[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » The A Team (Жизнь может измениться...)
The A Team
Yani4kaДата: Среда, 21.09.2011, 20:47 | Сообщение # 1
Группа: Пользователи
Сообщений: 47

Статус: Offline

Награды:


The A Team *


Название: The A Team
Автор: Yani4ka
Бета: Just_She
Жанр: drama/Romance
Рейтинг: G/частично R
Пейринг:ЭК/БС
Дисклеймер: все права на персонажей Сумеречной саги целиком и полностью принадлежат Стефани Майер + мои. Все люди.
Саммари: Белые губы, бледное лицо,
Вдыхает снежные хлопья,
Сожженные легкие, кислый вкус.
Стало темно, кончился день,
Борется, чтобы платить за квартиру,
Долгие ночи, незнакомый мужчина. *

Статус: закончен.
Размер: mini
обложка будет позже.

* Вдохновителем этого фанфика песня Ed Sheeran-The a Team. Название и слова саммари из песни.


Часть 1

Часть 2


Мини выложу чуточку позже love


"Потеря дорогого предмета"
"Любовь началась со стакана воды."
«Valentine's Day»
Прошу, услышь меня…



Сообщение отредактировал Yani4ka - Среда, 21.09.2011, 20:53
 
belДата: Среда, 21.09.2011, 21:19 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные


Награды:







Quote (Yani4ka)
Мини выложу чуточку позже
- очень жду clapping
 
Yani4kaДата: Среда, 21.09.2011, 21:36 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 47

Статус: Offline

Награды:


Часть 1


- Можешь валить отсюда, грязная шлюшка! – мерзкий ублюдок кидает мне триста баксов и маленький пакетик с белым порошком.

- Пошел на хрен, урод! – и я убегаю со скоростью света, не забывая хлопнуть посильнее дверью номера в мотеле, который снял клиент. Чем быстрее я уйду, тем скорее я буду дома.

Черт возьми, и почему я согласилась на это?! Теперь точно синяки будут, этот ублюдок любит жесткий секс! Сколько я себе обещала, больше не связываться с ним!!! Но такой чистый героин только у него, к сожалению... Ненавижу свою жизнь.

А все так прекрасно начиналось…

Флешбек.

- Изабелла! Как ты выросла! Завтра выпускной, ты, наверное, очень рада? – моя бабуля единственный человек, который называет меня по полному имени.

- Ба, конечно выросла! Ты бы еще через пару лет приехала, три года не видела меня! А вдруг я бы стала блондинкой? Готова поспорить, ты бы и вовсе меня не узнала.

- Не дерзи мне, юная леди, я только приехала, а ты уже начинаешь меня раздражать!

Она начала смеяться, а я подхватила. Обожаю бабушку за ее чувство юмора.

Позже этим вечером мы сидели за ужином и обсуждали мое будущее. Мои оценки давали возможность поступить в любой университет из Лиги Плюща. Моя мать - Рене - закончила Гарвард, факультет экономики, а папа - Чарли, учился в Йеле, но он его не закончил, так как мама забеременела моим братом и ему пришлось искать работу. Как они встретились, нам не рассказывают, но у меня есть предположение, что это была студенческая вечеринка.

Вот так мои родители вступили во взрослую жизнь с появлением Уильяма, они были счастливы. Три года они баловали его, насколько позволяла им зарплата. Но счастья прибавилось, когда мама узнала, что снова беременна. В этот раз уже мною.

И вот спустя двадцать лет я выпускаюсь из колледжа, а мой брат уже год служит в армии.

***


Моя бабушка была за то, что бы я шла Дартмут, но мама и папа настаивали на моем поступлении в Гарвард. В последнем письме Уильям писал, что я хорошо рисую и люблю читать, и предлагает идти в Принстон, что там самое достойное место для меня. И вот я уже несколько дней решаю, куда мне пойти.

У меня есть еще месяц, чтобы сделать выбор. Хотелось бы поскорее решить этот вопрос, потому что через неделю мы запланировали самый лучший отдых в Майями с моей подругой Джейн и ее сестрой Анжелой.

Неделя веселья, спонтанных покупок, вечеринок и отдыха. Мои родители создали свою империю риэлторовских услуг в нескольких штатах, поэтому в нашей семье всегда есть деньги, большие деньги.

Все полетело к черту шестнадцатого июня, примерно в десятом часу пьяный дальнобойщик ехал по трассе со скоростью сто двадцать три километра в час на своей гребанной фуре, набитой хозяйственной продукцией. Как он позже объяснял полиции, он заснул за рулем. Но после экспертизы в его крови был обнаружен алкоголь, превышающий в четыре раза допустимую норму. Его фура выехала на встречную полосу и протаранила BMW моего отца почти на сорок метров, после чего машина перевернулась и улетела в кювет. Прибывшая на место аварии скорая помощь уже ничем не смогла помочь моим родителям. Они скончались в момент аварии.

На следующий день наш дом стал похож на гребанную гостиницу для родственников. Уильям прилетел как только смог. Я связалась с его частью, и ему передали сообщение о смерти наших родителей.

- Белли, - Уильям подошел сзади и обнял крепко-крепко, показывая всю любовь. – Сестренка, мы справимся.

Мы стояли так за стеклянной дверью, ведущей на задний двор, где проходила панихида. Я наблюдала за нашими племянниками, которые были еще совсем малы, чтобы понимать, что это не праздник, а день, когда прощаются с людьми.

***


Как сказал наш адвокат, наши родители создали империю и написали завещание. Но в тексте оказалось совсем не то, что мы ожидали.

Я, Рене Кэтрин Свон, завещаю свои драгоценности и свою машину Audi своей дочери, Изабелле Мари Свон, а так же сумму в размере ее полных лет (в тысячах) на момент вскрытия завещания.
Я, Чарли Свон, завещаю двухкомнатную квартиру в городе Бостон* своей дочери, а так же 30% акций нашей фирмы.

Я, Рене Кэтрин Свон, завещаю своему сыну, Уильяму Джареду Свону, дом, в котором проживаем на данный момент, а так же сумму в размере 100.000$.
Я, Чарли Свон, завещаю своему сыну 65% акций нашей фирмы, а так же мой новый джип Land Rover.


Оставшиеся деньги будут на нашем счету до того момента, когда нашим детям исполнится тридцать, после, все деньги поделятся поровну.
Все активы и деньги застрахованы.

- Уильям! Не могу поверить! Они оставили мне двадцать тысяч долларов на десять лет!

- Я тебе помогу с учебой и со всеми делами. Не волнуйся.

И он помогал в течение года, потом еще и еще. Брат решил продолжить свою воинскую карьеру. Но через три года мне снова пришлось столкнуться со смертью. Я помню тот день. Тогда я уже училась на третьем курсе Принстонского университета. Шла лекция, но вдруг вошла декан нашего факультета и попросила меня выйти. Стоило мне выйти за дверь аудитории и увидеть двух военных, как я сразу поняла, что случилось. Офицеры начали говорить: «Мисс Свон, хотим сообщить, что ваш брат, Уильям Джаред Свон, удостоен посмертной награды за храбрость и отвагу, защищая нашу страну. Соболезнуем вашей утрате». Но я едва различала их слова. У меня закружилась голова, стало невыносимо душно. Я прислонилась к стене, медленно сползла на пол, закрыла лицо руками и разрыдалась.

Его похороны помогли организовать военнослужащие части, где служил Уильям. Я почти не видела его друзей по колледжу и вечеринкам, на которых он пропадал все выходные. Видимо, его друзья совсем забыли его за эти четыре года. Была его девушка, Грэйс Мёртс, она стояла и тихо плакала. Два месяца назад он приезжал и сделал ей предложение. Ему оставался ровно год на выезды. Потом бы он был сержантом в офисе, они смогли бы пожениться. Но, видимо, у судьбы были свои планы.

Через неделю после похорон я подсчитала все деньги, которые у меня остались, их хватит, чтобы оплатить еще год обучения и еще для половины семестра. Фирмы наших родителей сейчас в руках нашей бабушки, но она уже не в состоянии ими управлять. Она начала продавать мою часть акций и ищет человека, который будет работать на меня после ее смерти.

Я продала свою квартиру в Бостоне и купила однокомнатную недалеко от университета.

Вот так и началась моя другая жизнь.

Конец флешбека.

До моей квартиры оставалось всего три квартала, я начала переходить дорогу, убедившись, что машин нет. Но стоило мне только спуститься с поребрика, как я услышала визг шин, удар, боль и темнота…

Я думала, что умерла. В голове мелькали какие-то моменты из детства, я видела родителей, которые приказывали мне проснуться.

Я слышала голоса, слышала звуки, я действительно старалась открыть глаза, но никак не получалось.

Не знаю, сколько я пролежала, мне хотелось встать и идти, но мое тело болело, и я чувствовала, что начинается ломка. Мне нужна доза.

- Пробуждается. Принеси стакан воды, полотенце и таз. Давай.

Я распахнула глаза. Надо мной навис мужчина, на вид лет сорока, а рядом со мной сидел парень и держал мою руку.

- Как тебя зовут, ты помнишь?

- Изабелла Свон. Где я?

- Меня зовут Карлайл, и я доктор, а этот молодой человек, который вас сбил, Эдвард. Я его дядя, ты в моей клинике.

- Мне нужно домой. – Я постаралась встать, но меня пронзила резкая боль, и я снова опустилась на кровать. – Что со мной?!

- Простите, Изабелла, но пока вам нужно быть тут. Мы нашли у вас пакетик с героином. Нам сообщить кому-нибудь, что вы тут?

- Нет, у меня никого нет... Мне плохо, дайте мне его. Верните мне тот пакетик.

- Я знаю. Нам нужно будет больше времени, чтобы привести вас в порядок. Где вы живете, нам нужны ваши документы.

- Я останусь на одну ночь, но мне нужна доза! Помнится, из больницы могу спокойно уйти, если я этого желаю.

Док нахмурил брови и пробормотал что-то не совсем понятное и вышел из кабинета.

- Эм, прости. Я ехал слишком быстро и не увидел тебя. Я все оплачу.

Сил разговаривать больше не было, и я только кивнула и погрузилась в сон. Во сне я чувствовала тепло его руки.

***


Проснулась с рассветом, моя голова болела, так же, как и тело.

Меня знобило, в горле пересохло и немного подташнивало. Такое было в самом начале, когда я начала увлекаться наркотиками.

Это произошло в середине последнего курса, тогда я начала встречаться с парнем по имени Джейкоб, который дал мне попробовать таблетку, а дальше были трава и порошок.

Я продала машину, которую мне завещала мама, и держала эти деньги на то, чтобы в плохой день купить себе шмоток. Я положила их на счет в банке.

Хорошо, что я тогда была готова ко всем экзаменам и своей выпускной работе. Я нарисовала то место, куда мы любили ездить осенью со всей семьей.

Джейк тогда обеспечивал меня дозой, но после окончания университета мы разошлись, и тогда я не знала, что мне делать, мои деньги уходили только на то, чтобы купить наркотики. Я продала квартиру рядом с университетом и купила маленькую квартирку в самом захудалом районе.

Сначала я экономила на мелочах, потом на коммунальных услугах и еде, а потом на всем… Наркотики стали дороже, а денег не было. И тогда я встретила ее, ту, которая предложила мне работать на нее. Она обещала мне полную защиту от копов и хорошие деньги.

Первое время я ненавидела себя и всех мужиков, с которыми мне приходилось спать. Но я получала с каждого траха от трехсот до тысячи долларов, и меня это радовало. Это давало мне возможность оплатить долги и покупать дозу.

- Ты проснулась! С добрым утром. Я принес тебе попить воды и перекусить, если хочешь.

Эдвард был красив, волосы цвета бронзы, лицо как у бога, а пальцы рук, державшие поднос, тонкие и длинные, наверно, он пианист. Ему на вид примерно как и мне, двадцать пять, а может, чуть старше…

- Сначала воды, у меня сушняк, – он передал мне стакан, и я с жадностью начала пить воду.

- Знаешь, я чертовски испугался, когда ты лежала на асфальте, и когда ты целый день не приходила в себя…

- Целый день!? - я начала подниматься, - мне пора. Спасибо за заботу и все такое.

Я встала на ноги, которые едва держали меня, осмотрев себя, поняла, что я в больничном халате.

- Где моя одежда?

Эдвард быстро обошел кровать и встал передо мной. – Прости, Изабелла, но ты не уйдешь. Ты еще слаба, и ты… Ну, у тебя проблемы с наркотиками.

- Не тебе это говорить, - я взяла его за ворот дорогой рубашки и попыталась его сдвинуть, но я была слишком слаба и не смогла даже потянуть его. Он обхватил мои руки и протянул к себе.

- Изабелла, ты никуда не уйдешь, – прошептал Эдвард мне на ушко.

Я начала плакать и вырываться из его крепкой хватки. А он все шептал «не уйдешь».

И я осталась. Ровно неделю я провела в клинике, где меня откачивали и промывали от всей дури. Привязывали к кровати, когда у меня были приступы. Эдвард был рядом двадцать четыре часа.

Как-то раз мы разговорились, и я немного рассказала о себе, то есть о старой Белле. Он сказал, что я милая, и тогда я ляпнула о том, кто я сейчас.

- Знаешь, Белла, ты милая и прекрасная. Честно, тебе нельзя травить свой организм наркотиками!

- Заткнись! Ты ничего не знаешь о том, как я живу! Я проститутка! Шлюха! Когда ты меня сбил, знаешь, откуда я шла? Я шла от клиента, и некоторые синяки не от аварии, а от него. Вот вся правда, Эдвард.

Он секунду ошарашено смотрел на меня, а потом прочистил горло.

- Я помогу тебе, у тебя есть долги?

- Мне не нужна твоя помощь. Завтра я ухожу.

Вечером следующего дня я вышла из клиники в своем плаще, под которым была юбочка и рваная майка. Я была не так далеко от дома, а по пути как раз жил парень, который торговал тем, в чем я так нуждалась. Высшего класса, его называли «Командой А», самый дорогой и лучший товар. Но я прошла мимо. Дома была заначка.

Через два квартала я почувствовала, что за мной следят. На пятьдесят седьмой улице я заметила сначала машину, а потом и парня за рулем. Он был в кожаной куртке поверх толстовки с капюшоном.

Мне пришлось ускорить шаг, на следующем переулке не будет света, а другого пути нет. Я услышала, что он остановил машину и теперь шел за мной.

- Эй, красавица! Остановись, я хочу с тобой поговорить! – его голос звучал в паре шагов от меня. Я испугалась.

И произошло то, что я просто ненавижу! Мой каблук сломался, и я чуть не упала. Парень воспользовался моментом и прижал меня к кирпичной стене.

- Ну что, крошка? Узнаешь меня? – он приспустил капюшон и мне открылось лицо Ларри Кроули. Он был братом одного парня, который сел в тюрьму на четырнадцать лет за хранение и распространение наркотиков, и я была одной из доносчиц. Помните, я говорила про женщину, которая обещала защиту от копов? Она тогда попросила меня рассказать про пару наркоторговцев. Мою речь записали на диктофон, и друзья и родственники задержанных как-то узнали обо мне.

- Ларри? – удивилась я, – эм, как ты…?

- Я шел домой, и бац! Ты идешь. Я думал, мы уже не встретимся! А что, у тебя теперь нет сопровождающих? Не боишься? – он провел своей шершавой рукой от моего лица до грудей.

- За мое тело тебе нужно заплатить, - я прошипела на него.

Он ударил меня по лицу.

- За то, что ты сделала с моим братом, ты должна бесплатно у меня сосать, да и не только у меня! – он начал лизать мою шею, хотя это было больше похоже на смачивание грубой мочалкой.

Вдруг, словно из ниоткуда, появился Эдвард. Господи! Ларри может его убить! Я старалась хоть как-то показать ему, чтобы он не вмешивался. Но он оторвал Ларри от меня и парни, вцепившись друг в друга, отлетели от меня на несколько метров.

Эдвард уложил его в несколько ударов, хоть и сам получил один от Ларри. Я видела, как был разъярен Эдвард, и еле успела остановить его, прежде чем он убьет его.

- Хватит! Перестань, пошли. Он не достоин смерти от твоей руки. Найдется еще человек, который его убьет.

Он взял меня и потащил в машину.

- Я испугался за тебя. Все хорошо?

- Ты спрашиваешь у меня, все ли хорошо? Это я должна спросить тебя!

- Да, я в порядке. Где ты живешь?

- Мне нельзя туда. Думаю, он успел сообщить своим друзьям обо мне. Я видела, что он говорил по телефону. Отвези в мотель «Ласточка», меня там знают.

- Туда ты ходишь с клиентами? – я кивнула. – Нет, туда мы не едем. Поехали ко мне.

- Так говорят мужики, которые со мной спят. Давай сделаем так, ты отвезешь меня на пятьдесят четвертую улицу, там у меня есть друзья. Мне тем более кое-что нужно от них.

- Тебе нужна доза?

- Да.

- Я так понимаю, что ты не слезешь с наркотиков?

- Слезу! Через пять лет я получу наследство и начну новую жизнь! А сейчас мне нужен чертов героин!

Эдвард заблокировал двери, надел на меня наручники (откуда они у него?!) и резко тронулся с места, увозя в противоположную сторону города.

- Ты что делаешь? Эдвард! Отпусти меня! – я пристально смотрела на него, а когда он повернулся в мою сторону, я сделала самое невинное лицо, - прошу, отпусти. Я все равно не изменюсь и, возможно, скоро умру.

- Нет, я буду заботиться о тебе. И ты не умрешь, Карлайл сказал, что ни один орган не поврежден и с тобой все в порядке.

Они что меня изучали?! Целую неделю я проходила эти гребанные анализы и процедуры для них? Мне плевать, что они думают! Это моя жизнь!

- Куда ты меня везешь?

- Я же говорил, к себе. Поживешь у меня, ты, ни в чем не будешь нуждаться.

- Сколько тебе лет, Эдвард? У тебя есть семья?

- Хм, мне двадцать семь. И нет, у меня нет семьи, если ты о жене и о детях.

- Ты хорошо дерешься, ты служил?

- Да. Спецназ, пару месяцев как отслужил. А что?

- Мой брат тоже служил в спецназе. Он умер, почти два года назад. Его наградили после смерти, может, ты его знал…

- Как его звали?

- Уильям. Уильям Джаред Свон. Он твой ровесник.

- Я слышал о нем, но его контракт должен был закончиться раньше моего и мы были в разных частях. Я сочувствую тебе.

Дальше ехали в тишине, Эдвард свернул на грунтовую дорогу, ведущею вглубь леса. Я начала всматриваться в чащу, на что мой водитель засмеялся.

- Что?

- Ты так всматриваешься! Подожди, скоро ты увидишь дом.

Нахмурившись, я смотрела в окно. Через пару минут я увидела фонари, освещавшие дорогу, потом и сам дом. Конечно, домом назвать его нельзя. Это настоящий, современный особняк! В некоторых окнах горел свет, может, он живет не один?

- Ты живешь не один?

- С чего ты взяла? Я же говорил, что у меня нет семьи.

- Свет, в окнах горит свет. – Он задумался.

- Это моя сестра, Элис, приезжала на пару дней, пока я был в городе. Видимо, она забыла выключить.

Эдвард оставил машину возле гаража, вышел, открыл мне дверь и помог выбраться из машины. Чертов джентльмен.

- Подожди, я сниму сигнализацию, потом позову. – Он скрылся за дверью, после чего был слышен звук кнопок и короткий писк прибора. – Заходи!

- Будь как дома, сейчас покажу твою комнату.

Добавлено (21.09.2011, 21:36)
---------------------------------------------
Часть 2


От Эдварда. (Небольшой кусок его глазами)

Отец уделяет мне слишком много внимания, конечно, я все понимаю, сын вернулся из армии. Но то, что он звонит в день несколько раз, уже начинает раздражать.

Вот и сейчас я еду по какой-то темной улице города и слышу из кармана куртки звонок. Уверен на сто процентов, что это родители. Моя куртка лежала на пассажирском сидении, левой рукой я пытался найти этот гребанный мобильник. Отвлекся всего на несколько секунд, чтобы достать его из кармана, подняв взгляд на дорогу, я увидел девушку. Я резко нажал на тормоз, но моя скорость не позволила мне затормозить. Удар.

Я сначала не поверил, ну не мог я сбить ее. Я вышел из машины и подбежал к ней. Девушка была без сознания, но пульс был, хотя еле прощупывался. Я начал искать в карманах ее документы, но там оказалось только триста пять долдларов и пакетик с белым порошком. Твою мать! Она наркоманка. Я отпрянул от нее.

Нужно позвонить Карлайлу, у него тут недалеко клиника. Быстро взяв телефон из машины, я набрал его номер.

- Эдвард? Что случилось?

- Дядя, надеюсь, ты в больнице?

- Да, у меня смена, - его голос стал тревожней. – А что случилось?

- Я... я сбил девушку. Он лежит на асфальте, ни одного документа. – Я перевел дыхание. - Она наркоманка.

- Она жива? Спрячь пока наркотики, а лучше выкинь. Где ты? Назови улицу.

Я сказал ему адрес, он положил трубку. Карета скорой помощи приехала через семь минут. Все эти минуты я сидел возле девушки. Она была красивой, даже не смотря на ее размазанный макияж и спутанные каштановые волосы. Лицо в форме сердечка и худенькое тело. Интересно, как она докатилась до наркомании?

Уже в больнице мы с Карлайлом договорились, что лечение и пребывание этой девушки оплачивать буду я. Все время пока она была в бессознательном состоянии, я находился рядом. Иногда, брав ее тоненькую ручку, я молился, чтобы она пришла в себя. Она пару раз бормотала что-то невнятное, а потом снова отключалась. Карлайл сказал, что это из-за ломки организма. Подсознательно ее нужда просыпалась.

Примерно в пятом часу она начала ворочаться, и я позвал медсестру и Карлайла. По пульсу и ритму сердца она начала пробуждаться.

- Пробуждается. Принеси стакан воды, полотенце и таз. Давай.

Карлайл махнул медсестре в сторону двери. Девушка резко распахнула глаза и начала учащенно дышать.

- Как тебя зовут, ты помнишь?

- Изабелла Свон. Где я? – Ее голос такой нежный.

- Меня зовут Карлайл, и я доктор, а этот молодой человек, который вас сбил, - он показал на меня, - Эдвард. Я его дядя, ты в моей клинике.

- Мне нужно домой. – Она хотела встать, но сморщилась от боли и снова легла. – Что со мной?!

- Простите, Изабелла, но пока вам нужно быть тут. Мы нашли у вас пакетик с героином. Нам сообщить кому-нибудь, что вы тут?

- Нет, у меня никого нет... – Ее лицо погрустнело. - Мне плохо, дайте мне его. Верните мне тот пакетик.

- Я знаю. Нам нужно будет больше времени, чтобы привести вас в порядок. Где вы живете, нам нужны ваши документы.

- Я останусь на одну ночь, но мне нужна доза! Помнится, из больницы могу спокойно уйти, если я этого желаю.

Дядя был в ярости - его хмурые брови выдали его. Он удалился из палаты, что-то пробормотав. Похоже, он сказал «Упрямая».

Я решил, что пора извиниться перед Изабеллой.

- Эм, прости. Я ехал слишком быстро и не увидел тебя. Я все оплачу.

Она лишь кивнула. И сразу погрузилась в сон.

Я решил прогуляться и найти что-нибудь поесть для меня и Изабеллы. Пока еда не остыла, я хотел разбудить Беллу и проследить за тем, чтобы она поела.

Меня перехватил Карлайл по дороге, рассказал немного о ней. Она была сиротой, ее родители и брат погибли. Осталась только бабушка, живущая в Бостоне. Бедная девушка, она младше меня на два года и столько перенесла… Ей, наверное, не хватает человеческого понимания и дружбы.

Зайдя в палату, я увидел, что она проснулась.

- Ты проснулась! С добрым утром. Я принес тебе попить воды и перекусить, если хочешь.

Она изучающе посмотрела на меня. А я на нее. Красивые глаза.

- Сначала воды, у меня сушняк, – я дал ей стакан, и она с жадностью начала пить воду.

- Знаешь, я чертовски испугался, когда ты лежала на асфальте и когда ты целый день не приходила в себя..

- Целый день!? Мне пора. Спасибо за заботу и все такое.

Она встала с кровати, но едва устояла на ногах.

- Где моя одежда?

Я решил действовать, у меня возникла непреодолимая потребность быть с ней, оберегать ее. – Прости, Изабелла, но ты не уйдешь. Ты еще слаба, и ты… Ну, у тебя проблемы с наркотиками.

- Не тебе это говорить, - она взяла меня за ворот дорогой рубашки и попыталась сдвинуть, но она была еще слаба.

Я притянул ее к себе и прошептал на ушко: - Изабелла, ты никуда не уйдешь.

Изабелла начала плакать, пыталась вырваться, но я не позволял ей этого сделать.

Целую неделю мы провели вместе, я помогал ей с ее ломкой. Иногда приходилось ее привязывать к кровати, но это только для ее блага.

За это время я понял, что она мне не безразлична. Я чувствовал тягу к ней, она как магнит притягивала к себе. Как-то у нас зашел разговор о прошлом, она рассказывала о школьном времени, о бабушке и о том, как они веселились с братом.

- Знаешь, Белла, ты милая и прекрасная. Честно, тебе нельзя травить свой организм наркотиками!

- Заткнись! Ты ничего не знаешь о том, как я живу! Я проститутка! Шлюха! Когда ты меня сбил, знаешь, откуда я шла? Я шла от клиента, и некоторые синяки не от аварии, а от него. Вот вся правда, Эдвард.

Я прибывал некоторое время в шоковом состоянии, а потом прочистил горло.

- Я помогу тебе, у тебя есть долги? – Хочу ей помочь, хочу оберегать, хочу быть рядом.

- Мне не нужна твоя помощь. Завтра я ухожу.

Вечером следующего дня она вышла из клиники. Не хотелось ее отпускать, я думал ее отвезти и убедиться, что она в порядке. На парковке я проследил, в какую сторону она пошла. Только она завернула за угол, я сел в машину и поехал за ней следом. У меня было плохое предчувствие. Она была в поле моего зрения, и потом я увидел, как из машины выходит какой-то парень и идет за ней.

Я вдавил педаль газа, когда увидел, что Белла подвернула ногу и этот парень, воспользовавшись моментом, прижал ее к стене.

- Ну что, крошка? Узнаешь меня? – он приспустил капюшон.

Я выскочил из машины и увидел, как он ударил ее по лицу.

- За то, что ты сделала с моим братом, ты должна бесплатно у меня сосать, да и не только у меня!

Я был в гневе, мое подсознание отключилось. Я как самец в дикой природе начал наступать на обидчика своей самки. Все померкло, был только этот ублюдок.

Я оторвал его от Беллы и оттолкнул его подальше от нее. Он вцепился в меня и завязалась драка. Я ударил его пару раз, и он упал на асфальт, правда и он разбил мне губу. Этот парень лежал, еле дыша, я хотел нанести еще один удар, но меня остановила Белла.

- Хватит! Перестань, пошли. Он не достоин смерти от твоей руки. Найдется еще человек, который его убьет.

Я очнулся, быстро схватив ее руку, и направился в машину.

*******


От Беллы.

Через три года.

С того момента, как я встретила Эдварда Мейсена, прошло три года. Сейчас я сижу за большим столом, в большом доме и с большим количеством людей вокруг. Обычно так много знакомых бывает только на праздниках и на похоронах. И, слава Богу, это не похороны!

Эдварду сегодня исполнилось тридцать лет. На этом празднике была моя бабушка, почти все родственники Эдварда и наши общие друзья.

Сколько всего произошло за эти три года. Даже не верится, что мы вот так сейчас стоим и влюбленными глазами смотрим друг на друга.

Хотя после первых дней у Эдварда дома я сбежала к себе и купила героин, ах да, я угнала у него велосипед. Он меня нашел через пару часов, но я была под кайфом. Ничего не соображала и проснулась я снова у него дома, запертой в комнате. Более того, мои окна были заколочены со стороны улицы. Я бесилась. Была чертовски зла на него. У меня снова была ломка. Эдвард приходил ко мне с водой, и в каждой бутылке были таблетки, после которых меня тошнило - так он промывал мне желудок. И так месяц я жила в комнате с бутылками воды, мне было плохо. Но каждый раз со мной сидел он и успокаивал меня.

Еще через месяц он сказал, что я могу идти, куда хочу. Тогда я наорала на него, и мы поругались. Эдвард открыл дверь и поставил велосипед передо мной. Но я уже была влюблена в него, я оттолкнула велик и бросилась на него. Мы страстно целовались, он захлопнул дверь и повалил меня на пол. В ту ночь я была его и только его.

Три года мы ссорились, ругались и даже дрались, но каждый раз мы оказывались в постели. Он всегда знает, когда остановиться и наброситься с поцелуями. За это я его еще больше люблю.

- Эдвард, с Днем рождения!

- Спасибо, мисс Свон! Мне очень приятно, что вы приехали!

- Мари, меня зовут Мари, сколько тебе об этом напоминать, – с улыбкой поправила бабушка моего любимого. – Мое здоровье совсем меня подводит, хорошо, что Белла приедет на следующей неделе для подписания некоторых бумаг.

Эдвард удивленно посмотрел на меня, черт, я забыла ему сказать. А я посмотрела гневно на бабулю, она все поняла и тактично нас покинула.

- И когда ты хотела мне сообщить об этом?

- Сегодня. Ночью. – Я коварно улыбнулась ему.

День рождения прошел хорошо, я пообщалась со всей семьей Эдварда, зарядилась позитивом от нашего хорошего друга Эммета, наслушалась сплетен и всякого бреда про моду от его жены Рози. Вспомнила прекрасный отдых с Элис и ее женихом Джаспером. Вечером нам помогали с уборкой мама и тетя Эдварда. Элизабет - прекрасная мама, она ко мне относится не как к девушке своего сына, а как к дочери, которой у нее никогда не было. А Эсми сама доброта, помогала мне с поиском временной работы, ведь через два года все наследство перейдет мне, а так же и фирма, которая осталась на плаву, принося все столько же денег, как и раньше.

Ночью, в объятиях любимого, я согласилась выйти за него замуж.

Сколько в моей жизни было негатива, боли и страдания, но я пришла к своему счастью. Я счастлива, любима и дорога своим близким. Это удерживает меня от старой Беллы и дает силы для новой. Новой жизни Изабеллы Мари Мейсен.

Конец.
________________________________________
Буду рада почитать ваши комментария


"Потеря дорогого предмета"
"Любовь началась со стакана воды."
«Valentine's Day»
Прошу, услышь меня…



Сообщение отредактировал Yani4ka - Среда, 21.09.2011, 21:37
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » The A Team (Жизнь может измениться...)
Страница 1 из 11
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX