[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 5«12345»
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » Двойные стандарты (или "Офис") NC-17 (Содержит сцены интимного характера. Детям до 18 - запрещено)
Двойные стандарты (или "Офис") NC-17
ОстровитянкаДата: Пятница, 19.02.2010, 11:05 | Сообщение # 31
Группа: Пользователи
Сообщений: 80

Статус: Offline

Награды:


Ой, какой сюрприз!

Надеюсь теперь продолжение будет часто?!

Огромное спасибо!


[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://i006.radikal.ru/0912/80/a7e95b208550.jpg[/IMG][/URL]
 
МарусикДата: Пятница, 19.02.2010, 12:09 | Сообщение # 32
Группа: Пользователи
Сообщений: 57

Статус: Offline

Награды:


незашто)))что на данный момент есть выложим cool

Часть 3.

Лифт звякнул, оповещая меня о том, что я доехала до гаража, и, бормоча что-то себе под нос, я направилась к машине. Здесь было довольно тусклое освещение, и я была совсем одна среди нескольких машин, оставшихся на этом уровне, но я была слишком взбешена, чтобы подумать об опасности. Я бы посочувствовала неудачнику, осмелившемуся связаться сейчас со мной. Не успела я об этом подумать, как услышала, как распахнулась дверь, ведущая на лестницу, и мистер Каллен позвал меня. Превосходно.

«Господи! Да можете вы подождать, черт возьми?» - прокричал он. От моего внимания не ускользнул тот факт, что он буквально задыхался. Думаю, забег через 18 лестничных пролетов может и не такое сделать с человеком.

Отключив сигнализацию, я открыла дверь и бросила сумочку на пассажирское сидение. «Какого хрена тебе надо, Каллен?»

«Уделишь мне всего одну минуту? Господи, можешь ты просто выключить эту суку на пару гребанных секунд и послушать меня?» - он тяжело дышал.

Я обернулась. «Ты что, думаешь, я какая-нибудь игрушка?» Сотни различных эмоций промелькнули на его лице: раздражение, шок, смятение, ненависть; и чтоб я провалилась, если он не выглядел восхитительно. Его галстук был ослаблен, а его взъерошенные волосы и капелька пота, медленно скользящая вдоль его скулы, никак не помогали моему самоконтролю. Я была в бешенстве, черт подери! Почему даже после всего этого, я не могла не думать о том, как он овладевает мною, нагнув меня у своего стола?

Осмотрительно сохраняя дистанцию, он провел рукой по волосам и усмехнулся, покачав головой. «Господи», - он проговорил больше самому себе и огляделся вокруг. «Ты думаешь, ты моя игрушка? Черт, я просто решил, что если…» - он остановился, пытаясь привести мысли в порядок.

«Что? Ты действительно думаешь, что это случится снова?» - сказала я, не скрывая отвращения в своем голосе.

«Боже мой, нет!» - он закричал, его голос эхом отдавался от бетонных стен. «Может быть, я просто устал от того, что ты постоянно вертишь передо мной своей соблазнительной задницей и потом еще этот чек», - добавил он, глядя мне в глаза и ожидая моего ответа. Неуправляемый приступ гнева словно пронзил меня насквозь, и, прежде чем я смогла остановиться, я шагнула к нему и отвесила звонкую пощечину. С шокированным и в тоже время неистовым взглядом на лице, он поднял руку и потер то место, куда я его ударила.

«Что ж, тебе не придется больше об этом волноваться. Ты и близко к моим трусикам не подойдешь. Никогда. Больше». Как же всё это извращенно – даже когда я сказала это, я почувствовала, как напряглись мои соски.

Нас окутала тишина, звуки улицы и транспорта едва достигали моего сознания. «Знаешь», - начал он с мрачным взглядом, делая маленький шаг в моем направлении. «Я это уже говорил, но… я не слышал, чтобы ты жаловалась».

О, как умно, недоносок. «Тогда в примерочной». Еще один шаг. «Когда ты наблюдала за тем, как я тебя трахаю». И еще. «Я не слышал ни единого слова из твоего милого ротика, которое убедило бы меня, что ты не получала удовольствие от каждой минуты нашего небольшого представления».

Моя грудь вздымалась от глубоко дыхания, и сквозь тонкое платье я чувствовала холодный металл своей машины. Даже, несмотря на то, что я была на каблуках, он был выше меня на голову, и я могла чувствовать его теплое, обжигающее дыхание на своих волосах. Все, что мне надо было сделать, это поднять голову вверх, и тогда наши губы встретились бы. «Ну, этого больше не случиться», - я прошипела сквозь стиснутые зубы, но с каждым затрудненным вздохом мои соски слегка касались его груди, покалывая от мимолетного удовольствия.

«Нет, конечно, нет», - ответил он, неторопливо покачивая головой, и двигаясь ближе ко мне – его эрекция теперь слегка задевала мой живот. Поместив руки по обе стороны от меня, он прижался ко мне своим телом, и мне пришлось подавить стон.

«Возможно», - прорычала я, неуверенная в том, хотела ли я сказать это вслух или нет.

«Только один раз», - сказал он, его рот в опасной близости с моим.

Подняв лицо вверх, я фыркнула в его манящие губы, «Ненавижу тебя, черт возьми».

«Я тоже это ненавижу». Наши рты парили в дразнящей близости друг от друга, наши губы едва касались друг друга, каждый из нас разделял дыхание другого.

Я видела, как его ноздри слегка раздувались, и когда я уже думала, что сойду с ума, не в силах больше терпеть; он грубо обхватил мою нижнюю губу своими губами и потянул меня к себе. Прорычав мне в рот, он углубил поцелуй и страстно прижал меня к машине. Как и в прошлый раз, он поднял руку и вытащил заколки из моих волос, позволяя им рассыпаться вокруг нас.

Наши поцелую были дразнящими и грубыми, руки зарылись в волосах, а языки скользили вдоль друг друга. Я открыла глаза, ловя воздух ртом, когда он слегка согнул колени, упираясь членом вниз моего живота. «О Господи», - простонала я, прерывисто дыша, обхватывая его ногу своей, и упираясь каблуком в его икру.

«Да, я знаю», - он тяжело дышал. Взглянув вниз на мою ногу, он переместил руки на мой зад и грубо сжал его, дразня меня, «Я уже говорил тебе, что эти туфли чертовски сексуальны? Что за непослушная девчонка, с маленьким бантиком на своих “трахни меня” туфельках? Мисс Секси Попка». Я вдруг почувствовала волну возбуждения, прокатившуюся по моему телу, и мои трусики стали еще более влажные. Мне следовало бы влепить ему еще одну пощечину за такие слова, но когда он сказал это своим низким шепотом, я только еще сильнее захотела его.

«О, правда, засранец? Кое-где есть еще один бантик, если повезет, найдешь и его», - я огрызнулась, мои губы почти касаются его уха.
Он отодвинулся от меня, похоть плещется в его глазах. «Залазь в эту чертову машину», - его голос прогремел глубоко из груди, и он резко распахнул дверь машины.

Я стояла, уставившись на него, желая, чтобы разумные мысли проникли в мой затуманенный рассудок. Что мне делать? Чего я хочу? Должна ли я позволить ему снова овладеть моим телом? Твою мать! Эмоции взяли верх надо мной, захватывая мое тело, заставляя его трепетать. Рациональное мышление быстро покидало меня, как только я почувствовала, что его рука заскользила вверх по моей шее, запутываясь в волосах. Он схватил их крепко и резко притянул мою голову к себе, уставившись мне в глаза. «Сейчас же!» В тот момент я поняла, что сражаюсь в уже проигранной битве. Как бы я ни старалась отрицать это, мое тело принадлежало ему.

Решение было принято, и снова обмотав его галстук вокруг запястья, я потянула его на заднее сидение. Как только за ним захлопнулась дверь, он не тратил время попусту, скидывая с себя пиджак и занимаясь завязками моего платья. Я застонала, когда почувствовала его руки на своей обнаженной коже. Заставляя меня откинуться назад на прохладное кожаное сидение, он встал на колени у меня между ног и положил ладонь между моих грудей, медленно скользя рукой вниз живота к белому кружевному поясу с подвязками. Его пальцы пробежали вниз по изысканной тесьме на краях моих чулок и обратно вверх, двигаясь вдоль кромки моих трусиков. Мышцы моего живота стали сжиматься с каждым его движением, и я постаралась контролировать дыхание. Дотрагиваясь пальцами до маленького беленького бантика, он посмотрел на меня, «Везение здесь ни при чем». Чтоб. Меня.

Я схватила его за рубашку и притянула к себе, проникая языком в его рот, издавая стон, как только его ладонь прижалась к моей киске, заставляя кружево приятно ласкать клитор. Наши губы изучали друг друга; наши поцелую долгие, страстные. Я вытянула рубашку из его брюк и исследовала руками его мускулистые руки и рельефную грудь, оставляя след из мурашек на его коже. Я хотела, чтобы он разделся. Все, о чем я могла думать, это его обнаженное тело надо мной.

Желая подразнить его так же, как он это делал со мной, я провела ноготками вниз по его животу, вдоль ремня, к твердой как скала выпуклости в его штанах.

«Ммм», - простонал он мне в рот. «Ты не знаешь, что ты делаешь со мной».
«Скажи мне», - я прошептала в ответ. «Скажи мне, и я дам тебе, что ты хочешь». Я использовала его собственные слова против него, а то, что мы теперь поменялись ролями, лишь еще больше подстегивало меня. «Скажи мне, что ты хочешь, мистер Секси Попка».

«Бля!» - простонал он и прикусил нижнюю губу, его лоб упал на мой лоб, и он закрыл глаза. «Я хочу, чтобы ты меня трахнула», - прорычал он. Затем он слегка отстранился, чтобы взглянуть на меня, неподдельное отвращение исказило его прекрасные черты лица, и он добавил, «И я ненавижу тебе за это».

Трясущейся рукой он зажал мои новые трусики в кулак, и как бы безумно это не звучало, я хотела, чтобы он сорвал их. Необузданная страсть между нами была чем-то новым для меня, чем-то, что я никогда прежде не испытывала, и, если это было в последний раз, я не хотела, чтобы он сдерживался. Не говоря ни слова, он сорвал их с меня, боль от врезающейся в кожу ткани только еще больше возбудила меня.

«Ты хочешь, чтобы я тебя трахнула, да?» Усмехнулась я, подтягивая свои ноги к себе и сталкивая его с себя. Я откинула его на спинку сидения и уселась на него верхом. Схватив его за ворот рубашки, я резко потянула края в разные стороны, усыпая сидение пуговицами и обнажая его грудь.

«Долбанная сучка», - огрызнулся он. Я быстро стянула с себя платье и заткнула его страстным поцелуем. Его руки жадно схватили мои бедра и притянули ближе к его возбужденному достоинству.

Меня переполняли чувства, и я была не в силах больше ждать. Я так сильно хотела ощутить его внутри, что меня буквально трясло от желания. В тот момент для меня не существовало ничего, кроме него, кроме этого: ощущения воздуха на моей нагой коже, звуков нашего неровного дыхания, жара его поцелуя и мысли о том, что ожидало меня впереди. В несколько безумных движений, я расстегнула его ремень и брюки, и с его помощью приспустила их вниз. Я села на него верхом, головка его члена едва касалась входа во влагалище. Я потянула его за волосы так, чтобы наши глаза смотрели друг на друга, и опустилась на него.

«Боже мой!» - простонала я, ощущение его внутри меня только распалило мое желание. Поднимая и опуская бедра, я начала скакать на нем, каждое движение доставляло больше наслаждения, чем предыдущее. Ощущение боли от его грубых прикосновений лишь разжигало мою страсть. Его глаза были закрыты, и он заглушал стоны, уткнувшись мне в грудь. Скользя губами вдоль кружева моего лифчика, он приспустил одну чашечку и захватил возбужденный сосок между зубов. Я стиснула его волосы сильнее, чем вызвала его сладкий стон. Он приоткрыл рот и впустил мою жаждущую грудь внутрь.

С каждым движением я все дальше отдалялась от своих намерений. Мое тело полностью гармонировало с ним – оно реагировало на каждый его взгляд, звук, прикосновение. Я и обожала и ненавидела то, как он заставляет меня чувствовать. Я никогда прежде не теряла контроль над собой, но я больше не могла игнорировать то, как мое тело отвечало на его ласки.

«Тебе нравится?» - я дразнила его. «Нравится быть оттраханным?»

Он крепко сжал мои бедра, прекращая мои движения, и бросил на меня бешеный взгляд. «Ты совершенно не знаешь, когда нужно закрыть этот маленький прелестный ротик, не правда ли?» - он прорычал, не сводя с меня глаз. А когда я замахнулась, чтобы снова врезать ему, он поймал мое запястье и покачал головой. «Хочешь узнать, что значит быть оттраханной?» Прежде чем я успела ответить, он поднял меня с себя и швырнул на сидение. Грубо раздвинув мои ноги, он вошел в меня. Я громко застонала, когда он начал трахать меня с неистовой силой. Моя машина была слишком мала для этого, но в тот момент, ничто в этом мире не могло остановить нас. Даже, несмотря на то, что его ноги были согнуты в неловкой позиции, а мои руки сложены над головой, чтобы защитить ее от ударов об дверь, удовольствие было неописуемым.

Встав на колени, в более удобную позу, он закинул одну мою ногу себе на плечо, входя в меня глубже. «О, Боже мой, да», - мое дыхание сбилось.
«Да?» - простонал он, поднимая мою вторую ногу и устраивая ее на другом плече. Слегка нагнувшись вперед, он оперся рукой на дверь для поддержки и углубил фрикции. «Так тебе нравится?» Изменение угла проникновения доставило моему телу самые восхитительные ощущения.

Уперевшись руками в дверь, я приподнимала бедра навстречу каждому движению его бедер. «О, черт, да. Сильнее», - я стонала в полный голос.

«Охеренно», - прошептал он, поворачивая голову и нежно целуя мою ногу, везде, где он мог дотянуться. Наши тела блестели от пота, окна совсем запотели, а стоны заполнили тишину салона. Тусклое освещение подземного гаража акцентировало каждую выемку, каждый мускул этого шедевра надо мной. Я смотрела на него с благоговением; его тело напрягалось с каждым движением, его волосы спутались и прилипли к его вспотевшему лбу, сухожилия на его шее натянулись, и ничего прекрасней его я в жизни не видела.

Он опустил голову между вытянутых рук, и на мгновение наши взгляды встретились. Мы смотрели друг другу в глаза как завороженные, дыхание частое и поверхностное – мы оба были уже близки. Зажмурив глаза, он покачал головой. «О Господи», - он сбивчиво дышал. «Я не могу остановиться».

«Я тоже», - проговорила я, еле дыша, копируя его отчаянный взгляд. Оторвав голову от сидения, я притянула его лицо к себе руками и запечатлела на его губах обжигающий поцелуй. Каждый нерв моего тела умолял о разрядке, и каждое грубое и резкое погружение его члена толкало меня все ближе к краю. На секунду я позволила себе представить, какого было бы всегда иметь это тело у себя под рукой, чтобы он безудержно трахал меня в моей кровати. Одной только мысли было достаточно, чтобы во мне прогремел взрыв, бьющий рикошетом через все мое тело, и я сильнее сжала его волосы.

«Аааа!..» - я прокричала, прогибаясь в пояснице, и чувствуя, как стенки влагалища сжимаются вокруг него.

«Господи… Твою… Мать!» - его голос был низким и хриплым, и с последним глубоким проникновением он замер надо мной, его член пульсировал внутри меня. Измученный, дрожащими руками, он снял мои ноги с плеч и аккуратно положил их по обе стороны от себя, зарываясь мне в шее своим лицом. Я не могла противостоять желанию дотронуться до его волос в последний раз. Трясущимися руками я провела по его мокрым волосам, пока мы лежали, восстанавливая дыхание, и я чувствовала, как неистово бьется его сердце на моей груди. Проходили минуты, и миллионы мыслей пронеслись через мою голову. Постепенно наши дыхания успокоились, и я уж было подумала, что он уснул, когда он поднял голову.

Мое взмокшее тело сразу же покрылось гусиной кожей, как только он встал с меня и начал одеваться. Я наблюдала за ним с минуту, затем села и натянула на себя платье. Это был самый страстный опыт в моей жизни. Я и не знала, что секс может быть настолько насыщенным. Меня тянуло к нему с необъяснимой силой физически, но не более того. Как такое может быть, что я безумно хочу мужчину в сексуальном плане, но не желаю иметь с ним ничего общего в других аспектах?

«Это не должно случиться снова». Сказал он, вырывая меня из моих мыслей. Я повернулась к нему: он надевал свою порванную рубашку, его взгляд был устремлен вперед, зубы стиснуты. Мне показалось, прошла целая вечность, прежде чем он повернулся ко мне. «Мы понимаем друг друга, мисс Свон?» Я знала, что мне нужно делать.

«Скажите Эсми, что я приду, мистер Каллен. И выметайтесь из моей машины».

Добавлено (19.02.2010, 12:09)
---------------------------------------------
Глава 6. Эволюция Пещерного Эдварда.

Часть 1.

Жжения в моей груди было почти достаточно, чтобы отвлечь меня от мучительных мыслей. Почти. Я увеличил наклон беговой дорожки для большей нагрузки. Это всегда срабатывает. Это то, как я живу. Нет ничего, в чем бы я не смог добиться совершенства, стоило только поднажать: учеба, карьера, семья, женщины. Черт. Женщина. С отвращением покачав головой, я увеличил громкость на айподе, прикрепленному на бицепсе, надеясь, что это хоть не на долго подарит мне несколько сраных минут спокойствия.

Мне следовало бы знать, что это не сработает. Неважно как упорно я стараюсь, это всегда остается там. Я закрываю глаза, и все возвращается: то, как я нависаю над ней, то, как она обхватывает меня ногами, мы оба взмокшие, возбужденные до предела, желающие остановиться, но не в силах это сделать. Находиться внутри нее – самая совершенная, самая превосходная в мире пытка. Это утоляло голод, который я испытывал в тот момент, но стоило этому закончиться, и я снова чувствовал себя наркоманом, жаждущим большего. В моей жизни было много женщин, но я никогда не переживал ничего настолько всепоглощающего. Когда я с ней, я готов сделать все, о чем она попросит. Она делает меня слабым, только она способна поставить меня на колени. И поэтому, это должно прекратиться; и почему я должен был говорить это вслух. Это очевидно для нас обоих, что это не должно случиться снова. В действительности, мы никогда не обсуждали то, что между нами происходило, и я думаю, это к лучшему. Потому что стоило об этом заговорить, это стало бы реальным. И я знаю, что, если я просто-напросто буду контролировать себя и отучать от этой зависимости, мне удастся выбросить ее из головы. Я должен. У меня нет другого выбора.

Я почувствовал, как кто-то выдернул наушник из моего уха, потому что невозможно было не заметить исчезновение оглушительной музыки. Я постарался сохранить темп, но мне всё же пришлось уменьшить скорость беговой дорожки, чтобы не упасть. Я повернул голову в сторону моего раздражителя на соседнем тренажере. «Эммет, что?!»

«Ты продолжаешь набирать скорость, боюсь, нам придется отскребать тебя от пола и тратиться на слуховые аппараты, прежде чем тебе стукнет 30, братишка», - ответил он, покачав головой. «Что сделала Белла, чтобы вывести тебя из себя, в этот раз?»

Я видел, как он закатил глаза, пока говорил, и я почувствовал, как внутри что-то сжалось при упоминании ее имени. Я сосредоточил свое внимание на беговой дорожке и снова увеличил скорость. «Почему ты думаешь, что это как-то связано с мисс Свон?»

«Эээ, может, потому что твои ноздри раздуваются в два раза чаще, когда ты говоришь о ней», - отметил Эммет, и я, взглянув на него, заметил эту раздражающую всезнающую ухмылку на его лице.

«Чтобы ты знал, стоумовая задница, я абсолютно спокоен и ничто меня не беспокоит. А если бы и беспокоило, это не имело бы никакого отношения к моему ассистенту», - сказал я безразлично, пытаясь сосредоточиться на тренировке.

«Ты такое брехло», - он рассмеялся от души, тряся головой. «Я еще не встречал человека, который бы вызывал у тебя такую реакцию. И ты знаешь, почему?» Он выключил свой тренажер и сфокусировал все свое внимание на мне. Я бы соврал, если бы сказал, что это меня совсем не нервировало. Мой брат был довольно проницательным, иногда даже слишком. И если я и хотел сохранить что-то в секрете от него, это было оно.

Я продолжал смотреть перед собой, пока бежал, стараясь не встречаться с ним взглядом. «Нет, но что-то мне подсказывает, что ты собираешься меня просветить».

«Потому что вы двое слишком похожи», - заявил он самодовольно. Черт возьми, он что, не в себе?

«Что!?» Несколько человек обернулись, чтобы посмотреть, почему я вопил на своего брата посреди переполненного зала. Я остановил тренажер и повернулся к нему. «Как тебе такое только в голову могло прийти? Мисс Свон и я, мы совершенно разные». Я был потным, запыхавшимся и обессиленным, пробежав 6 миль; но в тот момент, скачок давления никак не был связан с моей тренировкой.

Сделав несколько глотков воды из своей бутылки, Эммет продолжил, ухмыляясь. «С кем ты думаешь, ты говоришь, братишка? Я никогда не встречал настолько одинаковых людей. Во-первых», - он сделал паузу, прочищая горло и поднимая руку вверх, драматично загибая пальцы. «Вы оба умные, решительные, трудолюбивые, преданные и самые великодушные из всех, кого я знаю. И», - он продолжил, указывая на меня пальцем. «Она первая женщина, которая смогла тебе противостоять, и которая не бегает за тобой повсюду как собачонка».

Они что, все с ума посходили? Конечно, она обладает некоторыми из этих качеств, даже я не могу отрицать, что она невероятно умна. И она действительно усердный работник, она частенько поражала меня тем, насколько хорошо она справлялась с моими заданиями. Она определенно решительный человек, хотя я скорей бы назвал ее своевольной и упрямой. И, конечно, ее преданность вне всяких сомнений. Она могла бы выдать меня сотню раз, с тех пор как мы начали эту нездоровую игру. Но великодушная? Вот этого я не замечал.

Я уставился на него, пытаясь сформулировать ответ. «Ага, а еще она самая большая сука». Я спустился с беговой дорожки и быстрым шагом направился в другой конец зала, подальше от Эммета.

«Пф», - фыркнул он позади меня и рассмеялся. «Продолжай убеждать себя в этом».

Ложась на спину, я начал считать подъемы туловища и постарался сдержать отчаянный стон, когда Эммет предпочел лечь на соседний мат. Я уже сделал 154 подъема и намеревался вставить наушники обратно в уши, когда он решил заговорить. «Серьезно, чувак, неужели ты не замечаешь всего этого?»

Я остановился, рассержено вздохнув, и взглянул на него. «Слушай, не то, чтобы -», - я замолчал, даже не зная, что я хотел сказать. «Хорошо, я признаю, что у мисс Свон есть свои сильные стороны. Но помимо этого, мне нечего добавить. Ни для кого не секрет, что мы с ней с трудом ладим, и я действительно не вижу смысла продолжать этот разговор. Потому что, если не ты, то это будет мама или отец. Наши разногласия никак не отражаются на наших рабочих отношениях, поэтому тема закрыта».

Он притих на некоторое время, затем снова заговорил. «Все, что я пытаюсь сказать, это то, что я думаю, вы двое похожи больше, чем ты думаешь. И, возможно, если ты постараешься уважать ее за это, это улучшит ваши отношения. Отец не предложил бы ей эту работу, если бы он не был уверен, что вы двое станете отличной командой». Я игнорировал его, продолжая качать пресс. Я закончил этот разговор.

Спустя пять минут он встал. «Ну, я думаю, я домой. Так ты заскочишь к нам на ланч?» - спросил он, собирая свои вещи.

«Да, я позанимаюсь здесь еще часок, поэтому передай моей девочке, я приду как раз к чаю», - я тихо засмеялся. Кэррингтон подарили чайный набор на ее первый день рождения, и мы с ней часто устраивали чайные вечеринки, которые в основном заключались в том, что она громыхала пластиковым чайником на столе и скармливала мне все печенья.

«Передам», - он засмеялся и развернулся, чтобы уйти, но потом что-то вспомнил. «Роуз просила узнать, получилось ли у тебя уговорить Беллу прийти на ужин в субботу?»

Вдруг сильно заинтересовавшись в том, как завязаны мои шнурки, я ответил. «Да, она сказала, что придет». Я намерено избегал его взгляда, надеясь, что он просто уйдет. К сожалению, сегодня удача не на моей стороне.

«Я что, единственный, кто считает забавным то, что мама хочет свести ее с Майком Ньютоном?» И снова это чувство в моей груди. Откуда оно, черт возьми? Эммет и я ходили в одну школу с Майком, и он был славным малым, но стоило мне представить их двоих вместе, и мне хотелось рвать и метать. «То есть, Майк – хороший парень, но Белла, как бы сказать, не его поля ягодка. Ты так не думаешь? Этот сукин сын станет большим счастливчиком, если получит ее», - он засмеялся, разворачиваясь к выходу. «Увидимся позже, братишка», - прокричал он через плечо.

«Увидимся», - пробормотал я. Мне необходимо было выплеснуть энергию и снять стресс, и я направился к боксерским грушам.

Спустя полтора часа я въехал в подземный гараж своего дома. Заглушив двигатель, я откинулся на спинку сидения и закрыл глаза. Я был истощен. Я заметил, что стараясь выкинуть воспоминания о прошлом вечере из своей головы, я практически довел себя до изнеможения.

Без задней мысли мои глаза открылись и непреднамеренно побрели к бардачку. Одна только мысль о том, что там лежало, и мои зубы заскрежетали, а член напрягся. Дьявол. Презирая себя за эту мысль, я схватил спортивную сумку и развернулся в сторону двери. Я замер. Моя рука остановилась на ручке двери. Они будто звали меня. С покорным вздохом, я повернулся, открыл бардачок, достал оттуда белое кружево и запихал его в свою сумку. «Чертов извращенец!» Пробормотал я себе под нос, вылезая из машины и захлопывая дверь.

«Доброе утро, мистер Каллен», - консьерж поприветствовал меня, и я изо всех сил постарался стереть эту гримасу со своего лица и улыбнуться ему. Судя по его обеспокоенному взгляду, мне это не удалось. Я живу на 87 этаже в одном из самых дорогих и престижных жилищных комплексов во всем Чикаго, и как только я вошел в квартиру, я почувствовал себя немного спокойнее.

Проходя через кухню, я захватил бутылку воды из холодильника и направился в комнату. Что мне нравилось больше всего в этой квартире, так это огромные окна, от пола до потолка, которые украшали каждую внешнюю стену. Моя комната не была исключением, а вид, открывающийся из нее, был впечатляющим, особенно по ночам. Хотя я должен признать, мысли, которые эти окна пробуждали во мне, значительно изменились за последние две недели. Из-за этих гребанных окон у меня теперь хронический стояк. Господи. Вздохнув, я бросил сумку на кровать, снял рубашку и пошел в ванную.

Пока вода нагревалась, я решил разобрать сумку и достать грязные вещи. Мои руки замерли, как только набрели на мягкое кружево. Я знал, что не хочу этого делать. Только не здесь. Мой дом был единственным местом, куда она не еще вторглась. Ну, может быть, это не совсем правда. Я имею в виду, что дрочил при мысли о ней чаще всего здесь, чем где-либо еще, но не одна ее вещь еще не была здесь. Садясь на кровать, я вытащил клочок материи из сумки. La Perla. Ну, конечно.

Дотрагиваясь до маленьких белых бантиков, я снова вернулся в тот вечер. У меня и в мыслях не было обидеть ее этим кредитным счетом. Сказать по правде, я даже не знаю, какими были мои намерения. Хотел ли я заменить вещи, которые порвал, или предоставить новые? Проклятье. Если даже я не знал этого, как, черт возьми, она могла догадаться? Прежде чем я понял, что я делаю, я уже позвонил и все устроил. Весь день я был сам не свой. Я всё сомневался, хорошая ли это идея. Дважды я почти отдал ей конверт: первый раз, когда мы обсуждали расписание, а второй – в лимузине. И каждый раз меня либо отвлекали, либо я просто трусил.

Наконец, когда я уходил, я набрался смелости и, проходя мимо ее стола, бросил на него бумаги. К чему я не был готов, так это к ее реакции. И когда она обиделась, я не знал, что мне делать. Я был атакован различными эмоциями: гнев от того, что она думала, что для меня это всё игра; шок, от того, что она испытывает ко мне так мало уважения; обида, от того, что она расстроена; и страстное желание из-за ее злости. Скандалы с этой женщиной заводят меня как ничто другое. Думаю, однажды, мне придется обратиться к психотерапевту с этим вопросом.

Когда она швырнула в меня те бумаги и ушла, я знал, что разумней всего дать ей уйти, но я не мог. Я пробежал 18 долбанных пролетов, чтобы догнать ее, и даже тогда она меня поразила. Я пытался ей все объяснить, но она не дала мне даже слово вставить.

А потом она, черт подери, ударила меня! Ни одна женщина себе такого не позволяла. Я частенько этого заслуживал, но ни у одной из них не хватало на это смелости. Я не знал, ненавидеть мне ее за это или уважать или просто оттрахать. И прежде чем я что-то решил, наши рты были в миллиметрах друг от друга. Я чувствовал вкус ее дыхания, и больше всего на свете я хотел, чтобы между нами не оставалось никакого пространства, я хотел почувствовать ее губы. Не смотря на все, что она сделала в тот вечер, я все равно хотел ее, и мое тело придвигалось ближе к ней, словно под действием силы притяжения. Она прошептала «возможно» так тихо, что я думаю, она сказала это самой себе. Это одно малюсенькое слово отразилось болью в моей груди. Я безумно хотел ее. Я хотел ее еще один раз.

Она сказала, что ненавидит меня. Я знал, что она ненавидит меня, ненавидит то, как мы реагируем друг на друга. Я тоже это ненавижу. Но как бы сильно мы не призирали друг друга, мы не могли отрицать идеального слияния наших тел. Я никогда не был с женщиной, которая бы ни в чем мне не уступала, с равной мне. Но она подходила мне во всем: каждым словом, каждым поцелуем, каждым прикосновением. И мне просто надо было почувствовать все это еще один раз, быть с кем-то с кем мне не приходится сдерживаться. Она дразнила и мучила меня, и я знал, что все равно снова приползу к ней на четвереньках. И это я ненавидел больше всего.

Как только гнев и возмущение пронзили меня, я поцеловал ее и грубо прижался к ней всем телом. Это было чертовски приятно чувствовать ее под собой, и мой член был твердым и просился наружу. Когда она затащила меня в машину, чувства окончательно овладели мной. Ее аромат заполнил небольшое пространство машины, и я просто обезумел, я начал раздевать ее. Я чуть не кончил, когда увидел пояс с подвязками. Тот самый, который я рассматривал в магазине, белый с маленькими бантиками. Она специально его надела? Надеялась ли она, что я его увижу? Мой разум не мог понять, что, возможно, она думает обо мне также часто, как и я о ней.

Мои тщательно возведенные стены стремительно приближались к разрушению. «Ты не знаешь, что ты со мной делаешь», - сказал я. И она играла со мной, заставляя меня сказать ей. Что она хотела услышать? Что я дрочу почти каждый день, фантазируя о ней? Что даже хотя я и сопротивляюсь этим желаниям, образы того, как я занимаюсь с ней сексом, заполняют все мои сны по ночам? Я сказал ей, что хочу, чтобы она трахнула меня, и что я ненавижу ее за это. Это было мое самое искреннее признание.

И снова она приняла мой вызов. Столкнув меня с себя, она оседлала мои бедра и разорвала мою рубашку. Никогда в жизни я не был так сильно возбужден, как в тот момент. Я слышал, как пуговицы рассыпались по кожаному сидению, а я думал только о том, что хочу быть внутри нее. И твою мать! Каждый новый раз лучше, чем предыдущий. Ее бедра качались вперед и назад, впуская меня глубже, заставляя меня тяжело дышать и стонать у нее на груди.

Время потеряло для меня значение, когда я бросил ее на сидение, намереваясь преподать ей урок. Мне нужно было большего, и я устроил ее ноги у себя на плечах, входя в нее глубже. Но в какой-то момент, внутри этого тихого темного салона, наедине со звуками нашего удовольствия, что-то изменилось. Злость заменилась… отчаянием? Отчаянием от того, что я терял себя. Отчаянием от того, что это скоро закончится, и я больше никогда не увижу эту прекрасную женщину под собой. А я этого не хотел, потому что также сильно как я ненавидел все чувства, что она пробуждала во мне, так же сильно я хотел их снова и снова. Я хотел ее каждый день и каждую ночь. Я хотел видеть ее волосы, разбросанные на моих подушках, слышать, как она выкрикивает мое имя. «О Господи», - мое дыхание сбилось. «Я не могу остановиться». Рухнула еще одна стена между нами. Когда мы вот так были вместе, моя маска исчезала. И когда я уже начал паниковать, она спасла меня.

«Я тоже». Никогда прежде два простых слова не могли так легко меня утешить. Она чувствует тоже самое. Нам не надо было объяснять, мы просто понимали. В этом плане, мы похожи. Двое эгоистичных людей, привыкших получать свое, и на мгновение я подумал, могли бы мы продолжить наши безумные встречи? Возможно ли, быть вместе только физически, делиться друг с другом телами и больше ничем? Стенки ее влагалища стали сжиматься, и, прогибаясь в пояснице, она коснулась своей прелестной грудью моего лица. Я старался сдержаться, старался продлить это удовольствие, но ее оргазм спровоцировал и мой собственный, и вскоре я стонал и кончал глубоко внутри нее.

Абсолютно обессиленный, я снял с плеч ее ноги и свалился на нее. Я хотел быть осторожным, но у меня не было сил. Лежать вот так с ней рядом было чем-то новым для меня, непохожим ни на что. Ее пальцы стали играть с моими волосами, и мои глаза закрылись. Мой разум твердил мне, что пора уходить, снова возвести все стены, но тело умоляло меня остаться. Касаясь моей мокрой кожи, воздух казался прохладным. Из-за ее затрудненного дыхания ее груди высоко вздымались, упираясь в мою грудь. И я пытался продлить этот момент на столько, на сколько это возможно. В конце концов, когда реальность добралась до нас, мой мозг победил, и я потихоньку отстранился от нее. И хотя вся эта ситуация была далеко не радостной, я даже чуть не засмеялся, пока надевал свою порванную рубашку. Неужели всего две недели назад она убегала от меня с точно также порванной блузкой? И снова она взяла реванш.

Стиснув зубы, я осознал, что все вернулось на свои места. Это просто не могло продолжаться. Я ее начальник, она мой сотрудник. Я уже нарушил около сотни корпоративных правил, не говоря о моральных. И как бы меня не привлекала идея взаимного использования друг друга ради секса, это не сработает. Хотя мы и не считали друг другу друзьями или симпатизировали друг другу, я все равно не смог бы с ней так поступить. Мы и так уже подвергли себя опасности, если бы кто-нибудь увидел нас… не хочу даже об этом думать. И я точно знал, что не хочу с ней никаких фактических отношений.

«Это не должно случиться снова», - сказал я, даже не глядя на нее. А затем, чтобы она еще больше возненавидела меня, я бросил на нее испытывающий взгляд и добавил, «Мы понимаем друг друга, мисс Свон?»

Она была в замешательстве. И я ее прекрасно понимал – мои слова шли в разрез с моими действиями. Но затем выражение ее лица изменилось, и я понял, что у меня будут неприятности. Отлично. «Скажите Эсми, что я приду, мистер Каллен. И выметайтесь из моей машины».

Черт. Я так и знал. Мне вдруг ужасно расхотелось уходить. Я знал, что означало ее согласие на ужин. Она хотела встретиться с Майком. Твою мать!

Звонок мобильника вернул меня к реальности. Вздрогнув слегка, я полез в сумку, чтобы найти телефон. Мама. Как не вовремя. Я перезвоню ей позже. Взглянув вниз, я заметил еще одну проблему между ног – я был твердым как камень. Вот почему я избегал мыслей о прошлом вечере. Бросив телефон на кровать, я посмотрел на белое кружево, которое было все еще в моей руке. Это последняя пара. Та сторона наших отношений теперь в прошлом. Нам придется и дальше видеть друг друга каждый день и при этом сохранять дистанцию. Без проблем. Я смогу это сделать. Подойдя к комоду, я открыл портфель и бросил трусики внутрь. Позже они присоединятся к остальным, а затем я избавлюсь от них всех разом. Что, по правде сказать, меня расстраивало, потому что мне нравилось хранить их. Закрыв портфель, я разделся до конца и направился в душ. Мне надо было позаботиться кое о чем, прежде чем встретиться со своей семьей за обедом.


 
Иринка-ЛьдинкаДата: Пятница, 19.02.2010, 12:59 | Сообщение # 33
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Ну, тогда я помогу с выкладыванием)
_________________________________

EPOV

Входя в дом своего брата, я намеревался провести этот день в спокойной обстановке, без каких-либо навязчивых мыслей о мисс Свон. «Всем привет! Есть кто дома?» - прокричал я, закрывая за собой дверь. Тихое хихиканье донеслось из гостиной, и я увидел, как Кэррингтон сосредоточенно встала на ножки и неуверенными маленькими шажками потопала в мою сторону. «Ah, ma petite cherie»*, - я почувствовал, как на моем лице расплылась улыбка, пока я наблюдал, как прыгают ее маленькие светлые кудряшки. Она приблизилась ко мне, и я подхватил ее на руки.

«Mon oncle beau», - она радостно завизжала и обхватила своими крошечными ручками меня за шею, а я засмеялся, целуя ее волосы. «Мама!»

Я направился в сторону кухни, откуда вышла Роуз и, наклоняясь вперед, поцеловала в щеку Кэррингтон, а затем меня. «Тебя не учили стучать, Эдвард?», - спросила она придирчиво и шлепнула меня деревянной ложкой. «И чему ты учишь мою дочь? Она еще толком по-английски говорить не умеет».

«Vous aimeriez savoir, oui?»** - ответил я и нежно стукнул пальцем по кончику ее носа. Она тут же поджала губы. Я видел, что она еле сдерживалась, чтобы не обозвать меня последними словами, и я усмехнулся, зная, что она не сделает этого в присутствии Кэррингтон. «Если хочешь знать, я учу ее говорить “mon oncle est beau”, что означает ‘мой дядя – красавец’».

«Ну, естественно. А тебе не кажется, что у тебя завышенная самооценка, Каллен?» - возразила она с гневным взглядом, но я заметил, что уголки ее губ стали слегка подергиваться, и вскоре она рассмеялась. «Ладно, иди, тебя ждет чайная вечеринка».

Я засмеялся и понес Кэррингтон обратно в гостиную, где ее чайный набор уже ожидал меня на кофейном столике. Я присел на диван и поставил ее на пол у себя между ног и начал указывать на разные предметы на столе. «Эй, медвежонок, а что это?»

Она обхватила своей ручкой мой палец, которым я указывал на чайник. «Ча-ай-ни-ик», - она медленно выговорила слово, и наши руки переместились к следующему предмету. «Ча-афка», - я сдержал смешок над ее неудачной попыткой произнести звук “ш”, а затем указал на тарелку. «Пече-енье».

«Нет», - ответил я мягко, качая головой, и увидел, как она насупила свои маленькие бровки, сосредоточенно глядя на тарелку. «Кре…», - я подсказал ей.

Ее лицо вдруг засияло, и она вскинула ручки вверх. «Лиц», - пролепетала она взволнованно, пытаясь выговорить ‘Риц’***, и, взобравшись ко мне на колени, поцеловала меня в щеку.

«Мамочка опять запрещает есть печенье?» - прошептал я, и она тихонька засмеялась, пока я делал вид, что осторожно осматриваюсь по сторонам, а потом достал маленький мешочек шоколадного печенья из кармана пиджака. Открыв пакет, она достала оттуда одно печенье и протянула его к моему рту. Я посмотрел на нее с широко открытыми глазами, а затем резко схватил печенье губами, так что она даже взвизгнула от неожиданности, а потом рассмеялась.

«Оо, дядя Эдди опять принес печенье?» - Эммет плюхнулся на диван рядом с нами, хватая печенье из пакета, прежде чем я успел его спрятать. Я кинул на него пронзительный взгляд, потому что я терпеть не могу, когда меня так называют. Эта привилегия есть только у моей девочки. И судя по его самодовольной ухмылке, он это прекрасно знает.

«Папа, мое печенье», - Кэррингтон громко возразила, надув губки.

Со стороны кухни донесся оглушительный грохот, за которым последовало еще более оглушительное “Эдвард Энтони Каллен!”. Я посмотрел на Кэррингтон и приложил палец к губам, призывая к молчанию, она засмеялась, а я в это время втиснул пакет между мной и Эмметом. Я поднял глаза и встретился со свирепым взглядом Роуз, которая примчалась из кухни с деревянной лопаткой в руке. «Где печенье?»

«Какое печенье?» - спросил я невинным голосом, непонимающе глядя на Эммета. «Я не видел никакого печенья, а ты?»

Эммет отрицательно покачал головой. «Нет, детка, я понятия не имею, о чем ты говоришь».

Роуз недовольно скривила губы, сложила руки на груди и уставилась на нас, а затем, указывая на мои колени, проговорила. «Тогда что в руках у твоей дочери, Эммет?»

«Печенька!» - гордо воскликнул маленький голосок. Мы оба посмотрели на руки Кэррингтон, и, конечно же, там было шоколадное печенье. Я осмелился снова взглянуть на Роуз, и она покачала головой. «Я предупреждала тебя об этом!»

«Ну, вот. Ты сдала меня мамочке», - прошептал я на ухо Кэррингтон и пересадил ее на колени к Эммету, прежде чем вскочить с дивана. «Роуз, успокойся. Она не успела съесть ни одной штучки».

«Она и не съест!» - прорычала она, хлестнув меня лопаткой. «В следующий раз, когда ты принесешь ей сладости, она отправится домой с тобой!»

Кэррингтон засмеялась и захлопала в ладоши, сидя на коленях у папочки, пока Роуз продолжала гоняться за мной через всю гостиную. Эммет взглянул на меня, когда я пробежал за диваном. «Эдвард, я бы не связывался с ней. Не самое подходящее время».

Роуз остановилась позади дивана и ущипнула его за шею. «Помалкивай, милый», - пропела она сладким голоском, что Эммет даже вздрогнул, а затем он посмотрел на Кэррингтон с нежной улыбкой. «Малыш, давай отдадим мамочке печенье. И ты возьмешь его после обеда».

Я наблюдал за тем, как она протянула печенье Роуз, а Эммет тем временем подернул носом, принюхиваясь. «Э, детка, кстати, на счет обеда…»

«Твою м… олухи!» - Роуз поправила себя в последнюю минуту и умчалась на кухню. Через секунду оттуда донесся еще один грохот, и Роуз снова появилась в гостиной. «Превосходно. Кейсадиас**** сгорел. Так что если вы не планируете устроить пиршество из Gerber Graduates*****, мы идем в ресторан. И это полностью твоя вина, Эдвард Каллен!»

Я нагнулся к дивану и взял Кэррингтон на руки. «Ладно, пойдемте. Обед за мой счет».

Мы выбрали старый ресторанчик, в котором часто зависали еще в старших классах, и как обычно, Кэррингтон отказалась сидеть на своем стульчике на высоких ножках. К великому ужасу Розали, я снова позволил ей сидеть у меня на коленях.

Я наблюдал за тем, как она, причмокивая, жевала картофель фри, когда чей-то незнакомый голос прозвучал совсем рядом с нами.

«Розали Хейл?»

Роуз взглянула на незнакомца, и изумленная улыбка украсила ее лицо. «Джаспер Уитлок? О Господи», - она взволновано засмеялась и встала из-за стола, чтобы обнять его. Я повернулся к Эммету, который с удивлением разглядывал парня, и я присоединился к своему брату. Это был высокий блондин, приблизительно нашего возраста. Я точно никогда прежде его не видел. Эммет негромко кашлянул, и Роуз отстранилась от него и посмотрела на нас. «Ой, простите. Это Джаспер, в средней школе мы вместе были вожатыми в летнем лагере. Джаспер, это мой муж Эммет Каллен и наша дочь, Кэррингтон. А это его брат, Эдвард».

Джаспер все еще сжимал руку Эммета, когад Розали указала на меня, и его глаза расширились. «Эдвард Каллен? Из Каллен Инкорпорейтид?» - спросил он изумленно, и я осторожно кивнул. «Значит, вы и есть Прек… то есть, вы начальник Беллы, не так ли?»

Прек… начальник Беллы? Что, черт возьми, все это значит?

«Белля», - Кэррингтон радостно оповестила, и все рассмеялись, кроме меня. Я пристально вглядывался в парня.

Я снова кивнул. «Да, мисс Свон работает на меня», - ответил я осторожно и медленно пожал его протянутую руку. Вот и закончился мой тихий мирный выходной без мыслей о ней. Моя челюсть слегка сжалась, пока я оглядывал его. «А откуда вы знакомы с мисс Свон?»

Улыбка озарила его лицо, и мне тот час же захотелось выбить ему пару зубов. «О, она подруга моей невесты, Элис», - ответил он и взглянул на часы. «Которая, кстати, ждет меня на ланч. Рад был снова увидеть тебя, Розали».

Роуз как-то неестественно улыбнулась и взяла Джаспера под руку. «Я провожу тебя до двери», - ответила она с веселой ноткой в голосе, и они ушли. Развернувшись в сторону выхода, я увидел, как она склонилась и прошептала что-то ему на ухо. Я вздохнул с облегчением. По крайней мере, он трахает ее подругу, а не ее. Я подумал об этом какое-то время, а затем потряс головой. Откуда эти долбанные мысли?

Я посмотрел на своего брата, который также странно улыбался, как и его жена. «Что смешного, Эммет?»

«Ничего. Совсем ничего», - он усмехнулся, забрасывая ломтик картошки в рот и избегая моего взгляда.

Спустя пару минут вернулась Роуз и, смеясь над чем-то, уселась рядом с Эмметом. «Да, забавно. Как тесен мир, не правда ли, Эдвард?» - проговорила она почти с издевкой, сверкая глазами.

Я нахмурился, глядя на них. Они будто смеялись над какой-то личной шуткой, в которую я не был посвящен. Это реально начинало раздражать меня, но ткнувшийся мне в щеку картофель фри отвлек мое внимание. Я посмотрел на мою племянницу и слегка пощекотал ее, затем снова повернулся к своему брату и его жене. «О, да, это просто восхитительно».
______________________
* «Ah, ma petite cherie» - «А, моя малышка!» (фр.)
** «Vous aimeriez savoir, oui?» - «Вы хотели бы знать, не так ли?» (фр.)
*** ‘Риц’ - Товарный знак подсоленных галет и мини-крекеров
**** Кейсадиас - мексиканское блюдо, представляющее собой лепешку с острой начинкой
***** Gerber Graduates - линия детского питания для детей в возрасте от года до трех


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Пятница, 19.02.2010, 13:00 | Сообщение # 34
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
EPOV

В воскресенье ночью, лежа в постели, я прокручивал в голове свой план. Я просто должен быть непреклонным, и мне всего лишь надо продержаться неделю. Семь дней. Я смогу. Семь дней не прикасаться к ней, и я выкину ее из головы, и смогу двигаться дальше. Надо просто соблюдать некоторые меры предосторожности.

Во-первых, ни в коем случае, я не должен оставаться с ней наедине больше нескольких минут. Во-вторых, я не должен ввязываться с ней в споры. По какой-то странной причине, ссоры для нас были извращенной формой прелюдии. И, в-третьих, больше никаких фантазий о ней. Это означало, что мне запрещается: снова переживать наши сексуальные похождения, фантазировать о новых, представлять ее обнаженной или какие-нибудь части моего тела в контакте с ее частями тела.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~
По большей части, все шло в соответствии с планом. Каждую секунду я чувствовал себя не в своей тарелке, и неделя, казалось, тянулась вечно, но, за исключением грязных фантазий, я контролировал ситуацию. Я старался как можно чаще работать вне офиса, но в моменты, когда нам приходилось быть вместе, я всегда сохранял дистанцию, и в целом мы относились друг к другу все с тем же вежливым презрением, что и раньше.
Но готов поклясться, она пыталась сломить меня. Каждый день она, казалось, выглядела сексуальней, чем предыдущий. Каждый день она либо надевала, либо делала что-нибудь такое, что рушило все мои намерения. Я заключил сделку с собой, что больше не будет никаких обеденных ‘сессий’. Это должно было прекратиться, а фантазии о ней во время мастурбаций не помогали делу.

В понедельник она пришла с распущенными волосами. Все о чем я мог думать, пока она сидела напротив меня во время собрания, это как я запутываю руку у нее волосах, пока она делает мне минет. Во вторник на ней была обтягивающая юбка до колена и чулки с рубцом на задней стороне ноги. Она выглядела как горячая секретарша с обложки мужского журнала. В среду она надела брючный костюм. Это было неожиданно хуже, потому что я не мог не думать, какого это будет медленно спустить эти брюки вниз по ее длинным ножкам. В четверг на ней была красивая блузка шоколадного цвета с V-образным вырезом, и дважды, когда она наклонялась, чтобы поднять мою ручку, передо мной открывался безупречный вид. Честно признаюсь, только один раз я сделал это специально. Но в пятницу я думал, я взорвусь. За всю неделю я ни разу не дрочил, поэтому у меня был сильнейший стояк.

В пятницу утром, когда я пришел на работу, я молился, чтобы она позвонила и сказала, что она заболела. Но я знал, что я не такой счастливчик. Я был возбужден как озабоченный тинейджер и в особенно плохом настроении, а когда я открыл дверь офиса, у меня чуть не случился сердечный приступ. Она была в сером вязаном платье с короткими рукавами и высоким завернутым воротником, и она нагнулась, чтобы полить растение! Я мог видеть каждый изгиб ее безупречного тела. Кто-то там наверху реально ненавидит меня.

«Доброе утро, мистер Каллен», - проворковала она, и я остановился у двери своего кабинета. Что-то было не так. Она никогда не разговаривала со мной таким нежным голосом. Медленно оборачиваясь, я посмотрел на нее с подозрением.

«Доброе утро, мисс Свон», - ответил я спокойно. «Кажется, вы сегодня в исключительно хорошем настроении. Кто-нибудь умер?», - спросил я, даже не пытаясь скрыть своего раздражения.

На долю секунды улыбка исчезла с ее лица, но затем уголки ее губ изогнулись в зловещей ухмылке. «Нет-нет. Я просто так взволнована из-за предстоящей встречи с вашим другом Майком на завтрашнем ужине. Эммет мне столько о нем рассказал. Я думаю, у нас с ним действительно много общего».

Сукин сын. У меня отвисла челюсть, и брови непроизвольно нахмурились. «Ах, да, ужин. Я совсем забыл. Да, вы и Майк… ну что ж, поскольку он маменькин сынок, а вы властная мегера, вы должны отлично поладить». Отличный удар, Каллен. «Приготовьте мне кофе, мисс Свон», - сказал я самодовольно, развернулся и вошел в свой кабинет. По-моему, я справился с пунктом моего плана “не спорить с ней”. Поставив портфель на стол, я вдруг подумал, что это была не самая лучшая мысль, попросить ее приготовить мне кофе. Не далек тот день, когда она подсыпет мне что-нибудь в него.

Садясь за стол, я попытался заняться работой. Блин, да почему вся эта ситуация с Майком не дает мне покоя? Я бы принял во внимание тот факт, что я ревную. Но это просто смешно – я не хочу с ней никаких отношений. Я просто хочу трахать ее, когда и где я захочу, без каких-либо обязательств. Что в этом плохого? Господи. Это слишком даже для меня.

Кроме того, он ей не понравится, правильно? Ведь Эммет сказал, она не его поля ягодка? Она ему не подходит? Да, черт возьми, не подходит!

Но я знаю, что однажды, рано или поздно, кто-нибудь украдет ее у меня. Постойте, я что, сказал “украдет ее”? Так, мне надо собраться. Я знаю, что она ходила на свидания. Я даже пару раз видел, как ей доставляли цветы в офис. Но это никогда не пробуждало во мне это… чувство собственности. Точно, вот оно. Чувство собственности. Это не ревность, потому что это означало бы, что у меня есть к ней романтические чувства. Собственнический инстинкт подразумевал, что я… э, что мы… Черт!

Разочарованный из-за всех этих мыслей, я встал и небрежно провел рукой по волосам, подходя к большому окну. Даже я не мог изложить все это так, чтобы это не попахивало сумасшествием. Как это могло случиться? Девять месяцев назад я жил припеваючи на другом конце света, в Париже. У меня было все, что нужно мужчине. Богатство и успех. Я мог иметь любую женщину, какую бы только пожелал, а теперь? Вот он я – помешался на какой-то разгневанной женщине, которую я даже не хочу. Вообще-то, я хочу ее, только не как… Господи, я не могу больше об этом думать.

Стук в дверь вырвал меня из моих безумных хаотичных мыслей.

«Войдите», - проворчал я раздраженно. Когда она вошла и направилась прямиком к столу, по ней было заметно, что она все еще злилась. Поставив кофе на стол, она повернулась ко мне.

«Мы будем составлять расписание на следующую неделю, мистер Каллен?» Она стояла рядом с моим столом в лучах солнца. Тени изящно ниспадали на ее платье, подчеркивая изгибы ее груди. Здесь что, холодно? Как ей может быть холодно, в то время, как я обливаюсь потом из-за нервов? Одна только мысль о том, как эти груди выглядят обнаженными, и я твердый как камень. Твою мать! Мне надо срочно отсюда убираться.

«Нет. Я забыл, у меня назначена встреча в городе. Поэтому через 10 минут я ухожу и меня не будет до конца дня. Скиньте мне все детали на электронную почту», - ответил я быстро, прячась в безопасных рамках моего стола.

«Я ничего не знала об этой встрече», - проговорила она, скептически глядя на меня из-под сдвинутых бровей.

«А вам и не следует о ней знать», - ответил я, вдруг заинтересовавшись в бумагах на своем столе. «Это личное». Заметив, что она ничего не отвечает, я рискнул взглянуть на нее. У нее было странное выражение лица. Что это значит? Она явно выглядела взбешенной, но было что-то еще. Неужели… неужели она ревнует? Боже мой, надеюсь, что да. Что за хрень, Каллен?

«О», - произнесла она тихим голосом, прикусывая нижнюю губу. «Это кто-нибудь, кого я знаю?» Она никогда не задавала мне вопросов о том, куда и зачем я иду. «Я имею в виду, на случай если вашему отцу или брату нужно будет с вами связаться», - протараторила она взволновано.

«Ну», - я сделал паузу, стараясь немного помучить ее, «если кому-нибудь надо будет связаться со мной, они могут позвонить мне на сотовый». Если бы это была не моя жизнь, это все было бы очень даже забавно. Если не считать нашу первую встречу, то никогда, за все то время, что я ее знаю, она не выглядела такой растерянной. «Что-нибудь еще, мисс Свон?», - спросил я, глядя на нее.

Некоторое время она стояла, молча. Казалась, она вела какую-то внутреннюю борьбу. Внезапно, она расправила плечи и приподняла подбородок. «Поскольку вы сегодня сюда больше не вернетесь, я подумала, что я могла бы начать выходные пораньше. Возможно, прикупить чего-нибудь для завтрашнего вечера».

Я сидел в своем кресле, пытаясь разгадать ее взгляд. Что за игру она ведет? Я продолжал повторять себе, что, если она будет встречаться с кем-нибудь, это будет только к лучшему. Если она будет с кем-нибудь, я перестану быть для нее соблазном, и жизнь вернется в нормальное русло.

«Конечно», - ответил я хладнокровно, стирая какие-либо эмоции с лица. «Увидимся завтра». Наши взгляды встретились, и электрические разряды в воздухе были почти осязаемыми. Сердце у меня в груди заколотилось чаще. Она все еще не двигалась, и я собрал всю свою волю в кулак, чтобы не смотреть на ее безупречные соски, которые все еще выделялись через платье.
«Удачной встречи, сэр», - процедила она сквозь зубы, быстро выходя из кабинета и с шумом захлопывая дверь. Я сидел абсолютно потрясенный. Что, черт возьми, только что произошло? Она думает, я с кем-то встречаюсь? И почему ее это вообще волнует?

Я почувствовал облегчение, когда услышал, как она ушла 15 минут спустя. Решив, что теперь я могу спокойно покинуть свой кабинет, я собрал свои вещи и направился к выходу. Я остановился у внешней двери, чуть не столкнувшись с парнем с большим букетом цветов.

«Могу я вам чем-то помочь?» - спросил я его с подозрением. Очевидно, он ошибся офисом.

Выглядывая из-за своей папки, он огляделся, прежде чем ответить. «У меня посылка для мисс Беллы Свон». Что за…? Кто еще послал ей цветы? Неужели она встречалась с кем-то, в то время как мы…? Я даже не смог закончить мысль.

«Мисс Свон ушла на обед. Она вернется где-то через час», - я соврал тоном более грубым, чем обычно. Мне надо взглянуть на карточку! «Я распишусь за цветы и прослежу, чтобы она их получила». Он передал мне цветы, и я положил их на стол. Быстро подписав квитанцию, я вернул ему папку и с благодарностью проводил его взглядом. Три долгие минуты я стоял и смотрел на эти цветы, приказывая себе, перестать вести себя как девчонка и не читать карточку. Розы. Она терпеть не может розы. Я тихо засмеялся, потому что, кто бы ни послал эти цветы, он ни хрена о ней не знает. Даже я знаю, что она ненавидит розы. Я как-то подслушал ее разговор с Анжделой о том, что один из ее ухажеров прислал ей в офис розы. Она сразу же избавилась от них, так как она не переносит их резкий аромат. В конце концов, любопытство взяло верх, и я сорвал карточку.
Считаю дни до нашей встречи.
Искренне Ваш, Майк Ньютон.

Незнакомое чувство медленно расплылось у меня в груди, и я смял карточку в кулаке. Схватив цветы со стола, я вышел из офиса, закрыв за собой дверь, и направился к лифту. Проходя мимо широкого хромированного контейнера для мусора, я без задней мысли швырнул цветы в него и вошел в лифт.

Я не знаю, что со мной происходит. Но я знаю, что ни за что на свете она не будет встречаться с Майком Ньютоном.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
CamomileДата: Пятница, 19.02.2010, 13:07 | Сообщение # 35
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Quote (Иринка-Льдинка)
Ну, тогда я помогу с выкладыванием)

Наша задача не ждать милости от природы,а взять все самим?

Иришка,помочь?


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
МарусикДата: Пятница, 19.02.2010, 13:31 | Сообщение # 36
Группа: Пользователи
Сообщений: 57

Статус: Offline

Награды:


да, помочь обязательно))))жаждем продолжения clapping clapping

 
CamomileДата: Пятница, 19.02.2010, 13:47 | Сообщение # 37
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Quote (demash82)
да, помочь обязательно))))жаждем продолжения

Значит будем помогать,по мере возможностей)))

Глава 7. Угадайте, кто идет на ужин?

Часть 1.

До родительского дома всего час езды на машине, и все это время я провел в попытках успокоиться и привести свои мысли в порядок. Мой безупречно продуманный план по устранению мисс Свон из моей головы и передаче ее в руки другого мужчины в какой-то момент дал трещину. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что это было глупо с моей стороны выбросить цветы. Но в тот момент, я только и думал о том, как бы избавиться от вещи, которая отдавалась жжением в моей груди. Откинувшись дальше на сидение, я постарался дать мелодичному звуку мотора успокоить меня. Это не сработало.

Итак, взглянем фактам в лицо. Я испытываю собственнический инстинкт по отношению к ней. Не тот, что пропитан романтикой, а тот, что пропитан “тресни ей по голове, оттащи за волосы и оттрахай” атмосферой. Как будто она моя игрушка, и я слежу за тем, чтобы другие мальчишки в песочнице не смели играть с ней. Господи. Сплошное извращение! Она была права. Если бы она узнала, что я это признаю, она бы мне яйца оторвала и заставила бы их сожрать. Я заерзал на сидении при одной только мысли об этом. В миллионный раз мою голову посетила идея о том, чтобы просто наслаждаться сексом без каких-либо обязательств. Но я знал, что это не приведет ни к чему хорошему. Помимо того, что она ни за что на свете не согласится на это, я просто не мог продолжать подпитывать эту ненасытную часть своей натуры. Эдвард Каллен не позволит женщине контролировать его. Никогда.

Сейчас передо мной стоял вопрос “что делать дальше?”. Очевидно, Майк увлечен ею. Еще бы. Все, что у него есть, это вторичная информация от моей семьи, которая явно обожает ее, и, думаю, по крайней мере, фотография. Если бы у меня были только эти кусочки паззла, я бы тоже заинтересовался. Но нет ни единого шанса, что, пообщавшись с ней, он все еще будет считать ее очаровательной. Если только он не планирует просто оттрахать ее. Треск натянутой кожи на руле под моей хваткой говорил о том, что мне лучше об этом не думать. Я уверен, он не стал бы встречаться с ней в доме моих родителей, если бы хотел только отыметь ее. Хмм… может быть, он действительно хочет узнать ее получше. Черт, даже я был немного заинтригован, пока мы не заговорили. Но она оказалась одной из самых раздражающих, осторожных и отталкивающих личностей, которых я когда-либо встречал. К несчастью для меня, с ней также был лучший секс в моей жизни. Бля. Для его же блага, ему лучше не заходить так далеко.

Я до сих пор помню, как увидел ее впервые. Однажды на Рождество, когда я еще жил в Париже, родители приехали навестить меня и подарили мне цифровую фото-рамку. Просматривая фотографии вместе с мамой, я остановился на одной, где были запечатлены мои родители и красивая девушка с каштановыми волосами.

«Мам, а кто эта девушка с тобой и папой?», - я помню, как спросил ее. Она сказала, что ее зовут Белла Свон, и что она работает ассистентом у одного из младших исполнительных директоров, и что они все ее просто обожают. На фотографии ей было около 23, и я сразу же подумал, что она одна из самых красивых женщин, которых я когда-либо видел. Она была не тем типом девушек, с которыми я обычно встречался, но, тем не менее, я был очарован ею.

В течение последних лет ее лицо изредка мелькало на фотографиях, которые присылала мне мама: корпоративные торжества, рождественские вечеринки, даже вечеринки у нас дома. Время от времени ее имя всплывало в разговорах с моей семьей о работе и о повседневной жизни. Поэтому, когда было принято решение, что я возвращаюсь домой и занимаю должность Главного Финансового Директора, отец сразу же предложил ее кандидатуру в качестве моего нового ассистента. Моя семья любила ее и доверяла ей, и тот факт, что мой отец и брат не имели к ней никаких претензий, относительно ее квалификации, говорил красноречивей всяких слов. Я незамедлительно согласился. Я немного волновался, что мое восхищение ее красотой будет помехой нашим рабочим отношениям, но я быстро уверил себя, что в мире полно красивых женщин, и я с легкостью смогу разграничить офисную и личную жизнь.

Но когда я увидел ее собственной персоной, она тогда еще смеялась и шутила, повторяя цитаты из моего любимого фильма, я понял, я вляпался по уши. Красивая – это не совсем подходящее слово. Она была сногсшибательна. Темно-каштановые локоны, собранные в пучок, темно-коричневая юбка, плотно облегающая ее бедра, белая блузка с коротким рукавом и самые сексуальные туфли, которые я когда-либо видел. Когда она, не осознавая, что я вошел, попятилась назад, сгибаясь от смеха, и неосторожно потерлась своей попкой о мой пах, я понял – у меня проблемы. Большие проблемы. Я помню, что я едва мог сформулировать свои мысли. Она быстро развернулась, и я встретился с теми прекрасными карими глазами, что не раз видел на фотографиях.

Они были широко распахнутыми от шока и удивления. Но даже в таком состоянии, было мучительно очевидно, что фотографии не передавали всей ее красоты; причем мучительно – в самом буквальном смысле этого слова. Я стиснул зубы, чтобы сдержать возбуждение, которое пронзило все мое тело при одном ее взгляде. Мой взор остановился на ее губах, когда она начала извиняться, и в тот момент я осознал, что наши деловые отношения будут весьма не простыми. Это будет чертовски тяжело сохранять профессиональный настрой, работая в непосредственной близости с этой удивительно красивой женщиной.

Я почти и не заметил, что ее коллега приблизилась и заговорила со мной, пока я не услышал, что она назвала моего брата ‘Эммет’. Это привлекло мое внимание и пробудило интерес. Как только я взглянул на нее, она показалась испуганной и взволнованной. И тогда меня осенило. Они привыкли к неофициальной и дружеской обстановке на рабочем месте. И зная моего отца и брата, я не был удивлен. Притворившись строгим, невыносимым начальником, я заставлю ее понервничать; нервозность приведет к проступкам по невнимательности. И в итоге, она будет держаться от меня подальше.

Поэтому я предстал в образе заносчивого ублюдка, обращаясь к ним обеим официально, требуя к себе того же обращения и настаивая на немедленном дисциплинарном собрании с мисс Свон. На самом деле, мне просто надо было убраться оттуда поскорее. Я был уверен, что отступления в безопасность моего офиса, на пять минут спокойствия и тишины, будет достаточно. Я прошествовал с надменным видом к кабинету и захлопнул за собой дверь, откинувшись на нее, восстанавливая свое самообладание.

Вскоре мне представилось отвлечение в виде телефонного звонка. Это был мой друг Жан из Парижа, который занимался транспортировкой произведений искусств, которые я купил еще будучи во Франции и теперь хотел перевезти в новую квартиру здесь. Я как раз записывал кое-какую маршрутную информацию, когда услышал стук в дверь. Я выкрикнул угрюмое приглашение войти, и почувствовал ее присутствие, даже не глядя на нее. Мне не должно составить труда оставаться в рамках профессиональной этики. Я всегда относился к делам очень серьезно. Слишком серьезно, по словам моей семьи. Но я не добился бы таких высот, если бы относился к вещам легкомысленно. Я всегда усердно работаю, и ожидаю того же от своих сотрудников.

Но она была не такой как все, в ней было что-то особенное, но я не мог понять, что именно. Я знал, что единственный выход для меня – это быть жестоким по отношению к ней, поэтому я продолжал смотреть в блокнот перед собой, сохраняя строгость в голосе, пока я говорил с ней. Но затем я совершил ошибку и взглянул на нее. И эрекция, с которой я боролся с того момента, как она наткнулась на меня своей попкой, вернулась в полной силе. Но, очевидно, надменно изогнутая бровь была довольно убедительна, потому что она чуть ли не заикалась.

Отлично. Превосходно. Думал я про себя, пока она не споткнулась и не повалилась на меня, при этом опрокидывая кофе мне на колени. «Бля!» - воскликнул я, чувствуя, как обжигающая жидкость просачивается через ткань прямо на мой возбужденный член. Я зашипел, втягивая воздух сквозь стиснутые зубы и закрывая глаза, стараясь с мужеством вынести мучительную боль. Но это было до того, как я почувствовал трение в области паха. Я открыл глаза и увидел, что мисс Свон стоит передо мной на коленях и трет полотенцем по всей длине моей эрекции. «Вы можете идти, мисс Свон», - я почти зарычал сквозь стиснутую челюсть, желая больше всего на свете, чтобы она убрала свою руку с моего члена, и сама убралась из этой комнаты. Я был подавлен и унижен. Она не могла не заметить его. Как только дверь за ней закрылась, я выдохнул с трудом и прошел в ванную комнату, где также располагался встроенный шкаф с чистой одеждой.

Снимая брюки, я содрогнулся. Нет, не из-за горячего кофе – ткань была достаточно плотной, чтобы взять основной удар на себя. Но из-за воздействия, которое на меня имеет мисс Свон. Ее голос, ее аромат и, самое главное, ее прикосновения мгновенно активизировали все мои чувства, и никогда в жизни я не был таким твердым. «Чтоб тебя!» - проворчал я, пытаясь натянуть новую пару боксеров. Я не смогу ходить весь день с этой штукой в штанах. Что, черт подери, было особенного в этой женщине, что возбуждало меня до такой степени, что я уже подумывал о том, чтобы подрачить прямо в этой ванной? Как бы то ни было, не думаю, что у меня есть выбор. Я не смогу выйти из офиса с таким бугром в моих штанах.

И сейчас я ясно вижу все ошибки, совершенные мной за последние несколько месяцев. С самого первого дня все к этому и шло. За всю свою жизнь я ни к кому не чувствовал такого сексуального влечения, как к ней. И как же я заблуждался, считая, что одного раза будет достаточно, чтобы вытрахать ее из головы. Если бы только секс с ней не был так чертовски хорош. Мой член напрягся при одной только мысли. Проклятый предатель. У меня не было разрядки вот уже целую неделю, поэтому думать сейчас об этом было не самой удачной идеей. Возможно, если бы я, кхм… снял напряжение перед ужином, это немного помогло бы моей решимости. Только вот проблема в том, что в последнее время я, кажется, не могу завершить акт, не думая о ней. Одного только воспоминания о последнем разе, когда я пытался, было достаточно, чтобы мой член съежился в отвращении.

Это было за несколько дней до “оконного инцидента”, как я теперь ссылаюсь на него, и в тот вечер я должен был присутствовать на благотворительном мероприятии. Войдя в офис, я был потрясен, увидев мисс Свон в невероятно сексуальном голубом платье, которое я никогда прежде не видел. В ту же секунду мне захотелось швырнуть ее на стол и оттрахать до потери чувств. Но вместо этого я носился по офису весь день, хлопая дверьми и, в целом, ведя себя как последний идиот. Весь вечер, несмотря на шикарную трофейную блондинку рядом со мной, я был растерянным. Я знал, что приближаюсь к самому краю пропасти, и что, в конце концов, я сломаюсь. Я просто не имел представления, как скоро это произойдет.

Будучи ублюдком, каким я и являюсь, я попытался доказать себе, что мисс Свон мне ‘по барабану’, и поехал домой к своей спутнице. Спотыкаясь и целуясь, мы ввалились в ее квартиру, быстро раздеваясь на ходу, но у меня было такое ощущение, будто я наблюдаю за происходящим со стороны. Не то, чтобы она была некрасивой или несексуальной; просто, когда я уложил ее на кровать, я представлял себе каштановые волосы, небрежно рассыпанные на белых подушках. Целуя ее соски, я желал чувствовать под своими губами мягкие и нежные груди, а не этот безупречный силикон. И даже, когда я надел презерватив и вошел в нее, я знал, что она просто безликое тело, которое я использую для своих эгоистичных потребностей. И только когда она уже дважды испытала оргазм, я понял, что просто так не кончу. Я пытался вышвырнуть мисс Свон из своих мыслей, но я был не в состоянии удержать запретные фантазии о ней, лежащей подо мной, от проникновения в мой разум. Насколько интенсивным был мой оргазм, настолько же сильно я ненавидел себя за это. Как я мог позволить всему этому случиться? Господи, я был таким идиотом.

Потирая лицо ладонью свободной руки, я почувствовал даже большее отвращения сейчас, от воспоминаний, чем тогда, когда это все случилось. Я взглянул на часы – осталось только 10 минут, и я буду на месте. А я до сих пор не знал, как мне себя вести. Я бы конечно мог действовать по обстановке, но это не мой подход. Я привык всегда и во всем быть обстоятельным и скрупулезным. Я знал, что мне надо продержаться только этот вечер, а дальше все будет легче. По-другому быть не может. У нас впереди еще чертова конференция в Сиэтле, и если мы не разберемся со всем этим дерьмом как можно скорее, кто знает, что может случиться? Правильно. Я в точности знаю, что может случиться. Боже мой, я только представил ее, обнаженную, надо мной, на большой гостиничной кровати, и мой член мгновенно забыл о чувстве вины. Как, черт возьми, я собираюсь пережить этот вечер?

Проезжая через ворота родительского дома, я постарался очистить голову ото всех сексуальных мыслей. Это оказалось сложнее, чем я думал. Припарковав машину и направляясь к дому, я мысленно повторял себе “ты сможешь, ты сможешь”. Я вошел в дом и, проходя через столовую, заметил, что стол был не накрыт. «Мам?» - позвал я, заглядывая в каждую комнату.
«Я здесь, Эдвард», - я услышал ее голос, доносящийся с заднего двора. Раздвинув большие стеклянные двери, я встретился с улыбающимся лицом матери. Она накладывала завершающие штрихи в сервировке стола на свежем воздухе.

Я наклонился, чтобы она смогла поцеловать меня и, как всегда, попыталась поправить мои волосы, затем я поинтересовался. «Почему мы ужинаем на улице?»

«Просто сегодня такая чудесная погода, и я подумала, что всем будет уютней здесь. Как думаешь, никто не будет возражать?» - спросила она вдруг встревожено.

«Конечно, нет. Мам, здесь очень красиво. Не волнуйся». И здесь действительно очень красиво. Через все большое патио возвышались своего рода белые арки, оплетенные пурпурной вистерией. В центре стоял большой прямоугольный обеденный стол на восемь персон. На нем была мягкая скатерть, цвета слоновой кости, и посуда, отделанная под старину. Свечи и нежно-лиловые и голубые цветы, свисающие через края маленьких серебряных вазочек, украшали стол по всей длине. С арки над столом свисал хрустальный канделябр, и весь задний двор выглядел, будто реклама товаров Better Homes & Gardens*. «Ты же конечно понимаешь, что даже я не смогу уследить за тем, чтобы Кэррингтон не разгромила все на столе?» - спросил я, отщипывая виноградинку с большого плоского блюда. Я могу только представить, что эти маленькие пухленькие ручки сделают со всеми этими изысканными вещами на столе.

«Милый, неужели ты думаешь, я бы позволила 14-месячному ребенку присутствовать на приеме для взрослых? Если бы малышка Кэрри была здесь, все внимание было бы сосредоточено на ней», - ответила она радостно. Дьявол. Если бы Кэррингтон сидела у меня на коленях, это отвлекло бы меня от мыслей о том, что Майк визуально раздевает мисс Свон прямо у меня на глазах. «Не говоря уже о том, что она может сотворить с моим столом. Как бы то ни было, сегодня вечер Беллы. Я очень надеюсь, что Белла и Майк найдут общий язык», - она продолжала порхать по всему патио, зажигая свечи и проверяя, чтобы все было на своих местах, совершенно неведая о моих мучениях.

Я в жопе. Как раз когда я обдумывал, как бы мне удрать отсюда, я услышал громогласный голос моего брата, доносящийся из дома. «Где все?» - прокричал он, его низкий голос эхом отдавался в пустом доме. Открыв перед мамой дверь, мы вошли внутрь и обнаружили Эммета на кухне.

«Итааааак, Эдвард, братишка», - проговорил он, сдавливая смешок и облокачиваясь на стойку. «Ты уже в предвкушении сегодняшнего вечера?» И почему он всегда говорит так, будто подводит к чему-то не очень приятному? Слегка наклонившись, он заключил маму в крепкие объятия, заставляя ее тихонько засмеяться. Я подождал, пока она покинет комнату, и взглянул на Эммета с подозрением.

«А должен?» - спросил я невозмутимо, пожимая плечами.

«Ну, я думаю, это будет занятный вечер. Наблюдать за тем, как Ньютон пытается завлечь Беллу на глазах у всех, может стать главным развлечением вечера. Ты не находишь?» Как раз в тот момент, когда он отщипывал кусок хлеба от буханки, лежащей на стойке, вошла Роуз и шлепнула его по руке.

«Ты же не хочешь, чтобы у твоей матери случился приступ от того, что ты разрушишь ее тщательно спланированный ужин? Ты будешь милым сегодня, Эммет. Никаких поддразниваний и подшучиваний над Беллой. Она итак, наверное, нервничает. Одному Богу известно, что ей пришлось вынести от него», - проговорила она, указывая на меня.

«О чем это ты?» - закричал я, раздраженно. Мне порядком поднадоели эти постоянные ‘сострадальческие вечеринки’ в честь Беллы. «Я ничего ей не сделал». Роуз и я ладим так же, как ладят любые брат и сестра, неважно кровные или сводные. Я люблю ее всем сердцем, но она одна из тех людей, которых лучше иметь в друзьях, а не в врагах. Она вопросительно приподняла бровь, скрестив руки на груди, и уставилась на меня.

«О, правда, мистер Душка? А ты знаешь, как Белла тебя называет? Как они все тебя называют?» Почему-то мне показалось, что я не хочу этого знать. Она улыбнулась приторно сладкой улыбкой, ощущая мое презрение. «Прекрасный Подонок!» Мой милый братик выбрал именно этот момент, чтобы разразиться истерическим смехом. Что? Она так меня называет?

«Над чем смеемся?» Спросил мой отец, входя в комнату. Превосходно. Только не он. Я не хотел, чтобы он слышал это.

«Я так и знал», - Эммет гоготал, вытирая слезы. «Я как-то нечаянно услышал, как она говорила это Анджеле. Я так и знал, что они говорили о тебе».

«Почему же тебя это так рассмешило?» - я резко возразил, пристально глядя на него. «И как ты узнала?» - спросил я, снова поворачиваясь к Розали.

«От Джаспера, моего друга, которого мы встретили за ланчем в прошлые выходные. Он помолвлен с подругой Беллы, Элис. Той, что работает на Gucci. Очевидно, она начала называть тебя так в первый же день вашей совместной работы. Довольно умная девушка, если кому интересно мое мнение», - ответила она, с вызовом пожимая плечами.

«Постойте», - отец вмешался в разговор, и я мысленно простонал. «Как Белла называет тебя?» Господи, неужели все может быть еще хуже?
«Прекрасный Подонок?» - мама присоединилась к разговору, мимоходом заходя на кухню. «Мы это сейчас обсуждаем?» Даже мама знала? Теперь смеялись Роуз и отец.

«Мама! Ты знала?» Неужели это происходит со мной? И что, черт возьми, это имя ‘Прекрасный Подонок’ должно означать? Что она считает меня подонком? То есть, я знаю, что иногда я действительно вел себя как настоящий подонок, но я понятия не имел, что она придумала для меня прозвище. Постойте, ведь это также означает, что она считает меня красивым. Нда. Я не совсем уверен, воспринимать мне это как комплимент или как оскорбление. В любом случае, мне наплевать.

«Конечно, я знала, Эдвард. Бела работает на нашу компанию уже 6 лет. Она почти все мне рассказывает», - ответила она как бы между прочим, нарезая хлеб. Если уж эта мысль не напугала меня до смерти, то я не знаю, что напугает. «Фактически, она мне этого не говорила. Это нечаянно слетело у нее с языка, когда я однажды обедала с ней и Анджелой. И сказать по правде, по-моему, это весьма забавно. Я люблю тебя, Эдвард», - сказала она, подходя ко мне и взъерошивая мне волосы. «Но ты действительно временами бываешь очень грубым». Я закатил глаза и отдернул голову в сторону от ее руки, и она засмеялась. Неужели весь мир сошел с ума?

«Эдвард», - отец жестом подозвал меня к себе. «Я бы хотел кое о чем с тобой поговорить. Пожалуйста, будь посдержанней сегодня. Я понимаю, вы с Беллой не очень ладите, но даже тебе следует признать, что она заслуживает твоего уважения». Стиснув зубы, я кивнул в знак согласия. Я все еще не мог поверить, что она меня так называла. Черт подери. Целых девять месяцев! То есть, я думаю, я это заслужил; я сам в течение первых трех месяцев надеялся, что она сдастся и уволится. Но она удивила меня своим упорством и решительностью. И с тех пор все стало только хуже. Чем больше я хотел ее, тем большим ничтожеством я становился.

Звонок в дверь вырвал меня из моих раздумий.
__________________
* - торговая марка элитных товаров для дома и сада


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Пятница, 19.02.2010, 13:48
 
ЮлияДата: Пятница, 19.02.2010, 14:34 | Сообщение # 38
Группа: Друзья
Сообщений: 133

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Зашла на обед а тут ТАКОЕ!!!!!!!!!не знаю как теперь дальше работать?!!!Большое спасибо!!!!!!!!!!!чем дальше тем интересней!!!!! cool cool cool

 
CamomileДата: Пятница, 19.02.2010, 14:55 | Сообщение # 39
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Часть 2.

Звонок в дверь вырвал меня из моих раздумий. Возможно, это была она. Мое сердце бешено заколотилось. Я слышал, как мои родители открыли дверь, и испытал облегчение – это всего лишь Майк. В школе мы были хорошими друзьями, но я не видел его с выпускного. Они поприветствовали друг друга и проследовали в заднюю часть дома, где собрались все остальные. Майк не сильно изменился за последние 10 лет. Он был немного ниже меня ростом, худощавого телосложения, со светлыми волосами и голубыми глазами; и вполне возможно, девушки считают его привлекательным. Что только укрепило мою решимость держать мисс Свон подальше от него.

«Эдвард», - воскликнул он, подходя ко мне и протягивая руку. «Ну, здравствуй. Сколько лет прошло?»

«Много, Майк. Я думаю, следует считать с окончания школы», - ответил я, крепко сжимая его руку. «Как у тебя дела?»

«Замечательно. Дела действительно идут отлично, Эдвард. А у тебя? Я видел твои фотографии в журналах, поэтому могу предположить, что у тебя все просто здорово», - ответил он с искренней улыбкой, осторожно похлопывая меня по плечу.

Я слегка кивнул в ответ и выдавил из себя улыбку. Оставляя Майка и остальных, я решил, что мне нужно несколько минут наедине с самим собой. Я поднялся по ступенькам в свою старую комнату, чтобы немного поразмыслить. Закрыв за собой дверь, я почувствовал себя спокойнее. В комнате мало что изменилось, с тех пор как мне было семнадцать. Даже пока я был в другой стране, родители сохранили ее практически в том же виде, в котором я оставил ее, уезжая в колледж. Присаживаясь на кровать, я всерьез задумался над ее отношениями с Майком. Он действительно отличный парень, и они вполне могут найти общий язык. Но, черт возьми, одна только мысль о том, что другой мужчина будет трогать ее, заниматься с ней сексом, заставила каждый мускул моего тела с ужасом содрогнуться. Я вспомнил тот вечер в машине, когда я сказал ей, что не могу остановиться. Даже сейчас, со всей моей напускной храбростью и решимостью, я не думаю, что смог бы остановиться. Мое тело изнывало от желания снова почувствовать ее. Прошло всего семь дней, и сколько бы я не пытался притвориться, что все это не правда, я думал только о ней.

Услышав оживленные голоса внизу, я решил, что пора взять себя в руки и с мужеством встретить все неприятности лицом к лицу. Преодолев последний лестничный пролет, я увидел ее. Он стояла спиной ко мне, и на секунду я забыл, как дышать. Оно было белым. Господи Всемогущий, ну почему белое! На ней было легкое летнее платье, не доходящее до колен, поэтому ее прекрасные стройные ноги были во всей красе. Верх платья был еще более откровенным – он был без рукавов, и держался всего лишь на тоненьких завязках через каждое плечо. Все, о чем я мог думать, это как сильно я хочу потянуть за эти утонченные ленточки и увидеть, как платье соскользнет вниз по ее талии. На мгновение я подумал, что мне лучше вернуться наверх, но затем она обернулась. Наши взгляды встретились через всю комнату, и я понял – нет никаких шансов, что я выдержу этот вечер. Она была похожа на богиню.

А потом ее губы украсила легкая улыбка, которая казалась такой искренней, что даже я почти поверил. Я знал, что это просто шоу для моих родителей и Майка. Конечно, она постарается быть милой. «Добрый вечер, мистер Каллен», - проговорила она мягким невинным голосом.

Я лязгнул зубами в изумлении – значит, играем роль перед моей семьей. «Мисс Свон», - ответил я, слегка наклоняя голову в вежливом жесте и глядя ей прямо в глаза, которые так и норовили сузиться. Мы не разрывали наших взглядов, даже когда мама пригласила всех в патио на аперитив. Когда она проходила мимо меня, я повернул голову и проговорил так тихо, что слышала только она. «Ну, как, удачным был шопинг?»

Она медленно перевела на меня свой взгляд, та же ангельская улыбка на ее лице. «А вы хотели бы проверить, мистер Каллен?», - ответила она нежным голосом с ноткой сарказма и, проведя рукой по моему плечу, продолжила идти в сторону патио. Даже от такого простого мимолетного прикосновения все мое тело напряглось. Мой план рассыпался прямо на глазах. «Кстати, у них появились новые пояса с подвязками».

Ее тихий смех эхом отозвался через весь холл, и она ускорила шаг, чтобы поравняться с Майком, но мой член лихорадочно запульсировал от ее слов. Она собирается помучить меня. Ну, что ж, игра началась, мисс Свон.

«Я надеюсь, ты не возражаешь, что я прислал тебе цветы вчера в офис. Признаю, это было чересчур, я просто не мог дождаться нашей встречи», - Майк спросил ее, и я почувствовал, как внутри что-то сжалось, когда она повернула голову ко мне.

«Цветы? Мне вчера доставляли цветы?» - спросила она, глядя на меня осуждающим взглядом из-под сдвинутых бровей.

Я равнодушно пожал плечами и покачал головой. «Нет, я не видел никаких цветов», - соврал я, проходя мимо них, и, выйдя наружу, налил себе выпить. Она убьет меня, если узнает правду.

Я не сводил с нее глаз весь вечер, и, когда, наконец, начался ужин, стало очевидно, что между ней и Майком все складывалось довольно гладко. Иногда она даже флиртовала с ним. Я не допущу!

«Белла, мистер и миссис Каллен сказали, что ты из Вашингтона?» - голос Майка отвлек меня от созерцания мисс Свон, я повернулся к нему и увидел, что он мило ей улыбается.

Белла тоже, казалось, была застигнута врасплох его неожиданным вопросом, но спустя мгновение, она кивнула. «Эм, да. Мой отец там начальник городского полицейского управления, и, когда мои родители развелись, я предпочла остаться с ним. Я никогда не любила большие города, а Сиэтл и вовсе вселял в меня страх». Тихий смешок сорвался с моих губ, и ее взгляд тут же устремился на меня. «Вы находите это смешным, мистер Каллен?»

Я самодовольно улыбнулся, делая глоток вина и глядя на нее поверх бокала. Ее бровь выжидающе поползла вверх, пока я поставил бокал на стол и, облизав губы, ответил. «Извините, мисс Свон. Я просто нахожу это интригующим, что вы не любите большие города, и, тем не менее, предпочитаете жить в третьем по величине городе США».

Ее подбородок слегка подергивался, пока она изо всех сил старалась сохранить самообладание. Но затем улыбка снова засияла на ее лице, и, немного подавшись вперед, она устроила локти по обе стороны от тарелки, и положила подбородок на скрещенные кисти рук. Взгляд в ее глазах говорил мне о том, что при других обстоятельствах, я бы уже лежал либо раздетый под ней, либо в луже собственной крови. «Вообще-то, мистер Каллен, мой отец снова женился, а Чикаго – родной город моей матери. Поэтому я переехала сюда и жила с ней, пока она не умерла». Она смотрела мне в глаза еще какое-то время, и я должен признать, в моей груди начало формироваться что-то отдаленно напоминающее муки совести. Но это чувство было подавлено в тот же момент, как только она снова повернулась к Майку, прикусывая нижнюю губу в невинном жесте, который только она могла заставить выглядеть так чертовски сексуально. Прекрати флиртовать с ним!

Я сжал кулаки, наблюдая, как они воркуют друг с другом, но затем у меня непроизвольно перехватило дыхание, когда я почувствовал, как что-то коснулось моей ноги. Когда я уже собирался заглянуть под стол, это что-то, что, несомненно, являлось ее ногой, крадучись поползло вверх по моей штанине. Я смотрел на ее губы, как они медленно сомкнулись вокруг вилки, и я почувствовал, как мой член начал твердеть, когда ее язычок пробежал по губам, собирая остатки соуса, оставленного рыбой.

«Вау, одна из лучших студентов в Университете Northwestern. Здорово!» - я услышал голос Майка, и затем он повернулся ко мне. «Бьюсь об заклад, ты счастлив, иметь под собой такого работника как Белла, а?»

Белла внезапно закашлялась при этих словах, прикрывая рот салфеткой. Я улыбнулся, быстро взглянув на нее, затем снова на Майка. «О, да. Это просто восхитительно иметь под собой мисс Свон. Она всегда прекрасно справляется с любой работой».

«О, Эдвард. Это так мило с твоей стороны», - мама начала изливать свои чувства, а я наблюдал за тем, как лицо мисс Свон начинает краснеть. И пока все вокруг нас улыбались, смакуя момент напускной нежности, ее глаза стреляли огнем в меня. Вдруг я почувствовал, как ее ступня оказалась у меня прямо между ног, надавливая на мой возбужденный член так, что я даже поперхнулся вином.

«С вами все в порядке, мистер Каллен?» - спросила она с притворным беспокойством, на что я ответил кивком со злобой в глазах. Она улыбнулась и снова развернулась к Майку. «Ну, а что на счет тебя? Ты из Чикаго?»

Она продолжала нежно поглаживать меня носком туфли, и я пытался сохранить дыхание ровным. Когда он начал рассказывать ей о своем детстве, о том, как мы вместе ходили в школу, и наконец, о своем успешном бухгалтерском деле, я заметил, как притворный интерес на ее лице сменился подлинной заинтересованностью. Нет. Не суйся туда, Майк. Я скользнул левой рукой под скатерть и встретился с ее лодыжкой. Она даже вздрогнула слегка от прикосновения. Подушечками пальцев я начал рисовать маленькие круги на ее нежной коже, от чего ее нога немного подергивалась.

Но затем Майк сказал, что хотел бы встретиться с ней за ланчем как-нибудь на неделе. Моя рука машинально накрыла ее ступню сверху, сильней прижимая ее к моему члену. Она лишь снова усмехнулась.

«Ты ведь не возражаешь, Эдвард?» - спросил Майк с радостью в глазах, а его рука устроилась на спинке стула Беллы. Я начал нервно подергивать ногой, успокаивая себя, чтобы не вскочить и не оторвать ему башку.

«Кстати, на счет свиданий за ланчем», - Роуз вмешалась в разговор, постукивая меня по плечу. «Помнишь мою подругу, Меган? Ты видел ее у нас дома в прошлом месяце. 25 лет, приблизительно моего роста, блондинка, голубые глаза. Как бы то ни было, она спрашивала твой номер. Заинтересован?»

Я снова взглянул на Беллу, когда почувствовал, как напряглись сухожилия на ее ноге, и я видел, как она медленно сглотнула, ожидая моего ответа. «Конечно. Роуз, ты же знаешь, что я предпочитаю блондинок. Хоть какая-то перемена обстановки».

Я еле сдержал крик, когда она пнула каблуком мне прямо по яйцам и выдернула ногу из моей руки. Она подняла салфетку с колен и встретилась со мной глазами, стиснув зубы, чтобы сохранить самообладание. «Извините, мне нужно в дамскую комнату», - выкрикнула она, бросая салфетку на стол, и, встав из-за стола, направилась к дому.

«Эдвард», - я услышал суровый голос своего отца и повернулся к нему. «Я думал, мы договорились».

Я небрежно схватил свой бокал вина и поднес его к губам. «Не понимаю, о чем ты говоришь», - ответил я, пытаясь сохранить в своем голосе спокойствие, и сделал глоток.

«Эдвард», - продолжила мама. В ее глазах я видел строгий взгляд, который я помнил еще с детства. «Я думаю, ты должен извиниться».

«За что?!» - удивился я, резко опуская бокал на стол.

«Эдвард!» - воскликнул мой отец категорично, не оставляя возможности для дальнейшего спора, и я, швырнув салфетку на стол, резко выдвинулся из-за стола.

Я пронесся разъяренно через весь дом, обыскивая каждую ванную комнату на первом и втором этажах, пока, наконец, не добрался до третьего, где одна из ванных дверей была закрыта. Стоя снаружи и держась за ручку двери, я вел внутреннюю борьбу. Что случится, если я войду внутрь? Я хотел только одного, и это был далеко не разговор. Я подумал о том, чтобы постучать, но я знал наверняка, что она не откроет. Я осторожно прислушался, но не услышал не звука. Медленно поворачивая ручку, я был удивлен, обнаружить, что дверь не заперта. Ярость все еще струилась по моим венам при одной только мысли о том, что он может трогать ее.

Я всего пару раз был в этой ванной комнате после того, как мама ее переделала. Из-за того, что она на третьем этаже, ею редко пользовались. Мне показалось это весьма странным, что в таком огромном доме, со множеством ванных, мисс Свон предпочла воспользоваться именно этой. Может быть, она знала, что я последую за ней? Поэтому она оставила дверь не запертой? Пульс застучал у меня в ушах от одной только мысли.

Это была красивая комната в Викторианском стиле. Она вмещала ванну в форме когтистой лапы, умывальник на пьедестале, отделенный туалет и шикарный туалетный столик с антикварным овальным зеркалом и различными флаконами с лосьонами и духами. Над столиком располагалось занавешенное кружевом окно, которое выходило на патио и сад внизу. Она сидела на маленькой скамейке перед столиком и выглядела такой женственной и такой утонченной в этом восхитительном белом платье. Со стороны казалось, будто она была частью этой великолепной комнаты.

«Что вы здесь делаете?» - спросила она тихо, глядя на меня через маленькое овальное зеркало, висящее над туалетным столиком. Снимая колпачок с губной помады, она медленно нанесла ее на свои безупречные губы, не сводя с меня глаз.

«О, я думаю, вы прекрасно знаете, что я здесь делаю», - ответил я также тихо, закрывая за собой дверь на замок, характерный щелчок прозвенел в безмолвной комнате. Все еще не отрывая взгляд от ее отражения, я видел, как тяжело вздымалась и опускалась ее грудь. Она была так же взвинчена, как и я. При этой мысли уголки моих губ изогнулись в небольшой улыбке, и она ответила мне пронзительным взглядом.

«Чтобы вы не подумали», - сказала она, собирая свою косметику в сумочку. «Вам лучше вернуться. Они будут скучать по вам».

«Неа. Вообще-то, не будут», - ответил я, продолжая улыбаться. «На самом деле, отец послал меня сюда, чтобы найти вас. Очевидно, он думает, что я задолжал вам своего рода извинения».

«Правильно», - пробормотала она еле слышно.

«Видите ли», - ответил я спокойным голосом, медленно сокращая расстояние между нами. «Мой отец, да и все остальные, не в курсе той маленькой игры, которую вы вели со мной под столом». Ее глаза слегка расширились, и вырвался едва уловимый стон.

«Какая проказница!»

«Возможно, никто и не будет по вам скучать. Но меня определенно кое-кто ждет». Она встала и повернулась к выходу, и, проходя мимо меня, задела меня плечом. Встав у нее на пути, я уперся рукой в дверь, не давая ей возможности открыть ее.

«Я так не думаю, мисс Свон», - прошептал я, наклоняясь ближе к ее лицу. «Я думаю, нам двоим надо кое-что обсудить. Вы никуда с ним не пойдете». Мои губы слегка касались ее кожи за ухом, посылая мелкую дрожь через все ее тело. «Видите ли, он претендует на то, что является моим, и он этого не получит».

Она закрыла глаза на мгновение, вслушиваясь в мои слова, а ее тело напряглось. «Я могу делать все, что хочу, мистер Каллен», - ответила она нежно. И я увидел, какой эффект я на нее произвожу: по ее коже побежали мурашки, а ее учащенное дыхание я чувствовал даже сквозь рубашку. Медленно она подняла на меня свои глаза, и ее взгляд застыл. «И я не ваша».

«Возможно, вы так думаете», - прошептал я, мои губы бродят в миллиметре от ее шеи. «Но ваше тело», - продолжил я, забираясь рукой под ее юбку и прижимая ладонь к влажному кружеву. «Говорит нечто противоположное».
Ее глаза закрылись, и низкий стон слетел с ее губ, когда мои пальцы стали выводит медленные круги около ее клитора. «Да, пошел ты», - слова были едва слышны, но я почувствовал, как они задрожали на моих губах.

«Позволь мне», - ответил я хрипло ее шее. Она застонала, и я грубо прижал ее к двери ванной. Стиснув ее запястья в своих руках, я поднял их у нее над головой и получил от нее еще один стон. Она действительно любит по-грубому. Следует запомнить это на будущее. Прежде чем я даже успел раскритиковать себя за подобные мысли, я наклонился и обрушил свои губы на ее. Чувства, нахлынувшие на меня от одного лишь поцелуя, мгновенно завели меня, и я прижался к ней своим возбужденным достоинством.

«О Господи», - она томно застонала, и ее голова наклонилась в сторону, открывая мне доступ к ее великолепной шее. «Нам не следует этого делать». Мои губы побежали вниз, вдоль ключицы к ее плечу.

Заключая обе ее руки в одну мою, я свободной рукой медленно потянул за тоненькую завязку, на которой держался верх ее платья, и встретил поцелуями новые обнаженные участки ее тела. Двигаясь к другому плечу, я повторил действия и вскоре был вознагражден, когда платье соскользнуло к ее талии, выставляя на показ невероятно сексуальный белый кружевной лифчик без бретелек. Твою мать! Есть у этой женщины хоть что-нибудь, от чего мой член не твердеет в мгновение ока? Мои губы нежно прокладывали путь к ее груди, пока свободная рука потянулась к застежке лифчика. Я ни за что не упущу возможность увидеть ее обнаженную грудь. Крючок легко расстегнулся, и кружево упало на пол, представляя моему вниманию образ, который наполнял каждую из моих многочисленный фантазий. Я обхватил губами один розовый сосок, и она громко застонала, слегка сгибаясь в коленях. «Шшш», - прошептал я, целуя ее бархатную кожу.

Я немного приподнял ее, и она тут же обвила мою талию ногами, плотно прижимая наши тела друг к другу, и мы оба застонали от ощущения такой близости. Я освободил ее руки, и она сразу же запустила их в мои волосы, грубо притягивая меня ближе. Черт подери, я обожаю, когда она так делает. Сильнее прижимая ее к двери, я вдруг понял, что слишком много одежды на моем пути. Я хочу чувствовать жар ее тела на своей коже. Она словно прочитала мои мысли, и ее пальчики быстро переместились к моим бокам и стали вытягивать рубашку из брюк, и затем, не расстегивая, она просто сняла ее с меня через голову. Ощущение ее обнаженной груди на моей отдалось еще одной волной похоти.

Она напряглась, услышав смех, доносящийся с наружи сквозь слегка приоткрытое окно. Я взглянул на нее и увидел, что на ее лице промелькнули какие-то новые эмоции. Наши глаза встретились. Она выглядела так, будто хотела что-то сказать, но не решалась. «Нам не следует делать этого», - сказала она, покачав головой. Она попыталась отстраниться от меня, но я еще плотнее вдавил ее в дверь. «Он ждет меня».

«Ты хочешь его?» - спросил я грубо, так как во мне начинала закипать ярость. Ни за что на свете он не заполучит ее, тем более в постель. «Ответь мне», - повторил я еще более рассерженно. Ее глаза сверлили меня взглядом, но она молчала. Резко опустив ее на пол, я притянул ее к туалетному столику и встал позади нее. С того места, где мы стояли, открывался отличный вид на патио. В частности на Майка. И я не смог сдержать улыбки.

Схватив ее за волосы, я притянул ее к себе, так что ее обнаженная спина касалась моей груди, и склонился к ее уху. «Видишь его?» - спросил я, в то время как мои руки стали скользить по ее груди. «Посмотри на него». Едва касаясь ее кожи, я провел рукой вниз по ее животу, вдоль юбки и к ее бедрам. «Пробуждает он в тебе такие чувства?» Мои пальцы взлетели вверх по бедру, прямо в ее трусики. Низкое шипение сорвалось с моих губ, когда я почувствовал там влагу. Она застонала и подалась ко мне попкой. Превосходно. «Чего ты хочешь?» - прошептал я, слегка касаясь губами ее плеча.

«Черт. Я не знаю», - ответила она в отчаянии. Но даже когда она говорила это, ее бедра продолжали тереться об меня.

Мои пальцы продолжали погружаться в нее, и больше всего на свете я хотел, чтобы это был мой член. «Посмотри на него, Белла. Ты знаешь, чего ты хочешь». Она еле слышно выругалась, услышав свое имя. И, черт подери, было так приятно произнести его.

«Трахни меня. Пожалуйста. Мне нужно почувствовать тебя внутри себя». Ей не надо просить меня дважды. Я быстро расстегнул свои брюки и спустил их вниз. Задрав юбку, я схватил ее трусики, намереваясь стянуть их с нее, когда она прошептала. «Порви их». Твою мать. Я обожаю то, что ей нравится это. Никогда и ни с кем прежде я не испытывал такую необузданную, первобытную страсть. И это охренительно заводит меня. Зажав их в кулаке, я с легкостью порвал их, и она испустила легкий стон. Бросив трусики на пол, я пробежал рукам вверх по ее телу, к ее плечам, затем мои пальцы не спеша соскользнули вниз по ее рукам, располагая их на столике перед нами, и слегка наклоняя ее. Я взял свой член в руку и немного подразнил ее, едва касаясь головкой входа во влагалище.

Мой член сотрясался от вида, открывшегося передо мной: ее прекрасное тело, согнутое передо мной, ее платье, теперь покоящееся на ее талии, ее безупречный зад во всей красе, и на секунду я задумался, занималась ли она сексом в такой позе. С ней я всегда хотел пробовать что-то новое, что-то, чего не хотел раньше. И я хотел быть тем, кто покажет ей все это. От одной только мысли я закусил нижнюю губу и медленно вошел в нее.

Господи, как же давно этого не было. Как я мог подумать, что смогу удержаться от этого? Мы оба застонали, когда я вышел из нее и снова вошел. Наклонившись вперед, я поцеловал ее между лопаток и снова прошептал «Шшш». Но сам я не смог сдержать очередной стон, когда она толкнулась бедрами навстречу мне, позволяя мне глубже проникнуть в нее. Я знал, что не продержусь долго, если она продолжит эти движения, но непреодолимое желание быть внутри нее становилось все больше и сильнее.

И снова смех донесся с улицы, вырывая меня из моих мыслей. Там внизу сидел Майк, и он хотел отнять у меня это. От одной только мысли об этом я начал трахать ее жестче. Из-за силы моих движений бутылочки и флаконы на столике закачались и стали падать, но меня это совсем не волновало. Схватив ее за волосы, я снова прижал ее спиной к моей груди. «Видишь его? Думаешь, он тоже сможет доставить тебе такое удовольствие?» - я продолжал трахать ее, заставляя при этом смотреть в окно.

Я знал, что я срываюсь в пропасть. Снова мои прочные стены рушились вокруг меня, но в данный момент меня это не волновало. Мне нужно как следует оттрахать ее, чтобы сегодня ночью ложась спать, она помнила меня. Свободной рукой я провел вверх от ее бедра к ее груди, сжимая ее в ладони и слегка пощипывая ее сосок.

«Боже мой», - она простонала. «Нет, никто никогда не доставлял мне такого удовольствия». Услышав от нее эти слова, меня поглотила животная гордость, которой я никогда раньше не испытывал. Скользнув рукой вниз по ее бедру, я обхватил ее ногу под коленом и поднял ее на стол, открывая для себя больший доступ и проникая глубже в нее. Она вдруг прерывисто задышала от ощущений, доставляемых новой позицией, а я целовал и покусывал ее плечи и шею.

«Чувствуешь, как идеально подходят наши тела?» - простонал я ей в шею. «В тебе чертовски хорошо. И когда ты спустишься вниз, я хочу, чтобы ты помнила это. Помнила, как это приятно, когда мой член трахает тебя». Ощущения становились все более интенсивными, и я знал, что приближаюсь к концу. Я с ужасом осознал, что это будет в последний раз. Я был в отчаянии. Я жаждал ее, как наркоман дозу в период ломки, и это чувство поглотило мою каждую сознательную мысль. Она начала неистово толкать бедра навстречу моим движениям, и я понял, что она тоже приближается к финишу. Взяв ее руку в свою, я переплел наши пальцы и повел их вниз по ее телу, к ее клитору, лаская и поглаживая его. Затем я продвинул наши руки дальше, к тому месту, где мы соединялись воедино, и я не сдержал стон, когда нащупал свой член плавно скользящий в ней. «Чувствуешь это?» - прошептал я ей на ухо, раздвигая наши пальцы так, что они обхватили моего дружка по обе стороны.

Она повернула голову и громко простонала мне в шею. В этом плане я знал ее достаточно хорошо, чтобы понять, что она вот-вот кончит. Она стала сжиматься вокруг моего члена, а ее дыхание стало совсем поверхностным и частым. С каждым движением мы приближались к концу, и мне надо было что-то делать, чтобы не выдать нас. Убрав руку из ее волос, я нежно накрыл ее рот и прошептал ей на ухо, что ей следует быть потише. Но как только ее приглушенные крики заполнили пространство небольшой комнаты, я почувствовал, как мой собственный оргазм начал формироваться внизу живота. Ее рука спустилась с моих волос и накрыла мой рот, а я прикрыл глаза, позволяя волне блаженства накрыть меня с головой. Мой последний толчок был сильным и глубоким, и я почувствовал, как кончаю в нее.

Я медленно открыл глаза. Поцеловав ее ладонь, я убрал ее от своего рта и приземлился лбом на ее плечо. Голоса все также доносились до нас снизу, что означало, никто не в курсе того, что только что произошло. Она откинулась назад на меня, и какое-то время мы простояли так в тишине.

Медленно она начала отодвигаться от меня, и я немного нахмурился от потери контакта. Я наблюдал за тем, как она расправила низ платья, надела лифчик и попыталась завязать бретельки. Нагнувшись, чтобы надеть свои брюки, я наткнулся глазами на порванное кружево на полу. Схватив трусики, я быстро запихнул их в карман брюк и застегнул ширинку. Я взглянул на нее и увидел, что она все еще сражалась со своими завязками. Придвинувшись к ней и убрав ее руки, я завязал лямки, не глядя ей в глаза.

Только однажды мы взглянули друг на друга в неловкой тишине, когда я убрал руки от бретелек и отошел на шаг назад. Я сомневаюсь, что кто-то из нас был удивлен, что это случилось снова. Должен признать, это становилось практически неопровержимой силой. Мы сделали несколько дрожащих вздохов, пытаясь восстановить дыхание, и отвернулись друг от друга, направляясь к двери. Я дотянулся до дверной ручки и открыл ее, и мы встали как вкопанные, пораженные увиденным.

Прямо на пороге, скрестив руки на груди и понимающе изогнув бровь, стояла Розали. Ее глаза метались между нами.

«Я думаю, нам троим надо поговорить».


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
ЮлияДата: Пятница, 19.02.2010, 18:05 | Сообщение # 40
Группа: Друзья
Сообщений: 133

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Вот это поворот,неужели Розали выведет их на чистую воду???!!! cool

 
CamomileДата: Пятница, 19.02.2010, 18:24 | Сообщение # 41
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 8. Между Строк

Часть 1.

В тот момент как мистер Каллен открыл дверь, и мы столкнулись лицом к лицу с Розали, я застыла на месте. Я чувствовала исходящее от него напряжение, в то время как Розали стояла перед нами, скрестив руки и вопросительно изогнув бровь.

«Ну как, уютная комната? Чем вы двое там занимались?» - спросила она с подозрением, переводя глаза с одного на другого. Я быстро прокрутила в голове все, что она могла услышать, и меня вдруг бросило в жар.

Я рискнула взглянуть на мистера Каллена, и он сделал тоже самое, затем я снова повернулась к Розали и отрицательно покачала головой. «Ничем, мистер Каллен и я, мы просто кое-что обсудили. Вот и все». Я попыталась сымпровизировать, но мой нервный смех меня выдал.

Розалии покачала головой, но ее взгляд по большей части задерживался на нем, чем на мне. «Я слышала шум, доносящийся изнутри, но это явно был не разговор», - сказала она уверенным тоном и пожала плечами. «И даже если бы я не знала вас обоих так хорошо, это не секрет, что вы двое не разговариваете, вы орете как потерпевшие. Итак? Вы что, встречаетесь?»

«Нет, конечно, нет!» - мистер Каллен и я воскликнули одновременно, после чего наши взгляды встретились на мгновение, а затем снова разошлись.

«Что… получается, вы просто трахаетесь», - это было довольно резкое утверждение, нежели вопрос, и мы оба словно языки проглотили. Напряжение в комнате было настолько очевидным, что она не могла не заметить его. «И как давно?»

«Роуз…», - начал он неуверенно, и впервые, как ни странно, я чувствовала себя неудобно из-за его волнения. Никогда прежде он не выглядел таким испуганным.

«Как давно, Эдвард? Белла?» - она настойчиво требовала ответа, но снова никто из нас не смог ответить, и она покачала головой. «Вам двоим следует разобраться со всем этим дерьмом как можно быстрее».

«Роуз, я… мы просто…» Что просто? Как я могу ей это объяснить? Мы просто наслаждались изумительным сексом? Мы как магниты, которых притягивает друг к другу, и которые не в силах противостоять этой тяге? Мы просто…

«Мы просто совершили ошибку, Роуз. Это была ошибка». Его голос прорезался сквозь мои мысли, и я посмотрела на него шокированным взглядом.

Я не сводила с него глаз, пока Роуз говорила. «Ошибка или нет, это должно прекратиться немедленно. Что если бы на моем месте была Эсми? И Эдвард, ты ее босс! Ты забыл об этом?» Она продолжила смотреть на него, разочарование отразилось на ее лице. «Послушайте, вы оба взрослые люди, и я не знаю, что между вами происходит, но что бы это ни было, не позволяйте Папочке Карлайлу об этом узнать».

Я внутренне сжалась от мысли, что Карлайл когда-нибудь узнает об этом, от разочарования, которое он испытает, если это когда-нибудь всплывет. Я этого не вынесу. Я не хочу, чтобы они обо мне так думали. Я знаю, нам не следовало этого делать, возможно, это и, правда, было ошибкой. Но мы никогда не произносили этого вслух, и мне неприятно признавать, но было больно это услышать. Это должно прекратиться. «Не проблема», - ответила я натянутым раздраженным голосом, кидая на него огненные взгляды. «Я учусь на своих ошибках. Извините».

Я оставила их и направилась к лестнице. Злость и боль, которые причинили его слова, отдавались жжением в моей груди. И почему я ожидала от него чего-то другого? На мгновение мне показалась, я увидела каплю сострадания. Уязвимость, которую я никогда прежде в нем не замечала. Но это исчезло также быстро, как и появилось, вернув на место каждую причину, по которой я его презирала. Клянусь Богом, если бы я знала, что это точно никого больше не коснется, я бы предложила его семье проверить его на наличие психических расстройств. Прежде чем выйти во двор, я поправила платье и заняла свое место рядом с Майком. «Все в порядке?» - поинтересовался он с искренней улыбкой.

Я повернулась к нему и впервые за вечер хорошенько его рассмотрела. Он был очень привлекательным: аккуратно уложенные русые волосы, добрый взгляд и самые красивые голубые глаза, которые я только видела в своей жизни. Это парень, которого пожелала бы любая девушка. На секунду я перевела взгляд на мистера Каллена, который возвращался к столу вместе с Розали, но я тут же отвернулась и одарила Майка милой улыбкой. «Да, я просто… Я что-то неважно себя чувствую. Думаю, мне пора домой».

Когда я встала, чтобы поцеловать Эсми в щеку на прощание, Майк встал вслед за мной. «Я провожу тебе до машины», - проговорил он обеспокоенно, и когда я пожелала всем доброй ночи, я почувствовала, как он положил руку мне на поясницу, пока мы шли обратно в дом. Когда мы, наконец, очутились на подъездной дорожке у моей машины, он робко улыбнулся и взял мою руку. «Я действительно очень рад познакомиться с тобой, Белла. И я хотел бы как-нибудь позвонить тебе, и, возможно, вместе пообедать».

Я улыбнулась ему в ответ и высвободила руку. «Дай мне свой телефон». Я закусила губу, пока он достал свой телефон из кармана и протянул его мне. Часть меня кричала, что все это было неправильно – не прошло и 20 минут после того, как я была с одним мужчиной на верху, и теперь оставляю номер телефона другому. Но пора двигаться дальше, оставить эту нездоровую и запутанную игру между мной и мистером Калленом далеко позади, и свидание с приятным парнем, кажется, не плохое начало. Его улыбка стала шире, когда я вернула ему телефон, а он протянул мне визитку с его номером. Я улыбнулась беззвучно в вежливом жесте и спрятала ее в бумажник. Он снова схватил мою руку и поднес ее к губам. «Я позвоню в понедельник. Надеюсь, твои цветы не успеют окончательно завянуть».

Я слегка пожала плечами и тихонько засмеялась. «Да, это самое главное. Спасибо», - сказала я тихо, в то время как он заботливо смахнул с моей щеки прядь волос, выбившуюся от ветра. Такой нежный и ласковый жест должен был бы растопить мое сердце. Вместо этого я вся напряглась, боясь, что он попытается поцеловать меня. «Мне надо ехать».

Майк кивнул, открывая мне дверь и улыбаясь. «Конечно. Веди осторожно, и спокойной ночи, Белла».

Я остановилась, чтобы взглянуть на него, и улыбнулась. «Спокойной ночи, Майк». Он захлопнул дверь, и я завела двигатель. Стиснув зубы, я резко газанула один раз, прежде чем выехать с подъездной дорожки, и посмотрела, как он исчезает в моем зеркале заднего вида.

Я с силой откинула голову на подголовник сидения, а руки крепче сжали руль. «Дура, дура, дура», - ругала я себя. Как я могла позволить себе сделать это снова? Позволить ему овладеть моим разумом и телом? Почему такого славного парня как Майк было не достаточно, чтобы сказать “нет”?

Когда я приехала домой, я пулей промчалась в ванную, чтобы принять душ и переодеться, избавляясь от всяческих физических следов сегодняшнего вечера. Натянув на себя майку и шорты, я забралась в кровать, желая провалиться в глубокий сон, хотя бы на несколько часов. В конце концов, мои глаза все-таки закрылись, и я молилась о небольшой передышке от всего этого кошмара, которую мне мог дать только крепкий здоровый сон.

Я была одна. Я была почти уверена в этом. Он заключил меня в кожаные оковы и завязал мне глаза, не проронив ни слова. И только его взгляд рассказал мне о том, чего же он хочет… меня. Я не знаю, стоит ли мне бояться или нет, лежа на спине, без какой-либо возможности сбежать. Умная женщина испугалась бы, но все, что чувствовала я, это только прилив сил.

Мой ум боролся с моим телом, пытаясь убедить, что все это неправильно. Пытаясь убедить, что я этого не хочу. Но я хочу… больше, чем что-либо.

Прежде чем уйти, он, еле касаясь, провел пальцами вдоль шарфа на моих глазах, вниз по моей шее, к моему соску, рисуя вокруг него едва ощутимые круги. С моих губ сорвался стон, когда я рефлекторно выгнулась в пояснице навстречу его прикосновению, натягивая ремни на руках.

С последним поворот руки, он провел своими длинными пальцами вниз моего живота к томной боли между ног. Я так хотела, чтобы он надавил там, вошел в меня, и прекратил это непрерывное нарастающее желание, которое он пробуждал во мне. Но обведя пальцами маленький кружок около клитора, он убрал руку и ушел.

Проходили минуты. Предвкушение от того, что ожидало меня впереди, росло с каждой секундой. Что он собирается сделать со мной? Господи, а что я хочу, чтобы он сделал со мной. Каждая клетка моего тела горела в ожидании.

Мои запястья были сцеплены у меня над головой гладкими кожаными наручниками, и каждая нога привязана на лодыжке, оставляя меня абсолютно раскрытой и незащищенной. Мне должно быть неловко. Мне должно быть стыдно. Но я не могла даже заставить себя волноваться об этом. Я еще никогда не чувствовала себя такой развратной, такой готовой к безудержному сексу.

Услышав какой-то звук справа, я быстро развернула туда голову, стараясь различить, что это был за шум. Есть ли кто-нибудь в комнате? Дрожь пробежала через все мое тело при мысли, что кто-то видит меня в таком состоянии. Вот снова этот звук. Здесь ли он? Наблюдает ли он за мной? Моя грудь вздымалась, кожа покрылась мурашками, и мышцы были настолько напряжены, что создавалось впечатление, будто все мое тело вибрирует.

Чтобы хоть чем-то себя занять, я снова потянула кожаные оковы. Бесполезно. Если бы вы спросили меня об этом пару месяцев назад, я бы сказала, что достаточно представить подобную ситуацию, чтобы я впала в панику. Но сейчас, все, что я чувствовала, это облегчение. Странное, но невероятно сильное чувство облегчения от того, что я больше не контролирую собственные действия, что позволила другому человеку доставить мне удовольствие. Это самый эротичный момент в моей жизни. Но это не просто кто-то, кого я хочу. Это он. Я продолжила вырываться, пока в безмолвной комнате не раздался его бархатный голос.

«Ммм. Как красиво». Проговорил он тихо откуда-то со стороны. Я непроизвольно задержала дыхание и повернула голову в поисках его.
«Видеть тебя такую: привязанную и обнаженную, раскрытую для меня, совершенно уязвимую. Это самое прекрасное, что есть в мире». Его голос теперь звучал ближе, и я предположила, что он стоял около моих ног, наблюдая за мной. Одной только мысли было достаточно, чтобы заметная дрожь прошлась по моему телу.

Я услышала некий металлический звук, за которым последовал свистящий звук. Его ремень? Что-то холодное и гладкое коснулось моей икры, и я вздрогнула, дернув ногой.

«Не пойми меня не правильно», - сказал он мягким голосом. «Мне нравится твоя страсть и пыл. Но есть что-то такое в твоем абсолютно беззащитном положении. Знать, что я могу делать с тобой все, что захочу… знать, что я могу заставить тебя сделать для меня все, что я захочу». Я ощущала его дыхание на своей коже, когда он наклонился и прошептал мне на ухо. «Это возбуждает меня больше, чем ты можешь себе представить. Хочешь проверить?»

Я почувствовала, как воздух покинул мои легкие, и соски напряглись до боли. Слишком гордая, чтобы сказать это вслух, я небрежно закусила губу и кивнула утвердительно в ответ.

«О, я уверен, что хочешь, маленькая проказница. Но ты была очень плохой девочкой. Тебе нравится заставлять меня страдать?» Он отстранился от меня, и я почувствовала, как что-то кожаное заскользило вверх по моим ногам и через мою киску. Шипение вырвалось сквозь мои зубы, когда что-то, наконец, дотронулось до меня там, где я больше всего этого хотела. Я была так возбуждена, я бы сделала все, о чем он попросил.

«Ходишь передо мной в своих коротеньких сексуальных нарядах. Тебе нравится возбуждать меня, правда?» Что-то прохладное, кожаное касалось моих сосков. Затем я почувствовала внезапный хлесткий удар, и была очень удивлена тому, что он был встречен стоном с моей стороны. Что со мной происходит? Жгучая боль от шлепка по бедру вырвала меня из моих мыслей, и я непроизвольно вскрикнула. Ощущения были изумительными. Было немного больно, но удовольствия было гораздо больше. Мне хотелось, чтобы он сделал это снова.

«Отвечай», - сказал он грубо, снова склоняясь к моему уху. Я была настолько охвачена этим чувством, что я даже не могла вспомнить, о чем он спрашивал. Я почувствовала, как он потянул меня за волосы, стискивая их в кулак, и резко дернул к себе. «Я сказал, отвечай», - прорычал он.

«Да, господин», - прошептала я между частыми вдохами. Я чувствовала, что становлюсь невероятно мокрой от безумного желания, отчаянно пытаясь свести ноги вместе, чтобы хоть немного успокоить эту боль.

«И ты заслуживаешь наказания, не так ли?» Он нежно провел носом вдоль моего подбородка, щекоча шею своим горячим дыханием. Я потянула руки из наручников, желая достать до него и притянуть к себе.

«Да, господин», - я снова прошептала. «Пожалуйста, накажи меня». Я не верила словам, вырвавшимся из моего собственного рта. Это было так не похоже на меня, но однако, еще никогда я не чувствовала себя такой свободной.

Он отпустил мои волосы и отошел. Звук расстегивающейся ширинки привлек мое внимание, и я повернула голову, замерев, чтобы распознать больше. Я предположила, что он снимал оставшуюся одежду, и позволила себе пофантазировать о его обнаженном теле. Одного только воспоминания было достаточно, чтобы мои бедра рефлекторно подернулись вверх. Это некомфортное жжение между ног становилось настолько сильным, что я сделала бы что угодно, чтобы смягчить его.

Он настроил ремни на моих лодыжках. Скользя руками вверх по моему телу, он сделал тоже самое с наручниками. Я почувствовала, как он взял меня под мышки и легко потянул по столу, так что моя голова теперь свисала с верхнего края. Я все еще была пристегнута и с завязанными глазами, когда его пальцы пробежали по моей груди, сжимая ее, теребя соски, а затем снова заскользили к шее и волосам.

Что-то теплое и гладкое коснулось моей нижней губы, и резкий вдох вырвался у меня из груди, то ли от неожиданности, то ли от незнакомого ощущения. Мои губы инстинктивно раскрылись, и я прижалась ближе. «Открой рот», - проговорил он хриплым голосом. Я застонала, осознав, что это была головка его члена, плавно движущаяся по моим губам. Он стоял во главе стола, и я жадно распахнула рот, угол наклона моей головы легко позволял впустить его внутрь. Я никогда не возбуждалась от минета, но доставление ему удовольствия таким образом казалось мне таким эротичным, что я даже застонала в полный голос.

«О, ты так прелестна с наполненным ротиком». Он начал медленно двигать бедрами, одной рукой придерживая мое голову, а другой поглаживая мое тело. «Боже мой, в тебе так хорошо. Тебя нравится это, не так ли, моя маленькая проказница?» Я простонала в ответ и впустила его глубже в рот, заслуживая от него низкий стон. Еще никогда я не испытывала такого неодолимого желания доставить мужчине удовольствие, казалось, будто в это момент, моей единственной целью было удовлетворить его. Склоняясь надо мной, его рука скользнула между грудей к заветному месту. Я не смогла подавить глубокий стон, когда его пальцы стали выводить круги, поддразнивая.

«Как же я люблю трахать твой прекрасный ротик», - пробормотал он низким голосом, продолжая ласкать меня. «Может быть, мне следует связать тебя и спрятать здесь от других мужчин. Я не привык делиться тем, что принадлежит мне. Понимаешь?» Его голос становился натянутым, и я кивнула, как смогла, посасывая его с новой силой. «О, черт, я… аа, я сейчас кончу. Ты хочешь этого, шалунья? Ааа… Хочешь, чтобы я кончил в этот прекрасный ротик?» Я застонала от его слов, желая больше всего на свете доставить ему удовольствие. Мое тело ломило и дрожало, каждый мускул напряжен, в ожидании разрядки. Он запустил руки мне в волосы, и начал шепотом бормотать что-то нецензурное, ловя ртом воздух. И с последним толчком он содрогнулся и кончил мне в рот. Я проглотила все до капли и продолжила сосать, наслаждаясь его оргазмом не меньше его самого.

Он обошел вокруг стола и положил голову у меня между грудей, пытаясь восстановить дыхание. «Чертовски хорошо», - я чувствовала его тяжелое дыхание на своей коже, а затем его мягкие губы и язык начали двигаться вокруг моей левой груди. Я снова застонала и попыталась выгнуться навстречу его манящему рту, но мои оковы напомнили мне, что я все еще привязана к столу. Поднявшись, он начал регулировать кожаные ремни. Нежно придерживая мою голову, он переместил меня немного вниз по столу, так что я теперь снова целиком лежала на кожаной поверхности. Его сильные руки массировали мои конечности, восстанавливая циркуляцию крови.

Обхватывая мое лицо руками, он поцеловал мои щеки и прошептал на ухо. «Ты доставила мне незабываемое удовольствие». Мое тело запело от его слов, и я подставила ему щеку. «Как мне вознаградить тебя?» - прошептал он заманчиво, не переставая целовать мою шею. «Скажи мне. Как ты хочешь, чтобы я доставил тебе удовольствие? Ртом?» Он провел языком по одному из моих сосков, захватывая его между зубов и нежно потягивая. «Руками?» Длинные пальцы проследовали вниз по животу и двинулись ниже, погружаясь в меня. Долгий отчаянный стон вырвался из меня, пока я выворачивалась и дергалась в наручниках, желая большего. «Или членом?» Одной только мысли об этом было достаточно, чтобы я начала сокращаться вокруг его пальцев. «Аа. Вот, что ты хочешь. Проси меня. Скажи, что ты хочешь чувствовать мой член внутри себя». Он добавил еще один палец и нежно целовал мое бедро.

«Да», - умоляла я, пытаясь освободиться. «Пожалуйста, я хочу тебя внутри. Господи, пожалуйста. Я сделаю все, что угодно». Никогда еще я не чувствовала себя настолько поглощенной страстью и желанием, как в тот момент. Каждое слово было истинной правдой – я бы сделала все. Я хотела, чтобы он овладел моим телом, утолил эту ненасытную нужду в нем.

Высунув пальцы, он взобрался на стол и устроился у меня между бедер. Что-то мокрое коснулось моих губ, и я поняла, что это его палец.

«Чувствуешь, как ты готова?» Мой язык тут же показался наружу, и я облизала губу, пробуя себя на вкус. Я даже не была потрясена тем, что мне это понравилось. Этот мужчина пробуждает во мне желание попробовать вещи, о которых я даже не мечтала, отбросить все предубеждения о том, как должна себя вести женщина, и полностью отдаться этой магнетической силе, которую я чувствую, когда он рядом со мной.

Наклонившись ближе ко мне так, что его грудь слегка касалась моих чувствительных сосков, он поцеловал мои завязанные глаза. «Скажи, кому ты принадлежишь», - прошептал он, проходя губами по моим щекам, лбу и, наконец, губам. Он поднял руку и снял шарф с моих глаз. «Я хочу видеть твои глаза, когда ты скажешь мне, что ты моя. Кому ты принадлежишь?» Я моргнула несколько раз, привыкая к тусклому освещению. Он надавил головкой на мой клитор, доставляя самые восхитительные ощущения.

«Тебе», - простонала я. Мои глаза, наконец, разглядели его безупречное лицо. «Я принадлежу тебе».

«Моя», - выдохнул он, с силой пронзая меня. Я закатила глаза от неповторимых ощущений, когда он был внутри меня. Целый мир перестал существовать, когда он начал двигаться, выходя почти до конца и затем неистово входя обратно. Сила, которую он использовал, натягивала кожаные ремни почти до боли, пока он вдалбливал меня вверх стола. Но это только добавляло ощущений.

Ускорив темп, он сжал пальцами мои соски и покусывал нежную кожу моей шеи. Неожиданно для себя, я была переполнена сладкой смесью удовольствия и боли: животная страсть, с которой он овладел моим телом, собственнические слова, которые он шептал, целуя мою кожу, и удовольствие, которое доставлял его член глубоко во мне. Я никогда не думала, что ощущение беспомощности может быть таким прекрасным. Звуки, издаваемые им, становились все громче, и желание внутри меня все росло и росло. С каждым его толчком, я чувствовала, что теряю последнюю связь с реальностью.

«Ты принадлежишь мне», - он прорычал, задыхаясь, слегка приподнимаясь с меня, чтобы углубить свои проникновения. «Никто никогда не дотронется до тебя вот так. Ты моя, Белла».

«Да, только твоя». Я не могла больше сдерживаться. «Возьми меня!» Прокричала я, преодолевая все внутренние барьеры. «Трахай меня… пожалуйста… сделай меня своей». Мой оргазм взорвался внутри меня, разносясь по всему телу, и я совсем не стыдилась своих криков, наполняющих комнату. Он напрягся надо мной, его лицо исказилось в неописуемом удовольствии, и его крики присоединились к моим, когда он кончил.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Пятница, 19.02.2010, 20:05 | Сообщение # 42
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
BPOV

Беспокойно ворочаясь в кровати, я вдруг распахнула глаза и с ужасом огляделась вокруг. Где я? В замешательстве я провела рукой по груди и сильно удивилась, почувствовав мягкую хлопчатобумажную ткань. В горле у меня пересохло, а сердце выстукивало бешеный ритм, пока я пыталась восстановить дыхание. Трясущимися руками я дотянулась до прикроватной тумбы, включила лампу и осмотрела комнату. Я у себя дома, а не в каком-то странном помещении, привязанная к столу. Моя кровать представляла собой кучу скомканных покрывал, и я не сдержала стон разочарования, увидев время на часах. 4:30. Замечательно.

Я попыталась сосредоточиться на том, что только что произошло. Что это такое, черт возьми? У меня было столько эротических снов о нем, что я уже сбилась со счета. Но никогда не было ничего подобного.

Поняв, что я уже не смогу снова заснуть, и не желая лежать там и вспоминать детали своего сна, я решила, что пора вставать. Мое тело было липким от пота, а внизу живота все еще оставались нотки возбуждения. Поэтому первым делом я направилась в душ.

Но, даже очистив тело, я не могла очистить мысли. То, как мое тело реагировало на него. Тот факт, что я получала от этого удовольствие. Я умоляла его, я жаждала его внутри себя. Не то, чтобы это сильно отличалось от реально произошедшего прошлым вечером. Просто в действительности, я, пусть и не сильно, но попыталась сопротивляться, во сне же, я приветствовала это, я смаковала происходящее. Мы просто совершили ошибку. Произнесенные им вчера слова все еще громыхали у меня в голове. А в совокупности с моим сном, они только укрепили мою решимость бороться с этим, прекратить это жалкое пристрастие к вещам, которые он вытворял с моим телом.

По крайней мере, утром мы с Элис идем на занятия йогой. Все эти движения помогут мне забыться и не тратить на него не единой мысли. Надо только попасть туда.

Однако, когда я приехала, я поняла, что фортуна сегодня не на моей стороне. Сказать, что я была рассеянной, было бы громадным преуменьшением. Что бы я ни делала, чтобы переключить свои мысли в другом направлении, они всегда приводили меня в одно из двух мест: либо в ту гребаную ванную, либо в тот гребаный сон. Господи, я столько раз прокручивала обе сцены у себя в голове, что теперь с трудом могу отличить реальность от фантазии. И честно признаться, я не уверена, что из этого ужасает меня больше: то, что я позволила ему сделать, или то, что я хотела бы, чтобы он сделал. В душе я ни на секунду не сомневалась, что дай я ему такую возможность, он бы воплотил в жизнь каждый пункт этого сна. И я вдруг впервые осознала, что он назвал меня Беллой. Такая незначительная деталь, но я никогда не слышала этого из его уст. Это пробудило во мне странное, незнакомое чувство. Которое, я думаю, мне не понравилось. Сделав глубокий вдох и закрыв глаза, я прокляла это его прекрасное лицо и тело в сотый раз за утро.

Голос инструктора прервал мои размышления – он показывал нам следующую позу. Взглянув на Элис, я снова подумала о том, чтобы выложить ей всю правду. Я пришла к выводу, что мне действительно необходимо с кем-нибудь поговорить. У меня есть Анджела, но она работает на Эммета, и я не хотела ставить ее перед выбором: что сохранить – секрет или работу? Об этом не может быть и речи. Я знаю, Роуз выслушает меня, если я ее попрошу, но тот факт, что она Каллен и что она стала невольным свидетелем вчерашнего происшествия, не добавлял мне храбрости.

В такие минуты я действительно желала, чтобы моя мама была жива. Одно только упоминание о ней отразилось мучительной болью в груди, и на глазах проступили слезы. Мой переезд сюда, чтобы провести с ней последние годы ее жизни, был моим лучшим решением. И хотя временами было трудно жить вдалеке от папы и друзей, я знала, что все в мире не случайно. Что всему есть причина. Я просто хотела, чтобы эта причина поторопилась и поскорей дала о себе знать.

Могу ли я рассказать все Элис? Признаться, я была в ужасе от того, что она обо мне подумает. Но более того, я была в ужасе от того, что мне придется произнести все это вслух. Снова мельком на нее взглянув, я была встречена в этот раз ее недоумевающим взором. «Ладно, что происходит?» - спросила она взволновано.

Я пыталась сказать ей, что ничего не происходит, пыталась отмахнуться и сказать, что все это нелепо. Но я не могла. Тяжесть и груз последних нескольких недель обрушились на меня разом, и я не могла больше этого сдерживать. Мой подбородок затрясся, и я начала что-то бессвязно мямлить и рыдать как ребенок. «Я так и думала. Пойдем». Она протянула руку, чтобы помочь мне подняться и, собрав наши вещи, повела меня к выходу.
• ~*~*~*~*~*~*~*~*
Двадцать минут, два чая с мимозой и один эмоциональный срыв спустя, я сидела за столиком нашего любимого ресторанчика напротив потрясенного выражения лица Элис. Я рассказала ей все: про разрывание трусиков, про мою симпатию к процессу разрывания трусиков, про разнообразные местоположения, про то, как нас застукала Розали, про то, как мне стыдно чувствовать, будто я предала Карлайла, Эсми и Майка, про собственнические заявления мистера Каллена и, наконец, про свой сон. Когда я встретилась с ее взглядом, я вздрогнула. Она выглядела так, будто только что стала свидетелем жуткой автокатастрофы. Если даже для меня все это звучало дико, могу только представить каково это для чужих ушей.

«Хорошо. Поправь меня, если я неправильно поняла». Я кивнула в ответ, ожидая пока она продолжит. «Ты трахаешь своего босса». Я слегка поморщилась от содержания этой фразы. «Того самого босса, которого ты любя называешь “Прекрасный Подонок”». Я тяжело вздохнула и снова кивнула. «Но ты терпеть его не можешь».

«Все верно», - согласилась я, отводя глаза в сторону.

«Ты не хочешь быть с ним, но ты не можешь без него», - добавила она, на ее лице отразилось неподдельное замешательство.

«Господи, это звучит даже безумней, когда кто-то другой это произносит», - проворчала я, уткнувшись лицом в ладони.

«Но это приятно», - проговорила она с оттенком юмора в голосе.

«“Приятно” не передает даже и сотую часть этого, Элис. Феноменально, исключительно, умопомрачительно, многократно-оргазменно-ошеломительно даже приблизительно не описывает этого». Я не могла смотреть ей в глаза, пока гворила.

«А есть такое слово “оргазменно”?» - спросила Элис, смеясь.

Я небрежно потерла лицо руками и снова вздохнула. «Не знаю. Не знаю! Но это спорный вопрос, Элис».

«И, правда. Ну», - ответила она задумчиво. «Думаю, маленький пенис не его проблема».

Я простонала и уронила голову на руки, лежащие на столе. «Нет. Определенно не его». Я слегка приподняла голову, услышав ее приглушенный смех. «Элис! Это не смешно!» - запротестовала я.

«Извини, Белла», - сказала она, пытаясь совладать с собой. «Но даже тебе приходится признать, что все это ненормально. Я имею в виду из всех, кого я знаю, ты последний человек, которого бы я представила в подобной ситуации. Ты всегда была такой серьезной, с тщательно и пошагово распланированной жизнью. За всю свою жизнь ты переспала только с тремя парнями, и со всеми ими ты встречалась. Должно быть, этот мужчина что-то для тебя значит». Я нахмурилась, понимая, что ее слова так сильно меня беспокоят, потому что это была правда.

«И этот сон, он ведь возбудил тебя, не так ли?» - спросила она с интересом.

«Не то слово. Т.е. Элис, я была пристегнута к столу и с завязанными глазами. Беспомощная и уязвимая. Это не я», - прокричала я чуть громче положенного. «И мне нравилось это. Я умоляла его. У меня никогда даже не было подобных фантазий».

«Знаешь», - начала она. «Держу пари, этот сон что-то означает. Давай посмотрим». Достав свой Blackberry, она поколдовала над ним пару минут, а потом засмеялась.

«Что там?» - спросила я, уже заранее боясь ответа.

«О, тебе понравится. Если во сне вас держат в рабстве/подчинении, это означает, что вы чересчур рьяно контролируете некоторые стороны ваших чувств и/или характера или вовсе подавляете их. Возможно, вы ограничиваете вашу потребность в самовыражении или чувствуете себя пленником обстоятельств. Ну, если это не точь-в-точь про тебя, я тогда не знаю», - захихикала она.

«Превосходно», - вздохнула я. «Элис, я знаю, что нет ничего страшного в отношениях, построенных чисто на сексе. Я могу это принять. И я знаю, что временами я могу быть излишне сдержанной. Но дело в том, что, когда я с ним, я совершенно не контролирую себя. Т.е. он мне даже не нравится, и все же… я не могу устоять перед ним».

Элис сделала глоток чая, и я видела по ее лицу, как крутятся колесики у нее в голове, пытаясь переварить все, что я ей сказала, и оформить это в слова. «Ты же знаешь, что делать, правда?» - ответила она серьезным голосом, и я посмотрела на нее в ожидании. «Ты должна прекратить это. Постарайся любой ценой не оставаться с ним наедине».
«Элис, это не так-то просто», - возразила я, качая головой и начиная нести что-то несуразное. «Я работаю с ним, на него. И не думай, что я могу избежать тех случаев, когда нам приходится оставаться наедине. В добавок ко всему, я должна присутствовать с ним на конференции в Сиэтле через две недели. А это значит – один отель и постоянная близость».

«Белла, кто в тебя вселился?» - спросила Элис изумленно, изучая глазами мое лицо. «Я имею в виду, ты хочешь, чтобы это продолжалось?»

«Нет!» - воскликнула я оборонительно, и мои глаза устремились на ее скептический взгляд, но я быстро отвела их в сторону. «Т.е…. никто и никогда не оказывал на меня такого воздействия. Он заставляет меня желать такого, чего я никогда прежде не пробовала. Я просто хочу, чтобы это был кто-нибудь другой, кто-нибудь милый, как Майк, например».

«Такого? Что, например? Хорошей порки?» - ответила Элис, тихонько посмеиваясь, но когда я закусила губу и отвела взгляд, у нее отвисла челюсть от удивления. «О Господи, он отшлепал тебя?!»

Я уставилась на нее широко раскрытыми глазами. «Немного громче, Элис. Не думаю, что тот парень у тебя за спиной все слышал», - прошипела я и покачала головой. Как только я убедилась, что никто на нас не смотрит, я смахнула пряди волос, прикрывающие мое лицо, назад. «Слушай, я знаю, что нужно прекратить это, но…»

Я остановилась, почувствовав покалывание сзади на шее, когда волосы там встали дыбом, а по коже поползли мурашки. Я инстинктивно повернула голову и почувствовала, как воздух застрял у меня в горле, когда я посмотрела в сторону двери. Там стоял он, одетый в черную футболку, джинсы и кроссовки, а волосы были в еще более сексуальном беспорядке, чем обычно. Я развернулась обратно к Элис, чувствуя, как вся кровь отлила от моего лица.

«Белла, что случилось? Ты выглядишь так, будто увидела приведение», - спросила Элис взволнованным голосом, беря меня за руку.
Я уставилась на нее, пытаясь заговорить, но мой голос куда-то пропал. «Элис, ты видишь того высокого, привлекательного мужчину, одетого в черное, прямо у двери?» - прошептала я, и она приподняла голову, чтобы посмотреть, но я пнула ее слегка под столом. «Не выдавай себя! Это мой босс».

У Элис чуть глаза не вылезли из орбит, и челюсть немного отвисла. «Боже мой», - прошептала она, задыхаясь и трясся головой, внимательно осматривая его с головы до ног. «Белла, ты не шутила. Это и в самом деле прекрасный подонок. Я бы не выпускала его из своей постели».

«Элис! От тебя никакой помощи!» - воскликнула я тихим голосом.

«А кто эта блондинка?» - спросила она, кивком головы указывая в их сторону. Я повернулась и увидела, как он ведет к столу высокую длинноногую блондинку, устроив руку у нее на пояснице, а затем выдвинул ей стул, когда она присаживалась.

«Какой претенциозный хрен!» - усмехнулась я, покачав головой, и развернулась к своему столику. Элис собиралась что-то ответить, но тут зазвонил ее телефон, и она полезла в сумочку. По “Привет, малыш!” я поняла, что звонил Джаспер, значит, это займет какое-то время. Я снова повернулась, чтобы взглянуть на мистера Каллена, который, смеясь, говорил о чем-то с блондинкой. Я не могла оторвать глаза. Он был даже еще более привлекательным в расслабляющей обстановке. Когда он смеялся, в его глазах плясали задорные огоньки. Действительно приятный Каллен. Словно услышав мои мысли, он повернул голову в моем направлении, и наши взгляды встретились. Я стиснула зубы и отвернулась, швырнув салфетку на стол. Надо выбираться отсюда. «Элис, я сейчас вернусь».

Она кивнула и рассеяно махнула рукой, не прерывая свою беседу. Встав из-за стола, я быстро прошла мимо него, избегая его взгляда. Не успела я завернуть за угол и приметить дамскую комнату, как почувствовала сильную руку на своем предплечье. «Постой». Достаточно было лишь звуков его голоса, чтобы все внутри меня задрожало. Спокойно Белла, ты сможешь. Просто повернись, взгляни на него и скажи, чтобы отваливал. Он кретин, который назвал тебя ошибкой прошлым вечером, а сегодня появляется с какой-то белобрысой курицей.

Расправив плечи, я повернулась к нему лицом. Дьявол. Вблизи он еще лучше. Я всегда видела его лощенным и ухоженным, но этим утром он очевидно не брился. Но от этого он не выглядел неряшливым, а только наоборот еще более сексуальным. Мне пришлось прикусить губу, чтобы сдержать стон, который так и рвался наружу при мысли об этой небритой мордашке у меня между ног. Какого хрена со мной происходит?

«Какого черта тебе надо от меня?» - огрызнулась я, выдергивая свою руку из его хватки. Взглянув ему в лицо, я заметила слабые круги под глазами. Он выглядел уставшим. Отлично. Если его ночи были хотя бы наполовину такими же отвратительными, как и мои, я была бы счастлива.

Проведя рукой по волосам, он неловко огляделся по сторонам. «Я просто хотел поговорить с тобой. Объяснить. На счет прошлого вечера».

«А что там объяснять? Для тебя это очевидно уже в прошлом», - сказала я, кивая в сторону обеденной зоны и блондинки, которая все еще сидела за столом. «Быстро. Даже для тебя».

«О чем ты, черт возьми?» - он язвительно усмехнулся, снова глядя на меня. «Ты говоришь о Таше?»

«О, ее так зовут? Значит, вы и Таша отлично проводите время, мистер Каллен». Я развернулась, чтобы уйти, но он снова остановил меня. «Черт! Может, дашь мне пройти?»

«Почему ты постоянно ведешь себя как последняя стерва? И вообще, почему тебя это волнует?» Наша ссора начала привлекать внимание персонала, проходящего мимо нас на кухню. Поэтому быстро осмотревшись вокруг, он затащил меня в дамскую комнату и закрыл дверь.

«Какого хрена ты делаешь? И что значит, почему меня это волнует? Мы трахались с тобой меньше суток назад, а теперь ты сидишь здесь с какой-то сучкой!» Я именно орала на него. Я была так зла, что мои ногти практически врезались в ладони.

«Ты думаешь, у меня здесь свидание? Господи», - он тяжело вздохнул, качая головой. «Это просто невероятно. Таша старый друг. Так случилось, что она руководит благотворительной организацией, которой Каллен Инкорпорейтид делает пожертвования. Я должен был встретиться с ней в понедельник, чтобы подписать кое-какие бумаги, но у нее произошли какие-то изменения с вылетом, и она покидает страну сегодня днем». Он снова растерянно провел по волосам. «Я больше ни с кем не спал с того око…» - он остановился, обдумывая свои слова. «С тех пор как мы впервые… ну ты понимаешь…» Он серьезно?

Мы стояли там, уставившись друг на друга, пока его слова потихоньку доходили до меня. Он больше ни с кем не был. Неужели такое возможно? Я знаю, он тот еще бабник. Я видела его с разными женщинами в его офисе несколько раз. Не говоря уже об историях, которые гуляют по всей компании. И даже если все это было правдой, это не меняло того факта, что он мой босс и что все это неправильно. «Ты действительно думаешь, я в это поверю? Все эти женщины сами вешаются тебе на шею, и ты даже не зацепил ни одной из них?! Оу, я тронута», - усмехнулась я с сарказмом и повернулась к двери.

«Не так уж трудно поверить», - прорычал он сердито, и я почувствовала его прожигающий взгляд на спине.

«Ах, да, правильно. Ведь ты у нас такой однолюб! Приведи мне хотя бы один довод, почему я должна поверить тебе. Не можешь, да и мне, честно говоря, по барабану», - кинула я ему через плечо и взялась за ручку двери. «Знаешь что, это вообще не важно. Это было просто ошибкой, ведь так?»

«Послушай, как раз об этом я и хотел с тобой поговорить». Он подошел ближе, и его аромат окутал меня, унося в мой сон. Я вдруг запаниковала, как будто находилась в маленькой комнате, в которой кончался кислород. Надо выбираться отсюда, сейчас же. Что там говорила Элис пять минут назад? Не оставаться с ним наедине? Отличный совет. К тому же мне очень нравятся те трусики, что сейчас на мне, и я не хочу, чтобы они тоже оказались в его кармане. Ладно, последнее было ложью… разве нет?

«Послушай, как бы то ни было, мне надо идти». У меня появилось странное ощущение дежа-вю, и я уже знала, чем все закончится, если я останусь.
«Ты собираешься встретиться с Майком снова?» Спросил он из-за спины. Моя рука была на ручке. Все, что мне нужно было сделать, это повернуть ее, и я в безопасности. Я замерла, уставившись на эту чертову ручку, борясь сама с собой. Остаться так легко.

От этой мысли мои глаза закрылись, а соски напряглись. Убирайся отсюда, Белла. «Тебе какое дело?» По коже побежали мурашки. Я такая идиотка. Я слышала, более того, я чувствовала, как он придвинулся ближе ко мне.

«Я думал, мы уже обсудили это прошлым вечером», - проговорил он, и я ощутила его теплое дыхание на волосах.

«Да, много всего было сказано вчера вечером». Его пальцы заскользили вверх по моим рукам и сдвинули тонкую лямку моего топа с плеча, и я почувствовала легкие прикосновения его губ на своей коже.

«Я не хотел этого говорить», - прошептал он моей коже.

«Это не значит, что это не правда». Я инстинктивно прильнула к нему спиной, слегка наклоняя голову, предоставляя ему более легкий доступ к шее.

«Мне не следовало этого говорить». Перекинув мои волосы через плечо, он осыпал нежными поцелуями открытые участки спины. Мое дыхание было глубоким, и каждый нерв в теле отвечал на его прикосновения. Почему я не могла уйти?

«Повернись». Его слова были таким простыми, но они разожгли серьезный конфликт во мне. Одно дело, если бы он прижал меня к стене или властно схватил меня, но сейчас выбор был за мной. Сильно прикусив губу, я пыталась заставить себя повернуть ручку. Моя рука даже дернулась, но затем соскользнула в поражении.

Медленно повернувшись, я взглянула ему в глаза. В них отражалась похоть, и я в действительности почувствовала, как подкосились мои коленки. Он поднял руку к моему лицу, проводя большим пальцем по моей нижней губе. Наши взгляды сомкнулись, наше учащенное дыхание окружило нас, и когда я подумала, что не могу больше ждать, он притянул меня к себе, обрушивая свои губы на мои.

В тот момент, когда мы поцеловались, мое тело сдалось, и мне все время было мало. Моя сумочка приземлилась на кафельный пол, а мои руки погрузились в его волосы, притягивая его ближе. Наши поцелуи были неистовыми и дразнящими, наши руки искали обнаженную кожу. Он придавил меня к стене и провел руками вниз к моей заднице, слегка приподнимая меня. Я непроизвольно задержала дыхание, почувствовав его возбуждение. Его руки скользнули в мои штаны для занятий йогой и сжали мои ягодицы через трусики*.

«Черт. Что на тебе?» - простонал он мне в шею, плавно скользя ладонями по розовому атласу. Я чуть не улыбнулась, вспомнив, что за пара сейчас была на мне. Сзади на них была кружевная аппликация в виде сердца. Они были совсем новыми и очень дорогими. Он поднял меня выше, и я обхватила его ногами, а он вдавил меня дальше в стену, трясь об меня своим возбужденным членом. Он застонал, когда я захватила мочку его уха между зубов.

Опустив одну сторону моего топа, он обхватил губами мой сосок. Я откинула голову назад и ударилась об стену, когда почувствовала приятное покалывание его щетины на моей груди. Резкий звук прорвался сквозь пелену моего сознания, и я услышала, как он выругался. Мой телефон. Опустив меня на ноги, он отошел от меня, возвращая на лицо свой повседневный сердитый вид. Я быстро поправила свою одежду и подняла сумочку. Найдя телефон, я разочарованно нахмурилась, увидев на дисплее номер звонящего.

«Да, Элис», - ответила я, задыхаясь.

«Белла, где ты есть, черт возьми? И почему та скучающая блондинка сидит в гордом одиночестве?» - спросила она.

«Я вернусь через секунду, окей?» - я выслушала ее ответ, а затем закрыла телефон и запихала его обратно в сумочку, избегая его глаз.

«Послушай, я -» - его снова прервал мой телефон.

«Господи, Элис! Я же сказала, что буду через минуту!» - прокричала я, мой голос эхом отдавался от стен. Но это была не Элис.

«Белла?» В трубке послышался озадаченный голос Майка.

«О… привет». Черт. Неужели это происходит со мной. «Послушай, я сейчас не могу говорить».

«Да. Извини, что беспокою тебя в воскресенье, но я просто не мог перестать думать о тебе. И я не хочу доставлять кому-нибудь неприятности или еще что, просто после того, как ты ушла, я проверил свою почту, и там было подтверждение о доставке твоих цветов».

«Правда?» - спросила я, с притворным интересом. Мой взгляд был устремлен на него. Его ноздри раздувались, а зубы стиснуты – было очевидно, что он пытался понять, с кем я разговариваю.

«Кажется, форма была подписана Эдвардом Калленом».


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Пятница, 19.02.2010, 20:08 | Сообщение # 43
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 9 - Урок усвоен.
EPOV

Я дурак. Другого объяснения просто нет. Стоя там перед Розали, слова как-то сами слетели с языка. Это была ошибка. Краем глаза я видел, что мисс Свон смотрела на меня, я видел на ее лице шок и боль, от чего я сам почувствовал себя хреново, словно мне только что дали под дых. Я мог только представить, каково было ей. С этой женщиной у меня только что был самый насыщенный и восхитительный секс в моей жизни, а я назвал все это ошибкой. Господи, даже я хотел надрать себе задницу.

«Ошибка или нет, это должно прекратиться немедленно». Слова Розали выдернули меня из моих мыслей. «Что если бы на моем месте была Эсми? И Эдвард, ты ее босс! Ты забыл об этом?» Ее утверждение только усилило мое чувство стыда за мое поведение. Что, если я злоупотребляю своим положением в отношениях с ней? Но возвращаясь к нашим теперь уже многочисленным “столкновениям”, я успокоился, вспомнив, что она была, безусловно, активным участником. Но даже это не уменьшало моей вины.

«Послушайте, вы оба взрослые люди, и я не знаю, что между вами происходит, но что бы это ни было, не позволяйте Папочке Карлайлу об этом узнать».

Отец. После всего, что произошло в последнее время, не думаю, что я до конца осознавал, какими могут быть последствия, если он все узнает. Не только я буду по уши в дерьме, но и мисс Свон будет опустошенна. Я воочию видел какие у нее отношения с моей семьей, а вся эта ситуация могла разрушить их без возможности все исправить. Мои родители были хорошими, добрыми людьми, и я знаю, что они никогда не будут слишком жестоки, но это не меняло того факта, что они будут глубоко разочарованы… в нас обоих.

Я почувствовал, как она напряглась рядом со мной при упоминании прозвища моего отца. Я догадывался, что ей приходится вести ту же внутреннюю борьбу, что и мне. Но я все же был не готов к ее ответу, когда услышал его.

«Не проблема», - сказала она, одаривая меня пронзительным взглядом, от которого я фактически немного отпрянул. «Я учусь на своих ошибках. Извините». Не успел я даже придумать, как остановить ее, как она уже развернулась и зашагала вниз по ступенькам.

«Эдвард, ты что умом тронулся?» - в неудачной попытке прошептать Розали почти закричала на меня. Я сразу же развернулся к ней, когда ее кулак ударил меня в бицепс.

«Роуз!» - завопил я, потирая ушибленное место и уставившись на нее. «Ты что охренела?»

«Как долго это продолжается между вами? Почему-то мне кажется, что это был не первый раз».

Я действительно сейчас не хотел копаться во всем этом, тем более, здесь. «Роуз, я люблю тебя – но это не твое дело». От удивления у нее широко распахнулись глаза, и отвисла челюсть.

«Не мое дело?» - прыснула она злобно. «Если ты хотел сохранить это только между вами двумя, тебе не следовало трахать ее в ванной комнате, пока вся семья сидела внизу прямо под окнами».

«Я больше не обсуждаю это с тобой», - проговорил я решительным тоном, давая понять, что разговор окончен. «И прошу тебя, пожалуйста, пусть все останется между нами. Я бы не хотел, чтобы это на ком-нибудь плохо отразилось». Она продолжала пронзать меня взглядом, но ничего не ответила. Решив, что я отсутствовал уже слишком долго, я развернулся, чтобы уйти, но ее рука меня остановила.

«Иногда ты действительно бываешь таким ублюдком. И ты это знаешь, не так ли?» Не дожидаясь ответа, она прошла мимо меня, возвращаясь ко всем. Спустившись на первую ступеньку, она развернулась ко мне. «И ради Бога, приведи свои волосы в порядок!»

Я нахмурился, но на автомате поднял руку к волосам, проводя по ним пальцами, и спустился вслед за ней.

Как только мы вышли в патио, я был охвачен желанием придушить Майка. Он сидел, склонившись к ней, с обеспокоенным видом, спрашивая, в порядке ли она. А она в порядке? Прежде чем я успел присесть, она сказала, что неважно себя чувствует и лучше поедет домой. Я как раз хотел предложить проводить ее, когда вмешался Майк. Долбаный Ньютон. Благодаря его стараниям, мне было проще ненавидеть его.

Сославшись на важный звонок, я, молча, проследовал за ними и ждал в дверях. Моя грудь наполнялась животной яростью, пока я наблюдал за ними, а когда я увидел, как он протягивает ее свой телефон, я даже перестал дышать. Она что-то записала в его мобильнике. Она собирается с ним встретиться, даже после того, что между нами было. Я неслышно выругался, когда он придвинулся ближе и поцеловал ее руку, убирая непослушный локон за ее ухо. То самое ухо, которое я только что целовал, которому шептал, что она моя. Майк стоял там и смотрел, как она уезжает, а затем вернулся в дом. Наши взгляды встретились, и клянусь, я прочел вызов в его глазах. Вот оно. Я принимаю его.

Той ночью я спал, словно в аду. Лежа в своей огромной кровати и наблюдая за ночными огнями города за окном, я снова и снова прокручивал в голове воспоминания о сегодняшнем вечере. Мой план лопнул как дешевый презерватив, но я ни капли не жалел о том, что мы сделали. Это было неправильно, и запутанно, и сложно, и ненормально, но в то же время, это было изумительно, и ничего с этим не поделаешь. Я покачал головой – все-таки “изумительно” это явное приуменьшение. Мои яйца и член мгновенно отреагировали на одну лишь мысль о сексе с ней. Это было и раем и адом в одной упаковке, и самым насыщенным опытом в моей жизни. Сколько бы я ни ломал над этим голову, впервые в жизни, я был в полной растерянности и не знал, как с этим справиться.

Солнечный свет стал потихоньку окутывать сонный город, отражаясь от хромировано-стеклянных зданий. Забросив идею со сном, я направился в душ. Если я потороплюсь, я даже успею на пробежку перед встречей с Ташей, мне нужно подписать с ней какие-то бумаги, касаемо денежных пожертвований. Я никогда не работаю по воскресеньям, но когда она позвонила вчера поздно вечером и объяснила всю ситуацию с отлетом, я согласился. На самом деле, все, что я хотел, это уехать как можно дальше от всего, но как всегда, первым делом – работа. Всему остальному придется подождать.

В 10:30 мы встретились с Ташей у небольшого ресторанчика в центре города и обменялись любезностями. Она была знакома с моей семьей уже много лет и руководила самым влиятельным благотворительным учреждением для детей больных аутизмом. Она была красива и умна, и хотя мы были большими друзьями, мы никогда не испытывали друг к другу романтических чувств. Придержав для нее дверь, я проводил ее за наш столик, не забыв выдвинуть для нее стул. Моя мать все-таки воспитала меня джентльменом, несмотря на то, что в последнее время я этим активно пренебрегаю.

Мы шутили об одном нашем общем знакомом, когда я вдруг почувствовал, что за мной наблюдают. Я взглянул в сторону, и внутри все опустилось, когда я встретился с глазами мисс Свон. Она быстро отвела взгляд, смущенная тем, что я ее поймал, и заговорила со своей подругой. Но когда телефон другой девушки зазвонил, мисс Свон встала и направилась в заднюю часть ресторана. Прежде чем у меня в голове сформировался какой-то план, я сказал Таше, что скоро вернусь. Она кивнула и, улыбаясь, подмигнула мне, а я встал и проследовал за мисс Свон. Боже мой, как же сексуально она выглядит. На ней были черные обтягивающие штаны для занятий йогой и белая майка на лямках. Ее волосы были собраны в хвост, и пока она шла впереди меня, я не мог не смотреть на ее шикарнейший зад, вспоминая обстоятельства, при которых я его видел в последний раз.

Схватив ее за руку, я вынудил ее взглянуть на меня. Я знал, что она будет сопротивляться – между нами никогда ничего не было просто. Наши эмоции всегда были в непрерывной борьбе, не давая нам сосуществовать мирно. Такие уж мы есть.

«Какого черта тебе надо от меня?» - она багровела от злости, и я не винил ее. Мое поведение можно назвать… несправедливым и жалким. Сначала я говорю и делаю одно, а через минуту – совершенно противоположное. Я должен все исправить.

«Я просто хотел поговорить с тобой о прошлом вечере», - сказал я, нервно проводя рукой по волосам. Если я выгляжу, хотя бы, наполовину таким же нервным, каким себя чувствую, у меня проблемы. Я узнал тот взгляд, что сейчас был на ее лице – она обдумывает, как бы ей незаметно для окружающих вырвать мое сердце и запихать мне его в глотку.

«О чем здесь говорить? Для тебя это очевидно уже в прошлом», - проговорила она, кивая в сторону столика. «Быстро. Даже для тебя». О чем она говорит? Затем до меня дошло: Таша. Она думает, что у меня свидание? Пораженный услышанным, я на секунду задержал на ней взгляд. Возможно ли, что она тоже испытывает эту безумную нездоровую одержимость, что и я? Я хотел спросить ее, почему ее это вообще волнует, но лучше это сделать в приватной обстановке. Заметив впереди дверь, я затащил ее внутрь и запер дверь за собой. И только тогда я понял, где мы находимся. Вот, черт… еще одна уборная.
Прежде чем я смог что-либо сказать, она начала наседать на меня. Она думала, я трахую других женщин. Я не мог поверить в то, что слышу. Я пытался объяснить ей ситуацию с Ташей, что мы просто старые друзья, и что между нами ничего нет. В ответ она лишь закатила глаза – она не купилась на это. Я поморщился при мысли, что я собираюсь ей сказать. А вообще, почему я оправдываюсь перед этой женщиной, которая очевидно собирается, выйдя отсюда, встречаться с другими мужчинами? Неужели она такая лицемерка? Однако, я чувствовал, что вынужден объясниться. «Я ни с кем не спал с того око…», - я замолчал. Я не смогу даже произнести этого слова. «С тех пор как мы впервые… ты понимаешь…»

«Ты действительно думаешь, я в это поверю? Все эти женщины сами вешаются тебе на шею, и ты даже не зацепил ни одной из них?! Оу, я тронута», - она насмехалась надо мной.

«Не так уж трудно поверить», - прорычал я в ответ. Твою мать, это просто невероятно. Каким образом, черт подери, я заслужил это недоверие? Признаюсь, иногда я действительно вел себя как долбаный кретин, но я не давал ей не единого повода сомневаться в моих словах. Такое ощущение, что она… ревнует. Я задумался на секунду над этой мыслью. Она ведет себя почти так же безрассудно, как и я.

Она развернулась, чтобы уйти, но затем остановилась и смерила меня надменным взглядом через плечо. «Ах, да, правильно. Ведь ты у нас такой однолюб! Приведи мне хотя бы один довод, почему я должна поверить тебе. Не можешь, да и мне, честно говоря, по барабану. Знаешь что, это вообще не важно. Это было просто ошибкой, ведь так?»

Где-то в желудке я вдруг почувствовал тошнотворный позыв. Я знал, что те слова были неприятными, но я понятия не имел, как сильно я ее ими обидел. Я не могу позволить ей уйти.

«Послушай, как раз об этом я и хотел с тобой поговорить», - сказал я, подходя к ней на шаг ближе. Возможно, я чувствовал, что это была ошибка, но даже я признаю, мне не следовало это говорить. Она все еще пыталась уйти, и я, вдруг запаниковав, выпалил первое, что пришло на ум. «Ты собираешься встретиться с Майком снова?» Я уже хотел забрать свои слова обратно, но я заметил, что ее рука замерла на дверной ручке.

«Тебе какое дело?» - спросила она тихо. Казалось, будто она боролось с мыслью о том, чтобы уйти, и я снова не знал, чего же хотел я от нее. Но я знал, что для нас двоих остаться вот так наедине никогда не было хорошей идеей. Не прошло и двух минут с начала нашего разговора, и мое предательское тело уже реагировала на ее присутствие. Не задумываясь, я шагнул к ней, прижимаясь к ее спине.

«Я думал, мы уже обсудили это прошлым вечером», - ответил я. По ее коже побежали мурашки, а мои желания отодвинули разум на задний план. Я медленно сдвинул тоненькую лямку ее майки с плеча, нежно целуя ее кожу, позволяя ее аромату затуманить мой рассудок.

«Да, много всего было сказано вчера вечером», - проговорила она нежным голосом.

«Я не хотел этого говорить», - прошептал я, не отрываясь от ее кожи.
«Это не значит, что это не правда». Ее голова слегка наклонилась, позволяя мне насладиться ее шеей.

«Мне не следовало этого говорить». Сдвинув в сторону ее волосы, я уделил внимание ее спине, осыпая ее поцелуями от плеча до плеча. Я услышал, как она задержала дыхание. Ее тело так же безумно реагировало на меня, как и мое на нее.

«Повернись», - прошептал я ее волосам и ждал ее реакции. В этот раз это будет ее выбор. Мой ум хотел, чтобы она остановила меня, отвесила мне пощечину и ушла. Но у моего тела были другие планы. Мое эгоистичное тело желало целовать ее, прикасаться к ней, овладеть ею. Я пристально следил за ее рукой, ожидая, что она все-таки уйдет, и, молясь про себя, чтобы именно так и было. Когда ее рука соскользнула с ручки, мои глаза закрылись в поражении. Ей тоже не хватало силы воли.

Медленно повернувшись, она взглянула мне в глаза. Глаза, в которых отражалось то самое поражение, что я испытывал в данный момент. Я притянул ее к себе, запутывая руку в ее волосах. Я пытался остановиться, пытался уговорить себя уйти, но я не мог. Мы начали целоваться. Руки бродят по коже. Зубы покусывают. Тела тянутся ближе друг к другу. Я хотел большего. Я приподнял ее вверх, соприкасаясь там, где хотелось больше всего. Наши стоны слились воедино, а наши рты исследовали, требуя большего. Мои руки скользнули в ее штаны, придвигая ее ближе ко мне и прижимая ее спиной к стене. Я почувствовал нежный шелк и кружево, покрывающие ее попку, и рисунок в форме сердца. Я застонал. «Черт. Что на тебе?» - прошептал я ей в шею. Я приподнял ее дальше, и она обхватила меня ногами вокруг талии.

Стянув майку вниз, я начал покрывать поцелуями ее грудь, и как раз когда я обхватил губами один из ее безупречных сосков, я услышал, что где-то поблизости зазвонил телефон. Ну конечно. Я опустил ее на ноги, и она, поправив одежду, потянулась к своей брошенной сумочке за мобильником. Я снова небрежно провел рукой по волосам, сдерживаясь, чтобы не схватить этот гребаный телефон и не смыть его в унитазе.
Должно быть это ее подруга, которая осталось за столиком. Итак, это Элис, невеста знаменитого распространителя прозвищ. Я чертыхнулся, когда она, наконец, закрыла телефон. Она как раз убирала его обратно в сумочку, когда он снова зазвонил.

«Господи, Элис! Я же сказала, что буду через минуту!» - прокричала она, но затем она опустила глаза и несколько раз поменялась в лице. Злость, смущение, раздражение и затем… любопытство? Она взглянула на меня, и наши взгляды встретились. В комнате росло напряжение. Я смутно распознал мужской голос на другом конце, и почувствовал, как во мне снова просыпается дикарь. Что за хрен звонит ей?
Внезапно ее глаза сузились, и тоненький внутренний голосок подсказал мне, что пора начинать нервничать. «Хорошо. Огромное тебе спасибо, что сообщил мне. Да. Хорошо. Я позвоню тебе, когда решу. Спасибо, что позвонил, Майк». Майк? Долбаный Ньютон.

Она закончила разговор и не спеша убрала телефон в сумочку. Посмотрев в пол, она медленно покачала головой, и тихий смешок слетел с ее губ. Тот самый внутренний голосок становился громче. Снова взглянув на меня, ее лицо украсила какая-то недобрая улыбка. «Ты ничего не хочешь мне сказать?» - спросила она сладким голосом, и почему-то это еще больше меня насторожило. Я поднапряг мозги, но ничего не вспомнил. О чем она говорит?

«Видишь ли», - продолжила она, качая головой. «Это был самый странный разговор. Кажется, когда Майк проверял свой имейл сегодня утром, он получил подтверждение о доставке моих цветов. Ты ни за что не догадаешься, что там было написано».

Она сделала шаг в моем направлении, и я инстинктивно отшагнул назад. Мне совсем не нравилось, куда ведет эта беседа. «Оказывается, кто-то расписался за цветы». Вот дерьмо! «Имя на бланке было Эдвард Каллен». Бляяяяяяяяяя. Какого хрена я написал свое собственное имя? Я попытался придумать, что ответить, но мой ум внезапно стал чистым как у младенца. Очевидно, молчание с моей стороны сказало ей все, что она хотела знать.

«Сукин сын! Ты расписался за них, а потом соврал мне?!» - закричала она, неистово ударив меня в грудь, и я инстинктивно прикрыл пах. «Зачем ты это сделал?» Упершись спиной в стену, я начал искать альтернативный выход. И почему я не продумал эту ситуацию с цветами раньше?

«Отвечай мне, черт возьми!»

Мне нужен был ответ. И как можно скорее. Проведя рукой по волосам, в сотый раз за последние пять минут, я решил, что, возможно, лучше всего просто сказать правду.

«Я не знаю, ясно?!» - я прокричал в ответ. «Я просто… черт!» Потирая лицо руками, я начал измерять шагами комнату. Взглянув на нее, я заметил, что она достала телефона и печатала кому-то сообщение. «Что ты делаешь?» - спросил я.

«Вообще-то, это не твое дело, но я пишу Элис, чтобы уходила без меня. Я с места не сдвинусь, пока ты не расскажешь мне всю правду». Она уставилась на меня, и я мог чувствовать, как ярость волнами исходила от нее. Я вдруг подумал о том, чтобы сказать Таше, что здесь происходит, но зная ее, думаю, она уже сама обо всем догадалась.

«Ну? Я жду, Каллен». Я встретился с ее глазами и глубоко вздохнул. Нет не единой возможности объяснить ей все, чтобы это не звучало так, будто я сошел с ума.

«Ладно, я расписался за них», - ответил я раздраженно. Она пристально смотрела на меня, стиснув зубы и сжав кулаки так сильно, что даже костяшки побелели.

«И…?» - проговорила она, не разрывая со мной зрительного контакта.

«И… я выбросил цветы». Стоя там перед ней, я осознал, что заслуживаю каждую каплю ее ярости. Я был несправедливым по отношению к ней. Я не предлагал ей ничего, но в тоже время стоял на пути того, кто, возможно, мог предложить ей всё. Это было нечестно и это было неправильно, но я знал, что не могу этому противостоять. Я словно наркоман. А секс с ней – самый сильный кайф, который я когда-либо испытывал. Когда я был один, я ловил себя на том, что снова и снова прокручиваю в голове все наши “встречи”, одновременно и ненавидя это и желая получить новую дозу.

«Черт бы тебя побрал!» - процедила она сквозь стиснутые зубы. Я знал, что она делает все возможное, чтобы не броситься на меня и не избить. «Почему? Почему ты это сделал?»

А вот это как раз та часть, которую я бы не хотел затрагивать. «Потому что…» Я закусил губу и почесал затылок, все еще пытаясь придумать наилучший вариант ответа. Как же меня бесило то, что я позволил себе вляпаться во все это дерьмо. Сделав глубокий вдох, я просто выпалил все. «Потому что я не хотел, чтобы ты встречалась с Майком, понятно?!»

«Да, кем ты себя возомнил, черт подери? То, что мы с тобой трахаемся, совершенно не значит, что ты может принимать за меня решения. Мы с тобой не пара, мы не встречаемся. Черт, да мы не выносим друг друга!» - она прокричала.

«Думаешь, я не знаю этого?! Возможно, это бессмысленно. Но когда я увидел те цветы… Ради Бога, это же были чертовы розы!» - воскликнул я не подумав, и она посмотрела на меня так, будто я сбежал из сумасшедшего дома.

«Ты что, сидишь на каких-нибудь препаратах? Какое, твою мать, отношение имеет ко всему этому тот факт, что это были розы?» Весь ресторан, возможно, сейчас выслушивал наше небольшое представление. Слава Богу, сегодня воскресенье, и зал практически пуст.

«Черт! Я не знаю! Я просто увидел их и… Я не остановился и не подумал об этом. Одна только мысль о том, что он будет трогать тебя…» Мои кулаки сжались, и голос оборвался, пока я пытался вернуть самообладание. С каждой секундой ярость все больше накрывала меня. Я злился на себя за то, что был слабаком и позволил эмоциям выйти из-под контроля, и на нее за то, что она все еще имела это проклятое необъяснимое влияние на меня.

«Послушай, я не говорю, что согласна с тобой, но я понимаю тебя… частично». Я устремил на нее свой шокированный взгляд. «Я бы соврала, если бы сказала, что не испытываю подобных… собственнических чувств», - проговорила она нехотя. Я не мог поверить своим ушам. Неужели она только что призналась мне, что чувствует тоже самое? «Но это не меняет того факта, что ты мне соврал. Ты врал, глядя мне в лицо. Возможно, я считала тебя высокомерным козлом большую часть времени, но ты всегда был тем, кому я доверяла». Меня передернуло от ее слов. Она была права.

«Прости. Мне жаль, что так получилось». Мои слова повисли в воздухе, и я не знаю, кто был больше удивлен, услышав их: она или я. Мы стояли друг напротив друга, глядя прямо в глаза, не зная, что сказать.

«Докажи». Она посмотрела на меня так спокойно, без единой эмоции на лице.

Что это значит? Затем до меня дошло. Докажи. Мы не могли общаться словами, слова всегда вели к неприятностям. Такие уж мы есть. И если она предоставляет мне именно такой шанс исправить то, что я натворил, мне придется воспользоваться им. Я так сильно ненавидел ее в тот момент. Ненавидел, потому что она была права, а я нет, ненавидел, потому что она заставляла меня сделать выбор. Ненавидел, потому что хотел ее больше всего на свете.

Я подошел к ней вплотную, кладя руку ей на шею, и нежно проводя большим пальцем по ее щеке. Затем я резко притянул ее к себе и, глядя ей в глаза, нашел своими губами ее. Это был немой вызов. Ни один из нас не отступит и не признает, что это… что бы это ни было… было нам неподвластно.

В тот миг, когда наши губы соприкоснулись, я был поглощен знакомым опьяняющим чувством, прокатившимся через все мое тело. Ее руки оставались неподвижно висеть по бокам, позволяя мне вести поцелуй. Когда наши языки встретились, она простонала мне в рот.

Мои руки сильнее сжали ее волосы, заставляя ее прогнуться под мой поцелуй. Может быть, это все и для нее, но я, несомненно, буду это контролировать. Прижавшись к ней всем телом, я застонал от того, как безупречно каждый изгиб ее тела сочетался с моим. Я хотел, чтобы эта потребность в ней исчезла, была удовлетворена, и я бы двигался дальше, но каждый раз, как я дотрагивался до нее, это было лучше, чем в предыдущий.

Падая на колени, я схватил ее за бедра и притянул ближе, блуждая губами вдоль пояса ее штанов. Задрав ее майку, я целовал каждый дюйм ее обнаженной кожи, наслаждаясь упругостью ее мышц. Зацепив пальцами ее штаны за пояс, я посмотрел вверх на нее. Ее глаза были закрыты, и она закусила нижнюю губу. Я почувствовал, как задергался мой член от одной только мысли, что я собирался сделать с ней.
Падая на колени, я схватил ее за бедра и притянул ближе, блуждая губами вдоль пояса ее штанов. Задрав ее майку, я целовал каждый дюйм ее обнаженной кожи, наслаждаясь упругостью ее мышц. Зацепив пальцами ее штаны за пояс, я посмотрел вверх на нее. Ее глаза были закрыты, и она закусила нижнюю губу. Я почувствовал, как задергался мой член от одной только мысли, что я собирался сделать с ней.

Я стянул ее штаны до колен. По ее коже побежали мурашки, когда я, едва касаясь, провел пальцами по ее ногам. Слегка повернув ее, я, наконец, рассмотрел эти трусики, которые до этого только представлял. Розовый атлас, маленькая аппликация в форме сердца прямо по центру ее попки. Сердце было покрыто розовым кружевом, но все же вид был довольно пикантным, чтобы накрыть меня волной возбуждения. Ее руки зарылись у меня в волосах и резко притянули. Черт возьми, я обожаю, когда она так делает. Я прикусил губу и простонал, взглянув вверх на нее. Мои пальцы пробежали по краям этого изысканного атласа, останавливаясь на тонких лямках на ее бедрах. «Эти почти слишком милые, чтобы их рвать», - сказал я, оборачивая каждую лямку вокруг руки. «Почти». Одним быстрым рывком я разорвал их и медленно вытянул у нее между ног, а затем засунул в карман.

Мной овладело безумное желание. Я быстро высвободил одну ее ногу из штанов и поместил ее себе на плечо. Как только мои губы коснулись ее чувствительной кожи, ее пальчики сжали мои волосы крепче, и она подалась бедрами вперед. Я понял, что она была так же беспомощна против этого, как и я. И интенсивность этого осознания почти сокрушила меня. Она была теплой и влажной под моими губами, и я смаковал каждый момент, ощущение и звук, пока мой язык поддразнивал ее разгоряченную плоть. Я хотел запомнить каждый стон и вздох, слетающий с ее губ, и знать, что я был причиной всего этого. Чувство было таким ярким, что я застонал в нее, отчего она закричала, изгибаясь и прижимаясь ближе. «О Господи, Каллен», - прошептала она, задыхаясь, в то время как ее руки заскользили над ее головой вдоль двери. Я погрузил в нее два пальца, и почти сразу же она сжалась вокруг них, достигая оргазма.

Она слегка оттолкнула меня и быстро поправила свою одежду, глядя на меня вниз, пока я все еще стоял на коленях. Действительность начала просачиваться в мое сознание, когда различные звуки обедающих людей по ту сторону двери смешались со звуками нашего тяжелого дыхания. «Ты не прощен», - сказала она, подняла сумочку и ушла, больше не говоря ни слова.

Я медленно встал и, наблюдая за тем, как за ней закрылась дверь, попытался понять, что только что произошло. Я должен был быть в ярости. Я должен был догнать ее и заставить закончить то, что она начала. Но вместо этого легкая улыбка тронула уголки моих губ, и я чуть не рассмеялся над абсурдностью своих мыслей. Чтоб ее! Она снова это сделала! Снова доказала, что она мне ровня, когда побила меня в моей же игре. У меня осталась одна единственная мысль: игра началась, Свон.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
ЮлияДата: Пятница, 19.02.2010, 22:30 | Сообщение # 44
Группа: Друзья
Сообщений: 133

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
HOT!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! 225 225 225

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Пятница, 19.02.2010, 22:43 | Сообщение # 45
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
EPOV

Эта ночь была сущим адом. Я не мог ни спать, ни есть, но апогеем моего жалкого состояния был этот долбаный стояк, не отпускающий меня с самого ресторана. Когда утром я ехал на работу, он снова был на месте. Я знал, что она будет делать все возможное, чтобы помучить меня, наказать за мою ложь. Но самым ужасным было то… что я, как бы, с нетерпением ждал этого. Она была такой стервой, и именно поэтому я хотел ее еще больше.

Приехав в офис, я был удивлен, увидев ее пустующее кресло. Странно, она никогда не опаздывает. Я прошел в свой кабинет и начал просматривать какие-то бумаги, настраиваясь на рабочий день. 15 минут спустя я отвлекся от телефонного разговора, услышав, как с грохотом хлопнула внешняя дверь. Что ж, она, безусловно, меня не разочаровала: я слышал, как хлопали выдвижные ящики стола и папки, явно громче обычного, и я догадывался, что день обещает быть интересным.

В 10:15 она связалась со мной по внутренней связи. «Мистер Каллен». Ее голос заполнил безмолвную комнату, и, несмотря на ее очевидное раздражение, я самодовольно ухмыльнулся, нажимая кнопку ответа.

«Да, мисс Свон?» - ответил я с сарказмом.

«Через 15 минут нам нужно быть в конференц-зале. Затем у вас встреча за ланчем с президентом Келли Индастриз в 12:30», - констатировала она совершенно профессиональным тоном.

«Вы не будете меня сопровождать?» - спросил я в замешательстве – это было крайне редкое явление. Мне вдруг стало интересно, неужели она снова меня избегает. И я не совсем уверен, как я к этому отношусь.

«Нет, сэр. Строго только руководство», - ответила она невозмутимо, и я услышал шелест бумаг, когда она продолжила. «К тому же, мне нужно подготовить все необходимое для командировки в Сиэтл».

Ну, в этом есть смысл… я полагаю. «Хорошо, я буду через минуту», - ответил я резким тоном и убрал палец с кнопки. Встав, я поправил галстук и застегнул пиджак.

Когда я вышел из своего кабинета, мой взгляд был тут же прикован к мисс Свон. Если до этого у меня и оставались какие-то сомнения по поводу того, будет ли она надо мной издеваться, то теперь все они улетучились. Она стояла там, нагнувшись над своим столом в прекрасном белом платье с выбитым на ткани золотисто-медным рисунком, которое в полной мере демонстрировало ее длинные стройные ножки. Ее волосы были собраны в пучок, подчеркивая ее великолепную шею, и когда она повернулась ко мне, я заметил, что на ней были ее сексапильные очки. И как я смогу сказать что-нибудь вразумительное, когда она будет сидеть рядом со мной?

Взяв в руки блокнот, коммуникатор и ручку, она выпрямилась и мельком взглянула на меня. «Вы готовы, мистер Каллен?» - спросила она равнодушно, а затем развернулась и зашагала по холлу в сторону лифта. Кажется, сегодня ее бедра раскачиваются сильней обычного, будто она пытается подразнить меня, сломать. Надо будет поговорить с ней об этом после собрания.

Стоя в переполненном лифте, наши тела случайно соприкоснулись, и я едва сдержал стон. Возможно, это все мое воображение, но готов поклясться, я видел ухмылку на ее лице, когда она “нечаянно” потерлась о мой полувозбужденный член. Эта женщина – сущее зло, и никогда не перестает поражать меня.

Следующие два часа я провел в своем персональном аду. Каждый раз, как я поворачивался к ней, она делала что-нибудь, чтобы сломить меня: лукавые взгляды, медленное облизывание нижней губы, скрещивание и расскрещивание ног или рассеянное накручивание локона на палец. Один раз она даже уронила свою ручку и как бы невзначай положила свою ладонь на мое бедро, нагибаясь вниз, чтобы достать ее из-под стола.

Слегка склонившись, я прошептал ей на ухо. «Что это вы делаете, мисс Свон?» Не удосуживаясь даже взглянуть на меня, она сосредоточенно рассматривала какие-то документы перед собой.

«Боюсь, я не знаю, о чем вы говорите, мистер Каллен», - ответила она тихо.

«О, я думаю, вы все прекрасно знаете. Может нам следует поговорить об этом?»

«Я думаю…», - вымолвила она, на мгновение заглянув мне в глаза, но затем также быстро отвернулась. «…мы это уже обсудили. Я же сказала вчера – ты не прощен».

Оглядевшись вокруг и убедившись, что остальные все так же с интересом внимали слайд шоу, я наклонился к ней ближе и прошептал. «Ну, а это значит, что я бы хотел еще один шанс, чтобы доказать, как я раскаиваюсь в случившемся». Возможно, она и старалась казаться внешне невозмутимой, но я знаю ее достаточно хорошо, чтобы не купиться на это.

«Мистер Каллен, я думаю, закончились те дни, когда вы могли мне что-нибудь доказать».

«Я бы не был в этом так уверен, мисс Свон», - ответил я, прежде чем вернуться в нормальное положение. Что за хрень я горожу? Я что, ненормальный? Даже я знаю, что с этой женщиной шутки плохи.

Как по Закону Мерфи*, собрание продлилось дольше, чем мы ожидали, поэтому вместе с братом и отцом я уехал отсюда сразу на следующую встречу. Я кивал и отвечал в подходящий момент, но, в действительности, я был совсем в другом месте. Я весь горел желанием поскорей попасть обратно в офис и выяснить, что за игру она ведет.

Когда мы вернулись, мисс Свон еле слышно говорила по телефону. «Ладно, пап, я тебя отпущу. Меня сейчас ждут дела, но я дам тебе знать о своем приезде, как только смогу. Тебе нужно немного поспать, хорошо?» - сказала она нежно. После короткой паузы она тихонько засмеялась, затем в течение довольно продолжительного времени она снова молчала. Ни я, ни двое мужчин рядом со мной не посмели и слова сказать. «Папочка, я тоже тебя люблю».

У меня внутри все сжалось, как только я услышал эти любящие нотки в ее голосе. Когда она развернулась на своем стуле и увидела нас, стоящих там у нее за спиной, на ее лице отразилось неподдельное удивление, но она, не подавая вида, начала собирать документы, лежащие у нее на столе. Она окинула меня пристальным взглядом, прежде чем, смягчившись, повернуться к моей семье.

«Как прошла встреча, Карлайл? Эммет?» - спросила она очаровательным голосом, совершенно игнорируя меня, будто меня там и не было. Я лишь глаза закатил, поражаясь такому ребяческому поведению.

«Ну, Белла», - начал мой отец, тепло ей улыбаясь. «Все прошло гладко, как всегда. Ты и Анджела действительно проделываете колоссальную работу, подготавливая все эти бумаги. Не знаю, что бы мои сыновья делали без вас обеих». Она слегка приподняла бровь и осторожно кашлянула, собираясь что-то сказать.

«Э, сэр, вообще-то, мне нужно обсудить кое-что с вашим сыном. Ему следует знать, что я собираюсь взять отгул на несколько дней, чтобы съездить домой». Я был поражен внезапной паникой, охватившей меня от ее слов. Она никогда не брала отпуск или больничный, поэтому ее неожиданная просьба застала меня врасплох.

«Когда?» - спросил я, стараясь казаться безразличным.

Но прежде чем я успел сказать что-либо еще, мой отец шагнул вперед и положил руку ей на плечо. «Думаю, это отличная идея. Ты давно не была дома. Это пойдет тебе на пользу».

«Но», - я попытался вмешаться, но отец лишь покачал головой.

«Эдвард, нет ничего, с чем бы ты не справился с помощью временного секретаря», - сказал он строго. Я почувствовал, как заскрежетали мои зубы.

«Мы можем обсудить это позже. А прямо сейчас у вас троих конференция по телефону в кабинете мистера Каллена», - проговорила она, нежно им улыбаясь и намерено избегая моего взгляда.

Я кивнул в согласии, но изнутри я весь дымился. Я ни на секунду не сомневался, что даже если ее желание увидеть отца было искренним, она сделала это еще и потому, что хотела держаться от меня на расстоянии. Может быть, это и к лучшему: с глаз долой – из сердца вон. «Конечно. Наслаждайтесь отпуском, мисс Свон». Развернувшись, я вошел в свой кабинет и захлопнул дверь.

В ту же секунду я пожалел об этом. Здорово – отец мне весь мозг проест за то, что я снова себя так веду. Направившись к столу, я поморщился, услышав, как вошли папа и Эммет. Они, молча, устроились, а я старался не смотреть на них, разбираясь с документами, лежащими у меня на столе.

«Эдвард». Я обреченно вздохнул, услышав голос отца, и аккуратно положил ручку на стол, прежде чем взглянуть на него. Он сидел на кожаном диване с разочарованным видом. «Эдвард, неужели нам действительно снова и снова нужно возвращаться к этому разговору?» - спросил он тихо.

«Пап, не трать время», - Эммет вмешался в разговор. Он стоял около большого окна, наклонившись вперед и рассматривая, вероятно, поток движущегося транспорта. «Я уже говорил с ним об этом. Это ни к чему не приведет». Я нахмурился, впиваясь в него взглядом. Иуда.

«Я просто не понимаю, почему вы двое не можете быть пообходительней друг с другом. Вы оба умные, удивительные, решительные личности, которые, несомненно, замечательно сработались. Я ни разу не слышал от тебя ни единого замечания по поводу ее профессионализма». Мне показалось, я услышал сдавленный смех со стороны Эммета, но мое внимание быстро вернулось к отцу. «Думаю, я просто не вижу связи. Сынок, прошел почти год. Почему вы не можете просто общаться как двое взрослых нормальных людей?» - спросил он прямо.
Не успел я обдумать свой ответ, как Эммет повернулся лицом ко мне. «Я скажу тебе то же самое, что сказал ему – они слишком похожи. Они оба слишком упрямые, чтобы уступить, и слишком упертые, чтобы признать, что они были не правы», - констатировал он самодовольно.

«Я согласен с твоим братом, Эдвард. Я видел, как вы двое работаете вместе – вы изумительная команда. Вам просто нужно позволить этому перейти на личный уровень». Его лицо вдруг стало совершенно серьезным. «Через две недели вы едете в Сиэтл на семинары по финансовой коммуникации, проводимые Международной Ассоциацией Бизнесменов, ведь так?» Я сухо кивнул – мне не нравится то, куда он клонит.

«В течение 3 дней ты и Белла будете вместе вне офисных стен, и никто вам не будет мешать. Я очень надеюсь, ты будешь вести себя так, как мы тебя с мамой воспитали, и отнесешься к ней с должным уважением. И прежде чем ты начнешь возражать», - добавил он, поднимаю руки вверх, почувствовав мое негодование. «Я уже поговорил об этом с Беллой». Мои глаза округлились и устремились в него. Он обсуждал с мисс Свон наши личные отношения?

«Да, я в курсе, что это касается не только тебя. Она уверила меня, что постарается вести себя также хорошо, как и ты. Почему, ты думаешь, я предложил именно ее в качестве твоего ассистента? Потому что я ни на секунду не сомневался, что рядом с тобой только она сможет твердо стоять на своем и не даст себя в обиду. Эдвард, сколько помощников ты сменил за последний год, прежде чем переехать в Чикаго?» - спросил он с ухмылкой на лице.

В этот раз Эммет даже не пытался скрыть своего хихиканья. Это правда, что за последний год работы в LVMH**, я сменил двух ассистентов, но это только из-за моих высоких требований. Это не имело никакого отношения к данной ситуации с мисс Свон.

Я нахмурился, когда до меня дошла вся суть: по существу, она защищала меня. Она легко могла выставить меня как несправедливого начальника, но вместо этого она сказала моему отцу, что она также в этом виновата и постарается исправить это. Сказать, что я был в шоке, не сказать ничего.

«Пап, я соглашусь, что отношения между мной и мисс Свон весьма нетрадиционные», - начал я, молясь, чтобы никто не заметил, насколько подлинным было это утверждение. «Но я уверяю тебя, это никак не мешает нашему умению вести дела. Тебе не о чем беспокоиться». Это, кажется, удовлетворило моего отца, и мы плавно перешли на другие темы, пока ожидали нашего звонка.

«Итак», - начал мой братик. «Вы, ребят, слышали об игре в покер, которую устроили какие-то стажеры вчера вечером в отделе обработки корреспонденции? Говорят, это было нечто». Он покачал головой, заливаясь смехом.

«Да, весьма интересная группа персонажей», - заявил отец, шутя. «Эммет, ради Бога, как ты только узнаешь обо всем этом?» Даже мне было любопытно.

«О, я знаю довольно много из того, что здесь происходит», - заметил он. Возможно, это все моя нечистая совесть, но клянусь, он задержал на мне свой взгляд дольше обычного. «Должен сказать – некоторые из этих стажеров до смерти меня боятся». Его смех был таким заразительным, что я сам засмеялся – да уж, с этим не поспоришь. Наша беседа была прервана, когда запищал интерком, сообщая нам, что звонок уже на линии.

Остаток дня был загруженным, но без особых происшествий. Чем больше я об этом думал, тем больше ее грядущий отпуск казался мне хорошей идеей. Я тратил слишком много времени и энергии, размышляя над этой ситуацией. Я едва мог вспомнить что-нибудь с утреннего собрания, и я, как никто другой, знал, что это не лучший способ вести дела. Это было так на меня не похоже, и это пугало меня. Будет лучше разобраться со всем этим до нашей совместной 3-дневной командировки, где нас будет разделать только одна тоненькая стена между номерами. Несмотря на все мои старания, такой простой мысли было достаточно, чтобы мой младшенький слегка напрягся. А я уже догадывался, что впереди у меня еще одна долгая бессонная ночь.

Следующие несколько дней были особенно напряженными. Я никогда не оставался с ней наедине дольше нескольких минут, и как ни странно, это лишь увеличило сексуальное напряжение, которое непрерывно сквозило между нами. Такие мелочи, как соприкосновение наших рук, когда она передавала мне что-нибудь во время собрания, взгляд через стол, когда мы присутствовали на встрече за ланчем, или даже звуки ее голоса на моей голосовой почте, казалось, усиливали мое либидо еще больше.
В четверг утром я решил, что нам необходимо поговорить. Меня не будет в офисе всю пятницу, и поэтому сегодня был последний день, когда я мог увидеть ее, прежде чем она уедет. Все утро она была на какой-то лекции вместе с другими ассистентами, а меня тем временем охватывала тревога по поводу того, что я ей скажу. Я знаю, что снова хочу оттрахать ее – в этом нет никаких сомнений. Вопреки моим неуместным мыслям, моя совесть и потребность в самосохранении изводили меня всю неделю.

Она правильно сделала, что установила дистанцию между нами. Эта тяга, которую мы испытывали, находясь рядом друг с другом, являлась чем-то совершенно нездоровым. Ничего хорошего из этого не выйдет. И я снова принял решение использовать эту неделю без нее с пользой и возвести своего рода сопротивление этой тяге. Войдя в офис после обеда, я удивился, обнаружив ее сидящую за столом и работающую на компьютере. Подойдя к своей двери, я остановился и обернулся – какая же она все-таки красивая. Я никогда ей об этом не скажу, но это невозможно не заметить.

«Не ожидал, что вы будете здесь, мисс Свон», - сказал я, стараясь очистить голос от каких-лидо эмоций.

«Да, последние приготовления по поводу поездки в Сиэтл, и к тому же мне все еще надо обсудить мое отсутствие с вами», - проговорила она, не отрывая глаз от монитора.

«Тогда, может быть, пройдем в мой кабинет?» - спросил я, не уверенный в том, какой ответ я хотел услышать.

«Нет», - ответила она быстро. «Я думаю, мы можем разобраться с этим и здесь». Хитро взглянув на меня, она указала на стул напротив нее. «Вы не хотели бы присесть, мистер Каллен?» Ага, игра на своем поле. Я чуть не засмеялся, осознавая, что она использует мои же уловки против меня. Слегка колеблясь, я все-таки присел напротив нее и ждал, пока она начнет.

«Я знаю, вас завтра весь день не будет, поэтому нет смысла мне здесь оставаться. Я уже подобрала вам замену на всю следующую неделю, а также предоставила Анджеле подробный список того, что вам потребуется и ваше расписание. Сомневаюсь, что возникнут какие-нибудь проблемы, но на всякий случай, она обещала проследить за всем», - она с вызовом приподняла бровь, на что я лишь закатил глаза.

«Если вам что-нибудь понадобится, у вас есть все мои номера телефонов, включая домашний моего отца в Форксе». Она пробежала глазами по списку перед ней, и я заметил, что она действительно невозмутима и знает свое дело. Не то чтобы раньше я этого не замечал, просто сейчас мне это казалось более очевидным. Подняв голову, она встретилась с моими глазами и продолжила. «Я планирую забрать вас в аэропорту в Сиэтле».

Мы не отводили взгляда какое-то время, и я был почти уверен, что она думала о том же, о чем и я – Сиэтл будет грандиозным испытанием. Если каким-то образом мы там сможем держаться на расстоянии друг от друга, возможно, все наладится.

Атмосфера в комнате начала потихоньку меняться – молчание говорило больше, чем слова. Я плотно стиснул зубы, когда заметил, что ее дыхание участилось. Мне пришлось собрать в кулак всю силу воли, чтобы не обойти стол и не поцеловать ее. «Значит, увидимся в Сиэтле», - сказал я нежно, вкладывая в эти слова больше смысла, чем подразумевалось.

«Да», - ответила она спокойно.

«Удачной поездки, мисс Свон», - проговорил я, стараясь не выдать голосом то смятение, что я испытывал. Я встал, кивнув ей на прощание, и прошел в свой кабинет, захлопнув за собой дверь.
_____________________________________________
• -Если какая-нибудь неприятность может произойти, она обязательно случится. (Закон Мерфи)
o - LVMH Moet Hennessy — Louis Vuitton S.A. — французская компания, известный производитель предметов роскоши под торговыми марками Louis Vuitton, Givenchy, Kenzo, Chaumet, Moet & Chandon, Hennessy, TAG Heuer и др.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Пятница, 19.02.2010, 22:44 | Сообщение # 46
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Все выходные я думал о том, каково это будет работать всю неделю без мисс Свон. С одной стороны, мне представится возможность насладиться полным рабочим днем без стояка и обеденных “сессий” в ванной. С другой стороны, я интересовался, не будет ли это странным не видеть ее рядом. За последний год она стала практически неотъемлемой частью моей жизни, и, несмотря на мою неприязнь к ее личности, было что-то подбадривающее в ее присутствии.

Ровно в 9 в мой кабинет вошла Анджела, ослепительно улыбаясь. Следом за ней шла привлекательная брюнеточка лет 20. Анджела представила ее как Кэт – мой временный секретарь. Она взглянула на меня и застенчиво улыбнулась, и я заметил, как Анджела обнадеживающе погладила ее по плечу. Я слегка нахмурился, догадываясь, что это значит: она уже была осведомлена на счет “Прекрасного Подонка”. Замечательно.

Я решил использовать эту возможность в своих целях. Я всем им докажу, что моя незаслуженная репутация просто результат совместной работы с таким неприятным человек как мисс Свон, и что ко мне это не имеет никакого отношения.

«Рад познакомиться с вами, Кэт», - сказал я, широко улыбаясь и протягивая ей руку. Она странно на меня посмотрела, с каким-то потерянным выражением, и слегка покачав головой, пожала мою руку.

«Я тоже рада с вами познакомиться, сэр», - проговорила она нерешительно и вопросительно посмотрела на Анджелу. Та удивленно посмотрела на мою руку, потом снова на меня, а затем обратилась к Кэт.

«Ладно. Я тебе уже объяснила все, что Белла мне оставила. А вот твой стол», - добавила она, подводя ее к стулу мисс Свон.

Странное чувство заскрежетало у меня в груди при виде кого-то другого, сидящего на ее месте. Мне это не нравится – я это точно знаю. Я почувствовал, как улыбка стерлась с моего лица, и я повернулся к Анджеле. «Что ж, если ей что-нибудь потребуется, пусть обращается к вам. Я буду у себя в кабинете». Прежде чем развернуться и уйти, я увидел испуганный взгляд на лице Кэт. Я знаю, мне должно быть стыдно, я должен сожалеть о своей выходке, но мне плевать.

Кэт ушла еще до обеда. Очевидно, я повел себя немного грубо, когда она пролила кофе на мой стол и умудрилась устроить небольшой пожар в микроволновке в комнате отдыха. Когда я видел ее в последний раз, она в слезах выбегала из моего кабинета, бормоча что-то о враждебной рабочей обстановке.

Вторая замена явилась около 2 часов тоже дня в виде молодого парнишки по имени Зак. Он показался мне весьма эрудированным, и мне не терпелось поработать с эмоционально устойчивым мужчиной. Я улыбнулся, довольный внезапной сменой событий. К сожалению, я сделал поспешные выводы.

Сидя рядом с Заком во время финансовой презентации в центре города, мне стало как-то некомфортно, и я осознал, что все может быть не таким, каким кажется. Несколько раз я почувствовал, как его икра касается моей ноги под столом, а еще краем глаза я ловил его задерживающиеся взгляды в область моего паха. Ха. Это что-то новенькое. Но мои подозрения подтвердились, когда мы стояли в лифте, ожидая нашего этажа. Когда двери открылись и еще несколько человек втиснулись внутрь, меня оттолкнули назад прямо на Зака. Я чуть на месте не подскочил, почувствовав что-то твердое позади себя. Через 15 минут Зак был уволен.

Третья была не лучше. Ее звали Кейти. Она слишком много говорила, ее одежда была слишком обтягивающей, и то, как она грызла колпачок своей авторучки напоминало животного, тщетно пытающегося высвободиться из капкана. Это было совсем не похоже на то, как мисс Свон задумчиво держала кончик ручки между зубов, когда она была глубоко погружена в свои мысли. То было утонченно и сексуально, а это непристойно и омерзительно. Она ушла во вторник к обеду.

Неделя продолжилась в том же ритме, и я сменил еще пять ассистентов. Несколько раз я слышал раскатистый смех своего брата в холле прямо за дверьми моего офиса. Болван. Он даже не работает на этом этаже. Я начал замечать, что люди потешаются над моим несчастьем и считают, что я пожинаю посеянные мною же плоды.

И хотя у меня не было никаких сомнений, что мисс Свон уже была осведомлена о моих временных кошмарах благодаря Анджеле, я получил от нее несколько смс в течение недели, в которых она интересовалась, как шли дела. Я начал ожидать с нетерпением сообщений, даже периодически проверял телефон – а вдруг я не услышал сигнала. Скрепя сердце, я вынужден признать, что я отдал бы свое правое яйцо и свой Порш, лишь бы вернуть ее и ее стервозный характер назад.

Это ясно как Божий день, что я скучаю не только по ее телу, причем скучаю безрассудно, но я также должен признать, что мне не хватает нашего соперничества. Она знала, что я ублюдок, и мирилась с этим. Понятия не имею, почему, но мирилась. Я чувствовал, что за эту неделю, проведенную в разлуке, мое уважение к ней, как к работнику, впрочем, и как к личности, возросло. Я заметил, что часто начал думать о том, чем она сейчас занимается и с кем. Мне вдруг стало интересно, разговаривала ли она снова с Майком. Нам удалось достичь шаткого перемирия по отношению к тому цветочному инциденту, и мне было любопытно, звонил ли он, чтобы проверить, что же все-таки с его букетом. На мгновение я подумал позвонить маме и спросить, как бы между прочим, не в курсе ли она, было у них свидание или нет. Но затем я решил, что это лишь вызовет ненужные вопросы.

В воскресенье вечером я начал собирать вещи и услышал сигнал телефона, лежащего на кровати рядом с моим чемоданом. Я взял телефон в руки и удивился, увидев имя на дисплее.

Подберу тебя завтра утром в 11:30.
Терминал “B” рядом с экранами прибытия. Напиши, когда приземлишься.

Я замер в оцепенении, осознавая, что увижу ее завтра.

Хорошо. Напишу.
Спасибо.

На секунду я задумался, ответит она или нет. Но я быстро выкинул эту мысль из головы и продолжил собирать вещи. Но когда минутой позже мой телефон известил меня о новом принятом сообщении, я обнаружил, что стою, уставившись на него. Несомненно, это не может быть снова она, это кто-то другой.

Пожалуйста.
Все в порядке?

Я вспомнил, что спрашивала тоже самое о прошедшей неделе. Это была новая, неизведанная для нас территория. Мы часто отправляли друг другу сообщения и имейлы, но они были сведены к простым “да-нет”. Никогда ничего личного. Возможно ли, что у нее была такая же мучительная неделя, как у меня?

Все отлично.
У тебя?

Я тихо засмеялся, нажав на кнопку “отправить” – ситуация становилась все более странной. Меньше чем через минуту, я получил еще одно.

У моего папы все хорошо. Я по нему скучала.
Не терпится вернуться домой.
Увидимся завтра.

Установив на телефоне будильник, я положил его на тумбочку и сел на кровать рядом с чемоданом. Я увижу ее меньше чем через 12 часов. Я не до конца уверен, что я чувствую по этому поводу. Моя жизнь стала такой неопределенной, и это состояние было чуждо мне. Так много причин, по которым я должен держаться от нее подальше, и намного больше причин, по которым я не могу. На этой неделе я справился отлично, но только потому, что она была за 2000 миль от меня. Что же случится, когда мы проведем вместе весь день, а ночью она будет лишь в соседнем номере? Не думаю, что я готов к этому. Я пожал плечами, понимая, что не зависимо от того, готов я или нет, это приближается. Я только надеюсь, у меня хватит сил противостоять.
Глава 10-Первый просвет.
BPOV

Как я и надеялась, дорога до Сиэтла в понедельник утром предоставила мне время все обдумать. Погостив у отца, я снова чувствовала себя любимой и отдохнувшей. Всю неделю мы провели с ним вместе, просто болтая и вспоминая о маме, гуляя с Сью и даже планируя его поездку в Чикаго.

К тому времени, как он поцеловал меня на прощание, я чувствовала себя во все оружии, насколько это возможно в данной ситуации. Конечно, я чертовски нервничала перед встречей с мистером Калленом, но я сделала все возможное, чтобы постараться и подготовить себя морально. На днях я занялась онлайн-шоппингом, и сейчас мой чемодан был полон новых “всемогущих трусиков”. Я долго и упорно думала над всевозможными вариантами развития событий, и теперь у меня был план.

Первый шаг – следует признать, почему же я все-таки сбежала. Сейчас я осознаю, что уехала в Форкс в надежде, что смогу там спрятаться от своих проблем. Очень скоро я поняла, что это не поможет. Расстояние в 2000 миль никак не усмирило моей потребности в нем.

Он снился мне почти каждую ночь. И каждое утро я просыпалась разочарованная и одинокая. Все больше времени я проводила, размышляя о том, что он делает, интересуясь, был ли он так же сбит с толку, как и я, стараясь выудить из Анджелы как можно больше информации о том, как шли дела дома.

Во вторник у нас был забавный разговор, когда она позвонила мне и сообщила о плавучем статусе моей замены. Я истерически смеялась, слушая о том, что не успевала закрыться дверь за одним временным секретарем, как ему на смену шел уже другой. Конечно, ему нелегко работать с новичками. Он же кретин.

Я уже привыкла к его перепадам настроения и грубому отношению. Сказать по правде, я этого уже не замечаю. Я знаю, что отлично справляюсь со своей работой, и горжусь тем, что могу отстоять свою точку зрения. В профессиональном плане, наши взаимоотношения работают как часы, а вот в личном плане – сущий кошмар. Все об этом знают, только они и не догадываются о степени этих отношений.

Я часто мысленно возвращалась к последнему дню, проведенному вместе. Что-то менялось в наших отношениях, и я не уверена, что я чувствую по этому поводу. Я сказала ему, что наши физические “контакты” закончены, и мне придется постараться придерживаться этого. Не знаю, насколько я в этом преуспею, но для собственного же блага я должна, по крайней мере, постараться.

Став абсолютно честной с собой, я вдруг испугалась. Я была в ужасе от того, что этот мужчина, который совершенно мне не подходит, имеет больше власти над моим телом, чем я сама. И это была истинная правда, не важно как сильно я старалась убедить себя в обратном.

Стоя в зоне прибытия, я последний раз провела с собой ободряющую беседу. Я смогу это сделать. Господи, я надеюсь, я смогу это сделать. Бабочки в моем животе работали крылышками сегодня сверхурочно, меня даже начало подташнивать.

Рейс был отложен в Чикаго, поэтому его самолет коснулся посадочной полосы Сиэтла только после 18:30. Семь дополнительных часов размышление не успокоили мои нервы.

Я поднялась на носочки для лучшего обзора, но его не разглядела. Взглянув на свой телефон, я снова перечитала его сообщение.

Только приземлился – скоро увидимся.
В этом сообщении не было ничего такого милого, но, однако, из-за него эти долбанные бабочки начинали трепетать с новой силой. Как и от его вчерашних смс. Мы не писали ничего особенного – я всего лишь поинтересовалась о том, как шли дела на работе. Кто-нибудь скажет, что в этом нет ничего необычного, но для нас это было совершенно новое явление. Может, есть шанс, что мы сумеем преодолеть эту непрестанную вражду и стать… кем? Друзьями?

Я ходила из стороны в сторону, желая, чтобы мой мозг хоть на секунду перестал вращать эти шестеренки, а сердце не нарушало скоростной режим. Это труднее, чем я думала. Без задней мысли, я остановилась на полушаге и развернулась в сторону приближающейся толпы. Мелкая дрожь пробежала по мне от макушки до кончиков пальцев, когда я шагнула вперед, всматриваясь в поток незнакомых лиц, мое тело уже реагировало на его приближение. Когда я заметила голову со спутанными волосами, возвышающуюся над другими, я перестала дышать. Господи, Белла, держи себя в руках.

Я снова попыталась совладать со своими эмоциями и еще раз взглянула наверх. Дьявол. Я такая озабоченная. Вот он идет, и выглядит сексуальнее, чем когда-либо. Как, черт возьми, кто-нибудь может стать еще лучше за 9 дней? Как обычно, на голове полный кошмар – не сомневаюсь, что его руки побывали в его волосах раз сто за последний час. На нем были черные брюки, темно-серый блейзер и белая рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами. Он выглядел усталым, и на его лице появилась небольшая щетина, но не это заставило мое сердце биться со скоростью 100 км/ч. Он шел, опустив голову и глядя себе под ноги, но в ту секунду, когда наши взгляды встретились, его лицо осветила самая искренняя и самая прекрасная улыбка, которую я когда-либо видела. Выражение “трусикисшибательная” мелькнуло у меня в голове, и прежде чем я смогла остановиться, я почувствовала, как на моем лице тоже медленно расплылась улыбка. Э, определенно, это что-то новенькое.

Он остановился передо мной. Его взгляд стал немного напряженней, пока мы оба ждали, когда другой что-нибудь скажет. «Привет», - пробормотала я неловко, пытаясь разрядить обстановку. Каждая, даже самая малюсенькая часть меня, хотела затащить его в туалет, но я почему-то сомневаюсь, что это верный способ приветствия своего начальника.

«Э, привет», - ответил он, слегка хмурясь.

Черт, Белла, не будь тряпкой! Мы одновременно развернулись, направляясь в сторону багажной ленты, и я почувствовала, как по коже пробежали мурашки только потому, что он был рядом.

«Итак… как прошел полет?» - спросила я. Господи, это нелепо. Пусть он просто ответит что-нибудь глупое, чтобы я смогла снова наорать на него. Так было намного проще.

Он задумался на секунду, а затем ответил. «Довольно неплохо. Когда мы, наконец, оторвались от земли». Мы стояли и ждали, окруженные суетящейся толпой, но единственное, что я замечала, это растущее между нами напряжение.

Проходили минуты в неловком молчании, и я испытала больше, чем просто облегчение, когда увидела его черный багаж от Louis Vuitton, приближающийся к нам по конвейерной ленте. Мы одновременно потянулись к нему, и на мгновение наши руки соприкоснулись на ручке чемодана. Отдернув свою руку, я взглянула на него и обнаружила, что он смотрит на меня.

Внутри меня все опустилось, когда я увидела знакомый голодный взгляд в его глазах. Мы пробормотали невнятные извинения, и я быстро отвела взгляд, однако, успела заметить легкую усмешку на его лице. К счастью, мы были ограничены во времени, и мы направились на парковку за прокатной машиной. Так, не откланяться от плана.

У него чуть глаза на лоб не вылезли, а на лице расплылось выражение чистейшей признательности, когда мы приблизились к арендованной машине, Audi TT 2009* года выпуска. Он любит покататься – хотя, “он любит покататься с ветерком” будет более точной формулировкой – и я всегда заказывала для него что-нибудь быстренькое, чтобы он мог повеселиться.

«Очень хорошо, мисс Свон», - сказал он с благодарностью в голосе, проводя рукой по капоту великолепной спортивной машины. «Напомните мне повысить вам зарплату».

Я чуть воздухом не подавилось, когда он это сказал, и мой шокированный взгляд устремился в него. Он пожал плечами, невинно улыбаясь, а я готова была его убить. Он стебается надо мной.

Нажав на кнопку, чтобы открыть багажник, я окинула его укоризненным взглядом и отошла в сторону от его вещей. Он снял свой пиджак и протянул его мне, и клянусь Богом, его аромат прострелил прямиком в мой клитор.

Сквозь тонкую рубашку я наблюдала за тем, как играют мышцы его спины, пока он кладет свой чемодан в багажник рядом с моим. Раздраженно завороженная, я не смела шевельнуться, созерцая, как они сжимаются и напрягаются с каждым его движением. Закрывая крышку багажника и вырывая меня из оцепенения, он повернулся ко мне, забрал свой пиджак, и я вложила ключи в его руку. Он обошел машину и открыл для меня дверь, дожидаясь, пока я усядусь, прежде чем захлопнуть ее. Да, истинный джентльмен, усмехнулась я про себя. Быстрым шагом он подошел к водительской стороне, устроился на своем сиденье и, радостно улыбаясь, завел машину. Я закатила глаза, когда он газанул пару раз, прежде чем выехать со стоянки.

Мы ехали в тишине – единственными звуками были урчание двигателя и писк GPS-навигатора, указывающего дорогу к гостинице. Я занялась изучением нашего расписания, стараясь игнорировать мужчину, сидящего рядом со мной. Но мне хотелось взглянуть на него, рассмотреть его лицо. Мне хотелось дотянуться и потрогать легкую щетину на его подбородке, сказать, чтобы придвинулся и дотронулся до меня.
Все эти мысли кружили у меня в голове, не давая мне возможности сконцентрироваться на бумагах, лежащих передо мной. Время проведенной вдали друг от друга ни капли не уменьшило его власти надо мной. Если уж на то пошло, оно его только увеличило. Разочарованно вздохнув, я закрыла папку у себя на коленях и повернулась к окну.

Должно быть, мы проезжали небоскребы и людей на улицах, но я ничего не видела. Единственное, что было способно проникнуть в мое сознание, это он. Я чувствовала каждое движение, каждый вздох. Его одаренные пальцы выстукивали ритм на руле, а кожаное сидение тихо выдыхало, когда он ерзал на нем. Его запах заполнил салон, и я уже не могла вспомнить, почему я должна противостоять. Он полностью окружил меня.

Я не хочу хотеть его. Я должна быть сильной, должна принадлежать только себе, должна доказать, что я контролирую свою жизнь, но каждая часть меня жаждала его прикосновений. Я не хочу этих чувств… я не хочу быть такой! В гостинице мне нужно будет собраться, вспомнить всю злость и боль, которые он у меня вызывает, и снова стать сильной женщиной, какой я всегда была.

«С вами все в порядке, мисс Свон?» Я вздрогнула, услышав его голос, и развернулась, встречаясь с его зелеными глазами, глубина которых снова пробудила этих бабочек внизу живота. «Мы на месте». Он указал в сторону отеля, и я удивилась, что я не заметила, как мы подъехали. «Все хорошо?» Он выглядел обеспокоенным, и я была этим немного обескуражена. Не то, чтобы я не знала, что он может быть добрым и заботливым, просто, это редко проявлялось по отношению ко мне.

«Да», - я поспешила ответить. «Я просто устала. Хочется поскорей подняться в номер, принять душ и уснуть».

«Хмм», - пробормотал он себе под нос, продолжая смотреть на меня. Я заметила, что его взгляд скользнул по моим губам, и Господи, я хочу, чтобы он поцеловал меня. Очень хочу. Словно под действием магнита, я слегка потянулась к нему, от чего кожа сидения мягко заскрипела. Разряд электричества метался между нами, и его взгляд снова упал на мои губы. Он наклонился ко мне, и я уже чувствовала его обжигающее дыхание у своего рта.

Но тут я вздрогнула и буквально подскочила на сидении, когда моя дверь внезапно открылась, и я увидела служащего гостиницы, стоящего у моей двери. Чувствуя себя невероятно смущенной из-за того, что снова попалась в его ловушку, я вышла из машины, полной грудью вдыхая свежий воздух, не пропитанный его ароматом. Портье взял сумки, мистер Каллен отошел поговорить по телефону, а я пошла к стойке регистрации.
В этом роскошном отеле собралось много наших коллег, приехавших на конференцию, и я даже увидела несколько знакомых лиц. Обычно я встречалась с другими ассистентами, и мы ходили куда-нибудь пообедать или в клуб потанцевать, пока были в городе.

Я помахала рукой одной знакомой, радуясь, что я предусмотрела вечерние развлечения, упаковывая свой багаж. Будет здорово развеяться с какими-нибудь девчонками, пока мы здесь. Меньше всего мне сейчас надо сидеть у себя в номере в одиночестве и фантазировать о прекрасном мужчине в соседней комнате.

Получив наши ключи, я направилась в холл в поисках мистера Каллена. Внимательно осмотрев большую комнату, я удивилась, увидев его рядом с высокой брюнеткой. Они стояли близко друг к другу, и он слегка склонил голову, слушая, что она говорила.

Я не видела ее лица из-за его спины, но я заметила, как она положила свою руку на его предплечье. Она засмеялась, вероятно, над его шуткой, и он слегка отодвинулся от нее, позволяя мне лучше рассмотреть ее.

Она была невероятно красивой с прямыми темными волосами до плеч. Она посмотрела в мою сторону, и наши взгляды встретились через всю комнату. С вызовом приподняв бровь, она ехидно улыбнулась мне, а затем развернулась к нему и вложила что-то в его ладонь, своей рукой загибая его пальцы.

На его лице отразился недоумевающий взгляд, когда он опустил голову, изучая этот предмет. Вы, должно быть, шутите! Неужели она… неужели она только что дала ему ключ от своего номера? Какого хрена?

Я наблюдала за этим еще несколько секунд, а затем внутри меня что-то щелкнуло. Мысль о том, что он будет смотреть на кого-то еще с тем же вожделением, мысль о том, что он, вообще, захочет кого-то кроме меня, пробудила во мне такую ярость, о существовании которой я не знала.

Я повторяла себе снова и снова, что нужно держаться подальше от него. Но в тот момент, когда его рука сжимала ее ключ, все здравомыслие исчезло из моей головы. Все, что я чувствовала, это ярость и так знакомое мне чувство собственности.

Он мой, и, черт возьми, какая-то сучка пытается отнять его у меня. Прежде чем я могла остановиться, я зашагала через всю комнату и остановилась около них.

Я положила руку на его бицепс, и он повернулся, встречаясь со мной глазами – удивленный и непонимающий взгляд на его лице. Я улыбнулась, а затем бросила на нее пронзительный взгляд. «Извините», - презрительно я кинула в ее сторону, внутренне ликуя над ее озабоченным взглядом.

«Эдвард, пойдем наверх?» - спросила я нежным голосом.

У него округлились глаза, и отвисла нижняя челюсть. Я никогда не видела его настолько потрясенным, чтобы он не мог говорить. «Эдвард?» Я снова повторила, и что-то мелькнуло в его глазах. Медленно уголки его губ изогнулись в небольшой улыбке, и на мгновение наши взгляды задержались друг на друге. Что-то произошло между нами, и это было одновременно интригующим и пугающим.

Он развернулся к ней и, улыбнувшись, заговорил таким вкрадчивым мягким голосом, что по мне пробежала дрожь. «Извини», - сказал он, возвращая ей ключ. «Как видишь, я здесь не один». От этих его слов эйфория накрыла меня с головой, абсолютно поглощая ужас, который я должна была бы чувствовать. Я взглянула на нее победоносно, почти не скрывая радости от ее шокированной и обиженной мордашки.

Я почувствовала его теплую руку у себя на пояснице, пока мы шли через холл. Однако, чем ближе мы подходили к лифту, тем больше мой восторг сменялся чем-то другим. Я начала паниковать, когда осознала, как глупо и неразумно я себя вела.

Мое сердце решило пуститься наперегонки с моим пульсом, и от резкого прилива крови у меня загудело в ушах. Еще три пары зашли с нами в лифт, и я молила Бога, чтобы я успела добраться до своего номера, прежде чем взорвусь. Я не могла поверить в то, что я только что сделала. А что случилось с тем пунктом моего плана, по которому я должна держаться подальше от него? Я взглянула на него и увидела на его лице торжествующую ухмылку, и снова меня переполняла ярость из-за всей этой ситуации.

Я тяжело вздохнула и попыталась напомнить себе, что именно поэтому я должна сохранять дистанцию. То, что произошло внизу, было совсем на меня не похоже. Я переступила черту, которую я так старательно вырисовывала между нами. Я хотела накричать на него, обидеть его, взбесить его как он меня, но мне становилось все труднее найти в себе силы сделать это.

Мы ехали в напряженном молчании, пока не вышла последняя пара, оставляя нас одних. Я пыталась уговорить себя подождать еще пару минут, и я буду в безопасности, но этот бой окончился, не успев начаться.

Я не хотела, чтобы он был с кем-то еще, и это чувство было настолько поглощающим, что я не могла дышать.

Я хочу его больше всего на свете. Он нужен мне.
Мое тело отдалось инстинктам. Я грубо схватила его за рубашку, толкая на стену, и притянула его губы к своим. Воздух покинул его легкие, когда мое тело столкнулось с его. Он замер, издавая низкий стон и тая под моими губами.

Каждая секунда, проведенная вдали от него, вылилась в этот поцелуй. Безграничное желание и страсть, которые я испытывала в данный момент, отражались в каждом движении его языка и прикосновении его губ. Я сделала шаг вперед, желая быть ближе. Все время было мало.

Он обвил меня руками, и, наконец, в голове у меня раздался сигнал тревоги. Я не могу этого сделать. Лифт остановился, и я оттолкнула его. Что я делаю? Я обещала себе, что попытаюсь. А вместо этого я набросилась на него, как только мы остались наедине. Где моя гордость? Безвозвратно утеряна?

Он посмотрел на меня в замешательстве, жадно вдыхая воздух. Наверняка, он заметил панику в моих глазах. Нужно выбираться отсюда. «Я обещала себе, что не буду этого делать». Простонала я, больше себе, чем ему. И прежде чем моя стойкость окончательно рухнула, я повернулась и пулей вылетела из лифта.

«Какого черта? Куда ты?» - прокричал он мне вслед.

«Я не хочу говорить об этом сейчас!» - прокричала я в ответ. Черт! Наши номера что, в самом конце коридора?

Я слышала его шаги позади себя и догадывалась, что просто так это не кончится.

Я не могу убегать от него вечно. Я даже не уверена, что хочу этого.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
ЮлияДата: Суббота, 20.02.2010, 23:24 | Сообщение # 47
Группа: Друзья
Сообщений: 133

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Нет слов,одни эмоции!!!!!! cool 070 225 261

 
CamomileДата: Воскресенье, 21.02.2010, 02:08 | Сообщение # 48
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
EPOV

Что, черт возьми, это было?
Неужели она…
А потом…
Что за…

Миллион мыслей пронеслось у меня в голове за одну секунду. Так не может больше продолжаться. Мы должны разобраться с этим. Сейчас же. Это вмешивается в мои дела, мой сон, всю мою гребанную жизнь. Сколько бы я не пытался одурачить самого себя, я знаю, чего хочу. Я не могу ее отпустить.

Она практически бежала по коридору, а я гнался за ней. «Остановись!» Прокричал я, не обращая внимания на постояльцев в соседних номерах. Она проигнорировала меня, продолжая удаляться от меня огромными шагами.

«Я не могу говорить с тобой об этом прямо сейчас. Я без сил, расстроена и хочу спать».

«Знаешь что, сказала А, говори Б. Ты не можешь теперь просто уйти!»

«Еще как могу!» Прокричала она через плечо. Она подошла к своей двери, пытаясь воткнуть карточку в замок. С третьего раза у нее это получилось. Черт! Нам надо поговорить об этом сейчас же! Мы всегда убегали друг от друга и от того, что происходило между нами.

Я уже задолбался убегать.

Я подбежал к номеру как раз вовремя, наши взгляды встретились на мгновение, затем она толкнула дверь. Я выставил руку вперед, и дверь с силой отлетела обратно, с грохотом ударяясь о стену.

«Какого хрена ты делаешь?» - закричала она. Она зашла в ванную, расположенную напротив входной двери, и развернулась ко мне лицом.

«Ты прекратишь эту гребанную гонку?!» Я проследовал за ней в большую мраморную ванную комнату, наши голоса эхом отдавались от стен. «Не веди себя так! Если это из-за той женщины – » Она стала просто невероятно разъяренной от моих слов и шагнула ко мне.

«Не смей – . Господи, я так устала от всего этого!» Она с отвращением покачала головой, затем развернулась к стойке и начала рыться в своей сумочке.

«Я не собирался с ней связываться! Ты думаешь, я могу увлечься просто случайной женщиной, которая вложила мне в руку свой ключ? За кого ты меня принимаешь?» Я не мог поверить своим ушам. Разве я не сказал ей, что не был ни с кем кроме нее? Откуда это недоверие? «Ты что не понимаешь – »

«Нет, это ты не понимаешь!» Она швырнула расческу на стойку, яростно глядя на меня. «Я не такая! Я не сплю со случайными мужчинами. Мне 26, и за всю свою жизнь я была только с тремя парнями! Я никогда не делала ничего даже близкого к этому!» - она просто орала на меня, и ее голос становился все громче с каждым словом. «Но когда я с тобой, кажется, ничего больше не имеет значения. Это… это» - продолжила она, указывая на нас. «Это не я! Когда я с тобой, я словно превращаюсь в другого человека, и я ненавижу это. Возможно, ты можешь спать, с кем тебе вздумается, но я не такая!»

Я не мог поверить ее словам. Да, я никогда особо не задумывался о ее личной жизни. Я понятия не имел, что есть вероятность того, что она себя так чувствует. Конечно, я переспал с немалой долей прекрасной половины человечества, но она должна знать, что теперь для меня это совсем другое.

«Я не хочу никого другого!» Прокричал я в ответ. «Я хочу только тебя!» Такое ощущение, будто я разлетаюсь на миллионы маленьких кусочков. Вся моя жизнь вышла из-под контроля, я развернулся, чтобы уйти, зная наперед, что мне никогда не хватит на это сил. Я слышал, как она глубоко вздохнула и положила что-то на стойку.

Когда она заговорила, ее голос дрожал. «Слушай. Мне все равно. Делай все, что твоей душе угодно, и оставь меня в покое. А сейчас, если ты меня извинишь».

Она повернулась к душевой кабинке, открыла стеклянную дверь и включила воду, затем она развернулась в мою сторону и выжидающе посмотрела на меня.

Я не могу уйти. Это уже не вопрос выбора. Не раздумывая, я пересек комнату, обхватил руками ее лицо и притянул к себе. В тот миг, как я прикоснулся к ее губам, все встало на свои места.

Поцелуй был грубым и требовательным, но она не отстранилась. Зарывшись руками у меня в волосах, она притянула меня ближе к себе, впиваясь ногтями в кожу головы. Я громко простонал ей в рот, когда привычные изгибы ее тела прижались ко мне. Мои руки добрались до ее волос, резко притягивая, в то время как мое тело толкало ее назад. Для меня не существовало ничего, кроме нее. Мы врезались в стену, натолкнулись на стойку, затем на дверь душевой кабины, беспорядочно перемещаясь в нашем общем отчаянии. Комната заполнялась паром, и уже ничто не казалось таким реальным. Я мог чувствовать ее запах, вкус и ее саму, но мне все время было мало.

Мы прервали поцелуй для глотка воздуха, и я медленно переместил губы чуть ниже, ближе к ее уху. «Я больше не хочу останавливаться», - простонал я вдоль ее кожи, без слов умоляя ее не просить меня об этом.

«Не останавливайся», - прошептала она. Я замер. Мое неровное и тяжелое дыхание обжигало ее кожу, пока я наслаждался звучанием и значением ее слов. Закрывая глаза, я позволил этому чувству поглотить меня.

«Скажи мне». Я провел носом вниз по ее шее, не выпуская ее из своей хватки. Она прогнулась в пояснице, прижимаясь ко мне, молча умоляя меня овладеть ею. Но я не могу, пока не могу, пока не услышу от нее этих слов. Я не могу сдаваться один. Нам придется сделать это вместе. «Скажи, что хочешь меня… только меня».

На мгновение она задержала дыхание, а затем беззвучно выдохнула. «Только тебя».

Моя последняя преграда рухнула, когда она произнесла эти слова. Я посмотрел ей прямо в глаза, плавно проводя пальцем по ее нижней губе. Мой рот был в нескольких сантиметрах от ее. Ее горячее дыхание окутывало мое лицо. Она потянулась к моим губам, но я остановил ее. Я ждал, когда во мне закипит ярость, когда ненависть вновь овладеет мною, но их не было. Впервые в жизни я принимал поражение. Было чертовски страшно, но я не мог больше с этим бороться. С последним дрожащим вдохом, я закрыл глаза и притянул ее губы к своим.

Наши поцелуи становились более глубокими, а прикосновения более безудержными. Она толкнула меня на стену, и я отдался ей целиком. Стремительный поток тепла, ниспадающий на мои плечи и грудь, моментально вырвал меня из моих туманных мыслей. Все еще в одежде, мы оказались в душе. Вода медленно пропитывала нас насквозь, но мне было все равно.

Ее руки неистово бродили по моему телу, выдергивая рубашку из моих брюк. Одним движением она распахнула мою рубашку, и я услышал звон пуговиц, подпрыгивающих на мраморном полу. Трясущимися руками, она стянула с меня мокрую материю и бросила ее за дверь кабинки.

Промокший шелк платья прилип к ее телу, подчеркивая каждый изгиб. Мои руки исследовали материал вдоль ее грудей, нащупывая под ним ее твердые соски. Она застонала и положила свою руку поверх моей, направляя мои движения. Вид ее руки, покрывающей мою, был одним из самых эротичных образов, которые я когда-либо видел. Мой невыносимо твердый член начал болезненно пульсировать.

«Скажи, что ты хочешь». Мой голос был хриплым от желания. «Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделал с тобой». Я закусил губу, когда ее карие глаза встретились с моими. Наши руки продолжали массировать и пощипывать ее соски через платье, наши лица на расстоянии вздоха.

«Я хочу чувствовать тебя везде». Она прошептала мне в рот. Я снова закусил губу, когда с нее слетел стон. Эта женщина будет моей погибелью. Все в ней манило меня: ее тело, ее ум, даже ее нрав.

Мои руки переместились вниз по ее телу, а затем под ее платье. Мы дразнили и покусывали друг друга, звуки наших стонов тонули в звуке текущей воды. Одна моя рука скользнула в ее трусики, и я почувствовал тепло на своих пальцах. Она была мокрой и готовой, и я не мог дождаться, когда окажусь внутри нее.

Желая видеть больше ее обнаженной кожи, я схватился пальцами за кроя ее платья и потянул вверх. Одним движением я снял с нее платье через голову, и замер как вкопанный, увидев то, что было под ним. Господи Всемогущий. Она пытается убить меня.

Я сделал шаг назад, облокачиваясь на стену для поддержки. Она стояла передо мной, промокшая насквозь в белых кружевных трусиках, которые завязывались по бокам атласными ленточками. Ее твердые соски выделялись через такой же кружевной лифчик, и я не мог не дотронуться до них.

«Черт возьми, ты прекрасна». Проговорил я, проводя пальцами по ее упругой груди. Ощутимая дрожь прошлась по ее телу, и моя рука двинулась дальше, через ее ключицу, вдоль шеи к ее скуле. Мы могли бы трахнуться прямо здесь, мокрые и скользкие, на холодном кафеле. Но я не хочу торопиться. Сердце бешено заколотилось у меня в груди при мысли, что впереди у нас целая ночь. Впервые, нам не придется спешить или прятаться. У нас есть целая ночь на двоих, и я собираюсь провести все это время с ней… в кровати.

Мое тело сотряслось приятной дрожью от одной только мысли об этом. Я сделаю каждый момент значимым. Притянув ее к себе, так что наши груди соприкасались, я дотянулся и выключил воду. Поначалу, мои губы еле касались ее губ, затем снова более решительно. Она прильнула ко мне, сильнее прижимаясь всем телом. Я обхватил ее лицо руками, когда наш поцелуй углубился – мой язык жадно скользил вдоль ее. Она терлась об меня бедрами, и я толкнул дверь душа, придерживая ее, пока мы выходили из кабинки.

Не прерывая нашего поцелуя, мы выбрались из ванной, неуклюже спотыкаясь, пока мы отчаянно срывали друг с друга остатки одежды. Я сбросил с себя мокрые туфли, ведя ее в спальню. Ее руки тщательно прочесывали мой живот в поисках ремня. Направляя ее руки, я быстро высвободился из брюк и боксеров. В спешке, я отшвырнул их в сторону, где они сложились в мокрую кучу.

Тыльной стороной ладоней я провел вдоль ее ребер, нащупывая застежки ее бюстгальтера, расстегивая их и почти срывая его с ее тела. Притянув ее к себе, я не смог сдержать стона, когда ее упругие соски коснулись моей груди. Даже мокрые кончики ее волос, щекочущие мои руки, бродящие по ее обнаженной спине, отдавались приятным покалыванием на моей коже. Я всецело отдался безумию нашего поцелуя и силе физического притяжения. Для меня не существовало больше ничего. Ее тело и то, как оно сочеталось с моим, было всем, что имело значение, всем, что было важно в данный момент.

В комнате было темно. Единственным освещением были тоненькая полоска света, пробивающаяся из-под двери ванной комнаты, и луна в ночном Сиэтловском небе. Мы уперлись в кровать, и мои руки спустились к последнему кусочку материи, разделяющему нас. Мои губы стали перемещаться от ее губ вниз, к шее, через груди. Я не обделил вниманием и ее живот, и, наконец, добрался до белого кружева, которое скрывало от меня оставшиеся части ее тела.

Опустившись на колени, я посмотрел вверх и встретился с ее глазами. Ее руки были у меня в волосах, перебирая непослушные пряди, пока она закусила губу в предвкушении. Я хотел, чтобы в этот раз все было по-другому. Поэтому я глубоко вздохнул, успокаиваясь и замедляя свои движения.

Я осторожно взялся пальцами за утонченную атласную ленту и потянул, наблюдая за тем, как она медленно заскользила вниз по ее бедру. Непонимающий взгляд отразился на ее лице, когда я продолжил аккуратно исследовать кружево своими пальцами и проделал то же самое с ленточкой на другой стороне. Трусики покинули ее тело неповрежденными, и она стояла передо мной абсолютно обнаженная. Я улыбнулся, осознавая, что все равно заберу их с собой, и она тоже ухмыльнулась, словно читая мои мысли. Все еще стоя перед ней на коленях, я осторожно посадил ее на край кровати.

Я слегка раздвинул ее ножки, проводя руками вниз по шелковой коже. Я оставлял поцелуи на ее ступнях, ее икрах, вдоль бедер, между ног. Толкая ее назад, я уложил ее на простыни, и сам забрался на кровать. Я продолжал ласкать ее тело губами и языком, ее руки все еще играли с моими волосами, направляя меня туда, где она хотела чувствовать мои губы больше всего.

Ее вздохи и стоны заполнили пространство комнаты и смешались с моими собственными. Я был тверже, чем когда-либо, и я хотел погружаться в нее снова и снова. Я приблизился к ее рту, и она притянула меня к себе, каждый дюйм наших обнаженных тел идеально сочетался друг с другом, пока мы целовались и исследовали.

Мы целовались неистово, наши руки бродили и хватали необузданно, а мы пытались притянуть друг другу так близко, насколько это возможно. Наши бедра раскачивались в обоюдном ожидании, пока мой член скользил вдоль ее мокрой киски. Каждое прикосновение к ее клитору вызывало безудержный стон. Одно короткое движение и я мог бы быть внутри нее.

Я хотел этого больше всего на свете, но прежде я должен кое-что услышать от нее. Когда там внизу она произнесла мое имя, это пробудило что-то внутри меня, что-то, о существовании чего я не знал. Мне нужно, чтобы она произнесла его, нужно слышать, что это меня она хочет. Мне не нужна ее любовь или ее сердце, но в данный момент мне нужно знать, что она моя и только моя.

«Я хочу войти в тебя, Белла». Прошептал я ей на ушко. Она задержала дыхание, и низкий стон слетел с ее губ. «Ты хочешь этого?»

«Да», - прошептала она умоляющим голосом и приподняла бедра выше в поисках меня. «Пожалуйста». Ее слова отдались пульсацией в моем перевозбужденном члене. Головка слегка касалась входа во влагалище, и я стиснул зубы, желая найти в себе силы удержаться от соблазна.

Ее ступни бродили вверх-вниз по моим ногам и, в конце концов, сомкнулись у меня на пояснице. Я взял ее руки и завел их у нее над головой, сплетая наши пальцы. «Посмотри на меня». Попросил я ее. «Я хочу услышать это». Мой голос дрогнул, так как я чувствовал, что теряю контроль над собой. Она посмотрела мне в глаза, и я знал, она все поняла.

«Трахни меня, Эдвард. Мне нужно чувствовать тебя внутри». Моя голова упала, так что наши лбы соприкоснулись, и я, наконец, вошел в нее. «О Господи», - она застонала.

«Скажи еще раз». Я начинал задыхаться, двигаясь внутри нее.

«Ааа... Эдвард». Хриплые звуки моего имени на ее губах возбуждали меня все сильнее. Я хотел слышать его снова и снова. Я приподнялся на колени, проникая в нее более равномерно, не размыкая наших рук.

«Белла, как же в тебе хорошо». Я приближался к концу, и мне нужно было сдержаться. Я так долго был вдали от нее, и ничто, о чем я фантазировал, пока она была в отъезде, не может с этим сравниться. «Я хочу трахать тебя вот так каждый день». Прорычал я вдоль ее вспотевшей кожи. «Каждый раз как я вижу тебя в этих маленьких соблазнительных платьях, я хочу нагнуть тебя и преподать урок за то, что дразнишь меня».

«Черт». Прошипела она сквозь стиснутые зубы. «И почему я люблю, когда ты разговариваешь со мной вот так?» Я улыбнулся ей в шею, зная, что она была так же беспомощна перед этим как и я.

Наши тела двигались вместе без особых усилий, вспотевшая кожа легко скользящая по такой же коже. С каждым толчком она все выше приподнимала бедра навстречу мне, а ногами, обернутыми вокруг моей талии, толкала меня глубже внутрь. Я настолько растворился в ней, что, казалось, время остановилось. Наши руки все еще были сцеплены у нее над головой, и она начала сильнее сжимать их. Она приближается к разрядке, ее крики стали громче, а мое имя неустанно слетало с ее губ, подталкивая меня к концу.

«Давай, Белла. Я хочу чувствовать, как ты кончишь на мне». Мой голос был резким от отчаяния. Я был так близок к концу, но я хотел подождать ее.

«Боже мой, Эдвард», - застонала она. «Скажи что-нибудь еще». Черт возьми. Мою девочку заводят грязные слова. Стоп. Я что, сказал мою девочку? «Пожалуйста». Звуков ее умоляющего голоса было достаточно, чтобы отвлечь меня от моих размышлений. Я развернул голову и прошептал ей на ухо.

«Как же я люблю быть внутри тебя. Я собираюсь трахать тебя всю ночь напролет. Так, что ты завтра не сможешь ходить». Черт, если я продолжу в том же духе, я просто потеряю контроль. Ее ноги притянули меня еще ближе, ее руки сжали мои так сильно, почти болезненно, и я почувствовал, что она начала сжиматься вокруг моего члена.

И это все, что мне потребовалось. Я перестал сдерживаться и углубил свои проникновения, приподнимая ее с кровати каждым толчком. Я был на грани, и когда она прокричала мое имя, я больше не мог терпеть. «А! Белла!»

«О Господи! Эдвард!» Она заглушила крики, уткнувшись мне в шею, и я почувствовал, как все ее тело напряглось, и мышцы влагалища стали сокращаться. Ничего на свете не могло быть прекрасней этого ощущения, когда удовольствие начинает нарастать внутри, а затем вырывается наружу.

Наши тела начали успокаиваться, и я приподнял голову, глядя ей прямо в глаза так, что наши носы соприкасались. «Это было…» Я запнулся, не в силах подобрать нужного слова. Во рту у меня пересохло, мышцы ломило, и я был истощен. Я расслабил ее хватку на моих руках, и нежно помассировал ее пальцы, восстанавливая кровоток.

«Я знаю». Она слабо улыбнулась, едва касаясь моих губ. Я перекатился на спину и притянул ее к себе, устраивая ее голову у себя на плече. Она слегка задрожала, и я взглянул на нее.

«Холодно?» Спросил я, гладя ее по все еще мокрым волосам.

«Нет». Ответила она, тихонько покачав головой. «Просто… переполнена чувствами». Я притянул ее к себе и накрыл нас одеялом. Я не хотел уходить, но я не знал, хотела ли она, чтобы я остался.

«Я тоже». Между нами повисла тишина, и мне стало интересно, уснула она или нет. Я слегка заворочался, и удивился, услышав ее голос.

«Не уходи». Прошептала она в темноту. Я задержал дыхание, пораженный чувствами, вызванными ее словами. Я хочу остаться, но мне страшно.

Это было так ново для нас, так ново для меня. Между нами все поменялось? Мне нужно было что-то сказать, но я боялся произносить слова. Кем мы были друг другу? Я так устал и хотел подождать до утра, но я знал, что здесь в темноте, будет проще все сказать.

«Белла», - я удивился, как приятно произносить ее имя. Как что-то настолько простое может быть настолько значимым. Я почувствовал, как она напряглась – очевидно, она ожидала, что я скажу, что ухожу. «Я хочу остаться».

Я почувствовал, как она выдохнула с облегчением, окутывая мою шею теплым дыханием. Я медлил, не зная, как сказать все правильно. «Я не могу больше избегать тебя». Я замолчал, все еще пытаясь привести мысли в хоть какой-то порядок. «Я знаю, мое сексуальное влечение к тебе – это неправильно, но… у меня никогда прежде не было такого». Мне никогда не приходилось быть настолько откровенным с женщиной, признавать свою слабость.

«У меня тоже». Ее слова были такими тихими, что я не услышал бы их, если бы мы не лежали в объятиях друг друга. Мои руки продолжали играть с ее волосами, а веки стали тяжелеть. Ее дыхание стало ровным и монотонным, и вскоре я провалился в глубокий сон.

Я заморгал спросонья, почувствовав волну наслаждения, прокатившуюся через меня. Черт возьми, это приятно! Мне так не хотелось просыпаться и сталкиваться с суровой реальностью, в которой я спал один. Что-то теплое и влажное снова окутало мой член, и я громко простонал от удовольствия. Самый. Лучший. Сон. Я услышал стон, вибрация от которого отдалась прямиком в мой член.

Добавлено (21.02.2010, 02:08)
---------------------------------------------
«Ммм, Белла». Я услышал свой собственный голос, но звучал он как-то странно. Она снилась мне сотни раз, но этот сон казался таким реальным. Тепло вдруг исчезло, и я нахмурился. Куда она делась?

«Скажи еще раз». Хриплый, но в то же время нежный голос прорвался в мое сознание, и я заставил себя открыть глаза. Комната была темной, и я лежал в чужой кровати. Тепло вернулось, и мои глаза устремились в область паха. Прекрасная темная головка склонялась между моими раздвинутыми ногами, а мой член был у нее глубоко во рту. Лавина воспоминаний о прошедшей ночи обрушилась на меня, и сон как рукой сняло.

«Белла?» Не может быть, чтобы все это было правдой. Должно быть, она вставала ночью и выключила свет в ванной, потому что в комнате было настолько темно, что я едва мог различить ее силуэт. На ощупь я нашел ее лицо, проводя пальцами по ее губам, сомкнувшимся на моем члене.

Она слегка приподняла голову, и я не сдержал стона, увидев мой член у нее во рту. Я откинул голову назад на подушку, когда она впустила меня глубже, головка уже касалась задней стенки ее горла. «О, черт, Белла. Как же здорово!» Она снова простонала в ответ, и мои бедра машинально подернулись вверх.

Ее губы двигались вверх-вниз, язычок выписывал пируэты, а зубки слегка царапали ствол с каждым движением. Одна ее рука скользнула к яичкам, и я застонал в полный голос, когда она начала нежно массировать их в ладони.

«Твою мать… Это лучшее, что я когда-либо видел – мой член, скользящий в твоем прекрасном ротике».

Чувство было настолько сильным, воплощение моих снов и фантазий в реальность, что я уже не знал, как долго я продержусь. Она немного сменила позицию, и теперь ее пальчик нежно массировал какую-то точку прямо под яичками, и продолжительное шипение просочилось сквозь мои стиснутые зубы. Никто никогда не делал такого для меня. Я собрался остановить ее, но ощущения были настолько невероятными, что я не смел пошевелиться.

Я провел пальцами по ее волосам, затем по лицу и скулам. Она закрыла глаза и стала посасывать интенсивнее, приближая меня к концу. Фантастическое сочетание ее ротика на моем члене и ее пальчика, нажимающего на ту точку, стало самым насыщенным и сильным ощущением, которое я когда-либо испытывал. Она усилила давление на точку, отчего оргазм просто прострелил через все мое тело. «Господи, Белла! О, да, да, ДА!» Теперь, когда я начал произносить ее имя вслух, было так трудно остановиться.

Она продолжила посасывать, пока самый мощный оргазм в моей жизни не начал утихать. «Что, черт возьми, это было?» Спросил я задыхаясь. Она выпустила мой член изо рта и посмотрела на меня с довольной улыбкой. Господи Иисусе, эта женщина никогда не перестанет меня удивлять. «Поднимайся сюда», - скомандовал я.

Приняв сидячее положение, я притянул ее к себе на колени, и она обхватила меня ногами вокруг талии. Наши обнаженные груди прижались друг к другу, а я взял в руки ее лицо и посмотрел ей прямо в глаза. «Это самое лучшее пробуждение за все мои 28 лет». Она тихонько засмеялась, закусывая нижнюю губу.

Дотянувшись до ее рта, я жадно поцеловал ее, наслаждаясь каждым дюймом ее нагой кожи. Мои пальцы переместились вниз по ее рукам и к ее груди. Она сладко застонала и прогнулась в спине, откидывая голову назад и в сторону. Я целовал и пощипывал губами ее шею, чувствуя, что снова возбуждаюсь. Она начала ерзать бедрами, и я увидел у нее на лице озорной взгляд.

«Помнится, ты говорил что-то о том, что я не смогу завтра ходить?» Она с вызовом приподняла бровь, и я не смог сдержать стон.

«Какая испорченная девчонка!» Проговорил я почти касаясь ее губ. Расположив член прямо у входа во влагалище, я слегка приподнял ее. «Но ты права. Обещание есть обещание».

Одно легкое движение и я снова глубоко внутри нее. Обоюдный стон от силы ощущений заполнил безмолвное пространство комнаты. Она положила голову мне на плечо и слегка подалась бедрами вперед, позволяя мне проникнуть еще дальше.

Она была горячей и влажной, и я снова поразился, как же хорошо мы подходим друг другу. Она обняла меня за плечи, а я схватил ее бедра, помогая ей двигаться вверх и вниз. Никогда прежде я не занимался сексом в этой позе – она казалась такой интимной, и в то же время такой правильной для нас. Мы несомненно не были близки эмоционально, но еще никогда и ни с кем я не чувствовал такой физической близости, как с ней.

Закрывая глаза, я постарался сосредоточиться на каждом ощущении, каждой эмоции. Ее твердые соски, едва касающиеся моей груди, ее волосы, щекочущие мои плечи, жар ее тела – все это, казалось, объединилось, чтобы остановить время. Не знаю, как долго мы пробыли в этом положении, раскачиваясь в единый такт, целуясь и прикасаясь, но потихоньку в комнате начало светлеть.

Удовольствие накатывало волнами, пока я уже не был на пределе. Она слегка откинулась назад, меняя угол проникновения, и громко застонала. «Эдвард, еще чуть-чуть». Ее голос был низким, требовательным, и я опустил одну руку туда, где соединялись наши тела, поддразнивая ее клитор большим пальцем.

Передо мной захватывающий вид. В экстазе она отбросила голову назад, рассыпая по плечам спутанные волосы. Под глазами у нее виднелись следы смазанного макияжа, и выглядела она чертовски уставшей, но осознание того, что это я был причиной всего этого, заставляло ее выглядеть прекрасней, чем когда-либо.

Я не мог поверить, что это была та же самая женщина, про которую еще месяц назад я говорил, что ненавижу. Знаю, мы прошли длинный путь, и где-то на этом пути, очертания стали неясными. Теперь я понимаю, что я ненавидел ни ее, а чувства, которые она во мне пробуждала. Если бы я научился контролировать их, может быть, мы нашли бы способ продолжить это. Мы сохранили бы это в тайне ото всех, и конечно, это было бы чисто физически. Но впервые за долгое время, я видел, что есть возможность.

С каждым движением ее бедер, снова нарастало давление внизу живота. Я схватил ее крепче, на мгновения даже боясь, что останутся следы, и ускорил проникновения. Она застонала и начала извиваться надо мной, и когда я уже подумал, что не могу больше сдерживаться, она прокричала мое имя, и я почувствовал, как она начала сильно сокращаться вокруг меня. Интенсивность ее оргазма спровоцировала мой собственный, и я кончил в нее второй раз за ночь.

Она упала в мои объятья, и я уложил нас в кровать. Мы были вспотевшие, запыхавшиеся и весьма обессиленные, но все же я не смог сдержать маленькой улыбки, приподнявшей уголки моих губ.

Я притянул ее к себе – спиной к своей груди – и обвил ее руками, в то же время переплетая наши ноги. Она пробормотала что-то, что я не смог разобрать, и уснула прежде, чем я успел переспросить.

Этой ночью много всего изменилось, и последней моей мыслью, перед тем как мои глаза закрылись, было то, что завтра у нас будет много времени, чтобы поговорить. Но когда первые лучи утреннего солнца стали украдкой пробиваться сквозь темные шторы, я с беспокойством осознал, что завтра уже здесь.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Воскресенье, 21.02.2010, 09:21 | Сообщение # 49
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 11-Je ne regrette rien./Я ни о чем не сожалею. (фр.)
BPOV

Сознание затрепетало где-то на затворках моего сонного разума, и я постаралась прогнать его прочь. Я не хочу просыпаться. Мне так тепло и уютно. Господи, это, наверное, лучшая в мире гостиничная кровать.

Смутные образы моего сна замелькали перед моими закрытыми глазами, и я, заворочавшись, прижалась к самому теплому, самому ароматному одеялу, под которым я когда-либо спала. И оно прижалось в ответ.

Что-то теплое прислонилось ко мне, и, распахнув глаза, я увидела голову со знакомым беспорядком в волосах всего в нескольких дюймах от своего лица. В ту же секунду сотни картинок безудержным потоком пронеслись у меня в голове, и реальность прошлой ночи шквалом обрушилась на мой помутненный рассудок. Твою мать! Это всё – правда. *

Сердце чаще застучало, когда я слегка приподняла голову, чтобы рассмотреть этого прекрасного мужчину, прильнувшего ко мне. Его голова покоилась на моей груди, эти безупречные губки были немного приоткрыты, позволяя струйкам его теплого дыхания щекотать мою голую грудь. Всем телом он плотно прижимался ко мне, спутав вместе наши ноги, а его сильные руки крепко сжимали меня вокруг туловища.
Он остался.

Интимность нашего объятия поразила меня с сокрушительной силой – у меня даже перехватило дыхание. Меня переполняла волна эмоций, и я почувствовала, как в груди что-то болезненно сжалось. Он не просто остался, он буквально прилип ко мне.

Никогда, за всю жизнь, у меня не было такого значимого момента – я изо всех сил старалась дышать равномерно и не паниковать. Я остро ощущала каждый дюйм наших соприкасающихся тел. Я чувствовала, как его теплое дыхание расплывается по моей коже, как каждый удар его сердца отдается у меня в груди. Мои пальцы сгорали от желания дотронуться до его кожи. Мои губы жаждали прикоснуться к его волосам. Это слишком для меня. Он слишком для меня.

Этой ночью что-то изменилось, и я не уверена, готова ли я к этому. Я не знаю, что это изменение за собой повлекло, но оно уже здесь. В каждом движении, каждом прикосновении, каждом слове и каждом поцелуе – мы были едины. От этой мысли меня сотрясла мелкая дрожь. Еще ни с одним мужчиной я не испытывала такого – будто мое тело создано для него.

Я спала с другими парнями, но никогда не было ничего подобного. Было такое ощущение, словно меня уносит какой-то немыслимой природной силой, и я совершенно не в состоянии изменить курса. Это вселяло страх, однако, каким-то образом это казалось правильным. И я уже не знаю, смогу ли я и дальше бороться с этим.
Плотно закрыв глаза, я постаралась подавить растущее чувство паники. Я не сожалела о том, что случилось. Это было впечатляюще и великолепно, но мне нужно несколько минут наедине с собой, прежде чем я смогу посмотреть ему в глаза.

Положив одну руку ему на голову, а другую на спину, я умудрилась перекатить его с себя. Он начал шевелиться, и я замерла, прижимая его к себе и беззвучно умоляя его вернуться ко сну. Он пробормотал мое имя, и его дыхание снова выровнялось. Я легко выскользнула из-под него, и непроизвольно улыбнулась. Его сон обо мне? Интересно, а он знает, что я все еще здесь?

Какое-то время я просто наблюдала за тем, как он спит, паника потихоньку отступила, и я снова была поражена тем, как же он красив. Во сне черты его лица были мирными и безмятежными, и так сильно отличающимися от выражений, которые он надевал в моем присутствии. Его волосы были в жутком беспорядке – несомненно, из-за моих рук, играющих с ними всю ночь. Одна маленькая прядь упала ему на лоб, и мои пальцы страстно желали смахнуть ее назад. Длинные ресницы, совершенные скулы, полные губки и легкая щетина завершали портрет самого безукоризненного мужского лица.

Его тело было стройным и мускулистым с тоненькой дорожкой волос, тянущейся от его груди и прячущейся под скомканной белой простыней, находящейся у него на бедрах. Против моей воли, мое тело незамедлительно среагировало на мужчину, лежащего передо мной. Нужно уходить отсюда.

Бесшумно выбравшись из кровати, я решила укрыться в безопасности ванной комнаты. Тропинка из мокрых вещей, разбросанных на безупречно белом ковре, оставляла след, ведущий из ванной к кровати. Осторожно перешагивая через них, я продолжала идти, пока не почувствовала холодный кафель под ногами.

Закрыв дверь с мягчайшим щелчком, я включила свет и уставилась на свое отражение в зеркале. Вау. Свеже оттраханная. Это про меня.
Придвинувшись ближе, я изучила едва заметные красноватые царапины, которыми были усыпаны мои шея, плечи, груди и живот. Взглянув вниз, я провела рукой по внутренней стороне бедра. Ага. Там тоже. Мои соски напряглись, как только я вспомнила ощущения, вызываемые его небритым лицом при соприкосновении с моей кожей.

Моя прическа превратилась в кучу растрепанных и спутанных волос, и я закусила губу, вспомнив, как он вплетал в них свои руки. Как он притянул меня сначала к своему поцелую, а затем на свой член… Не помогает.

У меня есть время подумать. Чего я хочу? Честно, понятия не имею. Могу ли я вернуться к прежнему положению вещей? Конечно, нет. Я без него всего несколько минут, и я уже чувствую непреодолимую тягу с той стороны двери. Как бы жутко это не звучало, я хочу вернуться к нему.

Еще один взгляд в зеркало напомнил мне, что прежде мне надо кое о чем позаботиться. Достав из сумочки шампунь и кондиционер, я открыла дверь душевой кабины и остановилась – у меня даже сердце опустилось. Вот дерьмо. В углу, сваленное в мокрую, дорогостоящую кучу, лежало мое платье. «Черт!»

Нагнувшись, я подняла его и расправила перед собой. Хотя я, безусловно, не жаловалась, когда он срывал его с меня прошлой ночью, я не могла не поежиться, вспомнив, сколько я за него заплатила. Или за все остальные вещи, которые он также уничтожил.

Я всерьез задумалась над тем, чтобы предоставить ему счет.

Положив платье на стойку, я остановилась, припоминая неиспользованную кредитную карту из La Perla, которую он любезно мне предоставил. На секунду я подумала воспользоваться ее, чтобы припадать ему урок, например, пуститься в оргазмо-стимулирующий шопинг, угоняя карту в минус, но быстро отказалась от этой затеи. Боюсь даже представить, какими могут быть последствия.

Мысленно проклиная его, я повесила платье на вешалку для полотенец и зашла в душ.

Почувствовав, как вода заструилась по моим рукам, я невольно подумала о том, как началась прошлая ночь. Ревность – не то чувство, к которому я привыкла. Однако, это был уже второй раз, когда именно это чувство толкало меня на безрассудные поступки.

По крайней мере, мы наконец-то были предельно честны друг с другом. Впервые с тех пор, как все это началось, я имела более четкое представление о том, кто он есть. Сгоряча, я выболтала то, что предпочла бы хранить в секрете, но с другой стороны, казалось правильным, наконец-то, сказать это вслух.

Самой большой неожиданностью для меня была его реакция. Я чувствовала себя напуганной и уязвимой, не в состоянии дальше бороться с эмоциями, бурлящими во мне. Тем не менее, он успокоил меня, нехотя говоря мне то, что мне нужно было услышать. Он хочет меня. Только меня. Насколько его слова поразили меня, настолько же они и утешили меня.

Но куда мы можем двинуться отсюда? Чувство тревоги засело у меня в груди, когда я рассмотрела возможные варианты. Я хоть и признаю, что начинаю видеть его в новом свете, это не меняет того, кем он является или скорее кем он являлся. Бывали моменты, когда мне казалось, будто я видела проблески другого Эдварда Каллена, но они также быстро исчезали.

Я нахмурилась, еще более озадаченная, чем прежде, и нисколечко не приблизившаяся к ответу, и шагнула под теплые струи воды. Закрывая глаза, я вздохнула, чувствуя, как напряжение потихоньку покидает мое тело. Как бы то ни было, ум, оказалось, не так-то просто успокоить. Чтобы я ни делала, я не представляла, как все это будет работать. Мы не можем вернуться назад, но я и не вижу, как мы можем двигаться вперед. Секс был… неописуемым. Ничего близкого к этому я даже не представляла. Но какой бы сильной не была наша физическая связь, смогу ли я жить только с этим?

Одна лишь мысль о том, что было прошлой ночью, смогла снова разбудить этих бабочек в животе. То, что мы говорили, то, что мы делали. Даже, несмотря на то, что наш разум не мог понять, что между нами происходит, наши тела уже все знали.

С первым поцелуем, я словно растворилась в нем. Ощущения его губ на моих губах, его рук на моей коже было достаточно, чтобы стереть в порошок всю мою силу воли. Осознание того, что он чувствовал себя таким же бессильным перед этим как и я, что он тоже не мог уйти, стало моей погибелью.

Его поцелуй был грубым и безумным, в каждом его прикосновении отражалось мое собственное отчаяние. Он никогда не сдерживался, всегда воспринимая меня как равную себе, будто зная, что это то, что мне нужно.
Затем, в какой-то момент этой ночью, все изменилось. Границы были пересечены, а барьеры опущены, и я не думаю, что их возможно восстановить. Он не был боссом-мудаком, к которому я уже привыкла. Что-то сдвинулось, и я увидела перед собой мужчину, которого уважал его отец, мужчину, которого я ожидала встретить 10 месяцев назад. Та же неистовая страсть, которая, казалось, вспыхивала каждый раз, когда мы были вместе, все еще поглощала нас, но появилось что-то еще.

Исчезли мистер Каллен и мисс Свон. Теперь мы были Эдвард и Белла, и я до сих пор не могу поверить, каким правильным и реальным это все ощущается. Никогда в жизни я не чувствовала себя настолько физически привязанной к другому человеку. Он был нежным и чутким, впервые мы просто поддразнивали и наслаждались друг другом. С ним я чувствовала себя… обожаемой.

Словно двигаясь сама по себе, моя рука переместилась к груди, и пальцы стали теребить чувствительный сосок. Бесшумно простонав, я вспомнила звуки его голоса, когда он кончал, пошлые вещи, что он шептал мне на ухо, и силу, с которой он входил в меня.

Я закрыла глаза, чувствуя, как горячая вода орошает мою кожу, и моя рука заскользила вниз по животу к разгоряченной плоти. Я была уже влажной там, и, закусив губу, я тихонько простонала, проводя пальцем по нежной коже.

Я вздрогнула, когда пара сильных рук обвилась вокруг меня, и большая ладонь накрыла мою. «Позволь, я помогу тебе», - прошептал он сиплым голосом мне на ушко. Резкий вздох сорвался с моих губ, и я откинулась назад, облокачиваясь на его грудь.

«Интересно, о чем же ты здесь думала?» Он нежно поцеловал мои мокрые волосы и носом слегка наклонил мою голову, получая доступ к моей шее.

«О тебе», - ответила я хриплым от желания голосом. «О прошлой ночи».

«Ммммм». Его мягкий стон отдался легкой вибрацией на моей коже, и он начал медленно перемещать наши руки, теребя клитор нашими сцепленными пальцами. «Я тоже думал об этом. Чувствуешь, что ты со мной делаешь?» Он слегка наклонился, и его эрегированный член проскользнул у меня между ног. «Я так же на тебя влияю, Белла?» Он спустил наши руки ниже, к входу во влагалище, чувствуя там влагу.

«Господи, Эдвард», - я тихонько вздохнула. Не знаю, что было приятней: наши сплетенные руки на моей коже или звуки его бархатного голоса, произносящего мое имя.

«Черт, как же я люблю, когда ты называешь меня по имени». Он начал двигать бедрами, скользя пенисом вдоль моей киски. «Ммм, Белла».

Я застонала от удовольствия, когда он расположил наши руки так, что каждый из нас погрузил по пальцу в меня. «Чувствуешь? Какая ты мокренькая и горячая?» Он протолкнул наши пальцы глубже, и этот момент был таким эмоциональным, что у меня даже подкосились ноги. Свободной рукой он обхватил меня под грудью, прижимая к себе, пока его большой палец поглаживал сосок. «Детка, тебе нравится? Как же охеренно быть внутри тебя!»

Он скользнул еще глубже и начал трахать меня нашими пальцами. «Ммм… Да, Эдвард… Черт возьми… Как же хорошо». Мой голос был слабым и бездыханным, и наслаждение грозило переполнить меня с головой. То, что этот мужчина делал со мной, превращало меня в распутную и бесстыдную женщину. Кажется, мне всегда будет мало.

Наши намокшие тела скользили вдоль друг друга, и, откинув голову ему на плечо, я громко простонала, чувствуя приближающийся оргазм. Подняв свободную руку к его волосам, я повернула голову и, притянув его к себе, жадно поцеловала. Его стон растаял на моих губах, и я знала, он наслаждается этим так же, как я. «Ты хочешь кончить, Белла?»

«Да, черт возьми», - меня снедало безрассудное желание, я хотела большего. Я застонала от потери его прикосновения, когда он поднес наши переплетенные пальцы к своим губам, и медленно облизал их. Это было самое эротичное зрелище, которое я только видела, и я не смогла сдержать отчаянных всхлипов желания, соскакивающих с моих губ.

«Я бы мог вылизывать тебя каждый день на протяжении всей оставшейся жизни и никогда не уставать от этого. Ты знала это, Белла?» Я попыталась сформулировать вразумительный ответ, но, казалось, здравый смысл покинул меня на время.

Он прикоснулся своим пальцем к моему рту и медленно провел вдоль губ. Я коснулась его своим язычком, и его глаза потемнели. «Ты такая испорченная девчонка!» Развернув меня к себе лицом, он толкнул меня спиной к прохладной кафельной стене и поднял мои руки у меня над головой. «Не двигайся», - сказал он строго.
Он начал осыпать поцелуями шею и плечи, его шероховатая щетина приятно покалывала мою кожу. Его губы перемещались вниз к моей груди, и я резко вдохнула, когда он обхватил ее своими ладонями, нежно приподнимая вверх и глядя мне в глаза. Большими пальцами он проводил по моим соскам, и я закрыла глаза от наслаждения. И когда он заговорил, я почувствовала, как его горячее дыхание обвеяло мой сосок, заставляя его затвердеть. «Скажи, что ты не хочешь, чтобы я останавливался». Он обхватил ртом мой сосок, и я сильно закусила губу, чтобы не закричать от удовольствия. «Не упрямься, Белла», - прошептал он, двигаясь губами вдоль кожи к другой груди. «Скажи, что ты не хочешь, чтобы я останавливался, и я не буду».

Он начал посасывать мои груди, и я больше не могла сдерживаться. «Не останавливайся», - прошептала я.

«Что это было?» Его губы продолжили путешествовать от моей груди к пупку.

«Я сказала “не останавливайся”». Я буквально обезумела от желания, мое тело молило о разрядке. Он довел меня до крайней точки, только чтобы потом отступить. Он нужен мне, и сейчас я готова сделать или сказать все, о чем он только попросит.

«Кто доставляет тебе неземное наслаждение, Белла?»

«Ты. Только ты, Эдвард».

Поднявшись, он поцеловал меня нежно, не спеша, и прошептал. «Только я».

Его рука скользнула вниз по моему телу, он поднял мою ногу и обернул ее вокруг своего бедра. Взглянув вниз, я не смогла сдержать стона, когда увидела его достоинство, твердое и готовое, устроившееся между нами. Мои глаза пробежались по его телу.

Он просто идеален.

Убрав руки от стены, я позволила пальчикам поблуждать по его груди и мышцам пресса. Он слегка задрожал, когда я провела рукой по напряженным бедренным мускулам, и замерла. Это что… это что, татуировка?

«Что…?» - я запнулась, потрясенная. Я и двух слов не могла связать. Немного отодвинув его от себя, я взглянула ему в глаза, а затем снова на эту отметину. Прямо под бедренной костью вырисовывалась надпись на французском, свернутая в элегантное колечко. Какого хрена я не замечала этого раньше? Я быстренько прокрутила в голове все наши рандеву. Мы всегда были либо в спешке, либо в темноте, либо полураздетыми. Он, должно быть, заметил мой озадаченный вид.

«Это татуировка», - проговорил он смеясь.

«Я знаю, что это татуировка, но…», - как же трудно собрать мысли в кучу. «Как… Что… Что там написано?» Не могу поверить, что у него татуировка. У мистера Серьезность есть чертова татушка, и как же она сексуально выглядит. Еще чуть-чуть приспустилась завеса с мужчины, которого, как я думала, я знала.

«Je ne regrette rien».

Мой взгляд устремился на него, и каждый дюйм моего тела накрыло волной чистой страсти. «Что ты сказал?»

Он определенно усмехнулся. «Je ne regrette rien». Он медленно произнес каждое слово, акцентируя каждый слог. Я откинула голову, закрывая глаза и позволяя этим словам захлестнуть меня с головой. Похоже, это самая сексуальная и возбуждающая вещь, которую я когда-либо слышала. От этого и от его татушки, я могу просто самовоспламениться.

«Твою… Скажи это еще раз», - захныкала я.

Он придвинулся ближе и, обжигая мое ухо горячим дыханием, прошептал. «Je ne regrette rien. Тебе нравится это, Белла?» Он прижался ко мне, подтягивая мою ногу чуть выше.

Я закивала. «Скажи что-нибудь еще». Моя грудь вздымалась с каждым затрудненным вздохом, и мои соски терлись о его грудь.

Слегка нагнувшись, он крепко сжал руками мои ягодицы и приподнял меня, позволяя мне обхватить его ногами. Он держал меня, плотно прижимая к стене, и шептал на ухо низким, но убедительным голосом. «Tu es faite pour moi»**. Я не могла больше ждать.

«Трахни меня, Эдвард». Он не колебался ни секунды, и одним неистовым толчком погрузился глубоко в меня. Я закричала от силы ощущений – звук эхом отдался от мраморных стен.

«Белла, Белла», - его голос был скрипучим и натянутым, когда он начал вдалбливать меня в стену. «Tu es faite pour moi». Нежно целуя мои волосы, он продолжил шептать эти слова мне на ухо. Снова и снова.

Его движения были плавными, но сильными, с каждым толчком я скользила вверх-вниз по гладкой стене. Наши открытые рты соприкасались, обмениваясь прерывистыми глотками воздуха, и я чувствовала, что эмоции берут надо мной верх.
«А, черт, Белла… Я не могу… пожалуйста… я не продержусь долго». Его голос, такой безрассудный, такой неуправляемый, только усилил мое желание, мою потребность в нем. Казалось, все вокруг исчезло: шум воды, прохлада стены за моей спиной. Единственное, что продолжало существовать, это великолепный мужчина и невероятные ощущения, которые он пробуждал во мне.

Положив голову на его плечо, я закрыла глаза и сфокусировалась на восхитительных чувствах, растекающихся по моему телу. Я была так близка к концу, буквально балансировала на грани. Протиснувшись между нами, мои пальцы отыскали клитор и начали медленно потирать его.

Наклонив голову, он посмотрел вниз на мою руку и тихо выругался. «Мать моя женщина», - его голос был доведен до отчаяния, и воздух выходил резкими выдохами. «Трогай себя, детка. Ммм, Белла, да так. Дай мне посмотреть». Его слова – как раз то, что мне нужно, и с последним прикосновением пальцев, я почувствовала, как оргазм уносит меня на крыльях блаженства.

Я кончила интенсивно, сжимаясь вокруг него, впиваясь ногтями в его спину. Он громко закричал, и я почувствовала, как напряглось все его тело, когда он кончил внутри меня. Саму меня сотрясало от послеощущений, легкая дрожь продолжалась даже после того, как оргазм утих. Я вцепилась в него, а он замер, медленно спускаясь по мне. Он целовал мои плечи и шею, перед тем как запечатлеть одиночный поцелуй на губах. Наши взгляды встретились на мгновение, и затем он выпустил меня, позволяя моему телу соскользнуть по нему.

Ухватившись за стену для поддержки, он нагнулся слегка, переводя дух. «Господи Иисусе», - он тяжело выдохнул.

Я кивнула. Мне нечего добавить. Мы стояли друг напротив друга, между нами, не переставая, текла вода из душа, и я не могла отвести от него глаз. Я чувствовала, как каждая, даже самая незначительная, мысль о том, что следующий раз будет менее мощным, что наша связь со временем прервется, таяла и растворялась в воздухе. Этого не случалось и не случится. Каждый раз будет только интенсивнее и лучше, чем предыдущий. Взглянув на него, я поняла, что когда это закончится, мне будет больно.

Страх сковал мое сердце, и паника вернулась, принося с собой неловкое молчание. «Нам, наверное, пора собираться», - я неожиданно заговорила, пытаясь разрядить обстановку.

«Да». На его лице промелькнуло смущение, прежде чем он заговорил. «У меня здесь нет никаких вещей. Я даже не знаю, где находится мой номер». Я залилась легким румянцем, вспоминая, как быстро все вчера произошло.

«Точно, эм… Я… я схожу и принесу тебе чего-нибудь». Я умышлено избегала его глаз, ситуация становилась все более неловкой.

«Хорошо. Я пойду, а ты заканчивай тут». Он продолжал смотреть на меня какое-то время, затем кивнул головой и вышел из душа. Я пыталась не смотреть на него, пока он стягивал полотенце с перекладины и оборачивал его вокруг себя, но, конечно же, мои старания не увенчались успехом.

Как только он закрыл дверь, я съехал вниз по стене. Какого черта я делаю? Соберись, Белла! Итак, мне нужно просто вернуть некоторые границы на свои места. Во-первых, не называть его больше Эдвардом. В животе снова затрепетали крылышки, стоило мне только подумать о его имени. Похоже, это будет труднее, чем я думала. Мое тело – чертов предатель.

Я быстро закончила с водными процедурами и обернулась полотенцем, ругая себя за то, что мне не хватило ума захватить с собой какую-нибудь одежду. Глубоко вздохнув, я отворила дверь и вышла из ванной.

Он сидел на кровати, и как только я вышла, его глаза тут же встретились с моими.

«Мне просто нужно…», - я замолчала, указывая на сумку. Он кивнул, но промолчал. Вообще-то, я никогда не стеснялась наготы – я была довольна своим телом. Но стоя здесь в одном полотенце, зная, что он наблюдает за мной, я чувствовала себя неловко.

Схватив первые попавшиеся вещи, я промчалась мимо него, не останавливаясь, пока я не оказалась за дверью ванной комнаты. Одевшись со скоростью света, я решила, что с волосами и макияжем я закончу чуть позже. Взяв со стойки ключи от номеров, я вернулась в спальню.

Он не сдвинулся с места. Сидя на краю кровати, расположив локти на коленях, он казался погруженным в размышления. О чем он думает? У меня все утро нервы на пределе, эмоции хаотично перекатываются из одной крайности в другую, а он выглядит таким… спокойным. Таким уверенным. Но в чем он уверен? Что он решил?

«Ты хочешь, чтобы я принесла тебе что-нибудь определенное?»

Посмотрев на меня, он выглядел слегка удивленным, будто эта мысль никогда не приходила ему в голову. Может все стать еще более неловким? «Эм… я сегодня произношу речь, правильно?» Я кивнула, с облегчением осознавая, что мне не придется быть рядом с ним весь день. «Что бы ты ни выбрала, все подойдет».

«Конечно… Скоро вернусь». Развернувшись, я словно спринтер выбежала из номера, останавливаясь отдышаться, только когда за мной закрылась дверь. Блин, ну я и влипла.

У меня не заняло много времени, чтобы найти его номер – он был на том же этаже, несколько дверей дальше от моего. Его чемоданы были уже там, и я остановилась на секунду, понимая, что мне придется копаться в его вещах.

Подняв самый большой из них и поместив его на кровати, я открыла замок. Меня тут же поразил запах его туалетной воды, и у меня подкосились ноги. Взяв одну из рубашек, я поднесла ее к лицу, вдыхая восхитительный аромат, который сводил меня с ума. Я положила ее обратно и провела пальцами по аккуратно упакованным вещам.

Все, что касается его, было таким опрятным и организованным, что мне стало интересно, как выглядит его квартира. Я никогда не размышляла об этом, но я вдруг задумалась, увижу ли я ее когда-нибудь, увижу ли я его кровать. Я остановилась, осознавая, что хочу этого. Но захочет ли он?

Тут до меня дошло, что я стою уже какое-то время, уставившись в одну точку, и я продолжила перебирать его вещи, останавливаясь, наконец, на красивом темно-сером костюме от Dior, белой рубашке, черном шелковом галстуке, носках и туфлях.

Сложив все на место, я собрала выбранные вещи и направилась в свой номер. Я не смогла побороть нервного смеха, пока шла по холлу, и покачала головой, осознавая всю абсурдность ситуации. Слава Богу, я все-таки смогла совладать с собой, когда приблизилась к двери. Вставив ключ в слот для карты, я вошла внутрь и застыла как вкопанная.

Он стоял перед окном, омываем лучами утреннего солнца. Тени, падающие на его тело, идеально подчеркивали каждую безупречную линию его точеной фигуры. Полотенце висело неприлично низко на бедрах, и прямо из-под него высовывалась его татуировка.

«Увидела что-то, что тебе нравится?» Звуки его веселого голоса отвлекли мое внимание, и я неохотно перевела взгляд на его лицо. Смущенная от того, что он поймал меня, пожирающей его глазами, я начала заикаться, пытаюсь придумать разумный ответ.

«Я, э…» Мои глаза снова сместились на линию его бедер, пока я пыталась прояснить мысли. У меня это не особо получалось.

«Я спрашиваю, увидела что-то, что тебе нравится?» Он пересек комнату, останавливаясь прямо передо мной, на его прекрасной дерзкой мордашке расплылась самодовольная ухмылка.

«Что? Эм, нет», - соврала я, пытаясь быстро что-нибудь придумать. «Я просто… задумалась кое о чем».

«И о чем же ты задумалась?» Он поднял руку, заправляя прядь моих все еще мокрых волос за ухо. Такой простой жест – а мое сердце пропустило удар.

«Что нам нужно придерживаться расписания».

Он придвинулся еще ближе. «И почему я тебе не верю?»

«Потому что ты эгоцентричен?» - спросила я с издевкой, глядя ему в глаза. Он недоверчиво изогнул бровь и задержал взгляд на мне, прежде чем забрать свои вещи из моих рук.

«Это правда?» От моего внимание не ускользнул поддразнивающий тон его голоса. Сделав шаг назад, он положил вещи на кровать и посмотрел на меня. Не успела я и двинуться, как он стянул с себя полотенце и бросил его на кровать. Милостивая Матерь Божья. Если где-нибудь на этой планете имеется лучший экземпляр мужчины, я заплачу любые деньги, чтобы его увидеть.

Взяв свою рубашку, он просунул руки в рукава и остановился, глядя на меня. «Разве ты не говорила, что нам нужно придерживаться расписания?» Спросил он, еле сдерживая улыбку. «Разве что, ты увидела что-то, что тебе нравится».

Сукин с… Сузив глаза, я быстро развернулась и направилась в ванную, чтобы привести себя в порядок.

Пока я сушила волосы, меня всё не покидало тревожное чувство, что он хочет мне что-то сказать. Что он скажет мне? Что я обнаружу, открыв дверь? Незнакомая боль поселилась в груди, и я не могла понять, откуда она. Чего я боюсь больше – что он захочет остаться или уйти?

Закончив с волосами и макияжем, я поняла, что пришло время расплаты. Войдя в спальню, я увидела, что он уже был одет и ждал меня. Он стоял ко мне спиной, глядя в огромной окно. Услышав, как я вошла, он повернулся, на его лице было задумчивое выражение.
___________________________________
* -Ты создана для меня. (фр.)


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Воскресенье, 21.02.2010, 09:22 | Сообщение # 50
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Не разрывая зрительного контакта, он направился ко мне. Мое сердце начало выбивать чечетку. Он положил свои теплые ладони по обеим сторонам моего лица и посмотрел на меня. В его глазах отражались чувства, которых я никогда раньше не видела.

«Я не хочу выходить за эту дверь и терять то, что мы здесь нашли».

Его настолько простые слова потрясли меня до глубины души. Он ничего не утверждал, ничего не обещал, однако, он сказал все то, что я чувствовала, хоть и не догадывалась об этом.

Я попыталась что-то сказать, но я прекрасно знала, что никакие слова не способны выразить все те мысли и эмоции, струящиеся во мне. Слабо вздохнув, я положила ладони на его грудь и кивнула.

Нежно улыбнувшись, он тоже кивнул. «Мы можем поговорить об этом позже. Готова идти?»

«Да», - я поспешила ответить, улыбаясь в ответ.
Глава 12- Сиэтловские ночи.
EPOV

С довольной ухмылкой втягивая воздух, я сильней вжался носом в подушку. Как же восхитительно она пахнет. Этот запах стал таким знакомым, таким любимым. Напоминающим апельсины и белые цветы, что росли у меня за окном в Париже.

Раньше, это был запах, который мучил меня, который я пытался блокировать, от которого пытался сбежать. Теперь же, я жадно вдыхал его, разыскивал и запоминал. Я позволил ему окутать меня, и блаженная улыбка расплылась на моем лице. Это Белла.

Я протянул руку, в поисках мягких изгибов и теплой кожи, но нащупал только смятые простыни. Приподняв голову, я открыл один глаз и уставился на пустующее место рядом со мной. Где же она?

Перевернувшись на спину, я осмотрел номер. Ее номер. Уже второй раз я просыпаюсь здесь, и второй раз в одиночестве. Я сел в кровати и улыбнулся виду, открывающемуся моим глазам. Шторы едва заметно колыхались от легкого ветерка, а беспорядочно разбросанные вещи украшали пол и мебель. Очевидно, мы очень спешили.

Проснувшись вчера утром, я был в небольшом замешательстве. В замешательстве от того, где я нахожусь, как я сюда попал и почему я голый. Простыни пахли ею, и это только подливало масло в огонь, учитывая, какой мне снился сон. Но когда звуки воды окончательно вывели меня из сонного состояния, мне потребовалась лишь минута, чтобы понять – это был не сон.

Когда она встретила меня в аэропорту, я и предположить не мог, что ночь закончится именно так. И это была самая потрясающая ночь, проведенная с женщиной, ну, по крайней мере, до сегодняшней ночи.

Каждый раз был лучше, чем предыдущий. Быть с ней – так естественно и легко. Мне не нужно думать – мое тело само берет все под контроль, и мы настолько подходим друг другу, будто мы были созданы, чтобы двигаться в этом ритме. Никогда раньше у меня не было такого. Ни с кем. Tu es faite pour moi. Ты создана для меня.

Ощущая так знакомую мне тягу найти ее, я встал и отыскал свои боксеры на стуле, стоящем рядом с кроватью. Я не брал с собой никаких вещей, предпочитая хранить свой багаж в своем собственном номере. Принеси я его сюда, это потребовало бы своего рода объяснений и официального признания статуса наших отношений, в общем, то, что нам еще предстоит сделать. Я знаю, что нам нужно поговорить обо всем этом, я даже как-то предложил это, но каждый раз, как мне предоставлялась такая возможность, я трусил. Если я сам не знаю, что я чувствую, как я могу объяснить это ей?

Бесшумно подобравшись к большой стеклянной двери, я замер, любуясь видом. Белла стояла на уединенном балконе и, задумавшись, смотрела на простирающийся внизу город. Она казалась воплощением совершенной красоты. Начинал моросить мелкий дождь. Крошечные капли собрались в ее темных волосах, перехватывая странствующие солнечные лучи, которые сумели пробиться сквозь сгущающиеся облака. Мой голодный взгляд не спеша спустился по ее телу, улавливая несмелый трепет бледно-розового атласного халатика вокруг ее длинных ног.

Когда она слегка повернула свою голову, я заметил, что она выглядела обеспокоенной. Интересно, о чем она думает? Может, она сожалеет о том, что случилось? Я сам неустанно прогонял все это у себя в уме, прикидывая возможные для нас сценарии, но затем решил просто выкинуть это из головы. Я не хотел сейчас заострять на этом внимание. Ведь у нас осталось так мало времени. Завтра мы едем домой, и, в конечном счете, этот маленький пузырь нашего личного счастья, что мы выстроили здесь, лопнет. Я не хотел тратить ни секунды отведенного нам времени на раздумья о неизбежном будущем.

Встряхнув головой, избавляясь от ненужных мыслей, я открыл дверь и вышел на балкон. Если она и слышала меня, то не подала виду. Воздух был тяжелым и влажным, напоенным запахом мокрого тротуара. Ветерок был прохладным, но весьма терпимым на моей нагой коже. Подойдя к ней сзади, я медленно обвил ее руками вокруг талии, и она слегка вздрогнула от неожиданности. Ничего не говоря, она облокотилась мне на грудь, а я зарылся лицом в ее шелковистые волосы, одаривая ее шею нежными поцелуями.

«Тебя не было в кровати», - прошептал я тихо ей на ушко.

«Я знаю». Она больше ничего не предлагала, а я и не просил. Она наклонила голову в сторону, и мои губы отыскали ее плечико, перемещаясь под воротник ее халата. Моя рука скользнула вверх по ее ребрам, обхватывая ее грудь, слегка касаясь большим пальцем ее напряженного соска. Она была такой теплой, такой безупречной в моей ладони, и я позволил пальцу медленно передвигаться вперед и назад, с каждым движением все больше сдвигая край халата и оголяя ее грудь.

«Ты такая красивая», - сказал я, пробираясь рукой под атласную ткань. Она склонила голову к плечу, и тихий стон слетел с ее губ, когда я притянул ее ближе к себе.

«С тобой я такой себя и ощущаю», - ответила она тихо. Ее слова были такими простыми, однако, смысл, скрывающийся за ними, на мгновение приостановил мои исследования ее нежной кожи. Что за чувство эти слова пробудили во мне? Удивление? Гордость? Я не уверен, но от них по моему телу растеклось приятное тепло, и я понял, что хочу быть единственным, кто заставляет ее так себя чувствовать.

Проходили минуты, а мы продолжали вот так стоять, вместе, спрятавшись от всего мира. Мои руки и рот изучали ее тело, а она медленно раскачивалась в моих объятиях. Никогда раньше я не получал столько удовольствия от этой части – так называемой, прелюдии. Но, несмотря на то, что наши тела всегда с безумным натиском спешат объединиться, за последние два дня мы научились притормаживать. Мы исследовали каждый дюйм тел друг у друга, часами стоя под теплыми струями душа, бодрствуя каждую ночь, узнавая, что нравится другому. Еще никогда в жизни я не спал так по малу, и тем не менее, еще никогда я не чувствовал себя таким бодрым и в приподнятом настроении.

Я в точности знал, где ей нравится, чтобы ее трогали, когда мне нужно попросить, а когда просто овладеть. Я знал каждую заветную точку, которая заставила бы ее вздыхать, знал, что она считает мою татуировку сексуальной, и что, если я буду говорить с ней на французском, она кончит без единого прикосновения.

Она узнала, где целовать меня, чтобы свести с ума, как ласкать моего дружка, и что мне нужно слышать мое имя, когда она кончает. Еще ни одна женщина не стремилась так самоотверженно доставить мне удовольствие.

Во мне снова росло желание, и я медленно развернул ее к себе лицом. Я простонал, как только ее обнаженная грудь коснулась моей груди сквозь раскрытые створки халата, и я зарылся рукой в ее слегка влажных волосах. Притягивая ее к себе, я ртом нащупал ее губы, вкушая их теплоту и нежность. Я не углублял поцелуя, наслаждаясь ее дыханием между моих слегка приоткрытых губ. На протяжении всего момента я не отводил взгляда от ее глаз, и я чувствовал, что через нас словно пустили электрический ток, и разряды выстреливали в местах, где соприкасались наши тела. Моя рука съехала вниз, скользя вдоль шелковой материи, и я сжал ее попку, прижимая ее ближе к себе. У нее дыханье сперло, как только она почувствовала мой твердый член, отделяемый от нее только двумя тонкими слоями ткани.

«Мне надо чувствовать тебя», - прошептал я ей в рот. «Позволь мне».

«У нас скоро встреча», - возразила она тихо, и я знал, она права. «И эту мы не можем пропустить». Я слегка надул губы, поддразнивая ее.

«Пожалуйста». Со мной такого еще не было. Такого рвения наплевать на все свои обязательства лишь бы потворствовать своим желаниям. И это меня пугало. Но, как и сотни подобных мыслей на этой неделе, я просто отбросил ее в сторону. «Поверь, это не займет много времени». Мои губы стали спускаться вниз по ее шее, и, когда она засмеялась, я улыбнулся, чувствуя легкую вибрацию под своими губами. Меня разбирала гордость от осознания того, что это я извлек эти прекрасные звуки.

«Ну, если ты это так поворачиваешь -», - я не дал ей договорить, присасываясь к ее губам, поднимая на руки и возвращаясь в номер. Она завизжала, смеясь, когда я бросил ее на кровать, и через секунду я был глубоко в ней. Мы снова опоздаем.

~*~*~*~*~*~*~*~*~

Стуча карандашом по пустому блокноту перед собой, я не мог отвести глаз от женщины, сидящей напротив меня.

Мы сидели на семинаре по прогнозированию рыночных изменений уже два часа, а я не слышал ни единого слова. Вообще-то, это моя любимая тема. И раньше мне не составило бы труда сосредоточиться на ней. Мой блокнот и голова уже были бы полны будоражащих идей и новых концепций, которые я спешил бы изучить.

Сегодня, впрочем, как и каждый день за последнее время, единственным, что удерживало мой интерес, была Белла. Белла. До сих пор кажется странным произносить ее имя, даже мысленно, не говоря уже о том, чтобы вслух. Тем не менее, вне ее гостиничного номера нам приходилось обращаться друг к другу официально. Этот номер стал для нас своего рода убежищем, единственным местом, где мы позволили себе по-настоящему быть вместе. Вчера утром я заметил, как она начала отдаляться от меня, пока мы одевались, и я не мог позволить этому случиться. Ничего не обдумывая, я просто притянул ее к себе и сказал первые слова, что пришли на ум.

«Я не хочу выходить за эту дверь и терять то, что мы здесь нашли». Я и не знал, насколько верными были эти слова, пока не сказал их вслух. Внутри тех стен, мы могли быть вместе. Больше не было злости в наших разговорах, никто не старался, чтобы последнее слово было за ним, и внешний мир, казалось, просто исчезал. Я не хочу терять это.

Я позволил себе добиться всего этого, надеясь, что после я, наконец, смогу это прекратить. Но уже через минуту после пробуждения, я знал – это не сработает. Как бы сильно я ни старался это отрицать, с каждой минутой, что мы проводили вместе, я все больше привязывался к ней. Я все ждал момента, когда эта тяга ослабеет, зная, что рано или поздно она скажет или сделает что-нибудь, что заставит наконец-таки мое тело прислушаться к голосу разума. Но этого так и не происходило.

Снова обращая свой взор к докладчику, я предпринял еще одну неудачную попытку перенаправить свои мысли в продуктивное русло.
Периферийным зрением я уловил, как она зашевелилась, и инстинктивно снова развернулся к ней. Наши взгляды встретились через стол, и все звуки смешались воедино, кружа вокруг меня, но так и не проникая в мое сознание. Словно живя своей собственной жизнью, мое тело слегка подалось вперед, и она сделала то же самое. Мы продолжали пялиться друг на друга через весь стол, и я чувствовал, как так знакомое мне влечение, которое я испытывал каждый раз, находясь рядом с ней, притягивало меня точно магнитом.

Мобильный телефон, зазвонивший где-то позади меня, вывел меня из транса. Быстро вернувшись в нормальное положение на стуле, я с шоком осознал, как сильно, на самом деле, я придвинулся к ней. Осторожно прочистив горло, я огляделся вокруг и внезапно остановился, увидев на себе пару незнакомых глаз.

Этот человек понятия не имеет, кто мы такие, и что Белла работает на меня. Он просто посмотрел на нас и быстро отвернулся. В тот момент все страхи и чувство вины, что я подавлял последние несколько недель, всей силой обрушились на меня. Я вдруг безгранично разочаровался в своем поведении. Я рискую своей карьерой, своей репутацией, компанией своей семьи, и все только потому, что я не могу контролировать себя рядом с ней. Даже не глядя в ее направлении, я развернулся на стуле вперед, посвящая докладчику все свое внимание. Нужно сделать шаг назад, ради нашего же блага.

Собрание продолжалось, и я чувствовал, что она смотрит на меня, несомненно, в замешательстве из-за моего внезапного изменения в поведении. Ну не могу же я просветить ее о своем прозрении посреди заседания. Поэтому я вынудил себя смотреть вперед. Около часа спустя нас отпустили, и мы встали, пробираясь сквозь толпу к выходу из аудитории. Атмосфера между нами становилась натянутой, когда мы вышли в ярко освещенный атриум.

Я не могу с ней снова провести ночь, и, несмотря на то, что это меня убивает, я должен установить дистанцию между нами. Отведя ее в сторону, я только открыл рот, чтобы заговорить, как появилась компания девушек.

«Белла!» Привлекательная женщина приблизительно ее возраста схватила ее и сжала в радостных объятиях.

«Вот ты где! Мы собираемся развлечься сегодня вечером и хотим, чтобы ты к нам присоединилась». Я заметил, как на ее лице отразилась неуверенность, и я знал, в чем ее дилемма – она думает, что мы проведем ночь так же, как все предыдущие. Да, а почему ей так не думать? Все, что я говорил ей, было истинной правдой, но здесь в свете реального мира я не знал, можем ли мы продолжить это. Внутри меня все сжалось при мысли, что я собирался ей сказать.

«Мисс Свон». Она устремила на меня свой взгляд, полный надежды, и мне пришлось собрать всю силу воли в кулак, чтобы продолжить. «У меня сегодня встреча за ужином, поэтому встретимся завтра утром, перед выездом в аэропорт. А вам лучше пойти и повеселиться с друзьями». Ее лицо почти сразу же вытянулось, и незнакомая боль сковала мою грудь. Я не хотел быть тем, кто огорчает ее. Я хотел снова рассмешить ее, увидеть ее улыбку.

«О…хорошо. Конечно, мистер Каллен. Увидимся тогда завтра». Мы задержали взгляды на мгновение, и хотя она казалась спокойной и собранной, я видел боль в ее глазах. Каждая частичка меня жаждала обнять ее, прогнать эту боль. Но я не мог.

Девушки вокруг нее восторженно завизжали и поспешили распланировать, как они довезут Беллу до гостиницы и подождут, пока она переоденется. Я кивнул ей и быстро развернулся. Нужно выбираться отсюда.

Недолгая поездка была тихой и одинокой, единственной компанией мне были мои беспорядочные мысли. Поверить не могу, что день, который начинался так идеально, закончился таким образом. Я знал, что реальность однажды вмешается, и я не смогу убегать от нее вечно. Я просто не думал, что , когда это случится, это так больно меня затронет.

Доехав до отеля, я не спеша прошел через лобби до лифта, глубоко погруженный в свои мысли. Я облажался больше, чем мог предположить: с работой, со своими обязанностями и с Беллой. Я обидел ее. Не могу поверить, что осознание этого меня так сильно беспокоит.

«Мистер Каллен! Придержите лифт!» Обернувшись, я увидел быстро приближающуюся группу девушек, в центре которой была Белла. Я вышел из лифта и придержал дверь, жестом пропуская их вперед.

«Дамы», - проговорил я вежливо, входя только после них. Я встретился с ее глазами на другом конце лифта на секунду, прежде чем она отвела взгляд.

«Белла, а что ты с собой взяла?» - спросила симпатичная брюнетка. «После ужина мы собираемся пойти в этот потрясающий клуб в центре города, и я уверена, ты прихватила что-нибудь сексуальное».

«Эм, Мелисса, я что-то не настроена на клуб», - ответила она девушке, и от меня не ускользнул тот факт, что она избегает моего взгляда.

«Что?! Белла, мы же всегда ходим! Это традиция…» - из группы раздались многочисленные протесты.

«Я знаю, я знаю. Но я действительно очень устала. Мне не хочется танцевать». Брюнетка как-то странно на нее посмотрела, и я заметил, что Белле стало неуютно под ее испытующим взглядом.

«Как ты можешь быть уставшей? Ты каждый вечер рано возвращалась в свой номер. За всю неделю я ни разу не видела тебя вне семинаров. Что же такого ты делала?» Я старался остаться неприметным, уставившись в пол, но не мог не взглянуть на нее.

Наши глаза встретились, и я знал, что она думает о том же, о чем и я. Я вспомнил каждый момент, когда мы не спали, когда я держал ее в своих объятьях, изучал каждый дюйм ее кожи. Даже с той невидимой стеной, что я возвел между нами, я все еще мог легко понять ее.

Прозвучал короткий сигнал, оповещающий об остановке лифта, и спас Беллу от ненужных объяснений. Девушки вышли одна за другой. Белла больше не смотрела мне в глаза. Я наблюдал за тем, как они шли по коридору, а поток всевозможных женских бесед о предстоящей ночи окружал их со всех сторон. Я потер грудь, когда та незнакомая боль вернулась, и увидел, как Белла скрылась за дверью.
Войдя в свой номер, я провел рукой по волосам и, оглядевшись, выругался – моя безупречно заправленная кровать словно высмеивала меня. Я ни разу не спал в ней, но я стягивал покрывала каждое утро, делая вид, будто ею пользовались. Просто еще одна ложь в списке.

Встряхнув головой, я бросил ключи и бумажник на комод и направился в душ. Ступив под теплые струи воды, я вдруг осознал, что даже своей ванной я пользуюсь впервые. Не в силах, да и не желая, противостоять, я вспомнил, как мы вместе принимали душ. Я не говорил по-французски ни с одной женщиной, кроме Рашель, и это никогда не вызывало такой реакции. Я говорил Белле разные вещи, зная, что она не понимает ни единого слова, мне просто нравилось, как она реагирует. Иногда это было что-то пошлое, иногда – нежное, в любом случае, от этих слов наши тела всегда трепетали.

Я быстро оделся и направился к двери, когда вспомнил об одном важном звонке. Белла как-то упомянула, что наш отель был знаменит за изумительный бассейн на крыше, и она была очень расстроена, узнав, что он закрыт. У меня в голове тут же возникла картинка – только мы вдвоем в теплой воде – и я сразу предложил организовать для нас его посещение.

Я нахмурился, осознавая, что теперь этого не случится, но, по крайней мере, удостоверюсь, что она насладится бассейном. Все, что потребовалось, это короткий телефонный звонок и небольшое материальное убеждение, чтобы менеджер согласился предоставить ей неограниченный доступ. Несколько минут спустя все было улажено, и он пообещал послать ключи от ворот в ее номер.

Встреча у меня проходила в популярном суши-баре неподалеку от отеля, и как только я передал ключи от машины гарсону, я мысленно настроился на деловые переговоры. Если я намерен терпеть самонавязанную пытку разлуки с ней, лучше быть уверенным, что это того стоит.

Мне удалось нацепить правдоподобную улыбку на лицо, вступая в разговор, когда необходимо. Еще я поразил своих коллег предстоящими рискованными предприятиями, запланированными Каллен Инкорпорейтид. Даже встретил бывшего одногруппника из Нью-Йорского Университета, который присутствовал на конференции и собирался переезжать в Чикаго. Но, несмотря на все, что происходило вокруг меня, я не мог выбросить ее из головы. Все, о чем я мог думать, это где она и что делает.

Входя в номер поздно вечером, я снял пиджак и зажег маленькую лампу рядом с кроватью, прежде чем присесть. Комната была пустой и безмолвной, что только усиливало эту боль в груди.

Я проверил телефон и заметил, что у меня было два пропущенных вызова от Эммета. Замечательно. Раньше, я бы уже пообщался с отцом и братом несколько раз за эту неделю, с воодушевлением рассказывая им о последних тенденциях и потенциальных клиентах, которых я встретил. Но до сих пор я ни разу не поговорил ни с одним из них. Я боялся, что они раскусят меня. Тяжело вздохнув, я подумал, что, возможно, я прав.

Было уже начало двенадцатого, и мне стало интересно, она все еще с подругами или уже нет. Может, она все-таки решила пойти в клуб. Может она танцует с кем-нибудь? Смеется и веселится? А может она в номере? Может она лежит там, думая обо мне, так же как я о ней.

Я встал, направляясь к чемодану, когда маленький конверт рядом с дверью приковал мое внимание. С любопытством я подошел и поднял его. Карта доступа. Похоже, они послали экземпляр и в мой номер тоже. В голове сразу вырисовалась картинка бассейна, который она так красочно мне описывала. Может быть, она все еще на верху, плавает? Прежде чем я успел передумать, я уже был за дверью и входил в лифт, нажимая на кнопку, которая доставит меня на крышу.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
CamomileДата: Понедельник, 22.02.2010, 09:23 | Сообщение # 51
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Двери открылись, и я прошел мимо большой таблички на подставке, гласящей, что бассейн закрыт. Я быстро направился по изысканному мраморному полу к кованным железным воротам, ведущим к открытой зоне, и вставил карту в слот.
В тот момент как ворота открылись, я был охвачен звуками и запахами ночного Сиэтла. Площадка передо мной была просто невероятной. Вся крыша была переделана в первоклассное патио. Полы отделаны теплым тиком. По всей площади в разноброс расставлены несколько деревьев, посаженных в громадные кашпо. Их ветки бесшумно раскачивались от легкого ветерка. Вдоль края крыши тянулись белые кабинки для переодевания, а единственным источником освещения были несколько рядов чаш с живым огнем, подвешенных по всему периметру, покрывая все теплым дрожащим светом.
Я медленно подошел к большому бассейну, и передо мной открылся изумительный вид на прекрасную женщину, плавающую в подсвеченной голубой воде. Я почувствовал угрызение совести, наблюдая за ней без ее ведома, и решил пока присесть на один из шезлонгов расположенных под навесом. Мне нужно поговорить с ней, и это больше не может ждать.
Воздух был прохладным, но большие обогреватели, расставленные по краям патио, отлично боролись с холодом. С того места, где я сидел, я мог видеть как она достигла противоположного бортика и, оттолкнувшись от него, поплыла обратно. Я разрывался между красотой женщины, плавающей в тускло освещенном бассейне, и мерцающими огнями окружающего нас города.
Откинувшись назад, я закрыл глаза, позволяя звукам и атмосфере успокоить меня. Из скрытых колонок лилась мелодичная музыка, и если хорошенько прислушаться, можно различить журчание транспорта внизу. Теплый ветерок подул в лицо, играя с моими волосами, и я поймал себя на мысли о том, как здорово было бы провести здесь с ней вечер. Подобные мысли меня больше не удивляли.
До меня донеслись звуки всплеска воды, и я привстал. Я смотрел, словно завороженный, как она грациозно вылезает из бассейна. Вода струилась по ее телу, ее мокрая кожа переливалась в мерцающем свете огня. Мое тело инстинктивно подалось вперед, и я быстро встал с шезлонга, хватая белое махровое полотенце с полки рядом с кабинками.
На ней был красно-белый бикини, который оголял каждый дюйм ее потянутого тела, и я тяжело сглотнул, приближаясь к ней. Конечно, я видел ее и в меньшем количестве одежды, но то, как этот купальник обрамлял ее плавные изгибы, заставило меня собрать все волю в кулак, чтобы напомнить истинную причину моего пребывания здесь.
Я тихонько кашлянул, сообщая ей о моем присутствии, и был встречен хмурым взглядом. Казалось, она удивлена увидеть меня здесь, но это удивление быстро сменилось безразличием. Мое сердце снова болезненно сжалось от того, как ее утренний беззаботный смех контрастировал с маской отчуждения, что она теперь надела.
Я протянул ей полотенце. Она просто смотрела на него какое-то время, затем подошла и взяла его.
«Спасибо», - проговорила она, снова глядя мне в глаза.
«Мне нужно с тобой поговорить», - начал я, чувствуя, как меня охватывает панический страх. Что, если я опоздал? Что, если она устала от моей нерешительности?
«Правда? И о чем же?» Ее голос был безжизненным, с ноткой раздражения, когда она прошла мимо меня под навес. Она взяла бутылку воды, стоящую на столе, и сделала большой глоток. Я развернулся и проследовал за ней, все еще решая, что же я хочу сказать ей.
«О сегодняшнем дне. Об этом».
«Ты ничем мне не обязан». Ее голос был тихим, но эти слова отдались у меня в ушах даже громче того, если бы она их прокричала. Как она может так думать? Неужели она действительно думает, что безразлична мне? Я заметил, как на ее лице отразилась боль, и я вдруг четко увидел все совершенные мною ошибки. Я должен был быть честен с ней, объяснить все, через что мне пришлось пройти. Вместо этого, я снова отгородился от нее. После всего того, что было между нами за эту неделю, я просто ушел без видимых причин, оставляя ее наедине с самыми худшими мыслями. Паника охватила меня с головой, когда я увидел, как она, обернувшись в полотенце, развернулась, чтобы уйти… я не могу дать ей уйти.
«Конечно, обязан», - ответил я, несильно схватив ее за предплечье. «Как ты могла не знать этого?» Ее глаза отыскали мои, и я увидел там страх. Возможно ли, что она тоже это чувствует? Что она так же боится потерять меня, как я ее?
«Я должен был рассказать тебе… Я видел, как один парень смотрел на нас… и я просто…», - я провел рукой по волосам и слегка развернулся, снова глядя на бассейн. Я понятия не имел, как все это выразить словами и не обидеть ее.
«Оу». Ее голос был тихим, и я повернулся к ней. Она опустила голову, на ее лице отразилось покорное понимание.
«В действительности он даже не смотрел на нас. Я просто взглянул на него и почувствовал…»
«Будто ты делаешь что-то неправильно», - она закончила мысль за меня. Она подняла голову, и в тот момент я, наконец, увидел ее. Впервые я увидел, как вся эта ситуация отражалась на ней. Поверить не могу, каким феноменальным ублюдком я был. Все это время, что мы были вместе, я ни разу даже не задумался над тем, как она справляется со всем этим.
Подойдя к ней, я положил палец ей на подбородок, слегка приподнимая ее лицо, чтобы она взглянула на меня. «Белла, прости меня». Ее глаза закрылись на мгновенье, и больше всего на свете я желал знать, о чем она думает.
Скользя подушечками пальцев по ее скуле, я переместил руку в ее мокрые волосы и притянул ее к себе. Она прижалась ко мне, и я подавил стон, почувствовав, как ее упругие соски касаются моей груди. Моя свободная рука двинулась к ее шее, заскользила вдоль ее плеча и вниз по руке, собирая пальцами капельки воды.
«Я не знаю, смогу ли я. Ты…» Ее голос слегка дрогнул, и она закрыла глаза. И хотя ее слова говорили одно, сама она прижалась ко мне еще сильней. Она говорит о сегодняшней ночи? Она говорит о нас? Боль в груди стала почти осязаемой от мысли, что она хочет все прекратить.
«Я знаю, чего хочу», - произнес я, глядя ей в глаза. «Я хочу тебя, но я не знаю, как сделать это правильно. Быть с тобой и сделать это правильно. Скажи мне, как, Белла». Ее глаза нашли мои, и я молился, чтобы она поняла меня.
«Я не знаю», - прошептала она. Наши лица придвинулись, ее губы находились в манящей близости от моих, но так и не прикасались. «Но я тоже этого хочу». Последние слова были произнесены так тихо, что я скорее почувствовал их, чем услышал.
Я переместил руку к основанию ее шеи, чувствуя ее нежные изгибы и то, как ее кожа реагирует на мои прикосновения. Ее губы настойчиво отыскали мои, и я чуть не улыбнулся, чувствуя, как растет желание. Ожидание близости с ней было так же восхитительно, как и само обладание. Мне нравится, что она тоже может помучить меня, возбуждая меня так сильно, что я буду умолять ее, если она попросит.
Я придвинулся, сокращая дистанцию между нашими ртами, а она слегка отстранилась, глядя мне в глаза.
«Ты ведь знаешь, что здесь повсюду камеры?»
«Только не сегодня», - прошептал я. Она глубоко вздохнула и снова прильнула ко мне губами. Когда наши рты, наконец, встретились, через меня словно прострелил электрический разряд. Слегка отстранившись, она пробежала язычком по моей нижней губе, и я наклонился ниже, захватывая его ртом. Через секунду все мое тело было словно в огне.
Я сильнее сжал ее волосы в кулак и был вознагражден, когда ее руки заскользили вверх по моему телу, запутывая пальцы в моих волосах. Она грубо притянула меня к себе, и наши тела столкнулись. Я чувствовал маленькие мокрые кусочки материи и ее влажную кожу даже сквозь одежду.
«Я хочу тебя», - простонала она, когда мы прервали поцелуй. Глубина и значение этих слов накрыли меня волной страсти. Я знал, что никогда не устану от созерцания того, как она растворяется в желании.
«Я твой». Отстранившись, она быстро отыскала мои глаза, все еще теребя между пальцами прядь моих волос. Мерцающие языки пламени, окружающие нас, плясали в ее глазах, покрывая ее кожу теплым, янтарным блеском. «Я твой, Белла».
Поднимаясь на носочки, она грубо обрушила свои губы на мои. Я наклонился навстречу ее поцелую, позволяя ей взять то, что она хочет. Я позволил ей вести, устанавливая ритм, поддаваясь ей.
Ее руки сместились вниз с моей груди к талии, вытаскивая рубашку из брюк. Я стал еще тверже от одной только мысли обладания ею прямо здесь. Я хотел увидеть ее обнаженной тело в лунном свете, я хотел ощутить прохладу ветра на нашей коже. Одну за другой она расстегивала пуговицы, пока, не потеряв терпение, оторвала последние три. Они упали, подскакивая на деревянном полу, и я улыбнулся, касаясь ее губ, радуясь, что она так же теряет себя, уступая желанию, как и я.
Она скользнула руками между открытыми створками рубашки, и я по мне прошлась легкая дрожь, когда ее мокрый топ соприкоснулся с моей разгоряченной кожей. Плавно перемещаясь вверх по ее спине, мои пальцы нащупали тоненькую красную завязку, на которой держался верх ее купальника, и потянули за нее. Мои ладони скользнули под ткань, обхватывая ее груди. Кожа под купальником была прохладной, и я нежно массировал ее, наслаждаясь тем, как ее соски реагировали на мои прикосновения.
«Ты так прекрасна», - проговорил я между поцелуями.
«Ты тоже». Я не мог не улыбнуться ее словам. Мне вдруг пришло в голову, что никогда раньше я не испытывал такого количества разнообразных чувств во время секса. Я никогда не чувствовал себя настолько связанным с человеком, рядом с которым я лежал абсолютно голым, во всех смыслах. Настолько открытым, что я позволял каждой эмоции выйти наружу.
Она оставила мои губы и начала целовать меня вдоль подбородка, затем за ухом, и я непроизвольно закатил глаза, и дикий стон вырвался из моей груди. Мои пальцы двинулись к завязке на ее шее и быстро разделались с ней, позволяя купальнику соскользнуть с ее тела. Слегка отстранившись, я проследил за своими руками, которые бережно обхватили ее безупречные груди, сжимая их и приподнимая. Пальцами я потеребил ее соски, наблюдая за тем, как они твердеют от моих прикосновений. Она закрыла глаза, наклоняя голову в сторону, пока я исследовал ее нежную кожу.
Весь мир перестал существовать от ощущения ее теплой кожи под моими губами и ее твердых сосков под моим языком. Ее руки грубо притягивали меня за волосы туда, где она хотела меня больше всего.
Я почувствовал, как рубашка сползает с моих плеч, и остановился на секунду, позволяя ей упасть на пол. Обхватив мое лицо руками, она притянула мои губы к своим, незаметно скользнув язычком внутрь. Она стала потихоньку толкать меня назад, пока мои ноги не уперлись в шезлонг позади меня. Я погрузился на плюшевые подушки, а она села на меня верхом.
Спинка кресла была наклонена, открывая мне отличный вид на нее, и я изо всех сил старался держать глаза открытыми, пока она прокладывала дорожку из поцелуев от моей скулы к шее. Я наблюдал за тем, как ее руки одновременно скользнули по моей груди вниз, останавливаясь, чтобы расстегнуть ремень. Ее пальцы погладили мой возбужденный член сквозь ткань моих брюк, и, ловя ртом воздух, я непроизвольно приподнял бедра навстречу ей. Я почувствовал, что она смеется у меня на груди, и поднял голову, чтобы рассмотреть ее. Она высунула язычок, проводя им вокруг моего соска, и я тяжело задышал от вида и чувств, впрыснутых с меня.
Я откинул голову на подушку, запутывая руки в ее волосах. Я закрыл глаза, отдаваясь силе ощущений, струящихся через все мое тело. Я мгновенно реагировал на каждое ее прикосновение: мышцы сжимались, и дыхание замирало, пока она продолжала свои исследования. Я почувствовал, как она потянула мои брюки, и слегка приподнял бедра, позволяя ей стянуть их с меня вместе с боксерами. Я скинул их на пол и почувствовал прохладный воздух на моем пульсирующем члене.
Также покрывая меня поцелуями, она теперь двигалась вверх вдоль моего тела, и ее прохладные волосы слегка касались моей теплой кожи. Я перестал дышать, когда она взглянула на меня снизу вверх и обвела языком вокруг моей татуировки. «Черт возьми, Белла». Мой голос был натянутым и хриплым, и это потребовало всей моей силы воли, чтобы не переместить ее горячий ротик на мой жаждущий член.
Подтянув ее вверх, я впился в ее губы, блуждая руками вдоль ее тела. Тыльной стороной ладони я провел по ее ребрам и улыбнулся, почувствовав, как она задрожала.
Мои руки продолжили путешествие вниз по ее телу, останавливаясь на бедрах. Пальцы тщательно изучили мягкие изгибы, прежде чем стянуть с нее низ купальника и без церемоний отбросить его на пол.
Наши взгляды встретились, и момент казался настолько сюрреалистичным, что мне захотелось сохранить его в памяти навсегда. Мои руки остались на ее бедрах, большие пальцы выписывали узоры на ее коже. Я сел ровно, наши лица на расстоянии вдоха. Она не сводила с меня глаз, пока я медленно приблизился к ней и нежно коснулся ее губ. Прижимаясь ко мне, она углубила поцелуй, обвивая руками мою шею.
Поддавшись инстинктам, она терлась об меня, извиваясь всем телом, и я не сдержал стона, когда ее мокрая киска заскользила вдоль моего члена. Она протиснула руку между нашими телами и обхватила моего дружка, и отчаянный стон снова слетел с моих губ.
«Белла». Я уткнулся лбом в ее плечо и властно схватил ее за бедра. Зная, что мне нужно, она приподнялась, позволяя мне направлять ее движения. Мучительно медленно, она опустилась на меня. Ее руки тут же забрались мне в волосы, и, глубоко вздохнув, она начала “объезжать” меня. Я беспомощно застонал, когда она, заерзав, впустила меня глубже в себя.
«Эдвард, ложись», - произнесла она бездыханно где-то у меня над ухом, и я почувствовал, как она толкает меня в грудь. Откинувшись на подушки, я чуть не кончил от одного только вида передо мной.
«Черт возьми, Белла. Ты такая красивая!» Она провела коготками вниз по моей груди и вдоль ребер, и я зашипел от изумительного сочетания боли и наслаждения. Не спеша, она подняла свою длинную ножку и расположила ее у меня на плече.
«Боже мой, малыш. Что ты делаешь?» - застонал я, чувствуя каждое движение ее внутренних мышц. Сгибая свою вторую ногу, она привела ее в точно такое же положение рядом с моей головой. Из-за этого маневра весь ее вес переместился к точке, где мы соединялись воедино, и все мое тело покрыло судорогой от того, что я был так глубоко в ней.
Она начала двигать бедрами, отталкиваясь от моего тела как от опоры. Ее движения были неторопливыми и идеально совпадающими с ритмом музыки, льющейся из колонок. Она расположила руки позади себя, у меня на бедрах, и откинула голову назад так, что влажные кончики ее волос периодически касались моих ног, добавляя острых ощущений. Я никогда не испытывал подобного. Каждое вращение ее бедер накрывало меня новой волной удовольствия, и я изо всех сил старался не потерять контроль.
Я наблюдал с благоговением, как она танцует на мне, раскачиваясь и вращая бедрами под музыку, как ее выгнутые вперед груди слегка подпрыгивают с каждым движением.
Мои руки заскользили вверх-вниз по ее ножкам, в то время как мои глаза блуждали по ее телу, останавливаясь там, где мы объединялись. Это было слишком: видеть ее, чувствовать ее – водоворот эмоций поглотил меня.
Я откинул голову назад, крепко зажмурив глаза и стараясь сфокусироваться на чем-нибудь помимо этих божественных фрикций. Я почувствовал прохладу ветерка на вспотевшей коже, услышал потрескивание огня где-то совсем рядом с навесом, отдаленное жужжание машин снизу, звуки моего имени, почти неслышно слетающие с ее губ.
На меня вдруг снизошло осознание – эта женщина каким-то немыслимым образом стала центром всей моей вселенной. Не знаю, как бы я смог жить без нее. Она легко прорвалась сквозь стены, что я так старательно выстраивал, и я не хочу их восстанавливать. Я хочу, наконец, впустить ее, оставить ее рядом, любить ее. Какое-то чувство, настолько мощное, сковало мою грудь, что я не мог дышать. Я влюбляюсь в нее.
Внезапно я почувствовал непреодолимую потребность в ней, мне захотелось обнять ее, чтобы убедиться, что она реальна. Нежно поцеловав каждую ножку, я опустил их вниз и, приняв сидячее положение, притянул ее к себе. Я обвил ее руками вокруг талии и прижал к себе, уткнувшись лицом в ее груди. Она здесь.
«Эдвард», - прошептала она, обхватывая меня руками и ногами.
«Боже мой, Белла», - мой голос был полон отчаяния. «Ты нужна мне».
Я с силой опустил ее на себя, в то же время, приподнимая бедра ей на встречу. Дотянувшись рукой до ее лица, я притянул ее к себе и страстно поцеловал, ее стон эхом отдался у меня во рту. Ее движения становились все более неуправляемыми, и я опустил руку на ее клитор.
Она прогнулась в пояснице и тяжело задышала, пока я ласкал ее. «Эдвард, скажи что-нибудь». Придвинувшись губами к ее уху, я отбросил назад ее взмокшие волосы и прошептал.
«Je suis à toi»*. Она откинула голову и застонала, ее мышцы стали сокращаться.
«Скажи еще раз».
«Je suis à toi, Белла». Я повторял слова снова и снова, с каждым разом все больше осознавая насколько верными они были. Мой собственный голос казался мне странным, безрассудным и отчаянным. Давящее чувство зарождалось внизу живота, балансируя на грани, готовясь взорваться. Она закричала, и я почувствовал, как мой оргазм рвется наружу. Я кончил в нее, сотрясаясь от ощущений, цепляясь за нее словно за якорь.
С закрытыми глазами, прислонившись щекой к ее груди, я чувствовал ее сердцебиение. Я сосредоточился на нем, позволяя ему вернуть меня на землю после самого интенсивного оргазма в моей жизни. Проходили минуты, и тихий всхлип вырвал меня из размышлений. Я взглянул на нее. Ее глаза были закрыты, и безмолвные слезы текли по ее щекам.
«Белла, малыш, что-то не так? Я сделал тебе больно?» Сковывающий страх заглушил мой голос, в то время как я вытер ее слезы и расцеловал глаза. Отрицательно покачав головой, она посмотрела на меня с нежной улыбкой на лице. Я понял все без слов и, притянув ее к себе, уложил нас на шезлонг. Со столика, стоящего с моей стороны, я схватил толстый махровый халат и накрыл нас им. На улице похолодало, и мы слегка дрожали, но уходить не собирались.
Закрыв глаза, я сфокусировался на ее тихом дыхании и ее нежном теле рядом со мной. Боль в груди вернулась, стоило мне осознать, как далеко мы зашли. Поверить не могу, что когда-то я думал, что смогу жить без нее – что я мог отрицать само притяжение между нами. Но наши тела знали то, с чем наши головы пытались бороться. Я понял, что для меня теперь нет пути назад. Я влюбляюсь, и не знаю, как остановить это.
Убирая локон волос с щеки, она посмотрела на меня, и я задумался, чувствует ли она тоже самое. Я наклонился, чтобы нежно поцеловать ее, наслаждаясь тихим стоном, упорхнувшим с ее приоткрытых губ. Завтра мы сядем на самолет и полетим назад в реальность. Я был в ужасе от того, что это означает для нас, но когда она взяла мою руку, поцеловала ее и переплела наши пальцы, я понял – это не важно. Я прошел точку возврата, и не зависимо от того, нужен я ей или нет, я ее.
«Je suis à toi».
_________________
*- (фр.) Я твой.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
ОстровитянкаДата: Понедельник, 22.02.2010, 13:16 | Сообщение # 52
Группа: Пользователи
Сообщений: 80

Статус: Offline

Награды:


Боже, как красиво!

Трудно передать эмоции, переполняющие каждый раз !

Удивительный рассказ!

Девочки, милые давайте скорей продолжение!


[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://i006.radikal.ru/0912/80/a7e95b208550.jpg[/IMG][/URL]
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Понедельник, 22.02.2010, 18:34 | Сообщение # 53
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 13-Je suis a toi/Я твой. (фр.)
BPOV

Спокойно оттолкнувшись от края бассейна, я плавно заскользила сквозь тускло освещенную толщу воды. Я старалась плыть энергично, выжимая все силы из своего тела, надеясь, что боли в моих переутомленных мышцах будет достаточно, чтобы заглушить эту непрекращающуюся боль в груди. Мне нужно это чувствовать. Мне нужно физическое напряжение, чтобы провалиться в беспамятный сон этой ночью. Мне нужно быть уверенной, что вернувшись в свой номер, я буду слишком истощена, чтобы думать о том, что я одна, что я открыла ему свое сердце и наконец призналась в своих чувствах, только чтобы он вытер об меня ноги.

Достигнув противоположного бортика, я так же оттолкнулась от него и погрузилась глубже, надеясь утопить каждую крупицу боли, что причинял мне его отказ. Все было просто идеально, и я до сих пор не хотела верить, что он решил покончить с этим. Я даже не знаю, что случилось. В один момент мы были счастливы, настолько счастливы, насколько позволяла наша ситуация, а в следующий… он ушел.

Когда мы вышли с собрания, глаза, что посмотрели на меня, не были теми нежными, добрыми глазами, к которым я уже привыкла за эту неделю. Он был холодным и сдержанным, рассказывая мне о своих планах на вечер. Я изо всех сил старалась скрыть удивление и боль, но внутри меня разгоралась настоящая битва. Что изменилось? Что я сделала? Та обиженная, неуверенная в себе девочка не имела ничего общего с женщиной, которой я всегда была, которой я гордилась. И тогда, видя, как он уходит, я поняла – все кончено.

Вынырнув на поверхность, я легла на спину, позволяя теплой воде держать меня наплаву. Качаясь на волнах, я постаралась выкинуть все из головы хотя бы на минуту и посмотрела на звезды в иссиня черном небе. Здесь наверху было так прекрасно, и я снова поймала себя на мысли, что хотела бы разделить этот момент с ним.

Впервые с самого утра я задумалась над тем, что произошло, и какого это было просыпаться в его объятиях. Уже через несколько секунд после пробуждения, я снова чувствовала предпосылки этой непрошеной паники, зарождающейся во мне, и я вылезла из кровати, нуждаясь в некотором личном пространстве перед тем, как снова встретиться с ним. Натянув свой халат и направившись на балкон, я снова отругала себя за нехватку смелости, чтобы просто поговорить с ним. Может быть, я боялась, что мне не понравится то, что он скажет? А может, дело во мне? Может быть, я боюсь взглянуть в лицо своим чувствам? Я просто знаю, что однажды открыв эту дверь и, в конце концов, допустив их существование, для меня уже не будет пути назад.

Я удивилась, почувствовав его руки на своей талии, но не удивилась тому, каким правильным это казалось. Все, что связано с ним, кажется таким правильным, и от этого только труднее поверить в реальность происходящего. Когда все только начиналось, я знала, что у нас нет будущего, но тогда это не было проблемой. Я никогда не хотела от него ничего большего. Я хочу сейчас.

«Тебя не было в кровати», - прошептал он между поцелуями, которыми он одаривал мою шею.

«Я знаю», - ответила я, гадая, выдал ли мой голос то чувство вино, что я испытываю за свою трусость. Я не смогу ему объяснить почему. Почему каждое утро я украдкой выползаю из постели, боясь встретиться с ним лицом к лицу, боясь того, что я могу увидеть, когда взгляну на него, лежащего рядом со мной. Я была благодарна ему за то, что он ничего не спрашивал, и я растаяла в его объятиях. Его руки идеально обвивались вокруг меня, и я не смогла сдержать кроткий стон, когда его пальцы коснулись моего соска.

Закрыв глаза, я вспомнила, возможно, последний раз, когда мы были вместе.

«Ты такая красивая», - сказал он. Мне говорили эти слова и прежде, но я никогда в действительности не знала, насколько значимыми они могут быть. Он заставлял меня чувствовать себя по-настоящему красивой. Еще никогда я не была такой открытой с мужчиной, в физическом плане, позволяя ему изучать каждую часть моего тела. Он всегда смотрел на меня с изумлением и восхищением, не позволяя мне чувствовать себя пристыженной. Надеюсь, он знает, как много для меня это значит.

Медленно перебирая руками, чтобы остаться на плаву, я вспомнила, как мы стояли с ним под моросящим дождем, просто наслаждаясь компанией друг друга. Вспомнила, как его руки плавно двигались вдоль моего тела, соскальзывая под халат и лаская мою голую грудь. Я облокотилась на него, чувствуя, что он уже возбужден. Его потребность во мне казалась почти такой же ненасытной, как и моя потребность в нем. Я знала, что у нас нет времени. Мы не можем продолжать отодвигать наши обязанности на второй план, лишь чтобы утолить эту растущую между нами страсть. Однако снова я не смогла сказать “нет”.

Он игриво бросил меня на кровать, в одно мгновение распахивая мой халат, а в другое – он уже был во мне. Этот раз был нежным и по-своему дразнящим, но таким непохожим на наши предыдущие занятия сексом. Он целовал мои глаза, нос, щеки, не оставляя без внимания ни единой части тела. Он шептал мне вещи, которых я не понимала, однако, они говорили мне о многом, будто я знала каждое слово. В тот момент я дала себе слово, что однажды выучу французский. И когда мы вместе кончили, я осознала, что где бы я ни искала, я никогда снова этого не найду.

Решив, что пора вернуться в реальность, я подплыла к бортику и вылезла из бассейна, мысленно благодаря все эти огромные обогреватели вокруг патио. Вздрогнув от предупредительного кашля позади меня, я обернулась. Я была в шоке, обнаружив его там. Он хотел поговорить, объяснить, что произошло, что это было лишь недоразумение. Он испытывал то же чувство вины и страх, что и я.

Даже когда его пальцы пробежали по моей скуле, и его рука спряталась у меня в волосах, я старалась отстраниться. Но я не смогла закончить предложение, чтобы сказать ему, что я не смогу сделать этого. Я пыталась бороться с тем, как все внутри меня трепетало от его прикосновений, и как сжалось мое сердце, когда он сказал, что хочет меня.

«Я знаю, чего хочу», - сказал он. «Я хочу тебя, но я не знаю, как сделать это правильно. Быть с тобой и сделать это правильно. Скажи мне, как, Белла». Я устремила на него пристальный взгляд, видя в его глазах отражение своих собственных надежд и страхов. Я хочу его больше, чем когда-либо что хотела. И когда он посмотрел в мои глаза и сказал, что он итак мой, я сломалась.

Я поднялась на носочки, встречаясь с его губами в глубоком, требовательном поцелуе. Но этого было мало, и в отчаянной попытке подтвердить все недавно сказанное, я взяла инициативу на себя. Мои руки бродили по его телу, быстро разочаровываясь в недостатке обнаженной кожи под моими пальцами. Я вытянула его рубашку из брюк и в спешке оторвала несколько пуговиц, стараясь поскорей избавиться от этих преград между нашими телами. Дыхание участилось, как только я почувствовала, что его теплые руки подобрались к моей груди, и я окончательно растворилась в нем, когда он зашептал что-то, касаясь губами моей влажной кожи.

Наша одежда была быстро сброшена, потеряна и забыта на гладком деревянном полу. Он нужен мне прямо сейчас, и я толкнула его назад, оседлав его бедра, как только он погрузился на плюшевые подушки. Мои губы исследовали его тело дюйм за дюймом, стараясь навсегда запечатлеть в мозгу этот вкус и эти чувства. Я приподнялась над ним, и как только я впустила его внутрь, раздался обоюдный стон. Я вращала бедрами, а он приподнимался навстречу мне, наши тела двигались в унисон, как единое целое. Все мое сознание было направлено на этот акт, ощущая его каждой клеткой своего существа. Волна эмоций начала набирать обороты, и безупречность момента грозилась накрыть меня с головой. Я почувствовала, как он внезапно привстал, обхватив меня руками, и уткнувшись лицом мне в грудь. Все те чувства и страх, от которых я пыталась спрятаться, вырвались наружу, и я уже не могла остановить слезы, собирающиеся за закрытыми веками. Я прошептала его имя и обхватила его руками и ногами, желая чувствовать его ближе.

«Боже мой, Белла. Ты нужна мне». Его слова были простыми, однако, они затронули потаенные уголки моего сознания. Его рука ласково обрамила мое лицо, и он поцеловал мои губы. Я почувствовала, как все мое тело начало напрягаться в поисках чего-то недосягаемого. Его движения ускорились, я попросила его сказать то, что мне нужно было услышать.

«Je suis a toi», - шептал он мне на ухо снова и снова. Слова были чужими для меня, но чувства, скрывающиеся за ними, нет. Они разрушили последнюю из преград, и в тот момент я поняла, я не смогу жить без него. Он изменил мой взгляд на мир и на саму себя, и я знала, что уже никогда я не взгляну на вещи прежними глазами. Слезы покатились по моим щекам, как только сила нашей физической и эмоциональной связи поглотила меня. Но его встревоженный голос вернул меня в действительность. Он притянул меня к себе и осторожно лег на спину.
Прижавшись лицом к его груди, я закрыла глаза, наслаждаясь ощущениями, которые мне дарили наши переплетенные пальцы. Целуя мои волосы, он прошептал какие-то нежные слова, и я довольная приютилась на его плече. В тот самый момент, растворившись в жарких объятиях этого сложного и прекрасного мужчины, я поняла – все на своих местах. Лишь на грани моего сознания замаячили противоречивые мысли, пытаясь прорваться и лишить меня этого, но я не позволю им. Этой ночью, пока не встанет солнце и не будет упакован последний чемодан, он только мой.

В воздухе чувствовалась прохлада, и даже несмотря на обогреватели, на моей коже отражалось явное падение температуры. Все мое тело покрылось гусиной кожей, но я не желала прекращать этот момент. Мягкие губы прижались к моим волосам и задержались. Его теплое дыхание щекотало кожу головы, и я вздохнула, радуясь такому простому, однако, интимному жесту. Не знаю, как долго мы оставались в таком положении, прежде чем его голос прорвал тишину.

«Возможно, нам лучше спуститься вниз», - проговорил он. Мне показалось или ему тоже не хочется уходить отсюда? «Становится холодно, а твои волосы все еще мокрые». Его рука переместилась с моего плеча в волосы, и глаза закрылись против моей воли, чувствуя, как его пальцы играют с моими мокрыми локонами.

«Я знаю», - вздохнула я, но никто из нас не двинулся с места. Он сделал глубокий вдох, и моя голова приподнялась и опустилась на его груди. О чем он думает? Размышляет ли он о том, что случится завтра? Смотрит ли он на этот чертов багаж, притаившийся в углу, с тем же презрением, что и я?

Повернув голову, я провела носом по гладкой коже, на которой я так уютно устроилась, наслаждаясь его ароматом. Я оставила несколько невинных поцелуев вдоль его ребер и взглянула на него. Он внимательно смотрел на меня, с каким-то странным и напряженным выражением на лице. Наши взгляды задержались, и сердце сжалось еще больнее.

«Пойдем со мной», - сказал он тихо. Я кивнула, все еще глядя в его глаза, и он снова глубоко вздохнул, отчего его теплое дыхание окутало мое лицо. Прошло несколько минут, прежде чем он зашевелился и, медленно привстав, потянул меня за собой. Распутав наши ноги, он окинул взглядом пол патио в поисках нашей одежды.

Мы быстро оделись, и когда он потянул меня за руку в сторону лифта, я оглянулась. Мне не хотелось покидать это идеальное место и все, что я здесь испытала. Мы прошли через изысканные металлические ворота и оказались в отеле, и я готова поклясться, в этот раз обрушившаяся на нас реальность едва ощущалась. Наши пальцы были все еще переплетены, и он притянул меня к себе вплотную, когда двери лифта закрылись.

Нежно, я начала целовать его шею, и получив поощрение в виде тихого стона, я встала на цыпочки, слегка прикасаясь к его губам. Свободную руку он запустил ко мне в волосы, наклоняя мою голову и углубляя поцелуй. Я и не заметила, что лифт доехал до нашего этажа, пока он не потянул меня за собой, не отрываясь от моих губ. В нетипичной для себя манере, он продолжал целовать меня, в тоже время, двигаясь задом наперед вдоль холла. Мы врезались в стену, и он улыбнулся, не прерывая поцелуя, затем взял карту из моих рук и, немного помучавшись, все-таки вставил ее в замок. Мы ввалились в номер, прекращая поцелуй только на секунду, чтобы он смог повесить табличку “Не беспокоить” на ручку двери.
• ~*~*~*~*

Не успела я открыть глаза, как меня тут же наполнило странное чувство, будто что-то не так. Я провела рукой по простыне, в попытке убедить себя, что он здесь, и обнаружила только пустующее место рядом с собой. В комнате было темно, и я дотянулась до прикроватной тумбочки за телефоном, чтобы посмотреть время. 2:43. Я села и потерла глаза, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь в темноте, и успокоилась, заметив тоненькую полоску света, просочившуюся из-под двери ванной комнаты. Дыши спокойно, Белла. Он просто в ванной.

Откинувшись обратно на подушки, я натянула покрывало до подбородка и постаралась прогнать это дурацкое чувство, с которым проснулась. Меня одолевал необъяснимый страх, что он может уйти, пока я буду спать. Несмотря на все, что произошло там, у бассейна, я не могла избавиться от этого страха, что он снова начнет отдаляться, и я не имею ни малейшего понятия, что мне тогда делать.

Снова взглянув на часы, я испустила стон недовольства. Через 4 часа и 8 минут мы будем в самолете на пути домой. Дом. Слово, которое некогда наполняло меня чувством уюта и защищенности, теперь заставляло мою грудь сжиматься от страха и тревоги. Возвращение домой означало возвращение к тому образу жизни, который, очень вероятно, положит конец всему тому, что мы обрели за эту неделю. Внутри меня все опустилось, как опускалось каждый раз, стоило этой мысли проникнуть мне в голову. Я могла бы постараться и отстраниться от подобных размышлений, но это не изменило бы того факта, что завтра к этому времени я буду в своей собственной кровати в Чикаго. Одна.

Я перевернулась на бок и обняла подушку, в качестве утешения. Его подушку. Мои глаза закрывались сами по себе, и я подумала, могу ли я забрать эту подушку с собой. Я почти засмеялась над абсурдностью этой идеи и посмотрела в сторону ванной, пытаясь услышать хоть какие-то звуки оттуда. Но было тихо.

Я продолжала так лежать, вцепившись в его подушку, когда почувствовала, как тяжелеют веки. Я хотела дождаться его. Я знаю, это ужасно глупо, но мне необходимо его горячее тело рядом со мной и его сильные руки, обнимающие меня, в подтверждение того, что все это правда. Я вздохнула и тихонько улыбнулась, представляя, как он держит меня в своих руках, шепчет, что это реально, и что ничего не изменится с наступлением утра. Вскоре мои глаза закрылись, и я снова провалилась в тревожный сон.

Какое-то время спустя, я опять проснулась, обнаруживая, что я все еще одна. Быстро перекатившись на другой бок, я взглянула на часы. 3:14. Что? Пробираясь на ощупь в кромешной тьме, я надела первое, что попало под руку, и направилась к ванной комнате.

«Эдвард?» Ответа не последовало. «Эдвард?» Стон и едва различимое шарканье послышалось с той стороны двери.

«Уходи». Голос был сиплым и эхом отдавался от стен ванной.
«Эдвард, ты в порядке?»

«Я просто неважно себя чувствую. Все будет хорошо, возвращайся в постель».

«Тебе что-нибудь принести?» - спросила я.

«Нет. Пожалуйста, просто вернись в постель».

«Но…»

«Белла», - возразил он, очевидно, мои вопросы стали выводить его из себя.

Ладно. Я развернулась, неуверенная в том, что же мне делать, борясь с каким-то странным тревожным чувством. Он когда-нибудь болел? За весь этот год, что мы работаем вместе, я видела его максимум с насморком. Само собой разумеется, он не хочет, чтобы я ошивалась около двери, но и спать я теперь тоже не смогу. Подойдя к кровати, я расправила покрывала и направилась в гостиную комнату. Захватив по дороге бутылку воды из мини-бара, я устроилась на диване.

Если он заболел и его тошнит, значит, мы не попадаем на наш рейс через пару часов. Я знаю, это неправильно и отвратительно, что я даже подумала об этом, но все же я не могла не поддаться мимолетному чувству радости. Мы не уезжаем. Ни сейчас.

Немного успокоившись, хотя все еще виня себя за те мысли, я включила телевизор и начала щелкать по каналам. Реклама. Скучный фильм. Nick at Nite*. О, Мир Уэйна. Облокотившись на мягкую спинку дивана и поджав под себя ноги, я приготовилась ждать. Посреди фильма, из ванной донеслись звуки льющейся воды. Я повернулась и прислушалась, потому что это был первый звук почти за целый час. Дверь ванной открылась, и я вскочила с дивана, хватая по пути еще одну бутылку воды.

«Тебе лучше?» - спросила я с беспокойством.
«Да, намного. Думаю, мне просто надо поспать», - ответил он, забравшись в кровать, и уткнувшись носом в подушку.

«Что…что с тобой было?» Я поставила воду на тумбочку и присела на край кровати рядом с ним.

«Проблемы с желудком. Думаю, это суши». Его глаза были закрыты, и даже в тусклом свете, пробивающемся из соседней комнаты, он выглядел просто ужасно. Он немного отвернулся от меня, но я не обратила на это внимание, положив одну руку ему на волосы, а другую на щеку. Его волосы были мокрыми, а лицо бледным и липким, и, несмотря на его первоначальную реакцию, он прильнул к моей руке.
_________________________
* -Nick at Nite — телевизионный программный блок Nickelodeon, показывает хиты 1990-их и 2000-их годов (фильмы и ситкомы).


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Понедельник, 22.02.2010, 18:36 | Сообщение # 54
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
«Почему ты не разбудил меня?» - спросила я, убирая волосы с его лба.

«Потому что меньше всего на свете я хотел, чтобы ты была там и наблюдала за тем, как меня рвет», - ответил он сердито, и я закатила глаза, протягивая ему бутылку с водой.

«Я могла бы чем-нибудь помочь. Тебе не нужно доказывать, что ты Мужчина», - поддразнила я его, с облегчением глядя, что он тоже закатил глаза в ответ.

«Я не хотел будить тебя». Он посмотрел на меня, прежде чем снова опустить взгляд вниз. «У нас рейс через два часа. Тебе нужно было поспать».

«Нет», - возразила я, тряся головой и укрывая его одеялом. «Мы никуда не едем. Ты отдыхай, а я позабочусь об остальном». Я удивилась, когда он не стал спорить, а просто кивнул головой в знак согласия.

«Хорошо, спасибо, что не упрямишься». Он пробормотал что-то себе под нос и, перевернувшись на другой бок, почти сразу заснул.

Схватив с комода свой Blackberry и карту от его номера, я уже собиралась выйти в холл, когда заметила, что на мне было надето: его рубашка с прошлого вечера. Только его рубашка. Я не могу выйти из номера в таком виде. Порывшись в чемодане, я нашла шорты от пижамы и натянула их на себя. Будем надеяться, что никто не бродит по коридорам в такой час. Высунув голову за дверь, я изучила положение дел справа и слева по коридору и пулей промчалась до его двери. Господи, почему у меня такое ощущение, будто я совершаю преступление? Поспешно проникнув в его номер, я взяла его портфель, туалетные принадлежности и сменную одежду. Я направилась обратно к себе, мысленно составляя список дел, который мне нужно сделать. В этом я профи: ответственность за организацию и составление планов и расписаний – мои прямые обязанности. Надеюсь, это хоть ненадолго отвлечет меня от непрошеных мыслей.

Войдя в свой номер, я поставила его портфель на стол, и вместе с его вещами направилась в спальню. Меня встретили звуки его глубокого равномерного дыхания, и я не смогла устоять перед соблазном провести пальцами по его волосам и поцеловать его в лоб. Он чуть заворочался, и я быстро отшагнула назад, не желая разбудить его. Оставив его вещи в ванной, я взяла все, что мне нужно, и приступила к работе.

Перенести рейс оказалось труднее, чем я думала. В промежутке между встречей, которую невозможно перенести за такой короткий срок, и тонной забронированных билетов, единственным вариантом для нас было лететь сегодня поздним вечером. Я забронировала нам билеты и молилась, чтобы он был прав, и это лишь пищевое отравление. К половине девятого я поменяла в нашем расписание все, что могла, связалась с администратором отеля по поводу наших номеров и даже позвонила Эсми, чтобы узнать, что Эдвард любит есть, когда болеет. Как я и ожидала, последний раз, когда у нее была возможность побаловать его куриной лапшой и фруктовым эскимо, у него еще выпадали молочные зубы. Она была безумно рада услышать меня, а мне пришлось проглотить укор совести, когда она поинтересовалась, хорошо ли он себя вел. Я уверила ее, что все в порядке, и что у него лишь небольшое расстройство желудка. Я сказала ей, что мы будем дома завтра утром и, конечно же, я передам ему, чтобы он позвонил.

Еще несколько раз я слышала, как он перемещался между комнатами, но за последние пару часов его походы стали реже. Я часто заглядывала к нему, проверяя, чтобы он не перегревался и не переохлаждался, чтобы он больше пил, но во всем остальном оставила так необходимое ему пространство. Казалось, он был очень благодарен мне за это. Я хотела предложить ему всю помощь, на какую только способна, проводить каждую минуту вместе с ним, но я также понимала его мотивы – он не хотел показаться слабым передо мной.

С перечнем продуктов, который я получила от Эсми, я вошла в темную спальню, чтобы переодеться и проверить его перед уходом. И я была очень удивлена, обнаружив его, сидящего на краю кровати с опущенными глазами. Казалось, он погружен в размышления, но услышав, как я вошла, он встретился со мной взглядом, и уголки его губ изогнулись в легкой улыбке. Я подошла ближе, останавливаясь прямо перед ним. Медленно он поднял руку и нерешительно расположил ее у меня на талии. Мы стояли в тишине, пока его палец выписывал маленькие круги у меня на животе, а его другая рука переместилась мне на бедро. Невероятно медленно он притянул меня ближе к себе, его взгляд был сосредоточен на узорах, которые он выводил на рубашке.

«Мне нравится, как ты смотришься в моей рубашке», - произнес он тихо. Края его улыбки приподнялись чуть выше, и кто-нибудь другой, кто не изучал так досконально черты его лица, этого даже не заметил бы.

«Спасибо», - прошептала я. «Мне тоже нравится». Тишина снова окружила нас, единственными звуками были движения его пальцев вдоль ткани и наше тихое дыхание. Наконец, он взглянул вверх на меня, и у меня сердце кровью обливалось от того, каким измотанным он выглядел. Я подняла руки, убирая волосы у него со лба, наслаждаясь тем, как шелковые пряди скользят сквозь пальцы.

«Спасибо, Белла». Его слова были тихими и искренними, и я приняла их без лишних вопросов, просто позволяя нам насладиться этим моментом. Его руки, казалось, слегка дрожали, когда он передвинул их мне на поясницу, а затем обнял меня. Я устроилась у него между ног, обвивая его руками, а он прислонился щекой к моему животу. Он тяжело вздохнул, и я нагнулась, целуя его волосы. Я не хочу никогда уходить.

«Всегда пожалуйста». Ответила я нежно, положив щеку ему на макушку, и радуясь тому, что он сжал меня крепче. «Тебе лучше?»

«Намного», - ответил он.

«Выглядишь очень уставшим», - прошептала я, пробегая пальцами по волосам на затылке. Мне показалось, он еще больше расслабился, и я улыбнулась, раскрыв секрет того, как успокоить его.

«Так и есть», - подтвердил он кивком головы и вздохом.

Нехотя, я отстранилась от него, обхватывая его лицо руками. «Мне нужно сбегать в магазин, и я хочу, чтобы ты еще поспал». Я заметила, что он хочет возразить, и покачала головой. «Пожалуйста? Я уже обо всем позаботилась. Все, что от тебя требуется, это отдых. Могу я что-нибудь сделать для тебя, пока не ушла?»

«Нет. Я просто буду спать… или обниматься с унитазом. В любом случае, я дам тебе знать».

«О, спасибо за откровенность», - засмеялась я, все еще не хотя уходить.

«Пообещаешь снова надеть мою рубашку, когда вернешься домой?» Его пальцы играли с поврежденными краями рубашки, трогая там, где должны были находиться отсутствующие пуговицы. В животе у меня что-то затрепетало, когда он сказал слово “дом”.

«Ну… если от этого ты будешь чувствовать себя лучше», - ответила я игриво, пожимая плечами.

«Несомненно». Он широко улыбнулся, и трепет усилился. Господи, эта улыбка каждый раз обезоруживает. На ватных ногах, я отошла от него, чтобы переодеться, зная, что он наблюдает за каждым моим движением.

Собрав вещи, я скользнула в ванную и быстро натянула штаны для йоги, футболку и куртку. Собрав волосы в хвост, я предпочла надеть очки, а не линзы. Вернувшись в спальню, я положила его рубашку на край кровати и взглянула на него, обувая кроссовки. Похоже, он снова уснул, и мне стоило больших усилий, чтобы не подойти и не поцеловать его на прощание. Возможно, небольшая прогулка пойдет только на пользу. Я положила его мобильный рядом с кроватью, убедившись, что он на вибровызове, и последний раз взглянув на него, бесшумно покинула номер.

Я быстро нашла магазин и купила все, что мне нужно. Через 20 минут я уже была на обратном пути в гостиницу. Я вздрогнула, услышав звонок своего мобильника, доносящийся из сумочки, и полезла за ним, думая, что Эдварду что-то потребовалось. Я взглянула на дисплей, и была немного удивлена, увидев там имя ‘Карлайл’. Тяжело сглотнув, я приготовилась к разговору.

«Белла!» В трубке раздался его радостный голос, и я разрывалась между радостью от его звонка и беспокойством, что он меня раскусит.

«Привет, Карлайл», - ответила я, стараясь казаться веселой.

«Слышал, моего сына немного штормит». Я не могла не улыбнуться этому любящему, отеческому подтексту в его голосе.

«Да, но не волнуйтесь, я о нем хорошо забочусь. Сейчас Эдвард спит, а я вышла купить кое-что по совету Эсми». Слова слетели у меня с языка, прежде чем я успела понять, что говорю.

«Белла? Ты только что назвала его Эдвардом?» Вот черт! Я замолчала, мысленно ругая себя за полное неумение врать.

«Да, и в самом деле, назвала».

«Я так горжусь вами, Белла. Я знал, что, если заставить вас провести время вместе, это хорошо скажется на ваших отношениях. Разве я не говорил? Если вы перестанете драться, хотя бы на 5 минут, вы сразу увидите, насколько вы похожи». Боже мой, неужели может быть еще хуже?

«Да, вы действительно говорили, Карлайл. И вы были правы. Мы отлично поладили за эту неделю», - ответила я, молясь, чтобы мой голос не выдал меня.

«Отлично. Будем надеяться, это продолжится. Позаботься о нем, и скажи ему, что я скоро позвоню».

«Все сделаю, Карлайл», - проговорила я еле слышно.

«Пока, Белла». Повесив трубку, я вдруг почувствовала себя ужасно. Еще одна ложь.
Собравшись с силами, я нацепила на лицо улыбку и вошла в номер, обрадовавшись, услышав звуки работающего телевизора из спальни.

«Привет», - сказала я, не в силах скрыть улыбки, когда увидела его, сидящего в кровати.

«Привет», - ответил он. Я не могла устоять перед ним и нагнулась, чтобы поцеловать его макушку, прежде чем поставить пакет на кровать и снять куртку. Он восхитительно пах, а аромат его мыла и шампуня наполнил комнату.

«Ты выглядишь намного лучше». Он, несомненно, принял душ и надел штаны от пижамы, которые я ему принесла.

«Я и чувствую себя намного лучше». Я не могла не засмеяться, когда он протянул мне свою рубашку. «Помнишь?»

«Как я могла забыть? Держи, съешь что-нибудь, пока я переоденусь», - проговорила я, опустошая пакет перед ним. Но тут я заметила, что он пристально смотрит на меня. «Что? Я что-то забыла?»

«Как ты узнала об этом?» - спросил он, изучая лежащие перед ним вещи с озадаченным видом.

«Я разговаривала с твоей мамой этим утром. Честно говоря, она была удивлена узнать, что Супермен заболел. Кстати, она просила напомнить, что ты не звонил ей уже две недели». Я начала чувствовать себя неловко из-за того, что он продолжал смотреть на меня. «Что-то не так?»

«Поверить не могу, что ты звонила моей маме», - ответил он тихо. «Спасибо».

«Не за что». Я пожала плечами и взяла рубашку из его рук, чувствуя себя немного смущенно под его пристальным взглядом. Я зашла в ванную и переоделась в его рубашку, психологически настраивая себя на простую беседу с ним. Вернувшись в комнату, я увидела, что он открыл сок и ел мороженое. Я не знала, куда мне присесть, но тут он похлопал место рядом с ним на кровати. Я забралась под покрывало, облокачиваясь на спинку кровати, и взяла эскимо, которое он мне протянул.

«Итак, я уже закончила большую часть приготовлений. Наш рейс сегодня вечером в 11, если ты будешь хорошо себя чувствовать, и я перенесла все встречи, но тебе все же придется присутствовать завтра вечером в JemCo, чтобы подписать бумаги». Он медленно кивнул, казалось, он думает о чем-то. «Что мы смотрим?»

«Клерков, сейчас реклама идет», - ответил он, все еще не глядя на меня.

«Круто. Это один из моих любимых фильмов», - сообщила я, устраиваясь на подушках.

«Я знаю. Ты даже цитировала его в тот день, когда я впервые тебя встретил».

«Вообще-то, то была вторая часть», - пояснила я и остановилась. «Постой, ты помнишь это?» Я повернулась к нему, шокированная тем, что у него еще остались воспоминания о нашей ужасающей первой встрече.

«Конечно, я все помню». Он опустил голову, и в его голосе слышалось сожаление.

«Но…», - я замолчала, не в состоянии даже выразить словами то, что я хотела сказать.

«Я знаю», - сказал он, взглянув на меня, в его глазах были боль и раскаяние. «Я был таким подонком, Белла». Протянув руку, он взял мою ладонь и переплел наши пальцы. Он посмотрел вниз на наши руки, пальцем выводя маленькие круги на моей коже. «Я… когда я вспоминаю, как я…», - он остановился, так и не закончив мысль. Я продолжала смотреть на него, тронутая до глубины души его признанием. Это было… так неожиданно.

«Мы оба виноваты, Эдвард. Все в порядке. Это была настолько же моя вина, насколько и твоя». Он взглянул на меня, и выразительность его глаз послала легкую дрожь через меня. «Серьезно». Он кивнул и снова повернулся к телевизору. Я знаю, что нам еще многое нужно сказать друг другу, но я не могла не гордиться тем, что, на мой взгляд, было огромным признанием. Мы погрузились в уютную тишину, продолжая смотреть фильм. Мы смеялись над одними и теми же моментами, и постепенно придвигались, пока не соприкоснулись руками. В какой-то момент, я положила голову ему на плечо и закрыла глаза, а через несколько минут он положил свою голову на мою. Краем глаза я взглянула на часы, висящие на стене, и вздохнула про себя, мысленно подсчитывая, сколько часов мне осталось с ним наедине.

В животе у меня заурчало, и я вдруг поняла, что сегодня еще ничего не ела. «Готов съесть что-нибудь посерьезней мороженого?» - спросила я, с неохотой отодвигаясь от него, чтобы дотянуться до меню обслуживания в номерах.

«Возможно, что-нибудь легкое», - ответил он. «Прошло уже несколько часов, думаю, я в порядке». Мы просмотрели меню, и я сделала заказ: салат с курицей для меня и куриный суп для него. Мы начали смотреть еще один фильм, легко придя к соглашению выбрать ‘Зомби по имени Шон’ из предоставленного на экране списка. И когда раздался стук в дверь, оповещающий нас о доставке обеда, я с удивлением обнаружила, что мы снова придвинулись друг к другу, и мои ноги были теперь сплетены с его под покрывалом.

Мы ели в дружеской тишине и продолжали смотреть фильм. На середине просмотра, я удивилась, услышав голос Эдварда. «Белла? Какой твой любимый фильм?» Я повернулась к нему, пораженная вопросом.

«Ну», - начала я. «Я люблю комедии. Клерки, Увалень Томми, Зомби по имени Шон, Типа крутые легавые, Разгадка; что-то в этом роде. Но должна признаться, моим во все времена любимым фильмом является Окно во двор».

«Из-за Джимми Стюарта или Грейс Келли?»

«Обоих, но возможно, из-за Грейс Келли».

«Понимаю. В тебе есть что-то похожее на нее». Он поднял руку и пригладил прядь моих волос, выбившуюся из хвоста. Я не из тех девушек, что краснеют, но я потупила взгляд и почувствовала, как загорели мои щеки. «Ну, кроме твоего вульгарного ротика, из которого постоянно вылетают какие-нибудь непристойности», - добавил он. Я посмотрела на него с притворным шоком на лице.

«Очень смешно, говнюк», - сказала я, отталкивая его руку. Он усмехнулся, вероятно, очень довольный собой. «Знаешь, если бы ты хоть иногда затыкался, ты был бы чертовски близок к идеалу. У меня даже была мысль носить с собой в сумочке скотч». Я закинула крекер в рот, а он смотрел на меня какое-то время, прежде чем разразиться самым сексуальным смехом, который я только слышала. Да, это быстро становится моим самым любимым звуком.
«Ну, не знаю. Мне казалось, тебе нравятся некоторые слова, исходящие из этого ротика. Не так ли, ma petite cherie?» Он склонился в мою сторону и провел носом вдоль шеи. Боже мой, какой же соблазнительный засранец!

«Так не честно», - вздохнула я, чувствуя его смех на своей коже.

«Ты так говоришь, будто это плохо». Он целиком развернулся ко мне, спутав наши ноги, и его рука остановилась на моем обнаженном бедре. Мое дыхание слегка сбилось, когда его губы забродили поблизости от моего уха. «Ладно, ладно», - сказал он, смеясь, и слегка отодвигаясь, но оставляя голову на моей подушке. «Любимый цвет?»

«Не так быстро, ты не рассказал о своем любимом фильме». Мы уже оба лежали на боку лицом друг к другу, и я радостно отметила, что к нему вернулся обычный цвет лица.

«О, мы что, теперь отвечаем по очереди?» - засмеялся он, его улыбка стала шире.

«Пока не придумаешь, чем еще мы можем заняться». Его брови подскочили вверх от удивления, но я изо всех сил старалась проигнорировать это.

«Сказать по правде, мне нравятся все фильмы, что ты перечислила». Я уставилась на него шокированным взглядом.

«Правда?»

«Почему это тебя так удивляет?» Он передвинул руку, на которой лежал, вверх над головой и пальцами стал рассеянно перебирать пряди моих волос.

«Не знаю, думаю, я просто полагала, это будет какое-нибудь претенциозное авторское кино». Он снова засмеялся, и я широко улыбнулась этому прекрасному звуку.

«Ну, мне действительно нравятся многие авторские фильмы», - начал он. «Но я также люблю старые забавные картины. Ладно, моя очередь, любимый цвет?»

«Наверно, розовый».

«Да, стандартный девчачий ответ», - поддразнил он меня. Про телевизор все удачно забыли.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Понедельник, 22.02.2010, 18:36 | Сообщение # 55
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Я посмотрела на него, изогнув бровь, задетая его комментарием. «Твой любимый цвет?» Его взгляд переместился куда-то за меня, пока он думал.

«Хмм… думаю тот, какого цвета трусики окажутся у меня в кармане к концу вечера. Тот и будет любимым».

«Боже мой», - простонала я, даже не пытаясь скрыть, насколько нелепым был его ответ.

«Что? Это мой любимый цвет». Он видел, что я все еще жду ответа. «Ладно, синий», - он, наконец-то, сдался.

«Да, стандартный мальчишеский ответ», - не осталась я в долгу. Он снова засмеялся, и я удивилась, как легко это оказалось для нас, просто поболтать. «Эдвард?», - начала я, стараясь казаться безразличной. «А где они?» Я не могла скрыть интерес, сквозящий в моем голосе, спрашивая его.

«В безопасном месте».

«Могу я их увидеть?»

«Нет».

«Почему?» - спросила я, сощурив глаза.

«Потому что ты попытаешься забрать их назад».

«Зачем они мне нужны? Они же порваны». Он ухмыльнулся, но не ответил.
«В любом случае, зачем ты это делаешь?» В течение некоторого времени он просто изучал мое лицо, очевидно, обдумывая ответ. Наконец, он приподнялся, облокотившись на локоть, и приблизившись ко мне лицом. Нежнейшим из всех жестов он провел пальцами по моей щеке, а затем прильнул к моим губам в самом чувственном поцелуе.

Отстранившись, он заглянул мне в глаза. «По той же самой причине, по которой это нравится тебе». Мой пульс уже зашкаливал, и я прочистила горло, пытаясь успокоиться.

«Расскажешь мне кое-что?» Он кивнул, и я продолжила. «Расскажи о своей татуировке». Мой пальчик скользнул вниз по его обнаженной груди к краешку его татушки, торчащей из-под штанов. Я улыбнулась, чувствуя легкую дрожь в его теле.

«На самом деле, это скучная история. Мне был 21 год, и я только что перебрался в Париж. Точнее, это была первая неделя после моего переезда. Мне нравилось там абсолютно все. Мне представилась изумительная возможность – я жил в прекрасном городе, и о большем я не смел и мечтать. Но вскоре я стал сомневаться в правильности своего решения. Я скучал по своей семье, и я задумался, правильно ли я поступил, решив расстаться с ними и переехать в другое полушарие лишь бы доказать, что я могу быть самостоятельным. В общем, однажды, я гулял по улицам, совершенно сбитый с толку и в действительности задумавшись о возвращении домой, и свернул в это маленькое кафе. Оно называлось Le Cafe du Coeur. Я уселся за столик, и там играла эта песня Эдит Пиаф "Je Ne Regrette Rien". И у меня была такая странная интуитивная… эмоциональная реакция, когда я вслушался в слова этой песни. Я не могу этого объяснить… просто, будто она была связана со мной. В тот момент я понял, что это был знак, что вот так мне нужно прожить свою жизнь: брать в расчет каждое принятое решение и не оглядываться назад, а просто знать, что для всего есть своя причина. "Je Ne Regrette Rien" означает – я ни о чем не сожалею».

«Я думаю, это прекрасная история», - произнесла я, приведенная в полнейший восторг образом юного Эдварда, одинокого и сомневающегося в своем решении оставить семью и начать самостоятельную жизнь. Он кивнул. «И это правда? Ты живешь по этому принципу?»

«Да. Я не сожалею о решениях, которые принимал, ни о чем, что случилось в моей жизни». Он положил руку мне на лицо. «Я не сожалею ни о чем, что произошло между нами. И я хочу, чтобы ты это знала». Его пальцы нежно заскользили к моему плечу, затем вниз по руке. Я проследила за его взглядом, наблюдая, как он медленно переплел наши пальцы. «Je ne regrette rien. Я не сожалею об этом, Белла». Он поднес наши сцепленные руки к своим губам и запечатлел легкий поцелуй на тыльной стороне моей ладони. Как, скажите мне, он мог заставить что-то настолько целомудренное, как поцелуй руки, казаться таким интимным? Тихий стон невольно слетел с моих губ, и он засмеялся, оставляя там еще один нежный, затяжной поцелуй. «Мне нравится твоя реакция». К тому времени я была приведена в состояние, в котором сложно ответить что-то вразумительное, и я просто кивнула. «Белла, ты когда-нибудь была в Париже?»

«Нет», - ответила я, качая головой.

«А ты хотела бы поехать?»

«Конечно. Я бы с удовольствием поехала, если бы представилась такая возможность». Он кивнул, но больше ничего не сказал по этому поводу. Мы продолжали говорить часами, прервавшись, чтобы заказать ужин, и даже посмотрели еще один фильм. В какой-то момент, я уснула и проснулась под звуки будильника на моем мобильнике. Повернувшись, я схватила его с тумбочки и выключила, замечая, как потемнело в комнате. Я взглянула на него, спящего рядом со мной, и поняла с тоской в душе, что наше время вышло. Поверить не могу, что за эти несколько часов, что мы провели, общаясь, я ни разу не задумалась о возвращении домой. Как бы то ни было, теперь я чувствовала, как меня охватывает паника. Выбравшись из постели, я нырнула за дверь ванной и сбрызнула лицо холодной водой. Больше негде прятаться от реальности, это неизбежно. Включив несколько светильников, я медленно направилась обратно к кровати, чтобы разбудить его. Он заворочался и открыл глаза. Сначала, он выглядел озадаченным, когда посмотрел на меня, но постепенно к нему пришло осознание.

«Пора?» - спросил он, и кивок головы был моим единственным ответом. Он сел, спустив ноги с кровати, и провел рукой по волосам.

«Я собираюсь принять душ и упаковать вещи». Мой голос был пустым и безжизненным, звучащим странно даже для моих собственных ушей.

«Я пойду в свой номер и сделаю тоже самое». Я развернулась и прошла в ванную, захлопывая за собой дверь. Закрыв глаза, я уткнулась лбом в холодное дерево, слушая, как он движется по комнате, собирая свои вещи, и как, в конце концов, проходит мимо ванной. Я слышала его шаги по ковру и почувствовала, что он остановился прямо у двери ванной. Что-то коснулось той стороны двери, и я тут же представила, будто он положил руку на эту преграду, что разделяет нас. Я слышала, как он вздохнул и отошел в сторону, и вскоре послышался щелчок замка, как только он закрыл за собой дверь.

Тишина, окружающая меня, была оглушительной, и я поняла, что теперь я была одна. Я была не в силах остановить всхлип, рвущийся из моей груди, и я опустилась на колени на мраморный пол ванной. Беспрерывные рыдания сотрясали мое тело, а обжигающие слезы текли по щекам, когда я осознала, что мужчина, которого я люблю, только что ушел. Я пыталась держаться от него подальше. Я пыталась напомнить себе, что он бабник и не пара мне, что он недостижим для меня и никогда не будет моим, но все это было неважно. Ведь я отдала ему свое сердце, и я знала, что теперь никогда не заберу его обратно.

Не знаю, сколько я так просидела, но, в конце концов, слезы прекратились, и я прорвалась сквозь этот туман, осознавая, что я все еще сижу на холодном полу, крепко обхватив себя руками. Я была благодарна этому чувству оцепенения, овладевшего мною, когда я заставила себя подняться и включить душ. Я делала все на автомате, едва замечая, что находиться вокруг меня. Я оделась и словно в трансе собирала свои вещи, запихивая их в чемоданы. Когда последняя вещь была упакована, я села на край кровати и посмотрела на багаж, стоящий в углу. Он насмехался надо мной, олицетворяя все, что я оставляла позади. Его присутствие, казалось, росло в безмолвной комнате, мучая меня.

Все еще блаженно скованная томной бесчувственностью, я впустила в голову непрошеные образы. Среди них я видела его улыбку, с которой он встретил меня в аэропорту. Я слышала его голос, когда он говорил, что хочет меня. Я видела, как он прекрасен, когда накрывает мое тело своим. Я наблюдала, как он смеется, игриво поддразнивая меня. Но одно из воспоминаний было для меня важнее других, кое-что настолько банальное, что для кого-нибудь другого это показалось бы бессмысленным. Закрывая глаза, я позволила образу темной комнаты заполнить пустоту за моими прикрытыми веками. Я позволила звукам его голоса, произносящего мое имя, окутать меня, напоминая, как приятно было слышать, как он шепчет его вдоль моей кожи, обнимая меня в этой самой кровати.

Раздался стук в дверь, и я встала, поправляя юбку, прежде чем ответить. Сделав глубокий вдох, я распахнула дверь, обнаруживая его, стоящего на пороге. Он выглядел безупречно, как обычно, в великолепном темном костюме и галстуке. Его волосы были в повседневном беспорядке, а легкая щетина, отчертившая линию его подбородка, говорила о том, что сегодня он решил пренебречь бритвой. Его глаза встретились с моими и сузились на долю секунды, когда он осмотрел меня, и если даже он заметил, что что-то не так, он был достаточно умен, чтобы не поднимать этого вопроса. Я отодвинулась в сторону, позволяя ему войти, и его грудь слегка коснулась моей, когда он проходил. Без раздумий, я резко толкнула его на стену и накрутила его галстук на руку, притягивая его к себе. Наши губы встретились в грубом поцелуе, и он замер, пораженный моим внезапным поступком. Моя свободная рука двинулась вверх по его груди и сжала в кулак волосы у него на затылке.

Постепенно его тело стало расслабляться, и когда наши языки, наконец, встретились, я простонала ему в рот. На затворках своего разума, я понимала, что стараюсь манипулировать им. Это была последняя отчаянная попытка удержать его рядом с собой. Но даже тогда, сгорая от стыда за свое поведение, я не могла остановить это. Я потерлась бедрами об него и почувствовала волну возбуждения, как только его твердый член прижался к низу моего живота. Мои руки спустились к его ремню, притягивая его ближе туда, где он был нужен мне больше всего.

«Белла», - простонал он бездыханно, отрываясь от моих губ. «Малыш, у нас нет времени».
«Мне плевать. Я хочу тебя». Он еле слышно выругался, запутывая руки у меня в волосах, грубо возвращаясь к моим губам. «Господи, Эдвард. Ты нужен мне». Я обхватила его ногой, упираясь каблуком туфли в его икру. Его рука соскользнула с моей шеи и жадно сжала мою грудь, дыхание участилось. Мы стали перемещаться, спотыкаясь, в маленькой прихожей, и я почувствовала, как моя спина встретилась с прохладной стеной. Кладя свою руку поверх его, я сомкнула наши пальцы и плавно передвинула их вниз к моему бедру. «Скажи, что ты хочешь меня». Я решительно протиснула наши пальцы выше, под юбку.

Отрываясь от моих губ, он посмотрел вниз на наши сцепленные руки, застывшие на моем бедре. Распутав наши пальцы, он сильней вцепился в мою ногу, поднимая ее еще выше. «Ты понятия не имеешь, как безумно я хочу тебя». Он придавил меня к стене всем телом, в то время как его пальцы играли с подвязками пояса на чулках. Рукой, все еще запутанной в моих волосах, он наклонил мою голову в сторону, раскрывая просторы шеи для своих голодных поцелуев.

«Оттрахай меня, Эдвард, пожалуйста». Я почувствовала на шее его низкий стон, и томный вздох слетел с моих губ, когда я ощутила его зубы на нежной коже. Его пальцы, все еще простирающиеся на моем бедре, двинулись выше к моим трусикам. Я не могла сдержать стона, когда почувствовала, как он сжимает деликатную ткань в кулаке. «Один последний раз. Прошу тебя».

Он замер, и я вдруг заметила, как неистово бьется сердце у меня в груди. Он отодвинулся от моей шеи, всматриваясь мне в лицо.

«Что?» - прошептала я, задыхаясь. «Не останавливайся». Я подалась вперед к его губам, но он лишь дальше отстранился.

«Белла, остановись», - произнес он нежно. Я почувствовала, как его хватка на моих трусиках ослабла, и пальцы потихоньку съехали вниз по ноге, в конце концов, совсем отпуская ее. «Эй, малыш, что ты делаешь?»

Я потупила взгляд, не желая больше смотреть в его прекрасные глаза.

«Не знаю, о чем ты говоришь». Даже для меня, слова прозвучали, как очевидная ложь.

Я почувствовала, как он положил руки по обе стороны моего лица и приподнял его, встречаясь со мной глазами. «Послушай меня, Белла. Я хочу от тебя больше, чем это. И когда мы сядем на этот самолет, все, что мы обрели здесь, улетит вместе с нами. Я обещаю тебе». Мои глаза изучили его лицо, и не увидели там ничего, кроме искренности. «Ты веришь мне? Je suis a toi. Я. Твой». Я хотела ему верить. Больше всего на свете.

«Да». Он уткнулся своим лбом в мой, и я закрыла глаза.

«Я обещаю, Белла».

«А я твоя». Он улыбнулся самой обворожительной улыбкой, какую я только видела, и тихонько поцеловал мои губы. Мое сердце разрывалось от желания прокричать ему, что я люблю его, но разум никогда не позволит. Неужели это все, что я могу получить от него? Подумав об этом, я осознала, что, если это все, что он может предложить мне, я с удовольствием приму это.

Он отстранился и поправил мое платье, прежде чем уделить внимание своему виду. «Готова?» Я кивнула и почувствовала, как подушечки его пальцев защекотали мою ладонь, а затем он взял меня за руку. «Портье заберет наш багаж», - сказал он, жестом указывая на чемоданы. Я снова лишь кивнула, а он потянул нас к двери. Я сделала глубокий вдох и приготовилась ко всему, что нас ждет впереди. Открывая дверь, он ободряюще сжал мою руку. Из коридора тут же стали доносится различные голоса, и прежде чем выйти за дверь, он поднес наши сцепленные руки к губам и поцеловал их. «Je suis a toi», - сказал он еще раз, и я поняла.

Я последовала за ним и почувствовала, как он выпустил мою руку.


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
ОстровитянкаДата: Вторник, 23.02.2010, 01:38 | Сообщение # 56
Группа: Пользователи
Сообщений: 80

Статус: Offline

Награды:


Все так серьезно закрутилось!

Девочки, СПАСИБО и скорей давайте продолжение!


[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://i006.radikal.ru/0912/80/a7e95b208550.jpg[/IMG][/URL]
 
CamomileДата: Вторник, 23.02.2010, 04:12 | Сообщение # 57
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 14. Avec toi, je suis enfin a la maison

Журчание двигателей окружило нас, непрекращающаяся вибрация в совокупности с успокаивающей темнотой кабины первого класса пытались склонить мой изнуренный организм ко сну. Не сработало. Даже если мое тело и хотело отдыха, мой разум не позволил бы. Один за другим, образы мелькали у меня в голове, как кадры фильма. Каждый проведенный с ней момент, неважно насколько несущественным он казался в тот миг, теперь был выжжен у меня в мозгу и проигрывался перед моим закрытыми веками.

Они проносились передо мной в смутном потоке. Первый раз я увидел, как она улыбается и смеется, возрождая в памяти глубину осознания, что теперь моя жизнь уже никогда не будет прежней. Я вспомнил, как впервые позволил себе дотронуться до нее, как ползла моя рука вверх по ее бедру в приглушенном свете конференц-зала, как узнал непостижимую полноту, находясь внутри нее. Я посмеялся над тем, сколько раз я обманывал сам себя, думая, что овладев ею раз, я смогу спокойно двигаться дальше, но, уже знав с момента, как мы кончили, что мне все время будет мало. У меня сжалось сердце, и меня переполняла та же буря эмоций, что и в ночь у бассейна, стоило мне вспомнить тот самый момент, когда я понял, что не смогу жить без нее.

Я посмотрел вниз туда, где в данный момент моя рука крепко сжимала ее, спрятанная под синим покрывалом на наших коленях. Мне пришлось выпустить ее руку, когда мы вышли в холл отеля, и с той минуты, как мы сели в машину, я не отпускал ее, пока мы не доехали до аэропорта. Когда мы уселись на наши места, стало очевидно, что она утомлена, и уже через несколько минут после взлета, я заметил, что ее глаза стали закрываться. Зная, что я не смогу не дотрагиваться до нее в течение всего полета, я попросил принести нам одеяло и сразу же накрыл им наши колени, снова взяв ее за руку.

Было раннее утро, и небо все еще оставалось темным, тусклость салона нарушалась только несколькими лампами для чтения, расположенными над головой и отбрасывающими маленькие лучики света через всю кабину. Создавалось странное чувство умиротворения. Я слегка развернул голову, чтобы взглянуть на нее и почувствовал, что улыбаюсь. Ее глаза были закрыты, а рот чуть приоткрыт, в то время как ее грудь вздымалась и опускалась в унисон ее мирному дыханию. Ее голова опустилась на мое плечо, и хотя я знал, что мне следовало бы убрать ее, я не смог заставить себя. Аккуратная прядь темных волос упала ей на лоб, и я был не в силах препятствовать свободной руке, чтобы смахнуть непослушный локон. Она такая красивая.

Я знаю, что она не спала всю ночь из-за меня, и утром, пока я спал, она была занята организацией нашего перелета и планированием моего расписания. У меня до сих пор в голове не укладывается все, что она сделала для меня: позвонила моей матери, чтобы узнать о моих любимых лакомствах; убедилась в порядке ли каждая мелочь, касаемо работы; и, по большей части, просто заботилась обо мне. И хотя болеть так унизительно, я бы перенес это снова и ни раз, только чтобы провести с ней еще один день вроде этого.

Мы беседовали и смеялись, и если бы был на свете один единственный не наскучивающий мне звук, этим звуком оказался бы ее смех. Я знал, как доставить наслаждение ее телу, но знать, что я могу осчастливить ее и другими способами, было чем-то, к чему мне еще предстоит привыкнуть. Мы говорили о книгах и фильмах, любимом цвете и друзьях детства, удивляясь тому, как много между нами общего. Должен признать, я был слегка потрясен, когда она поинтересовалась о местонахождении своих трусиков. Я не сдержал улыбки, растянувшейся на моем лице, как только представил ящик стола в своем офисе, теперь уже полный дорогого кружева и атласа.

Казалось, мы бесспорно подходим друг другу, и я был приятно удивлен, заметив, что такое времяпрепровождение было для нас настолько же естественным и удобным, как и занятия сексом. Я чувствовал, что увлекаюсь ей все больше с каждой проведенной вместе минутой, и я вдруг стал осознавать, что не хочу искать выход из сложившейся ситуации.

В какой-то момент мы уснули, переплетая вместе руки и ноги, и я проснулся, обнаружив совершенно отстраненную Беллу, приближающуюся ко мне. Я знал и без ее слов, что уже пора. Она сказала, что пойдет в душ, и я решил сделать то же самое и направился в свой номер, останавливаясь перед выходом и кладя руку на дверь ванной. Мне нужно было сказать ей что-то, но я не знал что.

Я вернулся в свой номер и тут же почувствовал разницу. Комната была холодной и безмолвной, лишенной тепла и уюта, которыми был пропитан каждый дюйм номера Беллы. Атмосфера уединения, которую я однажды так желал, теперь казалась пустой, одиночество в буквальном смысле ощущалось в воздухе. Я быстро оделся и упаковал вещи, зная только, что хочу поскорей вернуться к ней. Все мои эмоции представляли собой сплошную неразбериху, и хотя я не имел понятия, как нам быть дальше, я знал, что вместе мы найдем выход.

Пока я шел то небольшое расстояние до ее номера, я немного волновался о том, что я там обнаружу. Выражение ее лица, когда я проснулся, резко контрастировало с ее ранним беззаботным настроем. Я чувствовал, что с каждой секундой она отдаляется от меня, и надеялся, что она даст нам шанс.

Сердце сжалось у меня в груди при виде, что ждал меня, когда она отворила дверь. Она была прекрасна, как всегда, но в ее чертах отражалась боль, и казалось, что она плакала. Она быстро отвела взгляд, и я не мог не заметить, как она смущена, что я застал ее в таком состоянии. Сжав покрепче зубы, чтобы невольно не сказать что-нибудь, я прошел в номер, едва касаясь ее, и был сильно поражен, когда она вдруг пихнула меня на стену.

Я застыл, шокированный ее действиями, пока мое тело не стало реагировать самостоятельно. Ее поцелуи были безумными и отчаянными, и я снова почувствовал ту непреодолимую тягу. Слова страсти слетали с языка, и хотя у нас не было на это времени, я позволил себе поддаться ее настойчивости. Наши стоны отскакивали от мраморной прихожей, и единственное, о чем я помнил, было толкающее нас вперед желание. Она провела наши сцепленные руки вниз по ее телу и скользнула под юбку. Я простонал, почувствовав под своими пальцами пояс с подвязками, и двинулся дальше, захватывая изящную ткань трусиков в кулак.

«Трахни меня, Эдвард. Пожалуйста».

Ее слова еще больше завели меня, и я осыпал ее шею дикими поцелуями.

«Один последний раз. Прошу тебя».

Слова прозвучали отчаянно и тревожно, и я отстранился, вглядываясь ей в глаза. Это не та Белла, которую я знаю. Она выглядела испуганной и пристыженной, и я абсолютно уверен, что никогда снова не хочу видеть это выражение на ее лице.

«Что? Не останавливайся». Она подалась вперед, чтобы поцеловать меня, но я отодвинулся.

«Белла, остановись», - проговорил я, скользя руками вверх по ее телу. «Эй, малыш, что ты делаешь?» Сердце сжалось от того, как она опустила глаза, избегая моего взгляда. Неужели она думает, это все, что я от нее хочу?

«Не понимаю, о чем ты говоришь».

«Послушай меня, Белла», - начал я, обхватывая ее лицо руками и обращая ее взор на меня. «Я хочу от тебя больше, чем это. И когда мы сядем на этот самолет, все, что мы обрели здесь, улетит вместе с нами. Я обещаю тебе. Ты веришь мне? Je suis à toi. Я. Твой.» Пожалуйста, поверь мне, Белла.

Она посмотрела на меня так сосредоточенно, что я понял, она хочет мне верить. Она прошептала единственное, что мне нужно было услышать. «Да». И я прижался лбом к ее голове, безмолвно обещая, что я обязательно что-нибудь придумаю. «А я твоя».

Я взглянул на нее и не смог сдержать улыбки. Я и не представлял, насколько необходимы мне были эти слова. Я выдохнул с облегчением, позволяя этому чувству окутать меня. Она моя.

Я помог ей поправить одежду и взял ее за руку, переплетая наши пальцы. «Готова?» - спросил я тихо, надеясь, что она поняла весь смысл моего вопроса. Она кивнула и посмотрела мне в глаза, нежно улыбаясь, когда я сжал ей руку в ободряющем жесте. Мы оба знали, что значит для нас – покинуть это место. В ту же секунду, как мы выйдем за дверь, мы снова станем мистером Калленом и мисс Свон.

«Портье заберет наш багаж», - сказал я, указывая на сумки. Слегка приоткрыв дверь, я заметил на ее лице вернувшееся чувство тревоги. Подняв ее руку к губам, я нежно поцеловал ее. «Je suis à toi», - прошептал я, стараясь вложить всю глубину своих чувств в эти простые слова. Как только я переступил через порог и оказался в холле, я нехотя выпустил ее руку, мгновенно почувствовав утрату. Я вежливо поприветствовал группу туристов, проходящих мимо нас, кивком головы и закрыл дверь за нами, уже считая минуты до момента, когда снова смогу докоснуться до нее.

Голос пилота, доносящийся из динамиков, прорвался сквозь мои воспоминания, и я снова открыл глаза, чтобы получше разглядеть Беллу. Она все еще крепко спала, и я, мельком взглянув на других пассажиров, наклонился к ней. До меня донесся запах апельсинов, когда я нежно прижал губы к ее волосам.

«Белла», - прошептал я, придвигаясь ближе, чтобы чмокнуть ее в лоб. «Белла, малышка. Мы почти прилетели». Я провел пальцами по ее волосам, и она заворочалась. Открывая глаза, она улыбнулась, а затем резко села, слегка удивившись, увидев меня так близко.

«Все в порядке», - начал я, поглаживая ее по лицу. «Все еще спят. За весь полет никто на нас даже не посмотрел». Она кивнула и снова придвинулась ко мне, свободной рукой накрывая наши сплетенные пальцы.

«Мы уже дома?» Я посмотрел на нее внимательно, пытаясь понять, почему ее вопрос так поразил меня. Сказать по правде, за все это время я даже не задумался над тем, что мы были не дома. Белла была со мной, и, несомненно, это все, что мне нужно. «Эдвард?» Я слегка потряс головой и улыбнулся.

«Да, приземлимся в любую минуту». Она кивнула и отвернулась к окну, а я подумал, что случится, когда мы прибудем в аэропорт. Одна мысль назревала у меня в голове еще со вчерашнего вечера: я хочу, чтобы она поехала ко мне домой. Может это слишком быстро? Господи, я понятия не имею. Это все так ново для меня. Я только знаю, что мы уже не можем вернуться к привычному положению вещей. Меня не устроят столкновения в офисе в течение недели и быстрые перепихоны, ограниченные случайными встречами в укромных местах. Я хочу заниматься с ней любовью в своей кровати. Я хочу увидеть ее квартиру, сводить ее на ужин и не бояться, что нас увидят. Прочистив горло, я решил – сейчас или никогда.

«Белла, я…»

Мой вопрос был прерван объявлением от экипажа самолета, информирующего нас о скором приземлении. Пассажиры вокруг нас стали просыпаться, и я понял – момент упущен.

Следующие 10 минут мы готовились к приземлению, собирали вещи, и я параллельно пытался снова настроить себя на разговор. Посадка прошла гладко, и прежде чем я успел понять это, мы уже приближались к пункту выдачи багажа. Мы стояли рядом друг с другом, едва соприкасаясь плечами, и я обнаружил, что украдкой изучаю ее профиль. Как я мог думать, что смогу устоять перед этой женщиной, было выше моего понимания. Она такая нежная и красивая, и было поразительно узнать, что внутри она еще красивее.

Меня распирала нахлынувшая волна чувств, и я понял, что не хочу никогда расставаться с ней. Твою мать, и когда я стал такой бабой? Я повернулся к ней лицом и взял ее за руку. «Белла, я хо…»

«Белла!» Мы оба повернулись и увидели блондинку, приблизительно ее возраста, несущуюся к нам сквозь толпу. «Белла, это ты. Боже мой, я думала, что видела тебя в аэропорту в Сиэтле, но не была уверена». Я отпустил ее руку и отошел немного в сторону, когда девушка подошла к нам.

«Сара, привет! Ты видела меня в Сиэтле?» Она улыбалась подруге, но когда она мельком взглянула на меня, на ее лице промелькнула едва заметная паника.

«Да. Я хотела подойти к тебе, но мой телефон просто разрывался. Слушай, может, возьмем одно такси до дома?» Сара ждала ответа с надеждой, и внутри меня все опустилось.

«Эм… конечно», - ответила она, запинаясь и поглядывая в мою сторону. «Сара и я живем в соседних домах». Я улыбнулся и кивнул, когда Сара начала в деталях описывать Белле свою поездку к бойфренду. Ей не нужно такси до дома. Она никуда не едет. Я не хочу говорить ей “прощай”. Я громко сглотнул, и грудь сжалась от этой мысли. Очевидно, Белла чувствовала тоже самое, потому что продолжала украдкой поглядывать на меня через плечо подруги.

На багажной ленте показались наши сумки, и я взял их, предлагая помочь донести до машины. Засунув чемоданы в багажник, я поймал взгляд Беллы через крышу машины. Я нежно улыбнулся и надеялся, что она поняла все, что я хотел сказать. Она подошла, чтобы уложить ручную кладь, и я незаметно коснулся своей рукой ее внутри багажника. «Я позвоню тебе», - произнес я тихо. Наши взгляды встретились, и она кивнула, на секунду сжав пальцами мою руку, и затем отошла. К нам приблизилась Сара и втиснула свою сумку рядом с чемоданом Беллы.

«Готова ехать?» - спросила она, не обращая внимания на безмолвный разговор.

«Конечно», - Белла колебалась некоторое время, прежде чем взглянуть на меня. «Увидимся в понедельник, мистер Каллен». Быстро развернувшись, она забралась в такси и захлопнула дверь. Отойдя к бордюру, я смотрел им в след, пока они не скрылись из виду, уже чувствуя боль от ее утраты. Настойчиво и пронзительно сигналящий автомобиль вырвал меня из ступора, и, взяв свой багаж, я направился к стоянке.

Оказавшись в салоне своей машины, я завел двигатель и достал телефон, печатая первое, что пришло в голову.

Я все еще чувствую аромат твоих волос.

~*~*~*~*~*~*~*~*~*~

Позже тем вечером я сидел в зале заседаний совета директоров напротив отца и брата. Отец был приятно взволнован моим возвращением из Сиэтла и даже еще больше взволнован тем, что мы с Беллой поладили.

«Эдвард, я даже не могу передать словами, как я горд, что вы двое наконец-то устранили ваши разногласия. Говорю тебе, теперь работа станет для вас еще большим удовольствием».

«Да, пап, не могу не согласиться», - ответил я, опустив глаза в папку перед собой. Ненавижу врать отцу, но хуже того, я не могу избавиться от ощущения, будто мой братец что-то знает. Розали дала мне слово, что ничего не расскажет, но у Эммета была способность видеть то, что ты предпочел бы от него скрыть. В колледже он был тупоголовым качком, но, похоже, за эти годы он превратился в весьма сообразительного сукиного сына. Я проигнорировал четыре его звонка и два смс-сообщения, пока был в отъезде, и тот взгляд, с которым он меня встретил, как только я появился на встрече ранее этим утром, говорил мне, что я не смогу и дальше откладывать этот разговор.

«Итак», - начал он, постукивая пальцами по столу. «Белла к нам присоединиться?» Я взглянул на него, сузив глаза. Иди на хер, Эммет.

«Нет», - ответил я категорично. «Мисс Свон встретила подругу в аэропорту, и я думаю, они собирались развлечься сегодня вечером». Я не спускал с него пристального взгляда, зная, что он не посмеет сказать что-нибудь в присутствии отца. Наше соревнование “кто кого переглядит” было прервано появлением клиента, и мы приступили к работе.

Час спустя я сидел в задней части темной комнаты и смотрел подготовленную презентацию, радуясь оказаться вне зоны видимости моего придурка-братца. Мой телефон завибрировал, и сердце учащено застучало, надеясь, что это будет она. Она не ответила на мое утреннее сообщение, и я бы соврал, если бы сказал, что не волновался по этому поводу. Стараясь казаться невозмутимым, я достал телефон из кармана и посмотрел на дисплей.

Я все еще чувствую твои прикосновения.

Положив телефон на стол дисплеем вниз, я постарался стереть с лица любые признаки шока, что я испытывал. Удостоверившись, что никто не смотрит в мою сторону, я снова перевернул его и перечитал сообщение. Черт. Я взглянул на часы – интересно, сколько мы еще здесь просидим. Пытаясь выглядеть безразличным, я быстро напечатал ответ и засунул телефон обратно в карман.

Я все еще чувствую вкус твоих губ.

Три минуты спустя я снова почувствовал, как завибрировал мой карман.

Я скучаю по твоей татушке.

Я откинул голову назад, прокручивая слова в голове. Она скучает по моей татушке. Черт. Я даже не знаю, как ответить на это.

Я скучаю по твоему похотливому взгляду на ней.
Я беспокоился не получив от тебя ответа. Все в порядке?

Поверить не могу – нервничаю, как первокурсник. А что если она передумала?

Извини. Звук был выключен, а я уснула. Кое-кто всю неделю не давал мне и глаза сомкнуть.

Твою мать. Не знаю даже, какое из чувств оказалось сильнее: облегчение от того, что она не сменила решения, или желание, возникшее, как только я вспомнил все те способы, которыми мы не давали друг другу заснуть. Подавив стон, мне пришлось поправить те части, которым вдруг стало тесно в штанах.

Не могу сказать, что сожалею об этом. Я бы повторил все снова, если бы ты дала такую возможность.

Я не мог сдержать самодовольной ухмылки, невольно растянувшейся на моем лице, но взглянув вверх, заметил, что мой всевидящий брат довольно сильно откинулся назад на своем стуле и в данный момент наблюдал за мной. Бля. Похоже, он становится проблемой. Спустя несколько секунд пришло еще одно сообщение. Я бросил на брата взгляд, явно дающий ему понять, чтобы он занимался своим делом. Он отвернулся, и я взглянул на сообщение.

Думаю, мне бы это понравилось.

Я чуть не запустил телефон в стену. Поморщившись, я вспомнил о том, что у меня уже есть на сегодня планы – отец попросил навестить маму вечером. Сделав глубокий вздох, я напечатал ответ.

Мне нужно съездить к родителям сегодня. Могу я позвонить тебе после этого?

Конечно.

Хочу увидеться с тобой завтра.

Мой палец навис над клавишей ‘Отправить’. Я готов к этому, но готова ли она? Мне нужно это, нам нужно это. Закрыв глаза, я отослал сообщение и ждал. Несколько секунд спустя, телефон завибрировал у меня в руке.

Я тоже хочу увидеться.

Спасибо, мать твою, Господи. Спасибо. Я опустил голову и с облегчением выдохнул. Она хочет этого. У меня в голове начал формироваться план.

У меня? Я приготовлю ужин.

С удовольствием. Могу я кое о чем попросить?

Попросить? Я засмеялся, осознавая, что я, наверное, дал бы ей все, что она только попросила бы. Я быстро ответил.

Все, что угодно.

Надень джинсы.

Что? Она хочет, чтобы я был в джинсах? Я покачал головой и тихонько усмехнулся, отвечая ей.

Джинсы, а? Замётано. Могу я кое о чем попросить?

Все, что угодно.

Улыбаясь самому себе, я подумал о ее длинных ножках и моих руках, скользящих вверх по ним.

Надень платье.

Платье, а? Хм… Замётано. Ах, да, и не брейся.

Я уставился в телефон в своей руке, вспоминая издаваемые ей звуки, когда я проводил щекой по внутренней стороне ее бедра, и почувствовал, что снова возбуждаюсь. Это будет долгая ночь.

Я все еще на собрании. Поболтаем с тобой через пару часов. Идет?

Идет.

Я поколебался какое-то время, прежде чем написать ответ, и, потирая пальцем клавишу ‘Отправить’, я задумался – а правильно ли я поступаю.

Я скучаю по тебе, Белла.

Я тоже по тебе скучаю.

Она скучает по мне. Проведя пальцем по дисплею, я перечитал ее слова, уже предвкушая минуту, когда снова ее увижу.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
ОстровитянкаДата: Вторник, 23.02.2010, 04:54 | Сообщение # 58
Группа: Пользователи
Сообщений: 80

Статус: Offline

Награды:


Задыхаюсь!!!
Восторг!
Надеюсь все у них будет замечательно!


[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://i006.radikal.ru/0912/80/a7e95b208550.jpg[/IMG][/URL]
 
Иринка-ЛьдинкаДата: Вторник, 23.02.2010, 09:17 | Сообщение # 59
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Глава 15. Шепот
часть 1

- Эдвард!
Затаив дыхание, я заглянула в его шокированные глаза. Неужели это, правда с нами происходит? Я вздрогнула, услышав новую череду ударов, когда кулак Эммета столкнулся с входной дверью.
- Эдвард, я знаю, что ты там, говнюк, я слышал твой телефон. И я не уйду, пока ты не откроешь дверь.
Я поежилась, увидев на его лице следы явной паники. Ну как такое может быть? Ведь только несколько часов назад все было идеально. Меня сковал страх, зажимая грудь, словно в тиски, и я поняла, что мне нужно больше времени. Я думала, я понимала, что повлечет за собой раскрытие наших отношений. Я всегда знала, что однажды этот день придет, но он казался мне неясным образом будущего. Я еще не готова.
- Он и правда это сделает, - голос Эдварда вернул меня в реальность, и я посмотрела ему в глаза. Напряжение в его теле было очевидным, судя по пальцам, которые почти болезненно впились в мои бедра. Он выглядел напуганным. Обхватив его лицо руками, я наклонилась и слегка прикоснулась своими губами к его. Он закрыл глаза, и я почувствовала, что он немного расслабился.
- Все будет хорошо. Я просто закроюсь в твоей комнате и подожду, пока ты с ним поговоришь. Идет?
- Но, Белла. Я не…
Я прервала его, прежде чем он успел закончить:
- Все в порядке, Эдвард. Правда.
Он замолчал, и мириады различных эмоций отразились на его лице. Покорно вздохнув, он кивнул и помог мне слезть с его колен. Я развернулась, чтобы уйти, но теплые пальцы, обернувшиеся вокруг моего предплечья, потянули меня назад. Он опустил голову, и его губы встретились с моими. Его поцелуй был жадным, требовательным, полным отчаяния, что мы оба испытывали. Настойчивый стук Эммета и нескончаемый трезвон мобильника Эдварда растворились на заднем фоне, как только я оказалась в его объятиях. Поднимаясь на носочки, я попыталась максимально приблизиться к нему, стараясь усмирить растущее чувство страха в груди. Его сильные руки крепче обняли меня, и я почувствовала, как мои ноги оторвались от пола.
Постепенно поцелуй превратился в нечто более контролируемое. Его губы задержались на мгновение на моих в легком, нежном прикосновении, прежде чем он снова опустил меня на холодный деревянный пол. Его глаза оставались закрытыми, а его лоб покоился на моем.
- Ты помнишь, о чем просила меня вчера вечером?
Я сразу поняла, что он имеет в виду – чтобы все оставалось только между нами.
- Да, - прошептала я в ответ.
- Я обещаю. Мой ответ – да. Столько, сколько пожелаешь. Просто помни об этом.
У меня скрутило живот из-за чувства вины – неужели, он делает это только ради меня.
- Я не…, - начала я, но меня прервала новая череда оглушительных ударов и, вне всякого сомнения, крайне раздраженный голос Эммета.
- Клянусь Богом, Эдвард. Я слышу твой чертов телефон, а ты без него даже в туалет не ходишь.
Отходя в сторону, я просто кивнула и направилась в его спальню, закрыв за собой дверь на замок. Дыхание у меня было тяжелым, а напряженная тишина, казалось, только нагнетала обстановку. Прижавшись ухом к двери, я закрыла глаза и прислушалась. Я слышала какое-то шуршание, за которым последовал металлический щелчок замка, и я задержала дыхание, распознав звук открывающейся двери.
Тишина. Почему так тихо?
- Какого хрена тебе надо в такую рань, Эммет? Сегодня воскресенье, - тон Эдварда был резким с примесью раздражения, когда он обратился к своему брату.
- Нехера говорить со мной таким тоном, придурок. Думаешь, я не заметил, что ты избегаешь меня?
- Понятия не имею, о чем ты, Эммет.
Я слышала какие-то движения, и изо всех сил старалась распознать их источник.
- Белла.
Из-за последовавшей тишины вся моя спина покрылась мурашками.
- И что с ней? – голос Эдварда изменился, и теперь до меня доносился тон, в котором я узнала «мистера Каллена». Слушая эти, так знакомые мне, звуки, я почувствовала, как на лбу у меня выступила легкая испарина.
- Не включай дурака, Эдвард. Я знаю, между вами что-то происходит.
- И что же такое между нами происходит? Она – мой служащий, я – ее босс. Всё!
Я закрыла глаза, почувствовав приступ тошноты. Это неправда. Это неправда.
- Ты прав – так должно быть. Но почему-то мне кажется, что всё совсем по-другому.
- Ты не знаешь, о чем говоришь.
Я слышала, как Эммет кашлянул, по крайней мере, я думала, что это был Эммет.
- Никогда бы не подумал, что ты настолько глуп, Эдвард.
- Эммет, если тебе есть что сказать, так говори, черт возьми, и проваливай отсюда.
- Я думаю, ты встречаешься с Беллой.
Эдвард отлично держал оборону.
- Ты ошибаешься.
- Неужели?
- Да, Эммет. Ты ошибаешься. Между мисс Свон и мной нет ничего, кроме профессиональных отношений.
На последних словах у меня закрылись глаза. Его голос был спокойным, в какой-то степени хладнокровным, и даже находясь за дверью, я могла с полной уверенностью сказать, что командовал парадом – Прекрасный Подонок. Это меня не удивило, но когда я попыталась отыскать в его голосе хоть нотку сожаления, я с болью поняла, что его там не было.
- Думаешь, я идиот? Я знаю, как вы двое ладите между собой. Я никогда не встречал людей, которые бы ненавидели друг друга больше, чем вы. Ты вел себя с ней, как последний кретин. Я наблюдал это каждый божий день, на протяжении почти целого года. А затем, словно по мановению волшебной палочки, ты пялишься на нее, как оголодавший на кусок мяса. Я думаю, что-то произошло, пока вы двое были в Сиэтле, и поэтому ты не отвечал на мои звонки. Я также думаю, это с ней ты переписывался вчера в зале заседаний.
Я не могу позволить ему расхлебывать все это в одиночестве. Я обхватила пальцами дверную ручку и слегка повернула.
- Ты понятия не имеешь, о чем говоришь. Теперь можешь идти, Эммет.
- Так, что тогда? Ты ее просто трахаешь? Потому я тебе задницу надеру, если ты позволишь себе вот так воспользоваться ею.
- Я не пользуюсь ею, - впервые в голосе Эдварда промелькнуло некоторое сомнение, и мне стало интересно – это было сказано для Эммета или для себя.
- И как прикажешь это понимать? Ты либо спишь с ней, либо нет.
- Господи, Эммет! Сколько раз тебе нужно объяснять, что между нами ничего нет? Неужели, ты и, правда, думаешь, что я такой идиот? Она ничего для меня не значит!
Мои пальцы соскользнули с дверной ручки, и я отошла назад. Его последние слова эхом звенели у меня в ушах. Резкая боль пронзила мою грудь, и, закрыв глаза, я почувствовала, что мне надо срочно присесть. Умом я понимала, почему он так сказал, но те страхи, что таились у меня в сердце, лишь укрепились от его слов. Сидя на краю кровати, я крепко зажмурила глаза, стараясь перебороть подступающие слезы. Это все неправда. Он сказал лишь то, что ты просила его сказать.
На мгновение по ту сторону двери воцарилась тишина, затем Эммет спросил:
- Ты это серьезно, да?
- Да, - ответил он тихо, но решительно.
- Слушай, чувак, извини за все это. Я просто… я думал… не важно. Твою мать. Ты не стал бы мне врать, мне следовало знать об этом.
В комнате повисло неловкое молчание. Я слышала тихое жужжание кондиционера и тиканье часов в гостиной. Все казалось таким неподвижным, только усиливая гложущее меня чувство вины. Вдруг тишину нарушил звонок мобильного телефона, доносящийся с той стороны двери, и комнату заполнили звуки так знакомого мне рингтона.
Боже мой.
- Эдвард, твой телефон у тебя в руке, так чей же звонит на кухне? – спросил Эммет озадаченным голосом. Я задержала дыхание, и казалось, прошли целые часы, а не несколько секунд, прежде чем он ответил.
- Это не то, что ты думаешь.
- Постой, здесь кто-то есть? – мое сердце буквально выпрыгивало из груди, пока я ждала, что меня поймают. – Господи, Эдвард, почему ты не предупредил меня, что у тебя гости, и не сказал мне заткнуться?
Я слышала, как он засмеялся.
- Да, и почему я не подумал об этом? – его голос был тихим, и мне пришлось напрячь слух, чтобы услышать его. Какое-то время они говорили шепотом, и я встала с кровати, снимая его рубашку и надевая свое платье, которое я предусмотрительно занесла в комнату сегодня утром. Послышался звук закрывающейся двери, за которым последовал тихий стук.
- Белла? – я быстро пересекла комнату и открыла дверь, выдавливая из себя улыбку, а затем, вернувшись к кровати, села и начала застегивать туфли.
- Эй, - начал он нерешительно, облокачиваясь на дверной косяк. – Ты ведь знаешь, почему я это все сказал?
- Что? А, конечно, знаю. Не беспокойся об этом, - ответила я, изо всех сил стараясь убедить нас обоих. Он пристально наблюдал за мной, пока я собирала свои вещи.
- Тогда куда ты собираешься?
- Э… я… эм, я забыла, что у меня… встреча с Элис, - ответила я, размахивая руками. – На самом деле, ничего важного, просто я забыла про это, пока не услышала, как она звонит мне. Кстати, извини за звонок.
Я встала и направилась к двери, все еще избегая его взгляда. Его аромат окутал меня, когда, проходя мимо него, я коснулась своим плечом его.
- Посмотри на меня, - его пропитанный мукой голос заставил меня остановиться, и я медленно повернулась, наблюдая, как он приближается ко мне. – У нас все хорошо, ведь так? – он поднял правую руку, нежно касаясь моего лица и выводя большим пальцем круги на моей коже.
- Конечно, - я кивнула и подалась вперед, прижимаясь к его губам в мимолетном поцелуе. Я глубоко вздохнула, пытаясь унять бушующие внутри меня сомнения. А он лишь крепче стиснул меня в своих объятиях, и с его губ слетел тихий стон.
- Я хочу снова тебя увидеть, сегодня вечером, - прошептал он вдоль моих губ. – Моя постель будет невыносимо пуста без тебя. – От его слов у меня защекотало где-то внизу живота. – Пожалуйста, Белла.
- Так нечестно, - прошептала я, когда он запустил руки мне в волосы.
- До тех пор, пока это помогает мне заполучить тебя, мне плевать, - его губы нежно коснулись моих, и я снова поняла, что, несмотря на нескончаемый поединок между сердцем и разумом, и не зависимо от того, как сильно в итоге я буду страдать, я принадлежу ему. Слегка отстранившись, я заглянула ему в глаза.
- Мне надо идти.
Он кивнул и проводил меня до двери, захватывая по пути мобильник из кухни и сумочку из гардеробной. Возникшее ранее напряжение покинуло нас, оставляя некую неловкость.
- Ты уверена, что у нас все в порядке? – слегка согнув колени, он поравнялся с моим лицом, и я заметила смятение в его глазах. – Я догадываюсь, как все это прозвучало, но я…
Я приложила указательный палец к его губам, не давая ему договорить.
- У нас все хорошо, - ответила я тихо, стараясь продержаться хотя бы еще чуть-чуть. Я поцеловала его еще раз и открыла дверь. Не дожидаясь ответа, я направилась к лифту. Войдя внутрь, я нажала на кнопку первого этажа и, повернувшись, увидела, что он стоит в дверях и смотрит на меня. Судя по выражению его лица, он был в некотором замешательстве, и я постаралась улыбнуться для него, прежде чем двери закрылись. Наконец, оказавшись наедине с собой, я достала мобильник и нажала кнопку вызова.
- Элис? – начала я, и слезы покатились по щекам.
~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~*~
Спустя несколько часов и пинту горячего шоколада, я лежала на кровати, устроив голову на коленях у Элис, а она спокойно поглаживала мои волосы. Слезы закончились, остались только случайные всхлипы. Я пыталась рассказать Элис все по телефону, но сообщив, что она не сильна в мямле-рыдающем английском, она приехала ко мне домой.
- Итак, Белли, - начала она нежно, и мои глаза закрылись от ее убаюкивающих движений. – Я сбита с толку. При нашем последнем разговоре ты сказала, что это только секс, в принципе, ничего страшного. Так что же изменилось?
- Я просто… я люблю его, Элис, - прошептала я, тряся головой, и мой пульс участился, стоило мне осознать, что я впервые произнесла это вслух.
- Ты любишь его? - переспросила она, и от меня не утаилось очевидное потрясение в ее голосе. – Когда это произошло?
- Не знаю. Сиэтл? Может раньше, - я повернула голову и посмотрела в окно, где деревья тихонько раскачивались на ветру.
- Белла, я в замешательстве. Я думала, вы двое терпеть друг друга не можете?
- Я не знаю. Всё изменилось, он изменился. Будто того мужчины, которого, как я думала, я знаю, вовсе не существует.
Сделав глубокий вдох, я всё ей рассказала. Рассказала о первой ночи в Сиэтле, о том, как мы ругались и в чем друг другу признались. Рассказала ей о целой неделе, что мы провели вместе, о ночи у бассейна, о его недомогании и о том, как больно было расставаться с ним в аэропорту. Наконец, я рассказала ей о прошлой ночи, о том, какие чувства он во мне пробуждал, о том, как близка я была к тому, чтобы признаться ему в любви, и о том, что случилось сегодня утром. Сказать, что она была шокирована, все равно, что ничего не сказать.
- Белла, милая, я понимаю, почему ты так расстроена. Но ты же влюблена, - проговорила она, улыбаясь, - в этом нет ничего плохого. Да, возможно, всё не так идеально, но у кого бывает иначе? Когда я встретила Джаспера, я была в постоянных разъездах, и хотя я знала, что у меня нет времени на отношения, я так же осознавала, что не смогу без него. Мы понимали, что созданы друг для друга, и нашли способ всё устроить.
- Элис, - начала я, поднимая голову с ее колен и садясь рядом, - всё не так просто. Здесь дело не в загруженном графике или нежелании быть с ним. Просто, такое ощущение, что всё против нас. Я работаю на него. Даже не взирая на тот факт, что формально мы оба должны быть уволены, я лгала людям, которых люблю, людям, которых уважаю, которые приняли меня в свою семью.
Я покачала головой в отвращении, вспоминая сегодняшнее утро:
- Я взрослая женщина, а этим утром я пряталась в его спальне, пока он врал своему брату, что между нами ничего нет. Я знаю, что он должен был это сказать, просто было чертовски больно услышать эти слова, - мой голос дрогнул, и я отвернулась, не в силах выносить её взгляд, полный жалости.
- Но Белла, что если он в действительности любит тебя? Он ведь делал только то, о чем ты его попросила.
- Допустим, Эдвард и правда любит меня, и что тогда? Я трахала своего босса, Элис. Я не хочу, чтобы меня запомнили, как «ту самую» женщину. Знаешь, когда я только начала работать на компанию, там была девушка, у которой был роман с одним из исполнительных директоров. Им обоим сделали выговор, и дело закрыли. Но для неё всё так и не закончилось. Прошло уже несколько лет, но когда бы ни зашел разговор о ней, на неё всегда ссылаются, как на «ту, которая спала со своим начальником».
- Ладно, давай тогда поищем решение. Что если тебе уволиться, пока никто ничего не узнал? Поработать на кого-нибудь другого?
- Нет, - я тут же возразила.
- Почему нет? – спросила она с озадаченным видом. Я встала и прошествовала к комоду, рассеяно переставляя тюльпаны в вазе.
- Потому что, - ответила я, зная, как по-детски это прозвучало.
- Боюсь, Белла, мне потребуется нечто более веское, чем просто «потому что».
- Видишь ли, - начала я, - во-первых, я действительно люблю свою работу. Я профессионал в своем деле и знаю это. Я упорно трудилась, чтобы завоевать то доверие, что мне оказывают.
- Так… Белла, такое ощущение, что ты рассказываешь мне о своем резюме, а не о том, почему ты не хочешь пожертвовать работой ради любимого мужчины.
- И… думаю, я просто боюсь, что всё изменится. Что без этого, мы изменимся. Боюсь, что наша связь ослабеет или станет другой. И я боюсь себе представить, что случится, если я не буду видеть его каждый день.
- Ты ведь не серьезно, правда?
- Не знаю, - начала я, все еще пытаясь собраться с мыслями. – Элис? Ты слышала когда-нибудь о том, чтобы у него была девушка?
- Нет, но я ведь не знаю его так хорошо, как ты. А что?
- Когда я была в Сиэтле, я ужинала с девчонками, с которыми обычно встречаюсь на подобных мероприятиях, и я спросила их, - я оглянулась через плечо и увидела, что она смотрит на меня.
- И?
- Они сказали, что была одна. Ее звали Рашель, и очевидно, они долгое время встречались. Все думали, что они поженятся, но затем всё вдруг закончилось, и он вернулся в Чикаго. Никто не знает почему.
- И что? Люди расстаются каждый день, Белла. У всех есть «бывшие». Почему тебя это так беспокоит?
- Просто, то, как мы начали отношения, не позволяет нам поговорить о наших бывших. И вот они, мы, полюбуйтесь, со всеми этими чувствами и переживаниями, а я понятия не имею, испытывает ли он тоже самое. Понимаешь, я ведь даже не слышала о его бывшей подружке от него самого, я узнала о ней со сплетен за бокалом вина. Как далеко могут зайти наши отношения, если у нас до сих пор не было этого разговора. Ия не могу этого объяснить, просто, по какой-то причине я чувствую, что это важно.
- Ну, - начала она, вставая с кровати, - мы спросим об этом Розали, завтра за ланчем.
Я быстро развернулась и заметила, как округлились ее глаза, когда она увидела выражение моего лица.
- Белла? Что такое?
- Боже мой, Элис. Я совсем забыла о Розали. Я не видела ее с… в общем, с последнего раза.
Падая на кровать, я уронила голову на руки, вспоминая взгляд на лице Розали, когда открылась дверь ванной.
- Успокойся, Белла. Господи. Послушай, она наверняка ничего не сказала Эммету, иначе он бы не сдался так просто. Может, она на твоей стороне? – я лишь удрученно простонала в ответ. – Итак, ты сказала, что он поверил Эдварду, правильно?
- Думаю, да, - ответила я уныло.
- Ну вот видишь. Если бы его жена сказала ему, что застукала вас двоих за этим делом, не думаю, что он стал бы слушать все эти отговорки.
- Она не застукала нас за этим делом, Элис.
- Ты знаешь, что я имела в виду. - Взяв мои руки в свои, она присела рядом со мной, решительно глядя мне в глаза. – Я просто хочу вставить свои две копейки. Я знаю, что ты напугана, Белли, и я всё понимаю. Но что если… Что если он действительно любит тебя? Возможно, не обойдется без трудностей, но ведь всё может быть так чудесно.
Я слушала ее и чувствовала, как знакомая, хоть и отдаленная искра надежды зарождается у меня в душе.
- Тебе нужно спросить себя, стоит он того, чтобы рискнуть. Не думаешь ли ты, что он, вероятно, стоит этого?
Позже тем вечером, все еще прокручивая в уме слова Элис, я вышла из лифта и не спеша направилась по коридору в сторону квартиры Эдварда. В глубине души я знала, что Элис права, но от этого не становилось легче. Готова ли я рассказать ему? Это все до сих пор было так ново для меня, и мне хотелось насладиться этим еще немного, прежде чем впустить остальной мир с его предвзятыми суждениями. Идя по коридору, я чувствовала, как постепенно расслабляется мое тело, с каждым шагом, приближающим меня к его квартире. Казалось, как и прежде, оно определило, что мне нужно больше всего за долго до того, как это вычислил мой мозг.
Спустя несколько секунд после того, как я постучала, дверь распахнулась, и я оказалась в его объятиях.
- Господи, как же я соскучился.
Я почувствовала его слова, когда он прижался губами к моим волосам, и они заставили меня непроизвольно улыбнуться. Прильнув лицом к его груди, я глубоко вдохнула, с жадностью вбирая его запах.
- Я тоже соскучилась, - ответила я, упираясь в него подбородком и глядя вверх в его лицо. Боже мой, как же он прекрасен.
- Заходи, - проговорил он, приглашая меня внутрь и закрывая за нами дверь. – Я приготовил ужин, и кино уже ждет.
Я улыбнулась и проследовала за ним на кухню, с восхищением разглядывая, как низко сидели его джинсы и вспоминая, какая нежная на ощупь кожа под ними. Мы вошли на знакомую кухню, и я прикусила губу, сдерживая улыбку, так как передо мной всплыли воспоминания того, как мы проводили здесь время совсем недавно. Ужин выглядел великолепно, и я не возражала, когда он забрал сумочку из моих рук и, чмокнув в губы, протянул мне тарелку, полную еды.
- Эдвард, все выглядит потрясающе. Несомненно, ты готовишь не как типичный холостяк.
Я глубоко вдохнула. Еда пахла даже лучше, чем выглядела, и у меня тут же потекли слюнки. Захватив свою тарелку, он взял меня за руку.
- Ну, большинство холостяков не имели возможности жить во Франции в течение 6 лет, к тому же, есть много вещей, которыми я люблю заниматься на кухне, Белла, - ответил он, самодовольно улыбаясь. Я лишь закатила глаза, а он продолжал:
- Я научился готовить – одно из многих преимуществ проживания в Париже.
Мы сели рядом на диван, и он включил кино.
- Эдвард, ты выглядишь таким счастливым, когда рассказываешь о жизни в Париже. Почему же ты уехал? – может, я все это воображаю, но мне показалось, он немного напрягся, услышав вопрос.
- Нет никакой очевидной причины. Просто пришло время вернуться домой.
Я кивнула и откинулась назад на спинку дивана, обдумывая его ответ, когда начались вступительные титры фильма «Окно во двор». Понимая, что он запомнил название моего любимого фильма, я взглянула на него с улыбкой. Он засмеялся и, обнимая меня за плечи, притянул ближе к себе. Мы закончили есть, и во время фильма незаметно сместились еще ближе друг к другу. Я развернулась к нему, забрасывая ногу ему на колено, кладя голову ему на грудь, а руку на живот. Пальцы лениво выводили круги на его торсе, и я улыбнулась, чувствуя, как сжимаются его мышцы под моими прикосновениями. Его подбородок покоился у меня на макушке, и время от времени что-то теплое прижималось к моим волосам.
В какой-то момент я уснула и, проснувшись, обнаружила, что Эдвард раздевает меня и укладывает в свою кровать. Его теплое тело скользнуло под одеяло рядом со мной, и я развернулась к нему. Мои губы мимолетно коснулись его груди, и его руки крепче обняли меня.
- Эдвард, - прошептала я в темноту.
- Шшш. Я здесь, малыш. Засыпай.
Его голос был низким и успокаивающим, и я сильнее прижалась к нему, чувствуя себя защищенной, желанной и самой счастливой. Впервые с тех пор, как все это началось, мы с Эдвардом просто уснули в объятиях друг друга.
~*~*~*~*~*~


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
Иринка-ЛьдинкаДата: Вторник, 23.02.2010, 09:21 | Сообщение # 60
Группа: Модераторы
Сообщений: 624

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Когда наступило утро понедельника, оно принесло с собой осознание того, что этот день будет означать для нас. Сегодня я буду сидеть за тем же столом, за которым сижу уже почти год, буду говорить с теми же людьми, но все будет по-другому.
Я увижу, как он войдет и направится к своему кабинету, зная, что там произошло между нами, но не зная, как реагировать на это. Я буду знать, какого это чувствовать на себе его обнаженное тело, его ласковые прикосновения, слышать, как он шепчет нежные слова, но буду вынуждена хранить все это в секрете. Будет ли он смотреть на меня по-прежнему? Захочет ли дотронуться до меня, когда мы будем одни?
Будет ли он называть меня «Белла»?
Я выскользнула из-под него и чмокнула в губы, зная, что мне нужно домой. Он заворочался и пробормотал мое имя, стараясь нащупать меня руками и, не найдя, схватил подушку и перевернулся на живот. Я смахнула волосы с его лица и нагнулась, запечатлеть последний поцелуй на его плече, прежде чем установить будильник на его мобильнике, и оставить небольшую записку, куда я ушла. Несмотря ни на что, я улыбалась, покидая его квартиру и направляясь на стоянку.
Несколько часов спустя я сидела за своим столом с Анджелой, пытаясь найти хоть крупицу здравого смысла во всем том беспорядке, что оставили мне мои многочисленные замены. Дверь офиса распахнулась, и вошел Эдвард. У меня перехватило дыхание, и мне пришлось быстро взять себя в руки, пока я наблюдала, не в силах оторвать взгляда, как он вошел в своем черном костюме, отлично подчеркивающем его стройной тело.
- Доброе утро, мистер Каллен, - Анджела и я произнесли в унисон.
- Хорошо провели время в Сиэтле, мистер Каллен? – спросила Анджела, поворачиваясь на стуле к нему лицом. Я закусила губу, чтобы не засмеяться, когда он перевел взгляд с нее на меня.
- Да. Я отлично провел время, мисс Веббер. Поездка была довольно… поучительной, - ответил он вкрадчиво, задерживая взгляд на мне. – Мисс Свон, могу я поговорить с вами в своем кабинете?
- Конечно, - ответила я спокойно.
Я встала и взглянула на Анджелу:
- Я скоро вернусь.
Покачав головой, она улыбнулась и произнесла одними губами «удачи», прежде чем вернуть все свое внимание к папкам, разбросанным на столе. Эдвард ждал, придерживая для меня дверь своего кабинета, и встретился со мной взглядом, прежде чем я прошмыгнула внутрь. Как только за нами тихо щелкнул дверной замок, он схватил меня, жадно отыскивая своими губами мои.
- Ты ушла, - прошептал он, передвигаясь вниз к моей шее. – Я хочу, чтоб такого больше не повторялось.
- Я оставила тебе записку, - ответила я, еле дыша – мои глаза почти закатились к затылку, когда его губы спустились к вырезу на блузке.
- Да. Я нашел твою маленькую, невинную записочку. – Я постаралась сдержать смех, вспомнив, что я добавила к своему объяснению. – Я не разрешаю тебе уходить по утрам, не поцеловав меня на прощание. Договорились? – Он слегка отстранился, и наши глаза встретились, и серьезность его взгляда меня удивила.
- Договорились.
- Отлично. Ну, и так как я не помню сегодняшнего прощального поцелуя, тебе лучше предоставить его прямо сейчас.
Я улыбнулась и потянулась, чтобы поцеловать его, закрывая глаза, как только его нежные губы соприкоснулись с моими. Его поцелуй был ласковым и трепетным, а затем он отстранился и посмотрел мне в глаза:
- Белла, - прошептал он, обхватывая ладонями мое лицо, и снова целуя меня. Мои губы раскрылись, и я тихонько застонала, когда его язык скользнул внутрь, заставляя меня забыть о том, что мы в его кабинете и что Анджела находится прямо за дверью. Его руки соскользнули с моего лица к плечам, затем вниз вдоль спины до юбки, сжимая в руках мои ягодицы. Он притянул меня ближе к себе и простонал:
- Что у тебя сегодня под юбкой? Я не чувствую ничего кроме пояса с подвязками.
- Может, это всё, что есть, - поддразнила я. Из него вырвался не тихий стон, и он прижался своим лбом к моему.
- Пообедаем сегодня вместе?
- Не могу. Я обедаю с Розали и Элис.
Он поднял голову и пристально посмотрел на меня.
- Розали? – переспросил он. Я кивнула, и он слегка покачал головой. – Извини, Белла.
- Тебе не за что извиняться. Все будет хорошо.
Он кивнул, но мне показалось, я его не убедила. Я собиралась привести еще несколько доводов, но в офисе зазвонил телефон.
- Мне надо возвращаться, - добавила я, снова целуя его. Он ответил на поцелуй и проводил меня взглядом, в котором читалось какое-то странное выражение.
День оказался далеко не из легких, и не успела я и глазом моргнуть, наступил обеденный перерыв – внешняя дверь открылась, и маленькое тельце наткнулось на мои ноги.
- Белла! – комнату заполнил восторженный крик, и, взглянув вниз, я увидела маленькую головку с сияющими кудряшками и довольной улыбкой в пол-лица.
- Мисс Кэррингтон! – воскликнула я в ответ, поднимая девчонку и усаживая ее на колени. – Где же твоя мамочка?
- Там, - ответила она, указывая на дверь. И только тогда слегка измотанная, но все еще прекрасная Розали вошла в офис.
- Вот ты где, непослушный гномик! Как только она умудряется так быстро передвигаться на своих маленьких пухленьких ножках, выше моего понимания.
- Ей просто хотелось поскорей добраться до моего ящичка с сокровищами, не так ли? – спросила я малышку, радуясь, что она может быть своеобразным буфером между мной и Розали. Кэррингтон захлопала в ладоши и потянулась к ящику стола, который я всегда держала наполненным всякими мелочами для нее, и открыла его. Внимательно изучив его содержимое, она подняла два маленьких пальчика.
- А можно мне две? – спросила она.
- Хм, - я сделала вид, что задумалась, стараясь не рассмеяться над ее умоляющим взглядом. – Я предлагаю сделку. Ты можешь взять две вещи, но взамен я получу два поцелуя. Согласна?
Девчушка радостно запрыгала у меня на коленях, а затем приподнялась, обхватывая меня своими маленькими ручками и дважды целуя меня в щеку.
- Дядя Эдди!
Я быстро обернулась и обнаружила Эдварда, стоящего в дверном проеме и наблюдающего за нами, на его лице красовалась озорная ухмылка. Кэррингтон соскочила с моих колен и ринулась к нему. Он подхватил ее на руки и подбросил в воздух, прежде чем осыпать ее поцелуями.
- Как поживает мой медвежонок? – поинтересовался он, с любовью проводя рукой по ее золотистым кудряшкам.
- Мисс Белла собилалась дать мне сокловища, - ответила она, указывая на меня.
- Да? Ну, тогда пойди, возьми.
Он поднес ее к моему столу и поставил, и сам присел на корточки, пока она изучала содержимое моего ящика, наконец, остановившись на блеске для губ и стикерах. Я видела, как Эдвард перевел взгляд с ящика на меня, в его глазах застыл вопрос.
- У Беллы всегда есть сокровища для тебя, правда, медвежонок? – добавила Розали с другого конца комнаты. Малышка кивнула и еще раз поцеловала меня в щеку, а затем вернулась на руки к дяде. На лице Эдварда отразилось потрясение, но он никак это не прокомментировал, когда поднялся на ноги.
- Ну, - начал он, глядя на Кэррингтон, - может, я не такой милый, как мисс Белла, но, возможно, у меня тоже есть кое-что для моего маленького медвежонка, если, конечно, она хорошо себя вела.
- Jolie, - прошептала она, играя с его блестящими, растрепанными волосами. Он засмеялся и кивнул.
- Да. Jolie – значит «милый». А можешь еще что-нибудь сказать? – и он указал на ее носик.
- Le nez! – закричала она.
- Magnifique, ma petite cherie!* Глаза? - спросил он, слегка касаясь пальцем ее глазок.
- Les yeux, - ответила она, немного подумав. Я взглянула на Розали, а она покачала головой:
- И они проделывают это при каждой встрече.
Я снова повернулась к ним, с изумлением наблюдая эту сторону Эдварда. Только сейчас я поняла, что никогда раньше не видела их вместе. Розали и Эммет всегда сразу заводили ее в его кабинет после того, как пообщаются со мной, и он никогда не выходил.
- Très bien*. Рот? – она насупила бровки, вспоминая.
- La bouche! – воскликнула она, очевидно очень довольная собой. – Тепель подалок? – она жалобно посмотрела на него, снова накручивая его волосы на пальчики.
- Как же я могу отказать самой прелестной девочке во всем мире, - ответил он, подмигивая мне, и повернулся в сторону своего кабинета. Звуки ее визга и смеха привлекли мое внимание и, подойдя к двери, я увидела, как он щекочет ее, при этом целуя в щеки. Она смеялась, а он, усадив ее на колени, достал красиво запакованный подарок из нижнего ящика стола.
- Эдвард! – предупредила Розали, но он лишь отмахнулся от нее, наблюдая, как Кэррингтон развязывает атласный бант на крышке подарка. – Он постоянно так делает – покупает ей вещи, которые, на мой взгляд, слишком дорогие для маленькой девочки. Он испортит ее.
- Тише, Розали. Как я могу испортить самую красивую девочку в мире? – ответил он. Я наблюдала за тем, как он помог ей снять упаковочную бумагу и достал из коробки самое красивой розовое платьице, которое я только видела.
- Эдвард! – закричала Розали. Кэррингтон раскрыла рот в восхищении, осторожно касаясь маленькими ручками изысканной ткани.
- Jolie, - прошептала она благоговейно.
- Да, очень милое. Я подумал, что ты захочешь надеть новое платье на наше следующее чаепитие. Тебе нравится?
Она обвила ручками его шею, и они заговорили шепотом, очевидно забывая, что в комнате был кто-то еще.
- Пойдем, Белла. Это будет еще долго продолжаться. Эдвард, - позвала она его, - если она будет тебе мешать, отведи ее к Эммету.
Я кивнула, но не нашла в себе сил оторваться от этого зрелища – Эдвард и малышка Кэрри, и мне в голову закрались мысли, над которыми я никогда прежде даже не задумывалась.
- Белла? – я обернулась и увидела, что Розали уже стоит около двери и ждет меня. Неохотно оторвавшись от этой картины, я последовала за ней.
_____________________
* Magnifique, ma petite cherie! (фр.) – Великолепно, малышка!
* Très bien! (фр.) – Отлично!

Почти всю дорогу до ресторана между нами было неловкое молчание. Я надеялась, что мне удастся избежать разговора с ней о том, что случилось, но Розали вдруг заговорила.
- Я должна извиниться.
Я посмотрела на нее, не веря своим ушам.
- Знаю, знаю, невероятно, - она глубоко вздохнула и, казалось, будто она все еще пытается сформулировать то, что хочет сказать. – Белла, я просто стараюсь защитить свою семью, но… даже я должна признать, что я слишком остро отреагировала. Я не оправдываю то, чем вы двое занимались… или точнее где вы этим занимались…, - она замолчала, переполняемая эмоциями, но вскоре пришла в себя. – Но вы взрослые люди, и в действительности, это не мое дело.
Я улыбнулась, молча принимая ее извинения.
- Однако, я полагаю, это уже в прошлом? – она бросила на меня вопросительный взгляд. Дьявол. Я с трудом сглотнула и попыталась сформулировать правдоподобный ответ.
- Я так и знала! – сказала она, тряся головой.
- Знала, что? – поинтересовалась я тревожно.
- Я люблю своего мужа, но иногда он бывает таким глупцом. Ты была у Эдварда в квартире вчера утром, не так ли?
Я потупила взгляд, придумывая отговорку, но решила выложить все на чистоту.
- Да, - сказала я.
- Да уж, - был ее единственный ответ. Я ждала, что она скажет что-нибудь еще, но она молчала. Мы ехали в тишине, каждый погруженный в свои собственные мысли. У меня скрутило живот – хорошо, что я сегодня еще ничего не ела.
- Знаешь, у вас плоховато получается скрываться.
- Прости, Розали. Ты понятие не имеешь, как отвратительно я себя чувствую из-за того, что приходится всем врать.
- Белла, я просто не понимаю. Всё это, - проговорила она, жестикулируя, - ради секса? То есть, секс не может быть настолько ошеломительным, чтобы ради него рисковать работой, не говоря уже о репутации.
Все, что потребовалось, это минутное колебание, едва уловимое изменение выражения моего лица, когда я посмотрела ей в глаза, чтобы она все поняла.
- Белла, - она тяжело вздохнула и покачала головой. Она провела рукой по своим длинным волосам и откинулась назад на сидение. – Откуда я могла знать, что это случится? – проговорила она тихо, скорей себе, чем мне, и мне вдруг захотелось открыться ей.
- Я понятия не имею, - ответила я, рассматривая проезжаемые здания.
- Белла, я просто… Пойми меня правильно, я люблю Эдварда…, - она замолчала, и я видела, что внутри нее идет борьба между ее преданностью деверю и дружбой со мной.
- Розали, кто такая Рашель? – выпалила я, удивляя даже саму себя.
- Опа! И почему этот разговор не состоялся в ресторане за бокалом вина, - ответила она, усмехнувшись и качая головой. – Ладно, с чего начать?
Я сосредоточенно наблюдала за ней, практически задержав дыхание, и ждала ответа.
- Рашель была девушкой Эдварда в Париже, и насколько нам было известно, они были отличной парой. Рашель была моделью, а Эдвард – умопомрачительным плейбоем. О них писали в журналах, они были на каждом модном мероприятии – идеальная пара. Короче говоря, мы все ожидали получить конверт с приглашением, гласящим, где нужно появиться для церемонии бракосочетания. Но однажды Эммет пришел с таким серьезным выражением на лице, что мне даже стало страшно. То есть, я никогда раньше не видела его таким. Оказалось, Рашель сказала Эдварду, что она хочет большего. Она хотела свадьбу, дом, детишек, а он просто… порвал с ней. Прежде чем мы даже узнали об этом, в компании было объявлено, что Эдвард возвращается домой, и что ты будешь его новым ассистентом.
Я видела, как Розали посмотрела на меня, ожидая какого-нибудь ответа. Я медленно кивнула, производя впечатление внешне спокойного и сдержанного человека, но внутри у меня мысли метались со скоростью 100 км/ч.
Сердце вырывалось у меня из груди, стоило мне подумать об этой бедной девушке, которой я и сочувствовала, и восхищалась. У нее хватило храбрости сказать ему, что она хочет создать с ним семью, а он, в свою очередь, бросил ее и уехал на другой конец света.
- Белла?
Я повернулась к Розали, тотчас же понимая, что она заметила мою внутреннюю борьбу.
- Белла, ты в порядке?
- Да, все хорошо, - ответила я, стараясь выбросить все из головы. – Думаю, я уже знала, что услышу нечто подобное.
- Ты любишь его?
Боковым зрением я заметила, что она повернулась ко мне. У меня вдруг закружилась голова, и я лишь кивнула в ответ.
- А он любит тебя?
Любит ли он меня?
- Я… я не знаю. Я не знаю, чувствует ли он тоже самое, - ответила я, теребя подвеску на браслете. – Я знаю, что нравлюсь ему, но он никогда не говорил о любви.
- Я хочу, чтобы ты правильно меня поняла. Я видела его с Кэррингтон. Я даже видела его с Рашель. Он любил ее, Белла. Я видела это, мы все видели, но… почему-то этого было недостаточно. Он замечательный человек и способен любить безгранично. Просто, я не хочу видеть, как ты страдаешь, - она сделала глубокий вдох, прежде чем продолжить.
- Я встретила ее через пару месяцев после того, как он ее бросил, она была абсолютно разбита. Она и предположить не могла такого исхода событий. Я…, - она замолчала, и я почувствовала, как покрываюсь мурашками. Первый раз вижу, чтобы Розали не знала, что сказать. – Я просто не хочу, чтобы ты рисковала всем ради мужчины, который, возможно, никогда не захочет того, что и ты.
Она говорила медленно, обдумывая каждое слово, и я чувствовала, как с каждым из них я всё больше впадаю в отчаяние. На мои руки напала легкая дрожь, и я положила их на колени. А разве она сказала мне что-то, чего я еще не знала? Да, новые подробности, но чувство то же самое. По существу, она лишь подтвердила все то, чего я так опасалась – то, что есть между нами, прекрасно, но этого не достаточно, чтобы удержать его. Я попросила его сохранить все в секрете, и он совсем не возражал, он даже слова не проронил о том, что хотел бы, чтобы все узнали о нас. Он не дал ни единого намека, что хотел бы изменить статус наших отношений.
Его и так все устраивало.
- Я всё понимаю, Роуз, - ответила я инертно, когда мы подъехали к ресторану. Она посмотрела на меня с беспокойством, заглушая двигатель. – Не волнуйся, ты не сказала мне ничего, что я уже не знала бы. Я буду осторожна, - я улыбнулась для убедительности, а она, прежде чем вылезти из машины, обнадеживающе пожала мне руку.
Весь ланч прошел на автомате: я отвечала, когда меня спрашивали, смеялась, когда необходимо, но в действительности я была в другом месте. Голова была забита тем, что мне рассказала Роуз. Я знаю, что она права. По сути, она предупредила меня, что я собираюсь разбить себе сердце, но разве я этого уже не знала? Я люблю его и хочу его, и, несмотря на все эти предупредительные сигнала, звучащие весь день, я знаю, что не смогу уйти.
Разве не так бывает, когда ты по-настоящему влюбляешься? Не перестаешь ли ты прислушиваться к разуму и идешь вперед, не задумываясь о последствиях?
Мы как раз заканчивали с едой, когда завибрировал мой телефон. Роуз и Элис просматривали новый каталог и не заметили удивления на моем лице, когда я увидела сообщение от Эдварда.

Малышка интересуется, когда ты вернешься.

Прочитав сообщение, я невольно улыбнулась. Взглянув на Розали, я поняла, что она увлечена беседой с Элис. Я устала бороться с этим. Скрывать от него свои чувства оказалась так же трудно, как трудно было поначалу скрывать от него свои желания. Глубоко вздохнув и сдув с глаз челку, я решила отбросить в сторону все сомнения и просто наслаждаться моментом.

О, неужели ей это так важно?

Да. А так же она хочет узнать, что ты делаешь сегодня вечером.

Я на секунду задумалась, вспоминая, что он говорил. Он хотел прийти ко мне, и, черт возьми, я хочу, чтобы он пришел. Столько раз в своих фантазиях я видела его в своей кровати, что и признаться страшно. К тому же приглашая его к себе, я принимала своего рода решение. Стоит мне однажды увидеть его в своей квартире, и он навсегда останется там. Не зависимо от того, где он будет находиться физически, для меня он всегда будет там.

Хмм. Я надеялась пригласить одного сногсшибательного мужчину к себе на ужин.

Я знаю этого красавца? Потому что, если я не знаю, я могу возразить.

Обдумывая ответ, я постаралась сдержать смех. Прошлой ночью мы просто спали, и я прекрасно понимала, что если он придет сегодня вечером, то сон точно не будет входить в его планы. Я напечатала ответ и закусила нижнюю губу, размышляя над тем, отсылать или нет. Сделав глубокий вдох, я все-таки нажала на зеленую кнопку.

Думаю, знаешь. Высокий, сексуальный, член как произведение искусства, доводит меня до безумного оргазма.

Прошла целая минута, а он так и не ответил, и я уже заволновалась, вдруг я сказала что-то не то. И когда мой телефон снова завибрировал, я практически подпрыгнула на месте.

Господи, Белла. Во сколько?

Я заулыбалась, чувствуя себя окрыленной от его ответа. Я могу ясно представить, как он закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла. Не говоря уже о другой реакции, которую, я надеюсь, тоже спровоцировала.

7… Не опаздывай.

Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не думаю, что это будет проблемой.

Я захихикала, читая его сообщение, и услышала, как кто-то прочищает горло. Подняв глаза, я увидела, что Элис внимательно за мной наблюдает. Роуз говорила по телефону с Эмметом, и Элис улыбнулась мне, без труда догадываясь, с кем я переписываюсь. В голове у меня уже сложился план на вечер, в котором мы участвуем в скачках, причем я в роли наездницы.

Хорошо. Не хотелось бы тебя наказывать.

Уже 7?

Прикрыв рот ладонью, я тихонько засмеялась, и в этот момент Роуз повесила трубку и посмотрела на меня.
- Это был Эммет. Они с Эдвардом уезжают, поэтому Кэрри оставили на Папочку Карлайла. Мне лучше забрать ее, пока она не разнесла ему весь офис.
Мы оплатили счет и обнялись на прощание, пообещав вскоре снова встретиться. Я направилась к выходу, по пути печатая ответ, пока Элис и Роуз обменивались контактными телефонами.

Еще несколько часов.

Я уже отсчитываю. Скучаю по тебе.

Бабочки в животе принялись с рвением хлопать крылышками, как только я прочитала его сообщение.

Я тоже скучаю.

Мне пора идти на встречу. Хочу поцелуй от тебя, как только увидимся. Договорились?

- Готова? – спросила Роуз, подходя к двери. Я посмотрела на нее и искренне улыбнулась, впервые за весь ланч.
- Думаю, да, - ответила я, сама удивляясь тому, как умиротворенно я себя чувствовала. По дороге к машине Роуз шла впереди, и я написала ему последнее сообщение.

Договорились.
~*~*~*~*~*~*~*~


Пингви в пушистом спецназе

Стоишь на берегу и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась...

♥♥♥
Ты моя вечность...
Мой сплин...
Клятва навсегда...
Ты моё солнце в глазах, благодарю тебя
За то, что есть ты, пусть мы не вместе...
♥♥♥

 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » Двойные стандарты (или "Офис") NC-17 (Содержит сцены интимного характера. Детям до 18 - запрещено)
Страница 2 из 5«12345»
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX