. Передай своему другу, что он может забыть обо мне.
- Ты читала Тропик Рака в классе. Ты умеешь хорошо проводить время. И не надо злиться на меня, я просто рассказываю тебе, что да как. Как я уже сказал, ты мне нравишься…
- Ты используешь меня, чтобы позлить Эдварда.
- Что не значит, что ты не можешь мне не нравится. И я рассказал тебе о том, что делаю. Это должно как-то считаться.
Я обдумала его слова.
В чем-то он был прав.
Потом я обдумала то, что он сказал про Эдварда.
Он хотел меня.
Я хотела этого.
Черт.
Если он будет пытаться… и я буду отказываться… это может меня убить.
Джаспер остановился перед входом в мой класс.
- Хорошо, Джаспер. Я позволю тебе использовать меня, чтобы позлить Эдварда, но только потому, что я люблю трогательные истории о безответной любви… и ты определенно неудачник в этом. Но… разве вы не что-то вроде друзей на всю жизнь или как?
- Да. Но мы любим доводить друг друга.
- Все равно…
- Эй, почему ты не можешь быть с ним? У тебя есть парень где-то в пустыне или что?
- Нет…
Как раз в этот момент подошла Розалии, и её ледяные голубые глаза переместились с меня на Джаспера и обратно.
- Боже мой, Уитлок… ты определенно помогаешь нашей новой студентке освоиться… а я то думала этим займется Эдвард.
Она подмигнула мне и ушла.
Извращенная сука.
Джаспер проследил за тем, как она ушла, и повернулся ко мне, прищурившись.
- Ааа… мне стоило догадаться, - вздохнул Джаспер, - Что она сделала? Как она смогла заставить держаться от него подальше?
- Что?
- Не изображай дурочку, тебе не идет. Она хитрая стерва. Я люблю её до смерти, но она играет людьми ради развлечения. Как она добралась до тебя?
Не было смысла что-то отрицать.
- Я переспала с её парнем вожатым в летнем лагере, который, кстати говоря, совершенно не напоминает цивилизацию. Она несправедливо обвиняла меня в том, что я не могу держать свои ноги вместе, я, конечно, опровергала это, и она сказала, что никто не может противиться Каллену. Обычно мне наплевать, что думают другие, но… черт, она просто – я ненавижу её. Я должна была доказать, что она не права.
- Ты понимаешь, что ты можешь просто заполучить его и забыть обо всем этом?
- И позволить этой суке злорадствовать по этому поводу все оставшееся время моего и без того выдающегося пребывания в школе? Я так не думаю.
- Он не сдастся. Просто чтоб ты знала.
- Ну, я тоже не отступлю.
- Посмотрим.
Подошел Эдвард, его галстук был ослаблен и верхняя пуговица на рубашке расстегнута.
Я почувствовала, что мои ноги уже начинают раздвигаться.
Черт.
Эдвард что-то напевал себе под нос и улыбался Джасперу, так же как за обедом… снова Foo Fighters, только теперь я понимала, в чем дело.
- У тебя здесь урок? – спросил он меня.
- Да, - сказала я, не в состоянии посмотреть на него.
Джаспер обнял меня и поцеловал мою макушку.
Я обняла его в ответ, не зная, что этим еще больше подожгу Эдварда.
Его губы сложились в кривоватую улыбку… и я знала, что обычно это все, что ему было необходимо, чтобы заставить девушку сбросить свои трусики.
- Я должен идти на урок, увидимся на покере, сука, - сказал Джаспер Эдварду, - Ты привозишь виски, я привезу Беллу.
Эдвард прищурился.
- Захвати меня. Мне нужно, чтоб меня кто-нибудь подвез.
- Разве доктор не купил тебе новую машину?
- Да, но я забью на это и посижу в твоём сраном Понтиаке ради того, чтобы меня не поймали за вождением в нетрезвом виде.
- Иди к черту.
- Увидимся в девять, - улыбнулся Эдвард, а по дороге в класс его рука оказалась на моей спине.
Это послало волну дрожи к моим ногам и моё сердце забилось быстрее.
Мне пришлось отскочить, прежде чем я проиграю Розали в чулане для швабр.
- Я заставляю тебя нервничать? – ухмыльнулся Эдвард.
Я попыталась изобразить презрение, но губы дрожали.
Я быстро нашла парту между двумя девушками, которых видела в ванной в доме Эмметта прошлым вечером.
Не то, чтобы я испытывала к ним какие-то теплые чувства, но если я не буду окружена, Эдвард попытается сесть рядом со мной, а мои чувства к нему были слишком уж теплыми.
- Это место занято, - сказала Лорен с улыбкой и ядом в голосе.
- Я не знала, что на истории можно занимать места заранее, - сказала я презрительным тоном.
- Нам можно. Проваливай, - сказала Джессика.
- Все в порядке дамы, но в любом случае спасибо, - сказал Эдвард, улыбаясь им и садясь в ряду позади нас.
Я получила по раздраженному взгляду с обеих сторон и закатила глаза.
Эдвард сел за парту прямо за мной и придвинулся ближе до тех пор, пока я не почувствовала легкий удар, с которым его парта соприкоснулась с моим стулом.
Я продолжала смотреть вперед и удивила сама себя, когда улыбнулась, увидев зашедшего в класс Эмметта.
В его большой руке легко умещалась всего одна книжка, а другую он использовал, чтобы хлопнуть по косяку дверного проёма, когда заходил.
Он сверкнул широкой улыбкой с ямочками в комплекте в мою сторону, проходя мимо и ударяя кулаками с другими ребятами и подмигивая девчонкам.
Он приостановился около ряда, где сидела я со своими невольными друзьями.
- Черт. Кстати говоря о дьявольском трио… мило.
Я услышала, как Эдвард тихо засмеялся позади меня.
- Оу, - всё, что произнесла в ответ Джессика, поглядывая на меня краем глаза.
Пфф, как будто я бы её выбрала.
- Не злись на Би, Джесс. Она мне нравится, - сказал Эмметт и протянул руку, подняв одним пальцем мой подбородок, - Держи голову выше, - сказал он, цитируя Тупака.
Я не могла не улыбнуться.
Он подмигнул в ответ и плюхнулся позади меня, рядом с Эдвардом.
Учительница, наконец-то, сжалилась надо мной и начала урок.
Я открыла Тропик рака и приготовилась к еще одному бесконечному часу.
Эдвард, похоже, не заметил или просто не беспокоился о том, что шла лекция, потому что я внезапно услышала, как что-то скребет мой стул, и почувствовала его теплое дыхание рядом со своей щекой.
- У тебя проблемы? – прошипела я.
- Нет. Миллер? – спросил он, и мне стало щекотно от его дыхания, а его запах был таким сильным и таким приятным.
- Да, - прошептала я, - Ты не мог бы отодвинуться, пока на меня не начали кричать?
- О, Смит не будет кричать.
- Если ты будешь разговаривать во время её лекции, она может.
- Мы в данный момент сидим в крыле имени Каллена. Мой отец платит этим людям, чтобы они позволяли мне делать всё, что мне заблагорассудится, хотя он называет это помощью обществу.
- Мило. Ну так мой отец коп и принадлежит к среднему классу общества, а я здесь за счет фонда доверия и на меня могут накричать, так что…
- Я совсем не это имел в виду.
- Конечно.
Я почувствовала, как его палец мягко завел за ухо прядь моих волос, и он придвинулся еще ближе.
- Белла… я, правда, совсем не это имел в виду, - прошептал он, - … правда.
И его голос звучал так искренне и с сожалением, и может даже… ласково?
Но потом я вспомнила, что сказала Розали… он может ласково уговорить снять трусики даже Мать Терезу.
- Все в порядке, - сказала я сухо, и это было так, я не была оскорблена его замечанием, это была просто констатация факта… однако, я позволю ему думать, что он меня оскорбил, потому что тогда он, может, будет держаться от меня подальше, и у меня хотя бы будет небольшой шанс выиграть спор с Розали.
- По тебе не скажешь, что все в порядке.
Я быстро повернула голову и улыбнулась, но не сразу осознала насколько близко он находился… кончики наших носов соприкасались.
Он не отодвинулся, просто склонил голову на бок, в идеальную позу для поцелуя.
Моё дыхание остановилось, и я придвинулась чуть ближе, забывая о Розали, забывая о том, что я была на уроке, забывая обо всем кроме его белых зубов и его, идеально очерченных, губ, и его ослабленного галстука.
- Апрель 1961, - сказал он, а потом исчез из моего поля зрения, и я услышала, как две задние ножки его парты со стуком вернулись на пол.
Что?
Я совершенно ничего не понимала.
- Спасибо мистер Каллен, - раздался голос миссис Смит из передней части аудитории.
Она задала ему вопрос, и я даже не заметила.
- Я еще не закончил, - сказал Эдвард, - Хотя начало «Бухта свиней» действительно было официально положено именно тогда, с разрешения Кеннеди конечно, если мы хотим быть более точными, а мы должны, потому что это, в конце концов, важная часть Американской истории, это вице президент Никсон предложил этот план, который на самом деле был скромно составлен Эйзенхауэром.
- Спасибо мистер Каллен, - вздохнула Смит, и было видно, что она уже жалела о том, что вызвала его, настолько же сильно насколько и я.
- Я еще не закончил, - сказал он снова.
- Мы двигаемся дальше, - сказала она.
- Я, правда, думаю, что мы должны уделить этому больше времени, - настаивал Эдвард, самодовольным и покровительственным тоном.
- Сегодня первый день, Эдвард. Мы просто разбираем учебный план.
- Как вам угодно, я просто думаю, что это славное заведение должно поддерживать свою репутацию, - сказал Эдвард.
- Я думаю я справлюсь, - сухо ответила Смит.
- Если вы уверены, то я тем более, - сказал Эдвард, я услышала улыбку в его голосе.
- Двигаемся дальше, - сказала Смит, явно раздраженная тем, что ей приходится терпеть этого дьявольски образованного для своих семнадцати лет умника.
Остаток урока тянулся долго… как и остаток дня.
Эдвард больше не разговаривал со мной, и это было именно то, чего я хотела… я думаю.
Он слегка улыбался, когда я проходила мимо него в коридоре и предательская часть меня хотела с ним заговорить.
И именно эта предательская часть не противилась, когда Джаспер объявился у моего дома этим вечером в 8:45 на своём Понтиаке, чтобы отвезти меня на знаменитый покер, о котором я столько слышала.
Предатель внутри меня, кроме того, решил одеть короткую джинсовую юбочку и старую классическую кофточку, которая была белой, тонкой и практически абсолютно прозрачной… но на рукавах фонариком там были кружева, что делало наряд более милым… или я просто пыталась таким образом себя оправдать.
Оказалось, что Чарли вышел в дополнительную смену, чтобы охранять спокойствие добропорядочных граждан Форкса, и мне было абсолютно нечего делать, а значит нечем отмазаться перед Джаспером, когда он подъехал с орущим из динамиков его дурацкой машины Кенни Логинсом.
Я забралась внутрь и приподняла бровь.
- Никогда бы не подумала, что ты фанат Логгинса.
- Всему своё время Свон… сегодня покер. И я никогда бы не принял тебя за любительницу подразнить, и вот ты сидишь полуобнаженная, без малейшего намерения подпускать кого-либо.
- Похоже, нам многое предстоит узнать друг о друге, - сказала я.
- От тебя будет много неприятностей, - вздохнул он, отъезжая от моего дома.
Мои глаза чуть не вылезли из орбит, когда я увидела вдали дом Эдварда.
Конечно, он жил в предместье Форкса, этот дом сам по себе был больше чем Форкс.
Джаспер воспользовался ручной задвижкой для окна, опустил его и потянулся, чтобы нажать кнопку на домофоне, который висел с наружной стороны чугунных ворот.
- Ты меня разыгрываешь? – спросила я.
- Эта семья получает удовольствие от претенциозности. Его отец лучший пластический хирург в Соединенных Штатах… что означает, что он фактически живет в Лос-Анджелесе… но его новая жена настаивает на том, что она чувствует себя в большей безопасности, когда есть ворота, потому что в Форксе столько преступности. Лично я думаю, что с воротами она чувствует себя богаче.
- Понимаю.
- Я слышу тебя, придурок, - раздался из домофона голос Эдварда.
- Я знаю, - сказал Джаспер, - впусти меня, сука.
Мы проехали почти целую милю по подъездной дорожке и вылезли из машины.
Джаспер прошел сквозь тяжелые двери, и я последовала за ним.
Я могла слышать своё дыхание, потолок был, возможно, высотой с дерево у меня на заднем дворе и все было… стерильным.
Я уже собиралась сказать Джасперу, что подожду снаружи, когда я увидела, как из-за угла вышла, как я предполагала сестра Эдварда, её шлепанцы на каблуках громко стучали по мраморному полу.
Я постаралась не засмеяться над тем, как нелепо выглядела эта девушка.
Её русые волосы были волнами уложены у неё на голове, на её лице не было ни миллиметра без макияжа, и на ней были огромные украшения, не смотря на то, что она была одета в розовую ночнушку, которая выставляла на показ её фальшивую грудь, достающую до её подбородка… шелковый халатик, одетый поверх её короткой ночной рубашки, подходил к её шлепанцам на шпильках.
На её пальце был камень размером с мой кулак, и в руке она держала бокал искрящегося шампанского.
- Джаспер дорогой! Ты пришел поиграть с Эдвардом? – спросила она, наклоняясь, чтобы поцеловать кончик его носа.
- Здравствуй Таня.
- Джаспер, ты же знаешь, что мне более комфортно, когда ты называешь меня миссис Каллен.
- Хорошо… Эй, миссис Каллен, помните то время, когда я только перешел в среднюю школу, а вы её заканчивали и мы вместе ходили на физкультуру? Вы тогда разрешали мне называть себя Таней.
- Не умничай, - проурчала она и провела рукой по спутанным волосам Джаспера.
О, черт.
Эдвард вошел в комнату, влажные волосы спадали вниз… и я чувствовала его тепло и запах мыла после душа, из которого он только что вылез.
На нем были выцветшие джинсы, и он на ходу застегивал последние несколько пуговиц своей белой рубашки.
- Ты должен был дождаться мамочку, чтобы помочь тебе привести себя в порядок, Эдвард. Я надеюсь, ты помыл за… ушами.
- Я думаю, я позаботился обо всем, - сказал Эдвард, - Увидимся позже.
- О, вы уходите, - надулась миссис Каллен, - Почему вы никогда не играете здесь?
Эдвард начала заворачивать рукав до локтя и посмотрел на свою приёмную мать, приподняв бровь.
- Я приду позже.
- Не заставляй меня наказывать тебя, Эдвард, - сказала она, соблазнительно улыбаясь и поправляя его воротничок, совершенно не материнским жестом.
- Таня…
- Я просила тебя, называть меня мамочкой.
Мои глаза чуть не вылезли из орбит.
Это была самая странная ситуация, которую я когда-либо видела.
Эдвард легко схватил её за запястья, которые все еще были рядом с его шеей.
- Я буду дома позже, мамочка, ты можешь заправить моё одеяло сегодня.
Она поцеловала уголок его рта.
- Хороший мальчик, - сказала она и ушла, стуча каблуками.
Я стояла в ступоре, в то время как Джаспер и Эдвард разразились смехом.
Меня запихнули на заднее сиденье Понтиака, пока я слушала, как Эдвард и Джаспер разговаривают, пытаясь собраться с мыслями и задать свои вопросы.
- Тяжкий труд Карлайла окупается сполна, - сказал Джаспер.
- Это одна из его лучших работ, - согласился Эдвард.
- Симметрия просто изумительная, - сказал Джаспер.
- Он тоже так думает. Именно поэтому они так явно выставляются на показ.
- Напомни мне поздравить Карлайла с отлично проделанной работой в следующий раз, когда он будет в городе, - сказал Джаспер.
- Обязательно.
- Погоди… это была твоя мачеха?
- Поправка, - сказал Эдвард, опуская заслонку от солнца с зеркальцем, чтобы иметь возможность смотреть на меня, и я увидела его пронзительно зеленые глаза, - это моя четвертая мачеха и бывшая одноклассница, или как она предпочитает, Мамочка.
- Она что какая-то извращенка? – спросила я.
Эдвард и Джаспер рассмеялись.
- Конечно, - сказал Эдвард, - но кто сейчас не извращенец?
В чем-то он был прав, подумала я, глядя вниз на мою дразнящую кофточку.
- Ты что, спишь с ней? – спросила я, потому что у меня было такое чувство, что с ними все было возможно.
- Нет, - сказал Эдвард более чем оскорбленным голосом, - Она моя мачеха. Господи, и ты называешь других извращенцами.
- Уф, но я не ошиблась, заметив вызывающе очевидные сексуальные намеки.
- Нет, не ошиблась, - признал Эдвард, - Она любит играть, ей это доставляет удовольствие.
- Но зачем ты подыгрываешь?
- Прошу прощения, но ты что плохо её рассмотрела? – вклинился Джаспер, - Плюс, она умная стерва. Она сумела соблазнить Карлайла, богатого пластического хирурга, который проводит большую часть года на другом конце страны, и она выбрала его за бесплатный силикон, ботокс и юного денди сына. Она получила лучшее от двух миров.
- Это так… и я подыгрываю потому что, во-первых, она готовит чертовски вкусный завтрак, во-вторых, она ходит по дому топлесс, когда мы оба делаем вид, что я этого не вижу, и, в-третьих, мне её жаль. Педро на сезонном отпуске, и ей одиноко.
- Кто такой Педро? – спросила я.
- Парень, который следит за бассейном, - сказал Эдвард, - Он работает только летом, Свен, садовник, приходит весной, и Мамочка играет в свои игры всю зиму и осень.
- Она спит с ними? – спросил я.
- Спит? – спросил Эдвард, ерзая на сиденье и доставая что-то из заднего кармана, - Нет. Но она трахает их довольно часто.
Я незаметно вытянула шею вперед и увидела, что Эдвард вытащил деньги из зажима, толстую хрустящую пачку денег.
Я не думаю, что когда-либо в своей жизни видела столько… и он просто готовился к школьному покеру.
- Можешь с тем же успехом, передать мне их сейчас, сука, - сказал Джаспер, пока Эдвард проворно подсчитывал деньги.
- Мечтай, бедняжка. Я сегодня зажгу, я это чувствую.
- Эта Таня… все это просто… аморально, - сказала я, меня всё еще передергивало от отвращения.
- Мы все здесь аморальны, Белла. Добро пожаловать в Форкс, - сказал Эдвард и захлопнул заслонку.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
ТираДата: Пятница, 16.10.2009, 13:08 | Сообщение # 6
Группа: Пользователи
Сообщений: 4

Статус: Offline

Награды:


Думаю Эдвард соблазнит Беллу. babl
 
CamomileДата: Суббота, 17.10.2009, 02:29 | Сообщение # 7
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 5.Часть 1.

Эдвард

Мне предстояла долгая дорога к дому Маккарти. Что ж, будет время мысленно подготовиться. Прошло больше года, с тех пор как мы начали играть в эту игру. Элис знала свое дело, она умела окружить себя людьми, которые любят веселиться, всегда могла организовать небольшую веселую вечеринку. Хорошая музыка, аппетитная еда и, конечно же, отличная выпивка. И не смотря на то, что Эмметт ненавидел проигрывать мне, кузен Элис наслаждался каждой минутой подобных сборищ.
Я был бессменным чемпионом в покере. Никто не мог выиграть у меня. Что, однако, не останавливало некоторых смельчаков от безуспешных попыток сделать это.
Именно по этой причине далеко не многие решались садиться за наш стол – на кон ставились слишком большие деньги. Многие студенты Академии Форкса пытались выиграть у нас, и, как правило, уползали с поджатым хвостом, поруганным достоинством и пустым бумажником.
Выигрыш я обычно складировал на полке в гардеробе. Бешеные деньги. Да, мне еще очень не скоро понадобиться мой банковский счет, для того, чтобы в бумажнике была наличка.
Я открыл дверь Понтиака нарушая тишину ночи скрипом старых дверных петлей. Из дома доносилась мелодия какой-то инди группы, судя по всему новое увлечение Элис. Несколько девчонок болтали между собой перед входом в дом, вероятно, дожидаясь меня и Джаспера.
Он взял Беллу за руку и повел ее в дом, тогда как я следовал за ними. Я хотел прожечь его спину своим взглядом. Это зашло слишком далеко. Ублюдок.
- Дамы, - побормотал я незнакомым сучкам, которые бросали на меня голодный взгляды. Неделю назад я бы затащил одну из них в кровать.
К сожалению, сейчас я должен был сосредоточиться на одной юбке, которая была прямо перед моими глазами. Это я, а не Джаспер, должен наклоняться к ее ушку, шептать всякие глупости, хихикать вместе с ней и ощущать все ее чувственные прикосновения.
Твою мать.
Как только мы переступили порог дома, к нам подскочила Элис и увела Беллу за руку, похоже, эти двое отлично спелись. Я наблюдал за их танцем, руки поднимаются над головами, бедра двигаются в такт музыке. Прекрасную картину заслонил Эмметт, укладывая свои руки нам с Джаспером на плечи.
- Ну что джентльмены, устроим соревнование? – спросил он. Мы все пристально посмотрели на двух танцующих девушек.
- Белла, - произнесли мы одновременно. Объяснения не требовались. Победитель первым трахнет новую девчонку.
Как же хорошо быть бессменным чемпионом.
- Не думаю, что сегодня твоя ночь, чувак, - уверенно заявил мне Джаспер, направляясь к столу. За другими столами играли наши подражатели, там ставки были значительно меньше. Среди них я заметил и Ньютона. Он бросал в сторону Беллы хмурые взгляды, очевидно понимая, что она с НАМИ. Извини, Ньютон, у тебя был шанс. Ты оказался не достоин ее. Понимаю, правда ранит.
- Время начать чертову игру, - объявил Эмметт, занимая свое обычное место, справа от дилера, которым, кстати, всегда была Элис, рядом с мини-баром. Непонятно откуда появилась какая-то девица и вручила ему его привычный виски с колой. Когда она к нему наклонилась, он начал целовать ее шею, ухмыляясь и демонстрируя ей свои убийственные ямочки на щеках. После чего, она, пошатываясь, удалилась прочь, что-то возбужденно шепча своим друзьям.
Прикуривая сигару, Элис уселась за стол, на голове у нее был зеленый козырек дилера. Я заметил, что Розали еще не пришла, и очень надеялся, что она не успеет к началу игры. У нас были очень строгие правила - опоздавший в игре не участвовал. В то время как ко мне подсаживалась Джессика, я, сузив глаза, наблюдал как Белла пробирается к столу. Черт, я надеюсь, она не усядется к Джасперу на колени, такое дерьмовое развитие событий меня просто доконает.
- Белла, - обратился к ней Эмметт, самодовольно демонстрируя ей свои ямочки на щеках. Она в ответ сексуально ухмыльнулась. Черт, она горячая штучка.
-Эмметт, - промурлыкала она, присаживаясь к нему на колени. Глаза его стали дикими, он очень удивился ее поведению. И уж поверьте мне на слово – этого прежде никогда не случалось, ничто не способно удивить Эмметта Маккарти, особенно какая-то девица.
Однако Эмметт довольно быстро взял себя в руки. Тем не менее, Джаспер тоже заметил его секундное замешательство. Да, эта карточная игра обещает стать самой интересной из всех, что у нас были.
- Ты мне принесешь сегодня удачу? – спросил он, понижая голос. Он пытался произнести это соблазнительно, и я не могу сказать, что его попытки не увенчались успехом.
- Да начнется игра, Большой Папочка, - проговорила она, когда ее пристальный взгляд не покидал его глаз. С этими словами, она опустила свою руку в вырез блузки … и бросила кости на стол.
Несколько секунд на его лице был отсутствующий взгляд, а потом он громко захихикал:
-Ты не представляешь себе, как мне нравиться, когда ты зовешь меня Большим Папочкой. В ответ она лишь рассмеялась, отбрасываю назад голову, они словно играли друг с другом. Черт бы его побрал.
- Ты должна сесть рядом со мной, - сказал он, похлопывая свободный стул. Мои глаза сузились, пока я наблюдал за тем, как она чинно усаживается и демонстративно достает наличные.
- Откуда наличка? – спросила Элис. – Транжиришь свой грант.
- О господи, вы богатенькие ублюдки такие противные, - как ни в чем не бывало ответила Белла, отдавая наличные Элис. Та проворно их пересчитала и передала ей стопку фишек. Каждый из нас расставил свои фишки и заказал любимую выпивку. Какая-то девица передала мне бокал, я даже не удосужился посмотреть в ее сторону.
- Джентльмены, так как сегодня у нас новый игрок, предлагаю начать с облегченного варианта, - сказала Элис, улыбаясь Белле. – Сдаем по пять карт, никаких особенных карт.
- Ребята, не напомните мне правила? – спокойно спросила Белла. Я пристально посмотрел на нее; либо эта девчонка совсем бесстрашная, либо понятия не имеет, какие здесь делаются ставки. Это серьезная игра. Стэнли вообще не должна бы здесь находиться, но уж слишком сильно она запала на одну задницу (мою), кроме того, она пыталась казаться такой же популярной, какими были мы.
Эмметт начал усиленно трясти головой, все парни стали за ним повторять. Это был наш ритуал. И едва ли кто-то осмелиться противоречить Большому парню.
Эмметт уже хотел начать постукивать по столу для пущего эффекта, когда вместо него этот трюк начала проделывать Белла, немало нас всех удивив. У него начали подниматься брови, когда он одобряюще посмотрел на нее. Продолжая махать головой, он перевел свой взгляд на меня и Джаспера, и я смог прочитать по его губам: «горяча». Да, она была очень горячей. Она начала махать головой, от чего ее волосы задевали Эмметта, это приводило его в полный восторг. Косые взгляды Джессики, полные отвращения, она не замечала. Готов поспорить, запах от Беллы исходит изумительный. Делая глубокий вдох, я вспомнил, как дразнил ее сегодня утром. От этого воспоминания, я заерзал на месте, тепло кожи, которое я ощутил, прикоснувшись к ее лицу своим носом, было так свежо в моей памяти. Какое сладкое воспоминание. Сладкое еще и потому, что на ней был кружевной бюстгальтер, который я смог рассмотреть в вырезе ее блузки. Господи, спасибо тебе за униформу Академии Форкса.
Именно в этот момент в комнату ворвалась Роуз, скорее всего она слышала, что Эмметт уже начал свой ритуал, а значит, отлично понимала, что у нее серьезные проблемы. Она заняла последнее свободное место за нашим столом, быстро извинилась и кинула нашему дилеру пачку наличных.
- Ты знаешь правила, Роуз, - прорычал на нее Эмметт. – Не прерывать Большого парня.
- Иди на хрен, Маккарти. Ты еще не стучал руками по столу. Кроме того, я была на собрании в школе, которое длилось дольше, чем я предполагала, - выдохнула она, сузив глаза на его соседку.
- Все это чушь собачья, Хейл. Правила есть правила.
- Ох, да ладно тебе, Большой папочка, - сказала Белла, укладывая свою руку ему на предплечье. По телу парня пробежала дрожь, когда он посмотрел на руку девушки. Ее глаза, практически полные поклонения, были устремлены к его лицу. Блин, ну это уже просто не честно; как можно отказать кому-то, кто смотрит на тебя этими огромными карими глазищами?
- Ладно, Роуз. Если Белла хочет, чтобы ты играла – играй. Кто я такой, чтобы отказывать новенькой? – вздохнул он с улыбкой. Белла в упор посмотрела на Розали, от чего у последней глаза наполнились злостью. Черт, а ведь Белла нарочно так поступила. Я разобьюсь в лепешку, но узнаю, зачем она так сделала. Бедняга Эмметт даже не замечал, что с ним играют как с котенком.
Думаю, мне стоит показать ей, как выигрывают в покер. Я мог бы даже дать ей фору. В конечном счете, победа от этого будет только слаще.
- По коням, чувак, - толкнул меня Джаспер в ребра. Я задумался, и, слава богу, мой мечтательный взгляд был направлен не на Беллу. К несчастью он был направлен на Джессику, которая, судя по всему, расценила этот взгляд как некое приглашение, потому что начала прижиматься ко мне еще сильнее. Боковым зрением я заметил, что Белла с Эмметтом уютно наклонились друг к другу, по крайней мере, недоволен этим был не только я, но и Джаспер. Тот факт, что это соревнование за новенькую заботило еще кого-то, меня порадовал.
Я взял свой бокал со скотчем и поболтал в нем лед, после чего залпом осушил его. Да, кажется, ночка будет длиной.
После пяти игр моя улыбка уже не могла быть шире. Эмметт был полностью раздавлен и сейчас ставил свои последние деньги. Наверное, соседство с Беллой, которая то и дела вертела головой, задевая своими волосами Эмметта, и вздыхала, рассматривая свои карты, довольно сильно его отвлекало, потому как он снова и снова проигрывал. Один раз Белла наклонилась к нему, показывая свои карты, глаза парня метались между картами и ее грудью, я лишь раздраженно наблюдал за ними. Я не был уверен в том, были ли у нее скрытые мотивы, потому как она подчистую проигрывала. К тому моменту она лишилась половины своих фишек. У Джаспера дела шли не плохо, но не так хорошо, как у меня. Я пасовал лишь однажды, и только по тому, что мне не повезло с картами.
- Я пас, сказала Белла, безразличная кидая перед собой карты. Она не показала их, но я знал, что у нее на руках были дерьмовые карты. Бедная девочка. Позже я смогу тебя утешить.
- Рыдайте, - самодовольно проговорил я, показывая свои карты. Все простонали, когда увидели, что было у меня на руках. Мои. Все мои. Я сгреб свои выигрыш и облизнул палец, аккуратно раскладывать фишки по цветам. Мне нравилось быть задиристым во время игры, мне это шло. Я словно говорил всем: «Меня ничто не остановит, и все это знают. Я бы даже порадовался, если бы кто-то бросил мне серьезный вызов».
И мне его бросили. Через час.
Невероятно.
Сейчас даже музыка соответствовала странному развитию событий, в начале эта ночь обещала принести мне очередную победу, а сейчас грозила обернуться полным провалом.
Голосил, естественно, никто иной, как Эмметт.
- I’m a hustla, baby. I just want you to know… – оживленно напевал Эмметт, захватывая карты, которые ему раздала жизнерадостная Элис.
Я взглянул на свои карты, красота. Роял стрит. Почти флеш. С первой раздачи. Черт, а я везунчик.
Стэнли уже проиграла все свои деньги и сейчас была занята тем, что приносила мне выпивку, после того, как я выпивал очередной бокал. За другими столами игра уже закончилась, поэтому сейчас все следили за нами. Выпивая. Болтая. Короче, занимаясь тем, чем обычно занимаются богатенькие подростки в отсутствие родителей. Все как всегда.
Розали, была не очень хороша в покере, поэтому свои последние деньги она проиграла Белле. Вот идиотка. Она не была достаточно умна для этой игры, чтобы вовремя пасовать или вообще уйти. Даже после того, как у нее не осталось денег, она все еще сидела за столом, с завистью наблюдая за игроками, дура. Потягивая свой Камикадзе, Роуз шептала что-то грубое Элис, небось, что-нибудь про Беллу говорила.
Джаспер поставил свои последнее фишки на эту игру, Эмметт от него почти не отставал, а вот Белла неожиданно начала неплохо играть и сейчас рядом с ней стоял аккуратный столбик фишек, но все же я ее опережал.
- Ох, вот дьявол. Может, откроем карты и закончим. Мне уже надоело, - сказала Белла, зло отпихивая фишки. Конечно, почему бы и нет? Победа будет еще слаще, если я выиграю непосредственно у нее. Видимо удача новичка от нее все-таки отвернулась.
- Ну, почему нет. Мы могли бы заняться чем-нибудь более интересным и приятным, - ухмыльнулся я ей, наклоняя вперед и выкладывая свои карты. Она округлила глаза и подняла брови, на лице ее играла дьявольская ухмылка.
О, нет…
Увидев эту ухмылку, я вся понял.
Мне не нужно было смотреть на ее карты, я и так уже знал, что проиграл.
Блеф. Она блефовала.
У нее был Фулл Хаус; Дамы против Королей.
Твою мать.
Я проиграл.
Я очень много проиграл.
Я пытался скрыть свой гнев. Правда пытался. Но Эмметт взвыл, подпрыгнул на своем месте, подхватывая Беллу, и начал танцевать от радости. Все вокруг нас замолчали, наблюдая за довольной Новенькой, она смеялась и «давала пять» тем, кто стоял вокруг нее. Потом я услышал, как кто-то прокричал «Каллен проиграл», и ему вторили – «Каллен проиграл Новенькой».
Она только что стала одной из самых популярнейших девчонок нашей школы. Она сидела за самым Крутым Столом и она победила.
И если и есть кто-то, на кого чуваки западают сильнее, чем на горячих девчонок, так это горячие девчонки, которые умеют играть в покер. Ее выпивка. Все это время они с Джаспером пили джин с тоником, я мог поклясться, что она была пьяна.
Но возможно я ошибался. Такое случалось крайне редко, но когда случалось, всегда выходило мне боком.
И кстати, на эту последнюю чертову игру, я поставил все свои деньги.
И это меня просто бесило. Я чувствовал себя неудачником. Я проиграл новому игроку.
Я видел, как Эмметт касается ее. Одна его рука обнимала ее, устроившись на ее заднице. Поскольку на ней была короткая юбка, я отлично мог себе представить, куда Эмметт запустит свои руки. Да, он любил залезать девчонкам по юбки.
Другой рукой он подхватил ее под коленки и раскачивал из стороны в сторону, «случайно» задевая ее ногами окружающих. Он начал быстро подниматься с нею наверх, я чуть стол не перевернул, когда вскочил от негодования. Нужно ему напомнить, что выиграла Белла, а не он, значит, и в нашем соревновании никто не победил.
Похоже, такие мысли были не только у меня, Джаспер тоже начал подниматься из-за стола, его взгляд был направлен на счастливую парочку. Неистово смеясь, Эмметт так торопился, что прыгал через две ступеньки. Неожиданно сладкий хрипловатый смех Беллы превратился в вопль, потому что Эмметт в порыве веселья и возбуждения не вписался в проход. Все собравшиеся внизу, чуть шеи не вывернули, наблюдая за происходящим; у многих на лицах читалась ненависть, ревность и страстное желание, когда парочка скрылась в большой комнате отдыха наверху.
- Эмметт! Какого хрена, отпусти меня! – услышал я доносившиеся сверху ее вопли. В первое мгновение у меня был единственный сумасшедший порыв спасти ее, но уже в следующую секунду заработал мой мозг, который советовал мне прикончить остатки гребаного скотча и поразвлечься с Джессикой Стэнли. Никакая смертельная опасность Белле не угрожала. И, скорее всего, она сейчас отлично проводила время.
А вместе с ней и Эмметт.
Этот факт меня вовсе не успокаивал.
Казалось, что Джаспера мучили те же мысли, но я не хотел думать еще и об этом. В конце концов, у него была Элис, которая к этому моменту сняла свой зеленый козырек и начала убирать со стола, Джаспер с готовностью бросился ей помогать, одновременно что-то ей рассказывая и улыбаясь, но, не касаясь ее. Слабак. Я схватил свою практически пустую бутылку спасительного скотча, направился к дивану и шлепнулся на него всем своим весом. Уже через несколько секунду Стэнли была практически на мне, подобрав под себя ноги и облокотившись на мое плечо. Я даже не пытался слушать, что она мне говорила, когда ее пропитанное алкоголем дыхание щекотало мне шею. Пытаясь выглядеть абсолютно безразличным, я повернул свою голову и посмотрел наверх.
Оттуда время от времени доносился баритон и лающий смех Эмметта, который сопровождался сладкой трелью радостной Беллы. Ей было весело с ним, черт побери. Девчонки любят веселых парней.
А не полупьяного, угрюмого Каллена.
Черт. Эдвард, идти и останови это.
И опять я не был одинок в своем порыве, Джаспер разделял мои чувства.
Я последовал за ним по лестнице, пока мы оба пытались выглядеть абсолютно безразличными к тому, что именно заставляет Беллу так смеяться.
Нахмурившись, Джаспер остановился в дверном проеме и прислонился к косяку, скрещивая руки на груди. Через мгновение, я встал с другой стороны дверного проема и понял, чем была вызвана подобная реакция друга.
На барной стойке в центре комнаты сидела Белла. Все ее внимание занимал Эмметт. Его руки блуждали по ее телу, заставляя тяжело дышать.
Когда я увидел эту картину, меня словно чем-то пронзили. Было абсолютно ясно, что он заставляет ее испытывать удовольствие. Я всегда знал, что Эмметт хорош в постели, в его послужном списке было довольно много девиц, рядом с которыми стояли галочки. Я не раз видел, как он целуется с какой-нибудь девчонкой, но никогда прежде меня это не заботило.
Нужно было уйти оттуда. Нехорошо было вот так там стоять, но, ни я, ни Джаспер не сдвинулись с места, словно мы не могли оторваться от какого-то изощренного порно. Не сговариваясь, мы не касались друг друга и не смотрели друг другу в глаза, следуя неписанным правилам совместного просмотра порнушки.
Она не обвила его своими ногами, но думаю, это не займет много времени. Он целовал ее шею, постепенно перемещая свои губы от подбородка к мочке уха. Он щекотал ее кончиком языка, от чего она начинала тихо смеяться и что-то нежно шептать ему на ухо. Из его тяжело вздымающейся груди начал вырываться хриплый смех, когда он услышал ее слова. Я почувствовал, как огонь ненависти пробежал по моим венам – я должен был быть тем человеком, кому бы она шептала на ухо. Мне стала интересно, что она ему сказала, если он так отреагировал. Может быть, говорила ему, как приятна на вкус его кожа, или каким мокрыми стали ее трусики от его прикосновений. Мне не раз говорили нечто подобное в порыве страсти, но еще не от кого я не хотел услышать эти слова так сильно, как хотел услышать их от Беллы.
Мои глаза следили за его рукой, я не мог видеть его правой руки, зато отлично видел, что левая лежит на ее талии, медленно двигается вверх вниз, задирая края ее блузки. Она будто специально надела на себя эту тонкую-тонкую материю, чтобы дразнить всех сегодняшним вечером. Руки Беллы переместились на его плечи, пальцы сильно сжимались, оставляя царапины на его коже. Я мог видеть красные следы, оставленные ее ногтями, они тянулись от его плеча к предплечью. Я мог слышать, как он шипел, пока она оставляла на нем царапины. Я знал, что завтра эти следы станут для меня ужасным напоминанием об ужасной ночи, и это меня бесило. Она накрыла его руки своими и начала двигать их вниз. Вниз по ее соблазнительным бедрам, к ее упругой попке. Наверняка там она очень мягкая и аккуратная. Господи, если все дойдет до того, что Маккарти будет доподлинно знать об отношении Беллы Свон к бритью, то я проиграл свое пари.
Когда его рука опустилась до ее колена, она слегка отстранилась и подняла голову; он посмотрел на нее, я видел, как его полные секса глаза встретились с ее вызывающим взглядом. Ее усмешка была полна порока, а в глазах читался триумф, она словно говорила: «Я только что поимела тебя в покере». Его рука поползла вверх. Вдоль ноги. Вдоль бедра, по мягкой коже. И, наконец, оказалась под юбкой. Она запрокинула голову, покусывая губы и закрывая глаза. Ее грудь начала тяжело вздыматься. В этот момент она казалась расслабленной и счастливой. Он наклонился к ней и стал целовать основание ее шеи. Он был с ней очень нежен. С ней он был далеко не тем Эмметтом, которого мы все знали.
Какого хрена она с нами делает?
Почему меня вообще это волнует?!
Я всегда был рад за своих парней, когда они находили себе новое развлечение. Конечно. Мне нравилось быть первым. Но, черт побери. Эта девчонка, она…она… я даже не могу описать это словами. Она выводила меня из себя. И она была такой горячей.
Какое странное сочетание.
В тот момент, когда он обхватил ее талию руками и приподнял, я осознал, что кусаю свои губы, а руки скрестились на моей груди. Она открыла глаза и пристально на меня посмотрела. Осознав, что я наблюдаю за ней, она кривовато ухмыльнулась, в то время как Эмметт водил носом по ее шее, а его руки накрыли ее груди. Он продолжал ласкать ее, тогда как она наблюдала за мной и за Джаспером. Я вспоминал о том, что он стоит рядом со мной, только когда ее взгляд покинул меня и переместился в его сторону. Мне не хотелось сейчас видеть Джея, достаточно того, что я умирал от желания прикончить Эмметта. Я не хотел ненавидеть еще и его. По правде говоря, я не должен был злиться ни на одного из них, ведь ничего необычного для нас не происходило.
Затащить девчонку в кровать.
Все это было таким глупым.
Черт. Я должен справиться с этим наваждения.
Когда я, наконец, повернулся к Джасперу, он находился в оцепенение. И не важно, что он любил Элис, он страдал тем же наваждением, что и я. Дьявол. Это все только усложняет.
Я должен отказаться от этого пари.
Отказаться?
Какого хрена.
Ни за что.
Эдвард Каллен никогда не отказывается от пари.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Суббота, 31.10.2009, 12:32 | Сообщение # 8
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


Проду,проду
 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 12:42 | Сообщение # 9
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 5.Часть 2.

Мои глаза сузились.
Пришло время быть последней сволочью. Девицам это нравиться, верно?
- Поменяла Ньютона на Маккарти? Неплохо. Ньютоны конечно короли спортивной экипировки, но Маккарти куда круче. Молодец, справилась на пятерку, - я вложил в этот вопрос столько презрения, сколько смог. Услышав меня, Эмметт простонал и переместил руки на барную стойку, на которой сидела Белла, отступая от нее на шаг. Белла же выпрямила спину, как только услышала мой ядовитый голос и фамилию «Ньютон». Мы встретились взглядами, видимо на моем лице читался явный вызов, потому что она сжала губы и спросила меня голосом полным ненависти:
- Прошу прошения?!
- Подумаешь, большое дело. Ты не первая, кто карабкается по социальной лестнице. Хотя должен признаться, ты преуспела гораздо больше других. Мои тебе аплодисменты, - с этими словами, я повернулся спиной и направился вниз по лестнице, сдерживая гнев.
- Чувак, это было жестко, - крикнул мне вслед Джаспер. Да, жестко. Я прекрасно это понимал.
Переступив через последнюю лестницу, я направился к бару. Слава богу. Ухмыляющаяся Джессика была там. Она протянула мне полный бокал и прощебетала: «Бедный мальчик. Капитан Уитлок опять тебя разозлил?». Ее тупость меня раздражала, но в руках у нее был мой любимый скотч. Дьявол. Может сейчас я походил на ненормального алкоголика, но мне это было просто необходимо.
- Спасибо, любимая, - ответил я ей, падая на диван. Все с завтрашнего дня, трезвость – норма жизни.
Где-то через час, я протрезвел. Меня мучили невеселые мысли. Джаспер помахал ключами от машины перед моим лицом, после того как уселся рядом со мной.
- Пора сваливать, чувак. И, приятель, … поостынь немного. По-моему ты действительно ее обидел. Это не хорошо. Не делай так больше.
Вот уж кто бы говорил. Я простонал и поднялся с дивана. Джессика и Лорен снова меня окружили, пытаясь увязаться за мной, но я слишком устал. К счастью для меня, они быстро отвязались и начали жаловаться друг другу на несправедливость судьбы, я лишь самодовольно ухмыльнулся, довольный тем, что девица, точнее две девицы, пытаются залезть в мою кровать.
Я нахмурился, когда понял, что Джаспер повезет домой не только меня, но и Беллу. Я был уверен, что она захочет остаться здесь, или, по крайней мере, ее подвезет Эмметт. Элис коснулась ее руки, прощаясь, она явно беспокоилась за Беллу. Чем Белла так расстроена? Конечно уж не моими словами.
До моего дома мы ехали в абсолютной тишине; я придержал для Беллы дверь, когда она пересаживалась с заднего сидения на переднее. Пробормотав спасибо Джасперу, я поплелся к своему дому. Я, конечно, не был совсем пьян, но и до совершенной трезвости мне было еще далеко. Выпив стакан воды, я стал подниматься наверх. В спальне отца горел свет. Зайдя в свою комнату, я молча разделся, попутно отмечая, что школьная отглаженная школьная форма аккуратно весит на спинке мое кресла. Ну конечно, мамуля заботиться о своем мальчике. Я быстро почистил зубы и плеснул на лицо холодной воды, пропуская через волосы свои мокрые пальцы.
- Ты повеселился? – услышал я голос мамули, которая зашла в мою спальню. Ну конечно, вечерний ритуал. Это было так ненормально, но уж очень забавно. Я лег на кровать, наблюдая, как она медленно подходит ко мне. Таня села на край кровати и аккуратно протянула свою руку к моему подбородку.
- Эдвард, Эдвард, ты такой неряшливый, - промурлыкала она, поглаживая мое лицо своими пальцами. Ох, она просто нелепа. Ну, это меньшее, что я могу сделать, что бы у нее не возникло желания поразвлечься с кем-то другим во время отсутствия моего отца.
- Мне, пожалуй, пора. Тебе необходимо выспаться. Спокойной ночи, дорогой, - сказала она, наклоняясь и целуя меня в лоб. Она задержалась на мгновение, и я ощутил аромат дорого лосьона, в глубоком вырезе я мог видеть ее грудь. Она всегда приходила ко мне в таком виде, и впервые у меня не возникло желания повалить ее на кровать. Ну, просто потрясающе. Теперь даже мои чертовы грязные импульсы были сосредоточенны на Белле.
- Спокойной ночи, мамуля, - сказал я ей, еле сдерживая смех.
Она поднялась с кровати и направилась к выходу, закрывая дверь, она послала мне воздушный поцелуй.
Все как всегда. Я перевернулся на подушке и начал истерично смеяться. Все еще посмеиваясь, я встал с кровати, чтобы взять книгу, и в следующее мгновение я чуть не наложил в штаны от испуга.
- За все свою жизнь я не видела ничего более нездорового, - проговорил сладкий голос. Повернувшись к своему открытому окну, я с изумлением наблюдал, как в него аккуратно залезает Белла. Я мельком увидел ее белые трусики, когда она перекидывала ногу через раму. Спрыгнув с подоконника, девушка встала рядом с кроватью. Ее руки уперлись в бедра, а в глазах читался вызов.
- Мда, сейчас я был бы рад иметь решетки на окнах, - сказал я ей, не пытаясь скрыть, насколько меня это забавляло. Это было просто невероятно, что она стояла передо мной. Ее волосы слегка растрепались от ветра. От карабканья по стене, ее лицо стало румяным, а дыхание сбивчивым. Тонкая блузка испачкана в нескольких местах, юбка слегка задралась. На моем лице медленно растянулась улыбка. Зачем она здесь?
- Какого черта ты здесь делаешь? – спросил я. Девица впервые залезала ко мне через окно, но определенно я был рад, что именно она это сделала.
- Карабкаюсь по социальной лестнице? – со злостью прошептала она. Ох. Похоже, она приняла это близко к сердцу.
- Вот как ты обо мне думаешь?- она сделала шаг мне навстречу и кажется, собиралась меня ударить.
Думаю, лучше извиниться.
- Ты об этом. Послушай. Извини меня. Я … был шокирован. Мне казалось, что ты не во вкусе Эмметта.
- И кто же, скажи на милость, в его вкусе? Кто-нибудь богатый? Стервозный? Блондинистый? Может кто-то похожий на председателя студенческого совета?
- Прости меня, Белла. У меня нет оправданий. Я просто ублюдок.
Видимо это охладило ее пыл.
- Да уж. Ты ублюдок. Почему ты так ведешь себя? И серьезно. Это был твоя мачеха? Почему ты миришься с таким поведением? Это же просто отвратительно.
- Но ей это так нравиться.
- Но… Фу. Ей надо завести ребенка или собачку, может тогда она найдет, чем заняться.
- Ты читаешь мои мысли.
- Хотя, вдруг у нее родиться мальчик. Бедный ребенок.
- Не будь такой вредной.
- Что? Будто сам ты так не считаешь.
- Да знаю я.
- И что дальше? – спросил я, пытаясь заполнить неуютную тишину.
- Что дальше? Мне нужно как-то попасть домой. Джаспер уже уехал.
- Извини? Ты хоть на часы смотрела?
- Смотрела, поэтому и тороплюсь домой. Завтра в школу. Если я не явлюсь домой, Чарли мне голову оторвет.
- Тебе стоило подумать об этом, до того как лезть в мое окно.
- Да уж. Просто… все это действительно было мне неприятно, Каллен. Почему-то, мне хотелось прояснить эту ситуацию, защитить себя. Немедленно.
- Похоже, кому-то нужно научиться контролировать свои сиюминутные порывы.
Она лишь фыркнула.
- Вот уж кто бы говорил.
- Разве я заявлял, что у меня нет недостатков. Говорю же – я ублюдок.
Это заставило ее ухмыльнуться, а мне захотелось ее поцеловать.
- Утром я тебя отвезу, а сейчас и с места не сдвинусь.
Вернувшись в кровать, я похлопал по подушке, которая лежала рядом с моей.
Мысль о том, что ее красивое лицо будет находиться рядом с моим, была весьма привлекательной.
- Ты серьезно? Ты думаешь, я лягу с тобой в одну кровать? – вопросительно подняла она брови.
- Ну, ты же хочешь спать?
- Хочу…
- Ну, так ложись и спи. Я уже в кровати и вставать не собираюсь.
Подумав с минуту, она пожала плечами и продолжала стоять.
Я закатил глаза и встал с кровати.
- Белла, ложись в кровать, а я лягу на диване. Но я не шутил, когда сказал что сейчас никуда не поеду. Сигнализацию уже включили, мы только проблем себе наживем, если попытаемся ее отключить.
- Да успокойся Каллен. Я просто думала о том, что не могу спать в одежде, - сказал она. Я окинул ее взглядом, и на моем лице растянулась ленивая улыбка. Теперь уже она закатила глаза и пошла к креслу, где висела моя школьная форма. Вызывающе вскинув на меня брови, она повернулась спиной и стянула через голову свою блузку; лифчика на ней не было. Я, конечно, еще в начале вечера заметил (все мы заметили), что под блузкой у нее ничего нет, но, то, как она безразлично сняла блузку, и гладкая кожа ее спины – все это было чертовски сексуально.
Надев на себя мою отглаженную рубашку и склонив голову, она стала сосредоточенно застегивать пуговицы. Наклонившись, он сняла юбку, потом скинула с ног туфли. Схватив с кресла мои хлопковые боксеры, которые там лежали, она надела их на себя.
Господи, ничто и никогда не будет более сексуальным, чем эта девчонка в моей одежде. НИЧТО.
Она лишь дерзко мне улыбнулась, когда, наконец, развернулась и увидела мой разинутый рот.
- Как я выгляжу?
- Фантастически, - прокаркал я, заглатывая воздух.
- Спасибо.
Запрыгнув в кровать, она легла рядом со мной. Я вдруг ощутил аромат ее лосьона, может быть, это было мыло или шампунь, или ее собственный аромат, такой приятный. Господи. Я никогда не вдыхал столь … приятного аромата. Она пахла просто потрясающе.
Я почувствовал, как ее грудь прижалась к моему телу, практически к моему лицу, когда она наклонились через меня, чтобы выключить свет. Расслабившись, Белла уютно устроилась под покрывалом. К утру мои простыни впитают ее аромат.
- Спокойной ночи, Эдвард Каллен, - прошептала она в темноте.
- Спокойной ночи, Изабелла Свон, - прошептал я ей в ответ.
- И я действительно сожалею о своих словах.
- Я знаю. Никогда больше не говори такой хрени.
- Не скажу, - прошептал я. Я действительно не скажу.
Просто не смогу сказать.
И это … сбивало меня с толку.

*

В американских казино существует традиции: мужчина просит какую-нибудь симпатичную женщину бросить за него на счастье кости, она прикладывает их к своей груди, после чего бросает на стол.

Камикадзе – коктейль, который состоит из 30 мл водки, 30 мл ликера Куантро и 30 мл лимонного сока.

“I’m a hustla, baby. I just want you to know…” – слова из песни американского рэппера Cassidy “I’m a hustla”. (Песня, которую пел Эмметт)

Добавлено (31.10.2009, 12:42)
---------------------------------------------
Глава 6

Белла

Я чувствовала какой-то приятный запах.
Запах мыла, виски, а также тепло и, черт возьми, этот запах и тепло просто манили меня, потому что мне было…ужасно холодно.
Эти простыни слишком мягкие и дорогие, и я всё ещё мерзну.
Перед тем как открыть один глаз, до меня вдруг дошло, что мой будильник так и не прозвонил.
Затем я неожиданно поняла, что у меня дома простыни из Таргета, и они не такие мягкие.
Твою мать.
Я открыла один глаз.
Да, я абсолютно точно в постели Эдварда Каллена.
Я осмелилась повернуть голову, и увидела его, во всем его великолепии.
Этот ублюдок даже не накрывался одеялом, он просто…прижал его к себе. Мне стало интересно, как много учениц Академии Форкса ликовали, когда просыпались с голой задницей в постели Эдварда, который явно не был любителем крепких объятий.
Он лежал спиной ко мне на самом краю кровати.
Я наблюдала, как его спина слегка приподнимается и опускается от его тихого дыханья. Я наслаждалась этим моментом, я могла просто лежать там и смотреть на линию его плеч, его шеи, он даже нравился мне спящим.
Я на мгновенье представила, что он не высокомерный придурок, и как я касаюсь рукой его спины.
И тут он повернулся и лёг на спину, испортив момент.
- Ты всё ещё здесь? – спросил он хриплым ото сна голосом, даже не удосужившись открыть глаза.
- Белла Свон никогда не пройдет дорогой позора…даже если мне нечего стыдиться. Ты подвезёшь меня.
- Я могу это исправить, и тогда тебе уже будет чего стыдиться, - сказал он равнодушно, потирая глаза тыльной стороной ладони.
Естественно, он был просто обязан отпустить какое-нибудь колкое замечание, наверное, для него ещё слишком рано, чтобы вложить в него весь свой энтузиазм.
- Спасибо, но нет, - сказала я, поднимаясь с кровати. – Хочу сказать, что если раньше я и была в состоянии совершить какую-нибудь глупость, то сейчас всё изменилось. Поэтому, у тебя бы ничего не получилось. И ты - похититель одеял.
- Я кто?
Я оглядела его комнату на наличие своих туфлей, пытаясь не столкнуться с ним взглядом; я начала говорить, что я надеялась, звучало остроумно.
- Похититель одеял. И самый худший из. Ты забираешь их ночью, оставляя того, кто спит рядом, замерзать, и мало того, ты даже не укрываешься сам…
- Если тебе нужно было одеяло…
- И даже больше могу сказать. Я верю, что мы не осознаем того, что делаем, когда спим. Ты забираешь одеяло, чтобы больше никто не мог укрыться. И более того, ты делаешь это с ничего не подозревающим соседом. Определенно, ты эгоистичный, ревнивый, и у тебя большие скрытые комплексы.
- Ты права. И если уж говорить о нашем реальном характере, который открывается, когда мы спим, то, что ты скажешь о том, что всю ночь произносила моё имя…и я между прочим даже не прикасался к тебе?
- Что странного, я постоянно говорю во сне, и когда я повторяю во сне чьё-то имя, значит я очень зла на этого человека, это очень распространённое явление и…
- Белла?
- Что? – спросила я, поворачиваясь к нему лицом, несмотря на пылающие щеки и трясущиеся руки мне пришлось посмотреть на него.
Он слегка приподнялся на локтях и, кажется, ухмыльнулся, я не уверена. Я была слишком увлечена созерцанием его великолепия на голове, торчащего во все стороны.
- Это нормально, то, что я тебе нравлюсь.
Я аж рот раскрыла от удивления.
- Ты мне вовсе не нравишься…
- Конечно, нравлюсь. Я только не понимаю, почему ты заигрываешь с Эмметтом и даже с Джаспером, но со мной ты просто…
- Я не…
- Можешь отрицать это сколько угодно, но тебе следует знать, что ты тоже мне нравишься, и я не вижу никаких проблем в том, чтобы признаться в этом.
Он просто шокировал меня своим признанием.
Разве парни обычно не играют в свои игры, ну или хотя бы не бывают такими прямолинейными?
- Конечно, я тебе нравлюсь. Я же новенькая. И ты ещё не успел залезть ко мне в трусики, чего нельзя сказать об остальной части учениц школы…
- Нет…я имею в виду, что ты мне действительно нравишься, - произнёс он низким голосом.
Я просто перестала дышать, а он медленно опустил взгляд на свои колени.
Я взглянула вниз и тут же с шумов выдохнула…черт возьми.
Его боксеры заметно натянулись.
Он был…он был…о боже, он был большим, очень большим, и просто умолял, чтобы я…
- Нравится то, что ты видишь, - усмехнулся он, увидев то, с каким благоговением я смотрю на его член.
Я хмыкнула и отвернулась, пытаясь вернуть самообладание.
- Ванная налево, - засмеялся он, а я направилась прямиком в прилегающую ванную.
Ванная была отделана светлым мрамором, с Джакузи и большой душевой кабиной.
- А ты испорченный, не так ли? – крикнула я ему, вытаскивая из подставки его зеленую зубную щетку.
- Да, сказал он, неожиданно появившись за моей спиной, - и поставь это обратно.
Я уставилась на него непонимающе и взяла зубную пасту.
- Это отвратительно, не делай этого, - сказал он, прислонившись к дверному косяку.
Я выдавила немного пасты на щётку и включила воду.
Он приподнял бровь.
Я тупо на него уставилась и начала чистить зубы.
Его челюсть упала на пол, а я продолжила свои обычные утренние процедуры.
Эдвард закрыл рот и выскользнул из своих боксеров.
На этот раз я не смотрела. Я не хотела умереть от асфиксии, подавившись зубной пастой.
Я закрыла глаза и услышала приглушенный смех, а затем в душе полилась вода.
Комната наполнилась паром и свежестью, и теперь можно было спокойно открыть глаза и выплюнуть пасту, наконец.
Я пошарила в ящичках и нашла мыло, которое было пригодно для лица.
- А, - крикнул Эдвард из душа, - у мамочки осталась старая форма в шкафу, третья дверь налево.
- Нет спасибо, я сомневаюсь, что она надевала нижнее бельё.
- Ты только что чистила зубы моей зубной щеткой и теперь боишься надевать форму мамочки, потому что она не носила нижнее бельё?
- Да.
Я вышла из комнаты и направилась в, как я думала, её комнату, но оказалось, что это вовсе не её комната, а гардеробная.
Полки с обувью.
Полки с одеждой из кожи.
Полки с нижним бельём.
Полка с фартуками? Какого черта?
А где джинсы?
Футболки?
О господи, просто невероятно.
Я схватила широкий красный ремень и пошла обратно в комнату Эдварда.
Он как раз надевал свой жакет, его волосы были взъерошенный и мокрые, и от него пахло свежестью и зубной пастой.
- Мм, судя по запаху, ты всё-таки забил на свои принципы, - сказала я.
Он только пожал плечами и удивленно уставился на ремень в моих руках.
- Я послал тебя за юбкой, а ты вернулась с ремнём?
Я улыбнулась и быстро обернула ремень вокруг своей талии, слегка стянув наверху, и из рубашки Эдварда получилось отличное платье. Всё это время он смотрел на меня с легким изумлением.
- Это…сексуально.
- Спасибо, - ответила я.
- Но ты не можешь поехать в этом в школу, тебя же за ворота не пустят.
Он подошел к своему шкафу и вытащил оттуда ещё один жакет и галстук красно-коричневого цвета.
- Это мой старый жакет. Он тебе подойдёт, - сказал он и протянул мне его, и затем развернулся, даже не взглянув на меня.
Он начал переписываться с кем-то по телефону в этой ранний час.
Я надела жакет. Он всё равно был довольно большеват для меня, но не важно.
А теперь самая сложная часть…галстук.
Чарли всегда завязывал мне галстуки, но я понятия не имею, как он это делал.
Я зашла в ванную и встала перед зеркалом, затем обернула галстук вокруг шеи, и только потом заметила, инициалы на конце.
ЭЭК
Интересно, что означает вторая Э.
Ладно, преступим. Я завязала узел и чуть не задохнулась.
Хммм.
Не правильно.
Я развязала его и начала снова.
Опять неправильно.
Вот дерьмо, нахрен мне сдался этот галстук.
- Какого черта ты там так долго, Свон?
- Пытаюсь понять, какой идиот придумал галстуки.
Неожиданно он оказался за моей спиной.
Я смотрела на его отражение.
Господи. Он на полторы головы выше меня, и его плечи такие широкие по сравнению с моими.
Он наклонил голову набок, и я пыталась сохранить остатки самообладания, чтобы не наброситься на него прямо здесь.
- Тебе нужна помощь.
- Мм, наверное
Он обвил руками мои плечи и взял концы галстука.
Мы смотрели друг другу в глаза через зеркало, я чувствовала прикосновение его груди, тут он неожиданно коснулся рукой моего подбородка, и я вздрогнула.
Уголок его рта приподнялся, он продолжал смотреть мне в глаза, при этом, показывая как нужно завязывать галстук и объясняя всё словами.
- Для начала убедись, что толстый конец длиннее тонкого, - шепнул он, поправляя галстук.
- Затем, возьми толстый конец и оберни его раз, - продолжал он, показывая каждый шаг, - затем ещё раз.
- Угу, - только и смогла ответить я.
Он слегка наклонил голову, так что его подбородок теперь упирался мне в плечо, от этого прикосновения у меня по всему телу побежали мурашки; он был таким теплым, а его горячее дыхание обжигало, его пальцы так близко…
- Продень его здесь и затем через петлю.
Я смотрела на его отражение, поражаясь тому, как он делает это, даже не смотря, и поражаясь тому, что он вообще может что-то делать, потому что я даже дышала то с трудом.
Он поправил мой галстук и провел по нему ладонью, слегка задевая мою грудь, отчего я немного напряглась.
Он засмеялся и отошел назад.
Удивительно, галстук выглядел даже лучше, чем у Чарли.
- Спасибо, - улыбнулась я ему, и благодарила я его не только за галстук, но и за то, что позволил мне увидеть, какой он на самом деле.
- Обращайся в любое время, - ухмыльнулся он и шлепнул меня по заднице, сильно, и вышел из ванной.
Я вздохнула и вышла следом за ним.
Эдвард хотел что-то сказать, но его прервал голос Тани, раздающийся с лестницы.
- Мамочка спекла блинчики, - крикнула она, - иди завтракать!
Я скривилась, напоминая ему, как меня от неё воротит.
- Я сейчас буду, Таня, - крикнул он и подмигнул мне.
- Спасибо, - сказала я.
Он кивнул, и мы пошли вниз.
На столе уже стояла тарелка с блинчиками в форме Микки-Мауса с ягодками вместо глаз и носа.
Я даже не знала, что мне хочется больше, расхохотаться или блевануть, Эдвард усмехнулся, глядя на моё выражение лица.
- Дорогой ты же не хочешь опоздать в… - Таня замолчала, когда увидела меня, и это было прекрасно, потому что нам всем нужно было собраться с мыслями.
На ней был фартук и что-то наподобие бюстгальтера, если этот кусочек ткани можно так назвать. Он абсолютно ничего не поддерживал, хотя ей это было абсолютно не нужно, ей щеночки были так хорошо упакованы силиконом, что они бы пережили даже апокалипсис.
Эдвард предложил мне вилку.
Я взяла её, потому что, что вашу мать мне ещё делать?
- Эдвард, ты же знаешь, мамочка не одобряет гостей, остающихся на ночь, - сказала Таня, разглядывая меня.
Я отрезала ухо у Микки.
- Отца Беллы сейчас нет в городе. Считай, что он доверил тебе присмотреть за его дочкой, - произнес Эдвард сухо, перед тем как закинуть ягоду к себе в рот.
Этот ответ удовлетворил Таню, что заставило меня выронить вилку.
Я не хочу играть в их игры.
- Оу, тогда могу я предложить тебе апельсиновый сок? – спросила она меня, - я бы не хотела, чтобы твой отец подумал…
- Нет, спасибо. Ничего не нужно, - сказала я, направляясь к двери, - Эдвард, мы же не хотим опоздать, поэтому…
- Я ем, - сказал он, взяв мою вилку.
Я подошла к нему и прижалась грудью, и я определенно слышала, как он проглотил свой кусок Микки.
- Ну хорошо, - сказала я, шаря в его кармане в поисках ключей, - я уезжаю.
Я повертела ключами у него перед лицом, а затем выбежала из кухни.
Ну что ж, этот раунд я выиграла.
Мы уселись в его машину, и Эдвард сразу же врубил музыку на всю громкость, он был слишком раздражен, чтобы разговаривать со мной, хотя, не настолько раздражен, чтобы пялиться на мои ножки на его кожаном сиденье.
Я заметила, как он напрягся, наблюдая, как я перекидываю ногу на ногу.
Отлично.
Когда мы заехали на школьную стоянку, я выключила радио.
- Все вокруг начнут строить догадки, - сказала я, указывая на его одежду на мне.
- Да, - сказал он, легко паркуясь на его обычном месте.
Ну, нет.
Я не позволю, чтобы все думали, что мы переспали.
Розали сразу же разнюхает и никогда не поверит, что это неправда.
- Ладно…ты не можешь сказать им…
- Ещё как могу…
- Подожди. Я думала, что мы как бы друзья. Не должен ли ты защитить мою честь?
После этого он громко расхохотался.
- Заткнись! Я серьёзно.
- Послушай. Я не сплю с девушкой и не рассказываю потом об этом каждому встречному. Люди всё равно будут строить догадки. Мне не нужно кому-то что-то доказывать или подтверждать – да и вообще, почему тебя так волнует, если кто-то подумает, что мы с тобой трахались?
- А почему ты так хочешь, чтобы они так подумали? – спросила я с подозрением – его репутация и так не нуждается в рекламе.
- Я вообще не думаю о моей сексуальной жизни, так что…
- Если ты не скажешь, что это неправда…я скажу, что ты вялый в постели.
- Все здесь прекрасно наслышаны, что я хорош в постели. Бесполезно.
- Я скажу…я скажу, что ты выкрикнул имя Джаспера в порыве страсти.
- Я скажу, что твоя киска похожа на кусок отбивной или жеваную жевательную резинку, и подумай над этим, потому что там тебя ещё никто не видел. И если я пущу такой слух, то никто и не увидит, - сказал он, равнодушно пожав плечами.
- Ты! Это ужасно…
- Я ничего не скажу об этом, я уже говорил – не испытывай меня, Белла.
Ладно, придётся соврать что-нибудь.
- Эдвард, - сказал я, делая вид, что сейчас заплачу, - я просто хочу приспособиться, без всяких сплетен и скандалов. Это довольно трудно перейти в другую школу, , и я не хочу иметь запятнанную репутацию. Это всё очень сложно, и я думала, что мы друзья…
Я старалась сделать голос как можно невинней, чтобы он поверил.
Он рассмеялся.
- Знаешь, я понятия не имею, какую игру ты затеяла, но ты можешь наплести что угодно, - сказал он. – Но я заинтригован, поэтому ладно. Но, когда я скажу, что ничего не было, я скажу, что я просто не пытался.
- Хорошо, - сказал я удовлетворённо.
- Вот и отлично. А теперь вылезай из машины. Все желают нас видеть.
Я закатила глаза и вылезла из его машины, без сумки, без книг.
На стоянке сразу стало тихо, и мы с Эдвардом удивились, что все взгляды были прикованы ко мне, а не к нему.
Тайлер Кроули, проходя мимо Эдварда, ухмыльнулся.
- Что, сука, - спросил Эдвард.
- Новая девчонка надрала тебе задницу в покере вчера вечером, ха?
Я гордо ухмыльнулась.
- Пш…новичкам везёт, а я и не очень старался…ну, во время игры, по крайней мере, - сказал Эдвард, надевая свой галстук.
Он не посмел.
Чёрт, он посмел.
Твою мать, он только что подтвердил для всех, что он трахнул меня…он самый большой кретин, которого я знаю, страдающий провалами в памяти.
- Мило, - сказал Тайлер, зыркнув на меня, а затем направился в школу распространять информацию.
- Пошёл. Ты! – зарычала я.
- Что? Я…вот дерьмо, Белла я даже не…
- Конечно ты не – ты просто оправдал себя…
- Ну, брось, это не так страшно…
- Иди, трахни свою Мамочку, - сказала я и стремительно пошла вперед, в море улыбок и радостных приветствий.
Эти люди боготворили меня.
За то, что я обыграла Эдварда в покер?
За то, что я тусовалась на вечеринке у Эмметта?
За то, что я дружу с Джаспером?
Не важно. Всё, что мне сейчас остается, так это надеяться, что моя новоприобретенная популярность не помешает мне оправдаться – потому что я собираюсь доказать Розали, что я не спала с Эдвардом.
Элис Брендон уже направлялась ко мне, а за ней Джаспер, похожий на томящегося от любви Джеймса Дина.
Он взглянул на меня и протянул мне свою фляжку.
Я, не сказав ни слова, хлебнула живительной влаги.
- Просто обалдеть можно. Все просто сошли с ума, постоянно говорят о тебе, Белла, - начала Элис, - ты обыграла Эдварда в покер…знаешь, такого раньше не случалось…
- Элис Брендон, давай закроем эту тему, хорошо? – произнесла я весело.
Джаспер поднял брови и удивленно посмотрел на меня.
- Как скажешь, - ответила Элис, пожав плечами.
- Я знаю, что ты подошла ко мне под видом того, что хочешь со мной подружиться, а заодно выудить побольше информации для Королевы Улья Розали. Ты мне действительно нравишься, Элис; я буду твоей подругой, но я прекрасно знаю о твоей преданности Хейл, так что…
Элис несколько секунд переваривала всё сказанное, сузив глаза.
- Хорошо, - ответила она, наконец, улыбаясь, - ты мне тоже нравишься, Белла.
- Отлично, - сказала я, и Элис взяла меня под руку.
- Мне нравится твоя новая форма, - сказала она.
- Я не спала с Эдвардом Калленом, - сказала я, - Независимо оттого, что вы могли слышать, я этого не делала…поэтому можешь так и передать Розали.
- О, я знаю, что ты не спала с Эдвардом.
- Откуда?
- Ну, знаешь, у него нет того румянца на лице, как обычно у него бывает после секса. Не многие могут это заметить, но мы с ним слишком давно знакомы, поэтому я знаю, что у вас ничего не было, - ответила она, кивая в его направлении. – Посмотри на него. Он сам на себя не похож…о боже, он задумчив и смущён. Что ты с ним сделала? Я видела его таким только однажды, когда сменили дизайн монет, он ему очень нравился, и представляешь, он не выходил из дома несколько дней, пока старые монеты не перестали выпускать совсем…
- Я уверена, что я не имею отношения к его состоянию, - перебила я её.
- Ну-ну, - произнесла она задумчиво, направляясь вперед, под руку со мной и Джаспером. – Ладно, теперь о главном, мой отец достал мне несколько билетов на ближайший концерт Foo Fighters в Сиэтле.
Из груди Джаспера вырвался стон, и мне даже стало его немного жаль, хотя я не понимала, что Джаспер нашел в этом ходячем энерждайзере.
- Что случилось, Джас, - спросила она.
- Ничего, просто неожиданно живот заболел.
- Перестань выпивать по утрам, - сказала Элис. – В любом случае, я, Роуз, Эмметт, Джаспер и Эдвард идём. Ты тоже должна пойти, у меня есть ещё один билет, и тем более, теперь ты одна из нас.
Одна из нас.
О боже.
Мне не следует упускать такой шанс позлить Розали.
- А когда это будет?
- Тринадцатого, - Элис и Джаспер произнесли в один голос.
Голос Элис был мечтательным и восхищённым, а у Джаспера таким, как будто он только что назвал дату своей казни.
- Я не могу тринадцатого, у меня День рождения.
Элис резко замерла на месте и уставилась на меня широко раскрытыми глазами, как будто я только что сказала, что у меня сифилис.
Мы с Джаспером тоже затормозили.
- Что? – спросила я.
- И ты молчала, если ты одна из нас, то удостоилась чести иметь меня в качестве организатора вечеринки в честь твоего Дня рождения, а я, Белла, устраиваю лучшие вечеринки…
- Но как же твой концерт…
- Я забью на концерт. Ведь Тейлор не последний раз приезжает…
- О, Элис, я даже не знаю…
- Тебе ничего не придётся делать. Тебе нужно будет только прийти, и поверь мне, так будет вся элита Форкса.
- Я не люблю устраивать вечеринки в честь Дня рождения, - сказала я, смотря на Джаспера умоляющими глазами.
Он же в свою очередь тоже смотрел на меня умоляющими глазами.
- Ну хорошо. Я согласна на вечеринку, - сдалась я.
Элис чмокнула меня в щёку и умчалась вперед, по пути уже набирая кому-то.
- Почему ты просто не затащишь её в постель и перестанешь мучаться, - спросила я Джаспера, как только она скрылась из виду.
- Не твое дело, Свон.
- Ну, я только что приговорила себя к вечеринке, где я не знакома с половиной гостей, а вторая половина гостей мне просто не нравится…и всё ради тебя, так что это моё дело.
- Спасибо тебе за это. Её вечеринки жутко претенциозные и развратные, - засмеялся Джаспер. – И я не хочу просто затащить Брендон в постель…я хочу большего.
- И что ты собираешься делать? Будешь и дальше наблюдать, как она вздыхает по барабанщикам? Не сработает, Джаспер. Действуй уже.
- Давай лучше поговорим о твоей сегодняшней ночи.
- Давай.
- А ты хитрюга.
- Ты прав.
- Мне кажется, я влюбился в тебя, Свон, - сказал Джаспер, обнимая меня за талию и косясь на Эдварда, которого подловила возле машины Джессика Стэнли.
- Мы всё ещё играем в игру «Как позлить Эдварда»? – спросила я, прижимаясь к нему.
- Конечно, это не прекращающаяся борьба.
- Чтоб ты знал, у него на айподе куча песен Chilli Peppers. Элис случайно не тащится по Чеду Смиту?
- Черт. Да. Поцелуй меня в щёку; Это будет мой первый удар.
Я поцеловала его, когда убедилась, что Эдвард смотрит в нашу сторону, пока мы в обнимочку шли в школу.
Всё утро я постоянно слышала поздравления в моей победе в покер, а также удостоилась злобных взглядом прошлых пассий Эдварда.
Я уже подумывала о том, а не написать ли мне маркером на лбу «Я не спала с Эдвардом».
Я сталкивалась с ним в коридоре четыре раза.
Первый раз он смотрел на меня грустными извиняющимися глазами.
Второй раз он дёрнул меня за локоть, но я тут же отдернула руку.
Третий раз он пытался мне что-то показать.
Четвертый раз он прошептал «прости», но я претворилась, что не слышала этого.
Наконец пришло время ленча, и я сидела за столом между Джаспером и Эмметтом, а напротив нас сидели Розали и Элис.
Розали взглянула на свои часы от Гуччи и улыбнулась мне.
- Самое время, - произнесла она одними губами.
Я хмыкнула и повернулась к Эмметту, в то время как Элис вовсю строила планы на мою вечеринку.
- Почему ты в этом сегодня, - спросил Эмметт, теребя мой галстук. - Я думал, что между нами что-то есть.
- У меня ничего не было с Эдвардом, - сказала я, смотря на Розали.
- О, детка, меня не волнует, что ты игрок, - сказал Эмметт и одним рывком усадил к себе на колени. – Просто не позволяй кому-то владеть тобой.
- О, я не позволю, - улыбнулась я ему.
- Выглядит так, что ты уже позволила, - сказал Джаспер, смотря на рубашку Эдварда, которую я надела.
- Умоляю тебя. Я одолжила его одежду, выйграла его деньги, заставила его подвезти меня до школы. Я думаю, что это Каллен оказался в моей власти, - ухмыльнулась я.
- Черт…ты…
Эмметт остановился, потому что возле нашего стола стоял Каллен и пристально на нас смотрел.
- О, чувак, мы как раз говорили о тебе, - сказал Эмметт.
- Да, я заметил, - сказал Эдвард. – Со мной поиграли, меня поимели, не важно – Белла, послушай, мне очень нужно с тобой поговорить.
Я заметила, как глаза Розали засверкали в предвкушении чего-то интересного.
- Что, хочешь пустить ещё один слух? - спросила я, не смотря на него.
- Не веди себя как ребенок. Поговори со мной, - сказал он раздражённо.
- Нет.
Тут он схватил меня за запястье и быстро поставил на ноги.
- Слушайте все, - сказал он, чуть повысив голос, все в столовой сразу же замолкли и уставились на нас.
Моё сердце забилось с бешеной скоростью, я была слегка напугана, я понятия не имела, что он собирался сделать.
- Вчера, Белла Свон обыграла меня в покер. Я всеми силами пытался выиграть, но не смог. Белла выиграла мои деньги, и выиграла она не только благодаря удаче, но и потому что она очень хороша в покере.
Все в столовой начали перешептываться.
- Я ещё не закончил, - сказал Эдвард. – Она спала в моем доме. На ней моя одежда, и я привез её в школу. Она получила от меня намного больше, чем любая цыпочка из этой школы…и она даже ничего не сделала для этого.
Я молча стояла и пыталась понять, для чего он всё это устроил.
Неужели он таким образом пытается залезть ко мне под юбку, унижая себя перед всей школой, перед людьми, которые боготворят его? Из-за меня…девушки, которую он едва знает?
Нет.
У него должны быть очень серьёзные мотивы, чтобы так поступать.
Но всё же, он опустил себя перед всей школой, чтобы оправдать мою репутацию. Поэтому, я решила, что в данный момент я должна поддержать его.
Я медленно высвободила запястье из его хватки и взяла его за руку.
- Поэтому, попрошу всех заткнуться, и не шептаться о моем поражении и о том, с кем я провел эту ночь. Я не спал с Беллой, - сказа он, а затем посмотрел на меня и улыбнулся своей кривоватой улыбкой. – Пока.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 12:54 | Сообщение # 10
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 7.Часть 1.

Эдвард

Понедельник пришел без особых новостей на фронте Свон. Розали устроила свою ежегодную Попойку по поводу Возвращения в Школу, но мне, черт возьми, было просто наплевать. Мамочка захотела поехать за покупками в Лос-Анджелес, так что я поехал с ней. Ей всегда нужен кто-то кто будет носить её пакеты, когда она ездит туда, и я правда скучал по отцу, так что я уехал на встречу солнцу. То есть, не поймите меня неправильно, я предпочитаю серые и мрачные тучи родного Форкса, но любому парню необходимо солнце. Особенно учитывая то, что солнце означает гораздо меньшее количество одежды на девушках.
Я был готов идти в школу, когда услышал, как открылась дверь. Зашёл Джаспер в своей дурацкой шляпе.
- Дай мне свою цепь для бумажника, сука, - он облокотился на дверной косяк, руки в карманах, а галстук завязан вкривь и вкось. Чтоб он сдох за то, что выглядит так хорошо, ведя себя как самодовольная задница. Это была моя прерогатива.
- Цепь для бумажника? Ту самую, которой мы в начальной школе душили Эммета? – я усмехнулся при воспоминании. Я не мог точно вспомнить, за что мы пытались его придушить, но я уверен у нас были веские причины. Скорее всего, девчонка.
- Ту самую. В твоём шкафу, я так полагаю? – он медленной походкой вошел в мой огромный шкаф и начал рыться в ящике. Я закончил одеваться, а потом в то время как он рылся в моём шкафу в поисках своего нового стиля на неделю, мне вдруг пришло в голову, что Джаспер, скорее всего, провел много времени с Беллой на прошедших выходных. Сегодня должен быть интересный день, особенно если Белла была теперь в школе Той Самой Девушкой. Я очень хотел увидеть её снова. Она сделала меня в Моей Игре, а я все еще не потерял интерес. Или, может быть, я не потерял его именно поэтому, не уверен. Я не часто вспоминал ее, будучи в Калифорнии, не считая небольших сравнений с девушками, которые пихали мне свои номера. Но, правда, чересчур загорелые сучки Лос-Анджелеса не могли сравниться с девушками из Форкса. Я предпочитал, чтобы у моих женщин была молочная кожа, спасибо. Фальшивый загар это так… банально.
- Ну что, как прошла вечеринка по поводу возвращения в школу, - спросил я, пытаясь скрыть своё нетерпение услышать детали. К сожалению Джаспер знал меня слишком хорошо. Он выглянул из-за двери и ухмыльнулся мне, вытаскивая чересчур длинную цепь и начиная цеплять её к своему ремню.
- Я не знаю, я не ходил. Я все выходные провел с Ла Беллой, - сказал он, победно улыбаясь, когда моё лицо вытянулось, совсем чуть-чуть. Хмм. Значит, мои предположения подтвердились. Ублюдок. Он усложнял мне жизнь. Неужели он догадался о Пари? Джаспер был сообразительным парнем, и он практически настроен на вещи, в которых он был сильно заинтересован. И судя по всему, его очень интересовала новенькая.
Или это или он просто пытался достать меня. В любом случае – это работало. Я решил сменить тему, чтобы у него не возникли подозрения, если они уже не возникли.
- Ты приехал так рано ради завтрака, не так ли? – спросил я, надеясь отвлечь его от связанных с Беллой вопросов. Он прицепил цепь к своему бумажнику и подошел к большому трюмо, чтобы изучить своё отражение, бросив через плечо:
- О, я здесь только за цепью. Я заехал по пути к Белле.
Почему, ну, почему меня это так беспокоило?
- Не выйдет, дружок. Во-первых, Мамочке не понравится, что ты был здесь и не поел. И во-вторых, я заеду за Беллой. Мне нужен мой галстук, - как будто у меня не было еще дюжины в шкафу. Действительно нелепый предлог.
- Неплохая попытка, Каллен. Она, скорее всего, ждет меня. Она отказывается чинить свой разваливающийся древний пикап и ей нужно, чтобы кто-то подвез её.
Он был наконец-то доволен тем, как висела его цепь и начал поправлять пояс на штанах, убеждаясь, что его огромная пряжка сверкает так, как нужно. Хвастливый сукин сын.
- Интересно. Ты заешь, я люблю, когда мне бросают вызов. Вопрос в том, - сказал я, пропуская пальцы сквозь волосы и заканчивая одеваться, - сможет ли твоя развалюха побить тихое урчание Кадиллак Девиль по пути к Casa de Свон.
- Хорошо. Завтрак. Белла. В таком порядке.
И с этими словами он вылетел из моей комнаты. Хорошо, что у меня отличная реакция.
- Эдвард! Джаспер! Завтрак! – поплыло по ступенькам мелодичное урчание Тани, в то время как мы, толкая друг друга локтями и оба улыбаясь как идиоты, ввалились на кухню. Мы быстро остановились, и Джаспер даже слегка поскользнулся, добравшись до стола. Поглощая свои блинчики, как два парня на пути к смерти, которые в последний раз видят еду, мы постоянно поглядывали друг на друга с разных концов кухни. Он, облокотившись на стол, и я, отчаянно пытаясь выглядеть так, будто мне все равно, что в этом поединке мы шли нос к носу.
Мы закончили есть блинчики одновременно и Таня, которая, судя по всему, догадалась, что что-то происходит, безмолвно подвинула нам обоим по стакану молока, которые мы синхронно подняли к губам и начали жадно пить. Холодное молоко, соприкасаясь с моими зубами, чуть не замораживало мой мозг, но я морщился и продолжал глотать. Я чувствовал, как струйки молока стекают из уголков моего рта, но мне было наплевать; я проиграл в покер. В этот раз я не проиграю.
Мы оба одновременно стукнули стаканами по столу и я увидел что Джаспер щеголяет такими же молочными усами Fu Manchu как и я. Оба вытирая рот голубыми рукавами школьной формы, мы на мгновение скрестили взгляды как в старом вестерне, перед тем как сорваться с места и побежать. Джаспер направился к парадной двери, я же через заднюю к гаражу. Плюс состоял в том, что в то время как ему придется ждать, пока откроются ворота, я могу ускользнуть через заднюю дверь гаража. Бросившись к Кадиллаку, я поспешно бросил пиджак на заднее сиденье, запихивая ключи в зажигание и удовлетворенно улыбаясь в ответ на нежное урчание одного из лучших продуктов американского машиностроения. Я вдавил педаль газа в пол, не отрывая глаз от Джаспера. И с беспокойством увидел, что он догоняет меня; черт бы побрал его и его новый двигатель в 454 кубических дюйма, который он установил этим летом.
Я на самом деле втянулся в гонку с Джаспером по пыльной дороге ведущей в город. К счастью для нас улицы были пустыми, потому что мне не очень то хотелось нести ответственность за невинных пешеходов, которые могли пострадать, в нашем стремлении угробить друг друга, торопясь добраться первым до дома Беллы.
И естественно это не имело значения.
Эмметт сделал нас обоих. Он был снаружи, облокотившись на свой Range Rover и докуривая сигарету.
Хмурясь, я выпрыгнул из машины и Джаспер сделал то же самое; мы оба последовали примеру Эмметта, облокачиваясь на двери своих машин и скрещивая руки на груди; я слегка ослабил галстук и заметил, что Джаспер снял форменную рубашку и теперь стоял в одной майке, не смотря на холод. Он отодвинул свою шляпу назад средним пальцем и отказался смотреть нам в глаза.
Мы не поздоровались с Эмметтом и никак не показали, что заметили друг друга. Это будет тест. Тест на то, кого она выберет себе в водители.
Все глаза были прикованы к двери, в то время как Джаспер наклонился и просигналил; ублюдок установил Dixie вместо гудка. Очень стильно, тоже мне фанат бродячего стиля жизни.
Белла заставила нас ждать пять минут, перед тем как выйти на крыльцо. Её глаза расшились, а изо рта торчал кусок тоста, её челюсть отвисла, и портфель был под угрозой упасть с её плеча. Мои глаза обежали её фигуру; я видел все возможные способы носить форму вызывающе, и до сих пор никому еще не удавалось меня так приятно удивить. Девушки в Академии носили такие же, как мы, только женские, голубые рубашки; такие же пиджаки и галстуки. Прилагалась еще жилетка, но никто кроме Ньютона её не носил. Угольно-серая юбка или брюки, но какая девушка захочет одевать штаны? Мы могли носить любую обувь, только девушки должны были носить гольфы или чулки. Во имя благопристойности, я думаю, Господь запрещает показывать слишком много кожи.
Так что в прошлую пятницу, Белла нарушила серьезный протокол, не одев штаны. Или юбку. И у неё, черт возьми, даже не было неприятностей, насколько я знал. Зря начальство школы предоставило ей карт-бланш в этой области, потому что сегодня…? Убейте меня.
О, конечно, на ней была правильная форма. Она решила надеть жилетку, но последняя, похоже, была ей мала. Делая так, что она торчала из неё. Она даже не застегнула рубашку до конца и та неровно торчала из-под жилетки, как будто ей было не до того чтобы поправить её. И, скорее всего так и было. И благослови её Боже, но её галстук (на самом деле мой галстук; она его так и не вернула) был завязан, только не на воротничке. Он просто висел по середине её груди, прямо между грудей, которые я отчасти мог видеть над V-образным вырезом неожиданно сексуальной вязаной жилетки. Воротничок рубашки был выправлен и раскрыт. Черт подери.
Но она выглядела как ходячий секс не поэтому.
На ней были ботинки Doc Martеn цвета бургунди. До колен. Грязные и поношенные. Солдатский стиль, но, черт возьми, сексуально. Ленивая улыбка расползлась по моему лицу, когда я оглядел её до конца. Она поднимет большой шум в школе сегодня своим нарядом. Я отбросил мимолетную мысль о том, что она будет новым Джаспером – к концу недели большинство девушек будут носить такие ботинки, которые им придется заказывать на eBay, чтобы они имели такой же естественный поношенный вид. И я был уверен, что на много недель вперед маленькие вязаные жилетки станут очень популярными.
Я заметил, что не только мне понравилось, как выглядит Белла, нам всем пришлось наклониться вперед, чтобы немного оправиться. Белла просто стояла и разглядывала нас; это должно быть в каком-то смысле забавно – видеть троих самых горячих парней в Форксе, облокотившихся на свои автомобили, скрестив руки, соревнуясь в высокомерии. Выбери меня. Выбери меня. Выбери меня.
- Я могу вам чем-то помочь, мальчики? – позвала она, наконец, собрав все своё остроумие и прожевывая тост. Она оправилась довольно быстро, ловко спрыгивая по ступенькам на газон. Она прошла вперед и остановилась за несколько футов от бордюра, встречаясь взглядом сначала с Джаспером, потом с Эмметтом, перед тем как наконец-то посмотреть на меня. Я послал ей полуулыбку, пытаясь заставить свои глаза блестеть. Я буду в ярости, если она не сядет в мою чертову машину.
- Может мне стоит попросить шефа Свона подвезти меня, - сказала она, самодовольно улыбаясь и разворачиваясь. Никто из нас не сдвинулся с места. Она сделала пару шагов, а потом развернулась обратно и эта улыбка Карточного шулера украсила её губы.
- Нет, подождите. Мне это нравится. Мне это слишком нравится. Вы ребята слишком все упрощаете. Я думаю, пришло время сыграть в камень-ножницы-бумагу.
- Камень-ножницы-бумагу, - сказал Эмметт так, словно никогда об этом не слышал. Как будто мы никогда не играли в эту игру раньше. Игру, в которой никто из нас никогда не мог стать вечным лидером, так что я понятия не имел, чем это закончится. Придется только надеяться, что удача на моей стороне.
Джаспер оттолкнулся от своей груды железа обеими руками и подошел к Эмметту, который выпрямился с улыбкой. Но я поморщился и задумался. Конечно, это было забавно спорить на девушек. Но не на Беллу. Что-то подсказывало мне, что ей это не очень понравится, не смотря на то, что она улыбалась нам своей дьявольской благосклонной улыбкой, словно потакая капризу глупых мальчишек, в это чудесное солнечное утро в городе Форксе.
- Эй, Беллс, ты готова… - шеф Свон вышел из дома, в полной униформе и застыл на месте, когда увидел происходящее. Трое богатых, абсурдно хорошо выглядящих парня перед его домом вместе с его горячей дочерью. Она никак не показала, что заметила его присутствие; просто нахально изогнула в нашу сторону одну бровь и ухмыльнулась. Шеф покраснел и выглядел так, словно он был готов в любую минуту вытащить своё оружие; мы все когда-то были причиной такого выражения его лица, и мы все улыбались в предвкушении. У него не было настоящей причины злиться на нас в этот раз, если только желание трахнуть его дочь не является преступлением. Оно, наверное, должно быть.
- Уупс. Похоже, вам мальчики придется соревноваться между собой по поводу того, кто повезет мою упругую задницу домой, - сказала она, по очереди глядя каждому из нас в глаза. Я одобрительно ухмыльнулся, в то время как она развернулась и направилась к своему отцу, который посылал каждому из нас предостерегающий взгляд; в то время как она забиралась в патрульную машину, он, сложив пальцы буквой V послал нам многозначительный взгляд говорящий "Я слежу за вами", а потом развернулся и забрался в машину, мы все согнулись в беззвучном смехе.
- Джентльмены. Игра началась, - Джаспер развернулся и запрыгнул в своё авто в стиле Дьюк, аккуратно достигая цели, не открыв дверь. Я терпеть не мог такие вещи. Вздохнув, я забрался в свою собственную машину и направился к школе, чередуя хмурый взгляд по поводу потерянной возможности побить своих друзей, с довольной улыбкой при мысли о её дьявольском уме; Белла всегда умудрялась быть на пол шага впереди нас, и мне это правда очень нравилось.
Мы все втроём припарковались на своих обычных местах и выбрались наружу, забираясь на багажник машины Джаспера. Облокотившись на заднее стекло, я закрыл глаза и позволил мелкому утреннему дождику покрыть мои волосы и лицо. Я слышал, как Джаспер напевает вместе со своим скоростным куском железа; я думаю Motorhead. Я узнал их еще со времен младшей школы; он, похоже, правда, хотел вернуть старые добрые деньки сегодня. Сначала моя цепь, теперь "Ace of spades". Он, наверное, думал о покере. И о Белле. Я ударил кулаком по окну. Прекрати это.
Белла.
Я увидел, как ревущая патрульная машина заехала на стоянку; шеф довез её прямо до бордюра, но Элис потащила её обратно к нашим машинам, так как до звонка было еще пятнадцать минут. Когда обе девушки быстрым шагом подошли к нам, Джаспер сменил песню на "Sex on fire", которую мы все так любили. Элис увидела подъезжающую Розали и отклонилась от курса по направлению к её Бимеру; Белла запрыгнула на Понтиак и вытянулась рядом со мной, так что мы оба лежали поперек багажника. Её юбка немного приподнялась, задевая мою ногу; я бы хотел почувствовать её на своей коже. Она скрестила руки на груди, и я был ненадолго заворожен игрой открытого воротничка и жилетки на её груди; я наклонил голову так, что моя щека лежала у неё на макушке, и почувствовал, как она сжалась на долю секунды, но быстро пришла в себя. Ах, так я все-таки действую на неё. Не то чтобы это было моей целью, но приятно знать; я всего лишь пытался добиться лучшего вида на её грудь. Которая кстати была очень неплохой.
Она наклонила голову так, что она лежала на моём плече. Ахх. Мы наверно выглядели так мило. Как чудесно.
- Как прошли выходные? – спросила она, голос тихий и щекочущий моё ухо. Серьёзно? Я уже не помню, когда последний раз девушка пыталась просто поболтать со мной. Что с ней?
- Слетал в ЛА, чтобы носить сумки за Мамочкой. Получил лекцию от Отца о хороших оценках и контрацепции. Дела, как всегда, - я рассмеялся, и её мягкий смех только поджег меня еще больше. Я, в самом деле, оторвал взгляд от её груди, чтобы посмотреть, как её губы складываются в эту её дьявольскую улыбку. Она, правда, очень красивая, горячая да, но и красивая тоже.
- Так что это, черт возьми, было сегодня утром? – спросила она, приподнимаясь на локтях и глядя на меня так, будто я переспал с её матерью или что-то в этом роде.
- Что? Я не видел тебя два дня. Обвиняй меня, если хочешь. Я понятия не имел, что эти два придурка тоже будут там, - фыркнул я, раздраженный тем, что она переступила через нашу демонстрацию мужественности. Но после того как я обдумал все еще раз, это и, правда, показалось довольно смешным.
- Как шеф отреагировал на это? Он мой не самый большой фанат.
- Он дал мне коробку презервативов увеличенного размера.
- Правда? Как он угадал?
- Не на самом деле, придурок. Хотя я думаю, ему стоит. Шеф и я не очень то это обсуждали. Он просто сказал мне быть острожной и что он знает про вас такие истории, которые могут заставить мои внутренности свернуться.
- Знаешь, я всегда считал, что граждане Форкса недооценивают шефа. Он довольно проницателен.
- Значит, ты пытаешься сказать, что мне стоит держаться от тебя подальше?
- Показался бы я у тебя на пороге и стал бы играть в камень-ножницы-бумагу, ради того чтобы отвезти твою милую задницу в школу, если бы я хотел, чтобы ты держалась подальше?
- Чтобы поддержать свой образ, возможно.
- Туше.
- Так значит это все? Ты просто хочешь первым добраться до новой дырки и дальше жить своей жизнью?
Её бровь была приподнята и она наклонилась ко мне. Я не мог прочитать её выражение, что очень расстраивало. Или она говорила всерьёз или серьёзно издевалась надо мной. Я не был уверен, что было предпочтительней.
Я открыл рот, чтобы ответить, но Джаспер прервал меня, выбравшись из машины. Он иногда так не вовремя появляется. Испортил мой момент. Он все еще не надел форму и Белла поднялась, свесив ноги и садясь прямо. Он подошел к ней в своей майке и с огромной пряжкой в виде флага Конфедерации, его рубашка висела у него на плечах, и галстук лениво болтался на шее. Я услышал звон цепочки, которая крутилась вокруг его колен, и закатил глаза. Всегда в роли плохого парня.
- Ээй, - протянул он, встав прямо перед Беллой, практически между её слегка раздвинутых колен. Я не мог видеть выражение её лица, и это сводило меня с ума. Вела ли она себя с Джаспером иначе, чем со мной? А с Эмметтом? А с любым другим из множества бесконечных парней мечтающих увидеть её обнаженной?
Она потянулась к Джасперу и начала застегивать его рубашку. Я бы счел все происходящее гнетуще интимным, если бы не заметил легкого разочарования на его лице. Так значит, между ними ничего не было на выходных. Хорошо. Я также с весельем и раздражением заметил, что она и галстук ему завязала. Эй, по крайней мере, я хороший учитель, так?
Мы отправились на урок вместе: Розали и Эмметт позади, в то время как Элис и Белла шли передо мной и Джаспером. Вид был очень хороший, так что я не жаловался на то, что маленькая Любительница Барабанщиков прибрала к рукам моё время с Беллой. Я увижу её позже, на уроке.
После обеда Баннер сделал объявление, которое было одновременно фантастическим и невероятно раздражающим.
- Сегодня, дорогие студенты, день, когда Академия Форкса возвращается к традиции, которую начали еще ваши давние предки. Нам пришлось прервать её на несколько лет из-за постоянно растущего жульничества, но я рад сообщить, что она теперь возобновляется. У меня для вас есть всего три слова: Физика. Лодка. Гонка.
Застонали все, кроме Беллы, которая возможно не догадывалась, что именно её предки начали все это и, скорее всего даже об этом не слышала. Я ухмыльнулся и подмигнул Баннеру; он принадлежал мне. Он был обязан своей работой моему отцу. Я наклонил голову в сторону Беллы, которая сидела с каким-то простым, безымянным учеником нашего класса. Баннер увидел мой многозначительный взгляд и слегка кивнул в ответ.
Он раздал папки с информацией и начал рассказывать:
- Правила просты. Я разделю вас на пары. Каждая пара должна построить способное держаться на воде судно, используя только материалы, которые я вам дам и немного краски. Вы выберете, кто из партнеров будет пассажиром судна, которое должно пересечь бассейн, так, чтобы человек все еще был над водой. Материалы будут выбраны исходя из вашего роста и веса. И я буду выбирать ваших партнеров, так что ведите себя хорошо дети, - он начал наугад называть имена, кто-то стонал, а кто-то визжал от радости. Когда он добрался до меня, он едва ли обратил своё внимание на нас или на громкое "черт", в то время как он увлеченно произнес: "Каллен, Свон".
Я даже не повернулся, чтобы взглянуть на неё. Это было не важно. У меня была причина везти её домой. Съешь это Уитлок. И ты тоже Маккарти.
После того как уроки закончились, я нашел её на низкой кирпичной стене с наушниками в ушах и слегка покачивающимися в, как я предполагал, музыкальном трансе волосами. Я подошел к ней сзади и наклонился, отбрасывая тень. Я мог чувствовать едва уловимый запах шампуня, которым она мыла голову. Девчонки всегда пахнут так приятно.
Наклоняясь прямо к её уху, я собирался вытащить наушник и сказать что-нибудь неприличное, но вместо этого я выдохнул поток теплого воздуха прямо за мочку.
Она подпрыгнула и упала назад, но я был настолько близко, что она даже не потеряла равновесие. В то время как я держал её за плечи и от души смеялся, она подняла на меня свои темно карие глаза, в которых светились ярость и секс.
- Черт, Эдвард. Ты напугал меня до смерти.
- Прости, я не знал, что произвожу на тебя такой эффект. Я просто собирался… твою мать. Это CD-плеер? Ты что не слышала про айподы?
- Укуси меня. Я застряла с аналогом. Эй, я вспомнила. Ты везешь меня домой так? Также, я полагаю, что я буду пассажиром лодки?
- Притормози немного свой поток мыслей. Да, ты едешь со мной. И да насчет лодки. Как будто я пропущу возможность получить своё собственное соревнование в мокрых майках, пока мы практикуемся в навигации.
- До тех пор пока ты называешь меня Капитаном, можешь пялиться. Хорошо, слушай, ты отвезешь меня в центр где-то на пятнадцать минут. Я заметила кое-что этим утром, на что мне необходимо взглянуть получше.
- Есть, мой Капитан.
Горя любопытством, я повел её к своей машине, стараясь игнорировать то, что все студенты на стоянке пялятся на нас. Джаспер уже уехал; он, скорее всего, слышал про гонку на лодках и решил уехать, зная, что я предъявлю свои права.
Всю дорогу к небольшому центральному району Форкса Белла рассказывала о жизни в Фениксе, пока того, как я задавал ей вопрос за вопросом. Просто потому что больше было нечего делать, правда. Я так увлекся её историей о том, как её поймали купающейся голышом в бассейне своего бывшего школьного директора, что когда её рука взлетела вверх и ударила меня по груди, я вздрогнул от неожиданности.
- Вон там! Стой! Вот куда я хочу пойти, - сказала она увлеченно, голосом ребенка в рождественское утро. Я едва заехал на стоянку, а она уже выпрыгнула наружу и бросилась поперек улицы в единственное место в Форксе, в котором я всегда был рад побывать.
Блэк Кэт Рекордс. Я зашел вслед за ней, позволяя восхитительному плесневелому запаху старого винила окатить меня.
- Эй, Каллен. Что ищем сегодня?
- Не для меня, сэр. Я послушно следую за ней, - я показал на Беллу, которая ускакала в специфическую секцию и начала проглядывать пластинки, мимолетная улыбка играла на её лице.
- Очаровательно. Должно быть новая девочка, а? – он плотоядно взглянул на неё. Мне захотелось ему врезать. Грязный старый козел.
- В самом деле, - я подошел к Белле, которая теперь уже хмурилась.
- Что ты ищешь?
- Первый альбом Тома Уэйтса. Единственная вопиющая дыра в моей коллекции. Ну, это, и ещё какой-то урод спер моего Фогхэта, но это не настолько серьёзно как ситуация с Уэйтсом.
- Почему ты не посмотришь на eBay?
Она цокнула на меня языком.
- Эдвард, пожалуйста. Есть же правила.
И она двинулась вперед к полкам со старыми танцевальными записями.
- Правила. Объясни, - я сложил руки на груди и облокотился на грязное окно, оглядывая её с ног до головы, в то время как она беззаботно шагала по рядам моего маленького магазинчика. Странно, но в своей сексуальной форме, ботинках и заросшем грязью рюкзаке Jansport, она выглядела как часть этого места. Эксцентричная. Немного грязная. И настолько интересная, что хочется внимательно изучить вдоль и поперек.
- Просто. Во-первых, eBay это жульничество. Во-вторых, можно искать только на Распродаже Имущества, Блошином рынке или в магазине грампластинок. Диск должен стоить меньше чем десять баксов. И никаких надписей. Я ненавижу покупать старинные альбомы только чтобы обнаружить, что какая-то сука подписала там своё имя шариковой ручкой прямо под "Disraeli Gears".
- Ты музыкальный сноб.
Она фыркнула.
- А ты заносчивый сукин сын. Но это не имеет значения. Поехали разбираться с лодкой? – и с этими словами она взяла мою руку, положила свою мне на локоть и выжидающе посмотрела на меня, в то время как я вел её к двери.
Бросая ключи на кухонный стол, я заметил, что Таня снова приготовила закуски. Белла приподняла бровь, увидев треугольнички поджаренного на гриле сыра с обрезанной корочкой, но все равно взяла один и откусила большой кусок. Я ухмыльнулся и схватил её за руку.
- Пошли, я хочу показать тебе кое-что.
- Эдвард, я не заинтересована в том, чтобы увидеть твой…
- Не это. Пойдем. Ты мне не доверяешь? – я протянул ей руку ладонью вверх. Она посмотрела на меня скептически, но потом тепло улыбнулась и сказала: "Как ни странно, да, доверяю".
А потом вложила свою теплую руку в мою ладонь и последовала за мной наверх.
Я повел её к моей комнате, но свернул влево к маленькой немного скрытой двери. Я никогда никого сюда не приводил. В моё святилище. Но я знал, что Белла сможет оценить.
- Вау, - выдохнула она, потянув мою руку, из-за того, что она застыла на месте позади меня.
Это, скорее всего, была реакция на Стену Грампластинок. От пола до потолка. Это должен был быть кабинет, но я изменил книжные полки, чтобы поместить мою огромную коллекцию винила. Ухмыляясь, я отпустил её руку и подошел к пианино.
- Музыкальная комната, - пробормотала она, голос тихий и почти урчащий. Она завелась? Черт, я надеюсь. Я знал, что я да. Непрошенные, но определенно желанные изображения с ней на моём пианино закружились у меня в голове, я развернулся на скамейке и облокотился на клавиши, легкое бренчание нот эхом отдалось в сводчатом потолке, в то время как я пытался мысленно заставить свой стояк уйти. Успокойся, Каллен младший. Мы еще не дошли до этого.
Она стояла передо мной, словно ребенок в магазине сладостей. Голова поднята вверх, нижняя губа слегка выпячена, в то время как она с вожделением разглядывала ряды моей Коллекции. Её глаза блуждая приземлились на стол покрытый нотными листами, карандашами, а потом, наконец, дошли до пианино, перед тем как остановиться на мне.
- О, я всегда хотела это сделать, - сказала она и подошла к тому месту, где я сидел. Я подвинулся и протянул ей руку, которую она схватила. Но вместо того чтобы сесть рядом, она приподняла юбку и шагнула на скамейку.
Вот теперь я должен был быть в ужасе. Её большие, тяжелые секс-ботинки оставят следы на гладком дереве черной блестящей скамейки. А потом она шагнула на крышку пианино. Но, черт возьми, как я могу оставаться раздраженным, когда я прекрасно мог видеть что у неё под юбкой? Эмметт был прав. Шортики. Сто процентный хлопок.
Она развернулась и, в конце концов, легла на пианино, так что её волосы были разбросаны по клавиатуре. Я не сменил свою позиции и все еще опирался локтями на клавиши, и мы просто оставались в таком положении, обсуждая жизнь, лодки, богатых сучек и Мамочку.
Я был удивлен, когда три часа спустя получил сообщение. Мамочка сообщала, что уже обед. Время летит так быстро.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 13:11 | Сообщение # 11
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 7.Часть 2.

Неделя прошла так, как я и ожидал. Белла определенно была Той Самой Девушкой, и Розали реагировала на это абсолютно спокойно. Я даже видел, как они почти цивилизованно разговаривали друг с другом между уроками, поэтому я решил, что Розали на время смирилась с популярностью новенькой. Элис определенно наслаждалась обществом Беллы, к большому неудовольствию Джея. Он должен был быть благодарен, что её день рожденья послужил поводом, который ему был необходим, чтобы не ехать на концерт в эту пятницу.
Я решил усовершенствовать музыкальное образование Беллы. Она приезжала ко мне каждый день после школы, чтобы обсудить лодку, хотя на самом деле мы так и не решили ничего конкретного. Это не было срочным и могло подождать. Мы были слишком заняты просмотром моих пластинок, сравнением вкусов. Я был удивлен, что она слушала многое из того, что у меня было и её глаза чуть не вылезли из орбит, когда она увидела мою коллекцию электронной музыки. В её музыкальном образовании было несколько пробелов, которые я с удовольствием заполнил. Сегодня я планировал подарить ей айпод, заполненный песнями, которые я всю прошлую ночь собирал в плейлист. Я даже красиво завернул его, или точнее какая-то девчонка завернула его для меня.
- Какой милый сверточек, - сказала Таня, когда я сел за завтрак. Джаспер сегодня подвозил Беллу, так что мне было некуда торопиться, просто я злился, что сегодня была не моя очередь. Хотя я предъявил права на время после школы. По крайней мере, пока мы не закончим с лодкой.
- Это для Беллы. Сегодня у неё день рожденья, - пробормотал я, слишком поздно понимая, что мне стоило промолчать.
- О, день рожденья твоей девушки? Как мило, - её тон был ледяным и полным неодобрения.
- Она не моя девушка. Просто девушка. Не будь злюкой, Мамочка, - её "имя" похоже успокоило её и она пододвинула мне тарелку с вафлями, наклоняясь вперед (и демонстрируя свой вырез) для того, чтобы положить льняную салфетку мне на колени.
- Кушай. Растущим мальчикам нужны углеводы.
- А ты доешь эту сосиску. Растущим девочкам нужны белки.
Она откусила кусок и тщательно его прожевала, проглотив, перед тем как ответить мне.
- Кстати говоря, о девочках, которым нужен протеин, я думаю, тебе стоит пригласить свою девушку на ужин сегодня. Пришло время нам всем устроить официальный ужин. Разве может быть более приятный способ для девушки познакомиться с твоим отцом, чем милый ужин по поводу дня рожденья? – Таня искренне улыбалась; я правда подумал, что она верила в то, что это была хорошая идея.
- Мамочка, нет. Стоп, Доктор приезжает домой? – несмотря на чувство тревоги при мысли о Белле сидящей за одним столом с моей мачехой, я был рад, что Карлайл будет дома. Секс-фестиваль во время его возвращений домой обычно означал, что Таня будет меньше меня домогаться, и у меня будет возможность сфокусироваться на Белле, нашей лодке и Пари.
- Что значит "нет"? Конечно, она должна прийти. Я слышала о вечеринке у Элис; просто будьте здесь в шесть. Я сделаю так, что вы будете свободны как раз вовремя, чтобы прибыть на празднование. Я не хочу, чтобы мой маленький Эдди пропустил праздник своей подружки, - она утащила мою тарелку до того как я закончил, и я знал, что она была расстроена из-за ситуации с Беллой, что было достаточной причиной, чтобы продолжать дальше. Но черт, мне было весело. Я хорошо проводил время с Беллой. Мне правда нравилось, когда она была рядом.
И я буду наслаждаться этим еще больше, когда смогу трахнуть её и забыть об этом.
Я думаю, стоит предупредить её о том, что у неё сегодня две вечеринки. Она не очень любила сюрпризы.
Ухмыляясь, я потуже затянул галстук и одел пиджак. Сегодня я повеселюсь, это точно.

Добавлено (31.10.2009, 13:11)
---------------------------------------------
Глава 8. Часть 1.

Белла

Утро пятницы.
Мой день рождения.
Ужаснейшая вечеринка в честь моего дня рождения.
Не то что бы я совсем не любила вечеринки; мне они были также безразличны как подколки в Академии.
Меня гораздо больше беспокоило то, что эту вечеринку устраивала Элис.
Я не дура. Я отлично знала, что это будет далеко не невинная вечеринка. Для тех, кто входил в их круг, всегда устраивалось нечто агрессивное, полное жестких приколов представление.
Я, конечно, не думаю, что меня осыпали бы дешевыми конфетками, но вот украсить мой ящик розовыми блестками вполне могли. А у меня не было для этого никакого настроения.
Я и без того уже была вся на нервах.
Еще немного и Розали Хейл выиграет у меня пари.
Увидев Эдварда впервые, лениво потягивающего скотч, высокомерного, безразличного сукиного сына, я думала, что вероятность того, что я проиграю, конечно, есть, но едва ли.
Когда он нашептывал мне на ушко во время урока Истории, я поняла что все-таки вероятность моего проигрыша значительнее, чем я предполагала.
Когда же он объяснял мне, как нужно завязывать галстук, после того как я провела ночь в его холодной постели, когда до меня даже не дотронулись, я думала, что сойду сума от неудовлетворенности.
Когда же Эдвард показал мне свою музыкальную коллекцию и небрежно заиграл на своем фортепьяно, одновременно рассказывая что-то, причем, не делая никаких намеков, я поняла, что едва ли есть хоть какой-то шанс, что Розали Хейл не выиграет это пари.
Черт.
Поэтому, когда я услышала, что Чарли прошел мимо моей комнаты, собираясь на работу, я нарушила свой обычный распорядок и не встала с кровати.
Засунув голову под подушку, я пыталась прогнать мысли о том, какой аромат исходит от Эдварда.
Или о том, как его пальцы двигаются по клавишам фортепьяно.
Или о том, с какой гордостью он рассказывает о своей пластинке Тома Уэйтса.
Или о том, в каком сексуальном беспорядке находились его волосы.
Спустя два часа я все еще находилась в кровати, мечтая о сексуальном Эдварде и размышляя о том, стоит ли вылезать из кровати ради того, чтобы пописать, когда зазвонил мой мобильный.
Выпутавшись из простыней, я наконец-то дотянулась до телефона.
Джаспер.
- Что? Только не говори мне, что ты запутался в своей цепи от бумажника? – ухмыльнулась я.
- Цепь от бумажника это стиль, Ла Белла. Ты должна была это знать.
- Точно. Разве ты не должен быть сейчас занят созерцанием груди Брендон или еще чем-нибудь? Какого черта ты беспокоишь меня дома среди недели?
- Почему ты не в школе среди недели?
- Ты что, скучаешь?
- Чертовски некрасиво, - сухо заметил он. – Могла бы позвонить. Сегодня была моя очередь подвозить тебя. Я ждал тебя на тридцать секунд дольше обычного.
- Целых тридцать секунд?
- Уитлок никогда и никого не ждет. Даже тебя, Свон.
- Постараюсь запомнить…, но ты ждешь Брендон уже не первый год…
- Что возвращает нас к причине моего звонка. Она украсила твой ящик, сделала тебе диетический кекс со свечкой. Она очень расстроилась.
- Ты звонишь мне, потому что предмет твое безответной любви расстроена моим отсутствием? Слушай, Джаспер, мне, конечно, нравиться Элис, но я ей не игрушка…
- Замолчи. Я звоню только потому, что если ты не покажешься, я готов картон с розовыми блестками сжевать, лишь бы она не плакала. Я не ною, но меня вовсе не радует, что она плачет из-за кого-то жалкого кекса.
- Я приду на вечеринку. Обещаю, Джаспер.
- Ладно.
Я привстала с кровати, убирая с лица волосы.
Что-то слишком быстро он согласился.
- Ладно?
- Ладно. Каллен все равно уже едет к тебе. Я бы сам приехал, но кто-то должен успокоить Элис. Так что будь готова. Кстати, оденься как отличница – это заводит с пол-оборота.
- Джаспер…
Этот ублюдок отключился.
Первую секунду я тупо пялилась на телефон, а потом до меня дошло, что Каллен будет здесь уже через десять минут.
Так…варианты.
Вариант первый. Не вставать с кровати. Когда Эдвард приедет, то найдет меня здесь и неизбежное случиться…Хороший вариант.
Вариант второй. Встать с кровати, встретить Каллена и поехать с ним в школу.
Ну уж нет.
В смысле… украшенный ящик и плакат?
Вариант третий. Прогулять школу, как я и планировала…но вместо того, чтобы провести этот день в одиночестве, повеселиться с Эдвардом.
Больше всего мне нравился план номер один, но, черт побери, я не сдамся так просто.
Поэтому, вариант три.
Поднявшись с кровати, я направилась в ванную, чтобы почистить зубы. Собрав растрепанные и не расчесанные волосы в хвост, я плеснула в лицо холодной воды.
Натянув на себя джинсы, которые до этого валялись на полу, я также одела бюсгалтер и старую футболку.
Проглоти, Каллен.
Он это сделал, спустя пять минут.
Я сидела в гостиной, когда входная дверь открылась без стука.
- Здравствуйте, офис мистера Прогульщика, - сообщила я, не отрывая взгляда от телевизора.
- Знаешь, я разочарован, - сказал он, звеня ключами в своих руках.
- Да? – поинтересовалась я, наконец-то взглянув на него.
Его рубашка была уже расправлена, а блейзер небрежно расстегнут.
На его лице заиграла сексуальная ухмылочка. Было просто невозможно одновременно смотреть на его сексуальное лицо и держать ноги скрещенными, поэтому я сосредоточила свой взгляд на его открахмаленной рубашке.
- Ну, самая мятежная представительница женского пола города Форкс прогуливает школу в свой собственный день рождения. Направляясь сюда, я надеялся застукать тебя за какой-нибудь незаконной азартной игрой, или в компании стриптизеров, черт побери я бы не удивился, если бы здесь наркоту нюхали… Но все с чем я столкнулся, это ужасная реальность, достойная дочери полицейского.
- Прошу прошения?
Его глаза пробежались по моему одеянию.
- Мне нравиться, - пожал он плечами.
- Простите, что разочаровала. Я законопослушная девушка, - сказала я, не отводя глаз от воротничка его рубашки.
- Эй.
- А?
- Я вообще-то здесь, - сказал он, указывая пальцами на свои глаза.
Я повернулась к телевизору.
В следующую секунду он шлепнулся на диван рядом со мной.
Мне так хотелось сесть к нему на колени.
- Можешь не ждать. В школу я не поеду.
- Я и не планировал возвращаться в школу. Едва ли идиот Смит может научить чему-то толковому мою задницу, к тому же вся школа гудит о предстоящий вечеринке. Там скучно.
Когда он упомянул вечеринку, я простонала.
- Просто прими это. Возможно, ты даже повеселишься, - вздохнул он, откидывая голову на диван.
- Умоляю. Повеселиться там можешь ты, и то только потому, что гарантированно найдешь какую-нибудь идиотку, которая скрасит твою пьяную ночь.
Несколько секунд он обдумывал мои слова.
- Это правда, - наконец согласился он.
- Я не уверена, что я смогу там повеселиться.
- Если будешь милой девочкой, я позволю тебе следить за тем, что бы мой бокал не был пуст.
За эти слова я пнула его в ногу.
За что он треснул меня по лбу.
Я начала тяжело дышать и наклонилась к нему, чтобы дать ему сдачи, но он поймал меня за запястье.
Я попыталась треснуть его другой рукой, но этот идиот схватил и второе запястье.
- Ну, теперь ты в очень затруднительном положении, - заметил он, явно развлекаясь.
Когда я начала выгибаться, он сжал мои руки еще сильнее, чтобы я не смогла высвободиться.
Интересно, он действительно такой дурак, я ведь даже не пыталась.
Я резко откинулась назад, но он не отпустил меня, хотя его лицо стало мягче.
- Белла?
- Что? – прошипела я. Его хватка ослабла.
Он наклонился и опустил мои руки рядом со мной.
Его руки прикоснулись к моему лицу, один палец заскользил по моей щеке и остановился на подбородке.
Я начала тяжело дышать, он приблизился ко мне еще ближе.
Он собирался поцеловать меня, я так хотела его, я знала, что не смогу остановиться. Я вдруг подумала о том, что лучше не оставлять на диване никаких пятен, но в конечном счете мне было плевать. Мне хотелось, что бы он действовал быстрее, ожидание было просто невыносимым…
- С днем рождения, - прошептал он, а затем отстранился от меня и откинулся на другую сторону дивана.
Мне хотелось залепить ему пощечину.
Почему Эдвард Каллен не захотел поцеловать меня?
Я не собиралась и дальше сидеть с ним на этом диване, зная, что он меня не поцелует.
- Верно. Мне нужна какая-то одежда, если я собираюсь на эту вечеринку, - проговорила я, поднимаясь с дивана.
- Что? Ты думаешь, что твоего хлама будет недостаточно, - насмехался он.
- Смейся – смейся, я отлично знаю, что мой хлам тебе нравиться, - пожала я плечами.
Дойдя до дверного проема, я выжидающе на него посмотрела.
- Да ладно тебе. Сегодня ты мой водитель.
Он удивленно поднял бровь и не сдвинулся с места.
- Ладно. Я уверенна, что Эмметт с удовольствием займет твое место, - заявила я, вытаскивая свой мобильный.
- Черта с два, - пробормотал он и направился к двери.
Я ухмыльнулась, когда он открыл для меня дверь.
Уютно устроившись на пассажирском сиденье, я заметила маленькую коробку в подарочной обертке.
Эдвард подхватил ее и бросил мне на колени.
- Серьезно? – удивилась я.
- Серьезно, - ответил он, заводя машину, пока я разворачивала коробку.
- И кто же завернул подарок? – поинтересовалась я.
- Одна цыпочка. Бедняжка все никак не может дождаться своей очереди рядом с моим бокалом, поэтому я решил сделать ей одолжение.
- Как осмотрительно, - пробормотала я.
- Замолчи. Она просто сгорала от энтузиазма. Открой же.
Внутри был iPod Touch
- У меня есть CD-плеер… тебе не стоило…
- Черта с два не стоило. Ты не можешь унижать хорошую музыку, слушая ее на своем желтом CD-плеере. Я сделал это из уважения к музыке.
- Я даже не знаю, как в эту штуку песни загружать…
- Я уже загрузил. А на будущее я тебя научу.
Я достала подарок и нахмурилась.
- Как он включается?
Удерживая руль одной рукой, другой Эдвард выхватил у меня плеер.
Быстро бросив на него взгляд, он снова посмотрел на дорогу и вернул плеер мне.
- Слушай.
Я так и сделала.
Я услышала композицию Whiter Shade of Pale.
Боже, я обожаю Эдварда.
Несмотря на то, что он сидел рядом со мной, я закрыла глаза и попыталась забыть Эдварда.
- Ну? – с нетерпением спросил Эдвард.
- Я…спасибо, - поблагодарила я.
- Пожалуйста.
Я уставилась в окно. Мысль о том, что он подарил мне плеер с композицией A Whiter Shade of Pale и не поцеловал…просто убивала меня.
- Подожди, куда мы едем? – спросила я, наконец, обратив внимание на дорогу.
- Лично я тут одежду не покупаю. Я одеваюсь в Лос-Анджелесе, когда езжу к отцу, или в Нью-Йорке…но я подумал, что подходящий магазин мы сможем найти только в Сиэтле.
Я рассмеялась.
- Что? – удивился он.
- В Порт-Анджелесе есть Таргет, - со смехом заметила я. Это было настолько очевидно.
- Ну конечно. Только Эдвард Каллен не ходит в Таргет.
- Белла Свон ходит.
- Не тогда, когда она в компании Эдварда Каллена.
- Тогда она позвонит Джасперу Уитлоку.
Эдвард резко повернул руль и остановился у обочины.
- Прекрати сталкивать меня с моими друзьями.
- А я вас сталкиваю?
- Я достаточно раздражен, так что лучше остановись.
- Отвези меня в Таргет.
- Там вообще одежду-то продают?
- Ты что серьезно никогда не был в Таргет?
- Ты что серьезно покупаешь одежду в Таргет?
- Поворачивай, я преподам тебе урок.
- Не уверен, что он мне нужен.
- Я теперь не только слушаю, но и владею iPod Touch, так что ты вполне можешь побродить по Таргет часок…или шесть.
- Шесть?
- Знаешь, люди часто теряют счет времени в этой стране чудес. Вот увидишь.
- Белла…
- Сегодня мой день рождения. Пожалуйста? – попросила я, нагибаясь к нему.
Он усмехнулся и, выехав на дорогу, повернул в противоположном направлении.
Через пятнадцать минут мы переступили порог Святилища.
- Возьми тележку, - указала я.
- Тележку?
- Большую красную корзину на колесиках.
- Я знаю, что такое тележка…Просто я еще не разу не покупал одежду с чертовой продуктовой тележкой.
- Ну, пересиль себя.
Он взял тележку, и мы пошли вглубь магазина.
Когда мы дошли до отдела с одеждой, на его лице появилась презрительная усмешка, которая говорила о том, что он даже прикасаться ни к чему не собирается.
- Что скажешь? – поинтересовалась я, показывая ему водолазку в черно-белую полоску.
Он дотронулся до ткани одним пальцем.
- Полиэстер? Ты поторопилась с выбором.
Я лишь глаза закатила и положила водолазку в тележку.
- Ты знаешь, девчонки в нашей школе носят Chanel или что-нибудь в этом роде.
- Если ты еще не заметил, то я не похожа на девчонок из школы.
- Я заметил.
- Хорошо. Я думаю, что различия просто в глаза бросаются.
- Я тоже так думаю, - пожал плечами Эдвард. Он взял водолазку и повесил её обратно.
А я положила её обратно в тележку.
Вздохнув, Эдвард ослабил свой галстук и облокотился на тележку.
- Слушай, почему бы нам не разделиться? Ты осмотришь незнакомую территорию, а я закончу со своим делом. Встретимся на кассе через час.
- Я один никуда не пойду. Я заблужусь в этом царстве дешевого цвета хаки и красных жилеток.
- Не будь девчонкой. Иди. Найди что-нибудь интересное, - сказала я, указывая ему направление.
Он не давал мне сосредоточиться.
Как вообще кто-то может сосредоточиться, когда по соседству разгуливает секс в чистом виде, да еще и украшенный галстуком.
- Если через час я не вернусь, звони моему отцу, священнику и адвокату, - сказал он, прежде чем отпустить тележку и удалиться прочь.
Через десять минут он вернулся.
- Ты знала, что пластиковые солнечные очки очень удобно расположены рядом с прилавком, где разложены Pop Tart?
- И почему это удобно?
- Потому что, - ответил парень и положил в тележку упаковку Pop Tart с корицей.
Потом он снова удалился.
Прошло еще десять минут, и он снова объявился, на этот раз на его шее одиноко висел шарф с изображением фортепьянных клавиш.
- По-моему, ты поторопился с выбором, - начала смеяться я.
- Заткнись. Он стоит всего 14 долларов.
- И что?
- А то, что я за такой же 275 выложил.
- И?
- И…ну не знаю. Я подумал, что это забавно, - ответил он и снова ушел.
Я улыбнулась, когда он уходил. Он больше не держал руки в карманах, а держал свободно, протягивая к тому, что хотелось рассмотреть…я снова не смогла удержать улыбки, когда заметила это.
Эдвард Каллен все глубже и глубже погружался в мой мир… и даже не осознавал этого.
Через час я подошла к кассе.
Эдварда там не было.
Я начала ходить между рядами и неожиданно наткнулась на него. Он внимательно изучал полку с дезодорантами, рядом стояла его собственная тележка, я направилась в его сторону.
В руках он держал крышки от нескольких дезодорантов.
- Что ты делаешь? – поинтересовалась я.
- Нюхаю это дерьмо. Пока не обнаружил ни одного пристойного запаха.
- О, значит, ты просто не успел попробовать Old Spice, - заметила я, протягивая руку за этим дезодорант.
Сняв крышку, я протянула ее к носу Эдварда.
- Потрясающе. Если ты, конечно, предпочитаешь дешевый запах пьяного мужика.
- А мне кажется аромат…сексуальный.
- У тебя очень странное понимание сексуальности.
- Может быть, - согласилась я, закидывая дезодорант в его тележку.
- У меня есть стандарты, - сказал он, возвращая дезодорант на полку.
Я не стала возражать, в этот момент меня куда больше занимало содержимое его тележки.
Все серии «Mom and Reservoir Dogs» на DVD.
Упаковка ручек фирмы Bic.
Зубные щетки.
Освежители воздуха для машины.
Диски Rolling Stones.
Упаковка сухофруктов.
А это шарф с фортепьянными клавишами все еще висел на его шее.
- Тебе понравился Таргет, как я посмотрю.
- Я был приятно удивлен тем, что смог приобрести сухофрукты и DVD диски в одном и том же магазине, однако я все еще предпочитаю Barney's. А ты осталась довольна своим iPod Touch?
- Я конечно под впечатлением от того, сколько песен умещается в этом плеере, возможно, он предпочтительнее, чем громоздкий CD-плеер… но это вовсе не значит, что я избавлюсь от своего старого CD-плеера.
Эдвард удивленно уставился на меня.
- Что?
- Думаю, мы пришли к компромиссу, - заметил он гордо.
- Думаю, да.
- Ха, - усмехнулся он задумчиво.
- Что?
- Со мной такого прежде не случалось.

Когда мы подъехали к моему дому, то я встала рядом с багажником, ожидая, чтобы Эдвард открыл его, и я смогла забрать свои вещи. Но он почему-то медлил.
- Ну, поторопись. Мы приглашены на ужин с моим отцом и Мамулей в шесть вечера.
- Что?
- Ужин. В доме Калленов. В шесть. Я бы конечно посоветовал тебе одеться просто, но мы же оба прекрасно знаем, что ты меня не послушаешь.
- Я не пойду на ужин к тебе домой, - заявила я, пока он открывал багажник.
Почему он хочет, что бы я пошла к ним на ужин?
Он даже не захотел меня поцеловать.
Эдвард мог пригласить на ужин к себе домой любую, и никто бы не отказался.
- Пойдешь. Мамуля сильно настаивала. Она очень беспокоиться, что мы проводим вместе много времени, причем на людях, поэтому моя жизнь будет гораздо проще, если ты придешь на этот ужин, и будешь вести себя хорошо. Считай, что ты везунчик.
- И почему я должна заботиться о том, что бы твоя жизнь стала проще?
- Потому что мы друзья. Кроме того, если ты не придешь, то Мамуля меня накажет, может быть, даже отшлепает.
- Фу. Ты это серьезно?
- Не суди нас строго. И расчеши волосы, Карлайл не любит неряшливых.
- Я никуда не пойду, - сказала я, вытаскивая свои сумки.
Эдвард раздраженно сжал губы
- Ладно, не приходи. Тогда придется подарить тебе последний подарок сейчас.
- Эдвард, ты и так подарил мне шикарный подарок, я думаю…
Он вложил мне в руки тонкий красный картон.
- Что? Не нашлось ни одной желающей завернуть и этот подарок? – спросила я, прежде чем успела его разглядеть.
- Нет. Кроме того, я никому бы его не доверил, - ответил он, закрывая багажник.
Я, наконец, посмотрела на подарок, который лежал в моих руках.
Том Уэйтс, «Closing Time», грампластинка…как новенькая.
Прижав пластинку к груди, я начала тяжело дышать. Сейчас мне было стыдно, за то, что я его подкалывала.
Эдвард улыбнулся, увидев мою реакцию, и громко рассмеялся.
- Где ты ее нашел? Я ее уже целую вечность ищу, и еще не разу не натыкалась ни на одну пластинку, которая была бы в таком хорошем состоянии, за исключением твоей собственной и…о.
- Все в порядке, - проговорил он, опуская голову и потирая шею.
- Нет! Нет, я не могу…Я не могу принять этот подарок. Он слишком дорог тебе…это пугает и…
- И я хочу, чтобы эта пластинка была у тебя.
- Я … почему?
- Потому что ты единственная, кто действительно сможет оценить ее по достоинству. Наслаждайся своим днем рождения. А мне пора домой, на ужин. В одиночестве. Наслаждайся Уэйтсом.
Черт.
Я поняла, что он делает.
Вина.
Манипуляция.
Чёрт…это отлично работало.
Он подарил мне Тома Уэйтса, для меня все равно, что кровью своей поделился, все равно что…
- Подожди, Эдвард.
Остановившись, он ухмыльнулся через плечо.
- Я прекрасно понимаю, что ты фактически заманил меня на этот ужин, но все равно я пойду. И только потому, что я очень благодарна за Уэйтса.
- Все средства хороши, если хорош результат, - с этими словами он вбежал в мой дом.
Парень удобно устроился на диване и включил телевизор.
Не сказав не слова, я отправилась наверх, чтобы принять душ.
Раздеваясь до гола, я думала об Эдварде, который сидел на моем диване.
Намыливая свое тело, я думала об Эдварде, который сидел на моем диване.
Выпрямляя и укладывая волосы, я все еще думала об Эдварде.
Я осмелилась надеть черные туфли на шпильках…для Эдварда…
Потому что он поехал со мной в Таргет, потому что он подарил мне своего Уэйтса, потому что от него исходил потрясающий аромат, а когда он улыбался, мне хотелось петь и умереть одновременно, потому что, несмотря на то, что сам он был уверен в том, что он заносчивый сукин сын, он таким вовсе не был. Потому что я точно знала, что сегодня Розали Хейл докажет мне, что я ошибалась.
С ДНЕМ. РОЖДЕНИЯ. МЕНЯ.
Спотыкаясь, я спустилась на своих шпильках по лестнице, пока Эдвард беззастенчиво рассматривал меня и ухмылялся.
- Мог бы и помочь, - заметила я.
- За тобой слишком весело наблюдать. Ты могла бы и не одевать платье…
- Я одела его, потому что мне так хочется, - быстро вставила я.
Эдвард пробежался рукой по своим волосам и прикусил нижнюю губу, словно что-то рассматривал.
Глубоко вздохнув, он кивнул и поднялся с дивана.
- Знаешь, на тебе одежда из Таргета смотрится очень хорошо, когда ты не спотыкаешься.
- Спасибо.

Стоя перед массивной дверью дома Калленов, я заметно нервничала.
Эдвард был весьма раздражен.
С того момента как я спустилась по лестнице своего дома, его настроение значительно испортилось.
- Какого черта с тобой происходит? – спросил Эдвард, нажимая на дверной звонок.
- Не знаю…я нервничаю.
- Почему?
- У меня такое чувство, что, встречаясь с твоими родителями …я ВСТРЕЧАЮСЬ с РОДИТЕЛЯМИ.
- Так как ты этого не делаешь, то успокойся. Ты словно натянутая струна.
- Хотела бы я…
- Слушай, ты можешь даже ничего не говорить. Просто позволь Мамуле поиграть в ее нездоровые игры, а потом мы свободны. Она если честно не хочет, чтобы ты долго у нас оставалась.
- Как мило с ее стороны.
- Я тоже так думаю, - пожал плечами Эдвард, открывая дверь.
Когда дверь открылась, то на пороге я увидела внушительного блондина Карлайла Каллена, который стоял там в домашних тапочках, как какой-то долбанный Хью Хефнер.
- Эдвард, - слегка кивнул блондин и начал протягивать руку.
- Карлайл, - ответил Эдвард, пожимая руку мужчины. – Рад, что ты дома.
- Я люблю Форкс. Твоя мама сказала, что все это время ты вел себя хорошо.
- Она тоже хорошо себя вела.
На лице Карлайла мелькнула тень удивления, а потом он бросил взгляд на меня.
- Доктор Карлайл Каллен…но зовите меня просто Карлайл.
- Белла, рада познакомиться с вами Карлайл.
- Да, я тоже всегда рад пообщаться с друзьями моего сына, - заметил Карлайл, а потом он отступил на шаг назад и внимательно осмотрел меня с головы до ног.
На лице Эдварда читалось смущение, когда он скрестил руки и облокотился на стену.
- Белла, ты никогда не думала увеличить свою грудь? – поинтересовался Карлайл. – Ничего экстравагантного, думаю, третий размер сделает твою фигуру пропорциональней. В прошлом году я сделал операцию Джессике Стэнли, и результат был просто ошеломляющий…
Я открыла рот, чтобы ответить что-то, но, черт возьми, что на это вообще можно ответить?
- С ее грудью все в порядке, - сухо ответил Эдвард.
- Просто высказываю свое профессиональное мнение, - пожал плечами Карлайл.
Не опуская рук, Эдвард отошел от стены и, слегка толкнув своего отца, прошел в дом. Я последовала за ним, не отрывая глаз от пола и испытывая жгучее желание свалить куда подальше.
Пройдя через гостиную и кухню, мы очутились в столовой, где стоял ну просто очень огромный стол, за которым бы уместился целый полк…но сегодня там будет сидеть только четверо.
Неожиданно появилась Мамуля, на которой был розовый фартук поверх белой юбки карандаша и блузки, которая, судя по всему, была сшита из каких-то отходов.
- О! Эдвард и его девушка! Я не слышала, как вы вошли! – улыбнулась она, потирая свой нос, абсолютно уверенная, что смотрится это очень мило.
Поцеловав Эдварда в кончик носа, она потрепала его за волосы.
- Ты уже поцеловал своего Папочку? – строго спросила она, уперев руки в бедра.
- Ну конечно, - ответил он…мне стало его так жалко, что я чуть сдерживала слезы.
То, как он смог оставаться нормальным, несмотря на этот дурдом, тогда как я…все это ужасно.
- Хорошо. Почему мы все еще здесь? Мы ведь еще не выпили коктейли! Я сделаю тебе Shirley Temple.
- Я не хочу пить коктейль, - сказал парень.
- Конечно, мы будем пить коктейли. Это же официальный ужин, глупышка.
- Я не пью такие напитки.
- Что? Ты знаешь Мамочкины правила…
Он приблизился к ней и тихо проговорил:
- Сегодня я не играю в твои игры, - с этими словами он отвернулся от нее.
Челюсть Тани буквально валялась на полу… а я вдруг поняла, что Эдвард сам себе хозяин…когда ему было все равно, он позволял им играть в их игры… когда же он становился сволочным, ну скажем так, едва ли он стал бы делать то, что ему не по вкусу.
Это было немного странно и даже волнующе, то, как этот парень постоянно себя…контролировал.
Отодвинув стул, Эдвард похлопал по нему, приглашая меня присесть.
И я легкомысленно приняла это приглашение.
Когда он занял свое место за столом, Таня тихонько вышла из столовой.
- Ты в порядке? – спросила я.
- Нормально, - ответил он. – Мне не хочется играть в её чертовы игры сегодня. Таня отлично знает, когда ко мне лучше не лезть.
- Ладно, просто у тебя такое ужасное настроение с того самого момента, как я чуть не убила себя на лестнице своего дома…Я просто…
- Извини. Давай просто…поедим и свалим отсюда, - попросил он. На его лице отразилась усталость.
Я взяла его за руку под столом, потому что мне показалось, что ему это необходимо.
Он уставился на свою пустую тарелку с отсутствующим выражением лица, хотя руки своей от меня не убрал.
В столовую прошел Карлайл и сел во главе стола, за ним семенила Таня, которая катила серебряную тележку с ужином.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Суббота, 31.10.2009, 13:19 | Сообщение # 12
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


Еще,еще,еще hello
 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 13:23 | Сообщение # 13
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 8. Часть 2.

Белла

Я удивленно приподняла брови на Эдварда, он в ответ лишь ухмыльнулся.
- Где Роза? – поинтересовался парень.
- О, я дала ей сегодня выходной. Ты же знаешь, как я люблю заботиться о своих мальчиках, - проворковала Таня.
- Ну конечно, - подмигнул Карлайл своей молоденькой жене, которая в это время выкладывала мясо на тарелку Эдварда и аккуратно его нарезала.
Парень отодвинулся подальше, чтобы Мамуля без проблем занималась своим интереснейшим занятием.
- Белла, как тебе Академия, тебе там нравиться? – обратился ко мне Карлайл.
- Она …очень отличается от моей прежней школы, - ответила я.
- Я сам закончил ее, также как и моя жена. Мы очень гордимся этим учебным заведением. Как тебе крыло, которое обустроили Каллены?
- По-моему оно потрясающее, - лучезарно улыбнулась я.
Эдвард взглянул на меня, медленно пережевывая свою еду.
К черту все.
Если Эдварду нужна поддержка в этом дерьме, я ему подыграю.
- Миссис Каллен, я просто в восторге от того, как вы вышили инициалы Эдварда на его пиджаке.
На ее лице появилась дикая улыбка.
- Да, я не хочу, чтобы он потерял свои вещи или случайно спутал их с вещами своих друзей.
- Изумительная идея. Жаль, что рядом со мной нет моей мамы, я бы была рада, если бы она сделала для меня нечто подобное.
- Конечно. Я люблю Эдварда, словно он мой родной сын, - промурлыкала она, бросая на пасынка полный нежности взгляд. – Я сделаю для него все что угодно.
- Ему повезло, что вы у него есть.
- Ох, милая, если есть что-нибудь, что я могу для тебя сделать…это наверное так тяжело, когда твоя мама вдалеке от тебя…
- Да, это действительно так.
- Я так понимаю, что твой отец вернулся в город, раз мне больше не нужно за тобой присматривать.
Я поймала на себе Папочкин взгляд.
- Присматривать?
- Да, знаешь, шериф Свон уезжал из города на ночь, поэтому за Беллой нужно было присмотреть, - Эдвард чуть не подавился, когда Таня произнесла эти слова.
- Шериф Свон?
- Ее отец, - пояснила Таня. Эдвард сжал мою руку под столом и на секунду закрыл глаза.
- Твой отец шериф Свон?
- Да, - ответила я.
- Ты Хотчкинс, - заметил Карлайл.
- Да.
- Эдвард, надеюсь, ты предохранялся…
- Господи, - выдохнул Эдвард, бросая свою вилку.
Я буквально приросла к своему стулу.
- Ничего личного, Белла, - обратился ко мне Карлайл. – Но я по собственному опыту знаю, что яблочко от яблони не далеко падает. Рене еще школу не окончила, когда забеременела тобой, разве не так?
- Я…
- У Эдварда большое будущее. Мы не можем допустить, чтобы на его пути появились какие-то трудности.
- Мистер Каллен, я шокирована. Между мной и Эдвардом нет никаких сексуальных отношений.
- Ну конечно нет, - вмешалась Таня. – Карлайл, они еще дети.
- Которые сами способны делать детей, - ровно заметил мужчина.
Все это было просто до нелепого сюрреалистично… а потом…я захихикала.
Очень тихо, прикрывая рот салфеткой.
Все это было настолько ненормально.
Эдвард даже не хотел меня целовать, а его отец, который был убежден, что мне необходимы имплантанты груди, прочитал целую лекцию о том, какие неприятности я могла бы организовать для его сына, еще эта его Степфордская жена …и все это вместе…
Вскоре я уже не пыталась прикрыть свой смех салфеткой и рассмеялась во весь голос.
- Она что принимает наркотики? – спросил Карлайл у Эдварда, от чего я рассмеялась еще сильнее.
- Нет, - ответил Эдвард и сам разразился смехом.
Все это время мы держались за руки под столом, которые мы расцепили только для того, что бы успокоиться, но потом он снова взял меня за руку.
Наконец, Эдвард встал и потянул меня за собой.
- Куда вы собрались? – спросил Карлайл, он смотрел на нас так, словно только что осознал, что я свела с ума его сына.
- На вечеринку Беллы, - ответил Эдвард. Он снова улыбался.
Карлайл бросил на сына строгий взгляд.
- Будь в форме, завтра утром у нас крокет. Я не хочу, чтобы мой сын выглядел потрепанным.
- А как же ужин? – спросила Таня.
- Мамуля, …а не пошел бы на хрен твой ужин, - сказал Эдвард, бросая салфетку на свою тарелку.
И держась за руки, все еще смеясь, мы покинули этот дом.
- Извини за это, но знаешь, ты очень хорошо справилась, - сказал Эдвард, пока заводил машину.
- Спасибо, - ответила я, включая радио.
К своему удивлению я чувствовала себя взволнованной и очень веселой.
Вечер, конечно, был просто отвратительный, но по какой-то причине мне было весело.
Со мной был Эдвард.
Выезжая через железные ворота, он опустил солнцезащитный щиток.
- Ты никогда не изменишься, - сказала я, хватая его за галстук.
- Но я все еще отлично выгляжу, - ухмыльнулся он.
Повернувшись, я встала на колени, чтобы мне проще было развязать его галстук.
Его лицо было все в двух дюймах от моего, я могла ощущать его тяжелое дыхание на своих губах, пока мои пальцы нащупывали его галстук.
Он был очень тихий, и мои глаза могли сосредоточиться только на его губах.
- Белла, спасибо, - он прошептал это так тихо, что если бы я не видела, как двигаются его губы, я бы не узнала, что он вообще что-то говорил.
Когда я, наконец, справилась с его галстуком, я не вернулась на свое место, вместо этого я схватили края его кардигана.
Пришло время сдаться и доказать, что Розали была абсолютно права.
Я нагнулась к нему и прикоснулась своим языком к его губам.
Здесь.
Сейчас.
Он придвинулся ко мне, и я нежно поцеловала его закрытыми губами раз, два раза, а потом его губы приоткрылись, и он положил свою руку мне на затылок.
А в следующее мгновение я поняла, что то, что я проиграю Розали Хейл – будет самым прекрасным в моей жизни.
Подвинувшись к нему еще ближе, я перекинула одну ногу через его колени и оказалась между его грудью и рулем машины. Он целовал меня нежно и в то же время страстно, он целовал меня так, как не целовал меня никто и никогда.
Я не могла дышать.
Но мне и этого было недостаточно, мои бедра начали непроизвольно тереться об него.
Он схватил мой подбородок, а потом и мои руки потянулись к его лицу. Я чувствовала пальцами, как его подбородок двигается вверх и вниз, каждый раз посылая мне новые волны…наслаждения.
Его руки начали медленно спускаться от моего лица к мои ребрам, и он осторожно откинул меня на руль. Эдвард тихо засмеялся, прежде чем прикоснулся к моей шее своими губами.
Я откинула голову, когда он крепко обхватил мои бедра и начал покусывать шею.
- Эдвард…- простонала я, задыхаясь.
Он резко засмеялся, тогда, как его губы не покидали моей кожи.
- К черту вечеринку, - бессвязно пробормотала я, когда почувствовала его язык на своей ключице. – К черту Элис…к черту Розали…
Эдвард замер.
Когда я подняла голову, он выпрямился.
Я наклонилась, чтобы снова поцеловать его, но он резко отвернул лицо, схватил меня за бедра и пересадил со своих коленей на пассажирское место.
Сузив глаза, он запустил одну руку в волосы, словно был чем-то расстроен.
- Что? – спросила я, откидываясь на сиденье, когда Эдвард резко нажал на газ, и меня прижало к сиденью.
- Какого черта? – прокричала я и повернулась к нему.
Он промолчал, машина набирала скорость.
- Останови машину и дай мне выйти, - прокричала я, пытаясь сдержать предательские слезы.
Он уставился перед собой и продолжал вести машину.
- Ты с ума сошел, - кричала я, а он все молчал.
Медленно повернув голову, он бросил на меня ленивый взгляд.
Когда он ухмыльнулся, у меня все сжалось внутри, потому что я знала, чтобы он дальше не сказал, это разобьет мое сердце.
- Я вовсе не сумасшедший. Я был бы сумасшедшим, если бы трахнул девчонку, которая предпочитает одеваться в Таргет.
Я моргнула.
Я могла бы дать ему пощечину…
Или ударить его…
Или даже врезать по его долбанной голове.
Но стоило мне только пошевелиться, и я бы уже не сдержала слез.
Я думала, что он другой.
Но…
Но был такой же, как все.
У меня не было такой груди как у Стэнли, у меня не было туфель от Маноло…
У меня была одежда с полиэстером и мать-изгой.
И для него только это было важно.
Тогда какого черта он устроил все это сегодня?
Подарил Уэйтса?
Держал за руку?
Он был очень жесток. Мне хотелось убежать от всего этого подальше.
Я медленно повернулась и попыталась открыть дверь.
- Какого черта ты творишь? – спросил Эдвард. – Мы же едем.
- Дай мне выйти, - прошептала я.
- Нет.
- Останови чертову машину, - сказала я.
- Просто…заткнись.
А потом я услышала, как заблокировался замок на моей двери.
- Выпусти меня! – проорала я. Он вздрогнул и вжал голову в сиденье автомобиля, но не остановился.
Я хотела выйти…потому что даже если бы мне переломали все кости, мне бы не было так больно, как сейчас.
Он продолжал вести машину, пока я пыталась справиться с унизительными слезами.
- Я…это, что такая шутка? – прошептала я.
Он опять молчал.
- Пошел ты на хрен Эдвард, - сказала я, отвернувшись к окну, и осторожно начала вытирать слезы.
Я, конечно, могла попросить его отвезти меня домой, но едва ли он меня послушал. Кроме того, мне срочно надо было выпить.
Мы припарковались рядом с машиной Эмметта, мне было так противно от всего этого.
Элис украсила дом белыми мерцающими огоньками, до меня доносилась музыка. Этот дом сейчас был царством распущенности.
Выбравшись из машины, я хлопнула дверью.
На ступеньках, облокотившись на мраморную колонну, сидел Эмметт.
- Мы не отшлепаем тебя, только потому, что это твой День рождения, - поприветствовал меня Эмметт, на его лице играла ленивая улыбка.
- Привет, Эм, - поприветствовала я парня, окончательно поняв, что я с собой сегодня сделаю.
Усевшись напротив друга, я старалась не смотреть в сторону Эдварда, хотя не могла не слышать несколько девиц, которые визжали его имя.
- Ты грустишь? – спросил Эмметт, всматриваясь в мои глаза.
- Не надолго, - заметила я, когда он передавал мне свою выпивку.
Я сделала глоток, потом еще один.
- С Днем рождения, Белла, - сказал Эмметт, мотая головой, словно какой-то рэпер.
- Отлична песня, - заметила я, делая очередной глоток.
- Черт, а ты права, - согласился он.
- Спасибо тебе за то, что разрешил Элис устроить вечеринку в твоем доме и вообще.
- Это тебе спасибо, что дала повод повеселиться.
- Эй, Эм?
- Хмм? – спросил он с огромной улыбкой на лице.
- Ты действительно знаешь, кому здесь можешь доверять?
- Неа, - ответил он, доставая сигарету из-за своего уха.
- Я тоже не знаю, - пробормотала я, делая еще один глоток пива.
- Белла?
- Хмм?
- Мы не такие уж ужасные.
Я слегка кивнула, и прежде чем разразиться рыданиями, приложила бутылку к губам.
Я пила все больше и больше.
Когда бутылка опустела, я обхватила себя за коленки, стараясь отстраниться от смеха, и крика, и веселья, которые доносились из дома.
Не сказав не слова, Эмметт сел рядом со мной и слегка толкнул меня локтем.
- Сейчас тебе плохо, но все будет в порядке.
- Ага, - вздохнула я.
- Хочешь, что бы я кому-то коленку сломал или еще чего, только скажи, я все сделаю.
- Нет, - рассмеялась я, не сразу правда, я немного поразмыслила, не принять ли мне его предложение.
Несколько секунд мы сидели молча, пока из дома доносилось веселье…
Потом перед нами встал Эдвард.
Он не позаботился о том, что бы поправить свою рубашку, после того как я его атаковала в машине.
Я откинула голову, я уставилась перед собой, смотря словно сквозь Эдварда.
Эмметт встал и хлопнул его по руке, а потом…перевел взгляд на меня.
- Черт. Я не хочу сегодня быть свидетелем драмы, - и с этими словами он ушел в дом.

- Уходи.
- Нет.
- Ладно, уйду я, - сказала я, поднимаясь на ноги.
Я была пьяна.
Я ничего не съела за ужином…я сегодня вообще ничего не ела…за исключением напитка из солода.
- Просто…позволь мне поговорить с тобой.
- Фф, - произнесла я и отвернулась. Он схватил меня на локоть и развернул к себе лицом.
- Ты что уже пьяная? – спросил он, все еще не отпуская мою руку.
- Осторожней, ты же не хочешь сделать ребеночка бедной девке, - выдавила я, выдергивая руку.
У него появилось странное выражение лица, и он пробежался рукой по волосам.
- Так я и думала, - сказала я и направилась в дом, но он тут же обхватил меня за талию и притянул к себе.
- Отпусти.
Удерживая меня одной рукой, другой он развернул меня так, что я встретилась взглядом с его зелеными озабоченными усталыми глазами.
Он посмотрел на небо и тяжело вздохнул.
- Слушай, что ты еще хочешь? – запинаясь, спросила я, не в силах просто уйти от этого придурка.
- Нам надо поговорить.

*
Pop Tart – сладкие пирожки, продаются в виде полуфабрикатов; перед употреблением разогреваются в тостере.
Shirley Temple – безалкогольный коктейль.

Добавлено (31.10.2009, 13:23)
---------------------------------------------
Глава 9. Часть 1

Эдвард

Серьёзно. Какого черта со мной происходит?
Даже если я и сознаю, что она мне не безразлична, я всё равно ничего не могу с собой поделать.
Мне так хотелось сейчас запустить руки в волосы, но я очень старался избавиться от этой привычки показывать своё замешательство и неуверенность. Да. Не теряющий хладнокровия. Это я.
Пошло всё нахрен.
- Нам надо поговорить.
О чём?
Почему я так желаю оправдаться?
И почему я вообще остановил Беллу в тот момент?
Тем более я мог воспользоваться случаем и выиграть пари.
Я имею в виду…я собирался покончить с этим за две недели. В особенности с того дня, когда она появилась на той вечеринке, совершенно ни на кого не обращая внимания.
И сейчас, спустя две недели…она наконец-то определилась с выбором. И она хотела меня.
Я её не виню. Все хотят меня. Но она…она другая. Почему? Почему она так отличается от других девушек? Почему я просто не могу выиграть это пари, как делал это раньше?
Моей целью было трахнуть её и двигаться дальше, но после этой поездки в Страну Чудес под названием Таргет, я уже не уверен, что смогу отпустить её. Я даже повторил бы это ещё раз. И делал бы это снова и снова. Хмм…сверху, снизу, сбоку, сзади.
Что касается семейного обеда…то, честно? Он прошёл, как я и думал. И я даже удивлён, что всё прошло более-менее мирно. У Тани точно был какой-то козырь в рукаве, и мне пришлось увести Беллу до того, как Таня бы им воспользовалась. Иногда их прелюдия просто выводила меня из себя. И приплести сюда Беллу, в её же День рождения? Но они всё просрали, ха.
Полагаю, что я тоже виноват в этом, потому что заставил её прийти. Но в действительности, я просто хотел отомстить ей за то, что она потащила меня в Таргет.
Правда.
Поэтому, когда она оседлала меня и стала гипнотизировать своими губами и бёдрами, я был реально в шоке. Я полагал, что она будет потрясена, зла, раздражена, ну или хотя бы возмущена, но нет.
Я просто сидел и позволял ей ерзать на мне, покусывать мою губу. И я сдался. Я, твою мать, просто уступил ей. Я не вздыхал внутренне и не отсчитывал минуты, когда, наконец, смогу зайти дальше, я просто…сдался. Один раз моей чертовой жизни я позволил себе расслабиться и отдаться во власть женщине.
И я ответил на поцелуй. Я реально ответил на поцелуй, я целовал её в ответ. Мои руки блуждали по её телу, успокаивая, и в этот момент у меня в голове не было ни единой мысли. Я помню, что был поражен, и у меня не было никакого плана, что делать дальше. Я просто прикасался к ней, чувствовал её, ощущал её вкус. Все мои чувства работали на полную мощность. Я знал её запах, я позволил ему заполнять мои лёгкие всякий раз, когда я делал тихие и такие нужные вдохи; я слышал, как она практически мяукала и томно вздыхала. Её ноги каждый раз дрожали, когда я ласкал её. Я и раньше знал, что у девушек нежная кожа, но у неё она была очень нежная, её кожа самая лучшая из того, что я чувствовал. Теплая и гладкая, и мне хотелось коснуться каждого миллиметра её кожи своими пальцами и ладонями. Мне хотелось водить носом по её милому животику, чтобы узнать, вызовет ли это такие же фантастические ощущения, как я предполагал.
И тогда я понял, что я ни за что не сделаю этого в своей чертовой тачке, что я хочу повернуть назад и унести её в мою комнату…это крах.
Я знал, что она ни в коем случае не должна узнать о пари. Она ненавидит Розалии. Она не получит никакого наслаждения, трахнувшись со мной. Поэтому, когда она сказала «к черту Элис, к черту Розали», в моем мозгу как будто щелкнуло. Пари. Моя идиотская причина. Дерьмо.
Мне нужно было подумать. И я оттолкнул её. Я позволил моему второму я, скотине, которым я являюсь, вырваться наружу, чтобы попытаться собрать свои мысли и успокоить свою эрекцию.
Я весь сжался, когда увидел её взгляд, полный праведного гнева; я даже не знал, что говорю. Кажется, это было что-то про шмотки из Таргета? Если честно, я надавил на её больное место, на то, что больше всего меня в ней очаровывало. Конечно, она была со своими тараканами в голове, её пристрастием к Уэйтсу и страстью флиртовать с моими друзьями, но она жила по фразе Эмметта «будь собой». В ней не было ни капли претенциозности, и я реально запал на неё. Она просто…настоящая. Поэтому она затаривается в Таргете. Окруженная самыми популярными и красивыми личностями Форкса, она выделяется среди остальных сучек своим интеллектом и своим поведением.
Поэтому, когда я понял, что эта сумасшедшая готова выпрыгнуть из движущейся машины, потому что я сволочь, я надавил на газ и помчался к Эмметту.
Когда мы подъехали, она выскочила из машины, и, конечно же, кинулась в объятия Эмметта. Её Большой Папочка. Я любил этого парня как собственного брата, но я был готов придушить его и этого ублюдка Джаспера.
Я наблюдал, как он пожирает её глазами, уже приняв определённую дозу колес. Я уже раньше видел его розовые пилюльки, поэтому я знал, что он уже в полёте. И если пьяный Эмметт – озабоченный Эмметт, то Эмметт под кайфом любитель продолжительного дружеского секса. И сейчас он просто пожирал её, в то время как печальный и смущенный я сидел в своей машине, один со своим одиночеством.
Я сидел и долбился головой об руль, проклиная Мамочку, своего папулю и свои долбанные мозги, которые заработали когда я был готов трахнуть её.
Идиот удар Идиот удар Идиот удар.
Возможно, руль бы и помог, если бы он весь не пропах Беллой. Я до сих пор чувствовал запах её шампуня. Реакция была интуитивной и мгновенной, совершенно бездумная, я вылез из машины и уже стоял на крыльце, жаждая поговорить с ней.
Зачем?
Видит Бог! Зачем? Я опять начинал терять трезвость ума, и мне это не нравилось. Я чувствовал себя глупцом.
Я и есть глупец. Мне нужно восстановить контроль над всей этой ситуацией с пари. И с этого момента, я попытаюсь не допустить, чтобы она ещё раз атаковала меня в моей машине. Но или, по крайней мере, не когда я буду не готов. Она просто застигла меня врасплох. А ещё это пари. Это пари просто вымотало меня. И был ещё один важный момент, я абсолютно не знал, чего можно от неё ожидать.
И такие вот дела.
Новая девочка, которую желает вся школа. Не удивительно, что я так страдаю из-за этой девчонки. И ещё эта тема про «запретный плод». Дочка шерифа. И вдобавок ко всему Карлаил уже брызгает слюной, предупреждая меня, чтобы я не обрюхатил девчонку. Черт возьми. Ещё одно препятствие на моем пути. Будто мне нужен дополнительный толчок. Я выдохся ещё тогда, когда увидел её, внимательно осматривающую мою музыкальную коллекцию.
Теперь мне стало легче, после того, как я всё обдумал. Сделав глубокий вдох, и игнорируя потребности моего «маленького друга», я попытался сделать раскаивающееся лицо, в то же время внутренне ухмыляясь. Старый Эдвард вернулся, он снова на коне.
Он не позволит новенькой девочке победить.
- Нам нужно поговорить.
Она посмотрела на меня, сузив глаза. Я придерживал её за талию и начал растирать большими пальцами её бока, желая, чтобы она пошла со мной. Я даже состроил умоляющее лицо. Ни одна девушка не дождётся от меня большего, больше никогда. Я уже был близок к своему поражению там, в машине – она была такая нежная и восхитительная, и настойчивая, и энергичная, и мой мозг просто отправился на заслуженный отпуск.
Больше я этого не допущу. Я Эдвард Энтони Каллен. Моя мать Мейсен. Мой отец щупал половину сисек в Форксе. Я избалованный, мрачный, эгоистичный сукин сын. И я не превращусь в сентиментального сопляка из-за этой девчонки.
Нет.
- Белла, брось, я хочу поговорить, - шепнул я, смотря в землю, а не ей в глаза, как хотел. Повсюду тусовалась куча народу, кто бегал туда-сюда, кто-то блевал в кустах. Вот дерьмо, ещё даже нет восьми, а многие уже не в кондиции. А мне нужно было срочно снять напряжение, потому что мой член был твёрдый как камень.
- Ладно. Но прекрати трогать меня, - прошипела она, вырываясь из моих объятий и направляясь в дом.
Чёрт. Это будет сложнее, чем я думал. Что-то подсказывало мне, что в этот раз она не удовлетвориться коллекционной записью.
Я последовал за ней, пытаясь догнать, что было довольно трудно, потому что она просто слилась с толпой, её постоянно останавливали какие-то доброжелатели, которых она даже не знала, мне тоже приходилось останавливаться, ну, потому что ко мне постоянно кто-нибудь подходил.
Я наконец-то избавился от пятерых девчонок; все из них держали стаканы, наполненные как я полагаю скотчем; и тут заметил, как она поднимается наверх. Отлично. Тихо и мирно. Все прекрасно знали, что в доме Эмметта наверх лучше не подниматься. Ну, конечно, все, кроме нас.
Я как раз собирался подняться на первую ступеньку, как неожиданно, откуда не возьмись, передо мной возникла Розалии, жуя жвачку и поправляя свои груди.
- Эдвард, нам надо поговорить.
Нам надо поговорить. Нам надо поговорить. Но я не хочу с тобой говорить, Роуз. Мне нужно объясниться перед Беллой за своё поведение.
Другими словами, мне нужно придумать, что ей сказать.
Вздохнув, я последовал за Роуз в одну из комнат для гостей. Элис уже была там, усердно заворачивая что-то напоминавшее небольшой кошелёк или сумочку, или ещё какую-то бесполезную вещицу. Я усмехнулся, представив Беллу, когда ей будут дарить все эти дорогие подарки. Она была выше этого, ей нужно было что-то полезное и значимое. Никто из них не знал её настоящую. Ну, может быть кроме Джаспера.
- Что, Роуз? У меня есть важные дела.
- Да, Кален. Я не сомневаюсь, что это так. У тебя есть пари, которое ты проигрываешь на глазах. Тебе лучше покончить с ним поскорей, пока мне не стало скучно, и я не отменила его.
- Тебе итак постоянно скучно. Я работаю над этим. Я ищу лучший подход.
- Какой именно? Она выглядит злой сейчас. Хотя, в то же время, секс после ссоры очень хорош. Спешишь, не так ли?
Она неторопливо направилась к Элис, виляя задницей. Раньше мне бы это понравилось, но не сейчас, я был не в настроении для их игр. Хотя, я заметил, как она обвила руку вокруг Элис и положила кусочек розовый ленты на розовую упаковочную бумагу; Элис взглянула на Роуз, расплываясь в улыбке и обнажая свои зубки. Эти двое. Они делали это специально, и я не был уверен, что сейчас мои чувства были фальшивыми.
- Похоже, ты больше не заинтересован в пари, Эдвард. И нам обидно.
Элис смотрела на меня из-под опущенных ресниц. Хорошо, что Джаспер не видел этого, он бы убил собственную мать, если бы Элис хоть раз взглянула на него так.
- Нет, нет. Я заинтересован. Поверьте мне, дамы. Я работаю над этим. Я просто…решил бросить вызов. Я имею в виду, что вы могли бы увидеть губки Свон вокруг моего члена прямо сейчас. На самом деле. Она определенно хочет меня.
- Хорошо, - промурлыкала Роуз, отходя от Элис и направляясь ко мне. Я чувствовал аромат её духов Шанель№5, и обычно этот запах успокаивал меня. Аромат утонченности и денег. Но я также до сих пор чувствовал аромат дешевого малинового шампуня Беллы, и смесь двух запахов вызывала во мне приступ тошноты.
- Я действительно очень хочу, чтобы ты выиграл это пари, - шепнула Розалии мне на ухо. Она была высокой, намного выше Беллы, которая едва доставала до моего подбородка. Роуз дышала мне в шею, и потянулась, чтобы поправить мой галстук.
- Оставь, - прорычал я. Я уже не мог нормально дышать.
- Оу, тише. Тебе срочно нужно трахнуться, Каллен. И я знаю одну белую цыпочку, которая может тебе в этом помочь. Соблазни её, или продолжай играть в свою игру или что ты там задумал. Надеюсь, что ты владеешь ситуацией?
Она направилась к кровати и улеглась на ней, открывая прекрасный обзор, её юбка слегка задралась, и я увидел, что на ней надеты красные трусики. Я слегка склонил голову набок, показывая ей, что я всё вижу, и в ту же секунду молча развернулся и вышел из комнаты.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Суббота, 31.10.2009, 13:32 | Сообщение # 14
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


Я наглая.Хочу еще
 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 13:42 | Сообщение # 15
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 9. Часть 2

Я заглянул в несколько комнат, и, наконец, нашел Беллу в одной, сидящей в гигантской ванной Эмметта. Её глаза были красными от слёз, а губы распухшими, и, черт возьми, я хотел забыть, зачем я сюда пришел, и залезть туда к ней. Но я этого не сделал. Я присел на край ванны, перекинул ноги через бортик, и наклонился к ней, чтобы заправить выбившуюся прядь волос за ухо.
- Как дела, именинница, - рискнул я заговорить с ней, зная, что потребуются неимоверные усилия, чтобы выбраться из этой дыры, в которой я оказался.
- Пошёл ты, малыш, - рявкнула она, отбрасывая мою руку. Малыш? Я почти засмеялся. Мамочке это понравится.
- Послушай, я не знаю, что на меня сегодня нашло. Ты просто…ай, черт.
Сейчас я был смущён. Какого черта на меня сегодня нашло? Я имею в виду, я был сегодня в Таргете, черт возьми. И мне это понравилось.
- Ты расстроила меня, Белла.
Так, думаю, так будет нормально.
- Я что?
- Ну, ты дала мне понять, что я могу поиметь любую девчонку, которую захочу.
- Угу.
Она скрестила руки и сползла на дно ванны, звук её попки, скользящей по поверхности ванны разнёсся по всей ванной комнате. Она изогнула бровь, и выглядела так нелепо, пытаясь быть высокомерной, и ожидая моих следующих слов, которые уже крутились у меня на языке.
Я ухмыльнулся.
- Инстинкт самосохранения. Я дерьмо. Я не должен был так о тебе говорить. О твоей одежде. Это было реально подло.
- Да уж, - вздохнула она, кладя голову на колени. Она купилась на это. Но я и, правда, имел в виду то, что сказал. Но, всё-таки.
- Ну и, ты всё ещё хочешь меня трахнуть или нет?
Её голос был приглушен из-за того, что она уткнулась в колени, но я уверен, что она просто была смущена. С таким то вопросом, и её поведением на публике, я удивлен, что у неё ещё присутствует чувство стыда. И у ей потребовалось некоторое время, чтобы задать такой вопрос.
Я рассмеялся.
- Ты видела себя? Конечно, я хочу тебя трахнуть. Но не таким образом. Не потому, что тебе меня жаль.
Съешь.
- Жаль…тебя…Каллен, ты нахватался этого дерьма от Мамочки? Я серьёзно. Ты больной. Я бы порекомендовала вашей семейке посетить психиатра, но я не уверена, что тебе это поможет, учитывая, кто твои родителей.
- Да, и советую заснять весь сеанс, для лучшего рассмотрения проблемы.
- Они обязательно захотят включить какие-нибудь упражнения.
- Да, и заставят меня вести дневник.
Сейчас она смотрела на меня, вытирая слезы. И я реально чувствовал себя плохо. И всё ещё сильно желал её поцеловать. Наши обжимания в машине просто воплотили одну из моих сексуальных фантазий в душе. Это было просто…это было так. И мы всего лишь обнимались и целовались.
И это было моей первой ошибкой. Этот поцелуй, слишком долгий поцелуй. Что это было, младшая школа? Ошибка. Это, а также то, что я проводил с ней слишком много времени. Если как-то обозвать всю эту ситуацию, то я могу сказать, что она мне понравилась как человек, и это проблема. Многие девчонки не такие…интересные.
К примеру, сейчас. Эта великолепная и расстроенная девочка сидит в пустой ванне. Печальная и плачущая, и из-за того, что я веду себя с ней двойственно. Я со всеми так себя веду. В большинстве случаев потому, что не люблю показывать свои чувства. Самой противной частью было то, что она была очень грустной, и от этого мне тоже становилось грустно. И я не знал, как сделать так, чтобы ей стало лучше.
Так мы и сидели, она в ванне, опустив голову на колени, не плача, но также и не пытаясь мне врезать. И я, растянувшись на бортике, пытаясь придумать какую-нибудь шутку или наоборот что-нибудь мерзкое, чтобы она хоть как-то отреагировала. Я любил её в гневе. Так намного забавнее.
И как я уже сказал. Я не хочу, чтобы она грустила. Ведь это её День рождения.
Я смотрел на неё, но в действительности не видел. Черт, мне нужно выпить.
Я слышал легкий шум вечеринки под нами, и тут начал напевать себе под нос Тома Уэйтса. Я четко слышал песню в своей голове. Поэтому я начал напевать её уже в голос, бубня “well, the music plays and you display your heart for me to see”, когда я подумал о том, в каком Белла состоянии. Она подняла голову и посмотрела на меня скептически, слегка хлюпая носом и усаживаясь прямее.
Я посмотрел вниз смущенно. По правде сказать, из меня классный музыкант, но мои вокальные способности оставляют желать лучшего. Мой голос становился скрипучим, когда я пел низким голосом, это раздражало. Но я продолжал. Я бубнил строчку “I hope that I don’t fall in love with you”, потому что она звучала слащаво, и она подходила под нашу ситуацию. Я не хотел смотреть на неё, потому что этой ночью я не хотел видеть отказ в глазах девушки, к которой я приставал. Хотя она и не остановила меня, но и не показывала никакого интереса, и я совершенно не знал что делать, поэтому продолжал напевать песню.
Я дошел до последней строчки, в которой парень ищет хоть какой-то признак в потерянном взгляде девушки, надеясь ещё на один шанс.
И тут она хватает меня за ворот рубашки и тянет вниз. Я был настолько удивлён, что просто позволил ей делать то, что она хочет, и я слегка ушиб свой зад, когда приземлился на дно ванны, но я не возражал, потому что почувствовал её горячее дыханье на моих губах, и я тотчас же впился в её губы, у неё был солоноватый вкус из-за слёз, а её умелый язычок и, черт возьми. Она сидела на моих коленях, обвив меня ногами и прижимаясь ко мне ещё ближе, и мой член моментально отреагировал, ммм. Её малиновый запах был повсюду. Я осознал, что моя рука обнимает её за шею, и она выпрямилась и уткнулась грудью мне в подбородок, когда она слегка потянулась, её волосы упали мне на голову. Я практически не видел её глаз, так как освещение было довольно тусклое, но я точно видел, что они были влажными и широко распахнутыми.
- Привет, - выдохнула она, и моё лицо уже пропиталось её запахом, и прежде чем я успел сказать «привет» в ответ, она снова накинулась на меня с поцелуями. Наши языки сплелись, но не настойчиво, а мягко и нежно. Пульсируя. Её язык встречал моё каждое движение. Я мог приложить больше усилий. Я мог. Но я не сделал этого.
Я не хотел.
Я чувствовал себя восхитительно.
Мои руки снова начали странствовать по её телу, потому что, черт возьми. Как я мог отказаться от наслаждения ласкать её нежную шелковистую кожу, манящую меня своим блеском. Она снова томно вздыхала, распаляя меня. На этот раз я не хотел останавливаться. И я не остановился, я продолжил. Я хотел посмотреть, как далеко я смогу зайти, прежде чем сломаюсь. Совершенно бесподобное чувство.
Я не знал, как долго мы уже просидели тут, ерзая по твердому дну ванны, и терзая друг друга. Кончики её пальцев пробрались под мою футболку, исследуя ключицы, а потом оплетая руками мою шею, поглаживая мои плечи. Я чувствовал, как мой член возбудился. Я не знал, откуда взялась эта сдержанность. Возможно, мысль о том, чтобы неожиданно не повалить её на спину и не убить её, случайно стукнув её головой о дно ванны, хотя я знал, что если она окажется на спине, то я уже не смогу остановиться, а мысль уткнуться в ложбинку между грудей просто сводила меня с ума.
- Вот ты где, - я услышал смешок у себя за спиной. И каждая клеточка моего тела застонала. Чертова Элис – Мисс членоблокиратор.
Разве она сама не подначивала меня на это? Что за хрень происходить с женщинами в моей жизни?
- Пошли, Белла, - сказала Элис, входя в комнату. Дверь в ванную была широко распахнута и мы находились прямо в середине ванной. Белла слезла с меня и поправила свою одежду. Она помедлила пару секунд, а потом вылезла из ванны, не встречаясь со мной взглядом. Правильно. Нам всё ещё нужно поговорить.
Дьявол, что я делаю?
Я сделал несколько глубоких вдохов. Не только чтобы успокоиться и выровнять ритм сердца, но и чтобы я нацепить свою маску Эдварда-сволочи.
Когда Эдвард-засранец вернулся, я позволил себе выйти из ванной, с намерением схватить Беллу и утащить с этой проклятой вечеринки.
Но Элис практически несла Беллу вниз, где собралась вся самая известная и богатая публика Академии Форкса, сердечно напевая “Happy Birthday”, окружая её со всех сторон. Такое чувство, будто в Форксе эта была единственная вечеринка за весь год, или они все слишком много выпили. Абсолютно все пытались произвести на неё впечатление.
Кто не пытался этого сделать, так это Эмметт, кружась вокруг розового трёхэтажного торта с наглой ухмылочкой, и Джаспер, с такой же ухмылочкой, держащий большой нож. Я уверен, что это было одно из тех дерьмовых слащавых удовольствий, которые любила Элис. Полагаю, лучше чем булимия. На торте горело множество свечей, и я бы не удивился, если бы из торта сейчас выскочила Эдриан Кинг; эта вечеринка была мечтой Элис, но не Беллы.
Эта была не её мечта, тусоваться с Джун и Уордом, мечта, претворенная в жизнь. Белла достойна лучшего Дня Рождения, мать твою.
С пожеланиями «и всего всего, и побольше» Эмметт вместе с тортом отправились в путь, ближе к лестнице. Белла натянула фальшивую улыбку и сделала глубокий вдох. Я смотрел, как примерно 15 парней расталкивали друг друга локтями, пытаясь помочь ей задуть свечи. Я лениво облокотился на перила, наблюдая за этими глупцами и их жалкими попытками. Уверен, что все были в курсе, что мы с Беллой были наверху, вдвоём, но так как я не предъявил на неё свои права, они наверняка подумали, что я с ней закончил, и теперь она свободна.
Ха, кучка придурков.
Мне нужно срочно свалить отсюда.

Розалии стояла, прислонившись к одной из колонн у входа; она ухмылялась, руки скрещены, и она мысленно задавала мне вопрос, закончил ли я со Свон. Я бросил на неё сердитый взгляд, спускаясь по лестнице и наблюдая за этими неудачниками, борющимися за внимание Беллы. Она была окружена со всех сторон; она практически не могла двигаться. Джаспер передал Элис большой нож, правда Элис была слишком занята, давая каждому советы, и при этом держа Беллу за локоть. Что за неразбериха.
Я прошел мимо Роуз, не сказав ни слова. Я просто залез в свою тачку и поехал домой.
Карлаил был прав. Я не хочу выглядеть как дерьмо с утра. Потому что завтра я обязательно поговорю с ней.
Я заснул через пару часов, когда сквозь сон услышал какой-то скрип. Моё окно было слегка приоткрыто, поэтому я понял, что это был за звук. Я закрыл глаза, и ленивая улыбка расползлась по лицу, потому что я знал, что она вернулась.
- Как ты, черт возьми, смогла пройти через ворота?
Мой голос был ещё сонным, но каждая клеточка в моём теле уже проснулась.
- Ты знаешь, в участке есть коды от всех больших домов.
- И твой отец просто так дал его тебе?
- Нет. Но помощник шерифа Марк неравнодушен к моей закушенной губе и ложбинке между грудей. Подвинься.
- Мой парень.
На ней уже не было того свитера и высоченных шпилек. Я слегка отдернул одеяло и пододвинулся, чтобы освободить ей место рядом со мной. Обычно я спал посередине, но я хотел убедиться, что в этот раз не заберу всё одеяло. На ней было недостаточно одежды, чтобы согреть её.
Вздохнув, она опустилась на подушку рядом со мной. Мы ещё ни разу не прикоснулись друг к другу, но, черт возьми, я так хотел. В силу того, что мы так и не поговорили, я не хотел переходить к решительным действиям, пока мы всё не проясним, хотя, если я почувствую её кожу под собой, ничто не заставит меня остановиться. Тем более, здесь нет никаких маленьких надоедливых членоблокираторов. Лежать, парень. Сначала разговор.
Но я совершенно не знал, что сказать.
И к тому же я ужасно устал.
- Спокойной ночи, именинница, - прошептал я. И я лежал, прислушиваясь к её дыханию. Только когда я услышал, что она заснула, я смог пошевелиться. Я повернул голову в её сторону и стал наблюдать за ней; её губы были слегка приоткрыты, её лицо повернуто в мою сторону, её руки поверх одеяла и сцеплены на груди. Несмотря на дерьмовый вечер, она выглядела очень умиротворенной.
Я решил не тревожить её. Мы решим наши проблемы утром.
И затем я подумаю, что мне делать с пари.
Я пробудился ото сна испуганным, только в этот раз не знаю почему. Я посмотрел в сторону и обрадовался, когда увидел, что в этот раз я не забрал себе всё одеяло. Белла всё ещё была там, такая же умиротворённая, как несколько часов назад. Застонав, я глянул на часы. 7 утра. Я никогда не просыпался так рано по субботам. Стараясь не разбудить её, я направился в душ. Сегодня состоится игра в доме у Хейлов; миссиз Хейл очень сильно разозлится, если я не появлюсь к девяти. У меня есть пара часов, и я уверен, что Белла захочет зайти домой и переодеться перед игрой.
Что я скажу ей, когда она проснётся? Сомневаюсь, что она захочет завтракать с моими родителями. Если они, конечно, вообще покинут свою комнату.
Я направился вниз по лестнице, прислушиваясь, но, не слыша никаких звуков. Отлично. Возможно, я смогу сделать пару сэндвичей или что-нибудь ещё. Обычный завтрак тинэйджера.

Я запрыгнул в свой Кадиллак и отъехал, погруженный в свои мысли. Прошлая ночь совершенно запутала меня. И я не знаю почему. У меня на носу пари, которое я собираюсь выиграть. У меня есть девочка, которая начинает учащённо дышать при виде меня. У меня есть две девочки, которые ожидают меня.
Я знал, что я должен делать, и я колебался.
Перед тем, как решить, что делать, я был уже на шоссе, направляясь прочь из Форкса. Бегу от своих проблем?
Я просто вёл машину, слушая тупой софт-рок, который я не ожидал услышать по радио.
И тут я увидел это сияющее чудо. Как маяк. Эта идиотская вывеска. Я сузил глаза, вывеска как будто насмехалась надо мной. Соблазняя своими низкими ценами. Чертов Таргет.
Я завернул на парковку. И там была куча машин. Какого черта, кто ходит в Таргет в восемь утра по субботам?
Всякие неудачники, которым нечем заняться.
Я припарковался и вылез из машины. Дверь разъехались передо мной, и я вошел, прихватив тележку. Я блуждал между рядами. Одежда для детей. ЭмэндЭмс. Подарочные кредитные карты при покупке банки содовой. Бритни Спирз выпустила аромат? Какого черта я здесь делаю?
Я остановился посередине очередного ряда, прислонившись к полкам и обхватив голову руками. Она сейчас дома, в моей постели, возможно, уже разбуженная Мамочкой, и меня там нет, чтобы спасти её. Неужели я, таким образом, подсознательно пытаюсь избавиться от неё?
Меня вывело из ступора чьё-то недовольное бормотание в соседнем ряду. Завернув в отдел с журналами, я увидел работницу магазина, в узких черных джинсах, красной футболке и этих дурацких черно-белых манжетах, которые доходили до локтя. Прямо героиня Ночи перед Рождеством. У неё были короткие колючие волосы, черные с красными кончиками. Она бормотала какие-то проклятья, и, повернувшись боком, усмехнулась, сережка в носу двигалась по мере того, как она бормотала.
- Чертовы идиоты. Даже не могут правильно определить производительность компьютера. И после этого я каким-то образом должна определять их стоимость. И кто, твою мать, забыл…
Она не останавливалась. Мне хотелось засмеяться, но я уверен, что она надрала бы мне задницу за это.
- «Чёртов Таргет». «Таргет – это зло». «Он несёт болезни». Эти людишки никогда не закрывают свои рты. Они покупают вещи, которые им вовсе не нужны. «Я понятия не имею, зачем в Таргете столько всякого дерьма». Клянусь, что убью кого-нибудь, если кто-то ещё хоть раз спросит меня, где находится Уол-март. Я ненавижу это место. Если не нравиться здесь, валите нахрен из моего магазина. Таргет объединяет в себе все это…
- Таргет не дерьмо.
Я решил рискнуть.
Она медленно повернулась с выражением чистого недоверия на лице. Она прищурилась, осматривая мой внешний вид; субботний крикет предполагал определённую форму одежды, поэтому я был одет в темно-синий кашемировый свитер, белую рубашку с расстегнутыми верхними пуговицами и штаны в стиле хаки. Не дешевая одежда из Таргета. Уверен, что я был похож на модель из каталога A&F, только не гей.
- Я могу вам чем-нибудь помочь? – она презрительно усмехнулась, её брови выгнулись дугой, как бы бросая мне вызов.
- Да. Амелия, верно? Таргет не дерьмо. Вы продаёте пирожки Поп-тарт и снаряжение для кемпинга. Это очень удобно.
- Спасибо, богатенький мальчик. Уверена, что это очень забавно для тебя слоняться тут или что ты ещё тут делаешь, но разве тебе не пора на твой котильон?
Тут я не удержался и расхохотался. Я не был на котильонах уже два года, с тех пор как наши девушки перестали быть дебютантками. Теперь всё женское население Форкса привыкло к моему рангу; я больше не выступал в роли эскорта. Это дерьмо уже устарело.
- Ты уверена, что они позволят такой как ты выйти на улицу при дневном свете?
- Мне же нужно как-нибудь привлечь твоих Форксских сучек?
- Ты права. Но мы не признаем Эмо в Форксе.
Она тихо засмеялась.
- Ты прав, парень.
- Эдвард Каллен.
- О, тот самый Каллен, из Калленов?
- Да.
- Ооо. Я почтена.
- Следовало бы.
- Держу пари, ты думаешь, что я мечтаю тебя трахнуть?
- Никаких пари, пожалуйста.
- Даже не ради азарта?
- Напротив.
- Не используй на мне своё обаяние. Тебе что-то нужно?
Экскурсию? Совет? Способ достойно выйти из пари?
- Хм, пожалуй. Я хочу выйти из пари.
Сейчас я могу признаться себе в этом.
Спасибо, Таргет.
- Спасибо, Амелия.
- За что?
- За то, что ты эмо. Ты вправила мне мозги.
- Рада слышать. В самом деле, ты в порядке?
- Нет. Но я буду. И я возьму один из этих номеров Maxim.
- Тебе следует. Меган Фокс горяча.
- Несомненно.
Я взял журнал с полки и кинул его в тележку.
- Ещё увидимся, эмо-девчонка.
- Позже, богатенький выпускник дорогой частной школы.
Нахалка.
Я чувствую себя лучше.
Ну что ж, время для крикета.
Я действительно чувствовал себя гораздо легче, когда ехал обратно. Я ещё не знал, что я собирался сказать, но уверен, что придумаю, когда вернусь домой.
Когда я добрался до дома, Таня и Карлаил как раз собирались ехать, настаивая и на моём присутствии. Я сказал им, что встречу их там, и Доктор Совершенство многозначительно постучал пальцами по машине. Закатив глаза, я рванул в дом, вбегая вверх по лестнице. Я знал, что если увижу её сейчас в своей комнате, то это поставит всё на свои места.
Но, конечно же, когда я поднялся туда, её уже не было.
Поэтому я поехал к Хейлам один.

Я был встречен мимозой, которую мне дал парень в голубом пуловере и белых брюках. Как обычно.
Вокруг меня были только представители элиты Форкса, старые «кошельки» и «копилки», страстно ударяющие клюшками по мячу. Я за эти годы так и не удосужился выучить правила этой игры. Богатеи Форкса очень серьёзно относились к крикету, наверное, так же серьезно, как американцы к пиву. Мои глаза сканировали толпу, пытаясь отыскать там Беллу, но её нигде не было видно.
Но я точно слышал её имя несколько раз. Она была у всех на устах.
Мистер Маккарти говорил громче всех.
- С тех пор, как Рене Хотчкисс бесцеремонно покинула Форкс в позоре, количество шлюшек в Форксе поубавилось. Очень хорошо, что в этот раз вернулась её дочка. И из того, что я уже слышал, я предчувствую проблемы, господа, - воскликнул он, поднося к губам свой джулеп. Мужчины вокруг, и мой отец в том числе, одобрительно усмехнулись.
- Единственная причина, почему я уважаю шефа Свона, так это за это, что он сдерживает её, - продолжил он, допивая свой напиток, в то время как официант протягивал ему ещё один.
Карлаил высказал своё мнение по поводу её тела, которое, по его мнению, следует подвергнуть небольшой коррекции, чтобы выглядеть совершенно. Чертов лицемер.
Я направился к своей компании, усмехаясь рвению Розали победить. У неё была определённая цель, она мельтешила перед участниками, выставляя свои прелести напоказ, и таким способом пытаясь вывести из игры того или иного игрока и победить самой. Так предсказуемо.
- Эдвард. Вижу, ты один. Спасибо, что не пригласил сюда эту дешевку из трейлер парка, - произнесла Розалии, отпивая свою Кровавую Мэри.
- Розали. Спасибо, что напомнила мне, почему мы с тобой ни разу не трахались, - ответил я спокойно, кивая бармену, чтобы он подал мне мой скотч. Мне нужно было подумать. Все вокруг нас застыли, а Розали злобно посмотрела на меня, но мне было совершенно посрать. И почему Белла не здесь, черт возьми?
- Эдвард. Будь хорошим мальчиком.
Элис подошла ко мне и обняла меня за талию, и я прислонился к ней, не думая ни о чем.
Она была хорошим человеком. Я понятия не имел, почему она общалась с Розали, исключая тот факт, что они с пятого класса были членами одного общества, когда у Розали ещё только начала появляться грудь, а Элис открыла для себя Трэвиса Баркера.
- Именно, Эдвард. Мы хорошо себя ведём. Тебе бы тоже следовало, - Розали говорила сладеньким голоском, смотря на меня из-под опущенных ресниц с надеждой, что я куплюсь на это, но, сожалею, Розали, не в этот раз. Сейчас я был бы не против искренности, я устал от этой фальши.
Розали болтала с другими девчонками о Белле и о том, как Белла пытается трахнуть каждого парня, которого видит, бла бла бла. Я уже слышал это раньше. Классическая кампания против новеньких. Увы, Розали, это не работало. Эти девчонки злобно смотрели на Беллу, потому что она тусовалась с Джаспером, Эмметт шлепал её по попке, и потому что она часто вытаскивала один наушник из моего уха, и мы вместе слушали Velvet Underground. Но я заметил, что многие девчонки стали носить жилетки.
Я увидел Джаспера, который появился из кустов с бутылкой Бомбея и двумя первокурсницами. Вот и способ освободиться от твоей боли, Джей. У него в зубах была зубочистка, и когда он увидел меня, то направился прямиком ко мне.
- Ты опоздал, сука. Тебе лучше не попадаться на глаза миссис Хейл; она хочет наказать тебя за это.
- Достаточная причина для того, чтобы найти её, - я ответил на автомате, совершенно без энтузиазма. Джаспер приподнял брови от моего тона, переворачивая языком зубочистку.
- Твою мать, Джаспер. Где ты взял это дерьмо? – ворчал я, засовывая руки в карманы джинсов. Сегодня я был совершенно не в настроении играть в крикет. Вообще. А особенно сегодня. Я увидел миссис Хейл, которая выплыла из дома, слегка растрепанная и сопровождаемая одним из официантов. Отлично. С её яростью легче совладать, после того, как у неё только что был секс, и, по-видимому, с этим официантом.
Я как раз приготовил свою пламенную речь для матери Розали, когда она, наконец, заметила меня и пошла прямо ко мне, чтобы поворчать о моём опоздании. Это было так легко, убедить её, эти женщины, стоит сказать ей парочку миленьких сладеньких фраз и заказать ей выпить, и я уже прощён. Всё слишком легко. Все эти дурацкие правила несгибаемого «общества» сводят меня с ума. И мне срочно нужно позвонить Белле.
Медленно направившись в сторону домика у бассейна, я незаметно (ну если не считать Джаспера) сбежал и вытащил из кармана телефон. Я уже пропустил два гудка, но пусть не надеется, я очень настойчив, когда мне нужно. Наконец, после пятого гудка она ответила с фразой «Я не могу это сделать прямо сейчас, Эдвард».
Даже забавно, слыша, как она произносит моё имя, заставило меня улыбнуться.
- Сделать что? Где ты, черт возьми? Ты сейчас должна быть здесь и играть в крикет.
- Крикет? Умоляю тебя.
Её язвительный смех только возбудил меня ещё больше.
- Белла не играет в крикет. Особенно в доме Розали Хейл. Я лучше умру от сифилиса или герпеса, чем ступлю ногой в её дом. Кроме того, меня не пригласили.
- Конечно, пригласили. Ты со мной. В любом случаю, я еду за тобой. Нам всё ещё нужно поговорить.
Она вздохнула и помолчала некоторое время. Казалось, что прошло уже пять минут, хотя в действительности прошло только пять секунд. Наконец, она заговорила снова.
- Хорошо. Можешь забрать мою задницу. Но я не поеду на крикет. Я итак уже хочу убить Хизер Номер Один. Но я не Вайнона Райдер, и ты намного горячее Кристиана Слейтера.
- Ты просто невозможна.
- Хизеры, Каллен. Это фильм такой, мы обычные люди и любим смотреть его.
- Да, я понял. Просто…пожалуйста. Пожалуйста? Можно я приеду и заберу тебя? Обещаю, что буду милым.
- Я думаю, ты был достаточно милым прошлой ночью.
- Да, ты тоже ничего.
- О, какой комплимент, Каллен, от тебя?
- И я имел в виду каждое слово.
Она замолчала на секунду.
- Я верю тебе.
- Спасибо.
- Дай мне двадцать минут, собраться.
- Я уже выезжаю.

Добавлено (31.10.2009, 13:42)
---------------------------------------------
Глава 10.Часть 1.

Белла

Эдвард и я не сказали друг другу ни слова с тех пор как я села к нему в машину, и мы поехали.
Если он хотел поговорить, то я была готова начать.
Когда я проснулась в его кровати в одиночестве, моей первой реакцией была злость.
Как он посмел оставить меня здесь одну?
Но, вылезая из окна, просачиваясь сквозь чугунные ворота и плетясь обратно в свои трущобы, я поняла, что тем самым он сделал мне одолжение.
Во-первых, у меня не было никакого желания идти на крикет в дом Розали Хейл, и он избавил меня от этой необходимости.
Во-вторых, из-за его поступка, я поняла, что не могу проиграть Розали Хейл.
Если я пересплю с Эдвардом, это не останется просто сексом – это будет больше, чем секс и, честно говоря, я не могу делать «это» с парнем, который, хм… ходит играть в крикет в дом к Розали Хейл.
Если захочет, он может быть милым, но, по-моему, сейчас он сам не знает, чего хочет, Эдвард определенно запутался сам в себе, он красив, играет на пианино, слушает Тома Уэйтса… но.... Во всех остальных смыслах он разительно отличается от меня и от моей жизни, он — полная моя противоположность, можно сказать, «Анти-Белла».
И все равно у нас ничего с ним не выйдет.
И ответ прост… даже сидя рядом с ним в машине, я желала поцеловать его. Так что и дружбы у нас тоже не выйдет.
Когда тишина стала просто невыносимой, я не выдержала и сказала первое, что пришло мне в голову.
- Какой милый наряд для крикета, - я потянула за белый накрахмаленный воротничок, торчащий из-под тёмно-синего свитера.
- Знаю, - язвительно улыбнулся он.
- Так ты выиграл или как? – спросила я.
- Ну, я провел там слишком мало времени, чтобы включиться в игру.
К тому же я просто никогда не играю… Единственный вид спорта, ради которого я прилагаю хоть какие-то физические усилия — это футбол. И ещё, никто в этой игре никто не выигрывает. Все делают вид, что совсем не опьянели от выпитых за утро коктейлей и лишь сплетничают о тех, кто в этот момент стоит к ним спиной, держа клюшку для крикета.
- О, тебя окружают по-настоящему искренние люди, - с деланным равнодушием подчеркнула я.
- Что ж, не могу отрицать, что я не один из них, - несколько натянуто сказал он.
Мне хотелось возразить, но я знала, что, скорее всего, он прав.
И эта была вторая большая причина, чтобы не спать с ним.
И он только что сам любезно подсказал мне её... но ладно я, а Эдвард...? Почему же он не хочет спать со мной?
- Куда мы сейчас едем? – спросила я.
- В то единственно место, где, по обыкновению, мы совершаем все наши основные опрометчивые поступки, - просто сказал он.
- Я не собираюсь с тобой спать, - сказала я, больше для себя, чем для него.
- А я и не сказал, что я собираюсь спать с тобой,… я и пытаться не буду, - сказал он, - Ты зациклена только на одном. Что все хотят с тобой переспать?
- Едва ли… вези меня, куда хочешь, и давай уже скажи, что собирался.
Через пятнадцать минут мы лежали в кровати Эдварда, натянув одеяло до самого подбородка, напряженно отодвинувшись друг от друга.
- Значит я зацикленная? Это тебе нужно лечь в постель, чтобы поговорить.
- Кровать не всегда подразумевает секс. Это лишь одно из мест, где мы решаем свои проблемы.
- Да, думай, как хочешь, - вздохнула я, чувствуя, что начинаю постепенно раздражаться. - Начинай уже.
Да, его кровать напоминала мне о сексе, а такие мысли совсем не поддерживали мою решительность… абсолютно.
- Сегодня я ездил в Таргет, - начал он.
- Ты ездил куда? – спросила я, он совсем сбил меня с толку и вызвал какой-то непонятный приступ веселья.
- Эта его чёртова эмблема… она словно магнит…
- Знаю! – рассмеявшись, воскликнула я, - И как всё прошло? Когда ты бродил там один?
- Кошмарно. Дешево, кричаще и ужасно. Я наткнулся на воинственно настроенную эмогёрл, которой осточертела её работа…
- На Амелию? Да? Она полная сучка, и она просто не могла тебе не понравиться.
- Да, Амелия! Так её и звали. Она ходит и бормочет все ругательства, совершенно лишённые смысла, потому что она вся такая из себя эмо и зла на весь мир без причины, но она может говорить и дельные вещи и…
- Эдвард. Понятия не имею, о чем ты говоришь...
- Слушай. Все мои друзья испорченные сукины дети. Я испорченный. Я часть этих… игр и всего такого.
- И что ты пытаешься мне этим сказать?
- Да. Нет. Послушай. Я просто не хотел вводить тебя в заблуждение или давать ложные надежды…
Он замолчал, и я поняла, что он решает, колеблется…. и я поняла, что он прав.
Даже насчёт этой кровати.
И я не хотела говорить ему, что не мечтаю о сексе с ним, я не хотела, чтобы мы думали о Розали или о его ненормальных друзьях и о его семейке… я просто хотела лежать в постели, где мы просто оставались самими собой, а все остальное дерьмо находилось за пределами этой кровати… до тех пор, пока мы не вылезали из неё.
И я знала, что он молчал о своих секретах.
И я знала, что это ужасно злило или бесило его… но и у меня были свои собственные секреты.
Поэтому я пока не буду давить на него, но и делиться с ним ничем не буду, потому что сейчас в этой кровати, между нами все было идеально, и я не хотела портить это.
Для начала достаточно и этого.
- Эдвард… в школе и в этом обществе... на вечеринках… я вроде как веду себя слегка отстраненно с тобой… но, чёрт, мне сложно по-другому, с этими людьми. Мне нравится Джаспер, он реально классный, но я в действительности никому из них по-настоящему не доверяю. Черт, я и тебе то доверяю, только пока мы находимся в этой кровати. Так почему у нас не может быть этого? Чего-то вроде... простой дружбы или... что-то наподобие?
- Ты что серьёзно? – спросил он, приподнявшись на локтях.
- Ну,... да. То есть, я имею в виду в школе и в любом другом месте, у меня здесь просто нет близких друзей… чего ты так уставился на меня?
- Потому… потому что ожидал, что ты…разозлишься.
Я уставилась на него и заметила, что он успокоился.
- Я серьезно, - сказала я.
- Итак, ты хочешь, чтобы мы стали друзьями, об отношениях между которыми никому ничего не будет известно? – спросил он, и на его лице расплылась покровительственная улыбка.
- Забудь об этом, - сказала я, откидывая край одеяла, - Даже думать не стоило, что ты сможешь понять меня. Так что… забудь обо всём том, что я тут наговорила.
- Подожди, - он схватил меня за руку. - Мне нравится твоё предложение.
- Нравится? – кинула я через плечо.
- Конечно. Я всеми руками и ногами «ЗА» тайные и секретные связи. Но если мы будем держать наши отношения в секрете, я хочу получить право дойти до второй стадии. В конце концов, всё происходит на моей территории.
Ладно, вторая стадия означала только прикосновения… мне хватит воли… и я смогу остановиться…
И, кроме того, никто ничего не узнает.
И ещё я действительно очень хотела, чтобы он еще раз поцеловал меня.
И совершенно бесполезно отрицать это. Всё зашло слишком далеко.
- До второй? Тебе что двенадцать лет?
- Можем и до третьей.
Продержаться на третьей и не пойти дальше, мне уже не хватит силы воли.
- Нет. Вторая вполне подойдёт.
- Посмотрим.
- И смотреть нечего.
Внезапно он дернул меня за футболку; я вскрикнула и оказалась на спине.
В тот день мы дошли только до первой.
Мы целовались… и очень много.
А самым странным оказалось то, что разговаривали мы еще больше.
На утро понедельника, когда Эмметт заехал за мной, чтобы отвезти в школу, моё настроение было приподнятым, Bone Thugs N Harmony, которых мы врубили на всю катушку, лишь еще больше завели меня.
- Так что, коротышка. Вижу, драма закончилась? – спросил Эмметт, плавно выруливая к школе на своём Range Rover'е.
- Да, я в порядке, - улыбнувшись, сказала я.
- Отлично. Ты ведь помнишь, чтобы не случилось, ты всегда можешь положиться на меня?
- Помню, - сказала я, - Впрочем,… как мне кажется, мои хреновы проблемы полная хрень. Эй, Эм?
- Чё?
- Ты ведь близок с Розали, да?
- Ага. Люблю эту стерву.
- Ты только не обижайся, но… за что?
- Потому что она реальная сучка. А мне такие нравятся.
Я не могла сдержать смех.
По крайней мере, он любил её такой, какая она есть.
- А Джаспер и Эдвард, как насчёт них? Они такие же? – рискнула я, потому что мне нравилось то, как Эмметт видел людей.
Он говорил прямо и откровенно.
- Нуууу.... Я без этих парней как DeVoe без Bel и Biv. Эдвард, конечно, иногда темнит, но он как питбуль… и если ты добился его уважения, оно твоё навсегда, да он убьёт любого ублюдка ради друзей.
- Неправда, - я закатила глаза.
- Ну, хорошо, неправда, не убьёт. Но по поводу уважения, так всё и есть… ты прощупываешь Эдварда, каков он?
Ну, если быть точной, то это Эдвард прощупывал меня.
- Нет… - спокойно ответила я, - Просто пытаюсь разобраться, кто чего стоит.
- Оу... Дай мне знать, если удастся, - сказал Эмметт, вновь увеличивая звук на магнитоле.
Эдварда я заметила сразу, как только мы вырулили на стоянку.
Он облокотился на свою машину, галстук так и не был завязан, манжеты расстегнуты, а на лице расплылась ленивая улыбка. Джессика Стэнли вцепилась в его руку, а какой-то малолетка отдраивал мифические пятна с машины Эдварда белоснежной тряпкой.
Эмметт остановил машину, показал на них и рассмеялся.
- Чего он делает? – спросила я.
- Заставляет лакеев полировать его машину, - ухмыльнулся Эмметт, правда, с неким восхищением.
Закатила глаза, я выпрыгнула из машины.
Я не буду ревновать.
Я не буду ревновать.
Раз за разом повторяла я про себя… мы же договорились.
Ничего не менять в наших отношения в школе… и это была моя идея.
Я не буду ревновать.
Я подошла к машине Джаспера, где он трепался с Розали.
Я вздернула подбородок. Я ещё ничего такого не сделала, в чём бы она могла меня уличить.
- Доброе утро, - поздоровалась я с Джаспером.
- Оу, доброе утро, Белла, - нараспев произнесла Розали, - Как жаль, что тебе пришлось пропустить крикет…
- А мне не пришлось. Я просто там не появилась. И никогда не появлюсь.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 21:22 | Сообщение # 16
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 10. Часть 2.

Белла

Джаспер немного наклонил голову, обдумывая сказанное мной.
- Возможно, это даже лучше, - шепнула мне Розалии, но достаточно громко, чтобы стоящие рядом услышали. – Мы не хотим, чтобы кто-то чувствовал себя не в своей тарелке. В любом случае, полагаю, у тебя никаких новостей?
- Нет.
- Ладно, удачного дня, - просияла она, целуя Джаспера и удаляясь с важным видом.
- Не знал, что ты отчитываешься перед Розали, - сказал Джаспер, подняв брови.
- Она ненормальная, - ответила я.
- Разумно, - согласился Джаспер.
Он раскрыл свой жилет и вытащил серебряный портсигар из внутреннего кармана.
- Сигарету? – предложил он.
- Я возьму твою, - сказала я.
- Как хочешь, - он пожал плечами и прикурил.
Он глубоко затянулся и снова заговорил, прежде чем выдохнуть.
- Я беспокоюсь за твое социальное благополучие, Белла.
- Оу?
- Ну, это очевидно, что ты, как бы лучше сказать, была слегка подавлена? На вечеринке в честь твоего Дня рождения.
- Я ненавижу вечеринки в честь Дня рождения, - я пожала плечами.
Джаспер прищурил один глаз и выдохнул облачка дыма.
- Ты маленькая врушка, Свон. Но прессовать не в моём стиле, поэтому я отстану.
- Спасибо, - сказала я, благодаря его не только за дружбу, но и за то, что он такой клёвый.
Я дёрнула его за цепь для бумажника, и он оттолкнулся от своей тачки и последовал за мной через стоянку.
Мы немного притормозили у машины Эдварда.
Его волосы до сих пор был немного влажными, и он ухмылялся нам, в то же время завязывая свой галстук.
- Что, засиделся допоздна? – поинтересовался Джаспер, переводя взгляд с Эдварда на Джессику. – Выглядишь помятым. Торопился?
- Что-то вроде того, - ухмыльнулся Эдвард, застегивая свои манжеты. – Я без сил, но это того стоило.
Джессика лыбилась как Чеширский кот и прижималась к Эдварду.
Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться.
Джессик пыталась сделать вид, что она всю ночь провела с Эдвардом…что было абсолютно невозможно, потому что именно я была причиной того, что Эдвард сегодня опоздал.
Я не покидала его дом до без пятнадцати четырех утра.
- Мило, - сказал Джаспер и начал проталкивать меня вперед.
- Притормози, сука, у меня кое-что есть для тебя, - сказал Эдвард, засовывая руку в свой открытый рюкзак, стоящий на багажнике его машины.
Джаспер вытянул руку, и Эдвард вложил ему коробочку от диска.
Я глянула через плечо Джаспера.
В коробочке лежал перезаписывающийся диск.
А на коробке был автограф.
Джасперу, с наилучшими пожеланиями, Тэйлор Хокинс.
- Редкая пиратская копия Foo Fighters, - сказал Эдвард. – Надеюсь, тебе понравится.
- Хорошо сыграно, Каллен, - сухо произнёс Джаспер, затем поцеловал меня в щёку и притянул ближе к себе. – Желаю вам со Стэнли хорошего дня. У нас с Ла Беллой он определенно будет таким.
- Уверен, - сухо ответил Эдвард.
- Ты пропустил пятнышко, сука, - сказал Джаспер бедному парню, молчаливо оттирающему машину Эдварда, когда мы шли по направлению к школе, притормозив на секунду возле урны, куда он выкинул диск.
- Это было странно, - задумчиво произнес Джаспер, сузив глаза.
- Разве это не то, чем вы обычно занимаетесь?
- Нет, я имею в виду его реакцию. Она была необычной. Ла Белла, ты что сдалась Каллену?
- Нет. На кого я по-твоему похожа?
- Ну, даже не знаю…хм. Я никогда ещё не видел Эдварда таким равнодушным к девушке, которую он ещё не трахнул.
- И что это значит?
- Понятия не имею. Но я выясню.
- Желаю удачи, - вздохнула я.
- Она мне не нужна, дорогая. Я умный сукин сын. И я выясню, что происходит с Эдвардом.
Я попыталась сохранить невозмутимое выражение лица, но я понимала, что он прав.
День прошёл как обычно.
Мы с Эдвардом перекинулись парой бессмысленных фраз на истории и в столовой…но никто из нас не сказал и слова о наших совместно проведённых дне и ночи…
И что удивило меня больше всего, так это то, что меня это очень заводило.
Несколько раз мы сталкивались взглядами в коридоре и столовой…и я была удивлена тем, как мне нравился наш общий «секрет».
Это продолжалось последующие три дня и три ночи.
Я была жизнерадостным, утомленным клубочком, находящимся в постоянном возбуждении.
Я любила то, как он смотрел на меня и видел меня такой, какой не видел меня никто в этих переполненных коридорах.
Я любила его запах, когда он просыпался, любила, как он прикусывал губу во сне.
Я любила, как в одну секунду он мог быть расчетливым, но снисходительным засранцем, и в следующую секунду нежным пианистом.
Я просто любила всё связанное с ним.
На четвертую ночь, я залезла к нему в окно, уже одетая в пижамные штаны, и с огромным желанием увидеть его.
Свет был выключен, не считая небольшого ночника рядом с кроватью.
В стереосистеме играла легкая музыка, но я не могла определить, что это было.
Он лежал на кровати, на животе, одетый только в одни темно-синие штаны со шнуровкой.
Я наблюдала, как его спина вздымалась и опускалась с каждым его вздохом, и мои глаза жадно исследовали каждый изгиб его спины и плеч…может, мне лучше уйти.
А то это может завести нас, ну…намного дальше второй стадии.
- О. Сегодня не подходящее время? – поинтересовалась я тихонько.
Я знала, что он, скорее всего, вымотан…я и сама была вымотана.
- Нет. Нормальное, - сказал он, откладывая свою книгу на пол.
- Что читаешь?
- Ничего хорошего, - вздохнул он довольно устало.
Я плюхнулась на кровать рядом с ним.
Он опустил подбородок на кровать и слегка наклонил голову, смотря на меня. У него под глазами виднелись темные круги, которые казались ещё темнее в приглушенном свете, и его легкая улыбка сейчас не казалась такой легкой.
Его волосы казались совсем черными при таком освещении, И я не смогла устоять. Я должна была запустить пальцы в его волосы, так я и сделала.
- Ты в порядке? – спросила я.
- Да…просто устал, - сказал он, позволяя мне перебирать его волосы.
Его глаза на секунду закрылись, и на его лицо упали тени от его ресниц.
- Тебе нужно поспать. Спи, - сказала я, неохотно пододвигаясь, чтобы слезть с кровати.
Его глаза тут же раскрылись.
- Не глупи, Белла. Останься.
Я осталась на месте.
Эдвард перевернулся на спину и толкнул меня локтём, чтобы я сделала то же самое.
- Смотри, - сказал он.
Я перевернулась.
- Смотреть на что? – спросила я.
- На потолок, - вздохнул он.
Там был аллигатор.
Вернее тень кукольного аллигатора.
- Как ты делаешь это, черт возьми? – засмеялась я.
Он не ответил, но тень на потолке смазалась, и затем появилось отчетливое изображение собаки.
- Покажи ещё что-нибудь, - сказала я, находясь под сильным впечатлением.
- Мм…хорошо. Дай-ка подумать. Я не делал этого много лет…
Следующим был динозавр – я даже похлопала.
Затем была птица.
- Серьёзно, как ты это делаешь, черт возьми?
- Э, моя няня была творческой личностью, - сказал он, проводя рукой по лицу.
- У тебя была няня?
- Ты удивлена? Серьёзно?
- Нет, - сказала я, зачарованно представляя Эдварда ребёнком. – Знаешь, Эдвард очень странное имя для нашего возраста…почему они назвали тебя Эдвард?
- Это имя очень частое у нас в роду. Они были обязаны назвать меня так, и я не назвал бы моё имя странным, спасибо. Я бы назвал его необычным. Но оно довольно редкое в наши дни. За свою жизнь я встречал только одного Эдварда.
- Правда? И кто он?
- Он в действительности переехал как раз перед твоим приездом…тоже очаровательный засранец, но он не мог держать свою задницу подальше от всяческих проблем. Его вышвырнули из Академии и его папаша заставил его переехать в какой-то богом забытый маленький городок.
- Что он сделал? За что его вышвырнули?
- Я бы сказал, что у него была слабость получать дополнительные баллы после уроков…с большей частью женского преподавательского состава.
- Ты гонишь?
- Это ты гонишь, девочка из Долины. В любом случае, его выперли из школы, стоит ли говорить, что он был злобным сукиным сыном, который предпочитал мотоциклы Дукати и забавные истории, но он мне всё равно нравился.
- Ты всё ещё общаешься с ним?
- Не так часто…мы иногда помогаем друг другу в чём-нибудь, но он нашёл очередную проблему на свою задницу в новом городе, и вместо того, чтобы выкинуть его из школы, они оставляют его после уроков по субботам. Там он встретил какую-то цыпочку, и безнадежно влюбился.
- Он кажется милым.
- Не удивлен, что ты так думаешь.
- И что это значит?
- Ты просто…ты всегда доверяешь не тем людям?
- Это прозвучало загадочно.
- Забудь.
Несколько минут мы молчали, и Эдвард снова прикрыл глаза, и снова это умиротворенное выражение лица, и этот запах, исходящий от него, и его волосы, которые немного завивались у корней, и когда он был таким, я просто не могла себя сдерживать.
Я перекатилась на свою сторону и поцеловала его в мочку уха, потому что в последние четыре дня такие вещи стали привычными для нас.
Однако до второй стадии так и не доходило.
Не потому, что я не хотела, я хотела.
Просто…мы оба всегда не решались, избегали этого.
Он лежал, не шевелясь, и я позволила своим губам двигаться вверх и вниз по бархатной коже мочки его уха, позволяя мягкому локону его непослушных волос щекотать мой нос.
Я чувствовала себя четырнадцатилетней девчонкой, и я внезапно решила, что сегодня мы должны перейти ко второй стадии, черт возьми.
Не знаю, было ли это что-то мистическое, что побудило меня сделать это, или тот факт, что он был без рубашки, и его грудь была намного красивее, чем я себе представляла, или тот факт, что я была готова к этому шагу…но неожиданно я почувствовала, что мне нужны его руки, моему телу нужны его руки.
Я быстро села на колени, заставив его открыть глаза.
- Что за черт…
Я быстро стянула свою футболку, прежде чем он успел закончить предложение.
Эдвард быстро поднялся на колени, и мы просто пялились друг на друга несколько секунд.
Я уже была готова схватить свою футболку и выпрыгнуть в окно, когда уголок его губ приподнялся, и он поднял руку и дотронулся пальцем до моего соска, заставив меня громко выдохнуть.
Его улыбка стала шире, и он сделал это снова, ещё одно нежное как перышко прикосновение.
- Это приятно, - выдохнула я, вздрагивая.
- Да…могу с тобой согласиться, - сказал он, ухмыляясь, глядя на мои возбужденные соски.
Эдвард наклонился и нежно поцеловал меня в губы, затем обхватил ладонями мои груди, заставляя меня зашипеть и заскулить от удовольствия.
Он даже ещё ничего не сделал, а я уже знала, что его руки самые лучшие, которые я чувствовала на своём теле.
Я прогнула спину, побуждая его к дальнейшим прикосновениям, и он тихо засмеялся, довольно низким голосом, а его пальцы продолжали массировать мои соски.
- Боже, твои груди обалденные, - задумчиво произнёс он твердым голосом. – Белла…ты знаешь, я не прикасался к настоящим грудям с девятого класса?
Это заставило меня поднять голову.
- Ты серьезно?
- Да. Все девчонки из Академии Форкса с силиконом. Черт, однако, это приятно. Я скучал по этим ощущениям.
- Но мои малышки такие…маленькие – по сравнению с ними, - сказала я, неожиданно засмущавшись.
Как я могу конкурировать с пластической хирургией.
Теперь я хотела надеть футболку обратно. Я хотела прикрыться – я придвинулась вперед и обняла его за шею так, что наши груди соприкасались, и он не мог видеть меня.
Я совершенна не была готова к тому разряду, который прошелся по нам, и совершенно не была готова к пожару внизу живота.
Чертова вторая стадия.
Я нервно вздохнула и положила подбородок ему на плечо.
- Эй…, - прошептал он, вероятно понимая, что я хочу спрятаться от него.
Поэтому, я сказала первое, что пришло мне в голову.
- Когда мне было десять, я практически молилась, чтобы моя грудь выросла. Вслух. Я почти что умоляла их вырасти.
Я ждала, когда же он, наконец, разразится диким хохотом, что смутило бы меня ещё больше.
Но он просто шокировал меня своей реакцией.
- Первый раз, когда я занимался самоудовлетворением, я подумал, что сломал свой член. Я выпустил большой заряд, и подумал, что сломал его.
Никто не говорил мне, что так и должно быть, что это нормально.
Я прижалась губами к его плечу, и в это время его стереосистема затихла, ставя другой диск.
Эту песню я узнала сразу.
“Drive” The Cars
Я тяжело вздохнула и решила продолжить.
- Во втором классе мы выращивали яйца в инкубаторе, и я включила лампу на полную мощность. Я знаю, что не следовало этого делать…в любом случае, я сделала это. Все яйца погибли, и несколько детей даже плакали. Правда никто так и не узнал, что это сделала я. Я никому этого не рассказывала.
- Последний раз я плакал, когда мне было пятнадцать, и это случилось потому, что я слушал “Nobody Knows” Tony Rich Project. Я даже не знаю, почему я заплакал, это дерьмовая песня. Я просто плакал. Никто не знает об этом, - сказал Эдвард.
- Когда я была ребенком, я хотела стать руководителем какой-нибудь фирмы, потому что я прочитала в журнале Forbes в кабинете у доктора, что это самая высокооплачиваемая женская профессия…и я хотела зарабатывать много денег, потому что хотела попросить прощения у Рене…потому что я могу сказать, что всю жизнь она обижалась меня…из-за того, что она столько потеряла, когда решила оставить меня.

Добавлено (31.10.2009, 21:21)
---------------------------------------------
Глава 10. Часть 3.

Руки Эдварда крепче сжали мою талию.
- Я пью скотч не потому, что это чертов уважаемый напиток, а потому, что его запах это самое сильное напоминание о моей матери. Она чертова пьяница, но никто в действительности не называл её так. Всё же, поэтому я и пью его.
Я крепко зажмурила глаза, чтобы не расплакаться, и сглотнула, готовясь сказать то, что я никогда не говорила вслух.
- Я боюсь, что независимо оттого, чего я добьюсь в жизни, как усердно я буду работать, чтобы добиться успеха и уважения, я всегда буду грязным пятном на фамилии Хотчкисс. Я всегда буду ублюдком, который разрушил многообещающую жизнь умницы Рене…и я не хочу, чтобы это преследовало меня всю жизнь, Эдвард., - сказала я, борясь со слезами.
- Белла, - вздохнул он и притянул меня ещё ближе, я обвила ногами его талию и уткнулась носом в его шею, и мы просто сидели, полуобнаженные, прижимаясь друг к другу, на середине кровати.
Я прикусила губу и впилась ногтями в его спину и плечо, а он просто молчал.
Я закрыла глаза, и мы начали раскачиваться в такт мелодии The Cars…самой идиотской мелодии, которая могла звучать в такой момент.
Эдвард стал подпевать мелодии, в то время как я пыталась восстановить дыхание.
И, в конце концов, у меня получилось…и я как маленький ребенок заснула на его плече, когда он нежно поглаживал мою спину и тихо напевал мне на ухо.
Прошло еще три ночи, и мы ни разу не упомянули о моём срыве, и вот я уже сижу рядом с Эдвардом возле его рояля.
Я ни капли не сожалела, что поделилась с ним тем, что меня так долго мучило; и я не чувствовала себя неловко – в реальности, мне стало спокойнее. В действительности, меня пугало то, что я чувствовала себя спокойно, только когда видела его лицо или когда по ночам чувствовала его горячее дыхание на своей шее.
Между нами было какое-то некое невыраженное взаимопонимание, ну, если не считать этот момент.
Эдвард грубо поставил мои пальцы на клавиши рояля уже в 2768 раз.
- Просто играй, что я тебе говорю, - сказал он.
- Это не работает, - пожаловалась я, - это все глупо.
- Ты сама попросила научить тебя, - пожал он плечами.
И это было правдой.
Я попросила его научить меня играть на пианино.
Я пыталась сыграть простейшую часть из Heart and Soul уже 45 минут.
Он кивнул, и когда я второй раз прикоснулась к клавишам, он вздрогнул.
- Ну это же очень просто, Белла. Я играл этот кусок, когда мне было два года.
- Ну, не все такие талантливые во всем, Эдвард, - прошипела я, и ударила своей ладонью по клавишам, и по комнате разнёсся грохот.
- Не издевайся над моим роялем.
И я сделала это снова.
- У меня не получается. И никогда не получится, - сказала я, сложив руки на груди.
- Очень по взрослому, - пробубнил он, затем кончиком пальца захлопнул крышку. Он перекинул одну ногу через скамейку и развернулся ко мне лицом.
- Дай мне посмотреть на твои руки, - сказал он.
Я протянула ему руку, и он взглянул на неё, даже не прикоснувшись.
- У тебя коренастые пальцы.
- И что с того? Разве это не одна из особенностей одарённых людей и всё такое?
- Да, и я просто пытаюсь тебя успокоить. Но ты полный отстой в этом деле.
- Пошел ты. Может, ты просто дерьмовый учитель.
Он рассмеялся.
- Белла, я не могу быть в чем-то дерьмовым, - сказал он и встал.
Мы оба были уже на грани.
Мы оба были недовольны и раздражены.
И я знала, почему.
Всё из-за этой чертовой второй стадии.
Из-за неё мы стали раздражительными и грубыми.
- Прекрасно…просто забей на меня, - зло выпалила я.
- Ты меня разыгрываешь, мать твою? Ты ведешь себя как психичка, детка.
- А ты ведёшь себя как настоящая задница.
- Ты не открыла Америку, дорогая. Я и есть настоящая задница.
Он развернулся на голых ногах и пинком открыл дверь.
Тяжело дыша, я направилась за ним, теребя пояс его хоккейных шортов, которые я надела вместо пижамных.
- Не смей убегать от меня, - зашипела я.
- Твою мать, повзрослей, наконец, - прорычал он.
- Я? Это смешно. И говори потише. Мы же не хотим разбудить Мамочку. Это не пижамная вечеринка, если что.
Он неожиданно затормозил, и я врезалась в его спину.
- Твою мать.
Он резко развернул меня и прижал к стене, поставив руки по обе стороны от моей головы.
- Не надо. Не надо меня прессовать, - сказал он, с каждым словом ударяя по стене рукой.
Но всё, что я в этот момент видела, это край рукава его футболки, соприкасающийся с его бицепсом.
Я уверена, что не хотела этой ссоры, хотя мне нравилось смотреть, как он злится.
- Никогда. Не. Говори. Мне. Что. Делать, - сказала я, опуская подбородок и толкая его в грудь.
Его глаза сузились на долю секунды, а затем он оттолкнулся от стены и направился вниз по коридору, в его комнату.
Я потопала за ним, не столько из-за то, что я была в бешенстве, а скорее из-за того, что я просто…хотела быть рядом с ним.
Его плечи были напряжены, его шаги были широкими и властными…но я заметила, что он был зол совсем не на меня. Скорее на всю ситуацию в общем.
Мы зашли в его комнату, и он плюхнулся на кровать, а затем, пробубнив что-то, закрыл голову подушкой.
- Ладно, я ухожу, если ты собираешься прятаться от проблемы, - сказала я, потому что мы оба знали, что проблема есть.
У меня была своя тайна, он тоже скрывал что-то от меня…это и останавливало нас.
Он не двигался, поэтому я схватила свои джинсы и стянула с себя его хоккейные шорты – мне нужно было уйти.
Я собиралась надевать джинсы, но неожиданно шумно выдохнула, потому что почувствовала, как его рука обхватила меня за внутреннюю сторону бедра.
- Что? – спросила я, продолжая стоять к нему спиной, его рука слегка сжала моё бедро.
- Не уходи ещё.

Добавлено (31.10.2009, 21:22)
---------------------------------------------
Глава 10. Часть 4.

Я замерла на месте, а он продолжал сжимать моё бедро, и по всему телу стал разгораться пожар, который становился невыносимым, мне либо нужно было немедленно уйти, либо остаться, чтобы продолжить то, что он начал, но перед тем, как я успела сделать хоть шаг, его рука переместилась под моё колено, и вот я уже сидела на кровати.
Он потянулся вверх, а я потянулась вниз, и в долю секунды наши губы встретились в страстном поцелуе, и наши языки столкнулись в беспощадной схватке.
Я слегка облокотилась на него, и он облизнул мои губы, а затем снова жадно впился в них, и я даже не заметила, как оказалась лежащей на спине, а он лежал на мне, а его руки блуждали по моему телу.
Я обвила ногами его талию, а руками его шею, и из его груди вырвалось приглушенное рычание.
Я старалась не водить руками по его спине и не запускать пальцы в его волосы – я просто хотела держать его крепко-крепко и никуда не отпускать.
Его руки порвали простыни справа и слева от меня, он старался не трогать меня руками, и я не могла понять, то ли он хочет убежать от меня, то ли наоборот, стать ещё ближе, но это всё не важно, в этот раз я не отступлюсь.
Я стиснула ноги ещё крепче и слегка подвинулась вверх, и, наконец, почувствовала его там, где так жаждала почувствовать.
Он был большой, твердый и горячий, и я уже ненавидела, что на нас так много одежды.
Эдвард резко поднял голову, заставив меня ослабить свои объятия.
Его лицо раскраснелось, губы припухли от поцелуев, и я снова захотела его почувствовать – я слегка приподнялась и схватила его за подбородок, мои ногти слегка впились в его кожу, и я снова его поцеловала.
Он зашипел, но всё же позволил мне его целовать; неожиданно он оказался на коленях.
- Что…, - успела произнести я, пытаясь восстановить дыхание, как упала обратно на матрас.
Он крепко обхватил меня за две коленки и закрыл глаза, мотая головой.
- Эдвард…пожалуйста…не надо…только не останавливайся…только не сегодня, - сказала я, пытаясь сдержать подступившие слёзы.
Он убрал руки с моих коленей и начал резко потирать свой затылок, а на его лице застыла мучительная улыбка.
- Только сегодня…мы можем не…
Его руки сжались в кулаки, и он начал растирать вески.
Я опустилась на кровать, и, согнув ноги в коленях, раздвинула их, мои трусики уже намокли, и я так хотела поскорей их снять.
Он опустил руки, и начал медленно поглаживать кожу внутренней стороны моих бедер костяшками пальцев, поднимаясь все выше к тому месту, где я так желала его почувствовать.
Его глаза были закрыты, но остальная часть лица говорила о его внутренней борьбе.
Он был напряжен, как будто высечен из камня.
Я слегка придвинулась ближе к нему, заставляя его руки переместиться ещё выше; мне нужно было почувствовать их там, где я так желала.
Он нахмурил брови, и издал утробное рычание, костяшки его пальцев коснулись краев моих трусиков.
Неожиданно, его палец скользнул под мои трусики и слегка их оттянул, при этом, не касаясь моей кожи.
Мы замерли, зависнув на границе между второй и третьей стадией.
Это была мучительно.
Я видела, как он сжимал челюсть, и его зубы впивались в его нижнюю губу, как будто он боролся со своим телом и желаниями.
- Эдвард, - выдохнула я, пытаясь подогнать его. Эта пытка была невыносимой.
- Белла.
- Сейчас…пожалуйста…просто…
- Если мы…если я прикоснусь к тебе – я не смогу остановиться.
- Ну так сделай это.
- Что же ты делаешь со мной? – прошептал он, но уверена, что ответа он не ждал.
- Эдвард.
- Белла.
Я слегка двинулась вперед без предупреждения, позволяя его пальцу немного проникнуть меня.
Неожиданно он обхватил намокшую ткань моих трусиков и сжал её, но остался неподвижен, поэтому я начала тереться о костяшки его пальцев.
Он всё также оставался неподвижным.
Ладно, он просто может оставаться в такой позе и ничего не делать, я всё сделаю сама.
Я продолжала тереться о костяшки его пальцев, ногти впивались в мои ладони, позволяя пожару внизу живота разгораться всё сильнее.
- К черту, - крикнул он, и, наконец, проник в меня двумя пальцами, и я улыбнулась и задрожала.
Он открыл глаза и уставился на картину перед ним, он выглядел загипнотизированным или возможно испуганным – но тут уголок его губ приподнялся.
И затем Эдвард Каллен показал мне, откуда у него такая репутация.
Его пальцы и ладонь вытворяли немыслимые вещи.
- О мой бог, - проскулила я…просто я никогда такого не чувствовала.
Я знала, что сначала я умру от удовольствия, а затем оттого, что это всё закончится…потому что его руки были просто волшебными.
Мои глаза закатились, и он рассмеялся…теперь, когда он покорился, он снова стал самодовольным.
- Сдавайся, Белла.
- Ммм, - лишь ответила я, мотая головой из стороны в сторону.
- Брось, Белла. Сдавайся.
Я сомкнула ноги, чтобы он не смог убрать руку, и услышала характерный звук движущейся ткани.
Я не позволяла себе открыть глаза и посмотреть, что он делает, пока не услышала его рычание.
Он развязал свои штаны, и уже работал рукой над своим членом, а другой продолжал колдовать надо мной.
Наши глаза встретились, и мы не улыбались и не ухмылялись, а просто смотрели друг на друга.
Картина передо мной заставила меня затаить дыхание.
- О боже, Эдвард, - простонала я, встречая каждое движение его пальцев, мне стоило неимоверных усилий, не оторвать от него взгляда.
Эдвард запрокинул назад голову; Адамово яблоко колыхалось при каждом его стоне или рычании…и теперь, когда я не видела его глаза, я перевела взгляд на его руку, которой он трогал себя.
Стремительными движениями, повторяющимися снова и снова, и затем большим пальцем он начал растирать головку члена.
И с громким криком я кончила.
Так, как никогда раньше.
Мои ноги превратились в желе, тело покрылось капельками пота, сама я была уставшая, но счастливая, всё ещё пытаясь отойти от потрясающего оргазма.
Я прислушивалась к своему дыханию, и чувствовала некоторую легкость, и пальцы Эдварда выскользнули из меня, вернув трусики на своё место.
Я приподнялась на локтях, и всё, что я видела, это его бронзовые волосы, слегка промокшие от пота на лбу.
Он наклонил голову, и его движения участились.
Я заметила, что мышцы его живота напряглись; он слегка выпрямился, всё так же стоя на коленях…
Да.
Он собирался…
Он поднял голову и посмотрел на меня. Его губы приоткрылись, и он весь сжался.
- О черт! Белла, отодвинься…
- Ха? – пробормотала я полубессознательно.
Я отпрянула назад, когда почувствовала что-то теплое у себя на подбородке и шее.
Я вытерла это задней стороной руки и взглянула на руку.
Оу.
Я посмотрела на Эдварда.
Он смотрел на меня, широко распахнув сои зеленые глаза, и я снова перевела взгляд на свою руку.
Тут его плечи затряслись – он старался не засмеяться.
Но рассмеялась я.
Он тоже позволили своему смеху вырваться наружу, и вот мы уже сидели на кровати, смеясь и чувствуя долгожданное облегчение, счастливые и свободные.
Затем мы просто валялись на кровати, в нашем маленьком тихом безопасном местечке, глупо улыбаясь и смеясь, и именно тогда я поняла это.
Я поняла, что кому-то придётся проиграть.
И этим кем-то буду я.
Потому что я поняла, что люблю Эдварда.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 21:46 | Сообщение # 17
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 11.Часть 1.

Эдвард

Это единственное, чего ты так хочешь коснуться, но не можешь или не должен вообще.
Это ещё одно моё желание.
И в действительности единственное…которое я не могу произнести вслух. Потому что, назвав зло, ты только сделаешь его реальным.
Не могу поверить, что я превратился в такого слабака.
И, конечно, я виню в этом Розали Хейл. За то, что предложила это пари.
Вызов, который мне бросила Розали. Чертово пари. Я хочу выйти из этого пари. Я просто должен.
Но как выйти из пари красиво, когда я могу выиграть его, лишь только сделав один звонок.
Особенно когда я отказался спать с Беллой ради азарта. Это всё неправильно.
Я могу сидеть здесь и рассуждать, почему это неправильно; я могу убеждать себя в том, что я взрослый и зрелый мужчина, который наконец-то стал порядочным человеком, после стольких лет пренебрежения моими моральными принципами. Азарт от вожделения чьего-то тела? Вау. В какого же нелепого и отвратительного ублюдка я превратился; я всего лишь хотел немного поменять мои способы достижения цели.
Но нет. Это ничего не меняет. Я всё равно отвратителен. Если бы я не был таким, я бы рассказал Белле о пари в первый же момент, когда решил выйти из него.
Это единственное, что я держу втайне от неё. И я думаю, причина в том, что она тоже что-то мне не договаривает.
Я уже узнал её достаточно, чтобы понять, что она не только очень желает трахнуть меня, но так же есть причина, почему она этого не делает.
Назовите это глупым, но я не собираюсь сдаваться первым. Независимо оттого, как сильно я этого хочу.
И я не могу сказать ей про пари. Я просто не могу.
По крайней мере, пока.
Поэтому это приводит нас к Эдварду Каллену, больному, властному ублюдку. Эдварду Каллену, знатоку женской анатомии, который влюблен в девочку.
Нет, в женщину. Не важно. Который влюблен в Беллу.
Я отказывался смотреть в лицо своим чувствам. Достаточно было того, что я о них знал.
Но с каждым днем мне становилось всё сложнее их игнорировать.
Каждый раз, когда я видел её, я котел, чтобы она подошла и встала рядом со мной.
Каждый раз, когда Джаспер подкрадывался к ней и обнимал её, или когда он украдкой целовал её волосы, я хотел врезать ему, чтобы его сраная зубочистка вылетела у него изо рта.
Каждый раз, когда Ньютон пялился на неё с другой стороны школьного двора, я хотел придушить его этим идиотским галстуком, который он так неумело завязывал.
Я просто…меня просто это достало. Я не хотел делить её ни с кем.
В этом вся проблема.
Ещё одна проблема была в Розали и Элис, которые всегда крутились поблизости.
После той первой ночи, когда мы зашли дальше, чем обычно, всё стало гораздо лучше. Или хуже, зависит оттого, как вы видите всю эту ситуацию.
Мы проснулись, наши руки и ноги переплетены, на ней не было ничего, кроме моих боксеров и откровенного топика. Мы не обнимались, а просто прижимались друг к другу, её волосы лезли мне в лицо, но я ни капли не возражал, что они мешали мне дышать. Я улыбнулся, и моя улыбка переросла в приглушенный смех, потому что я вспомнил свою сперму на её подбородке. И как она смеялась над этим. Что же она за девчонка, что смеётся над такими вещами? Она не обвиняла меня, не была в ужасе, и вообще как-то задета этим, и именно тогда я осознал, что Изабелла Свон не такая, как другие девушки.
Я неохотно отпрянул от её теплого тела и залюбовался её грудями, которые очень хорошо просматривались сквозь её крохотную маечку; я с трудом удержался, чтобы не прикоснуться к ней, иначе мы бы снова опоздали. Я принял душ, и как раз брился, когда она проскользнула в ванную и обвила руками мою талию, обхватив своими пальчиками моё полотенце. Я вздрогнул, когда достиг ложбинки под подбородком; она каким-то образом поцарапала меня, и сейчас там виднелись фиолетовые отметины.
- Вот дерьмо. Это я сделала? – её брови взметнулись вверх, и она резко развернула меня к себе лицом, положив свои холодные руки мне на подбородок, что было очень приятно. Я лениво ухмыльнулся.
- Всё по-честному. Ты пометила меня, я – тебя. Хоть я и ненадолго, но всё же.
Она игриво пихнула меня в плечо, и я схватил её за запястья, смотря ей в глаза. Она задержала своё дыхание, и я не мог сказать, почему. Её тушь размазалась, а губы были припухшими и потрескавшимися. Она выглядела очень аппетитно. О, черт. У неё виднелся засос, прямо под лямкой её топа. Да, иногда я забываюсь. Упс.
Её волосы были в полном беспорядке, и ей срочно нужно было сходить в душ. Я слегка отодвинул лямку и провел пальцем по отметине.
- Извини. Кажется, я тоже оставил свою отметину, - сказал я, и она посмотрела туда, где я поглаживал пальцем.
- Ты засранец. У меня не было засосов с восьмого класса, - сказала она, ухмыляясь. Мы смотрели друг на друга несколько секунд, а затем она выхватила лезвие у меня из рук, и я задержал дыханье, когда она попросила меня повернуть голову. Я посмотрел наверх и влево, и старался не дышать, когда она медленно сбривала волоски под царапинами под моим подбородком; прямо возле шеи. Она могла легко порезать меня, но я знал, что она этого не сделает. Она была очень аккуратна.
- Вот так. Гладкий как твой скотч, - шепнула она, проводя холодными пальцами вдоль моей челюсти. Я схватил её руку, поднося её к моим царапинам под подбородком. Её глаза широко распахнулись, когда я медленно приблизился к ней.
- Свон, серьёзно. Твоё кровообращение хреновое, но, но крайней мере, холод помогает мне с этим клеймом, которое оставили твои коготки, - я ухмыльнулся, а она вырвала свою руку, игриво ударив меня в грудь.
- Иди оденься, Каллен. Тебя ждут ученики младших классов, которым ты будешь раздавать свои приказы, а меня – мальчики, которых я буду соблазнять.
Следующие несколько дней были отстойными.
Я никак не мог перестать думать о ней. Я не хотел переставать. Я кидался в неё чем-нибудь на уроках, пинал её стул. Хватал её за задницу в коридоре. Да, обычные штучки Эдварда, но в этот раз я делал это не для того, чтобы позлить её и поддержать свой образ ублюдка. Нет. Я делал всё это потому, что просто ничего не мог с собой поделать. Я просто жаждал её внимания.
Проблема.
Мы находились в безвыходном положении; в чудесной, удерживающей нас рамке, которую я так хотел сломать. И она, так же как и я, находилась в замешательстве. Мы оба знали, что есть выход. Я знал, каков был мой выход из этой ситуации, и мне нужно было знать, каков же её выход.

Добавлено (31.10.2009, 21:44)
---------------------------------------------
Глава 11. Часть 2.
.
Но первый раз в жизни я был напуган. Я боялся спросить. Я боялся признать. Откровенно признать свой статус мешка с дерьмом. Я не был уверен, то ли это из-за того, что я боялся увидеть отвращение на её лице, рассказав ей о пари, то ли из-за того, что я боялся, что она не будет удивлена, что я ввязался в такое.
Поэтому я решил вести себя как последний трус и ничего ей не говорить. Ну, ничего о пари и брошенном мне вызове.
Потому что я творил чудеса своими пальцами. Потрясающие, жаркие и вкусные. С ней. С собой. Не думаю, что когда-либо в жизни у меня была такая вспышка сексуальной активности – хоть и не каждую ночь, но всё же.
Также не думал, что смогу продержаться без хорошего секса такой длительный промежуток времени. Десять дней прошло с тех пор. Десять дней, когда я прикасался к ней, заставив её кончить жестко и громко. Десять дней, когда у меня была моя самая лучшая «ручная» работа.
Мы даже не перешли к оральной стадии. Мы мысленно договорились, что это бы всё усложнило.
Правда, тот факт, что я не показал ей, какие удивительные вещи я могу вытворять своим языком, просто сводил меня с ума. И я потихоньку превращался в сопливую девчонку.
Сегодня была моя очередь подвозить Беллу до школы, и мы почти опоздали, потому что на ней была коротенькая юбочка и те самые ботинки, а ещё она не поленилась показать мне её новые шортики с низкой посадкой, и я просто потерялся. Я имею в виду, хорошо, что моя машинка с автоматическим управлением, поэтому я позволил своим пальцам изучать Беллу. Но, когда она откинула спинку кресла и поставила ноги на него, широко их распахнув для меня, я чуть не съехал с дороги. Она запустила одну руку себе в волосы, а другой оперлась о стекло, и стала напевать что-то, а затем прикусила губу, когда я начал водить пальцами вверх и вниз. Она прикрыла глаза, и её дыхание участилось; на губах была легкая улыбка, и по её лицу я видел, что она уже близко, поэтому я съехал на обочину, чтобы сосредоточиться на её удовольствии. Она кончила молча, а я продолжал водить своими пальцами, при этом не поникая внутрь, но она убрала мою руку и опустила ноги.
- Заканчивай, Каллен. Ты знаешь, что я сейчас слишком чувствительная. А ты слишком талантлив в этом, - сказала она, стягивая свои шортики и засовывая их в нагрудный карман моего жакета.
- Тебе не кажется, что они тебе понадобятся? Последнее, что я хотел бы сегодня увидеть, это как Эмметт играет в свою игру «задери как можно больше юбок», и врезать ему. Я имею в виду, парень, конечно, здоровее меня, но я не смогу на это спокойно смотреть, - прорычал я, пытаясь сдержать улыбку. Я знал, что она уже была влажная, когда я только массировал её бедро, поэтому, осознание того, что я буду чувствовать её запах весь день, делало меня счастливым.
- Расслабься, Эдвард. Я научилась отбиваться от нежелательных кавалеров ещё с двенадцати лет, когда у меня появилась грудь. Поэтому, я смогу держать Эмметта подальше от моей попки, - сказала она, откидывая козырёк, чтобы посмотреться в зеркало. Как будто ей это было нужно. Она итак была идеальна. Оргазмы оказывали очень хорошее влияние на её кожу. Она выглядела как на картине.
- Мы опоздаем. Погнали, - сказала она, закрывая козырек и поворачиваясь ко мне. Я продолжал пялиться на неё, и она, смутившись, отвернулась.
Что? – прошептала она, скорее себе, чем мне. Но я, конечно, не ответил.

Мы приехали в школу, когда все уже заходили в класс, и она сказала, что я задержался, а я, в свою очередь, сказал, что меня задержала Мамочка, и абсолютно никто ничего не заподозрил.
До тех пор, пока не наступило время ленча, когда Белла прошла мимо меня в столовой, потрогав нагрудный карман моего жакета и шлепнув меня по заднице, достаточно ощутимо. Я глянул через плечо и ухмыльнулся ей, и именно тогда и заметил, что Джаспер стоит возле нашего столика, наблюдая за нашим маленьким приветствием. Он опять держал в зубах эту гребаную зубочистку. Рукава его рубашки были закатаны, и он стоял, засунув руки в карманы и теребя свои ключи, болтающиеся на цепи для бумажника. Он слегка наклонил голову набок, наблюдая за нами, но Белла ничего не заметила и подошла к нему, обхватив его руками за талию и посмотрев на него снизу вверх. Он взглянул на неё и, положив руки на её плечи, шепнул ей что-то на ухо, отчего она захихикала, а я ощетинился. Тут он поднял глаза и встретился взглядом со мной, и я осознал, что он сделал это нарочно. Пытался проверить мою реакцию.
Черт.
Мне надо быть более наблюдательным в будущем.
Да уж, легче сказать, чем сделать.
В тот день у нас была тренировка, и я постоянно отвлекался, потому что на лавке сидела Белла в окружении группы девчонок; она уговорила нескольких первокурсниц присоединиться к ней и понаблюдать за нашей игрой. Меня удивляло, что за все эти годы, когда девчонки приходили посмотреть на наши тренировки, ни одна из них не догадалась применить свои чары, чтобы парень занял ей хорошее место. И, конечно же, молодая Мисс Свон стала первой, кто изменил это. Да, это моя девочка.
Я пропустил несколько передач, потому что пялился на неё. Я никак не мог оторваться от неё. Она была такой милой, сидя там и стараясь не выходить из себя из-за, как я полагаю, Джессики и Лорен с их грязными ротиками.
- Оу! Каллен! Следи за игрой!
Джаспер пытался быть спокойным. И девочки, конечно же, проглотили наживку. Урод.
- Если бы ты дал пасс тому, кому следовало, я бы следил за игрой, сука, - прорычал я, запуская в него мячом. Он с легкостью поймал его, а я просто развернулся и ушел с поля.
- Эй, подожди, сука. Серьёзно.
Джаспер быстро догнал меня, благодаря тому, что у него такие же длинные ноги, как и у меня. Он засунул руку в карман футболки и вытащил две сигаретки, обхватив их губами, он прикурил и протянул одну мне. Эти гребаные сигареты.
- Спасибо, капитан, - усмехнулся я, с наслаждением затягиваясь. Я краем глаза заметил, что Белла внимательно наблюдает за нами двумя, но решил не поворачиваться к ней лицом. Джаспер и его всевидящее око обязательно это заметит.
- Что с тобой происходит? – спросил он, когда мы зашли в раздевалку. Я кинул наполовину выкуренную сигарету в урну, наблюдая, как от столкновения со стеной посыпались искры. Я стянул футболку, игнорируя его вопрос.
- Эдвард. Ты можешь сказать мне. Неужели, это…
Но он не закончил. Думаю, что мы оба знали, что он хотел сказать. Но тот факт, что он остановился, встревожил меня. Он слишком быстро просек, что между мной и Беллой что-то происходит, и обычно, он бы уже поздравлял меня с моей победой.
Но не в этот раз. И я знал, что они с Беллой были довольно близки. Неужели, он знал о нашем секрете?
Неужели, она ему рассказала?
Черт, надеюсь, что нет. А если он хоть каким-нибудь образом узнает о пари, он будет в бешенстве. Я имею в виду, тот факт, что он был влюблен в Элис, и у него не было никаких шансов, что она ответит ему взаимностью. И хотя я и знал, что если я трахну её, то это причинит ему боль, он всё равно не восстал бы против меня. Он прекрасно знал, какой я. И прекрасно знал, чем я занимаюсь.
И раньше меня устраивало, что он такой, и никогда раньше не беспокоило, до сегодняшнего дня, когда наши жизни так круто изменились.
Полагаю, потому, что я повзрослел или что-то в этом роде.
- Мне просто не дают покоя некоторые мысли, вот и всё, - ответил я, запинаясь. Он вскинул бровями, а затем развернулся и направился в душ. Не то, чтобы мы рассказывали друг другу обо всём, но мы всегда рассказывали друг другу о девчонках. Всегда.
Как только он вошел в душ, я осознал, что наша дружба дала трещину.
И всё из-за девчонки. А это уже серьезно.

Добавлено (31.10.2009, 21:44)
---------------------------------------------
Глава 11. Часть 3.

Когда я вышел из раздевалки, Беллы и других девчонок уже не было видно, и это меня рассердило. Обычно девчонки ждали нас после тренировки. Полагаю, что сегодня нас не было слишком долго. А мне нужно решить кое-какие проблемы, и Беллы здесь нет.
Я помчался домой, надеясь найти её там, ожидающей меня в моей спальне. Правда, было еще рановато для нашей встречи, но я надеялся, что она каким-то образом сможет почувствовать, что мне нужно поговорить с ней. Знаю, что мне станет от этого легче. И я просто…мне просто нужно её увидеть.
И конечно, меня подстерегла Таня, которая горела желанием накормить меня вкусной и здоровой пищей. Она разложила на столе 4 блюда, настаивая, чтобы я съел их все.
Звонил Карлаил и прочитал мне очередную гребаную лекцию на тему моего проекта по физике, а также на тему моих отношений с Беллой, настаивая на том, чтобы я порвал с ней. Мой отец иногда бывает таким упрямым. Яблоко от яблони недалеко падает.
В конце концов, мне удалось добраться до своей комнаты, и я уже был очень измотан. Мои легкие болели из-за нового пристрастия Джаспера, моя печень болела, потому что мне нельзя было пить, мои мускулы ломило, потому что я выплеснул весь свой гнев сегодня на поле, мой мозг разрывался оттого, что я много думал, и моё сердце болело, потому что я знал, что что-то должно случиться, что-то плохое. И, черт возьми, я признаю. Я был напуган, потому что не знал, что буду делать, если это будет что-то ужасное.
Честно сказать, я был взволнован. Все органы болели, и моё тело прекрасно знало, что может меня вылечить.
Волнующе и чертовски пугающе.
Я открыл дверь своей спальни, и увидел её, на моей кровати, свернувшуюся в клубочек. Спасибо, Господи.
- Рад, что ты, наконец-то здесь. У меня был ужасный день, - сказал я, быстро срывая свою рубашку.
- Какого черта ты так долго?
Я застыл на месте. Это не тот голос, который я ожидал услышать. Я включил свет.
- Какого хрена, как ты сюда попала, Розали?
Я глянул на окно, он было приоткрыто, но недостаточно, чтобы влезть в него.
- Мама-медведица, глупенький. Ты же знаешь, она меня обожает. И кого ты надеялся здесь увидеть?
Я проигнорировал её вопрос.
- Итак, Розали, какого черта тебе от меня нужно?
Я решил сразу перейти к делу. Для меня больше не имело значения, что Розали Хейл сидит на моей кровати. Она, скажем так, стала для меня нежеланной. Я имею в виду, конечно, она всё так же горяча. И, возможно, даже красивее Беллы. Но, у этой девчонки была уродливая душа. И это было очень необычно для меня, что я в кое-то веки могу встречаться с девушкой и думать не только о том, какое у неё прекрасное тело, но и какой у неё замечательный ум, и я открыл для себя, что умственные способности девушки тоже очень важны для меня.
А, черт. Как-то раз я даже разозлился на Беллу из-за того, что она такая умная. Не знаю, почему я тогда так разозлился. Может, тогда я ещё не достаточно повзрослел, чтобы покончить со своими похождениями. Ведь это возможно?
- Я пришла проверить твою преданность нашему пари, Мистер Каллен, - промурлыкала она, поднимаясь на колени и придвигаясь ко мне. Я уже успел наполовину раздеться и остался только в одних боксерах. Я оглянулся назад в поисках джинсов, но, конечно, предусмотрительная Мамочка убрала всю мою одежду в шкаф. Я было направился к шкафу, чтобы достать новую пару джинсов, но Розали остановила меня, положив руки мне на плечи. Она была теплой, я чувствовал аромат её духов и ничего не смог с собой поделать. Моё тело среагировало на женские формы.
- Хм. Это очень хорошо, что ты всё ещё рад меня видеть, Эдди. А то я боялась, что эта нахалка Мисс Свон реально тебя зацепила. Я понимаю, каждый мужчина начинает с низов. Надеюсь, это не испортило тебя.
Она наклонилась ближе ко мне, сексуально улыбаясь и немного покачивая бедрами. Должен сказать, что если бы моя голова не была занята мыслями о Белле, я, возможно, повалил бы её на кровать и показал бы ей, что она теряет. Но я слишком устал для этого, и мне нужна была Белла. Которая, скорее всего, с минуты на минуты заберется ко мне в окно. Черт. Мне нужно выпроводить Розали.
- Пари всё ещё в силе. Как я сказал – личный интерес. Она бросила мне вызов. Такое чувство, что она не хочет меня трахнуть, и это раздражает, - сказал я, отодвигаясь от неё так, чтобы посмотреть ей в глаза. В действительности, не было необходимости видеть, что в них, просто мне нужно было понять, не заподозрила ли она чего-нибудь. Мне ещё нужно было разобраться с тем, как мне выйти из этого долбанного пари, и последнее, что мне сейчас было нужно, так это разъяренная и мстительная Хейл. Последний раз, когда Розали разозлилась на парня, шерифу Свону пришлось арестовать парня за изнасилование. Ужасно, и его родители были в шоке.
- Хорошо. А то я уже тебя заждалась, - пробубнила она, мельком глянув вниз, чтобы убедиться, что я всё ещё заинтересован в выигрыше. И, к сожалению, всё выглядело так, как будто я действительно был заинтересован. Она слегка провела пальцем по заметно натянувшимся боксерам, и я слегка отпрянул назад, раздраженный тем, что мне это нравилось. Где же Белла, черт возьми?
Розали приподнялась и, чмокнув меня в щеку, слезла с кровати.
- Спасибо, - сказал она, послав мне воздушный поцелуй. Я натянул фальшивую улыбку, ожидая, пока дверь закроется, и затем рванул к окну и широко его распахнул, для Беллы. Я не хотел, чтобы она напрягалась, пытаясь его открыть.
Но она так и не появилась.
А на следующий день она не пришла в школу.
И на следующий.
Я уже начинал поддаваться панике.
Знаю, что я мог бы просто позвонить ей, но я этого не сделал.
У меня всё ещё была гордость.
Но когда в пятницу Эмметт приехал в школу без Беллы…я начал волноваться.
Пришло время проглотить свою гордость.
Я поехал к ней домой. Шерифа не было, что было очень даже хорошо. Её развалюха-пикап стоял на газоне. Я подошел к входной двери и попытался её открыть, но она была заперта. Я хотел достать ключ, но его не было на прежнем месте. Озадаченный, я обошел дом и заметил, что света нигде не было. И тут я решил, как безнадежно влюбленный подросток, залезть к ней в окно. Я вскарабкался по дереву к окну её спальни и заглянул внутрь, её там не было.
И что больше всего меня поразило – она придвинула свой комод с зеркалом к окну.
Всё стало ясно, я здесь нежеланный гость.
Черт.

Добавлено (31.10.2009, 21:46)
---------------------------------------------
Глава 11. Часть 4

Эдвард

После ещё одной ночи в одиночестве, я проснулся из-за какофонии, доносящейся снизу. Видимо, Мамочке снова нужна помощь. Я перекатился на другую сторону кровати и взял свой мобильный – восемь непрочитанных сообщений. Одно от Джаспера – Где ты пропадал прошлой ночью, сука? – ну конечно, я пропустил вчерашнюю игру в покер у Эмметта – и также было семь сообщений от девчонок, которые хотели меня увидеть.
И ни одного от Беллы.
Я зажал ладонями глаза, прекрасно понимая, что они будут красными весь день. Сегодня я спал очень беспокойно, мне снились какие-то странные сны. С тех пор как Белла перестала приходить ко мне, я перестал спокойно спать.
Она нужна мне, если бы я только мог собраться с мыслями.
В конце концов, я решил, что если она не появится сегодня, то я позвоню ей.
Кричащие звуки стали приближаться, и я осознал, что звуки приближаются к моей комнате.
Голоса были явно женские, один принадлежал Мамочке. Но другой принадлежал той, кого я никак не ожидал увидеть.
Я усмехнулся и, вскочив с кровати, ринулся к шкафу в поисках пары джинсов; я на бегу натягивал джинсы, потому что горел желанием поскорей выйти в коридор.
Я поднял глаза, когда дверь неожиданно распахнулась, и вздохнул с облегчением, когда увидел на пороге красивую женщину.
Позади неё стояла Таня, одетая в дурацкую пижаму а-ля Плейбой 50х годов.
- Дорогой, - обратилась ко мне моя мама, подходя ближе, чтобы обнять меня. О боже, она пахла как всегда чудесно. Не важно, сколько тебе лет, иногда, чтобы почувствовать себя лучше, тебе просто нужны нежные объятья матери.
- Мама, ты прекрасна, как всегда, - сказал я, делая шаг назад, чтобы посмотреть на неё. На ней были светлые брюки и блузка, старинное жемчужное ожерелье и такие же серьги, и громадные брильянт на её пальце. Она никогда больше не выходила замуж, и не собиралась. После того как Карлаил разбил ей сердце, Мама зареклась, что больше никому не позволит причинить ей боль. Сейчас она была в долгосрочном отпуске, ей ничего не нужно было делать, ведь она была знаменитостью года.
- Как Риналдо? Как Лазурный берег? – спросил я, беря её под руку, в то время как Таня испепеляла нас взглядом. Ей пришлось отодвинуться, чтобы дать нам выйти в коридор. Мы счастливо переговаривались, а Таня следовала за нами, как маленькая, отбившаяся от берега шлюпка.
- Бог мой, вы только посмотрите. Этот дом похож на музей, который подлежит сносу, а она выглядит так, будто только что поставила на карту всё, что имела, - усмехнулась мама, прекрасно зная, что Таня стояла позади нас, и в данный момент сменила на лице все цвета радуги.
- Не подумай, что я не рад тебя видеть, но почему ты здесь? Разве не ты говорила, что вернёшься в Форкс, только если Историческое сообщество Форкса снесет монумент, посвященный Гражданской войне?
Мы игнорировали Таню, которая бегала по комнате, собирая пустые бокалы из-под Мартини и журналы Гламур. Ей бы понравились Космо мамы.
- О, я слышала последние слухи об этом городе, кажется, здесь опять стало интересно. Моя старая подруга сейчас в городе, и я думаю сейчас самое время увидеть самой, что изменилось, пока меня тут не было, - объяснила она, готовя эспрессо, которое начала Таня. Та скривилась, и, пробурчав что-то нечленораздельное, кинула маленькую белую чашечку в раковину.
- Пойдем, дорогой. Я хочу познакомить тебя с моей давней подругой, она замечательная. Мы идем в Горацио.
- Горацио? Наверное, она действительно очень замечательная. Я только переоденусь. Дай мне пять минут.
- Поторопись, дорогой. Не хочу заставлять её ждать. Мне уже натерпится её увидеть. Ведь прошло столько времени с нашей последней встречи.
Мне тоже очень хотелось познакомиться с подругой мамы. Хоть все в городе и знали Эсме Мейсен-Каллен, не каждый удостаивался чести называться её другом. Приятели, знакомые, да, но не друзья. Мама была из древнейшей семьи Форкса, его основателей. Горацио – отель, названный в честь моего супер-пупер великого дедушки Горацио Мейсена, основателя нашего города. Карлаил, возможно, и был известным дамским угодником в городе, но моя мама была из королевской семьи города. Все хотели быть похожими на неё, и она встречалась с самым известным засранцем в городе, конечно, я бы мог сейчас наслаждаться своим статусом выходца из благородной семьи, но, увы, я уже был самым желанным парнем в городе.
Я решил, что все, кто так впечатляет мою мать, достойны того, чтобы их впечатлить, поэтому я решил, что стану Мистером Обходительность. Это как раз то, что мне было нужно, чтобы выкинуть Беллу из головы. Я могу пофлиртовать с этой женщиной, Бог знает почему, но женщины в возрасте частенько клюют на меня. И, черт возьми, мне стоит послать им свою фирменную улыбку, и они будут готовы идти за мной. Некоторые давали мне свои номера; некоторые просто предлагали своих дочерей на серебряном блюдечке. И всё станет гораздо хуже, когда я закончу школу.
Я надел красную рубашку от Марка Джейкобса и темно-синие джинсы; я предварительно закатал рукава рубашки до локтя и расстегнул три верхних пуговицы. Проведя рукой по волосам, я решил, что выгляжу достаточно привлекательно, чтобы сразить наповал подругу матери, которую она горела желанием увидеть.
Я спустился по лестнице и предложил руку матери, которая уже направлялась ко мне. Она на самом деле выглядела просто потрясающе для своих лет, даже иронично, что она вышла замуж за пластического хирурга, а ей самой всего лишь нужно море и крем для загара.
Эсме повела меня в гараж, где взяла ключи от малышки Карлаила – его классического Порше. Оу, он будет в бешенстве. И мне это нравится. Она подарила ему эту машину на их первую годовщину. Он никогда не позволял мне даже приближаться к ней, поэтому сейчас я был в предвкушении поездки. Я уже и забыл, как весело бывает с моей мамой, поэтому я пообещал себе, что обязательно навещу её в Европе.
Я открыл ей дверь на водительское место, потому что, зная Карлаила, он бы не позволил мне сесть за руль его малышки, даже если я еду с мамой. Она улыбнулась и нажала на газ, и мы плавно выехали из гаража и направились в центр города. Эсме припарковалась возле Мейн Стрит, и я выскочил из машины, чтобы успеть открыть ей дверь. Она взяла меня под руку, и мы направились вниз по улице. Она была довольна мной, и я ни капли не возражал.
Наконец, я заметил бронзовую статую моего предка перед гостиницей, названной в его честь, одного из самых старейших зданий в Форксе.
Мы не являлись владельцами этой гостиницы, хотя вполне могли бы. Когда мы вошли, весь персонал сразу обратил на нас внимание. Они прекрасно меня знали, но когда я вошел вместе со своей матерью, они практически головой об пол ударялись, так усердно кланяясь нам.
Нас провели к столику возле большого окна, с видом на фонтан и сад роз; затем нам сразу поставили на стол два стакана со скотчем, даже не спросив, что мы будем заказывать. Они, конечно же, знали, что предпочитают их покровители.
- Итак, дорогой, расскажи мне. Твой отец сказал, что у тебя появилась девушка, что также подтвердила новая игрушка отца, когда попросила меня не беспокоить тебя и твою спутницу, - сказала мама и одним глотком осушила свой бокал. Я вздрогнул, мама всегда была в курсе всех моих похождений. Иногда я сам рассказывал ей, иногда Карлаил вносил свою лепту.
- Никаких девушек, мама. И как ты заметила, никаких ночных гостей, - сказал я, потягивая свой скотч. Я еще не готов был для чего-то покрепче, и что-то мне подсказывало, что пока не стоит показывать маме все мои плохие стороны. И я также не был готов рассказать маме о Белле. Особенно потому, что я не знал, кто мы друг для друга.
- Ну что ж, это хорошо. Ты еще слишком молод, чтобы связывать себя какими-то отношениями. Поэтому наслаждайся жизнью, пока молод, тем более я готова порвать глотку каждой девушке, которая попытается украсть твое сердце. Кроме того, что-то подсказывает мне, что ты ещё не заслужил этого. Без обид. Но ты сейчас слишком напоминаешь своего отца.
Это жестоко, мама. Хотя, какого черта, она права. И всегда была.
- Спасибо за то, что так веришь в меня, мам.
Она ненавидела все эти сокращения, типа «мам», но она заслужила это. Я же всё-таки её ребенок.
Мы заказали ещё по одному стакану виски, и мама, залпом осушив ещё один, стала весело рассказывать о местах, где она побывала, и также о подарках, которые она собиралась мне подарить в ближайшем будущем. Мой разум начал слегка затуманиваться. Тут за угол завернула девушка с длинными темными волосами, которая напомнила мне Беллу, из-за чего я потерял ход маминых мыслей. Пытаясь сконцентрироваться на её словах, я заметил шикарную женщину, только что вошедшую в отель; на улице моросил дождь, и она встряхнула волосами, чем заслужила осуждающий взгляд служащего отеля, потому что мелкие брызги с её волос разлетелись повсюду. Она сняла свое пальто, и я заценил её фигуру. Она была довольно горяча для своих лет. Она мне кого-то напоминала; наверное, чья-то мать. И я должен выяснить чья, чтобы я мог…
- О, ради всего святого. Ты когда-нибудь приходишь вовремя?
Моя мать встала и протянула руки, чтобы обнять эту даму. И тот факт, что она её обнимала, говорил о том, что мама любит её. Персонал отеля заметил, что Эсме Мейсен-Каллен обнимает незнакомку, и сразу же поинтересовались, что она будет пить.
- Эсме Мейсен, ты потрясающе выглядишь, впрочем, как и всегда, - воскликнула она, её голос заставил меня вытянуться по струнке. Охренеть. Это не будет грубо, если я буду с ней флиртовать? Всё в этой женщине заставляло меня просто сидеть и ловить каждое её слово. У неё были потрясающие глубокие карие глаза в обрамлении пушистых ресниц и с легкой россыпью веснушек вокруг носа. Я улыбнулся ей своей фирменной улыбкой, которая сводила с ума всех девчонок. Я даже провел рукой по волосам, тем самым, показывая, что меня заботит не только моя внешность.
- Ты тоже как всегда очаровательна. Познакомься, это мой сын, Эдвард.
- Правда? А я только собиралась спросить «какого черта произошло с Риналдо?», но мне следовало догадаться. Он очень похож на Карлаила фигурой, но на лицо он вылитый Мейсен. Приятно познакомиться, Эдвард. Вижу, ты хорошо проводишь время, - сказала она, посмотрев на меня. Бог мой. Мне нужно срочно сделать глубокий вдох и взять ситуацию под контроль. Что-то в её голосе, когда она произносила моё имя, заставила моё тело покрыться мурашками.
- Эдвард, это моя дражайшая подруга, о которой я тебе говорила. Рене Хотчкисс.
Твою. Мать.
- Мисс Хотчкисс. Я много слышал о вас, - я пожал её руку, сохраняя зрительный контакт.
- Меньшее, что ты могла для меня сделать, так это подождать меня, мама, - услышал я позади себя и застыл на месте.
- Ну, дорогая. Тебе потребовалось слишком много времени, чтобы выбрать, какую из многочисленных пар обуви тебе надеть, а ты знаешь, что я слишком нетерпелива. Я бы хотела познакомить тебя с моей очень хорошей подругой и её сыном. Хотя, вы уже, возможно, и так знаете друг друга, но я не хотела, чтобы тебя это остановило. Чертчертчертчерт.
- Белла не живет по правилам элиты Форкса, что в то же время не мешает ей заманивать в ловушку каждого представителя мужского пола, - прошептала Рене, слегка прикрывая рот рукой. Моя мама усмехнулась и ответила «Как и её мать. А мой Эдвард никогда не встречал девушки, которая бы ему не нравилась, но он всё ещё не нашел свою единственную», на что Рене ответила «Как и его мать».
Да, спасибо за ваше одобрение, дамы.
- Эдвард, Белла? Вы знакомы?
Только в библейском смысле, Мисс Хотчкисс.
Ну, почти.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 22:11 | Сообщение # 18
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 12. Часть 1

Белла

Я как идиотка моргнула, уставившись на свою мать.
Знаем ли мы с Эдвардом друг друга?
Я знала, что он великолепный пианист и что у него зеленая зубная щетка.
Я знала, что во время сна он может скидывать с себя покрывала, а еще я доподлинно знала каких размеров его член.
Я знала, что он очень тоскует по своей матери.
Я знала, какая у него любимая песня, знала, что он может изображать животных с помощью теней на стене. Он никогда не ужинал раньше 6:30 – это я тоже знала.
Я знала, какой на вкус его языка, я знала, как он может шептать на ушком по утрам. Я знала, каким шампунем он пользуется.
И еще я знала, что несколько дней назад в его постели была Розали Хейл…
А это значило, что я не знала о нем ничего…
- Белла, что означает твое молчание? Это что какой-то протест? Когда ей было семь, она объявила протест против брокколи и…
- Никакого протеста, - улыбнулась я, выдвигая стул.
- Ну… так…ты знаешь Эдварда? – вновь спросила Рене, переводя взгляд в его сторону.
- Никак нет, - ровно ответила я, схватив бокал с водой. Я старалась смотреть куда угодно, только не на Эдварда.
- Вы что ни разу не видели друг друга в школе? – настаивала Рене. На ее лице читалось явное разочарование, а я неожиданно обрадовалась тому, что она приехала лишь на время погостить. – Я была уверенна, что вы двое знакомы…
- Ну, на твоем месте я бы тоже так подумала, но мы не знакомы.
Я услышала, как хрустнул лед у Эдварда во рту, но все равно не смогла заставить себя посмотреть ему в глаза.
- Вам следует поближе познакомиться. Кстати, Эсме, он настоящий красавец, - заметила Рене, обращаясь к матери Эдварда, забывая обо мне, словно меня здесь и не было.
- Я знаю, - согласилась Эсме. Я сосредоточилась на том, чтобы смотреть только на Эсме. – Он лучшее, что мне принес этот брак. Ну, помимо удовлетворения оттого, что я была первой женой Карлайла.
- Я слышала, что он женился на Тане Денали, - проговорила Рене, ее глаза снова были устремлены к Эсме.
- Так и есть, и, Боже правый… это до того смехотворно…
- Ты кажется с ней нянчилась когда-то?
- Чтобы заработать очередной скаутский значок, - рассмеялась Эсме. – В любом случае, у девочки ужасный вкус. Видела бы ты, во что она превратила мой дом.
Пока они насмехались над Таней, Викторией и еще одной женой Карлайла, чье имя я не расслышала, я сидела, уставившись на столовые приборы.
Мои пальцы скользили по ободку бокала, пока я сдерживалась, чтобы не рассмеяться или не расплакаться над всей ироничностью ситуации, в которой я сейчас находилась.

В ту ночь, когда придя к окну Эдварда, я увидела Розали Мою-личную-Немезиду-мое-личное-проклятье-причину-моей-сексуальной-неудовлетворенности-претенциозную-принцессу-и-психованную-сучку-в-кашемире Хейл в комнате Эдварда, на нашей заветной постели, прикасающуюся к его …моя территория… fuck
В ту ночь, после всех моих слез, зароков и клятв, после того, как я смерилась с тем, что со мной просто поиграли, что влюбилась в школьного бабника, что открылась единственному человеку, которому мне следовало доверять меньше всего… fuck…
В ту ночь я сделала единственную разумную вещь, которая пришла мне в голову.
Я позвонила маме.

Да-да, я позвонила своей матери и в слезах рассказала ей о своем разбитом сердце, о том, что сама я тоже сломлена, я рассказала ей все об Эдварде и Розали, рассказала о том, что все эти люди были насквозь фальшивыми ублюдками.
И каков был ее ответ?
- Я еду в Форкс.
Это заявление стало для меня настоящим шоком. Она не была в Форксе с тех пор как покинула город на четвертом месяце беременности. Я настаивала на том, что ей вовсе не обязательно приезжать, она же настояла на том, что приехать ей просто необходимо.
Рене заявила, что научит меня выживать здесь, жизнь в стиле Форкса, а потом пробормотала что-то про то, что знала, что летнего лагеря будет недостаточно, а затем что-то добавила про бессердечного ублюдка, который разбил сердце ее малютке.
Напоследок она добавила, что вылетает первым же рейсом, и попросила ни о чем не волноваться… Мама возвращалась к себе домой.
Когда она наконец-то приехала, я начала ее умолять о том, чтобы она не заставляла меня идти в школу. Бросив в сторону Чарли разочарованный взгляд, она сказала, что мне вовсе не нужно возвращаться в школу, по крайней мере, до тех пор, пока я не буду подготовлена… что бы это не значило…она понимала, в каком я состоянии.
Моя мать выросла в Форксе, но также провела значительную часть своей жизни за его пределами, в том мире, который я так хорошо знала… Она как никто другой знала, какими ужасными могут быть здешние обитатели, она знала, как определить, кому стоит доверять, а кому нет. Она прекрасно знала, на каких принципах осуществлялись взаимоотношения в этом обществе…
Всю следующую неделю она говорила о том, что мне необходимо спрятать свои слабые стороны, говорила о том, какой именно вилкой едят салат, говорила о том, почему нельзя влюбляться в мальчиков из Академии Форска… За исключением тех случаев, конечно, когда ты богаче их или выше по социальной лестнице. Но я ее не особо слушала.
И, несмотря на все ее усилия, я все еще была неспособна вернуться в школу и столкнуться там с Эдвардом или с Розали.
Все еще не была способна.
Под конец недели, я сообщила своей матери, что с меня хватит, и что я хочу домой, в Аризону. На что она незамедлительно заметила, что в Аризоне по-прежнему до смерти скучно, а здесь у меня может быть весьма веселая и разнообразная жизнь, если только я научусь жить по их правилам. Она никак не могла понять, что я вовсе не хотела понимать их правил, я не хотела становиться холодной, расчетливой сучкой, я просто хотела уехать от всего этого подальше.
Меня унизили… Я не сомневалась, что они вдоволь посмеялись за моей спиной, насмехаясь над тем, как легко затащить в постель новую девчонку.
Меня тошнило от одной мысли, от одного воспоминания о ее пальцах вокруг его… и от того, что он делал с ней своими пальцами все это время, что меня не было в его кровати.
У меня начинали дрожать губы, когда я представляла себе, как они смеялись над всем, что я рассказывала Эдварду, над каждым моим необдуманным словом, над каждым секретом, который я по глупости рассказала ему.
Хорошее образование не стоило такого унижения, и уж конечно оно не стоило моей прямоты и честности. Я бы никогда не смогла стать одной из них, такой же жестокой, двуличной, способной на предательство. Просто не смогла бы.
Поэтому, услышав в конце недели от своей матери, что мы идем на встречу с ее давнишней подругой и ее сыном, я рассмеялась над ней.
- Ты хочешь меня с кем-то свести? – едко спросила я. – Не ты ли говорила мне, чтобы я никогда…
- Белла, я не говорю, что тебе следует влюбиться в этого парня! Но я слышала, что он просто великолепен, а что как ни легкий романчик с великолепным парнем поможет излечиться от неразделенной любви? Кроме того, встречаться с ним довольно престижно. Я уверена, что он может предложить тебе гораздо больше, чем тот ублюдок, который разбил твое сердце.
- Мне не нужен великолепный парень. Мне нужно…
- Тогда просто следи за тем, как я флиртую.
В этот момент я неожиданно поняла, почему моя мать является обладательницей своей репутации.
Наконец, она пригрозила мне, что если я не пойду с ней, то в понедельник я отправлюсь в школу.
Она победила.
И вот я сижу за этим столом.

- Ну, я благодарна всевышнему, что Эдвард разумнее своего отца в вопросах, касающихся женщин, - сказала Эсме. – У него нет перед ними обязательств. Карлайлу видимо нравиться выплачивать алименты. У моего мальчика перед глазами хороший пример такого, как поступать не следует. Люби их, а затем расстанься. Никаких обязательств. Это же просто финансовое самоубийство.
Я закусила губу, чтобы не фыркнуть на ее слова. Хотя должна признать, она хорошо знает своего сына.
- Знаете, ваша дружба кажется маловероятной, - я попыталась сменить тему. Мне не хотелось слушать об отношении Эдварда к обязательствам.
Еще меньше мне хотелось разрыдаться, прежде чем нам подадут салат.
Эдвард фыркнул, и я инстинктивно повернулась в его сторону.
Это я зря.
Его печальные зеленые глаза сверлили меня. Интересно, как долго он пялиться в мою сторону. Его подбородок выглядел как камень, так сильно он стиснул зубы. На лбу лежала выбившаяся прядка волос.
- По-моему причины их дружбы очевидны, - заявил он, откидываясь на спинку кресла, делая глоток из своего бокала со скотчем.
- Да ну? Просвети меня, пожалуйста, - попросила я, приподняв бровь.
Он поставил свой бокал на стол и ухмыльнулся.
- Ну, одна из них подросток–пьяница, какой была моя дорогая матушка, использовавшая все свое очарование, свежесть молодости для того, чтобы заполучить выпивку в барах на окраине города, несмотря на свой юный возраст. Понимаешь Белла, если вся остальная молодежь отрывалась по выходным, Эсме не расставалась с бутылкой в течение всей недели. Я постараюсь привести аналогию. Если все девушки города ходили с распушенными волосами только по субботам, волосы Эсме были в таком состоянии постоянно, что совершенно неприемлемо. Существуют определенные стандарты, в конце концов.
- Что дальше… ну мы все знаем Рене, что сейчас сидит перед нами, и младше мою мать всего на три года. Так вот она воспылала какими-то чувствами к парню, который ни на одну ступень ниже ее по социальной лестнице. Честно говоря, я не знаю, зачем ей все это было нужно, но смею предположить, что это был ее собственный маленький бунт… Чтобы это ни было, у каждой из них были свои причины ошиваться на окраине города. Скотч и парни с голубыми воротничками. Ну, вот мы и нашли основу столь прекрасного, хоть и далеко не священного союза, - сказав все это, он замолк. Взяв со стола свой бокал, он смотрел на него какое-то время, а затем одним глотком выпил все, что в нем оставалось.
- Да, ему палец в рот не клади, - заметила Рене, прерывая неуютное молчание.
- В самом деле, - согласилась Эсме. А потом две подруги начали сильно хихикать.
- Белла, будь веселее, - сказала мама, толкая меня в плечо. – Знаешь Эдвард, моей дочери просто необходимо хорошо и длительно…
- Мама! - зашипела я на нее, в то время как Эдвард чуть не подавился кусочком льда.
- Вообще-то я собиралась сказать, что тебе нужно прогуляться, - подмигнула она мне, хотя мы обе прекрасно знали, что она вовсе не о прогулке говорила.
От смущения я стала красной как помидор. Эсме с Рене снова начали хихикать, только в этот раз надо мной, а Эдвард вопросительно приподнял брови, посмотрев на меня.
- Возможны вы и правы, мисс Хотчкинс. Белла выглядит очень напряженной. Белла, чем ты была так занята в последние дни, что выглядишь такой уставшей, а?
Я молча, сверлила его глазами, не желая быть вновь униженной.
Эсме и Эдвард уставились на меня, ожидая моего ответа, а Рене, покопавшись в сумочке, достала сигару ручной работы.
- Позвольте мне, мисс Хотчкинс, - обратился Эдвар к моей матери, его голос был мягким и вкрадчивым. Как же быстро изменилось его настроение: вот он смотрел на меня непонимающими глазами, ожидая моего ответа, а в следующее мгновение становиться заботливым и флиртует с моей матерью.
Я все еще не могла поверить, что была такой идиоткой. И до сих пор мне с трудом верилось в его низость, несмотря на то, что я только что увидела своими глазами.
Проклятый хамелеон. Его талант играть с людьми был просто сверхъестественным.
Неуверенный, ранимый и любящий в один момент, а уже в другой сексуальный, словно пума, которая среагировала на приманку.
Я даже не хотела знать, каким же в действительности был Эдвард Каллен.
Моя мать поднесла сигару к губам, затем Эдвард поднес простую серебряную зажигалку и зажег кончик ее сигары. Его пальцы и пламя от зажигалки находились рядом с ее лицом, пока она прикуривала сигару.
- Спасибо, - пробормотала Рене, наклоняясь к нему еще ближе. Эсме усмехнулась.
- Не за что, - ответил он, его губы едва шевелись. Он не отодвинулся от Рене даже после того, как погасил пламя. – Вы здесь настоящая легенда, мисс Хотчкинс.
- До сих пор? – спросила она, выдыхая дым в лицо Эдварда.
Втянув дым, он ухмыльнулся. Какого хрена он творит?
- Ммм. Далеко не каждый осмелиться добровольно отказаться от денег и влиятельного имени, - сказал Эдвард, медленно передвигая хрустальную пепельницу к моей матери.
- Ну, у меня была весомая причина, согласен? – проговорила Рене низким голосом, кивая в мою сторону.
- Действительно. Ваша дочь также великолепна, как и Вы, - согласился Эдвард, медленно переводя взгляд с моей матери на меня.
Я прикусила язык, чтобы не ответить ему.
Ничего не замечающая Эсме прикончила очередной стакан виски и подняла руку, пытаясь позвать официанта. Эдвард и Рене перебрасывались добродушными взглядами. Я начала ерзать на стуле, усиленно пытаясь удержаться от того, чтобы не убить кого-нибудь из них.
Когда официант, наконец, к нам подошел, он поинтересовался, что мы желаем заказать на ужин.
Я помахала рукой – у меня пропал аппетит, впрочем, та же участь постигла и мой голос.
- Дорогуша, я здесь не для того чтобы есть, а для того, чтобы пить Скотч, - заявила Эсме. Эдвард с Рене также проигнорировали официанта.
- Белла, как тебе Форкс? – спросила у меня Эсме, слегка покачиваясь на своем стуле.
- Если откровенно, то здешнюю погоду я ненавижу, а что касается местного населения, то большинство из них, по-моему, весьма поверхностны и лживы, - резко ответила я.
На лице заиграла неповторимая улыбочка ее сына и она подняла свой бокал.
- Ох, Рене, она мне определенно нравиться, - рассмеялась Эсме.
- Хмм, - пробормотала Рене, поднимая свою руку с макушки Эдварда. – Да, Белла действительно всегда была очень вольна в своих суждениях, что, однако иногда выходит ей боком. Небольшие проблемы с молодыми людьми, - заявила она, слегка размахивая рукой.
Господи.
- Проблемы с молодыми людьми? – уточнил Эдвард, уставившись на меня.
- Да… похоже один маленький ублюдок решил поиграть…
- Мама, не надо…
- Нет, пожалуйста, продолжайте, - попросил Эдвард, усмехнувшись в мою сторону, а затем повернувшись к моей матери.
- Белла, позвонила мне вся в расстроенных чувствах из-за какого-то идиота, который разбил ей сердце…
- Мама, я не говорила, что…
- Конечно, говорила. Ты сказала, что влюбилась в него…
- Ну, надеюсь он по крайней мере был не плох в постели, - заметила Эсме. – Нет ничего хуже, чем разбить свое сердце из-за человека, который не способен удовлетворить тебя в кровати. Это единственное о чем я сожалею, вспоминая Карлайла.
- О, никакого секса у них не было, - ответила Рене на замечание подруги. – В случае моей дочери яблочко упало далеко от дерева… или же парень просто гомосексуалист.
- А? – слова моей матери явно задели Эдварда.
- Эдвард, меня конечно долго не было в Форксе, но если мне не изменяет память, юноши из Академии никогда не затягивают…
- Может быть, он заботился о ней, - сказал Эдвард, слегка пожимая плечами.
Какого черта?
- Тем больше причин, для того чтобы…
- Не обязательно, мисс Хотчкинс. То что парень оттягивал этот момент вовсе не означает, что он гей… может быть он просто хотел… может быть он ждал более подходящих обстоятельств.
Эсме удивленно посмотрела на сына и расхохоталась.
- Ох… Эдвард, я уже и забыла какой ты шутник! – смеялась Эсме.
- Думаю, настало время для той самой прогулки, - сказала я, резко поднимаясь с места. Я прекрасно знала, что он последует за мной, но к черту все, уж лучше так, чем сидеть здесь, смотреть на его игру и снова быть униженной, но теперь на глазах моей собственной матери.
Слегка отдалившись от них, я услышала, что Эдвард также извинился и встал.
- Не делайте ничего из того, чего бы я не стала делать, - хохотнула Рене.
- Или из того, что она делать бы стала, - рассмеялась Эсме.

Я остановилась на террасе перед отелем, совершенно игнорируя холодный дождь, поливавший меня и Эдварда, который стоял всего в двух дюймах за моей спиной.
Все кругом было залито дождем и нам негде было сесть, было холодно. А я чувствовала себя униженной и несчастной и была благодарна дождю, который заливал мое лицо, смывая тем самым мои слезы.
Я услышала какое-то шуршание позади себя, а потом его пиджак опустился на мою голову.
Я резко повернулась к нему лицом, потому что в конце концом это единственное, что мне оставалось.
Я начала задыхаться. Я ожидала увидеть его ухмылку, суженные глаза, что-нибудь, чтобы доказывало бы, каким он был сукиным сыном.
Но ничего из этого я не увидела.
Он стоял передо мной весь мокрый, в белой футболке, так как его пиджак все еще был над нашими головами. Глаза нахмурились в непонимании, волосы намокли и спадали на глаза.
А рядом стояла я, последняя идиотка, потому что любила его несмотря ни на что.
Наконец он заговорил.
- Какого хрена, в чем твоя проблема?
- Ни в чем, Эдвард. Я…
- Где ты к черту была все это время?
- Умоляю, - усмехнулась я, уставившись на его плечо, смотреть на его взволнованное и несчастное лицо было выше моих сил. – Я уверена, что ты едва ли заметил мое отсутствие.
- К черту как заметил. Нам нужно поговорить! Чертов Джаспер начал…
- Ох, Эдвард. Не бойся я не облажалась, - безразлично заявила я. – Если ты не хочешь, чтобы кто-то знал о том, что между нами… замечательно. Придумай какую-нибудь отмазку для всего этого. У тебя это прекрасно получается.
- Я не понимаю, что ты тут несешь, но я не собираюсь сидеть здесь и играть в твои дурацкие девчачьи гадалки. Пойдем отсюда. Пойдем на мою кровать. Там мы сможем все обсудить.
Я фыркнула.
Кровать.
Мое убежище, теперь оно разрушено…похоже у меня появилась новая причина для тошноты.
Я была уверена, что там я в безопасности. Я комфортно заворачивалась в эти простыни, зарывалась лицом в эти подушки, пока его губы скользили по моей шее. За все это время мне ни разу не пришло в голову, что Розали и бесчисленное множество других девчонок делали то же самое…
Брови Эдварда поползли вверх.
- Хорошо, давай поговорим обо всем здесь.
- Хорошо. Я видела Розали Хейл в твоей кровати, с ее пальцами вокруг твоего члена…
- Дерьмо…- пробормотал он, закрыв глаза и прикусив губу.
- Все это клево Эдвард, ведь между нами ничего такого никогда не было, но будь я проклята, если твои руки когда-нибудь окажутся на моем теле, после того, как они ощупали ее тело…
- Белла, этого никогда…
- Можешь не оправдываться. Меня все это не волнует. Как я уже сказала, мы друг другу никто и это просто охренительно учтиво с твоей стороны, позволить девушке узнать в кого еще проникают твои пальцы…
- Может ты заткнешься и выслушаешь?
- Нет, не думаю. Я все видела собственными глазами. Ее руки ублажали тебя, что значит, что мои этого больше делать не будут. Поэтому, знаешь, все было просто великолепно, большое тебе спасибо за место для ночлега, за то, чем мы с тобой занимались, чем бы это ни было…
- Чушь, - прошептал он, а затем бросился к ограде, что была за моей спиной.
- Прощу прошения? – прошипела я, поворачиваясь к нему.
Его локти уткнулись в ограду, мокрая голова была опущена. А дождь все также поливал нас, от чего его белая футболка прилипла к его спине.
- Все это чушь, Белла. Между нами было большее…и ты это прекрасно знаешь. Ты ведешь себя так словно все в порядке, словно ты не облажалась, как ты говоришь,…но это именно то, что ты сделала, - пробормотал Эдвард, уставившись на ограду.
- Ты…ты прав. Я люблю тебя, понятно?...неважно. Я вовсе не… Я никогда не говорила этих слов никому, с кем бы не состояла в кровном родстве, но вот, я говорю это тебе. Я прекрасно понимаю, что то, что между нами было вовсе не должно было перерасти…в любовь…но со мной случилось именно это. Поэтому когда я увидела Розали, которая прикасалась к тебе я была не просто зла, я была несчастна…я даже не знаю что еще добавить, потому что, Господи, я бы столько хотела тебя подарить, и мне бы так не хотелось, чтобы этот дар ты получил от кого-то другого. И я понимаю, что это совсем не то, что тебе… - я замолчала, прервав свое нелепое, смущающее признание, когда увидела, что он закрыл лицо руками, когда осознала, что за время моего признания он не проронил ни слова.
На несколько мгновений повисла тишина, а потом Эдвард резко выдохнул, так словно его кто-то ударив в живот.
- Все именно так. А теперь ты можешь бежать к Розали, рассказать обо всем об этом…посмеяться вместе с ней. Но несмотря ни на что, я не могу заставить себя тебя ненавидеть.
- Никто не побежит к Розали, - наконец-то пробормотал Эдвард.
- Точно, как я забыла, она прибежит к тебе. В твою кровать и…
- Да, она была там, в моей кровати, ее рука, схватившая мой член, и я беру на себя смелость предположить, что пип-шоу ты до конца не досмотрела. Потому что если бы ты это сделала, ты бы услышала, как я прогоняю ее.
- И почему я должна тебе верить?
- Потому что у меня нет причин лгать. У меня был поганый день, я вернулся домой, и все чего мне хотелось к чертовой матери, так это увидеть тебя…неважно. Я велел ей убираться. Я просто… Я хотел, чтобы рядом со мной была ты.
Тяжело вздохнув, я задала единственный вопрос, который действительно имел значение.
- Ты меня любишь?
Он вздрогнул, прикусив нижнюю губу…Я ждала его ответа.
- Это сложно, - наконец ответил он, все еще уставившись на ограду.
Я развернулась и пошла от него прочь.
А этот ублюдок даже не побежал за мной.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 22:23 | Сообщение # 19
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 12. Часть 2

Потерев ладонью глаза, я начала рыться в своей сумочке в попытках найти ключи от машины Рене. Хвала небесам, что ранее я настояла на том, чтобы ключи остались у меня.
Ее потом Эсме отвезет домой, или в ближайший бар, а может они отправятся в свою любимую часть города.
Усадив себя и свое поруганное достоинство в зеленую Джетту Рене, я выехала с парковки, стараясь сдержать горячие слезы. Я не осознавала, куда я еду…пока не оказалась на месте.
Я припарковала свою машину рядом с домом Джаспера, он был огромный, словно дом на плантации. Прежде чем выйти, я заметила, что Джаспер сидел на деревянной качели, стоящей на крыльце его дома, широко расставив ноги, так что они упирались в перила качели, на коленях у него лежала гитара.
Он наблюдал за тем, как я шла по мощеной дорожке к крыльцу его дома. Он не был удивлен, он не встал, что бы встретить меня, он просто смотрел…и что-то бормотал себе под нос. Что именно он говорил, я разобрать не смогла.
Я стояла перед ним вся продрогшая, не произнося ни слова, а он все продолжал на меня смотреть. На лице грустная улыбка, светлые волосы в творческом беспорядке.
- Ох…Ла Белла, - вздохнул Джаспер. – Они тебя все-таки достали, верно?
-…да уж…, - выдохнула я, сдерживая рыдания.
Парень кивнул и подвинулся, чтобы я смогла сесть рядом с ним.
- Я…я былаааа в отеле в Горацио и и…Я не…знаю, - я наконец-то дала волю своим рыданиям, потому что...что мне еще оставалось?
- Ну, моя хорошая, давай ты мне все расскажешь. Но прежде чем ты начнешь свой рассказ, перестань заливать слезами мою гитару... Начнем с того, какого черта ты забыла в Горацио?
- Я там обедала с мамой…, - присвистнув, Джаспер не дал мне закончить.
- Она в городе, - пробормотала я. – Мы обедали с ее давнишней подругой, которой оказалась…
- Ох, Эсме «Скотч» Каллен. Я слышал о взаимной симпатии двух бунтарок. И раз там была ты, то, смею предположить, что и Эдвард тоже присутствовал.
Я кивнула, вытирая свои слезы рукой.
- Ну, я вполне допускаю, что подобная компания могла довести тебя до слез, но ведь причина не только в этом.
- Просто я… он не…не тот, кем я его считала, - наконец пробормотала я, чувствуя себя последний дурой признаваясь в этом не только себе.
- Ох. Ну, это уже кое-что, Свон.
- Что? Что ты имеешь в виду?
- Знаешь, он ведь на моих глазах сменил Osh Kosh на Armani. Но сейчас и я его не узнаю. Что-то изменилось. И почему-то мне кажется, что причина этих изменений – ты.
- Ты ошибаешься.
- Нет. Я же вижу, как он на тебя смотрит. В этом мире есть только пять вещей, на которые он так смотрит:... на свою кредитку, на свой Кадилак, на чертово фортепьяно, на коллекцию грампластинок и…на тебя.
- Джаспер, это…
- Да Белла, я знаю этого парня как свои пять пальцев. И вот что я думаю: я думаю, что когда ты только появилась, его единственной целью было завоевать тебя и трахнуть. Он был настроен очень решительно в своем желании оказаться первым в твоей постели…ничто бы не смогло его остановить…однако, что-то все-таки остановило…
- Ага, я его остановила. Я отказалась с ним переспать, - сказала я.
Услышав мои слова, Джаспер расхохотался, и смеялся он до неприличия долго.
- Дорогая, ты конечно сильная женщина, но и тебя бы надолго не хватило. Эдвард всегда получает то, что он хочет.
- Отсюда очевидно, что он меня не хочет.
- Напротив, я думаю, он очень…
Я прервала Джаспера, потому что слушать заверения парня было просто невыносимо, тем более я знала, что он ошибается.
- Слушай, Джаспер, он не хочет. Последние две недели я спала в его постели, ясно? Каждую ночь мы проводили вместе с Эдвардом, инкогнито, черт побери, мы тискались все это время, но секса между нами не было…И знаешь, ты прав, если бы он меня хотел, он бы меня получил…потому что я единственная идиотка в Форксе, которая умудрилась влюбиться в Эдварда Каллена…а он не отвечает мне взаимностью. Я видела его с Розали в его постели. Ее руки ублажали его. Я думаю, у меня есть все основания утверждать, что если Эдвард и изменился, то причина явно не во мне.
- Господи, Ла Белла…
- Я знаю. Я уже в курсе, что я последняя идиотка, так что, пожалуйста, не надо лишний раз мне об этом сообщать.
Тяжело вздохнув, он кивнул и начал что-то играть на гитаре, пока я сидела и тихо плакала. Мы оба сидели и молча, смотрели на дождь.
- Ты помнишь, как Эдвард впервые проиграл в покер? – неожиданно спросил парень.
- Ага, - вздохнула я, откидывая голову на спинку качели.
- Ты помнишь, как это его взбесило. Когда дела касается азартной игры, этот сукин сын ненавидит проигрывать.
- Догадываюсь, - сказала я, закрывая глаза.
- Ла Белла?
- Хмм?
- Мы все любим азартные игры, так приятно отыметь кого-то. И чем старше становимся мы, тем выше становятся ставки.
- Слушай, Джаспер, у меня нет ни наличных, ни настроения для того, чтобы играть в покер…
- К пятнадцати нам стало скучно играть на деньги.
- Ну, ничего другого я предложить не могу…
- Это было просто охренительно, когда ты здесь появилась, пытаясь получить лучшее образование. Порой твоя тупость… Слушай, как Розали любит проводить свое свободное время?
- Демонстрировать всем вокруг, что она само исчадье ада.
- Верно. А совсем недавно мы с тобой выяснили, что Эдвард любит азартные игры и ненавидит проигрывать.
- Что ты…
- Я понятие не имею, что именно они затеяли, но уверен, что…что-то там было.
- Ффф. Точно. Я даже видела, что…
- Нет. Если бы между Эдвардом и Розали что-то было, ни один из них не упустил бы шанса похвастаться. Я думаю, что между ними что-то другое, нечто большее, чем просто «ручная» работенка.
- Что, например? – спросила я, выпрямляя спину и поворачиваясь к нему лицом. Я почувствовала, что мое сердце стало биться быстрее от любопытства и в то же время от страха.
- Ну, давай подумаем…Розали, которая любит помыкать людьми и причинять им боль, которая к тому же терпеть не может…тебя. И Эдвард, который не упустит заманчивого пари и возможности хорошо потрахаться, и который ненавидит…проигрывать.
- Ты думаешь, они поспорили.
- Да, я так и думаю. Но повторяю, я не имею не малейшего представления, на что они могли поспорить. Розали ничего тебе такого не говорила, что могло бы…
- Перед тем как я приехала сюда, Розали заявила мне, что я не смогу отказать Эдварду, ну а я заявила, что смогу…это было похоже на вызов или что-то вроде того…
- Дьявол. А потом ты увидела ее в его спальне? Включи мозги Ла Белла. Все это явно взаимосвязано. Как только ты появилась, Каллен только и думал о том, как затащить тебя в постель, а Розали сделала так, что бы ты ему не поддавалась…Потом ты стала проводить с ним все свободное время и…Он хоть раз попытался переспать с тобой?
- Нет. Мы не…мы это не сделали, - пробормотала я.
- Но вы с ним тискались?
- Ну, да.
- Чего-то здесь явно не хватает. Эдвард никогда не тискает девчонок просто так. Он считает, что это пустая трата времени. Сейчас он себя сдерживает, хотя вначале все было совсем наоборот. С пятой ступени Эдвард трахал девчонок направо и налево…но сейчас что-то изменилось. Он не тот, каким был прежде. Знаешь, за последние две недели он не притащил с собой в раздевалку ни одну девицу. Лесли и Аманда буквально ждали, когда он это сделает, и он это прекрасно знал, однако проигнорировал их. Я, конечно, не утверждаю, что сейчас он стал чертовым Ромео… Но мне кажется, что ты его волнуешь сейчас гораздо больше, чем какое-то пари. А это говорит о многом.
Парень, в которого я влюблена, отказался отыметь кого-то в раздевалке.
Как мило с его стороны.
- И что, я теперь должна почувствовать себя особенной? – сухо поинтересовалась я.
- Прекрати быть такой вредной, Белла. Это у тебя к нему чувства. Он был Эдвардом Калленом задолго до твоего приезда, и сам факт того, что он изменился, уже говорит о многом…
- Джаспер…
- Посмотри, как нас растили и воспитывали, Белла. Раскрой свои чертовы глаза. Посмотри на его ненормальную семейку, на его друзей…каким еще он, по-твоему, должен был стать? И да, Донна Рид и Вард Кливер не его примеры для подражания, ясно? Он от этого очень далек, но думаю это даже неплохо, - проговорил Джаспер. Могу поклясться, что в его голосе даже гордость звучала, когда он говорил свою Защитную речь.
- Джаспер…
- Белла, если бы он использовал свой потенциал, ты бы ни за что от него не отказалась. Не отказывайся от своих чувств только из-за того, что…
- Подожди-ка. Ты думаешь, что они с Розали поспорили на то, что он сможет со мной переспать? В то же время, она заставила меня пообещать, что я этого не сделаю… А потом…потом он даже не попытался, не смотря на то, что его попытки увенчались бы успехом. Потому что, я бы точно согласилась, - я проговорила это скорее для себя, чем для Джаспера.
- Это мое предположение, - пожал плечами Джаспер и снова начал играть что-то на гитаре.
- Кто спорит на человеческое тело? Это отвратительно! – прокричала я, сжимая кулаки и начала тяжело дышать. – Да как они посмели… Я уезжаю. Если из-за денег люди становятся такими, то мне все это не нужно! Вы все больные…
- Замолчи, Изабелла. Ты ничего не уяснила.
- К черту я не уяснила. Я слишком дорого заплатила, чтобы все это уяснить…
- Переспав с тобой, Эдвард должен был что-то выиграть… но не выиграл. Почему, как ты думаешь?
- Откуда мне знать, что происходит в этой извращенной голове? Почему бы тебе не спросить у него самого? – снова прокричала я. Джаспер простонал.
- Заткнись и послушай. Он должен был с тобой переспать, и ты бы ему позволила, но он этого не сделал. Он не хотел, чтобы ты была предметом какого-то проклятого пари.
Я замолчала и посмотрела на Джетту Рене, которую заливало проливным дождем.
Я мысленно вернулась к разговору во время обеда – к таинственным словам Эдварда: «Может быть, он ждал более подходящих обстоятельств…»
Могло ли это…означать, что… он не хотел перепасть со мной из-за пари.
У меня затряслись руки, желудок сжимался. Я могу ошибаться.
Но я могу быть и права.
- Знаешь Ла Белла, мы все дрянные и испорченные, и ничего хорошего в нас нет, но каждый из нас просто…ждет своего момента, своей возможности. Может быть, это и есть возможность для Эдварда. Ты должна во всем разобраться.
Я медленно кивнула и начала рыться в сумке, чтобы найти ключи от машины. Когда они оказались в моей руке, я их сильно сжала, так что металл впивался в кожу. Мне хотелось бежать к нему со всех ног…мне хотелось его придушить.
Поэтому, я сидела на той качели и судорожно пыталась понять, куда мне бежать и что мне делать…Неожиданно я узнала песню, которую играл Джаспер.
«Blackbird», Beatles.
«…всю свою жизнь ты ждал этого момента, чтоб наконец-то воскреснуть…»
Так оно и было…и не только для Эдварда, но и для меня, поэтому я решила, что должна поехать к нему.
Эдвард Каллен либо спасет меня, либо окончательно уничтожит. И чтобы он не предпочел, я позволю ему это сделать.
Я решила сдаться на его милость. Я решила поверить, что он действительно был тем человеком, который провел со мной все те ночи, когда показывал тени животных на потолке, когда целовал меня. Я решила довериться своим инстинктам, поверить Джасперу. Поверить Эдварду…а это что-то да значит.
Ведь в этом и заключается смысл любви, верно? Рискнуть всем, рискнуть собой. И Джаспер был прав, под всей этой чушью и мишурой пряталось что-то удивительное…Я просто должна найти.
А грязи и мишуры было не мало, и все это лежало даже не одним слоем, но, черт побери, кто я такая, что бы рассуждать о совершенстве? Поэтому, я поеду к нему и спрошу было ли это пари, а если было, что он чувствует, потому что…что мне еще оставалось?
Я не могла просто так уйти, ничего не выяснив.

Добавлено (31.10.2009, 22:23)
---------------------------------------------
Глава 13. Часть 1

Эдвард

Да.
Большее.
Всю ее.
Блин, это был не обед, а сплошная катастрофа.
Знаете, есть поговорка, если хочешь узнать, какой будет твоя невеста через десять лет брака, посмотри на ее мать.
Что ж, Белла определенно счастливчик. Не буду лгать, просыпаясь по утрам, я бы хотел видеть рядом с собой такую женщину, как Рене. Из чего следует, что у меня, судя по всему, серьезные проблемы с головой, раз ее мать привлекает меня подобным образом.
Да, кто же не знает Легенду о Рене Хотчкинс, эту предостерегающую историю о том, что с тобой произойдет, если ты посмеешь нарушить правила социальной субординации. Сплетники всегда любили вульгарные дешевые истории, и надо заметить история Рене лидировала в их личном рейтинге. Она была наследницей огромного состояния. В свое время ее дед сколотил свое состояние, вложив деньги в казино Вегаса, ходят слухи, что он был как-то связан с мафией. Дочь одной из самых благороднейших семей, выпускница престижной школы, и все это не смогло ее остановить оттого, чтобы переступить социальные правила. Не то чтобы Чарли Свон был плохим парнем, вовсе нет, но он определенно не был тем человеком, с которым родители Рене представляли будущее своей единственной дочери.
Однажды я был свидетелем того, как миссис Хейл, довольно ухмыляясь, разглагольствовала о том, как опозорена была семья Хотчкинс, когда их яркая девочка, будущая звезда балета, добровольно разрушила свое блестящее будущее. Лично я считаю, то, что ее отправили жить к дальней родственнице просто отвратительно, словно она была сломанной, испорченной игрушкой, от которой можно избавиться. Но, да, таков Форкс. Если изображение не очень, просто опусти рамку лицом вниз, и замени новым фото. Рене Хотчкинс выбросили на пустыню безвестности, чтобы больше никогда о ней не вспоминать.
До сегодняшнего дня я и не подозревал, что они были близкими подругами с моей матерью, хотя с другой стороны, чему я удивляюсь? Наблюдая за тем, как они гогочут о сплетнях Форкса, я осознал, что если назвать Форкс коробкой с карандашами, то Рене и Эсме – безусловно, были самыми яркими карандашиками. Обе слишком яркие, чтобы оставаться самими собой и быть счастливыми среди коричневого и охры, в то время как одна из них была ярко пурпурной, а вторая васильково голубой.
Когда мне самому стало тошно от этих цветовых ассоциаций, словно я гей какой-то, я начал флиртовать с МАМОЧКОЙ, которая сидела передо мной. Черт побери, эта женщина курит чертовы Perdomos. У нее есть не только вкус, но и смелость продемонстрировать свои предпочтения. Мне даже не нужно ближе узнавать ее, чтобы понять, что этот человек согласен лишь на лучшее.
Также как и ее дочь. И мне это безумно нравиться.
Я всеми силами пытался не смотреть на нее, на Беллу, но добиться этого было очень сложно. Она была одета несколько неуместно. И дело даже не в Horatio, к черту этот отель. Ее одежда не подходила для подобной погоды. Она была в Форксе совсем не долго, но я-то ощущал в воздухе приближающуюся грозу. И вот сидит она в своей мини-юбке. Я конечно только за, но ведь она замерзнет. Перед моими глазами тут же возник образ дрожащей Беллы, через ее блузку можно увидеть очертания сосков… Я начал ерзать на месте и решил переключить свое внимание на Рене, в то время как моя мать сосредоточила взгляд на своем скотче, тайком подслушивая первых сплетниц Форкса, Битси Йорк и Ирис Ньютон. Что ж, уверен, что уже все Северо-Западное побережье в курсе того, что Рене Хотчкинс вернулась в родной город, не удивлюсь, если начали строить теории о том, почему мы вчетвером собрались в этом отеле. Наверняка к концу дня услышу что-нибудь вроде «дочка пошла по стопам своей мамочки». Я усмехнулся собственным мыслям, чем привлек к себе внимание Рене.
- Увидел что-то занимательное, красавчик? – улыбнулась она, пуская мне в лицо кольца дыма. Что ж, для женщины весьма неплохо. Я бросил взгляд на Беллу, девушка пялилась в окно, усиленно игнорирую флирт между мной и своей матерью.
- Красавчик? Умоляю. Я три дня не брился и не спал, так что красавчиком меня сейчас явно не назовешь, - в моем голосе звучало веселье, а глаза я прикрыл рукой, чтобы эта женщина не смогла рассмотреть в них ненормально блеска. В конце-концов – это лучшая подруга моей матери и мать моей подруги, во мне она могла рассмотреть лишь избалованного сыночка, да и хотела ли она увидеть что-то еще.
Наклонившись ко мне, она прикоснулась пальцами к моей руке, я посмотрел ей в глаза.
- И все же, - пробормотала она, слегка улыбаясь. Я тут же узнал эту улыбку, Белла улыбалась точно также, когда ей надоедал разговор с каким-нибудь идиотом. Я сглотнул, и начал рассматривать ее еще внимательнее. Эта улыбка на лице Рене могла означать только одно – она усиленно пытается скрыть какие-то мысли, которые давно ее мучают.
- Прошу прошения? – спросил я, стараясь игнорировать ее пальцы на моей руке, стараясь игнорировать ее голос. Такой же, как у Беллы, голос Беллы звучал точно также по утрам, когда она еще не совсем проснулась, словно у курильщицы с тридцатилетним стажем.
- Это ты, - сказал она, отклонившись на стул и внимательно меня рассматривая. Затушив сигару, она скрестила руки и ноги. Белла все еще не смотрела в нашу сторону, поэтому я наклонился ближе к Рене. Я понимал, что этот разговор не может быть легким, но чувствовал, что он просто необходим. И если вместо самой девушки мне придется разговаривать с ее матерью, что ж, так тому и быть.
- Я что? – уточнил я, облокотившись на руку и на колено. Рене закатила глаза и вытащила еще одну сигарету, тыча ей в мою сторону, словно хотела сделать еще больший акцент на своих словах.
- Это ты, тот парень, что разбил сердце моей девочке, - она даже не потрудилась понизить голос, но ее дочь нас все равно не слушала. Разбил? Она вовсе не выглядит разбитой, озлобленной да, дерзкой, красивой. Белла высокомерно приподняла свой подбородок, от чего ее губы были еще восхитительнее. Видимо я довольно долго смотрел на Беллу, потому что когда я вновь повернулся к ее матери, лицо женщины тут же смягчилось, появилась какая-то материнская обеспокоенность и забота.
- О Господи. Да ты влюблен в мою Беллу, - она выглядела шокированной, все это ее уже не забавляло, скорее наоборот, на лице читалось неверие. Белла же ничего не замечала. Она словно погрузилась в себя, и это меня уже беспокоило, но все же не так сильно, как слова, которые только что произнесла ее мать. Взглянув на свою мать, девушка наконец-то отвлеклась от созерцания собственного пустого бокала, но сразу же нашла себе новое занятие в лице официанта. Белла была слишком занята, чтобы услышать слова своей матери.
Я лишь посмеялся про себя. Любовь? Умоляю. Белла мне конечно очень нравиться. Я безумно ревную, когда она проводит свое время с кем-то другим. Но я не люблю ее. Я слишком эгоистичен, чтобы полюбить кого-то. Я не могу любить кого-то также и уж тем более больше, чем я люблю самого себя. Кроме того, это Белла не хочет быть со мной. День за днем она давала мне, понять, что я ей не нужен, когда усаживалась на колени к Эммету, или позволяла Джасперу целовать себя в макушку
- Мисс Хотчкинс, вы ошибаетесь, - я легко смогу ее в этом убедить, потому что…потому что это правда.
- Ну конечно, - в ее голосе звучало столько самоуверенности, меня это начинало раздражать. Потом она еще и ухмыляться начала. Нет. Это не любовь. Страстное увлечение, возможно. Но это же совершенно разные вещи.
- Послушай. Она страдает, ты страдаешь. Это же видно в ваших глазах. И уж поверь мне, я могу отличить любовь и неуверенность, и в твоих глазах они так и светятся. Ты любишь, Эдвард, - в ее голосе слышались тепло и снисходительность. – Скажи же ей. Сделай все правильно. А, - продолжала она, слегка похлопывая меня по голове, - если ты все еще больше испортишь, то поверь мне, ты об этом пожалеешь, - не отрывая от меня глаз, она прожгла скатерть своей сигарой.
Я неуверенно выпрямился на своем стуле. Что-то в ее словах, или в ее тоне заставило меня поежиться. Может быть, причина была в том, что я не хотел верить ее словам, а может быть все как раз наоборот, я уже не был уверен. Это слово «неуверенность», которое так легко слетело с ее губ, не давало мне покоя. Казалось, что она смогла пробить в ту часть моей головы, моего характера, в который я никогда не сомневался, сейчас же…у меня разболелась голова от всех этих мыслей. Я взглянул на Беллу. Она тихонько пила свою воду, этот вид заставил меня слегка расслабиться. Я попытался сосредоточиться на ней, но…это было слишком.
Потом моя мать начала разговаривать с Беллой, слушая их разговор, я пытался отвлечься от своих мыслей, уставившись на Рене. В глазах женщины мелькнул какой-то непонятный блеск, а потом она заговорила обо мне…о проблемах Беллы с каким-то парнем. Что она задумала? Вот откуда Белла унаследовала свою озорную натуру. Должно быть так. За шерифом Своном я подобного не замечал.
Пытаясь следить за их беседой, я начал мысленно защищаться, когда Рене заявила, что я играл с чувствами ее дочери. Но когда она вновь произнесла слово «любовь», у меня глаза чуть из орбит не вылетели. Неужели Белла влюблена в меня?
Fuck. Все это совсем не помогало справиться с неуверенностью, которая мучила меня в тот момент. Я начал что-то говорить в оправдание «того» парня, не особо задумываясь над своими словами. Я же ее не использовал и не играл с ее чувствами… я просто. Черт. Я уже не был ни в чем уверен. Она была так не похожа на всех тех девушек, с которым у меня до этого что-то было. Почему? Почему она другая? Может быть, потому что в отличие от всех нас она не была претенциозной сучкой? Когда все стало таким сложным?
В тот самый момент, когда я согласился участвовать в этом идиотском пари. В тот момент, когда Белла встала со своего места, я осознал, что это пари изменило все. Сейчас я чувствовал себя отвратительно из-за того, что вообще согласился в нем участвовать. Я был сам себе противен, потому что Белла не заслуживала того, чтобы быть предметом какого-то пари. Она была настолько лучше всего этого, и я не был уверен, что мог считать себя достойным ее.
Я тут же соскочил со стула, Рене сейчас выглядела расслабленной. Она усмехнулась мне, толкая локтем мою мать.
- Будь с ней честен. Это единственный выход, - тихо произнесла Рене, протягивая руку к моему нетронутому скотчу.
- Единственный выход, дорогой. Если она хоть немного похоже на свою мать, то она того стоит, - я уставился на свою мать. Она никогда не была такой искренней, по крайней мере, в окружении других людей. Неужели для них все так очевидно?
- Я не понимаю о…
- Заткнись, Каллен. Вы оторваться друг от друга не можете, и я вовсе не секс имела в виду. Эсме, а ты говорила, что он у тебя сообразительный? – Отлично. Теперь эти пумы еще и смеялись надо мной. У меня было такое чувство, что это все какая-то шутка, и только я один ничего не понял.
- Слушайте, это она исчезла. Я хотел с ней поговорить, а она…
Но эти двое меня не слушали, о чем-то перешептывались и активно жестикулировали. Словно знали что-то такое, чего я не знал. Да пошли вы на хрен, Мамы.
Я нахмурился. Мне так хотелось, чтобы все, кто вокруг меня неожиданно исчезли, чтобы я наконец-то смог сфокусироваться. Я знал, что мне необходимо поговорить с Беллой, но вот что ей сказать, я не знал. Она же быстрым шагом, направлялась к дверям. Сейчас было уже очевидно, что-то вот-вот начнется гроза, а ее одежда совсем не подходила для подобного ливня. Надо отдать ей свой пиджак, чтобы не замерзла. Последний раз взглянув на матерей, я побежал следом за Беллой. Я смогу во всем разобраться, смогу. Но для этого мне необходима Белла. Кажется когда ее нет рядом, я постоянно делаю ошибки и совершаю глупости.
- И не позволяй ей затыкать тебе рот…- слышал я последние наставления Рене, пока я двигался к выходу. На улице уже моросил дождь, я держал в руках свой пиджак, для того чтобы сразу накинуть ей его на плечи. Мне необходимо узнать, почему она ушла. Может быть ее больше не устраивало наше соглашение? Может быть, она видела Розали? Но что мне хотелось узнать больше всего, так это то, почему она так не хочет спать со мной.
Белла резко развернулась, она выглядела так нелепо в своей легкой одежде. Ее губы были очень красными от того, что она их постоянно кусала. В ее глазах полыхал огонь и боль, мне так хотелось ее поцеловать, чтобы избавиться от всей этой ерунды и спокойно поговорить обо всем.
- Какого хрена, в чем твоя проблема? – слова слетели с моих губ, прежде чем я успел подумать. Черт. Мне так хотелось держать себя в руках, быть спокойным и разумным, но черт побери. Эта девушка способно будить все самое ужасное, что есть во мне. А еще все самое прекрасное. Мне так хотелось вернуть к прекрасному. Мне так хотелось вернуться в мою комнату, где бы мы смогли обо всем поговорить.
- Ни в чем, Эдвард. Я…
К черту ни в чем. Что-то явно не так, что-то случилось.
- Где ты к черту была все это время?
Я тебе, что надоел?
С каждым ее словом во мне росла тревога, когда она равнодушным тоном сообщила мне, что видела меня с Розали. Но когда я осознал, что она уверена, что я трахался с ней и раньше, трахался с другими, мне стало смешно. Как в ее маленькую голову могло такое прийти? Как бы мне это вообще удалось? Я проводил с ней каждую свою свободную минуту. Я даже с друзьями перестал общаться, с тех пор как она появилась в моей комнате, в моей жизни, в моих мыслях.
Потом она начала говорить что все, что между нами было, ничего не значит, словно хотела отыграться за мои якобы поступки. Но это все-таки значит – это значит, что она мне нравиться. Почему она этого не понимает? Неужели она не понимает, что я не дружу с девушками? Что она не может быть мне просто другом. Неужели она не понимает, что я не заключаю с девушками соглашение, только чтобы вести разговоры? Fuck. Она же такая мудрая. Она самая ужасная и самая прекрасная из всех, кого я встречал. Она должна была бы догадаться.
Дьявол. Это мне следовало догадаться. Чтобы я еще когда-нибудь завел дружбу с девушкой.
Мне следовало идти до конца или отступить вообще. Вся эта ерунда со второй ступенью, ведь это была моя идея, верно? Это какой-то кошмар.
А потом она сбросила на меня настоящую бомбу. Я-то думал, что Рене просто словами бросается, говоря «любовь». Мы все так делаем, этому нас учит Форкс. Все в моей жизни было именно так, пока в нее не ворвались женщины из семьи Хотчкинс.
А когда она спросила, люблю ли я ее, я не знал что ответить. Нет. Может быть? Может быть. Я понятия не имел. Я просто не знал. И сели я когда-нибудь скажу Белле эти слова, то они должны подразумевать настоящие чувства. Потому что, если говоря их, я не буду в действительность этого чувствовать, значит, я просто отвратительный кретин. А она такого не заслуживает. Лучше горькая правда, чем такая сладкая ложь.
- Это сложно, - ответил я, и для меня все так и было. И дело вовсе не в пари, дело не в ее или моей матери, дело не в Розали, не в Джаспере и даже не во мне. Дело в том, что я действительно не мог разобраться в своих чувствах к ней… fuck. Я закрыл глаза, ощущая как моя рубашка становиться все более влажной. Мы оба насквозь промокли, поэтому мне было просто необходимо увести ее куда-нибудь подальше от дождя. В тот момент мне меньше всего хотелось, чтобы она заболела, тогда все стало бы еще сложнее,…чтобы это ни было.
Я стоял, не двигаясь, мне неожиданно так захотелось во всем разобраться, накричать на нее, а может быть, просто поцеловать, но она удалялась от меня.
Я смотрел на нее, а дождь тем временем все поливал и поливал, унося вслед за собой мою смелость. Я никогда не думал, что способен ощутить подобное, пока не увидел ее удаляющуюся фигуру. Она только что призналась мне в любви, а я даже не смог толком ответить. Я просто оттолкнул ее от себя. Идиот.
Пребывая в каком-то ступоре, я пошел обратно в отель. На лицах женщин появилось беспокойство, но мне было все равно. Я схватил бокал своей матери, надеясь, что скотч принесет мне какое-то подобие спокойствия. Но этого не произошло. Просто отлично. Я потерял Беллу и «потерял» скотч. Ни что не способно принести хоть толику успокоения в мою жизнь.
- Катись отсюда, парень, - заявила мне Рене, копаясь в сумке моей матери и вытаскивая оттуда две сигары. Я бездумно зажег их, не имея ни малейшего представление, что мне следует дальше делать.
- Дорогой, - обратилась ко мне Эсме, хватая меня за руку. Она поглаживала мою руку, словно мне снова было восемь лет и я снова проиграл в покер главному повару. Она всегда утешала меня в то время, она пыталась утешить меня и сейчас. Но был лишь один человек, который смог бы меня сейчас утешить. В тот момент я почувствовал себя таким самовлюбленным придурком. Мое спокойствие? Какого хрена? Это Белла только что призналась в своих чувствах, это ее только что отвергли. По крайней мере, она думает, что ее отвергли. Я должен все исправить, я должен все ей объяснить.
- Езжай, - сказала мама, бросая мне ключи от Порше. Я поймал их, думая о том, что я буду делать и куда поеду первым делом. Я посмотрел в ее глаза, в них была вера и надежда, надежда на то, что ее сын может быть достойным мужчиной.
- Я останусь в Horatio. Тут Битси и Ирис, ты знаешь, они не поладили с Таней. Та очень хотела вступить в Младшую Лигу, в которой состоят они, но поскольку они мои должницы…, - благодарно улыбаясь ей, я поцеловал ее в лоб, а затем повернулся к Рене.
- Запомни, Эдвард, - сказала Рене, в ее голосе звучало предостережение. – Тебе лучше все исправить, иначе я побрею тебя на лысо, пока ты будешь спать, - они все еще над чем-то посмеивались, когда я покидал отель. Я усиленно пытался понять, куда могла бы уехать Белла. Мне очень хотелось надеется, что она поехала ко мне, в мою комнату, но я отлично понимал, что это невозможно. Она была слишком зла. Но почему-то я был уверен, что в конце-концов она приедет именно туда. Наш с ней разговор был не закончен. И я был решительно настроен встретить ее там.
Но сначала…мне необходимо понять, что же я должен сказать, что бы все это исправить.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Суббота, 31.10.2009, 22:30 | Сообщение # 20
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


А дальше есть?
 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 22:33 | Сообщение # 21
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 13. Часть 2

Где-то далеко в горах ударила молния, я лишь рассмеялся. Не очень-то это похоже на благословение небес. Как ни странно, я вел машину аккуратно и не особо быстро. Сейчас не очень-то хочется выслушивать лекцию от доктора Папочки о том, что не следует подвергать машину опасности. Не сомневаюсь, эту игрушку он любит больше чем меня.
Подъехав к дому, я облегченно вздохнул, Таниного нелепого Мерседеса поблизости не оказалась. Видимо моя мама постаралась. Взбегая по лестнице, я вдруг подумал о том, что могу увидеть на своей кровати и другого незваного гостя, но когда я влетел в комнату, там никого не оказалось. В тот момент мое сердце болезненно сжалось, потому что в глубине души я надеялся увидеть там Беллу. Стянув с себя мокрую одежду, я переоделся в сухую. Мокрая одежда небрежно валялась на полу. Небрежно. Это меня не волновало, потому что всегда был кто-то готовый все за меня исправить, убрать.
Но не в этот раз.
Не от кого было ждать помощи. С кем бы я смог обсудить свои проблемы? С Карлайлом? Вот уж нет. Мой папаша согласиться поговорить о Белле только в том случае, если в нашем разговоре будут фигурировать такие слова как «третий размер» и «полная медицинская страховка». Поговорить об этом с матерью? Если не учитывать крайне редкие моменты ее искренности и вообще ясно ума, то единственное что она мне скажет, так это то, что я добьюсь любую девушку, какую бы не пожелал. С Джаспером и Эмметом я этого обсудить тоже не мог, помочь они мне не помогут, а вот ситуацией обязательно воспользуются.
Я действительно облажался, раз в моей жизни нет никого, кому бы я мог довериться.
Нет, один человек есть, есть один человек, которому я могу довериться, на которого я могу положиться.
Но проблема в том, что я не могу поговорить с Беллой о том, что я чувствую по отношению к Белле.
Мда, тот бы еще разговор получился. Она наверняка бы посоветовала мне взять себя в руки, посоветовала бы прекратить жаловаться на жизнь, посоветовала бы просто во всем признаться.
Просто расскажи ей. Белла ничего не боится. Несмотря на то, что она ранима, я всегда видел в ней этот внутренний стержень, неважно выигрывала ли она у кого-то, или наоборот спорила публично с каким-нибудь идиотом. Она всегда была смелой, это порой даже раздражало, она не боялась последствий, потому что была уверена, что чтобы не случилось, она со всем справится. Трудно представить, но я ненавидел и в то же время восхищался ее мужеством, ее бесстрашием. Наверное, я испытывал подобные чувства, потому что у самого кишка тонка делать все правильно, гораздо проще и эгоистичнее поступать так, как хочется.
Я никогда не был честен. Белла заставила меня это осознать, потому что она сама была словно пронизана искренностью. Как ей это удавалось? Люди восхищались ее натурой. Белла казалась им такой новой и необычной, словно новый вид кофе в Старбаксе. Неужели это и вправду так просто строить свою жизнь, основываясь на морали и принципах, а не на эгоистичных желаниях. До этого момента, подобных мыслей, да и подобного желания у меня не возникало. Я вообще сомневаюсь, что у меня есть хоть какая-то мораль.
Сидя на своей кровати, бездумно вращая спортивную экипировку в руках, я осознал, что сейчас мне хочется именно этого, такой жизни. Сейчас мне это просто необходимо. Я должен глубоко вздохнуть и разобраться в себе, в своих чувствах. Я обязан сделать это для Беллы, ради Беллы. В конце - концов, она ведь открыла мне свои чувства, верно? «Я люблю тебя, понятно?» Я не уверен, что действительно осознавал все произошедшее. У меня в горле все пересыхало, стоило мне вспомнить ее слова, потому что стоило лишь об этом вспомнить, как тут же возвращалось ощущение, что я ею манипулировал, что заставил сказать эти слова, для того чтобы выиграть чертово пари.
Когда наши отношения перестали быть игрой? Когда-то, когда я перестал прятаться за собственной неприступностью, когда она сломила эти границы.
Но я согласился на это пари. Из-за секса. Пари на то, что я займусь сексом. Чтобы получить секс в качестве награды. Все это словно замкнутый круг. Это давило на меня. Этого было слишком много, я начинал задыхаться. Возможно ли, что становиться слишком много того, что приносит тебе удовольствие, наслаждение?
Нет. Потому что именно с ней, с Беллой, не могло быть слишком много наслаждения, напротив, его бы всегда было недостаточно.
Я начал осознавать, что сейчас я не могу быть с ней, только не так.
И от осознания этого становилось невыносимо больно.
Если бы я переспал с ней…Если я пересплю с ней. Это будет неправильно. Белла сказала, что она хотела бы столько мне подарить, что не хотела, чтобы кто-то еще отдавал мне себя. Только сейчас, сидя на своей кровати и судорожно ожидая ее появления, я осознал смысл ее слов. Ей было недостаточно просто переспать со мной, она хотела быть со мной всегда. Чтобы я взамен принадлежал ей. Любовь и вся эту ерунда.
Не знаю почему, но это открытие меня по-настоящему шокировало.
Рене была права. Я просто идиот. Моя мать была права. Я этого просто не достоин…все еще не достоин.
В этом момент я услышал, как Белла поднимается по решетке. На улице шел дождь, гремел гром. Что же, идеальный момент. Я начал паниковать, потому что до сих пор не знал, как все исправить. Я не мог признаться ей в любви, потому что до сих пор не был уверен в себе, в своих чувствах. Если бы я сказал ей эти слова, то только для того, чтобы она чувствовала себя лучше, но…будем смотреть правде в глаза. Я никогда так не поступаю. Я не бросаюсь словами только для того, чтобы кто-то почувствовал себя лучше. Это просто не мой стиль.
Любовь? Я должен быть гораздо больше уверен, чтобы признать, что мои сомнения, неуверенность и вожделение по отношению к ней и есть любовь. А если это чувство таково в действительности, постоянная неуверенность, то все это мне нахрен не нужно. В чем суть? Я-то думал, что любовь подразумевает внутреннюю дрожь, желание защитить, поступать глупо. И все это я ощущал, но вместе с тем, я ощущал неуверенность, и злость на самого себя, на нее, на своих родителей, за то что вырастили такого эгоистичного сукиного сына… В этот момент в комнате появилась Белла. С ее одежды, с ее волос стекала вода, в глазах читалась боль и надежда.
Я не знал, что сказать. Я струсил, наверное, потому что, я и есть самый настоящий трус. Первой заговорила она.
- Привет, - что ж, отличное начало, а я не нашел ничего умнее, чем повторит ее же слова. Привет, может, поможешь мне с моим пари? Самое ужасное, что я действительно старался сосредоточиться, но передо мной стояла девушка в короткой промокшей юбке, через мокрую блузку просвечивал фиолетовый бюстгальтер. Она выглядела такой уязвимой, замерзшей.
Что я делаю?
- Я не…слушай. Я не понимаю, что я делаю…, - в ее словах сквозила тревога, я наблюдал за тем, как ее рука потянулась к мокрым волосам и бездумно начала их теребить.
- Слушай, Белла. Я мог бы, ох, я мог бы сесть и разъяснить тебе каждое свое действие, но у меня нет достойного оправдания для большинства из них…поэтому…все, что я могу сказать так это то, что я действительно очень сожалею и хочу, чтобы ты это знала, - может быть, я могу быть с ней честен, наконец-то честен. Я действительно очень сожалел. Сожалел о том, что все вышло именно так. Я знал, я понимал, что Белла, эта прекрасная девушка, что стояла передо мной, что надеялась, злилась, заслуживала правды об этом пари. И может быть после того, как она все узнает, она уже не будет любить такого жалкого человека, каким я являюсь.
А может быть она будет любить меня несмотря ни на что. Разве влюбленные не прощают своих любимых, какими бы ужасными не были их поступки? Как бы мне хотелось, чтобы и мне было, что прощать.
Она даже попросила прощение, для того чтобы я чувствовал себя лучше. За что мне ее прощать? За то, что из-за нее я постоянно ощущаю неуверенность, внутреннее напряжение?
Она посмотрела мне в глаза. Ее глаза просили меня быть откровенным, просили меня рассказать всю правду. Так я и собирался поступить. Я тяжело вздохнул, пытаясь набраться смелости, чтобы обо всем ей рассказать. Но как о таком можно рассказать? Как можно сказать кому-то, что он несчастен, промок под дождем… fuck, она себе даже коленки ободрала, … как можно сказать «знаешь, все дело в том, что я заключил пари на то, что смогу тебя трахнуть»?
Я не мог, просто не мог.
А потом она рассказала мне о собственном пари.
Я не мог пошевелиться.
Это не должно было меня удивить.
Но я был шокирован.
Я знал Розали Хейл всю свою жизнь.
Какие бы не стояли за этим причины… Розали всегда любила играть со мной, лезть ко мне в голову. Это одна из причин, почему я не мог разгадать чувства других людей…Потому что я слишком долго прятал свои собственные. Я был вынужден, по-другому здесь не выживешь.
И пока она стояла передо мной и в очередной раз подтверждала, что Розали последняя дрянь, я осознавал, что это ее сломает. Она уже никогда не будет прежней, такой же честной и открытой.
Я понимал, что должен это сделать, должен во всем признаться. Я ненавидел себя за то, что именно я буду тем человеком, который сломит ее дух, окончательно разобьет сердце.
Но я должен рассказать ей о пари. И я это сделал. Я сделал это вовсе не потому, что она мне призналась, а потому что она должна была знать, было необходимо, чтобы она знала.
Чтобы понимала, что она не просто пари. По крайней мере, сейчас. Все это напоминает женскую мелодраму…появляется дерзкая дурочка и делает из популярного кретина достойного человека.
Когда я признался ей, она попыталась меня поколотить. Я ее ни в чем не виню. На самом деле, отнесись она к этому спокойно, я бы засомневался в ее чувствах. Кроме того, я это действительно заслужил. Вся эта история была просто отвратительна. Может быть, я в чем-то и сомневался, но отвратительность всего произошедшего под сомнение не ставил. Я эгоист, самый настоящий эгоист.
И Белла должна это понять. Я не пытался оправдываться, когда она бросала мне в лицо обвинения. Все они были правдивы.
И все равно…
Даже в бешенстве она была великолепна. Маленькие кулачки колотят меня в грудь, волосы растрепались, все тело напряжено, словно она готовиться ударить меня еще сильнее. Я почти улыбнулся, потому что передо мной была моя Белла, никто и никогда не видел ее такой. Для всех остальных она была сама сдержанность, мне же она не боялась показать свою злость, гнев, ненависть. И я любил ее за это. Я любил эту потаенную часть ее души, даже не смотря на то, что именно я был причиной ее гнева и ненависти.
Но, черт возьми, это уже начинало меня раздражать. Откуда столько обвинений? Я не спорю, я заслужил свое наказание. Но если честно…ведь это я был готов проиграть свое пари. Я не хотел спать с ней из-за пари. Я был настолько честен, насколько в принципе был способен. Она же, она как раз таки хотела выиграть свое. Как-то раз она сама заявила, что никогда не переспит со мной. Все это время она пыталась выиграть, что-то доказать…но потом…
- Я никогда не хотела, чтобы ты останавливался, - сказала она. – Я хотела подарить тебе больше. Мне хотелось держать тебя в школе за руку, словно нам по четырнадцать лет, мне хотелось целовать тебя, облокотившись на твой автомобиль, я хотела, чтобы ты был только со мной, мне бы так хотелось, чтобы все те слова, что мы говорили друг другу, были правдивыми, настоящими…
Я поверил ей.
Мне так отчаянно хотелось, чтобы ее слова были правдой.
Если она говорила правду, то все было и будет гораздо проще.
- Я никогда не врал тебе, пока мы были…здесь. Это был я. Здесь были…мы с тобой, настоящие.
Так оно и было.
- Почему я должна тебе верить? – ее слова меня просто уничтожили. Мы оба проигрывали в схватке за нас двоих.
- Как ты можешь не верить? – В самом деле, как она может не верить?
- Ты лгал мне…
- Ты тоже не была честна. Ты навешала мне лапшу на уши о том, что хочешь дружить со мной и сохранить это в секрете…
- Это не было ложью. Ты был нужен мне…Я просто…
- Ты просто не рассказала мне о Розали. Так же как и я не рассказал тебе, - это нужно остановить, мы должны прекратить бороться.
– Прекрати бороться, - потому что это слишком больно.
Но в тоже время, эта боль делает все происходящее настоящим.
Она делает нас настоящими, реальными.
Я хочу, чтобы мы были настоящими.
- Так ты…Господи, Белла? Ты в порядке? – Белла плакала. Плакала из-за меня. Я просто урод.
Fuck. Мне хотелось кричать на нее, и чтобы она кричала на меня в ответ. Я осознал, что крепко обнимаю Беллу. Мне лишь хотелось быть рядом с ней здесь и сейчас. Забыть о своем пари, о ее пари, забыть о своем нарциссизме, хотелось помнить, что здесь только мы, я и она. Я хотел, чтобы она была рядом со мной, хотел, чтобы она позволила мне быть рядом с ней. Я хотел отдать ей все. Всего себя.
- Ты хотела подарить мне нечто большее? – я знал, что она этого хотела. Я знал, что хотел принять ее дар. Я знал, что тоже могу подарить ей нечто большее, потому, что, черт побери, до сих пор я не отдал ей ничего.
Она согрелась, прижимаясь ко мне. На моем лице остались следы от ее волос. Она была такой сильной и в тоже время ранимой. Сейчас ее тело дрожало, пока она прижималась ко мне. Я прошептал, что хочу, хочу получить большее.
- Тогда я хочу получить это, - я хотел ее. Я хотел, чтобы она была моей.
И она была, Белла была моей.
Я едва не простонал от облегчения, потому что она стояла передо мной, она не пыталась убежать, не пыталась бороться. Она не кричала, не осуждала меня. Она просто стояла рядом. Она была моей.
И я могу быть ее, принадлежать ей.
Я могу.
Я не дал ей ничего. Отдать ей себя? Это вдруг показалось настолько легким, простым. Дать ей то, чего она хочет.
Казалось, что она собирается сделать мне минет. Я и не спорил.
- Да, - я согласен это принять, я согласен дать все, что она хочет.
- Да, - я отдам ей себя. Дам то, что она желает.
Я страстно желал, чтобы она получила то, что хотела. Наверное, впервые в своей жизни. Последние несколько лет я лишь совершенствовал технику, навыки. Изучал и сравнивал, как сворачиваются пальцы, как может ласкать язык, ягодицы, все что угодно. Я учил и учился сам. Менял одну девицу на другую, а ее на третью. Но, в конечном счете, все это сводилось к тому, что я в очередной раз мог гордо прокричать: «Fuck you. Я самый лучший». И сейчас, когда она стояла передо мной на коленях, я осознал, что все вело меня к ней. Именно к ней. Я просто этого не осознавал. Это так жалко.
Я спустил боксеры, на то, как она брала меня в свой рот я смотреть не мог. В это миг мы стали одни целым. Белла была такая красивая, готовая отдать все, всю себя. Она была слишком прекрасна. Ее действия были безупречны, а я не позволял себе думать о том, откуда все это пришло. Движения, язык, ее ритм. Она остановилась и глубоко вздохнула, на мгновение словно замерла, ее горячий рот вокруг моего члена, а потом она снова взяла его в рот. Звук ее скользящих мокрых губ. Я почувствовал легкое покалывание. Я был почти загипнотизирован блеском ее высохших волос. Я опустил свои руки ей на голову, заставляя двигаться быстрее. Я как всегда был себялюбив, заставляя ее совершать более быстрые движения, но я брал, я отдавал… fuck. Я не хотел кончать в ее рот. Я хотел быть в ней в этот момент. Я хотел, чтобы и она испытывала удовольствие. Я хотел, чтобы она знала, что все это не просто чертово пари. Я должен был ей это показать, доказать. Должен был сказать, но я не мог. Не мог.
Не мог, если мы собирались переспать. Это неправильно. Ты не можешь сказать нечто подобное человеку, когда пытаешь достичь оргазма и доставить наслаждение ему. Таким образом, ты манипулируешь человеком, а я не хотел ею манипулировать, никогда больше. Я должен был бы понять все это до того, как она взяла мой член в рот, но сейчас было слишком поздно. Это признание придется отложить. Это было бы неуважением к ней, сделать подобное признание, пока мы оба во власти вожделения. И меньше всего я хотел, чтобы она неверно поняла мои намерения.
Я решил поступить так, как будет лучше. Я хотел, чтобы мы сделали это вместе. Я хотел, чтобы она отдала мне себя и получила меня взамен. Только так мы сможем все исправить, вместе.
Я оторвал ее от себя, осознавая, что вот-вот кончу в ее горло. Она выглядела слегка удивленной и раненой. Я сказал, что хочу, чтобы она дала мне большее. И она поняла.
- Ты хочешь…
Да. Я хочу. Я наклонился, чтобы поцеловать ее, ощущая ее особенный соленый запах. Мои губы прикоснулись к ее. Я слегка заколебался, зная, что, поцеловав Беллу, я уже не смогу остановиться. Мне это было так необходимо. Она мне была необходима. Не просто секс с ней, а она сама, Белла.
- Да. Больше. Всю тебя.
- Хорошо.

Добавлено (31.10.2009, 22:33)
---------------------------------------------
Глава 13. Часть 3

Белла наклонилась и поцеловала меня в подбородок. Прикоснувшись руками к ее лицу, я посмотрел ей в глаза. Увидев ее слегка дрожащий подбородок, я поцеловал ее. Несдержанно. Бездумно. Мягко и легко. Я поцеловал ее. Мы целовали друг друга. Когда она выдохнула мне в рот, меня буквально разрывало на части. Она нужна мне, ее кожа… Нужна мне. Я. Я. Я. Я. Как всегда эгоист. В тот момент я понял смысл слов «заниматься любовью». Между нами было нечто…нечто новое и пугающее. Никогда прежде я не целовал девушку лишь для того, чтобы ощутить ее дыхание у себя во рту.
Отстранившись от меня и не встречаясь со мной взглядом, она села на кровать и резко легла. Она словно звала меня к себе, покачивая своими ногами. Я снова надел на себя боксеры, потому что в комнате было очень холодно. Неожиданно вспомнив про дождь, я услышал, как капли стучат по стеклу. На полу была небольшая лужица, потому что Белла не закрыла окно, когда «вошла» в комнату. Где-то вдалеке гремел гром, в небе сверкнула молния. В комнате вдруг стало так темно, хотя, в общем-то, свет за все это время мы так и не включили. Я развернулся к Белле, она ждала меня, доверяла мне,… и ей было холодно, поэтому, подойдя к кровати, я прилег на нее, пытаясь согреть свои телом.
- Привет, - прошептал я, слегка улыбаясь, потому что почувствовал сквозь ткань футболки ее соски. Наклонившись к лицу, я прильнул к ее губам, потом Белла слегка откинула голову, и я начал, слегка покусывая, целовать ее шею, медленно опускаясь к плечу. Она слегка вздрогнула, когда я поднялся с нее и начал рассматривать. У меня же буквально кружилась голова, пока я водил рукой по ее обнаженной ноге. Коснувшись рукой ее туфель, я снял их и бросил куда-то на пол. Снова наклонившись и пытаясь ее согреть, я продолжал двигать рукой по ее ноге. Белла слегка напряглась, когда мои пальцы проникли под ее юбку. Когда кончики моих пальцев коснулись ее трусиков, я слегка оттянул их, не дотрагиваясь до кожи. Я медленно продолжал свои действия. В ответ глаза Беллы потемнели, но она не пошевелилась, даже не попыталась.
Неожиданно для самого себя, я резко приподнялся и потянулся к пуговице на ее юбке.
- Если я в одном белье, то и тебе следует снять лишнюю одежду, - прошептал я, пытаясь разрядить обстановку, но у меня это не очень получилось. Она приподняла бедра, когда я начал стягивать ее юбку. Наблюдая за ней, я тут же почувствовал возрастающее возбуждение. Плечи и голова не отрываются от матраца, обнаженные ноги расставлены по обе стороны от меня. Отбросив юбку, я любовался прекрасной девушкой, что лежала передо мной, ее длинными ногами, обнаженными животом, что виднелся между футболкой и трусиками. Наклонившись, я поцеловал ее живот, от чего Белла вздрогнула. Ухмыльнувшись, я начал легонько дуть, на ее коже тут же появились мурашки. Прикасаясь к ней подбородком, я сдвинул края блузки и увидел пупок. Дотронувшись до него кончиком своего языка, я начал выводить круги рядом с пупком, в ответ на это Белла слегка напряглась, ее бедра начали слегка трястись.
Неожиданно комнату осветила молния, а за окном раздался гром. В этот момент я увидел лицо Беллы, глаза зажмурены, рот приоткрыт, грудь тяжело вздымается. До этого момента я хотел переключить свое внимание на ее красивую грудь, но сейчас мне хотелось дарить и дарить, поэтому я снова прикоснулся к ее пупку и начал слегка покусывать кожу, от чего Белла заерзала.
- Прекрати щекотаться, - сказала она, тихо посмеиваясь.
- Нет, - ответил я, прикасаясь кончиками пальцев к ее бедрам и медленно двигая их к ее трусикам. Ощутив мое прикосновение, она выгнула спину и шире раздвинула ноги. Я практически ощущал ее желание. Когда сверкнула еще одна молния и раздался гром, наши взгляды встретились, и мне показалось, что я ощутил неконтролируемое желание, от которого спирало дыхание.
Я слегка смутился, понимая, что мое дыхание стало очень тяжелым. Каждый мой вздох Белла могла ощущать кожей. Она начала слегка ворочаться, а живот снова покрылся гусиной кожей. Ее идеальная грудь вздымалась вверх и вниз, а дрожащие губы и веки словно призывали меня не останавливаться.
Я и не останавливался.
Больше.
Я покрывал ее поцелуями, медленно перемещаясь от ее пупка, к краю трусиков. На ткани остался легкий влажный след от моего поцелуя. Я ощущал запах дождя и аромат ее желания. В этот момент он мне был просто необходим. Комнату снова осветила вспышка молнии, ее голова откинулась назад, волосы разметались по подушке, она тяжело дышала. Я терся своей щетиной о внутреннюю часть бедра, от чего она шипела и слегка подпрыгивала. Комнату снова заполнили звуки грома.
Так как в комнате не был включен свет, все казалось серым, но мое внимание занимали лишь шортики перед моими глазами. Я уткнулся лицом в ее кожу, вдыхая и ощущая жар. Мой подбородок медленно опустился, лицо переместилось на мягкую ткань между ее ног. Ее бедра начали подниматься, мои волосы щекотали ее кожу, от чего Белла начала слегка дрожать. Я замер на мгновение, потому что не хотел торопиться, я хотел, чтобы все прошло медленно, чтобы все было идеально. Я желал быть для нее настолько хорошим насколько в принципе был способен. Сверкнула молния, освещая ее лицо, освещая то безумство, что читалось в ее глазах. Я снова наклонился, выдыхая в мягкую ткань трусиков. Она уже была готова для меня, от чего я ощутил резкий толчок своего члена. Воздух буквально накалился, жаркие дыханья, свет, вспышки молнии, стоны Беллы. Одним пальцем я оттянул тонкую ткань и тут же ощутил ее дурманящий аромат. Мои глаза словно заволокло дымкой, не в силах справиться с собой, я прикоснулся к ней своим языком, желая попробовать ее на вкус. Белла начала дышать с трудом или это был я…
С каждым движением моего языка дыхание все больше и больше превращалось в нервное стаккато.
Нам необходимо снять нижнее белье. Сделано. Где-то вдалеке сверкнула молния, Белла тихо стонала, одна ее рука лежала на ее лбу, другой ее руки я не видел… Я вдыхал, выводил круги, лизал, делал все, на что был способен, но, черт побери, никогда в жизни мне не было настолько хорошо. Большее. Вкус, ее вкус, который я ощущал, облизывая свои пальцы. Никогда прежде это не приносило подобного удовлетворения. Ее ноги прижимались ко мне, за окном гремел гром, а мои мысли спутались в непонятный клубок. Все мое внимание было приковано к ее бедрам, к ее плоти, и одновременно я думал, почему она дала мне пощечину, а потом подпустила к себе? Почему она так сильно меня любила? Почему я любил ее так сильно и даже больше, больше, больше…
Я пытался дать ей больше, отдать все, что у меня было. Она потянула меня за волосы, я продолжал лизать. Белла простонала, но ее стоны больше походили на рычание. Молния. Я увидел, как на ее шее проступали вены, она стиснула зубы, ее дыхание было таким тяжелым, словно она задыхалась. Моя язык двигался все быстрее и быстрее, ее кожа, ее вкус – все это словно смешалось в водовороте. Поддерживая ее за бедра, я чувствовал, как напрягаются и сжимаются ее мышцы. Сейчас ее руки были широко раскинуты. Сверкнула молния, комнату наполнили звуки грома, но еще громче были крики Беллы, моей Беллы.
Больше.
Вспышка света. Я начал медленно подниматься, медленно вдыхать. Мне не хотелось ни о чем думать, стоило только задуматься, как я вновь вспоминал о том, что сделал с ней, как я с ней поступил. Да и сложно было о чем-то думать, когда ее пальцы вцепились в мои волосы, но на самом деле в ее руках были мои мысли, мое сердце. Я целовал ее бедра, а она слегка дрожала, несмотря на наши разгоряченные тела. Я вновь прикоснулся к ее пупку. Я покрывал ее тело поцелуями, медленно расстегивая пуговицы на ее блузке. Дюйм за дюймом я растягивал эту сладостную муку, целуя ее, прикасаясь к ней языком.
Удар молнии. Ее глаза закрыты, сбивчивое дыхание. Я поцеловал ее в лоб, поцеловал брови, веки, нос, щеки. Больше всего мне хотелось поцеловать ее за ушком, в ушко. Я поцеловал ее подбородок, поцеловал ее в уголок губ. Она провела кончиком языка по губам, а потом наши губы соприкоснулись, словно она наконец-то проснулась, словно вышла из комы. Белла забирала и желала отдать. Она хотела большего. Она хотела меня.
Я скинул с плеч рубашку, а на Белле все еще был надет нелепый бюстгальтер. Я стоял на коленях и глупо улыбался. На моем лице была глупая улыбка парня, который заворожено любуется девушкой, что лежит перед ним. И не потому, что обнажена, и не потому, что только что довел ее до умопомрачительного оргазма, а потому что все еще было только впереди. Это еще далеко не все. Она кончила, и испытает это вновь, и вновь. Мне не хотелось останавливаться никогда. Я был нужен ей. Она была нужна мне. Нам нужны были мы, то, что было между нами. Я уже не мог представить себе кого-то другого на ее месте. И даже если бы это случилось, ничего подобного с другой мне не испытать никогда. Мне необходимо было сказать ей об этом, объяснить… Но я не мог сделать это сейчас. Гром и молния заглушили бы мой робкий шепот. А эти слова мне нужно сказать громко и четко, сказать так, чтобы она поняла. Я не хотел, чтобы она решила, что я сделал подобное признание движимый похотью, желанием переспать с ней. Я хотел, чтобы все было правильно. Сейчас же другое мое желание сводило меня с ума, мне хотелось не самому испытать удовольствие, мне хотелось, чтобы мы испытали его вместе.
Потянувшись к Белле, я приподнял ее. Сейчас мы оба стояли на коленях, лицом к лицу. Мои руки нащупывали застежку ее бюстгальтера. Когда фиолетовая ткань повисла между нами, Белла с нетерпением отбросила ее в сторону. Положив руки мне на плечи, она притянула меня к себе. Наши губы соприкоснулись, мои руки зависли над ее кожей, не касаясь ее. Мне было просто необходимо чувствовать ее рот, ее язык, иначе я бы просто свихнулся.
Потому что если однажды ты начал чувствовать, остановиться уже невозможно.
Затем Белла толкнула меня, а я потянул ее за собой. Приподнявшись, она перекинула одну ногу и села на меня. Господи, на ее лице, в ее глазах светилось столько обожания. На стене отражалась ее тень, волосы обрамляли ее прекрасное лицо, глаза светились. Не отрываясь, мы смотрели друг на друга. Я даже не успел осознать, что она на мне, что я в ней, не успел осознать этой связи…но мне так не хотелось этого терять. Она начала двигаться вверх и вниз, ее руки на моей груди, пальцы впиваются в мои соски, от чего я начинаю шипеть. Я схватил ее за бедра, пытаясь снизить ритм ее движений… Мне не хотелось, чтобы все это закончилось слишком быстро, и Белла, моя Белла, …у меня нет даже слов, чтобы описать насколько это было потрясающе.
Я начал приподнимать свои бедра вверх, вниз, Белла простонала. Ее стоны были громче раскатов грома. Ее дыхание участилось, в каждом вдохе новый поток страсти, вожделения. Я поменял позу, и теперь Белла была подо мной. Сейчас мне хотелось контролировать ситуацию. Хотя чтобы я ни сделал, все контролировала она, достаточно было лишь ее взгляда, достаточно было сумасшедшего огня в ее глазах. Ее ладошка оказалась на моей шее, она притянула меня к себе и прошептала «пожалуйста».
- Сильнее, - произнес я грубым голосом, в котором слышались мои чувства, моя любовь. Я не испорчу этого. То, что происходит между нами, будет идеально. Это уже идеально. Даже в те моменты, когда мы не проникали друг в друга, не целовались, просто касались – все было идеально.
- Да, пожалуйста, сильнее, - проговорила она трясущимся голосом, и я видел, что именно этого она и хотела. Сейчас я это видел, я это слышал, она хотела большего, сильнее. То, что происходило сейчас между нами, было не из-за пари, не из-за Розали… Порой страсть принимают за любовь, но сейчас я испытывал не только страсть, я испытывал доверие, я испытывал любовь. Я наконец-то все понял, все осознал. Я знал сейчас, каким же я был идиотом.
Но больше этого не будет.
Гроза заканчивалась, уже не раздавались столь сильные раскаты грома. Я слышал ее, видел ее лицо, ее желание. Я пытался дать ей то, чего она хотела. Увеличивая темп, делая более мощные толчки, я смотрел ей в глаза, словно спрашивал разрешения, быть вместе с ней, доставить ей удовольствие, получить удовольствие. Она также пыталась не закрывать глаза. Мы продолжали наши движения, тела тесно сплелись, грудь тяжело вздымается. Поцелуи, прикосновение ее рук к моей спине, ее ногти в моей коже. Я чувствовал, что нахожусь на грани, но пытался удержаться на краю, потому что хотел, чтобы Белла была первой.
Наши вздохи, и тихий шепот «сильнее» - все, что я слышал. Гроза утихла, и в комнате стало темно. Я едва различал ее фигуру, но это не важно…Важно лишь то, что она здесь со мной. Я чувствовал, как пульсируют ее мышцы, а тело словно застыло. В тот момент, когда она испытала оргазма, я был не в силах дальше себя сдерживать. Я переступил эту грань вместе с ней, вместе с Беллой, в Белле…Белла, Белла, Белла…
- Белла, - прошептал я, пытаясь восстановить дыхание, мне так хотелось кричать ее имя. В моем голосе больше не было отчаяния, потому что сейчас я знал, что люблю ее, я люблю Беллу, я люблю быть с Беллой, я люблю…
Мне так хотелось сказать ей об этом, чтобы она знала, что все было правильно, что это не было ошибкой…как она вообще могла этого не знать, как она могла не знать, что ни с кем и никогда, я не испытывал подобного, потому что я знал, я чувствовал, что это было взаимно, что и она подобного никогда прежде не испытывала.
Я ничего больше не хотел. Ничто мне не было нужно. Все, что мне нужно, все, что я хочу – это Белла. Она есть у меня. А я есть у нее.
Наконец-то я осознал весь смысл, понял, что любовь не пустой звук.
Я осторожно вышел из нее и откинулся на спину, размышляя о том, что произошло сегодня вечером. Неожиданно она села, а когда я дотронулся рукой до ее спины, она слегка сжалась и отстранилась.
Могу я признаться ей сейчас? Не обидит ли это ее сейчас? Не будет ли это походить на счастливый конец глупой романтической комедии, в которой…
- Вот, - прошептала она. – Теперь ты можешь пойти и выиграть свое пари.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Суббота, 31.10.2009, 22:43 | Сообщение # 22
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


Давай еще bigsmile
 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 23:11 | Сообщение # 23
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 14

Белла

Он не сказал этого.
Он не сказал этого.
Какого черта он этого не сказал?
Господи, я же чувствовала это, с каждым его прикосновением, с каждым его поцелуем, я слышала это в каждом раскате грома, я слышала все, что он не смог сказать.
Я чувствовала, что он заботится обо мне.
Но, видимо, не настолько.
Не настолько, чтобы выйти из пари или перестать быть тем, кем он был до моего приезда в Форкс.
И что мне теперь делать? Спасти его, предоставив ему свободный доступ к моей киске?
Целовать его с такой страстью, что он вообще ничего не сможет сказать?
Заниматься с ним любовью до тех пор, пока он не будет видеть и любить никого, кроме меня?
Нет.
Но, в любом случае, я не сожалею о том, что сделала.
Даже когда он держал меня очень крепко и все равно не сказал этого, даже когда я шептала его имя и думала, что, возможно, это последний раз, когда я это делаю, даже когда я плакала, когда он входил в меня или переворачивал меня, он не сказал этого – но я все равно не жалею об этом.
Как можно сожалеть о том, что любишь – и это единственная правдивая истина, которую я узнала от Эдварда сегодня ночью.
Даже, если тебе хочется ненавидеть, ударить, бежать подальше от этого болезненного разрыва – ты не можешь одновременно любить человека и сожалеть о том, что любишь его.
Независимо оттого, как все это закончится.
И когда самое лучшее, что случилось у меня в жизни закончилось…ничего не осталось.
Я отдала все – он просил больше, и дала ему это.
Но не получила ничего взамен – поэтому я не буду переживать и плакать из-за того, что произошло. Я могу сделать это дома.
Я просто смирилась.
Я полюбила.
Но не получила этого взамен, или по крайней мере, недостаточно.
Он просто не смог этого сделать. Это место абсолютно разрушило его. А мне нужна была какая-то отдача. Я хотела, чтобы он любил меня так же, как и я его.
Большая часть меня жалела его, потому что он просто не был способен на это чувство.
Внезапно я почувствовала, как его пальцы касаются моей обнаженной спины, и мне пришлось отодвинуться, потому что если он продолжить прикасаться ко мне, то я не сдержусь, а потом буду ненавидеть себя и его за это.
- Вот, - прошептала я с дрожью в голосе, - теперь ты можешь пойти и выиграть свое пари.
Его рука упала с моей спины, а я надеялась, что гроза уже прекратилась, потому что мне срочно нужно бежать отсюда.
- Что? - спросил он низким голосом, совсем непохожим на него.
- Ну, ты же этого хотел. Извини, но мне больше нечего тебе предложить.
- Ты не хочешь меня?
Я не хочу только часть тебя.
Я не хочу встречаться втайне от других.
Я не хочу этих «почти» отношений.
- Я не вернусь. Так что… - прошептала я, скатываясь с кровати и дрожащими руками пытаясь найти одежду, его, мою, Розали, не важно, главное надеть что-то на себя и поскорей уйти отсюда.
- Белла…это из-за пари, верно? – спросил он, даже не сдвинувшись с места.
- Да, верно.
Я слышала, как он резко выдохнул, и, наконец, нашла футболку.
- Ты не вернешься, - пробубнил он, и это прозвучало так, как будто он обдумывал эту перспективу.
- Я…я буду скучать, - сказала я, надевая футболку, и немного задержав её на лице, чтобы вытереть слезы.
- Не надо. Ты можешь остаться.
- Нет.
Я не могу быть с тем, для кого я недостаточно хороша.
Даже если этот человек Эдвард.
Я вернусь к тому, как жила до него, а он снова станет тем, кем был до меня, а время, проведенное с ним, навсегда останется в моей памяти как самое лучшее, что у меня было в жизни.
- Нет? Ты…я думаю. Я думаю, я понимаю почему, - сказал он тихим хриплым голосом.
Я кивнула, и мне каким-то образом удалось надеть штаны и туфли, после чего я медленно поплелась к окну, услышав, как он скрежетнул зубами.
- Окно…оно застревает, когда идет дождь. Давай я помогу…
- Я думаю, в этот раз я воспользуюсь дверью, - прошептала я.
Я не хотела лезть через окно.
Потому что в этот раз я ухожу навсегда…и я должна поставить жирную точку, закрыть дверь.
- Белла?
- Да.
- Я тоже буду скучать.
Я закрыла глаза и плотно сжала губы – ну почему он не может этого сделать?
Или почему я слишком способна на это?
Почему после всего я продолжаю его любить?
Я пыталась выдавить из себя «пока», но не могла произнести ни звука…и затем я просто ушла, сожалея только о том, что он так и не сказал этого.
И как бы сильно я не хотела, я не могу попросить его – я не могу умолять его хотя бы попробовать.
Я не могу попросить его забить на пари – черт, да я же подарила ему его победу.
Вместо этого, я постараюсь сохранить в памяти каждое его прикосновенье, каждый вздох, его запах, его улыбку – и я всегда буду помнить эту ночь, как ночь, в которой я отдала всю себя, в которой я любила…и была почти любима.

Эдвард

Я тупо уставился на неё.
Что? Что? Пари…
Она думала, что…
Черт.
Я уже потерял её.
И в итоге потерял себя.
Она не будет со мной. Пари…всё из-за этого дерьмового пари.
Нас больше нет.
И все из-за…
Я могу это исправить.
Я могу заставить её остаться.
Но не смогу, если она не хочет.
Она даже не посмотрит в мою сторону. Потому что я негодяй. Потому что я играл с людьми. Потому что я позволил управлять собой.
И если посмотреть, то я не достоин её. Я не достоин её любви, и всего, что она мне дала.
Полагаю, вот что значит повзрослеть.
Когда ты начинаешь осознавать свои поступки…
И это больно.
Действительно больно.
Я закрыл глаза. Гроза прекратилась. И, казалось, что всё вокруг меня вообще исчезло.
- Я думаю, я понимаю почему.
Вернее, я прекрасно понимал, почему. Она не могла быть с тем, кто посмел быть таким мерзавцем по отношению к ней, с тем, к которому можно подобрать все прилагательные с приставкой «не».
И я не мог винить её за это.
Я потерял её. Я. Потерял. Её.
Она даже не воспользовалась окном, чтобы выйти. Нашим окном. Окном в наши чувства. Теперь оно было закрыто. Навсегда.
Она вышла из моей комнаты, а я остался сидеть на кровати, голый и замерзший.
Мне нужно было принять горячий душ, но я не мог сдвинуться места, я завернулся в одеяло, потому что меня по-настоящему трясло, и в этот момент я ненавидел себя, немного её, но больше всего я ненавидел это «теперь ты можешь пойти и выиграть своё пари».
Как только в моей голове пронеслись эти слова, я представил, как буквы долбят мой мозг, и в нём образуется большая черная дыра. Меня передернуло от этой мысли, и внезапно захотелось отключить все чувства, чтобы осталась только пустота.
А потом захотелось смеяться. Великого Эдварда Каллена кинули из-за пари, и теперь я знал, что это именно то, чего и добивалась Розали Хейл, то, что она уготовила для меня и Изабеллы Свон с самого начала. Ну что ж, хорошо сыграно, Хейл. После одной потрясающей ночи, я выиграл своё пари, но Белла проиграла своё…и независимо оттого, трахну я Розали или нет, она всё равно останется в выигрыше. Блестяще сыгранная партия.
Если бы я был способен сейчас рассмеяться или заплакать, я бы с удовольствием сделал это.
Но нет, я был ублюдком с ледяным сердцем, поэтому я просто закрыл глаза и ждал, когда же снова загремит гром, пытаясь доказать себе и каждому, что я смогу забыть это.
Но кого я обманываю, я не смогу.
Гроза прекратилась, и я не заметил, как заснул.

Добавлено (31.10.2009, 23:08)
---------------------------------------------
Глава 15. Часть 1

Белла

Суббота, середина утра.
Вроде не сплю, но и не проснулась, хотя, какого черта, я вообще не могла заснуть.
Я с трудом попыталась открыть глаза, потому что прошлую ночь…прошлую ночь я плакала, целовалась, любила, была любима, снова плакала, но не сожалела…и сейчас мне очень грустно.
- Ты дерьмово выглядишь…и сейчас совершенно не смахиваешь на секси рок-звезду.
Я подпрыгнула от неожиданности и крепко прижала к груди одеяло, но вздохнула с облегчением, потому что наткнулась взглядом на спину Джаспера.
- Ла Белла, почему у тебя альбом Coldplay?
- Это подарок, - шепнула я охрипшим голосом, все так же находясь в прострации.
- В таком случае, из любви к Леннону, не ставь его рядом с Cure. Это неуважение, - сказал Джаспер, вытаскивая диск Coldplay с полки и с отвращением кидая его на стол.
Затем он повернулся и подошел к моей кровати.
Он остановился и несколько минут изучал мое лицо, оценивая ситуацию.
- Тебе не следовало спать с ним, - в конце концов, вынес он свой вердикт.
Меня тут же накрыло волной возмущения, потому что, какого черта, как он узнал, и дьявол, он очень даже не прав, потому что я сделала, наверное, самую правильную вещь в своей жизни – переспала с Эдвардом.
- Я абсолютно не жалею…
- Конечно, нет, но без обид, ты сейчас не светишься от счастья оттого, что нашла любовь всей своей жизни, детка.
- Ты прав, полагаю, любовь не всегда приносит счастье, как говорят.
- Могу с тобой согласиться. Итак, значит было пари, - осмелился начать Джаспер.
- Было. И оно гораздо хуже, чем я могла себе представить. Могу только сказать, что эта дрянь Хейл в нем замешана…но это не…слушай. Я переспала с ним, я люблю его, мы не вместе, и я не сожалею о том, что было…и это все, что я хочу об этом сказать. Я просто не могу…
Я больше не могла ничего сказать.
Я расскажу Джасперу, всё…но не сейчас. Не когда не то что больно говорить об этом, но больно даже думать.
Ты не обязана мне ничего рассказывать, но тебе всё-таки нужно вылезти из постели. У нас есть планы на сегодня.
- Нет, Джаспер, я не хочу…
- Нет, Ла Белла, вставай. Умывайся, сделай что-нибудь со своими волосами, чтобы они выглядели секси, как и раньше, и в путь. У меня нет времени спорить с тобой…
- Но, Джаспер…
- Белла, - сказал Джаспер, наматывая на палец мой локон, - вставай. То, что ты лежишь в постели, ещё раз говорит о твоем поражении, и я попаду в ад, если позволю, чтобы это место сломало тебя.
Он был прав.
Потому как одна из наиболее часто посещающих меня мыслей была – что делать дальше, как быть.
Моей первой мыслью было убежать как можно быстрее куда-нибудь в Аризону или в Делавер или в Калифорнию, куда-нибудь подальше отсюда…
Но это будет значит, что Форкс сломал меня. Что я сдалась, проиграла.
Этот город и эти люди уже многое забрали у меня. Они играли со мной, восхваляли меня, смеялись надо мной – это место уничтожило мое сердце и преподало мне самый ужасный урок – оно поглотило меня, теперь я его часть.
Поэтому, какой смысл бежать отсюда, уже поздно, это место уже высосало из меня все соки.
Нет.
Я останусь.
Я останусь в Форксе, буду также ходить в Академию, и буду пользоваться всеми привилегиями, которые мне дает моя фамилия.
Я поступлю в один из университетов Лиги Плюща, и я преуспею в этом, заглушу свою боль и отчаяние, забью на всю сложившуюся ситуацию, на психованных одноклассников – это место предоставляет огромные возможности на хорошее будущее, поэтому я буду в первых рядах, даже если кому-то это не понравится.
А прямо сейчас, мне нужно развеется.
Я позабочусь обо все остальном позже, а сейчас буду наслаждаться всем, что мне позволяет моя репутация и фамилия.
Я села на кровати, скинув с себя одеяло и позволив холодному воздуху окутать меня, Джаспер погладил меня по голове и вернулся к обсуждению того, что ему не нравится в моей комнате.
В душе я повторяла слова любимых песен и любимые отрывки из книг, вспоминала свои уроки в балетной школе и думала обо всем, что не касалось Эдварда Каллена.
Я встретила Джаспера уже на кухне, засовывающего руку в коробку с печеньем.
- Это печенье такое дерьмо, - сказал он, кинув коробку на стол, и заодно оценивая мой внешний вид, - очень мило, персик.
Я смотрела на него с подозрение и в первый раз обратила внимание, что на нем надето.
Черные брюки в полоску, дополненные серебряной цепью, и белая рубашка с высоким воротом.
- Джаспер, что конкретно ты на сегодня запланировал? – спросила я, прищурившись.
- Сегодня третья суббота ноября, - сказал он.
- И это говорит о том, что нужно формально одеться?
- Это говорит о…ничего, не думай об этом, - сказал он, крутя на пальце свой ключ, а затем, резко оттолкнувшись от стола, он направился к выходу.
И потому, что мне нужно было как-то отвлечься, я последовала за ним.

Добавлено (31.10.2009, 23:09)
---------------------------------------------
Глава 15. Часть 2

- И для этого ты так оделся…чтобы пойти в ближайшее кафе в третью субботу ноября? – спросила я, когда мы заезжали на стоянку.
- Не будь сукой, Ла Белла. Это никак не помешает избавить тебя от мешков под глазами.
Он повернулся ко мне, изогнув бровь.
- Вишневый, - я вздохнула и откинулась на спинку сиденья.
Он кивнул и вылез из машины, оставив ключи в замке зажигания.
Я сидела и тупо пялилась на приборную доску, когда появился Джаспер, с двумя Slurpees, пачкой жевательной резинки, пачкой Camel и красным брелком для ключей в виде ступни в руках.
- Ты серьёзно? – спросила, указывая на брелок и засовывая трубочку в мой Slurpee.
- Пфф. Ещё как серьезно, - сказал Джаспер слегка обиженно.
Я лишь пожала плечами, а он завел мотор.
- Открой крышку, - сказал он, кивая на мой Slurpee, одной рукой ведя машину, а другой пытаясь открыть бардачок.
- Я открыла крышку, как он и просил, и Джаспер победоносно извлек из бардачка маленькую серебряную фляжку.
- Что в ней? – спросила я, абсолютно не имея понятия.
- Джин, конечно. Полагаю, что ты уже сыта скотчем.
Что ж, Джас, не хочу тебя огорчать, но ты предположил не верно, но, в любом случае, Джин сейчас тоже подойдет.
Отличный, да ещё и крепкий.
Я добавила немного Джина в мой Slurpee и сделала глоток, наслаждаясь прекрасным музыкальным вкусом Джаспера.
- Знаешь…на самом деле, это не его вина, - задумчиво пробубнила я.
Джаспер слегка наклонил голову в бок, но ничего не сказал.
– Она просто…я имею в виду, она же манипулирует людьми. Сука. В каком-то отношении, для него это гораздо хуже, потому что они вроде как друзья, а она…я не знаю…куда мы едем?
- К Мисс Мими.
- Мисс Мими. Что за Мисс Мими?
- Мисс Мими – это замечательное место в Форксе, и мне очень стыдно, что никто до сих пор не рассказал тебе об этом месте. Пожалуйста, вытащи наушники из ушей, Ла Белла. Это важно.
- Хорошо.
- Ты уже слышала о многих общественных мероприятиях, связанных с финансами…ты знаешь, многие такие события, связанные с деньгами и статусом в обществе часто маскируют под какие-нибудь благотворительные вечера, ну знаешь, пожертвования для больных или бездомных детей, жертв эпидемий – и никто здесь не имеет ни малейшего понятия об этом, либо их это просто не интересует – в то же время все посещают такие мероприятия, ну, наверное, им ночью лучше спится, если они пожертвуют какую-то сумму, в общем, все для того, чтобы показать свое превосходство над родными и близкими.
- Точно.
- Ну вот, Мисс Мими – портниха, и не просто портниха, а Портниха. Она открывает свои двери только для таких событий и, черт возьми, если Мисс Мими не шьет тебе костюм, то ты просто…
- Не знала, что ты так печешься о том, кто шьет тебе одежду…
- Умоляю. Для меня это не показатель статуса. Просто Мисс Мими лучшая, и черт, Ла Белла, аккуратный покрой и ровные швы – это показатель хорошего стиля. А это имеет для меня значение.
- Понимаю.
- Суть в том, что все просто с ума сходят, пытаясь попасть к Мисс Мими, это превращается в настоящую гонку – и она это прекрасно знает. Она получает удовольствие, наблюдая за кошачьими схватками, и честно сказать, я думаю, что она получает удовольствие оттого, что она так востребована среди элиты Форкса. Как бы то ни было, она очень быстрая, но всегда принимает только 15 клиентов, но берет с них достаточно, чтобы хватило до следующего мероприятия.
- Думаю, она мне уже нравится, - задумчиво произнесла я.
- Мне тоже. Тут главное не опоздать, а прийти первым. Что самое интересное во всем этом, так это то, что её нельзя подкупить. Три года назад Миссиз Хейл пыталась заплатить ей, чтобы она записала её раньше остальных. Не вышло. Главная черта Мисс Мими в том, что она не ставит деньги превыше всего – и это единственное место во всем мире, где деньги и твоя фамилия не дают тебе никаких привилегий.
- Подожди, ты сказал, что все ходят к Мисс Мими? Ты слишком медленно тащился. Уверена, что Каллены уже побывали у неё и уехали. И ты будешь виноват, если я не появлюсь на благотворительном вечере по «Спасению морских свинок» в платье от Мисс Мими.
- Почему ты вдруг…
- Аккуратный покрой, ровные швы. Верх стиля.
Я сделала глоток моего вишневого джина и решила помолчать немного.
Мы подъехали к зданию из красного кирпича с ярко-розовой вывеской «У Мисс Мими.
- Ты шутишь? Не могу поверить, что самые известные снобы Форкса приезжают сюда, не говоря уже о том, что вообще сюда заходят, - сказала я.
- Ну, для этого они нанимают людей низших слоев, считая это справедливым и политкорректным.
- До тех пор, пока это помогает им крепко спать, - вздохнула я.
- Нет. Для этого у них есть Ксанакс и Валиум, - сказал Джаспер, открывая дверь.

Внутри была толпа богачей.
Я облокотилась на дверь, ржавый колокольчик прозвенел у меня над головой, обхватив себя руками, я стала наблюдать за всем с болезненным восхищением.
Голоса людей, стоящих на границе между собранностью и истерикой, случайные толчки замаскированные под приветствия…и я уже была рада вишневому джину, вкус которого я до сих пор ощущала на губах.
- Добро пожаловать к Мисс Мими, - сказал Джаспер низким равнодушным голосом, разглядывая обстановку.
Тут я услышала высокий резкий голос, говорящий что-то, как я поняла, на Мандаринском диалекте…затем толпа расступилась, и я увидела ту, кто, как я полагаю, и была Мисс Мими.
Она еле дотягивала до 150см и была одета в ярко-фиолетовый тренировочный костюм и белые тенниски.
Её черные волосы были собраны в аккуратную шишку, с торчащим из неё карандашом, а на кончике её носа сидели бифокальные очки.
Её губы были плотно сжаты, а голова поднята вверх, и она сверлила холодным взглядом Айрис Меллори.
Я уже любила Мисс Мими.
- Но, Мисс Мими, у Лорен сеанс в спа на это время, поэтому я пришла вместо неё…
- Её здесь нет, поэтому…Следующий!
- Мисс Мими, вы не понимаете…
- Следующий!
Миссис Меллори поправила свои очки от Шанель и, фыркнув, прихватила свою большую сумку и с высоко поднятой головой яростно направилась к выходу.
Толпа сомкнулась за ней, и я потеряла из виду своего нового героя – Мисс Мими.
- Малышка, будь паинькой, пока я найду, где здесь можно протиснуться, - сказал Джаспер, чмокнув меня в лоб и исчезнув в толпе.
Айрис цыкнула на меня за то, что я перегородила ей дорогу, а затем, тяжело дыша, вышла из салона.
Я снова заняла позицию возле входной двери и попыталась сосредоточиться на рисунках на полотнах ткани, висевшей на ближайшей стене.
Но вскоре мне загородили обзор расступившиеся Миссис Кроули и Эмметт.
И в поле моего зрения попался идеальный профиль Розали Хейл.
Золотые волны спадали на её обнаженную спину. На ней было белое платье без брителей, которое она придерживала одной рукой, а другой жестикулировала, указывая на что-то, её лицо было перекошено от отвращения и непонимания.
Её губы двигались, потому что она что-то говорила, и говорила она это что-то Эдварду.
Моё сердце пропустило удар, а желудок сжался, голова начала кружиться, я была слегка пьяна и знала, что если кто-то посмотрит в мою сторону, то подумает, что у меня что-то не так с глазами.
Я не могла моргать достаточно быстро, чтобы сдержать подступившие слезы.
Но отвернуться я тоже не могла.
У Эдварда на голове была кепка, чуть надвинутая на глаза, его бронзовые локоны закручивались вокруг ушей, а небритый подбородок был напряжен.
На нем были черные брюки, подтяжки свисали вниз. Его руки были в карманах, и все, что я могла видеть, это не застегнутые манжеты. Воротник рубашки был поднят вверх, его острые концы были направлены в сторону Розали, а его развязанный галстук-бабочка свободно висел вокруг его шеи, выглядя грустным и поникшим, ожидая, пока его кто-нибудь завяжет ровно и красиво.
И боже, как бы я хотела быть той, кто завяжет его…я бы хотела, чтобы он научил меня, как завязывать галстук-бабочку, я прижала руку к животу и почувствовала такую пустоту и некий восторг, вспоминая, что несколько часов назад он был во мне…а теперь он так далеко.

Добавлено (31.10.2009, 23:09)
---------------------------------------------
Глава 15. Часть 3

Он наклонил голову, и казалось, что он смотрит сквозь голову Розали, находясь в каком-то трансе.
Она щёлкнула пальцами у него перед носом, но он только отмахнулся от неё, всё так же не двигаясь. Он выглядел уставшим.
Его движения были медленные, даже слегка заторможенные, сильные плечи были опущены – но он просто не может так выглядеть, не знаю, может я набралась этого у него, но Эдвард Каллен не может выглядеть проигравшим.
Все из-за этой суки.
Этой ненормальной суки, разрушающей чужие жизни.
Она испоганила жизнь мне, она сделала всё, чтобы мне было больно, и я ненавижу её за это – но, твою мать.
Когда я думаю о том, что она проделала с Эдвардом то же самое, я ещё больше ненавижу её, я её презираю.
Я хотела уничтожить её.
Поэтому я сделала последний глоток моего вишневого джина и оттолкнулась от стеклянной двери.
Какая-то рациональная часть меня шептала, что, возможно, её просто так воспитали, и что это всё не её вина.
Но это уже не важно.
Я видела перед собой Розали – причину всего этого дерьма, свалившегося на нашу голову, она была воплощением испорченности и ужаса Форкса.
Она разрушила самое лучшее, что было у меня в жизни, она была причиной того, что Эдвард никогда не сможет полюбить, а он, черт возьми, имел на это полное право.
У нас украли это чувство, нас попросту обманули, посмеялись, и кто-то обязан отомстить за нас, также как кто-то должен заплатить за это.
Это я.
И Розали Хейл.
Я стиснула зубы, а мои ногти впились в ладони.
В Форксе люди постоянно используют или шантажируют тех, кто им не нравится.
В Аризоне из них просто выбивают всю дурь.
Я решила, что я уже достаточно играла по правилам Форкса, пришло время играть по моим собственным.
И начну я с кошачьей драки.
Я пробороздила толпу, не обращая внимания на недовольные взгляды и шипение.
Я не смотрела на Эдварда, потому что просто не могла, но, надеюсь, что он поймет меня, поймет, что это за наши сломанные жизни, за то, что мы нашли и потеряли.
Я сосредоточилась на её белоснежном локотке и смотрела на него, пока, наконец, не достигла цели, я схватила её за него и развернула к себе лицом.
Боковым зрением я заметила Элис, но на неё не было времени…пока.
- О, Свон, дорогая, ты дерьмово выглядишь, - сказала Розали с легкой улыбкой на губах, её голубые глаза были широко раскрыты от изумления.
- Я знаю, - сказала я, успокаивая себя тем, что скоро она будет выглядеть ещё дерьмовее.
- Ну, полагаю, ты не знала, что перед тем, как появляться на людях, все уважающие себя девушки тратят на себя немного времени, чтобы презентабельно выглядеть. Прекрати вести себя как дешевка и сходи в уборную, приведи себя в божеский вид. Академия не приветствует неряшливость.
- Сука, - произнесла я, потому что у меня не было времени на болтовню.
- Прошу прощения? – выплюнула Розали, сузив глаза.
- Пари, сука, - сказала я, сделав шаг к ней, я не знаю, может шум в ушах заглушил все остальные звуки, или в магазине и правда стало очень тихо – каждую секунду, смотря на неё, мне становилось все сложнее держать себя в руках, и адреналин и алкоголь не способствовали этому.
- Ааа, наконец-то, ты догадалась. Но, по правде сказать, я думала, что ты всё поймешь гораздо раньше. Я имею в виду, неужели ты и правда думала, что Эдвард Каллен будет встречаться с такой как…
Я сделала ещё один шаг, она сразу же заткнулась и отступила назад.
- Что…что ты делаешь, Свон? – спросила она, делая ещё шаг назад и косясь на Элис.
- Продолжай отступать, Хейл. Всё равно не поможет, - сказала я, пихая её назад в её костлявые плечи.
- Ла Белла.
Я выставила руку позади себя, говоря Джасперу не лезть.
- Изабелла, не будь идиоткой, - сказала Розали прежде, чем я ещё раз пихнула её, заставив её голову откинуться назад.
Она повернулась ко мне спиной, что было довольно глупо с её стороны, потому что я могла просто вырубить её, но нет, я хотела, чтобы она смотрела мне в лицо, поэтому я схватила её за руку и повернула к себе лицом, заставив её удивленно вскрикнуть.
Она не избежит последствий своих действий, я позабочусь об этом.
Если мне придется жить с этим дерьмом, то и ей тоже.
Я не успела даже подумать, как моя рука сама собой жестко столкнулась с её идеально накрашенными розовыми губами.
Волна беспокойных голосов прокатилась сквозь толпу, и я была удивлена, что никто не стал нас останавливать.
Приятно удивлена.
- Сука. Смотри, что ты наделала! У меня кровь! – прорычала Розали, прикрывая губы руками.
Я снова пихнула её назад, но она бросилась вперед и вцепилась в мои волосы, а я вонзила свои ногти в её щёки, она закричала и отпустила мои волосы.
Черт, я всего лишь хотела убрать её к черту со своего пути, потому что она стояла там слишком долго.
Я снова пихнула её в плечи, на этот раз сильнее.
Я продолжала толкать её назад.
Я хотела, чтобы она отстала от Эдварда.
Я толкнула её в живот, а она замахнулась на меня, но промазала.
Она должна оставить нас в покое.
Я продолжала пихать ее, с каждым шагом убирая её со своего пути.
- Держись, - сказала я низким и спокойным голосом, толкнув её прямо в середину груди.
- От меня, - прорычала я, толкая её в плечо.
- Подальше.
Её светлые, мокрые от пота локоны прилипли к её щекам, глаза были широко распахнуты, а её окровавленные губы вытянулись в напряженную улыбку.
- Он никогда не будет с тобой. Ты же знаешь это, верно?
Я слышала, как Эдвард произнес мое имя.
Слышала, как Мисс Мими крикнула что-то типа «убирайтесь отсюда, сейчас же».
Я слышала вздохи, шепот и крик…
Но, единственное, что засело у меня в мозгу, так это утверждение Розали.
Он никогда не будет со мной.
Он никогда не сможет полюбить меня.
У меня никогда этого не будет.
Весь вес этого утверждения ударил по мне, и я рванула вперед, почти прикоснувшись, но огромная рука поймала меня за талию и дернула назад.
- Полегче, девочка, - прошептал Эмметт мне в щеку, но я брыкалась и пыталась вырваться, не сводя глаз с испуганного и подпорченного лица Розали.
- Отпусти меня, мать твою, - прорычала я.
- В самом дела, Свон, угомонись, - сказал Эмметт, но я продолжала вырываться, и каким-то чудесным образом мне это удалось, и я рванула вперед, но тут была поймана за ремень джинсов.
Затем я услышала звук рвущейся ткани, и я снова была свободна.
Глаза Розали округлились от ужаса, когда она увидела мой кулак, направляющийся к её лицу.
Но он болезненно остановился на полпути.
- Достаточно, Свон. Ты сломаешь ей нос.
Я повернула голову и увидела руку Эмметта, держащую мой кулак. Я заметила на его пальце кольцо с его инициалами.
И тогда до меня дошло, что огромный кулак Эмметта нанесет гораздо больше вреда, чем мой.
- Хорошо, - проговорила я, еле дыша, - я остановлюсь.
Пфф.
Я никогда не остановлюсь.
Я почувствовала, как его захват ослаб, и он почти убрал руку, как я свободной рукой схватила его кулак и слепо направила вперед.
И попала прямо в цель.
- Какого черта…
Раздался пронзительный визг.
И затем огромное количество ругательств, и все в мой адрес.
Эмметт отдернул свою руку, и я расплывчато увидела его лицо, искаженное гримасой ужаса, и затем Джаспер, подхватив меня, быстро понес через толпу, что я даже не успела оценить нанесенный мной вред.
- Белла… - Джаспер что-то говорил и размахивал руками, пытаясь пробраться через толпу, и среди этого хаоса я видела лишь одну фигуру, которая стояла абсолютно неподвижно.
Голова Эдварда была опущена, козырек кепки отбрасывал тень на глаза, но я прекрасно видела, что он смотрит на меня.
Выражение его лица было абсолютно пустым, нельзя было прочитать каких-либо эмоций – и затем меня вынесли из салона Мисс Мими.
Джаспер кинул меня на пассажирское сиденье и сам обошел вокруг и уселся на водительское место, затем дверь с моей стороны распахнулась, и Эмметт пихнул меня в сторону, так, что я оказалась на подлокотнике, а сам уселся на моё место.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Суббота, 31.10.2009, 23:14
 
zarinaДата: Суббота, 31.10.2009, 23:20 | Сообщение # 24
Группа: Друзья
Сообщений: 561

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Camomile, Ташечка, спасибо тебе большое. Захожу,а здесь так много новых глав! Ну все, зачитаюсь........ Итак уже не знаю,что читать перввымделом! Класс!!!!!! clapping Спасибо ГРОМАДНОЕ!!!!


His words are bonds, his oaths are oracles;
his love sincere, his thoughts immaculate;
his tears pure messengers sent from the heart;
his heart as far from fraud, as heaven from earth.
 
CamomileДата: Суббота, 31.10.2009, 23:27 | Сообщение # 25
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 15. Часть 4

Джаспер завел мотор и выехал со стоянки, мы все ехали молча, но Эмметт не выдержал первый.
- Какого черта это было, Свон?
- Я ни капли не сожалею, - сказала я, положив подбородок на колени, пытаясь успокоиться.
- Что ж, это дерьмово. Ты заставила меня ударить суку.
- Никто не будет обвинять тебя…тем более, тебе не надо было лезть.
- Знаешь, всё это очень подозрительно, Белла.
- Она получила по заслугам. Черт, Эмметт, ты знаешь это, как никто другой.
- На самом деле нет, я понятия не имею, какие у вас с Хейл проблемы, но в следующий раз, не приплетай меня и мои кулаки.
- В следующий раз, не вмешивайся.
Несколько секунд было тихо, а потом Эмметт ухмыльнулся.
- Ладно, произнес он, а затем громко рассмеялся, ударяя кулаком по крыше.
- Ты знаешь, это была самая сумасшедшая ситуация, когда-либо происходившая в этом богом забытом городишке, - взвыл он, - Битва сучек. И, боже, мне это нравится.
- Ты что, никогда не видела драку? – спросила я, слегка шокировано.
- Неа. Мы элита. Наше оружие – деньги и секс.
- Ха, - произнесла я задумчиво.
Я наклонилась, чтобы посмотреть в зеркало заднего вида…потому что будет нехорошо, если мой собственный отец арестует меня за драку в общественном месте.
- Перестань нервничать и пересядь на заднее сиденье, Пакьяо, - сказал Джаспер.
- Извини, просто, уверена, что кто-то уже вызвал полицию, и мой отец…
- Детка, я процитирую, возможно, лучшую рэп-группу всех времен N.W.A. – Покойся с миром. К черту полицию, - сказал Эмметт, пожав плечами.
- Что ж. Не могу с тобой согласиться. В частности потому, что мой отец полицейский и потому, что я не одна из вас. Я не стою выше закона…
- Успокойся, никто не будет вызывать копов, - пробубнил Джаспер сквозь незажженный Camel в зубах.
- Откуда ты знаешь?
- Ну. Доносить не в её стиле, это первое. Во-вторых, если заговорит она, то заговоришь и ты. Пока все в курсе, что происходит, это происходит за закрытыми дверьми. Мистер и Миссис Хейл лишат дочь средств, если узнают, что она была публично унижена потому, что предложила свое тело в качестве приза в пари. Эти игры допустимы, пока в них играют по-тихому…Миссис Хейл не сможет посетить встречу Младшей Лиги, зная, что её дочь предлагает себя в качестве девки на одну ночь. И Розали прекрасно это знает.
- Он прав. Ты всё равно в выигрыше, потому что в данном случае, сила на твоей стороне.
- Откуда ты знаешь о…
Эмметт поднял руку, призывая меня не перебивать.
- Сколько помню Хейл, она всегда ставила секс в качестве приза в каком-либо пари. Я сам потерял девственность, выиграв пари, - произнес Эмметт с какой-то тоской.
- Она отвратительна, - презрительно усмехнулась я.
- Эй. Называй её как хочешь…она хороша в постели…но всё же. Что было на кону Свон? Каллен выполнял все требования, но не думаю, что только ради секса с Розали.
- Он прав, - произнес Джаспер скучающим голосом, - Это стандарт. Условия должны были быть ещё ужаснее, Принцесса.
Я заколебалась, потому что знала, что это ранит Джаспера.
Эдвард был одним из его лучших друзей…и он заключил пари, надеясь переспать с Элис.
Я решила уйти от темы.
- Как вообще получилось, что вы с ним друзья? – спросила я, в надежде отвлечь их.
- Белла, это самый тупой вопрос, который ты спросила, - сказал Эмметт, вздохнув, чем напомнил мне нашу первую с ним встречу.
Мой отвлекающий маневр подействовал. По крайней мере, на Эмметта.
- Ну и? – подначивала его я.
- Ну. Что произошло, когда Run DMC решили объединиться с Aerosmith?
- Что?
- Произошло самое гениальное слияние рэпа и рока, под названием Walk This Way, вот что.
- Ааа, понимаю.
- Понимаешь, Уитлок – это Aerosmith, а я - Run DMC. Я – сок, он – джин. Черт, Белла…
- Что ты скрываешь? – неожиданно спросил Джаспер, оборвав Эмметта на полуслове.
Я заколебалась, а он в это время открыл крышку своей Zippo и прикурил сигарету.
Он прищурил один глаз от дыма, ожидая моего ответа.
Черт, он всё равно рано или поздно узнает об этом, поэтому я набрала побольше воздуха в легкие и быстро выпалила.
- Цель пари состояла в том, что если Каллен переспит со мной, то он получит в качестве приза секс с Розали…и Элис. Одновременно, - добавила я уже тише, краем глаза наблюдая за тем, как Джаспер ведет машину.
Джаспер глубоко затянулся и медленно выдохнул через нос, сузив глаза и обдумывая сказанное.
- Что ж, мать твою. Тогда нас всех обдурили.
- Тебя нет, - сказала я тихонько, - Элис даже не знает о твоих чувствах.
- Эдвард знает. И он согласился трахнуть её. И к тому же, Ла Белла, он не знал о твоих чувствах, так же как и Элис не знает о моих, поэтому, в любом случае, как бы неприятно это не звучало, но здесь нет виноватых. Просто…просто мы такие, какие есть.
- Я знаю это, - сказала я.
- Дьявол. Я не знаю, кого мне винить за это? Эдварда? Ни за что. Он мой чувак. Я сидел в первых рядах, наблюдая, как он становится таким, каким он стал…я часть этого. Когда он заключал это пари, оно строилось всего лишь на сексе, что для Эдварда никогда не было проблемой. Элис? Нет. Она тоже часть этого мира.
- Я знаю.
- Ты слишком хороша для этого места, - сказал Джаспер, и часть меня была с этим согласна.
Мы молчали, пока Эмметт, наконец, не решил разрядить обстановку и включил радио, я коснулась губами своих колен, изредка бросая обеспокоенные взгляды на Джаспера, потому что ему тоже было больно.
Неожиданно, Эмметт выключил радио и развернулся ко мне, его глаза светились, как будто он только что узнал, что слухи о том, что Tupac жив, подтвердились.
- Что? – спросила я.
- Каллен как сутенер. Он зависит от секса…
- Огромное спасибо за понимание, Эмметт…
- Заткнись и послушай меня. Джаспер прав. Ты не вяжешься с этим местом. Так же как и Джаспер.
Это привлекло внимание Джаспера, и он поднял бровь, посмотрев на Эмметта.
- Да, ты зависаешь с нами, брат, но ты никогда реально не вступаешь в игру. Ты никогда не относился к этому как Хейл, или Каллен, или Стэнли, или Брендон, или я.
- Я пас, - произнес Джаспер усталым голосом.
- Ну. Разве ты не догоняешь, к чему я веду?
- Нет, - сказала я, закрыв глаза и надеясь, что он поскорей скажет, что хотел сказать.
- Мы же, как в молодежной драме, придурки. И каков исход в такой ситуации?
- Эмметт, твою мать, скажи, наконец, что ты хочешь сказать, - сказал Джаспер, высунувшись из окна.
- Двое лучших друзей, страдающие от неразделенной любви, отвергнутые другими – но в конце они, наконец, понимают, что, возможно, они были не правы, и что это были не те люди, которые им нужны. И что они двое созданы друг для друга. Они, в конце концов, понимают это, целуются, и все живут долго и счастливо.
- Ты намекаешь, что я и Джаспер…
- Не намекаю, говорю прямо.
После этих слов, мне стало неуютно в машине.
Джаспер молчал, а я наблюдала за ним краем глаза.
На нем не будет костюма от Мисс Мими, потому что он ушел оттуда из-за меня.
Он никогда не говорил мне, что делать с Эдвардом, он просто слушал.
Его предал Эдвард.
Ему было больно из-за Элис.
Эмметт прав, мы оба как пятое колесо.
Мне было больно, и я совсем запуталась, черт возьми.
Неужели, любовь к кому-то должна быть такой сложной и болезненной? Разве она не должна быть легкой?
Такой же легкой, как вишневый джин – а не жесткий, вызывающий рвотный рефлекс скотч…
Я смотрела на мой стакан из-под Slurpee, валяющийся в ногах у Эмметта.
Эдвард бы никогда не позволил мне оставить пустой стакан из-под Slurpee в его Кадиллаке, хотя я даже не подумывала о том, чтобы оставить его в машине у Джаспера.
Эдвард бы никогда не стал добавлять скотч в Slurpee.
Дьявол, кого я разыгрываю – Эдвард никогда бы не стал пить Slurpee.
Джаспер подвинулся на сиденье и включил радио, и я заметила у него на пальцах мозоли от гитарных струн.
Я смотрела, как его песочного цвета волосы небрежно упали ему на глаза, когда он поднял окно, и в первый раз заметила, что несколько прядей на его шее слегка завивались.
Он медленно выдохнул и слегка повернул голову в моем направлении, когда заметил, что я смотрю на него.
Уголок его рта слегка приподнялся, но потом его улыбка исчезла, и он переключил свое внимание на дорогу.
Джаспер?

Добавлено (31.10.2009, 23:26)
---------------------------------------------
Глава 16. Часть 1

Эдвард

- Проснись, сука.
Нет.
- Каллен, уже 8.15.
И?
- Вот дерьмо, прикройся.
Зачем?
- Эдвард.
Что?
- Эдвард.
Джаспер.
- Эдвард?
Я открыл глаза и застонал, переворачиваясь и понимая, что всё еще голый.
Потому что…
И неожиданно все воспоминания рухнули на меня с огромной силой.
Гром. Белла.
Молния. Белла.
Пари.
Она ушла.
Она ушла от меня.
Эдварда Каллена кинули.
И я бы должен засмеяться, но не могу. Удивительно. Удивительно, как пусто внутри.
Чувство вины?
Нет.
Эмоции?
Ни одной.
Было ужасно тихо. Даже гром ушёл.
Абсолютная, твою мать, тишина.
Я посмотрел на Джаспера. Мне даже не нужно было протирать глаза, потому что всё было ясно и свежо.
Спасибо, Белла. Думаю, мне это и было нужно.
Джаспер стоял, облокотившись на открытую дверь со скрещенными руками и ногами.
У него на лице так и читалось любопытство, и ему явно очень не терпелось спросить что-то, но он не решался. Он даже выглядел слегка устрашающе.
- Какого хрена тебе здесь нужно в такую рань? – спросил я, облизывая губы и всё еще ощущая её вкус, смешанный с моим собственным, солоноватым. Её сладость постепенно исчезала, и я всё больше осознавал, что произошло этой ночью, и это начинало меня смущать.
- Мими, сука.
Он оттолкнулся от двери и направился к шкафу, мельком глянув на одежду, валяющуюся на полу, но при этом ничего не сказав. Полагаю, у него было хорошее настроение, поэтому я проигнорировал его и начал выбираться из постели.
Кровь мгновенно прилила ко всем моим конечностям. Я заснул поперек кровати, так, что мои ноги свисали с кровати. Я почувствовал покалывание и легкую боль и улыбнулся, радуясь, что хоть что-то чувствую.
Я ругал себя за нежелание залезть в душ и смыть с себя все следы прошлой ночи, её запах, но это было глупо и как-то по девчачьи.
Я вытерся полотенцем, отметив про себя, что чувствую себя превосходно. Чистым. Обновленным.
- Вот, держи, - крикнул Джаспер, бросив мне боксеры. Я решил повременить с бритьем и прической, ожидая, что же для меня приготовилт Джаспер.
Я взглянул на брюки, которые он мне положил.
- Какого черта, сука? – пробубнил я, засовывая ноги в Миссони, о наличие которых у себя в шкафу я даже не знал.
- Ты опоздал, - сказал он, достав откуда-то чашку кофе, которую передала ему Мамочка, со взбитыми сливками и шоколадной стружкой. Я приподнял брови, глянув на него, и подошел к шкафу, чтобы взять футболку.
- И?
- Сегодня уикенд, сука, мне нечего делать.
О чем он, черт возьми, говорит?
Я неожиданно вспомнил про то, что время от времени «люди в Форксе поздравляют себя с тем, что могут называть себя не только самыми богатыми, но и самыми великодушными», и как раз такое событие произойдет в доме Хейлов в этом месяце.
Просто потрясающе, твою мать. Последнее, что мне сейчас нужно, так это Розали Хейл, изводящая меня этим Пари. Или её любимый аксессуар Элис, которая более наблюдательна, и к тому же слишком хорошо меня знает. Несмотря на свою дьявольскую гениальность, в том, что касалось человеческих чувств, Розали была на редкость тупоголовой.
Я вздохнул и направился за рубашкой, но Джаспер уже приготовил мне белую рубашку от Марка Джейкобса.
- Брось, Эдвард, позволь мне сегодня побыть твоим стилистом, потому что, судя по твоему виду, ты сегодня не в состоянии сам принимать решения.
Я сузил глаза, но всё-таки надел рубашку. Я застегнул пуговицы и уставился на него. Он стоял, опершись на закрытую дверь, с абсолютно непроницаемым лицом.
- В чем дело, брат? Я очень удивился, когда не ты открыл мне дверь, я знаю, что что-то произошло? Ну, так какого хрена, что с тобой, чувак?
Она провел пальцами по волосам, видимо собираясь продолжить, но остановился, ожидая моего ответа. И что я должен был ему сказать?
- Неохота было вставать.
Мне до сих пор хочется вернуться обратно в постель.
- Ты знаешь, Ти внизу, и она очень раздражена и обеспокоена тем, что не сможет пойти к Мими. Я посоветовал ей успокоиться, потому что если Мисс Мими и делает исключения, то только для тех, кто живет в доме доктора Каллена.
Я усмехнулся, потому что Мисс Мими всегда выделяла нас с отцом, а Таня выступала в роли доверенного лица. Мими постоянно с ней ругалась, но Таня всегда улаживала их конфликты.
- Если честно, я забыл о благотворительном вечере. У меня были…другие заботы.
Но я не скажу, какие.
- Точно. Кстати об этом…
Но он не закончил, а я не стал продолжать. Что здесь ещё можно сказать? Я получил потрясающий опыт, который раскрыл мне глаза, и моё сердце…
Нет. Это пройденный этап. Что было, то было. И я навсегда заучил, что никогда не повторю этого снова.
Я всё еще не пришел в себя после прошлой ночи, ааа, к черту это. Я не хочу об этом думать. Я повернулся и глянул в окно, там было очень красиво, так чисто и светло. Новое начало.
Новый абзац моей жизни или как-то так, потому что я ни за что не вернусь к тому, что привело к таким последствиям. Я просто не могу. Неужели это дерьмо сломало меня. Да, я был сломлен.
Может ли она помочь мне собрать себя по частям?
Скорее всего, нет. К тому же меня ещё ждет мой приз.
Я подавил еще один вздох, обдумывая это.
Сделаю ли я это?
Конечно.
Смогу ли?
Безусловно.
Следует ли?
Да, да и еще раз да.
Становится грустно оттого, как легко ты можешь убедить себя в чем-то, если будешь отрицать очевидное.
Я выпрямился и начал обдумывать свой план. Стереть Беллу из своей жизни. Если она так легко смогла меня бросить, значит, я тоже смогу.
Но мне нужно молить Бога, чтобы она не оказалась одной из этих либералок с добрым сердцем, жаждущих помочь больным и бедным. Мой план не сработает, если я увижу её так скоро после…

Добавлено (31.10.2009, 23:27)
---------------------------------------------
Глава 16. Часть 2

И тут до меня неожиданно дошло, что она, скорее всего, придет под ручку с моим лучшим другом. И от этой мысли в области сердца что-что кольнуло.
- О, черт, Джаспер, хватит ходить вокруг да около. Что ты знаешь? – решил я, наконец, раскрыть карты. В самом деле, что я потеряю, если расскажу ему?
- Ла Белла.
Я был рад, что он сказал это абсолютно равнодушным голосом, а не пропитанным заботой.
- Да.
Я внезапно почувствовал себя не в своей тарелке, гадая, будет ли это одна из тех бесед, где нужно изливать душу. Потому что я никак не хотел затрагивать своё эмоциональное состояние. Я просто хотел поскорей стать таким же ублюдком, каким был до того, как встретил её.
- Ты слишком сблизился, - это прозвучало не как вопрос, и даже не как утверждение. Просто констатация факта. Чистая правда. Джаспер всегда умел обходить всё ненужное дерьмо стороной и переходить сразу к сути. И сейчас он был очень даже прав. Я слишком сблизился. Я впустил её в своё сердце и душу. И я каким-то чувством понимал, что отпустить её будет не просто. Не думаю, что она ставила перед собой такую цель, она умудрилась проникнуть сквозь мою стену и сейчас…я был в полном дерьме.
И лучший способ избавиться от этого чувства – это…ну, трахнуть кого-нибудь.
- Слушай, забудь об этом. Поехали к Мими, - Джаспер посмотрел на меня своим «не важно, чувак» взглядом, который он усовершенствовал за последние годы, и вышел из комнаты, не проронив ни слова.
Мы спустились вниз, и я услышал, как Таня шумит на кухне. Прекрасно. С ней сегодня будет трудно.
- Мальчики, мальчики, мальчики, - пробормотала она, когда увидела нас. Она без слов подвинула нам тарелку с французскими тостами, и мы с покорными лицами принялись завтракать. Джаспер продолжал поглядывать на меня время от времени, и меня это уже начинало доставать.
- Я знаю, знаю. Мими. Поехали.
Всё равно я был не голоден.
- Вы вдвоем поезжайте, а мне ещё нужно кое-куда заехать.
Ты имел в виду, к Белле.
Какую игру он затеял? Он решил бросить мне вызов? Я крепко сжал вилку, наблюдая, как он откинулся на спинку кресла, позволяя Тане взъерошить его волосы. Он положил тарелку в раковину и лениво вышел из кухни; только я знал, что его что-то сильно беспокоило, потому что пока он широкими шагами пересекал комнату, цепь для бумажника не как обычно легко болталась вокруг его ноги, а бренчала и звенела, ударяясь о стены, столы, стулья и косяки. Что-то определенно случилось. Обычно он не был настолько взволнован, чтобы его образ Стива МаКкуина был испорчен заплетающейся походкой.
Я вздохнул и поймал на себе раздраженный взгляд Тани, она слегка мотнула головой в сторону двери, призывая меня пошевеливаться. Я последовал за ней к своей машине и открыл ей дверь, а затем взял её огромную сумку от Зака Поузена и аккуратно положил её в багажник, потому что не хотел, чтобы она ворчала по поводу того, что я обращаюсь с её сумкой как с дерьмом, коим она и являлась. Я заметил в гараже кепку Джаспера, висящую на крючке, и решил надеть её. Возможно, его хладнокровие немного передастся и мне. Потому что последнее, чего бы мне хотелось, это чтобы люди доставали меня раздражающими вопросами.
К салону Мисс Мими мы ехали молча. Я припарковался на только что освободившееся место в переднем ряду и заметил шумную толпу на входе в салон. Толпа расступилась, когда мы вошли, я имею в виду, что все прекрасно знали, что Мисс Мими всегда обслуживает Калленов вне очереди.
- Вы опоздали, - сказала Мисс Мими, зыркнув на Таню, а затем тепло мне улыбнулась, обнажив ряд золотых зубов, и схватила меня за руку. – Ты опоздал, и твои манжеты выглядят ужасно. Иди сюда, - сделала она мне выговор и подтолкнула к трехстороннему зеркалу. Неожиданно, передо мной возникла Розали, в белом платье без бретелей, которое делало её ещё привлекательней. Оно было дорогим, сексуальным, и абсолютно никуда не годным.
- Эдвард, - промурлыкала она, убирая волосы за спину и поправляя платье. Оно слегка сползло в области груди, и прежний Эдвард как обычно насладился бы открывшимся ему видом, но сейчас мне было абсолютно всё равно. Меня до сих пор трясло после прошлой ночи. Шея болела после всех нагрузок. К тому же, я практически не спал.
Мне нужно было разобраться в себе. Сейчас я чувствовал себя физически непригодным для какого-либо рода занятий, а это было непозволительно. И если и был способ выкинуть из головы одну девушку, то это найти другую, и как можно скорее.
И у меня ещё остался мой приз.
Но, откровенно говоря, мысль о получении этого приза просто не…я даже не знаю. Я не чувствовал отвращения или безразличия, ведь меня ожидал секс втроем, просто как ни странно, я вообще ничего не чувствовал по этому поводу…ничего.
Розали улыбнулась мне.
- Ты плохо выглядишь. У нашего золотого мальчика какие-то проблемы? – сказала она и повернулась к зеркалу, а Мисс Мими сразу же набросилась на неё с булавками. Розали знала, что когда Мисс Мими работает, двигаться нельзя ни в коем случае, поэтому она просто стояла, выпячивая то грудь, то задницу, и краем глаза наблюдая за моей реакцией, но я стоял, не двигаясь.
- Ну что, Роуз? – вздохнул я, желая поскорей покончить с этим. Я устал от этого дерьма. Может, мне стоит просто трахнуть её и дело с концом. Затем я смогу вернуться к жизни и забыть об этом дерьме.
Слишком плохо, что я не хотел возвращаться к той жизни. Но, смею предположить, у меня нет выбора.
- Ты знаешь что. Мне просто интересно, сколько ещё стимулов тебе нужно, чтобы, наконец, выиграть это пари? – произнесла она таким издевательским тоном, что мне ужасно захотелось вмазать ей в её пухлый ротик. Но, дьявол, Эдвард Каллен может побить парня за то, что он поставил царапину на его машине или трахнул его девушку (как будто у Эдварда Каллена когда-либо была девушка), или за то, что стащил его Johnny Black, но он никогда не ударит девчонку. Никогда.
Даже если она переспала с ним и кинула.
- Роуз, заткнись уже, - я попытался не улыбнуться, когда Мими уколола её булавкой, но одно цыканье портнихи, когда Роуз вздрогнула, было достаточным.
- Прошу прощения, господин. Но… что значит «заткнись»? Не думаю, что я правильно вас поняла.
Мисс Мими снова уколола Розали булавкой, но могу сказать, что та снова превратилась в бесчувственную суку. Да, похоже, я зацепил её этим «заткнись», но, к черту её. Я был не в настроении, чтобы устраивать разборки. Мими повернулась ко мне и начала поправлять мне ворот, бубня что-то о неуправляемых мальчиках и их грубости, но затем она выпрямилась и хлопнула меня по руке.
- Вам не нужно ничего подгонять, мистер Каллен. Ваш костюм сидит идеально, как всегда. За исключением ваших манжет, - сказала она и недовольно покосилась на Розали. – А вы не двигайтесь, Мисс Хейл. Мими скоро вернется.
Розали презрительно сморщилась, глядя на удаляющуюся фигуру Мисс Мими, а затем повернулась ко мне.
Я перестал обращать на неё внимание, как только она начала говорить что-то о том, что нужно сдерживать свои обещания и ещё что-то морских свинках, но я был далеко отсюда. И не мог прекратить это. Розали говорила о пари, а мы стояли в комнате, набитой потомственными и новоявленными аристократами, и Блейн МаКкарти пялился на задницу Митзи Стенли, а я думал о том, чтобы вернуться к себе в постель и дождаться Беллы, которая уже никогда больше не залезет в мое окно.
- Эй, привет, - услышал я голос Элис, которая выплыла непонятно откуда. Она пододвинула стул Мими и встала на него, обняв меня за плечи. Месяц назад я бы не упустил момента потрогать её за задницу, но сейчас мне этого абсолютно не хотелось. Я почувствовал прикосновение холодного сатина на шее и понял, что Элис завязывает мне галстук-бабочку и поправляет ворот рубашки, но в этот раз я схватил её за руку, останавливая её. Слишком это напоминало мне о…
- Оу. Разве это не чудесно. Прелюдия, Каллен? Не хорошо, соблазнять, - сказала Розали, и когда я поднял голову, то мне представилась замечательная возможность хорошо разглядеть её грудь, она приподняла мой подбородок своим наманикюренным пальчиком.
- Эй. Какого черта с тобой происходит? Я надела свое лучшее платье, а ты совсем не обращаешь внимание. Не игнорируй меня, - сказала она, надув губки, что выглядело довольно сексуально, но черт. Больше это не производило на меня такой эффект как раньше. Я больше не чувствовал нарастающего гнева из-за того, что она откровенно отвергала мои предложения заняться сексом; теперь я чувствовал усталость. Усталость до самых кончиков пальцев. Мой член слабо откликнулся на такой призыв, даже он говорил мне, что теперь всё не будет так как раньше.
Грудь Элис упиралась мне в плечи, и когда я сделал шаг вперед, чтобы оттолкнуть её, она ахнула и крепче обняла меня за шею.
- Черт, Эдвард, - прошептала Элис, и я почувствовал, что она посмотрела туда же, куда и я, на Розали. К счастью, Королева Улья в это время своим фальшиво-вежливым голосом просила Мисс Мими уменьшить талию ещё на пару сантиметров и не заметила нас. Зато я видел, что Блейн, Митзи, Таня и ещё несколько человек внимательно наблюдают за нами, но я не придал этому значения. За мной всегда кто-нибудь наблюдал, чтобы потом можно было обсудить за чашечкой чая, чем же занимается отпрыск Мейсенов. И так было всегда.
- Ну что, Элис? – спросил я опустошенно, чувствуя чертово…поражение. Я знал, что она знала; она всегда знала, что со мной, раньше других. Это был наш маленький секрет, который я не рассказывал даже Джасперу. Элис была не такой уж пустышкой и сукой, как все думали. Джаспер никогда не мог понять, почему он любит её, но я знал. Поэтому никогда не увивался за ней. Потому что это неправильно.
Ага, но в то же время ты собираешься трахнуть её. Не так ли, Каллен?
Пфф. Это другое. Я любил Элис по-другому. Поэтому я мог это сделать. Ведь мы все так делали, верно? Не позволяли чувствам брать верх над нами.
И именно так я и делал…до прошлой ночи.
- Ты сделал это. Ты выиграл пари.
- Мм.
Нет смысла отрицать. Она видит меня насквозь. Это была наша игра. Я знал, что на самом деле она не холодная сука, как Розали, она знала, что я не безнадежен. Мы просто никогда не произносили этого вслух. Потому что было бесполезно пытаться выбраться из той трясины, под названием Форкс, в которую нас засосало уже давно. Но если у тебя было достаточно смелости, чтобы плюнуть на свое происхождение и статус твоих предков, как это сделали Рене Хотчкисс или Колин Уитлок, или даже Джаспер. Но, думаю, что ни Элис, ни я не были достаточно сильны для этого. Пока.
- Эдвард, нет ничего постыдного в том, чтобы отказаться от пари. На самом деле, я думаю…
Но Элис не удалось закончить, так как Розали выбрала момент, чтобы уделить нам внимание. Прерывая мои жизненные открытия, да, в этом вся Роузи.
Элис чмокнула меня в шею и слезла со стула, исчезая в толпе.
Но это было не важно. Чертова Элис. Я всегда забывал, что не должен слишком серьёзно думать о ней, потому что такие вещи происходили постоянно. Я начинал заниматься самоанализом и, дьявол, думать сейчас мне было противопоказано.
Мне нужно было что-то сделать. Покричать или поспать или может просто потрахаться. Я сходил с ума.
Розали продолжала щёлкать пальцами у меня перед носом, и, в конце концов, я шлепнул её по рукам.
– Отвали, женщина. Не мешай мужчине думать.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Воскресенье, 01.11.2009, 00:23 | Сообщение # 26
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
А еще пока нет,ждем перевода

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Воскресенье, 01.11.2009, 00:36 | Сообщение # 27
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


Жаль,но будем ждать
 
CamomileДата: Понедельник, 02.11.2009, 02:26 | Сообщение # 28
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 16. Часть 3

Затем я подумал, что реально спятил, потому что Розали самодовольно улыбалась, вспоминая мою давнюю фантазию с шубами, и я могу поклясться, что увидел в толпе Беллу. Черта с два её заботит сохранность морских коров, и возможно, мой разум видел то, что хотел увидеть.
Но нет, это правда была Белла. С этим чертовым Бенедиктом Арнольдом позади неё, успевшим оценить увиденное и уже направляющимся ко мне.
А она просто стояла там, смотря в мою сторону. Я подавил желание сорвать эту гребаную кепку с головы, чтобы она не увидела, что задела меня за живое. И никогда больше не увидит. Я позабочусь о моем призе, и навсегда выкину её из своей головы, с помощью другой девочки, конечно, а может и не одной.
Белла облокотилась о дверь, в то время как Джаспер шел по направлению ко мне, но по дороге его перехватила мать. Я смутно помню, как Мисс Мими порхала вокруг, делая то, что у неё лучше всего получалось, замеряя там, отрезая тут, иногда вытаскивая из шишки свой цветной карандаш, и делая им пометки на воротничках и руках, а в случае с Эмметом и на лице. И он заслужил это, потому что все знают, что лучше не отпускать непристойные шуточки в присутствии Мисс Мими. Но, черт возьми, некоторые вещи и некоторые люди в Форксе никогда не изменятся, и Эмметт был именно таким «исключением». Он тупо улыбался, пытаясь стереть то, что она написала, и даже послал ей воздушный поцелуй. Она недовольно хмыкнула, но все прекрасно знали, что ей это нравилось, так же как ей нравился сам Эмметт.
В то же время, Мими недолюбливала Розали, она уколола ее, по крайней мере, раза три, и могу поклясться, что даже шлепнула её по заднице. Но Розали уже привыкла к такому обращению и едва ли замечала это. Где-то на тридесятых секунды я перенесся к своему роялю, к смеющейся Белле, сидящей напротив меня. Я не помню, над чем она смеялась, и это уже не важно, потому что этого больше не случится, никогда.
Из моих воспоминаний меня вывело то, что боковым зрением я заметил, как Белла направляется в нашу сторону. Моё тело откликнулось на её приближение раньше, чем мой мозг. Я повернулся, чтобы хорошо её видеть.
Её губы были припухшими и ярко красными, потому что она пила Slurpee, который держала в руке; и Джаспер, скорее всего, уже успел добавить туда немного своего Бомбея, потому что даже с такого расстояния я видел, что она была слегка пьяна.
Интересно, она знала, что встретит меня здесь? Для этого ей сначала нужно было напиться?
Хотя, я не виню её. Я ведь мог тоже напиться. По сути, я решил, что мне нужно будет напиться, в хлам, чтобы провести ещё одну ночь в кругу родных и близких.
Я наблюдал как в замедленной съемке, как она пробирается сквозь толпу, на её лице застыла маска яростной решимости, как будто она только что нашла самый первый Белый Альбом или увидела Бакли, живого и здорового, и решила проверить наверняка. Её глаза казались совсем черным в обрамлении густых ресниц. Её волосы были растрепаны как после бурной ночи. Я уже знал, что от неё пахло мускусом и её личным неповторимым ароматом, представлял её хриплый голос; она была очень красива в гневе. Её широкие шаги говорили о том, что скоро мы станем свидетелями её ярости. Голоса Форкских богачей вокруг были пропитаны любопытством и весельем, наблюдая, как Новая Девчонка направляется в мою сторону.
Но нет. Не в мою. Больше не в мою.
Белла жаждала крови, и я даже не собирался её останавливать.
До меня дошло, что она идет, чтобы ударить не меня, а Розали. И я был разочарован. Разочарован в себе, потому что не мог остановить её, потому что не добрался до Розали первым. Разочарован, потому что Белла не собиралась унижать меня при всех, разочарован, что не увидел её чувств, кроме как «я буду скучать по тебе» прошлой ночью.
Я застыл в немом оцепенении, наблюдая, как Белла надвигается на Розали. Правда в один момент я понял, что хоть она и смотрит на Розали, её тело повернуто в мою сторону. В действительности, я думал, что она намеренно избегала моего взгляда, потому что в тот момент, как я увидел, что её тело повернуто ко мне, меня обдало жаром.
И потом началось настоящее сумасшествие.
И я знаю, что я не должен был возбудиться при виде женской драки. Но, черт возьми, я же нормальный американский мужчина, ведь так?
И когда Розали Хейл оказалась на полу, а люди вокруг начали кричать и бурно реагировать, я стоял, не двигаясь, и пытался решить, то ли мне помочь раненой, то ли схватить Беллу в охапку и унести отсюда, то ли надрать задницу Джасперу за то, что он увивается за моей Беллой.
У меня перед глазами даже предстала картина будущего. Джаспер и Белла вместе. Белла и Джаспер против Эдварда Каллена и Розали Хейл. И Элис Брендон.
Черт, интересно, а как Эмметт вписывается в этом бардак?
Я вздохнул и вытащил из кармана свой телефон, набрав номер отца. Независимо оттого, что случиться, Белле не нужна ещё одна причина, чтобы Розали взъелась на неё. Я тихо объяснил ему, что понадобится его помощь, но я никак не мог понять, почему я это делаю. Потому что, последнее, что мне сейчас было нужно, так это выслушать очередную лекцию на тему выбора правильной подружки, контрацепции и бла бла бла.
- Эта чертова шлюха, - выплюнула Розали, в то время как Элис пыталась вытереть кровь с её губы. Эмметт куда-то испарился, видимо полагая, что он станет Народным Врагом №2 (и думаю, ему бы это понравилось), потому что как только Розали придет в себя, то начнет тыкать во всех пальцем. Это напомнило мне тот случай на выпускном, когда какие-то ребята с соседней школы обстреляли всех краской, а Розали в тот вечер была третий год подряд признана Королевой вечера. Я думал, что тогда она была зла, и что хуже она уже быть не может. Ооо, как же я ошибался.
- Вы, Мисс Хейл! Мне совершенно плевать, кто ваш отец, и как много кубков по теннису вы выиграли! Попрошу не выражаться, пока находитесь в моем салоне. А теперь идите. Сейчас же. Скорая уже приехала. Проваливайте. Я пришлю платье к вам домой.
- Но кровь…
- Мисс Хейл, - сказала Мими низким и пугающим голосом. Сейчас её акцент стал ещё четче, и она выругалась на китайском диалекте, прежде чем продолжила, - Разве я когда-нибудь, когда-нибудь…
О, о. Розали только что предположила, что Мисс Мими вернет ей платье в таком неподобающем виде. Мне даже почти стало жаль её.
- Мисс Мими, простите меня. Я подумала… - слова Розали звучали невнятно из-за пузыря со льдом, который кто-то принес. Но её глаза были расширены от ужаса, потому что она только что поняла, что сказала. Хоть её сексуальный ротик и пострадал, но она прекрасно знала, что если разозлить Мисс Мими в день приема, то можно лишиться её услуг навсегда. Но, к счастью для Розали, Мисс Мими оказалась великодушна и, осмотрев её с ног до головы и задержав свой взгляд на ее губе, слегка улыбнулась и, проворчав «гм», отвернулась от Розали, тем самым, показывая, что та свободна. Бросив сердитый взгляд на Мими, Розали просто вылетела из салона, а за ней последовали Элис и другие прилипалы.
Через несколько минут практически все разошлись, осталась только парочка смельчаков. Обычно, после всяких ссор и перебранок в у Мисс Мими, она закрывала салон на час, только потому, что могла себе это позволить. Да, эта маленькая женщина держала нас всех на коротком поводке. И обычно это было довольно захватывающе, разбавляло нашу скучную жизнь. Но не сегодня. По крайней мере, не для меня.
Я стоял там с все еще расстегнутыми манжетами. Мне просто…мне просто не хотелось ничего делать. Хоть здесь, мне не нужно было о чем-то думать.
- Как поживает доктор Каллен? – услышал я её тихий звонкий голос. Я ничего не ответил, лишь пожал плечами. Я почувствовал, что она измеряет меня и делает свои магические вещи, которые она обычно делает. Мими как обычно настаивала, чтобы я стоял ровно, но мне было всё равно. Я повернулся только тогда, когда услышал хриплый вздох. Черт, неужели Розали, в конце концов, прикончила кого-то своей стервозностью? Я повернулся.
Она смеялась.
- Вы такой избалованный, мистер Каллен, - сказала она, махая головой, посмеиваясь и застегивая мои манжеты. Я уставился на неё, потому, что никто никогда не говорил мне этого в лицо. Я прекрасно это знал, но услышать это из уст портнихи в фиолетовом костюме…
- Мисс Мими…
- О, не говори ничего. Твой отец не должен был так облегчать тебе жизнь. Эта девушка – эта чудесная девушка. Почему ты не скажешь ей, что любишь её?
Мой мозг пытался переварить услышанное, чего ему с трудом удавалось. Бляяя.
- Бл***. Вернее, черт. Мисс Мими. Я не люблю Розали Хейл. Никто не любит, кроме неё самой. По крайней мере, я такого идиота ещё не…
- Глупый мальчик. Не Хейл. Эту новую девочку.
Оу. Вау.
- Я не…
- Мистер Каллен, я вижу вас. Я вижу это в ваших глазах, в позе, в которой вы стоите. Я даже вижу это в ваших не застегнутых манжетах. Вам страдаете и позволили страдать ей. Глупый мальчик. Ты обязан это исправить.
Совет от старой, сумасшедшей портнихи. Должно быть, это действительно правда.
У меня голова шла кругом, и мне нужно было срочно уйти отсюда.
Прежде чем я осознал это, я уже был у двери, звон дверного колокольчика практически заглушил Мисс Мими кричащую "Пришлите своего отца ко мне. Я починю его костюм, бесплатно". Я понятия не имел, что произошло с Таней, но мог предположить, что она найдет способ, как добраться до дома. Мое джентльменское воспитание, которое мне втирали с раннего детства, вызвало легкий укол в сердце, но придется потерпеть. Мне нужно было вернуться домой и собраться с мыслями.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
КсанкаДата: Понедельник, 02.11.2009, 02:30 | Сообщение # 29
Группа: Пользователи
Сообщений: 70

Статус: Offline

Награды:


спасибо за проду
 
DianaSwanДата: Пятница, 13.11.2009, 22:47 | Сообщение # 30
Группа: Пользователи
Сообщений: 7

Статус: Offline

Награды:


это конец????
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » Scotch, Gin and the New Girl (Эдвард - игрок, который всегда привык добиваться своего.)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX