[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » В темнице желаний (Холодная война горячих сердец)
В темнице желаний
mari2934Дата: Вторник, 25.08.2015, 10:46 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


Название:


Автор: mari2934/ Марина

Дисклеймер: многие герои принадлежат Стефани Майер, некоторые выдуманы мной, как и сама история.

Рейтинг – R

Пейринг — Эдвард/Таня, Эсме/Карлайл

Жанр:Angst, Hurt/comfort

Саммари: Таня Денали проводит опасное журналистское расследование, которое заканчивается для нее невесело – торговцы «живым товаром» переправляют ее за границу в публичный дом. Кажется, она здорово влипла, но неожиданная полицейская облава спасает ее от неминуемой беды. Только девушка, у которой был шанс выпутаться из этой истории и благополучно вернуться домой, умудрилась навредить сама себе, переча обидчику. Полицейскому, чей взгляд и голос окатили ее холодной волной презрения. Красавцу, заставившему ее сердце сбиться. Эдварду Каллену. И, попав в тюрьму из-за собственного упрямства, она окажется в темнице собственных чувств, страстей и желаний. Она поймет, что значит страдать от любви. Она узнает, что значит лить слезы из-за мужчины...



За такую интересную, необычную, заворожившую меня обложку очень благодарна Даше, умнице и таланту

Статус: закончен

От автора: Я выбрала главной героиней Таню потому, что характер персонажа нетипичен, и я не могу представить на ее месте Беллу – из-за поведения, внешности, жизненной философии. Но хочу добавить - это было независимой историей, написанной намного раньше. Я превратила ее в фанфик, словно подогнала сценарий под Роба. И мне это понравилось!
Сначала действие происходит в Литве, потом в Англии. Я оставила имена такими, как есть, вне зависимости от места проживания. Пусть Карлайл в Вильнюсе не смущает...
Когда-то я определила эту историю в раздел НЦ из-за тем, которые она затрагивает – проституция, сексуальное рабство за границей, торговля наркотиками. Но поняла, что достаточно R, и на самом деле этот небольшой рассказ о страсти, о любви, родившейся при нетипичных обстоятельствах...

Размещение:Спросите меня, пожалуйста.

***

Вместо эпиграфа

Жак Превер
Песня тюремщика

Куда ты идешь, тюремщик,
С ключом, что испачкан кровью?
Иду... к той, кого я люблю,
И двери тюрьмы ей открою.
Я иду к той, кого я запер,
Лишив передач и свиданий,
В одиночку желаний моих,
В подземелье моих страданий,
Где лживы грядущие дни
И глупы слова обещаний.
Я хочу ее отпустить,
Чтоб она свободной была,
И уйти от меня могла,
И могла меня позабыть,
А после венуться снова
И снова меня любить
Или любить другого,
Если будет ей мил другой;
А если она не вернется
И не будет рядом со мной,
Я только смогу сохранить,
Сохранить до конца моих дней
Тепло ее губ,
Красоту ее рук
В благодарной душе моей.

***


Видео



***

ПРОЛОГ

- Привет, Лидия!
Женщина не успела даже поднять головы, а ее шустрая сослуживица уже пронеслась мимо.
- Привет, Таня!
Все, что Лидия увидела – это ноги в выцветших джинсах и белых кедах, перескакивающие через две ступеньки. Женщина только вздохнула, покачав головой – ей бы бегать вверх по лестнице с такой скоростью. Видно, девушка опять опоздала. Если шеф заметит, ей не сдобровать. Хотя...
Таня являлась самой молодой сотрудницей редакции, и весь коллектив был от нее в полном восторге. Она оживила скучный офис своими шутками, заразила всех энергией, бьющей через край, и подкупила обаянием. Даже строгий редактор делал ей постоянные поблажки – но что стоят несколько минут опоздания каждый день по сравнению с ее интересными репортажами, новыми идеями и (что душой кривить) милой извиняющейся улыбкой. Да, Таня была несколько ветреной и неособо пунктуальной, зато умела преподнести свои статьи так, что все зачитывались ими – вне зависимости от того, были они публицистическими или просто описывали ее впечатления от какой-нибудь поездки. За это Карлайл прощал девушке все маленькие оплошности и мирился с ее упрямым характером. Ему даже нравилось спорить с ней, хотя амбициозная подчиненная предпочитала называть это солидным словом «дискутировать».
Вот почему в это ранее летнее утро, глядя на сотрудников сквозь стеклянную перегородку, Карлайл лишь снисходительно улыбнулся, заметив влетевшую в распахнутую дверь Таню. Ей бы только кросс бегать – облегающая майка, джинсы, спортивные кеды. Небрежно завязанные волосы растрепались, рюкзачок она держала в руке, на ходу доставая записную книжку. И намеренно не смотрела в сторону шефа, видимо, надеясь, что он занят.
Таня машинально кивала всем подряд, пробиваясь к столу. Она деловито рылась в рюкзаке, вылавливая любимую ручку. Только бы не заметил Карлайл. Черт, ну почему она вечно опаздывает? Ведь, кажется, рано встала. И вот, как всегда – едва успела позавтракать, накрасить ресницы, одеться, а уже восемь. Из под носа уехал троллейбус, и оттого, что она мысленно умоляла следующий появиться как можно скорей, он не сделал этого раньше предписанного расписанием. А сейчас девушка к тому же обнаружила, что оставила дома расческу, блеск для губ и шариковый дезодорант. День обещал быть жарким... Что ж, остается лишь надеяться, что сослуживцы не разбегутся от запаха ее пота. Ну вот, начинается! Подняв голову, Таня увидела, что ее интересный, обаятельный и... женатый тридцати-пятилетний шеф знаками приглашает ее зайти. Итак, Таня, на ковер! Снова надо идти с повинной – опоздала, так опоздала. Девушка обреченно вздохнула и, прихватив записную книжку и ручку, направилась к стеклянной двери. Для виду она постучала, потом поправила челку и, спохватившись, стянула с волос потрепанную резинку. Непослушные русые пряди рассыпались по гордо расправленным плечам.

- Заходи, садись.
Карлайл с улыбкой кивнул головой в направлении стула.
- Прости за опоздание. Я постараюсь в следующий раз не... – Таня оборвала свою речь на полуслове, встретив его насмешливый взгляд.
- В который раз ты мне это говоришь? Ладно, забыли. Есть парочка предложений.
- Например? – тут же заинтересовалась девушка. Этим она ему и нравилась.
- Ну... Не хочешь, например, написать о стриптизере, который один растит дочь?
Такого она не ожидала.
- Что за чушь? - невольно вырвалось у Тани, прежде чем она успела подумать.
- В жизни бывает даже так, детка, – спокойно пояснил Карлайл, откинувшись на спинку стула.
- Нет, ты меня разводишь... Тоже мне, лохотрон устроил! Сегодня же не первое апреля!
От такого заявления ее собеседник просто обалдел.
- Таня, ты кладезь для филолога! Пожалуйста, хоть иногда следи за речью – ты же литературный работник! – добродушно засмеялся он.
- Извиняюсь. Привычка. Студенческий сленг, – пожала плечами девушка.
- Я совершенно серьезно. Он мой друг. Очень нетипичная история – женщины будут рыдать...
Таня скривилась.
- А можно мне что-нибудь посерьезнее «розовых соплей»? Ой, прости. Ну, я имею ввиду – вроде криминала...
- Ладно, – махнул рукой Карлайл. – Ничего другого я от тебя и не ожидал. Хоть раз бы изменила принципам и написала что-нибудь душещипательное.
- Криминалы бывают куда более душещипательными, чем все эти нюни для домохозяек. Какое второе предложение?
- Тайное журналистское расследование.
- О-го! Вот это уже по мне. Излагай суть.

***

ГЛАВА 1


Глава 1

Спецзадание


Карлайл улыбнулся, окинув одобрительным взглядом девушку, расположившуюся на стуле напротив. Он до сих пор помнил свое первое впечатление о ней, когда Таня появилась в издательстве, чтобы пройти практику. Тогда она училась на четвертом курсе журфака, но он почему-то принял ее за непоседливую школьницу, чью-то дочь, которая пришла, чтобы всем надоедать и мешать нормально работать. Пытаясь на чем-то сосредоточиться, он то и дело слышал ее звонкий голос или веселый смех. Невольно Карлайл стал наблюдать за Таней, прислушиваться к тому, что она говорит. Нет, это была отнюдь не глупая болтовня. Конечно, многие молодежные словечки, пестрившие в ее речи, резали ему слух, но одно казалось очевидным – девушка имеет талант. Самые незатейливые истории, рассказанные ею, звучали как-то по-особенному. Карлайл, в свое время закончивший факультет русской филологии в университете и выросший в годы, когда знание этого языка было обязательным для всех, владел русским так же хорошо, как и литовским, и это давало ему право исправлять Таню, когда та принимала шефа за своего сокурсника. К счастью, писала она не так необдуманно, как говорила. После месяца практики Карлайл согласился на следующий год принять Таню на полставки – она параллельно училась в магистратуре. К тому же давал ей отпуск за свой счет во время сессии. А когда она закончила обучение, не было и речи о том, что Таня найдет другое место. У нее уже была постоянная любимая работа, которая отвечала всем ее требованиям. Прекрасный коллектив, потрясающий шеф, а главное – интересные поездки, интервью, репортажи. Ей безумно нравился такой сумасшедший ритм жизни. Потому что ее хобби были экстремальные увлечения. Без них Тане не хватало адреналина. Она не любила ни пресную еду, ни пресную жизнь. Карлайл хорошо разбирался в людях, понимал, что нужно этой талантливой и энергичной девушке, поэтому дал ей полную свободу действий, в разумных рамках, конечно. А Таня, в свою очередь, дала ему то, чего хотел он – захватывающие статьи, шокирующие репортажи, свежие идеи. Она стала его открытием, и журнал «Стороны жизни» показал читателю самые интересные и неожиданные вещи, неординарных людей, очарование дальних, загадочных краев. Несколько разворотов со статьями Тани не пропускал никто – их любили, их критиковали, их обсуждали, но не перелистывали. Так жизнь повернулась к девушке своей сияющей стороной. В одно утро на пороге своего двадцатичетырехлетия она проснулась знаменитой.

И сейчас Таня сидела, пытливо глядя на своего шефа, предвкушая новое приключение с долей риска – а адреналин она любила. Немного поинтриговав ее загадочным молчанием, Карлайл неторопливо начал.
- Был один звонок к нам в редакцию.
- И?..
- Женщина, потерявшая надежду. Ее дочь уехала работать в Англию год назад и не подает никаких признаков жизни.
- А причем тут мы?
- Полиция не шевелится, зайдя в тупик, телевидение этой историей не заинтересовалось, а фирмы, куда обращалась девушка в поисках работы, вроде как и не существует. Мать вся на нервах – ее дочь всегда давала о себе знать. Думаю, мы имеем дело с торговлей людьми. Я открыл газету – там все пестрит объявлениями о выгодной работе за рубежом, но лишь парочка из них вызывает доверие. Остальное – прикрытие. Не понимаю, почему бездействует полиция.
- Все это рассчитано на наивных дурочек. Кто может повестись на все эти сладкие обещания? – презрительно фыркнула Таня.
- Ты права, но этих наивных дурочек не так уж мало. Многие молоденькие девчонки из провинции приезжают в Вильнюс в поисках работы, но ее не находят. Домой возвращаться стыдно, жить не на что. Они слушают советы посторонних, ищут работу по объявлениям. Читают их в газете и верят, ведь в солидном издании плохого не напишут! Но эти девочки не знают, что никто не удосуживается проверить, липовые фирмы рекламируют себя в газетах или нет. Они попадаются на крючок, а пути назад нет.
- Грустно. Только чем мы можем помочь?
- Надо все проверить. Позвонить по какому-нибудь объявлению, сходить туда, выяснить, что к чему. Конечно, выдавая себя за ту самую «наивную дурочку», - Карлайл спрятал улыбку.
- И ты выбрал меня? – хмыкнула Таня.
Но в ее глазах уже светился азартный огонек.
- Ты самая молодая здесь. Внеся кое-какие коррективы в свой внешний вид...
- Ну вот, начинается! – буркнула девушка.
- Это необходимо для пользы дела. Под одеждой у тебя будет «жучок», я дам тебе скрытую выдеокамеру, при входе в кабинет куда-нибудь пристроишь. Мы за всем будем следить. Сразу скажу – это может быть опасно. Мы не должны останавливаться на половине, иначе только спугнем преступников и останемся ни с чем. Пока не найдем доказательства, надо продолжать. Так что, если хочешь отказаться, говори сразу. Я пойму. Это большой риск.
- Я люблю риск, ты же знаешь, – с улыбкой произнесла Таня. - Думаю, ты уверен, что я не откажусь, иначе даже не стал бы предлагать. Я согласна.
- Точно?
- Точно. Сегодня же отправлюсь в ближайший салон красоты, – ухмыльнулась девушка, пожимая Карлайлу руку.

- Зачем тебя вызывал Карлайл? – Эсме уставилась на Таню огромными карими глазами, ожидая ответа. Главной сплетнице издательства нетерпелось узнать все подробности. Таня, одолжив у нее блеск для губ, аккуратно подкрасилась перед большим зеркалом в уборной.
- Дал мне поручение. Завтра все будут в курсе – и ты узнаешь первой, обещаю.
- Смотри у меня. Я уж думала, ты решила закрутить роман с шефом. Он неприкосновенный.
- Знаю, женатый. Не бойся, я не вздыхаю о нем ни на расстоянии, как ты, ни рядом.
- Вот еще. Я просто предупреждаю.
В этот момент вошла Лидия, и Эсме быстро сменила тему.
- А как поживает твой благоверный? – обратилась она к женщине.
- Прекрасно. Увлекся рыбалкой, так что никто не мешает мне спокойно смотреть сериалы по выходным. – доверительно сообщила Лидия, поправляя прическу.
- А мой Томас вечно ноет, когда я включаю программы о здоровом образе жизни и косметике.
- Ты шутишь? Так любого можно отпугнуть! Ты хоть при нем в маске не ходи, а то сбежит! – посоветовала Лидия.
- Как хорошо, что я свободна. Послушаешь вас, так прямо тоска нападает, – ухмыльнулась Таня.
- Как свободна? А этот твой новый, как его... Марк?
- Он мне надоел. Кажется, пора отшивать. Фигура красивая, зато в голове пустовато. И имя его мне не нравится.
- Но ты же недавно говорила, что влюблена. Все уши мне прожужжала.
- Я разочаровалась. Только на первый взгляд он хорош, а вблизи...
- Ты пресыщена, Танька. После тринадцати лет жизни с моим худым и меланхоличным мужем я бы совсем не прочь загулять с кем-нибудь таким... видным. Такие бицепсы, такие губы...Так бы и впилась...
Таня даже поморщилась.
- Ты слишком идеализируешь чужих мужчин. На самом деле его техника просто ужасна. В постели он не так уж хорош. Он и целоваться-то толком не умеет. После того, как он пару раз меня обслюнявил, у девочки быстро прошла любовь...
Эсме захихикала, а пораженная Лидия неожиданно серьезно произнесла:
- Девочки, да о чем вы? Умеет, техника... А где же чувства? Вы упустили самое главное. Когда влюблена, так взволнована, что ничего не замечаешь. Только знаешь, что любишь его, хочешь его... А не оцениваешь технику.
- Это романтический бред, – скептически вставила Таня.
- Детка, ты слишком цинична для своего юного возраста. Очень жаль, что ты еще никогда не испытывала страсти. Ты многое потеряла.
- Ни к чему транжирить свои чувства попусту, – пожала плечами Таня.
- Зачем же тогда они нужны?
- Для удовольствия, – легкомысленно улыбнулась девушка, превращая все в шутку. – Ладно, девочки, было приятно поболтать, но мне надо бежать. Вам время работать, а мне идти в салон красоты.
- Куда?! - в один голос воскликнули Лидия и Эсме.
- Это по работе, – довольная своей загадочностью, пояснила Таня. – Завтра поймете. Пока!

В салоне Таня решила себя побаловать, зная, что Карлайл все спишет на «рабочие расходы». Она прошла серию не таких уж необходимых для ее будущей миссии процедур, от которых получила настоящее удовольствие. Например, расслабляющий массаж – и почему ей раньше не приходило в голову, что это так приятно? К тому же, снимает напряжение. Пару раз Марк, тренер из спортклуба и бойфренд, пытался сделать ей массаж после рабочего дня, но неочень-то в этом преуспел. Он начинал возбуждаться, слишком уж рьяно гладя некоторые места на ее теле, поэтому тут же переходил к эротическим играм.
«Нет, его и правда пора списывать», – лениво подумала Таня, подавив зевок. Массажистка попросила ее перевернуться на живот. «Лида так устарела... - продолжала размышлять девушка. – Страсть, влюбленность... ведь можно и состариться в ожидании этих «пламенных страстей». Да и зачем они нужны? Так легче и проще. Флирт, приятный секс, безболезненные расставания... Любовь и секс вообще никак не связаны. А желание всегда одно и то же. Ты его или хочешь, или нет – причем тут сильнее или слабее. Находишь сногсшибательного парня, с которым классно – и наслаждаешься жизнью. Ни забот, ни хлопот. Чувства... «Страсть не дает дышать...» Да это же смешно!» - и, полностью убежденная в собственной правоте, Таня задремала.

Через три часа девушка сидела перед зеркалом, наблюдая за тем, как парикмахер искусно делает ей укладку. После мелирования волосы приобрели золотистый оттенок, разбавленный более светлыми прядками. Стильная стрижка подчеркнула красивый овал лица и утонченно изогнутую форму бровей. Поскольку в солярий ходить было некогда, Таня согласилась на легкий автозагар.
Ослепительная красотка с гладкими светлыми волосами до плеч, сияющей безупречной кожей и манящей улыбкой мельком взглянула на себя в зеркало, выходя из модного бутика. Сексуальной она была всегда, только никогда не демонстрировала этого так дерзко и открыто. В такой одежде перед ней точно не устоять ни одному мужчине. «Вот так в считанные часы становятся «девушками с обложки». Завтра сослуживцы очень удивятся...» - самодовольно ухмыльнулась Таня.

Этим же вечером девушка позвонила по объявлению, показавшемуся ей самым подозрительным.
«Вы молодая, красивая девушка и хотите реализовать себя? Мы вам поможем! Интересная, неинтимная работа в Англии, возможность профессионального роста. Обеспечим хороший заработок и жилье. Лицензия L-382.»
Почему бы прямо не написать, что за «неинтимная» работа ждет молодых и красивых девчонок, и в каком именно направлении они будут «профессионально расти»? Номер лицензии Таню совсем не убедил... В этот момент кто-то снял трубку, и девушка сладким голоском пропела:
- Я звоню по объявлению о работе...
- Да, да, очень приятно, – откликнулся уж через чур радушный женский голос.
- Я хотела бы поподробнее узнать, что вы предлагаете... – как бы сомневаясь, спросила Таня.
- У нас все законно и хорошо организовано. Вам за несколько дней оформят все необходимые документы. Наше агенство год назад заключило договор с престижным модельным агенством в Англии – мы отбираем девушек для фотосъемок, рекламных роликов, так же демонстрации одежды. Если вы пройдете отбор, вас ждут большие перспективы, стабильный заработок...
- А сколько именно я буду получать?
- Сначала около восьмиста евро в месяц, но очень скоро зарплата увеличится, главное заинтересовать клие...работодателей.
Эта оговорка подсказала Тане, что она на правильном пути.
- Вы когда-нибудь работали фотомоделью? – деловито поинтересовалась женщина.
- Нет, но я выиграла школьный и областной конкурс красоты, - сказала Таня первое, что пришло в голову.
- Сколько вам лет?
- Двадцать один.
- Опишите ваш тип внешности.
- Стройная блондинка, глаза синие. Рост 175.
- Что ж, думаю, вы можете нам подойти. Детали оговорим при встрече в нашем агенстве.
- И когда я могу прийти к вам и все обсудить?
- Кастинг завтра в пять часов вечера. Имейте при себе несколько качественных фотографий, паспорт и триста литов на необходимые расходы.
- Простите, я... из маленького городка, мои родители очень волнуются... Как мне убедить их, что со мной все будет в порядке?
Женщина на другом конце провода даже не замялась, как предполагала девушка, и тут же убедительно произнесла:
- Мы дадим вам договор, вы сможете его изучить – даже в присутствии юриста, если захотите. И тогда убедитесь, что вашим родителям не о чем беспокоиться. По прибытии в Англию вы сразу же свяжетесь с ним, мы дадим все координаты вашего пребывания.
- Хорошо, это очень меня успокоило.
Выяснив адрес, Таня положила трубку. Она всем своим журналистским нутром чувствовала подвох. Что ж, ее авантюра начинается завтра...

***




Есть одно солнышко в сердце моем.
Греет оно даже пасмурным днем,
Дарит лучей своих ласковый свет -
С ним стал прекраснее сонный рассвет,
С ним стал волшебнее тихий закат,
Нежностью вспыхнул потерянный взгляд.
Грусть мою может теплом растворить,
Счастье усталой душе подарить,
Чистую детскую радость тая...
Солнышко это – улыбка твоя.


Сообщение отредактировал mari2934 - Вторник, 25.08.2015, 10:59
 
bel7Дата: Понедельник, 07.09.2015, 14:35 | Сообщение # 2
Группа: Друзья
Сообщений: 1070

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений


Все человеческие мнения относительны: каждый смотрит на вещи так, как ему удобно.
 
mari2934Дата: Четверг, 10.09.2015, 23:32 | Сообщение # 3
Группа: Друзья
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


Глава 2

Опасная игра


В это утро Таня входила в офис с видом королевы. На ее лице сияла ослепительная и чуть самодовольная улыбка – ведь триумфальное шествие по улицам города в столь ранний час вполне могло закончиться неоднократными авариями, столь опасной была эта тщательно подчеркнутая красота. На девушку заглядывались водители, грузчики, ремонтники, при этом постоянно сталкиваясь друг с другом и ругаясь. Таня редко носила мини-юбки, притом в сочетании с высоким каблуком, поэтому не предполагала, что реакция противоположного пола может быть такой забавной. У мужчин просто не хватало силы воли полнять взгляд выше ее талии. Это был продуманный ход. Потому что с верхней частью гардероба ей пришлось быть очень осторожной. Девушка специально остановила свой выбор на свободной блузе, которая соблазнительно обнажала плечи, скрывая при этом удобную для установления «жучка» часть тела - можно прицепить его под бюстгальтер или внутрь чашечки. Если не объем блузки, то ее броская изумрудно-синяя рацветка точно скроет все, что мнимым работодателям может показаться подозрительным. Таня знала, что просто неотразима, вот почему вербовщики в этой липовой (а в этом сомневаться не приходилось) фирме обязательно клюнут.
Позже она поняла, что слишклом легкомысленно подошла к делу, недооценив мошенников, но в этот момент воспринимала происходящее, как веселое рискованное приключение, не более того.

Прикрыв дверь, девушка походкой модели прошествовала по офису. Как и следовало ожидать, половина сотрудников ее даже не узнали – женщины настороженно и завистливо разглядывали, мужчины замирали на месте и открыто таращились во все глаза. Таня мило улыбалась, стараясь сдержать смех и играть до конца. Подойдя к столику, где сидела Эсме, девушка остановилась.
- Вы что-то хотели? – неочень дружелюбно спросила та и, оценив стройную фигуру собеседницы, с досадой отвернулась. Сама Эсме была невысокой и полненькой, что ее почему-то угнетало. Тане, напротив, казалось, что ее подруга и коллега очень миловидная молодая женщина.
- О, да. Я же обещала, что ты узнаешь первой...
Эсме резко повернулась, ее глаза расширились, а рот застыл в форме буквы О.
- Карлайл поручил мне тайное расследование. Я буду изображать глупую красивую девочку, мечтающую стать моделью за рубежом. Как думаешь, сойдет?
С трудом обретя дар речи, Эсме выдохнула:
- Ну ничего себе! Просто класс! Даже я тебя не узнала! Все мужики забыли о работе, ты только посмотри...
Таня окинула офис мимолетным взглядом и ухмыльнулась.
- Сегодня мой день! Даже не думала, что ими так легко манипулировать. Оказывается, нужно лишь одеть мини-юбку и пострелять глазками... Карлайл у себя?
Заметив, что Эсме погрустнела, Таня с улыбкой добавила:
- Не бойся, я не собираюсь его соблазнять. Может, чуть-чуть пофлиртую... Дело срочное, так что мне некогда заигрывать с женатыми.
- У себя он. Приперся раньше всех, – недовольно откликнулась Эсме. – Хоть раз бы дал нам расслабиться – нет, с самого утра мчится на работу. Видно, жена заела.
- Да, она еще та мегера, – из солидарности кивнула головой Таня. – И юбки у нее вечно мятые...

- Слушаю вас? – Карлайл внимательнее присмотрелся к вошедшей, и его губы расплылись в недоверчивой улыбке.
- Как тебе коррективы? – поинтересовалась Таня, покрутившись перед шефом. Он набрал в легкие побольше воздуха, потом шумно выдохнул.
- Впечатляет, – подытожил Карлайл, в очередной раз окинув взглядом ладную фигурку девушки.
- Хочешь кофе? – проговорила, нет, пропела она сладким голоском. Подлиза! Он отрицательно покачал головой.
- Бренди, чай, меня невзначай?..
Она определенно себе на уме – видимо, кокетство к Тани в крови. Карлайл никогда не флиртовал на работе, к тому же был верным мужем, но эти смеющиеся синие глаза кого хочешь втянут в невинную игру – кокетливых улыбок, взглядов и слов.
- Спасибо, но жена заразила меня здоровым образом жизни. Я пробую отказаться от пагубных пристрастий в виде кофеина, никотина и алкоголя.
- Как скучно! – сочувственно вздохнула Таня.
- Я теперь хожу в спортклуб и поддерживаю форму своего стареющего тела, - с улыбкой объяснил Карлайл.
- Стареющего? Какой абсурд. Ты здорово выглядишь.
Он был польщен этим искренним комментарием.
- Что ж, спасибо. Все дело в том, что у меня есть друг, с которым я не иду ни в какое сравнение.
- Правда? – с сомнением спросила Таня. – И кто же он, культурист?
Если бы она не была такой откровенно-милой, Карлайла бы передернуло от столь грубой лести. Что же касается Тани, то от лести она была далека – шеф ведь и правда в отличной форме. В чем-в чем, а в мужских фигурах она прекрасно разбиралась.
- Мой друг – тот самый стриптизер, о котором ты не захотела писать. Ладно, мы тут болтаем ни о чем, а пора бы делом заняться.
Карлайл героически оторвал взгляд от ног собеседницы.
- Сядь, пожалуйста. И, если можно, придвинь стул поближе к столу...
Таня спрятала улыбку, понимая, что он не может сосредоточиться. Она послушно придвинулась.
- Хорошо, теперь обсудим детали. Говори, что выяснила.

Это тайное расследование Таня запомнила на всю жизнь, потому что оно помогло ей твердо усвоить урок – никогда нельзя считать преступника глупее себя... Недооценив его способности и степень риска, можно очень навредить самой себе. И, очнувшись в маленьком темном автобусе с плотно затянутым окошком, Таня почувствовала противный страх, сдавивший горло. Голова раскалывалась, руки, связанные за спиной, затекли. Она с трудом попыталась сосредоточиться и восстановить картину происшедшего. Как и было условлено, в пять вечера она пришла по указанному адресу. Дверь была заперта, и Таня несколько раз позвонила. Открыла ей молодая девушка-секретарь, аккуратно одетая и мило улыбающаяся. В маленькой приемной сидели пять «конкуренток» Тани, тоже пришедшие на кастинг. Вопреки ожиданиям, девушка пока не увидела ничего подозрительного – это действительно походило на офис небольшой фирмы. Она была расположена на первом этаже многоквартирного дома, но многие частные агенства арендуют такие помещения. И все же Таня чувствовала, что она на правильном пути. Объявление вызывало огромные подозрения – Карлайл согласился с ней на все сто. Он попытался отговорить девушку, внезапно побоявшись посылать ее одну неизвестно куда, но Таня всегда отличалась упрямством, потому никакие доводы ее не переубедили. И теперь она входила в кабинет менеджера, простодушно хлопая длинными ресницами, в то время как ее шеф сидел рядом с полицейским в своем кабинете, слушая разговор своей подопечной с «потенциальным работодателем» и обливаясь холодным потом от одной мысли, что с ней что-то случится...

Сначала Тане задавали стандартные вопросы – возраст, образование, почему хочет стать моделью. Позже вошел мужчина, представившийся юристом, но Таню не убедили в этом ни его оценивающий взгляд, ни тягучая, несвязная речь, ни довольно небрежная манера одеваться. В то время как дама, назвавшаяся менеджером, вела себя очень церемонно. Она деловито разглядывала фотографии девушки, открыла паспорт на месте «прописка» (к счастью, у Тани там пока не было штампа о месте жительства), просмотрела выписку из медицинской карты о состоянии здоровья, положила деньги в специальную папку.
- Вот, почитайте пока договор, а мне надо сделать несколько звонков, чтобы уладить формальности. Это долго не продлится, около получаса. Посидите здесь, я скоро вернусь.
- Значит, я получу работу? – попыталась изобразить восторг Таня.
- Да, полагаю, вы нам подходите. Сейчас агенства ищут девушек вашего типа, у тому же вы очень фотогиничны. Вас ждут прерасные перспективы.
Дверь за менеджером закрылась. Так называемый юрист сверлил Таню взглядом. Впервые за всю операцию ей стало не по себе. По спине потекла струйка холодного пота. Таня сделала вид, что сосредоточилась на чтении, но строчки расплывались перед глазами. К тому же она мало смыслила в договорах, в отличии от журналистики. Стандартные сухие пункты. «Черт! Как я могла дать унести паспорт?» Все это не нравилось ей все больше и больше. Она разнервничалась не на шутку.
- Простите, где здесь туалет? - спросила Таня. Мужчина кивком указал на дверь напротив.
- Спасибо.
Ей срочно надо было уединиться хоть на минутку. Взять себя в руки, сделать несколько глубоких вдохов... И поправить «жучок», который немного сполз по влажной коже. «Прекрати трястись, - повторяла про себя Таня. – Ты на связи с Карлайлом, все слышит полиция... нечего бояться!» Но страх перерос в безмолвную панику, когда, открыв дверь, девушка увидела не туалет, а комнату с кроватью, видеоаппаратурой и прожекторами. Не успела она даже пискнуть, как «юрист» втолкнул девушку внутрь и закрыл замок.
- А теперь раздевайся. Мы проведем дополнительный кастинг, - ухмыльнулся он.
- Я не понимаю, что вам надо. Ведь в объявлении идет речь о неинтимной работе. Я не буду...
- Ты будешь делать то, что тебе скажут, ясно? Ты станешь звездой кино, фото я тебе тоже обещаю... только другого профиля, - издевательски пояснил он.
- Что вы мне предлагаете? Я не проститутка! Я хочу работать в Англии моделью.
- Конечно, будешь, красотка. Веди себя хорошо, и карьера порнозвезды тебе обеспечена.
Таня изо всех сил старалась держаться, но голос выдавал внутреннее напряжение. «Где же ты, Карлайл? Он раскололся, приезжайте, спасите меня!» - молила она в душе.
- Выпустите меня сейчас же. Вы не заставите меня делать то, чего я не хочу! – бросила Таня, рванувшись к двери. - Я буду кричать!
Он только рассмеялся в ответ.
- Кричи, эти стены не пропускают звука. Лучше тебе быть послушной.
- Или что? Моя подруга знает, куда я пошла, ясно? Меня будут искать!
- Ты блефуешь, блондинка! Твоих куриных мозгов хватит только на то, чтобы набрать своим киллометровым маникюром номер полиции, да вот только телефончик у меня. Так что угомонись – и мы поладим. Ну же, детка, ты зашибешь такие бабки, что очень скоро поблагодаришь меня.
- За что? За дешевую парнушку, снятую в подвале?
- Ну и капризная ты! Не захочешь, поедешь в свою любимую Англию трахаться со стариками. Там все время нужден товар...
Говоря это, мужчина подходил все ближе.
- А ну-ка, посмотрим, как ты будешь выглядеть без этого тряпья...
Таня попыталась вырваться, но он оказался намного сильнее, да и одежды на ней было маловато, поэтому, отбиваясь от цепких рук, она надеялась, что в любую минуту откроется дверь и вбежит полиция...
- Вот это фигурка... – похабно хмыкнул «юрист», и в этот момент девушка сжалась от ужаса – расстегнув бюстгальтер, он увидел в чашечке «жучок». Она задохнулась от боли, когда он схватил ее за волосы и потащил за собой.
- А за это ты заплатишь, проклятая сучка...
- Ничего не выйдет, с минуты на минуту здесь будет полиция, и всех вас посадят! – выпалила Таня.
- Еще посмотрим!
Она схватилась за ручку двери, чтобы протянуть время, а когда прием не сработал, вцепилась зубами в сильную руку. Еще мгновение – и безжалостный удар головой о стенку отправил отчаянную девушку в глубокий обморок.

Таня не знала, сколько времени прошло с тех пор, как микроавтобус тронулся с места. Сидевшие рядом девчонки не двигались, мирно посапывая – либо им вкололи снотворное, либо сильный наркотик, лишивший способности управлять собой.
«Неужели полиция нас не найдет, не догонит? Такого просто не может быть! Какой-то кошмарный сон. Мошенников должны арестовать, автобус задержать...»
Нет, это элементарная паника. Видимо, прошло совсем мало времени – и очень скоро скрипнут колеса, послышится вой сирен, преступники отправятся в тюрьму, а девушки, ставшие их добычей, вернутся домой. Все будет хорошо. Ей ведь везет по жизни. Она не может так глупо попасться, все же не в кино... Плохое всегда происходит где-то там, по ту сторону экрана, с кем-то... Убийства, грабежи, войны, террор, насилие... Таня знала, что это существует в мире, но... Не в ее же красивом мире, полном приключений, успехов, надежд?..

На самом деле оказалось, что граница между двумя мирами довольно призрачна. А границы между странами мошенниками пересекаются с удивительной легкостью. Все надежды Тани разлетелись вдребезги, и, реалистка по жизни, она поняла – время потеряно. Если кто-то мог бы их догнать, уже догнал бы. И происходящее теперь рисует неочень радужные перспективы. Тане не хотелось на своей шкуре испытать сексуальное рабство... Унижение, насилие, принужденные съемки в порнографических фильмах, уже не говоря о том, что ждало ее в «любимой Англии». Поскольку преступник проговорился, где именно нуждаются в живом товаре, Таня не сомневалась, что их вывозят именно туда. А когда поздней ночью пленниц втолкнули в небольшой самолет, и она услышала разговор пилотов на английском - чистом, правильном - Таня в этом уверилась.
«Ну и влипла я в историю! Как теперь Карлайл догадается, где меня искать? Правда, в объявлении упоминается Англия, но... Полиция ведь может посчитать, что этот трюк используется мошенниками лишь для отвода глаз... -
Девушка вздохнула. – Ну, ничего. Нельзя терять надежду. Может, я что-нибудь придумаю. Сбегу, свяжусь с полицией, и накроется это грязное дело! Вот тогда я стану настоящей журналисткой!»
Сознательно подавляя невольный страх, Таня переключилась на другие размышления. «Итак, что я знаю об Англии?» Интересная, пусть и довольно консервативная страна. Самое подходящее слово «чопорная». Кроме богатой информации по истории и географии, Таня неплохо разбиралась в политике, а так же время от времени просматривала светскую хронику. Остальная информация доходила до девушки из уст побывавших в Англии туристов. В основном они любили повторять, что женщины там полные и довольно запущенные, потому что их намного меньше, чем мужчин, а следовательно даже для самой завалящей найдется кавалер. Тем не менее, «Чипендейлз» собирают там полные залы. Ну, если туристы не лгут, и мужики, да и бабы в Англии действительно страшненькие, то неудивительно, что сильному полу хочется посмотреть парнушку с красавицами, а слабому – поглазеть на стриптизеров.

Так Таня попала в страну, которую не смогла увидеть даже в окно автобуса. У взлетной полосы «новый товар» снова запихнули в бусик с темными окнами и куда-то повезли. Потом девушки оказались во дворе двухэтажного здания, похожего на облезлый деревенский клуб. Над входом красовалась неоновая вывеска MOTEL. Приехавших сопровождали пятеро мощно сложенных парней, так что пробиться через такой «кордон» было невозможно. Таня решила не суетиться зря и сначала все разузнать. Если это мотель, вряд ли их будут держать под замком, а охрана на дверях бывает только в клубах. Видимо, это подпольный притон, а для полиции – обычная гостиница. Так что, если план побега будет удачным, он может сработать.

Зайдя в помещение, Таня успела заметить полутемный зал с барной стойкой, многочисленными столиками, и... сценой, оборудованной блестящими шестами очевидного предназаначения. Потом вновь прибывших провели через длинный коридор со множеством дверей, на ручках которых висели бирки в форме алых сердечек. «Как допотопно», - поморщилась Таня, представив эти «будуары». По спине пробежал противный холодок.
В просторной комнате, смахивающей на театральную гарберобную, сопровождающие «качки» стянули с сопротивляющихся девушек верхнюю одежду. Ярко накрашенная женщина, видимо, заправлявшая всем этим делом, оценивающе их осмотрела. Ее одобрительный взгляд остановился на Тане. Короткий кивок, и с девушки грубо сорвали бюстгальтер. Она стала вырываться, кричать и осыпать преступников матом вперемешку с угрозами. В своих диких попытках освободиться Таня отбивалась всеми конечностями, пока не оказалась полностью обездвиженной. Через мгновение она почувствовала, как тугой жгут стягивает ее руку выше локтя, потом последовал болезненный укол, и какая-то жидкость стала медленно входить в ее вену... Постепенно мысли стали путаться, тело - слабеть, и свет начинал резать глаза. Казалось, кто-то касается ее, но она уже не может пошевелиться, чтобы сбросить с себя холодные руки и скользкую ткань...

***

Глава 3

Непримиримые


Тане казалось, что она плавает в каком-то тумане. Ни руки, ни ноги не хотели слушаться, когда девушка попыталась пошевелиться. Но ей было так хорошо, так приятно находиться в этой странной невесомости, что, не открывая глаз, Таня блаженно потянулась. Почувствовав чье-то тяжелое дыхание на лице и цепкую руку, скользнувшую по бедру, она сморщилась и сделала бесплодную попытку освободиться. К ней склонился какой-то безобразный старикашка, который к тому же оказался гораздо проворнее ее – и Таня не понимала, куда девались ее силы.
- Отстань, извращенец, – заплетающимся языком пробормотала она, и сама не узнала свой голос. Потом Таня услышала нарастающий шум, хлопанье дверей, визг. Но тяжелые веки закрывались сами собой, и она снова провалилась в черную яму то ли сна, то ли обморока...

Кто-то резко рванул ее за руку, потянул. Девушка не отреагировала.
- Тут еще одна. Похоже, под кайфом – то, что надо, - прокричал над ее головой чей-то голос. Почему на английском? Тане казалось, что ей все снится... Нет, старикашка не мог так бодро орать. Она с трудом открыла глаза. Туман почти рассеялся. Деда как ни бывало. К ней склонилось красивое лицо – наверное, это и правда сон... Таня не могла управлять телом, но ее разум уже боролся с воздействием наркотиков, и она смутно осознавала, что находится в публичном доме, в комнате для свиданий, с купившим ее стариком...
- Вставай, детка, пора отдохнуть на нарах, - грубовато пояснил плод ее нездорового сна. Перед глазами все еще плыло и качалось, и Таня видела немного размытый силуэт парня в джинсах и темной рубашке, поверх которой застегнута кобура на ремне. В ярком электрическом свете его растрепанные волосы отливали бронзой. Он наклонился, и взгляд Тани скользнул по резко очерченным скулам, сурово сжатым красивым губам, подбородку в щетине; потом поднялся выше и тут же утонул в глубоких, манящих, гипнотизирующих глазах.
- Все равно где, только с тобой... – пробормотала Таня.
- Лучше уж воспользуйся своим правом молчать, - нахмурившись, ответил парень. Он потянул ее за руку, но Таня не шевельнулась.
- Ты такой красивый... я хочу, чтобы это был ты...
Он лишь стиснул зубы и подхватил ее на руки. Всего на миг одарил ее мрачным взглядом из-под ресниц, но сердце Тани забилось, как сумасшедшее. Она никогда не видела таких невозможно красивых, таких невозможно зеленых глаз. Он был совсем близко, крепко прижимая ее к себе. Так близко, что она чувствовала приятный запах его кожи и чуть касалась лбом колючего подбородка, когда ее голова безвольно падала на бок. Шея, ямочка у ключицы, к которой захотелось притронуться губами... Таня прижалась к нему, совершенно себя не контролируя, и опьяненно прошептала:
- Забери меня на всю ночь... я сделаю все, что ты захочешь... Даже без денег...
Он чуть отстранился, но не успел ответить, потому что Таня обхватила ладонями его лицо и поцеловала – дерзко, пылко, отчаянно. Его подбородок был очень жестким, а губы таким мягкими...
В этот момент дверь распахнулась под громкий возглас:
- Эдвард, что там у тебя?
Вошедший замер на миг, а потом расхохотался, когда парень резко отстранился от Тани.
- Ну ничего себе! Решил совместить работу с развлечением? Не полагается... Как велик бы ни был соблазн. Горячая, да?
- Она просто съехала с катушек от наркоты, вот и все. Пошли, - буркнул Эдвард, быстро выходя из комнаты. Таня, с трудом понимавшая, что происходит, уткнулась лицом ему в плечо и отрубилась.

Она пришла в себя уже в машине, мало чем отличавшейся от микроавтобуса, в котором девушку вывезли за границу: решетки на окнах, полумрак... и подруги по несчастью, сидящие рядом.
- Куда нас везут? – спросила Таня. У нее было очень плохое предчувствие. Девушки лишь смотрели на нее испуганными глазами. Только тогда Таня поняла, что они, скорее всего, и английского-то толком не знают.
- Туда, где вам и место. В лондонскую тюрьму, - услышала она пояснение. Парень за перегородкой почему-то показался ей знакомым.
- Да что ты говоришь! Кто ты вообще такой, чтобы определять для меня место? – фыркнула Таня, задетая его пренебрежительным тоном. Он повернулся и посмотрел на нее.
- Твой ядовитый язык тебе не поможет, только навредит, - констатировал парень. От его взгляда что-то дрогнуло у нее внутри. Но думать о его красивых глазах не время. А нелестные слова и презрение в голосе вызывали чувство протеста и желание прирекаться, делая все ему назло. Похоже, срабатывала защитная система организма.
- Не волнуйся, там найдется много занятий для тебя, хоть и не по специальности. Может, научишься работать не только известным местом.
От такого комментария Таню затрясло.
- Не твое дело, поганый коп, где и как я работаю.
- В ближайшее время это будет моим делом, так что привыкай.

Машина въехала во двор тюрьмы, и автоматические ворота закрылись. Таню охватило незнакомое прежде чувство ужаса и безысходности... Ведь преступный притон, откуда не сбежать, остался позади. Так почему ей страшно именно сейчас? Почему она не чувствует облегчения? Решетки... Толстая проволока, мрачные здания...
Ничего, еще можно найти выход. Ей просто нужно это обдумать, обратиться за помощью к полицейским – и все выяснится.
- Ты что, уснула?
У дверцы машины стоял тот самый, довевший ее до белого каления, коп. Таня упрямо вжалась в стену, хоть остальные прибывшие давно вылезли.
- Отвали от меня!
Вместо ответа он нагнулся, схватил ее за руку и потянул за собой. Тане пришлось подчиниться, чтобы не обцарапаться о металлическое покрытие.
- Мне больно! – пытаясь вырваться, крикнула она.
- Простите, мисс шлюха, но на меня возложена почетная миссия проводить вас в камеру.
Таня спотыкалась на дороге, а он все больнее сжимал ее запястье. Черт, на коже останутся синяки.
- Ну и манеры у тебя, коп!
- Извини, что не расстелил красную дорожку. Не нашлось, – съязвил он.

Таня в отчаянии озиралась по сторонам. Облезлые стены, потрепанный матрас, маленькое окошечко... На ней было грязно-серое бесформенное платье, перед ней – миска с непонятным варевом, а над ней – потрескавшийся темный потолок. Даже небо за окном было пустым и пасмурным, как ее душа в данный момент. Вот чем закончилась ее авантюра... Но спасение ли это? Конечно, все должно выясниться. Она ведь прекрасно владеет английским, немало общалась с иностранцами, поэтому должна понять все тонкости и все объяснить сама. Ведь есть же база данных, по которой можно проверить...
Таня лежала и смотрела в потолок, не притронувшись к еде. Все сменялось перед ее мысленным взором, как в калейдоскопе, не давая покоя. Как же так получилось? Почему она вообще оказалась в Англии? Ведь, насколько Таня помнила, в микроавтобусе и самолете рядом с ней сидели девушки не из приемной маленькой «фирмы». Может быть, полиция приехала, но не успела помочь именно ей? Она помнила очень мало. Тот мотель, укол, дурман, пыхтящий старик на ней... А потом красивое, злое лицо... убийственное презрение...

Под вечер женщина-надзиратель повела Таню на допрос. Девушка втайне обрадовалась – ведь это шанс выяснить правду, договориться с полицейскими, втолковать им, что она всего лишь жертва в этой истории...
В коридоре она увидела своего обидчика.
- Эдвард, она в твоем распоряжении.
После этих слов сердце Тани тоскливо сжалось. Вот и конец надеждам. Ему она не признается никогда.
- Заходи. Располагайся, - пригласил он, закрывая дверь.
- Я ничего тебе не скажу. Пусть пришлют другого копа, - заявила Таня упрямо.
- Придется довольствоваться мной. Ах, какая досада! Что, я не в твоем вкусе, крошка?
Он бросил на нее холодный взгляд.
Но Таня не осталась в долгу.
- Ты хочешь допросить меня или трахнуть? – нагло огрызнулась она.
- Сядь, - резко произнес Эдвард. Таня не возражала.
Она опустилась на стул и нарочно закинула ногу на ногу, обнажая колени.
- Не испытывай моего терпения, шлюха, - прошипел он, склоняясь к ее лицу.
- Что, руки чешутся меня ударить? Не стесняйся, на мне уже есть парочка симпатичных синяков.
Таня подняла руку, демонстрируя.
- Сама напросилась, - он отвел взгляд. – Даже не думал, что шлюхи такие неженки.
- Я дорогая шлюха, не забывай. Моя кожа должна быть гладкой, бархатной, чтобы понравилась клиентам... – прошептала она у его губ, проведя кончиками пальцев по своей шее. Эдвард резко отпрянул, стиснув зубы. Он отошел в другой конец комнаты и, не глядя на Таню, спросил:
- Как тебя зовут?
- По-разному... – пожала плечами девушка. Потому что так всегда отвечали проститутки из фильмов.
- Будет лучше, если ты сразу начнешь давать правильные ответы.
- Ладно. Я Амбер, я из неблагополучной семьи, я люблю деньги, потому и занимаюсь тем, чем занимаюсь. Это правильный ответ?
Таня специально провоцировала этого полицейского. Он как-то странно действовал на нее. И заставлял нападать, защищаясь. Единственное, чего она не собиралась делать – унижаться перед ним, говоря правду. Ей не позволяла гордость. И его несправедливое, уничижительное отношение к ней.
- Давно ты этим занимаешься? – равнодушно спросил он.
- Лет с шестнадцати.
- И ни разу не попадалась?
- Ты здесь коп. Вот и проверь.
- Часто употребляешь наркотики?
- Не употребляю.
- Лучше признавайся.
- Если ты так хочешь, иногда, - безразлично отозвалась Таня.
- Что знаешь про Соню Лейк?
- Ничего.
- Она умерла от передозировки наркотиков. Ее тело нашли недалеко от вашего притона.
- Я никогда ее не встречала.
- Говори правду! Это уже не шутки, ясно? – взорвался он.
- Я вообще больше ничего не скажу. Имею право молчать.
Он мерил комнату шагами, не глядя на Таню.
- Молчать – не в твоих интересах.
- Не надо меня запугивать. Я хочу вернуться в камеру, - заявила девушка.

Вновь оказавшись на нарах, Таня уткнулась лицом в твердую подушку. Ей хотелось заплакать, но это был не ее способ борьбы с бессильем. Что она наделала? Из личных антипатии и протеста ухудшила свое положение, вступив в опасную игру. Наговорила на себя, созналась в вещах, к которым не имела никакого отношения... Есть ли на свете вторая такая идиотка?! Все это из-за него, поганого копа! За что только ему даны эти красивые глаза, чувственные губы, волнующее тело? Какая-то насмешка природы. Ведь встретившись с ним на улице или в клубе, в своей прежней жизни, при других обстоятельствах – она непременно соблазнила бы и соблазнилась. Но ей никогда раньше не приходилось сталкиваться с сочетанием неотразимой внешности и мерзкого характера. Да, ее пассии были самолюбывыми, были недалекими, были романтичными, были педантичными – в общем, разными. Заучки, весельчаки, нытики, «горы мускулов», ловеласы, скромники... За последние пять лет Таня не раз меняла вкусы. И ни разу никто не соответствовал ее запросам. Может быть, потому что она сама не знала, кто ей нужен. Но ее всегда ценили, ею восхищались, в нее влюблялись. А этот коп... Да какое право он имеет презирать ее, издеваться, грубить?
(...)
Продолжение следует...




Есть одно солнышко в сердце моем.
Греет оно даже пасмурным днем,
Дарит лучей своих ласковый свет -
С ним стал прекраснее сонный рассвет,
С ним стал волшебнее тихий закат,
Нежностью вспыхнул потерянный взгляд.
Грусть мою может теплом растворить,
Счастье усталой душе подарить,
Чистую детскую радость тая...
Солнышко это – улыбка твоя.
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » В темнице желаний (Холодная война горячих сердец)
Страница 1 из 11
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX