[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » "Трилогия Предопределения" Книга 3. (Продолжение по Сумеречной Саге)
"Трилогия Предопределения" Книга 3.
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 19:18 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Автор: Хильда
Название: Трилогия Предопределения, книга 3 - Эволюция
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Белла, Эдвард, Ренесме, Эдмон, Волтари, Рози Соллер, новый персонаж - Дориан Ньютон и другие.
Дисклеймер: все герои "сумеречные" пренадлежат миссис Майер, некоторые лично мне.
Саммари: "Я не могла это видеть. Вокруг все смолкло, установилась тишина, перебиваемая только отчаянными стонами Розали. Она качалась перед телом Дориана взад вперед и тихо проговаривала его имя.
Вдруг он сфокусировал взгляд.
- Я знал… что ты… ангел… Я люблю… тебя…"

Великолепная история любви в духе "Сумеречной саги".
Все те же герои, все та же истинная любовь, но враги - те, кого призваны защищать клан Калленов и стая оборотней - совершенно неожиданные враги.

Пролог

Я медленно открыла глаза, понимая, что я только что прошла это испытание второй раз. Те же боль и жар во всем теле, та же страшная жажда…
Но было и еще кое-что: мой страх, который, казалось, облепил мое тело, словно липкая грязь, исчезал. Вместо него в мой больной мозг пришла холодная решимость.
Я попробовала пошевелить руками, но мне не хватило сил для этого. Толстые оковы держали мои конечности, не давая сделать мне ни малейшего движения.
Голова была плотно прижата к стальной поверхности. Ей я тоже не могла двигать.
Я услышала чьи-то легкие шаги…
- Я не понимаю, что конкретно пошло не так… - Панически произнес женский голос. Судя по шагам, она была одна и, скорее всего, разговаривала по телефону. – Доктор Ньютон, я, правда, не понимаю, что пошло не так!..
Ньютон?.. Что ж, здесь действительно что-то не так…

Добавлено (06.12.2009, 19:16)
---------------------------------------------
Глава 1: Время…

Белла
- Белла, ты хоть понимаешь, каково это – видеть в новостных сводках репортаж о смерти «великой писательницы столетия - Изабеллы Свон»? Да Эдвард тебе голову оторвет, когда узнает об этом!
Меня последнее время сильно раздражало это неоправданное союзничество двух самых главных мужчин моей жизни. Чарли абсолютно во всем поддерживал моего мужа, который иногда нагло пользовался данным обстоятельством.
Хотя гнев отца был оправдан. Такого легкомыслия даже я от себя не ожидала. Хорошо хоть, что Эдвард уехал с Карлайлом в Америку, и пока не в курсе произошедших событий. Но что ждет меня в скором времени, я не знаю. Даже Эллис ничего не говорит, а только как-то странно улыбается.
- Папа, огромное счастье, что даже через почти сто лет, люди продолжают хоронить своих, погребая их в земле, а, не сжигая в крематориях. Мне повезло, что работники морга оказались настолько безалаберными, что даже не проверили, кого именно они положили в гроб. Папа, это стечение обстоятельств. Я ведь не думала, что появится эта женщина и скажет, что я Белла Каллен, и что она помнит меня!.. Что ты бы делал на моем месте?!
- А какого черта она вообще тебя узнала? – Чарли был зол, очень зол…
- Она училась с Софи и Рози в одной школе пятьдесят лет назад… Она видимо, видела меня, когда я забирала девочек домой. Но кто же знал, что Земля окажется настолько круглой?
Меня убивала мысль о том, что по моей вине, чуть не раскрылась наша многолетняя тайна. Хорошо, что Джаспер согласился помочь мне подстроить эту чертову аварию. Господи, я ругаюсь, как сапожник!..

Прошло вот уже восемьдесят лет с того момента, как мы жестко и решительно искоренили полчище жутких чудовищ, и продолжили вести свой привычный образ жизни.
Мы с Эдвардом уехали в Инвернес, в Шотландию, где прожили десять лет. После мы переезжали с места на место по всей Европе, до тех пор, пока не решились на возвращение в Форкс.
Сто лет – большой срок. Никто нас уже не помнил там, тем более мы вот уже восемьдесят лет не появлялись в Америке. Я не считаю Аляску, куда мы ездили погостить к нашим дорогим друзьям Денали. В их семье произошло пополнение сразу на пять вампиров, которые решили пересмотреть свои предпочтения. Мы хотели познакомиться с ними.
Ренесме и Эдмон жили в Италии вместе с девочками. Только, когда мы все вместе переехали в Манчестер, и Софи и Рози пошли в очередной раз учиться в школу, я встретила там одну весьма и весьма любопытную девочку подростка, которая пыталась узнать у сестер Соллер, кто мы такие на самом деле и почему мы все так похожи. Видимо, Кристина, так звали ту девчушку, увлекалась фантастическими рассказами, что в последствии и натолкнуло ее на такие выводы: Соллеры и Каллены не от мира сего, и надо бы узнать о них побольше. И именно тогда мы в спешном порядке собрали вещи и уехали в Эдинбург.
А две недели назад, в Ливерпуле я встретила на презентации своей новой книги милую старушку, которая во весь голос кричала, что узнала меня. И что я… вампир. Ужас! Я сама уже забыла, что это такое - быть вампиром.

- Тебе вообще не надо было высовываться, тоже мне – писательница! Славы захотела, так получи!..
Чарли разошелся явно не на шутку. Он никогда не был таким. Но срабатывала его защитная реакция, он становился на редкость раздражительным, когда дело касалось всеобщей вампирской безопасности – он так и остался «полицейским», но уже несколько в другом понимании.
- Пап, не злись. Все прошло без сучка и задоринки. Мы все равно переезжаем в Форкс. Там мы пойдем в школу, все начнем заново. А ты, если захочешь, можешь пойти в полицию. У тебя с твоим талантом это прекрасно получиться.
У Чарли был интересный дар. Он мог с легкостью распознать агрессию, ложь, все, что относилось к негативным эмоциям. То есть, как только Софи и Рози, еще будучи детьми, затевали проказу, раньше всех об этом узнавал дедушка Чарли. Даже раньше Эдварда. Но против Эллис тягаться не было смысла, она всегда опережала моего отца, что часто становилось поводом для всеобщего веселья.

Наши малышки выросли. Но семьи создавать не решались. Все тот же необъяснимый страх того, что они не встретят такую любовь, как мы с Ренесме. Софи и Рози были очень рассудительными девушками, внешне совершенно не похожими, и такими же разными внутри.
Им биологически было по восемьдесят лет, отличный жизненный опыт и прекрасное воспитание. Девочки Соллер могли рассчитывать на нашу безоговорочную поддержку во всем, что казалось их личной жизни. Но они не спешили…
К тому же, уже давно начавшие зарождаться удивительные отношения между Софи и Маркусом Волтари…
Я почему-то не могла вспоминать об этом без улыбки, ведь моя любимая внучка так противилась этому. Эдмон был категорически против, а София Соллер никогда не перечила отцу. Казалось бы, история достойна слез, а мне становилось смешно от этого странного противостояния двух любящих сердец. Но волноваться причин не было: у них было еще много времени для того, чтобы разобраться в своих чувствах.
Я доверяла Маркусу, как брату. Он не мог сделать ничего плохого кому-либо из нашей семьи. Если учесть, что он перешел на нашу сторону вместе с Феликсом, как только второй более или менее оправился (хотя я не представляю, как ему это удалось) после смерти Джейн. За ними последовали Аро и Джанна со своими семьями. Так что наши ряды пополнились. Хоть большая часть итальянской семьи осталась в своем родном городе, в Вольтерре. Кайус напрочь отказался от жизни «как Каллены», отделившись от своих братьев, ссылаясь на непримиримые разногласия во взглядах.
Но жить большой семьей, как раньше, больше не получалось. Вместе остались только несколько из нас. Розали и Эммет отделились еще сорок лет назад, переехав в Россию. Ренесме и Эдмон тоже жили отдельно, за что их никто не осуждал. Соллеры создали новую семью, и учитывая жизненный опыт Эдмона, не было острой необходимости плестись за нами следом. Тем более с ними всегда был Арториус, обучающий девочек языкам и разным наукам.
Карлайл и Эсме жили на острове очень продолжительное время, не боясь быть разоблаченными, поэтому наше решение переехать в Форкс, было принято ими «на ура».
Таким образом, в заново отстроенный и изрядно увеличенный дом в родном американском городе, заселялись мы с Эдвардом, Карлайл и Эсме, Эллис и Джаспер, а также наш любимый «дедушка» Чарли, который никогда не оставлял нас.
Чарли…
Его превращение происходило точно также, как и у меня. Правда, оно было немного омрачено одним крайне неприятным обстоятельством. Карлайл приехал к нам в Инвернес, чтобы проконтролировать процесс. И как только он решил ввести моему отцу морфий, я вспомнила… В общем, мое категорическое «Нет!», было воспринято не то, чтобы очень негативно, но как-то не понятно.
После моего превращения никто никогда не затрагивал эту тему. Карлайл просто напросто забыл спросить меня об «ощущениях».
О! Я бы ему рассказала!..
Но в то же время я боялась этого вопроса. Мне не хотелось вспоминать ту боль, переживать заново волнение за Эдварда, который наверняка воспримет новость о том, что все прошло не слишком гладко, по крайней мере для меня, с ужасом.
Тем более я была абсолютно уверена, что Чарли перенес весь процесс стоически, как я. Так что его дочь просто находилась все это время рядом с ним и держала за руку. Но на вторые сутки превращения отец открыл глаза и произнес тихим и очень хриплым голосом, срывающимся на жуткий шепот:
- Милая, отойди от меня… Все в порядке…
После чего он снова закрыл глаза и сжал кулаки.
Эдвард не разговаривал со мной целых два часа. Его бесило то, что я никак не дала понять ему тогда, что я была в сознании все три дня. Но несколько весомых аргументов привели его в чувство, и Каллен успокоился.
Чарли пришел в себя не сразу. Карлайл объяснил это тем, что его сердце было не совсем в норме. Так что если бы мы помедлили еще несколько месяцев, врядли я сейчас «наслаждалась» бы выволочкой своего родного и бессмертного отца.
Мы с Эллис за это время, пока он отдыхал после инициации, привели его в порядок – побрили лицо, подстригли его изрядно отросшие черные с сединой волосы.
Чарли вошел в новый мир не только поразительно красивым, но и очень сдержанным и мудрым. Проблем с жаждой не возникло, потому что, так же, как и меня, его отвели на первую охоту. Все было хорошо…

- Расскажи, как все произошло? – Теперь Чарли сидел напротив меня и устраивал профессиональный допрос. Правда, тон его разговора стал пониже, но у меня мурашки по коже пробегали каждый раз, когда он так на меня смотрел.
- Я ехала на своей «официальной» машине вдоль утеса, Джаспер просто столкнул меня с обрыва. Я прикинулась мертвой, парамедики даже не заметили ничего. А дальше, ты все знаешь. Меня запечатали в гроб, благополучно похоронили… не меня. – Заметив непонимающий взгляд отца, я пояснила. – Там в морге оказалась девушка, немного… измененной внешности, - я сознательно опустила слово «изуродованная». На счастье со мной был Хейл, который и сделал все без моего непосредственного. – А так как у Изабеллы Свон якобы никого из родных не было, а моим агентом была Эллис, «концерт» на похоронах удался.
- Артисты!..
- Пап, мы уезжаем, не надо так волноваться. Мисс Свон больше нет. Есть Белла Каллен. Все нормально!
- Если ты свою смерть считаешь нормальной…
- Но ты же считаешь!..
- Это совсем другое…
Я понимала, что спорить сейчас было бесполезно. Тем более я ждала приезда Эдварда, от которого скрыть данную ситуацию будет просто нереально.

- Мам, - голос Ренесме в телефонной трубке был немного напряжен, - Розали хочет уехать с вами в Форкс. Софи останется с нами, пока…
- Хорошо. Даже прекрасно! Мы пойдем в новую школу все вместе. Не беспокойся, дочь, все будет в порядке. Чем она это объяснила?
- Роуз просто хочет уехать с вами. Она это ничем не объясняла.
Ренесме явно была очень расстроена. Я ее очень понимала. Ведь мне было одиноко без нее, но семейное кредо «у каждого должен быть выбор» никто не отменял. Рози имела право на это. А я была рада, что моя внучка будет рядом со мной и Эдвардом.

Добавлено (06.12.2009, 19:18)
---------------------------------------------
Глава 2: Начало новой жизни…

Рози Соллер
Мама сидела на моей кровати и молча наблюдала мои сборы.
Она прекрасно понимала мои мотивы. Но ей нужны были более точные объяснения моих поступков. Вот и сейчас Ренесме Соллер мягко улыбалась, пытаясь скрыть под маской радушия свою крайнюю взволнованность…
- Мама, но ведь Софи остается с вами! Что такого в том, что я решила уехать в Америку?
Ренесме откинула голову, чтобы поднять взгляд своих теплых золотистых глаз на меня, свою бунтарку дочь.
- Софи останется ненадолго, а тебе еще бы подумать немного над своим решением…
- Начало учебного года! Куда дальше думать?
- Ты уверена?
- Мама, мне восемьдесят лет! Думаешь, у меня не было времени для размышлений? Вполне достаточно…
- Чего же ты добиваешься в этот раз?
Маму пугали мои решения. Она никак не могла принять тот факт, что мне претит прятать себя от окружающих. Конечно, я не выставляла напоказ историю своего происхождения, но существовали вещи, от которых я никак не могла отказаться.
Например, быстрая езда на мотоцикле. Любовь к этому виду транспорта я справедливо унаследовала от всех членов своей многочисленной семьи. И я категорически не понимала, почему я не могла ездить на своем маленьком «сузуки», в то время, как папа спокойно перемещался на неизменно черном «дукати». Аргументы а-ля «полное отсутствие дискриминации по половому признаку» с моей стороны, не принимались вообще.
Во-вторых, я обожала спорт. Я всегда с огромным удовольствием занималась верховой ездой и художественной гимнастикой. В моих начинаниях меня поддерживала Белла, но сталкиваться приходилось с сильным противником – Эдмоном и Ренесме Соллер.
Зато Софи их чрезмерно радовала. Она самозабвенно занималась музыкой и вокалом, чем приводила в полнейшее восхищение намучившихся со мной родителей.
Так что мое решение что-то изменить в своей жизни, наконец, никого не удивило, но по привычке было воспринято в штыки.
- Я просто хочу жить так, как я этого хочу!..
Сказала я это, наверное, жестче, чем следовало, но «обрубать концы» никогда не было моим любимым занятием. Не в этот раз…

С Беллой и Чарли мы должны были встретиться в аэропорту Лондона, откуда мы вылетали в Америку всей семьей. Пока я обнималась и целовалась с любимыми родственничками, подъехали Эллис и Джаспер. Таким образом, мы загрузились в салон первого класса большой веселой компанией.
Уже на втором часу полета меня обеспокоил рассеянный взгляд Беллы. Мы с ней были очень близки, поэтому мое волнение было оправдано: она никогда так себя не вела.
- Что-то случилось? – я наклонилась так, чтобы было слышно только Белле.
- Да уж, случилось… Мне Эдвард голову оторвет за мою выходку…
- Это ты про аварию? – я знала эту историю.
- Мм… Ладно, выдержу. Но ведь по-другому нельзя было! Что мне оставалось делать?
- Обратная сторона… - сказала я тихо.
- Что?
- Белла, за славу надо платить.
- Боже, как вы все похожи!..
«Бабушка» передернула плечами и отвернулась к иллюминатору, давая понять, что разговор окончен.
Перелет через Атлантический океан на сверхзвуковом авиалайнере закончился спокойной встречей в аэропорту Сиэтла.
Мне было очень приятно видеть Карлайла и Эдварда, приехавших на двух машинах, чтобы сопроводить домой, в Форкс.
Я села в машину с Беллой.
Чарли захотел ехать домой с Эллис и Джаспером на машине Каллена старшего.
Он знал, что Белле и Эдварду нужно поговорить. Меня же ничего не могло остановить.
Несколько десятков миль мы ехали молча. Эдвард в напряжении вглядывался в дорогу, а его жена нервно поворачивала голову, пытаясь перехватить его взгляд. Эта игра продолжалась бы неизвестно сколько, если бы Белла не решилась первая:
- Эдвард, да скажи ты что-нибудь!
У Каллена только желваки заходили, он еще сильнее сжал зубы и промолчал.
- Эдвард, не надо злиться. Не было выхода, понимаешь?
Пауза…
- Глупость! – Он буквально выплюнул это слово. Я вздрогнула. Дедушки и бабушка, казалось, не замечали моего присутствия. – Это форменная глупость! Всегда можно найти выход…
- На тот момент другого выбора не было. Все обошлось… Сколько ты не будешь со мной разговаривать? Неделю? – Белла заглядывала мужу в лицо с такой надеждой, что у меня защемило сердце.
Опять пауза. А дедушка Эдвард умеет делать актерские паузы, видимо любит играть на не-без-того-расшалившихся нервах Беллы, играючи…
- Неделю?.. Хорошее начало новой жизни… - Он явно издевался над ней.
- Эдвард! Прекрати! Прости?
Белла опять заглянула ему в лицо. Теперь Каллен просто широко улыбался. Концерт был окончен. Ничего интересного…

Я любила Беллу и Эдварда по многим причинам, хотя, я не уверена, что для любви нужны какие-то особые условия. Но одной из самых важных составляющих наших весьма доверительных отношений являлось предоставление полной свободы в разумных пределах, разумеется. Они, по крайней мере, не строили из себя строгих воспитателей в отличие от моих не наигравшихся в «церберов» за восемьдесят лет родителей. Именно поэтому я покинула Европу, переехав в Америку, чтобы не чувствовать себя великовозрастным подростком, который остро нуждается в наставлениях. От Беллы и Эдварда я могла этого не ждать. Не считая, конечно, Чарли…

Мама «показывала» мне Форкс много раз. Я всегда любила смотреть «картинки» из ее счастливого и насыщенного приключениями детства. События столетней давности, война с ликанами – все это мы с Софи видели так, словно сами побывали там. Самыми яркими воспоминаниями мамы была смерть Джейн Волтари и борьба отважной Беллы с Ульфеднаром – предводителем монстров-оборотней. Иногда мне казалось, что Ренесме просто жалеет, что не успела сделать что-то, чтобы спасти «принцессу»… Она ей очень нравилась. По крайней мере, с тех пор, никто и никогда не говорил о маленькой вампирше что-то плохое, никто не вспоминал о ее жестокости. Только отец иногда рассказывал о своей сестре, которую Джейн зверски замучила... Но меня всегда учили, что всякое зло имеет корень, а у графини Шрусбери причин для ненависти, похоже, было хоть отбавляй.
Сегодня Форкс встретил нас теплым осенним дождиком, который, казалось, появлялся из ниоткуда. Тоненькие серые тучки еле прикрывали небо, пропуская такие же тоненькие лучи. Настроение улучшалось с каждой милей. Я знала, что там меня ждет что-то новое, интересное…

Белла
Джейкоб и Леа уже ждали нас на подъезде к дому. Они не изменились. Причиной этому состоянию стал наш общий маленький секрет. После того, как превратили Чарли, был заключен новый договор: каждые десять лет в большой дом Калленов должны были приезжать новые семьи вампиров-вегетарианцев. Все это делалось для того, чтобы трансформации оборотней-аниматов не прекращались. Они исправно несли свою службу по защите людского населения, и менять ничего не хотели. Блеков устраивало такое положение дел.
Исабель Блек, дочь Джейкоба и Леи, ушла на дальние рубежи, к Денали, основав там новую стаю оборотней, став при этом новой Альфой. Родители очень гордились этой красивой гордой девушкой, она оправдала все их ожидания. Правда, она, как и мои внучки не спешила обзаводиться семьей, хотя ей уже было девяносто лет. Но Исабель была ярой фанаткой своего дела, в отличии Рози и Софи – они до сих пор не очень понимали, чего хотели от жизни.

- Белла, Эдвард, Чарли! – Джейкоб Блек с неизменной хитрой улыбкой широко раскинул руки. – О! А это видно Розали Соллер!
Он повернулся к Рози и улыбнулся еще шире:
- Эдвард, как же ты мог дать продолжение своему роду в виде таких красавиц – сначала Ренесме, кстати как она, потом две маленькие сестрички, которые сожгли мое любимое желтое кресло!
Мы долго смеялись над тем, с каким несчастным лицом Джейк вспоминал о своих «горестях». Потом обнялись, как старые добрые друзья, которые не один раз стояли бок о бок в самые страшные минуты наших жизней, связанных с борьбой за свободу.

Все приготовления были осуществлены Карлайлом и Эсме задолго до нашего с Рози приезда. Единым семейным советом было решено: я и Рози носим фамилию Соллер, Эллис и Эдвард – Каллены, в принципе, как обычно, а Джас остается Хейлом. В таком случае Чарли автоматически перестает быть Свон, он тоже Соллер. Документы были подготовлены заранее, так что в школе нас уже ждали. Осталось совсем немного.

- Ты волнуешься? – Эдвард сидел на полу перед камином в нашей маленькой гостиной.
- Из-за чего? Из-за школы?
Эдвард кивнул мне вместо ответа.
- Нет, не волнуюсь. Я ведь уже училась в школе…
Последняя фраза вызвала смех.
- О, да! И ты нашла массу приключений в то время – мужа вампира, друга – оборотня, и кучу неприятностей! Что же ждет нас сейчас?
- Да врядли нас ждет что-то более грандиозное, чем весенний выпускной бал, который даже через сто лет проводится с такой же помпезностью и размахом, как и раньше!
Мы так и сидели, обнявшись, на полу. В ожидании утра…


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 19:45 | Сообщение # 2
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


Дориан Ньютон случайно не отпрыск того самого Майка Ньютона?
 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 19:55 | Сообщение # 3
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 3: Первый день…

Рози Соллер
За день до школы мы оперативно отправились в центр Форкса для покупки кое-каких мелочей.
Правда покупка транспорта может считаться мелочью только для нашей семьи.
Белла открыла рот от удивления, увидев огромный стеклянный «куб», вмещающий в себя полноценный автомобильный салон. Здесь было все, что с легкостью отвечало требованиям самых взыскательных покупателей. Ими как раз мы и оказались.
Эдвард и Белла сразу подошли к «тойоте СС-3», машине мечте моего дорогого дедушки. Так уж получилось, что этот автомобиль нельзя было купить в Европе, зато в Форксе они стояли на стендах в полной экипировке. Каллены выбрали синий седан.
У Хейлов вкусы оказались «попроще» и их приобретением стал «простенький» «порше» с турбонадувом двигателя, шестнадцатью клапанами и тремястами лошадиными силами. С ходу эта красавица разгонялась до двухсот миль и обставляла «тойоту» на счет «раз»…
Мое сумасшедшее влечение к двухколесным гигантам было удовлетворено покупкой ярко-синего «дукати» последней модели, как у отца. Он не видел, я же была безгранично счастлива.
Таким образом, обеспечив себя средствами передвижения, мы отправились домой.
Завтра пора было идти в школу…

Приятное пасмурное утро предполагало хорошее настроение. Я решила в первый школьный день особо не выпячиваться: стандартный набор одежды – черные брючки из денима, маечка без рукавов и кожаная черная куртка, как нельзя замечательно подходили моим каштановым волосам и бледной, цвета топленого молока, коже. Я не любила распущенные волосы. Тем более, если учитывать то, что я буду передвигаться на мотоцикле… О! Это было бы очень сексуально – лохматая новенькая в первый день учебы…
В итоге, я затянула волосы в толстый хвост на затылке и, оглядев себя в зеркале, вышла в гостиную.
Я жила в большом доме Калленов, в маминой комнате. Поэтому пришлось немного подождать, пока все соберутся.
- Итак, последние наставления… - Карлайл проводил специальную подготовку по вводу детей-вампиров в человеческую школу. Правда, выглядело это несколько нелепо – мы не первый раз идем в старшие классы. Тем более, если учитывать тот факт, что теперь эта школа была элитной, в которой учились только дети чиновников и бизнесменов, мы уже не боялись выделиться из толпы пестрых эклектичных подростков.
Со смешками и задорными шутками мы выскочили во двор, и расселись по своим машинам. Эллис и Джаспер в «порше», Белла и Эдвард в «тойоту», а я на свой роскошный байк.
Первый день просто обязан мне понравиться…
Каждые десять лет я проходила через одно и то же: странные взгляды, перешептывания за спинами. Все так однообразно…
Этот день не был исключением.
Мое природное любопытство не давало отойти от Эдварда и Беллы, которые совершенно точно знали, что о нас думали. Эллис все время мило улыбалась, тихо называя проходящих мимо нас учеников по именам. Грейс Трампл, Ванесса Вебер, Алиса Райдер… Они старались пройти быстро, не задев нас. Но их мысли… Эдвард не мог удержаться от смешков. Они с Беллой, как никто понимали, что такое быть необычными бледными подростками, не состоящими между собой в родстве, да еще и вызывающие подсознательное чувство страха. Да, уж. Денек обещает быть не легким…
Выйдя из кабинета миссис Ньютон, директора школы, мы направились по своим классам. Так получилось, что со мной на первый урок никто не попал – я безумно обожала точные науки, вот и теперь моим занятием была ядерная физика.
Только зайдя в класс, я поняла, какой фурор мы произвели своим появлением. Все разом стихли и уставились на меня. Я не первый раз такое встречала, поэтому, высоко подняв голову, я прошла вдоль столов и заняла свободную последнюю парту.
На физику я обычно ничего не брала, кроме интерактивного глайдера, который был просто необходим при изучении новых тем. Этот прибор представлял собой плазменный экран со встроенными тактильными и голосовыми сенсорами, которые активировались одним касанием руки. Я обратила внимание, что мой глайдер был намного совершенней, чем у остальных. Хотя, если учесть, что Эдвард лично подбирал нам школьные принадлежности, я не сомневалась, что такого, как у меня еще лет десять ни у кого не будет.
До начала урока оставалось несколько минут. Я за это время успела по комлинку переброситься парой слов с Беллой, которая сейчас с Эдвардом сидела на биологии, а оставшееся посвятила наблюдению за одноклассниками.
Нескольких ребят я видела в коридоре. Это они шарахнулись от Эдварда, который немного резче, чем нам положено взял свою «сестру» за руку.
Мальчишки, сидящие слева, с интересом разглядывали «новенькую». Мне стало смешно – они ведь действительно не знают, что я не только вижу, но и слышу:
- А она ничего! Грейс рядом не стоит со своими блондинистыми замашками…
- Такая холодная, надменная…
- Как ее зовут?
- Не имею понятия…
Один из них повернулся ко мне, широко улыбнулся и произнес:
- Девушка, не могли бы вы назвать свое имя? Мы ведь одноклассники теперь…
- Неужели? – Я передразнила его тон - он был слащавым, заискивающим.
- В самом деле, - сказал второй, - как вас зовут?
- Соллер…
Это сказала не я.
Обладатель столь красивого и в то же время немного жесткого голоса медленно приближался к моему столу. Я подняла голову и встретилась с ним взглядом…

От этого надменного холодного блеска серебристых глаз, мне стало не по себе. На его лице явно читалось презрение. Он произнес мою фамилию так, словно я мусор, лежащий на его столе. Какая мерзость…
В мгновение к этому парню подскочила девчонка, похоже, та самая Грейс, и повисла у него на руке.
- Дориан! Ты опоздал… Пошли…
Она потянула его за руку в сторону от меня, одарив при этом злобным взглядом.
Парни, те самые, которые пытались узнать мое имя, ехидно прошептали:
- Все, Соллер, ты попала… Ты – враг…
Если бы не моя полувампирская сущность и колоссальный опыт в самоконтроле, я бы сожгла от гнева пол школы. Но, я знала, как вести себя в таких ситуациях:
- Это его проблема – не моя.
В обеденный перерыв мы собрались в столовой, чтобы прикинуться голодными, а заодно обсудить происходящее.
Мы с Эллис сели спиной к залу напротив остальных родственников. Если честно, мне не хотелось наблюдать появление белокурого красавца, который так жесток к абсолютно незнакомым людям. При воспоминании о произошедшем в классе физики, мне стало противно.
- Что случилось?
Голос Эдварда вырвал меня из оцепенения. Он внимательно смотрел мне в глаза, ожидая ответа.
- Да, нарвалась на одного пижона на физике. Дориан, кажется…
- Ньютон… Дориан Ньютон. Я был с ним на уроке испанского.
Белла вздрогнула:
- Ньютон? Уж не потомок того самого, Майка Ньютона?
- Похоже, так оно и есть.
Эдвард немного напрягся, устремив свой взгляд мне за спину.
- Не оборачивайся…
Он прислушался.
- Ну, что ж. Похоже, классический пример школьного подонка, имеющего власть и кучу денег… Роуз, что ты ему сделала?
- Я? Вы в своем уме?! – Гнев начал закипать во мне с новой силой.
- Успокойся, Рози. – Белла положила свою маленькую ручку мне на плечо. – Все в порядке, просто мы волнуемся. Может он обидел тебя?
- Даже, если и обидел, он об этом не узнает, мальчишка…
Я была зла, обижена и… заинтересована.

Весь вечер я просидела в своей комнате, не решаясь выходить. На это было две причины. Во-первых, Джаспер сразу бы приклеился ко мне со своими успокаивающими флюидами. Во-вторых, Эдвард тоже бы приклеился… Замкнутый круг. Никуда не деться. Только Белла и Эллис не носились со мной, как с обиженной девчонкой. Мне уже восемьдесят лет, а такое происходило впервые…
Из моей головы не выходило выражение лица Дориана Ньютона. Его холодный полный негодования взгляд, его кривая ухмылка, его красивое лицо…
Лицо…
Тонкое, с аристократическими чертами… длинными белыми, да, именно белыми волосами. Он был похож на ангела, только злого ангела.
На Ньютона липли практически все девушки школы. Он был звездой среди парней. Сын директора школы. Хм, достойный противник. Ну, что же, нельзя терять лицо. Пора включать свою вампирскую сущность на всю катушку, чтобы удержать способности под контролем.
Я не могла уснуть, что, в принципе, в последнее время происходило регулярно. Видимо с возрастом моя человеческая половина терялась. Я ведь большим вампиром, чем раньше.
Сильное желание перестать думать о злом парне из школы вывело меня из комнаты.
В гостиной сидела Белла.
- Не спится? – Она приподнялась и чуть наклонилась в мою сторону.
- Хочу погулять, свежий воздух поможет справиться с нахлынувшим негативом.
- Хочешь, я пойду с тобой?
Взгляд моей «бабушки» был таким добрым и понимающим, что я не могла отказать.
- Пошли…

Меня удивляла реакция Беллы, когда она всматривалась в огни ночного города. Он был для нее родным, а так изменился за столетие.
Я взяла ее за руку.
- Что, не узнаешь?
- Понимаешь, Рози, - Белла не смотрела в мою сторону. Она была несколько напряжена. – Я знаю, что прогресс не стоит на месте. Но я не могла и подумать, что Форкс так разрастется. Ведь в последний раз, когда мы сюда приезжали, он оставался таким же, как и раньше. А сейчас…
- Что? Ты не думала, что здесь вырубят почти весь лес, сократив этим большую часть популяции твоих любимых пум? Или ты не думала, что в Форксе появятся новые металлургические компании, которые привлекут сюда новое население, и его количество увеличится в разы? Или ты думала, что в связи с провальным мировым финансовым кризисом, произошедшем в начале столетия, здесь ничего не изменится?
Белла печально улыбнулась.
- Я вообще стараюсь обо всем этом не думать. Время для нас ведь течет совсем по-другому, не так, как для людей. Но, как же все изменилось!..
- Белла, это жизнь! Мы ничего не можем сделать с этими изменениями!
Я сейчас чувствовала себя старше ее. Белла казалась потерянной.
Я понимала, что в ней осталось слишком много от человека: воспоминания, любовь к родным, к городу, в котором началась ее новая жизнь…
Но я также понимала, что моя любимая бабушка быстро привыкнет. Ведь она сильная. Хотелось бы и мне быть такой же.
- Белла?
- Мм…
- Как мне вести себя с Ньютоном?
- Не волнуйся, все будет хорошо. Мы ведь рядом! – Она обняла меня за плечи.
Этот нехитрый жест вселил в меня уверенность.
Все будет хорошо!..

Глава 4: Цикличность…

Несколько часов крепкого сна, и я бодра и готова к новой схватке…
Абсолютное непонимание моей заинтересованности в Ньютоне и его отношении ко мне сбивали с толку. Я не знала, как себя вести, что отвечать ему в случае очередной перепалки, чтобы ненароком не сжечь его волосы, например, или тонкие обтягивающие брючки, в которых он был вчера.
Я помнила его внешность вплоть до мельчайших деталей: серые глаза, злые и холодные, чуть полноватые губы, сжатые в жесткой усмешке… даже запах. Он преследовал меня, где бы я ни находилась. И на мое острое восприятие всего этого подействовал один лишь час занятия физикой в кабинете, полном одноклассников… Ужас! Что же будет дальше!
Выйдя из душа, я направилась к шкафу, где была моя одежда. Бессознательно я стала выбирать вещи лучше, красивее. Я за свои восемьдесят лет почему-то не научилась общаться с сильным полом, ни с вампирами, ни с людьми. У меня просто не хватало на это времени: я посвящала себя учебе, спорту, другим, более захватывающим увлечениям, чем отношения с парнями. Но сейчас мне просто хотелось докопаться до причины его ненависти и презрения…
На ум сразу пришла история о том, как Белла познакомилась с Эдвардом. Я знала, что он почувствовал ее запах и еле сдерживал себя, чтобы не убить свою будущую жену. Но они полюбили друг друга, причем практически сразу же. А у меня совсем другая история. Ведь это не он почувствовал мой запах, в конце концов. Он просто увидел меня и возненавидел по понятным только ему причинам. Значит здесь все по-другому.
Когда-то Арториус рассказывал нам с Софи о цикличности исторической хронологии. Если бы он не был вампиром, то ученая степень и всеобщее признание ему были бы гарантированы. Но все свои наблюдения он держал при себе, чтобы иметь возможность в будущем связывать их со своими видениями.
Его теория заключалась в том, что хронология событий проходит не по прямой, как рассказывали в школах на уроках истории, а по спирали. События всегда повторялись с периодичностью в сто лет. Войны, революции и бунты, свержения и незаконные восхождения – все это регулярно происходило по какой-то заранее спланированной кем-то свыше схеме.
Арториус предложил эту теорию моему отцу уже очень давно, и ее в своих наблюдениях использовали ныне покойные друзья Соллера. Какая-то утечка все же произошла, и сейчас многие псевдоученые пытаются приписать открытие себе.
Не связаны ли события столетней давности с моим вчерашним приключением?
Может ли повториться моя судьба, скопировав отношения Эдварда и Беллы?
Исключено! Любви между нами с Ньютоном быть не может по одной простой, но очень важной причине – он злобный придурок, от которого надо держаться подальше.

В дверь тихо постучались. Эллис…
- Входи. Я уже собралась!
Моя тетя буквально вплыла в комнату и присела на край кровати. Она как-то странно выглядела сегодня.
- Что-то случилось?
Я повернулась к ней, продолжая расчесывать волосы.
- Роуз, я только что разговаривала с Арториусом по комлинку, - «Вспомни!», как говорится. – Он сказал, что ты должна держаться как можно дальше от человека, с которым вчера познакомилась…
- Он что-то видел?
Ого! Похоже, я начинаю паниковать.
- Ничего конкретного он не сказал, просто предупредил… Может он прав?
Эллис заглянула мне в глаза, ожидая согласия.
- Ну, Эллис… Во-первых, не очень-то мы и познакомились с ним вчера. А во-вторых, с эти злобным карликом мне общаться не хочется. Так что волнениям нет причин!
- Уверена, родная? – Эллис хитро прищурилась. – Думаешь, мы ничего не видим? Он заинтересовал тебя!
- Скорее заинтриговал, чем заинтересовал.
- Угу, говори мне…
- Все! Разговор окончен!
Я небрежно махнула рукой, сворачивая тему. Эллис выпорхнула из комнаты, мило улыбаясь.
Дождь не позволил мне сегодня приехать в школу на мотоцикле. Я просто села в машину Эдварда, и мы тронулись в путь.
Молчание нарушила Белла:
- Злобный карлик?..
Я сначала не поняла, о чем это она. Но вскоре до меня дошло. Эдвард услышал мои мысли о Дориане, когда я спустилась в гостиную. Я повторяла это выражение несколько раз, чтобы настроить себя на нужную волну.
- Что, понравилось? – Я улыбнулась, глядя в зеркало заднего вила, в котором отражалось лицо «дедушки».
- Ну, несколько грубовато, конечно. Но пока сойдет. – Эдвард рассмеялся. – Может завтра ты придумаешь что-то покруче!
- Но он ведь не карлик! – Пыталась возразить Белла сквозь смех. – Он выше тебя, Эдвард!
- Это внешне, - поддержала беседу я, - а внутри он карлик…

Я не видела его вплоть до урока в гимнастическом зале.
Дело в том, что Карлайл любезно разрешил мне заниматься спортом. Тем более, нынешние молодые люди были развиты куда более, чем раньше. Я не очень выделялась на фоне их довольно ограниченных, по сравнению с моими, возможностей. Я привыкла работать в пол силы. Так что переживать не было причины. А я, в свою очередь, могла продолжать заниматься своей любимой гимнастикой.
Я зашла в зал и огляделась. Пока собрались одни девчонки. Одна из них отделилась от толпы и решительно направилась в мою сторону.
Я вспомнила эту девушку. Ее звали Антония Старк. Она уронила глайдер на занятии английского языка, а я подняла. Тогда она просто одними губами произнесла: «Спасибо!» и быстро отвернулась. Сейчас мисс Старк выглядела несколько иначе.
Не дойдя до меня несколько шагов, она широко улыбнулась и протянула мне руку:
- Привет. Я Антония Старк. Можно просто Тони. Приятно познакомиться!
- Привет, - я повторила ее дружелюбную интонацию, - я Розали Соллер. Можно просто Рози или Роуз, как тебе будет угодно. Мне тоже приятно познакомиться!
Ее открытая улыбка, добрый блеск в глазах располагали к общению. Похоже, у меня появился первый друг…
- Ты новенькая, - «Какая наблюдательная!» - а откуда вы приехали?
Интересное начало разговора. Но что ж, играть, так играть.
- Мы из Шотландии, из Инвернеса. Моя сестра учится на нашем курсе, просто она не посещает тех занятий, что я.
- Да, я знаю. Они с Эдвардом Калленом были на биологии. Скажи, а вы родные братья и сестры? Просто говорят невесть что, верить не хочется. Вот я и решила узнать сама. Ты не против?
Против ли я? Сама не знаю. Но ведь такие ситуации никто не исключал. Тем более, я больше всех была похожа на человека, не такая бледная, по крайней мере.
- Да, нет, что ты! – Я даже гламурненько так махнула рукой, чтобы выглядеть как можно естественней на фоне этих богатых расфуфыренных барышень. – Мы не все родные: Каллены – Эллис и Эдвард, мы с Беллой - Соллер, а уже Джаспер – Хейл.
- Это тот блондин? – Я кивнула. Ошиблась я, похоже, с выводами, довольно раздражительная особа. – А родители у вас кто?
Так, надо завязывать…
- Наш с Беллой отец, родной, Чарли Св… Соллер. – Господи, она на меня плохо действует. – А у Калленов и Хейла приемные родители Карлайл и Эсме Каллен…
Она не успела ничего произнести, потому что метнула взгляд мне за спину и застыла.
Я не видела его. Но запах… такой легкий и терпкий, мускусный… Этот запах я могла узнать из тысячи.
Я не хотела оборачиваться, зная, что Ньютон, уже увидел меня и вовсю сверлит презрительным взглядом. Я просто подошла к трехметровой вышке для прыжков, и стала делать вид, что разминаюсь.
В зале все смолкло. Только тихие, очень легкие шаги было слышно.
«Черт! Он ко мне идет! Розали Соллер, держи себя в руках!»
- Соллер!..
Опять этот голос. Опять те же мурашки по коже…
Я медленно, чтобы не делать резких движений повернулась на голос.
Если бы история про челюсть и асфальт была правдой, сейчас я бы собирала зубы, стоя на коленках…
Похоже, вся школа пришла поглазеть на битву интеллектов…
За Ньютоном стояли все его приспешники. Он же, как гордый орел вскинул голову и смотрел мне в глаза.
- Что, Соллер, тебя ведь Розали зовут?
Я не ответила, удостоив оппонента только легким кивком.
- Ну, что же… Ты ведь крутая, правда? Такая надменная… Но тут нет твоих бледненьких братьев! Защитить не кому…
- Ты считаешь, что мне нужна чья-то защита? – Я прищурилась.
- О! Ну, тогда докажи, что ты самостоятельная девочка!
Ньютон засмеялся и повернул голову к зрителям, они довольно ухмылялись. Все!..
- Доказать? – Я немного не поняла, что именно он имел в виду. Он хотел, чтобы я его сожрала?! Запросто! Только не сегодня.
- Ты, что – тупая? Докажи, что ты сильная! – Он сделал паузу, осматривая спортивный зал. – Спрыгни, например, с этой вышки. – Ньютон указал на трехметровую лестницу за моей спиной.
Я почувствовала, как гнев закипал у меня внутри. Ярость накатила на меня волной. Пришлось крепко сжать кулаки, чтобы сдержать порыв…
О, Боже! Я почувствовала, как кончики моих пальцев начало жечь огнем. В секунду, чтобы не навлечь на себя большую беду, я повернулась к лестнице и поставила ногу на первую решетку.
- Доказать? – Сказала я сквозь зубы – Получи, мерзавец…
Я видела все, как в тумане. Плохо соображая, что делала, я думала о том, что я не только пытаюсь держаться подальше от этого звереныша, но и еще и повыше.
Стоя на краю вышки, я на миг остановилась, посмотрев в лицо Ньютона. Он широко раскрыл свои бездонные серые глаза. Я не успела заметить, как в них мелькнуло что-то вроде страха, я оттолкнулась ногами…
Сделать все естественно немного не вышло – как я не пыталась приземлиться тяжелее, чем обычно, я все же опустилась на разложенные маты настолько грациозно, что, когда я посмотрела в глаза обидчику, то увидела там нечто похожее на восхищение. Но это выражение быстро исчезло, оставляя место только холодному отчуждению.
- Эквилибристка – адреналинщица… - Произнес тихо Ньютон и, резко развернувшись на пятках, вышел из зала, выводя за собой толпу зевак.
- Ты понимаешь, ЧТО ты сделала? – голос Эдварда срывался на рык, когда он низко наклонился ко мне через стол в столовой и заглянул в глаза.
- А что мне оставалось делать? Он провоцировал меня! Я же не могла сжечь его и всех окружающих… Я просто выбрала наименьшую из зол! – я не оправдывалась, я нападала.
- Тебе восемьдесят лет и ты до сих пор не научилась себя контролировать?
- Я не попадала в такие ситуации! А «тренажер» вы еще не придумали!
- Успокойтесь! – резко вставила Белла, она даже подскочила от негодования. Мы в удивлении повернулись к ней. – Что вы делаете! Эдвард, ты не был в такой ситуации? Ты на глазах всей школы остановил фургон одной рукой! Что ты хочешь от нее!?
Каллен вытаращил на жену глаза.
- Белла…
- Замолчи! Смотри, кто идет сюда!
Я повернула голову назад и увидела Грейс, идущую в окружении своих подружек.
- Соллер, поговорим?
Я медленно поднялась из-за стола и отошла от своих родственников, сделав знак Эдварду, что бы он наблюдал.
- Что ты хочешь?
- Не хочешь присоединиться к нашей команде чирлидеров?
Я открыла рот от изумления. Но быстро взяла себя в руки, не хватало еще здесь устроить заварушку.
- Нет, спасибо. Хватит с меня прыжков. – Ответила я холодно.
Блондинка кинула на меня злобный взгляд и, развернувшись на сто восемьдесят, быстро отошла от нашего столика.
- О, дорогая, ты только что отказала звезде… - Эдвард хитро улыбнулся.
- И нажила себе еще одного врага. – Резюмировала Эллис.
Все, это предел…
Я что-то говорила о цикличности? Так вот, история повторяется с точностью да наоборот!


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 20:12 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


занятно...
 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 20:25 | Сообщение # 5
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 5: Информационная загрузка…

Я лежала на кровати, уткнувшись лицом в шелковую подушку.
В памяти сохранился образ человека, который только что чуть не разрушил нашу жизнь.
Перед глазами стояло его озадаченное лицо.
И запах…
Я медленно сходила с ума – во мне боролись разные чувства. Совершенно разные по остроте восприятия. Как лед и пламя, день и ночь, свет и тьма, сладкое и горькое…
Я ненавидела Дориана Ньютона всем сердцем, но его лицо стояло передо мной, словно он рядом. Я презирала его, но тот, настороженный взгляд, который он мельком бросил на меня перед тем, как уйти из спортивного зала, заставлял мое холодное сердце стучать еще сильнее.
Я лежала и думала, стараясь не шевелиться, на протяжении вот уже четырех часов. Если честно, то мне хотелось, чтобы из комнаты ушли Белла и Эллис, которые сидели в креслах и молча, смотрели на меня. Потом, правда, была попытка Беллы отвлечь меня, но и она не увенчалась успехом. Они ушли, тихо закрыв за собой дверь.
Я не хотела спускаться вниз, потому что знала, что мне устроят мои родственнички, в частности Чарли и Эдвард. Воспитатели!.. Они начнут читать мне морали, наставлять на путь истинный, а просто понять, что я и сама не рада такому повороту событий не удосужатся. Только Белла может встать на мою защиту. И Эллис, которая спокойно положит свою ручку на грудь любимому Джасперу и скажет: «Прости, родной, но это женские дела. А у женщин свои секреты». От Эдварда Каллена и Чарли Свон так легко не отделаться.
Даже в нашей семье сплошные противоречия, а что уже говорить обо мне и Ньютоне.
Я и Ньютон…
Почему-то в груди что-то больно сжалось, как от безысходности, словно от отчаянья. Самые мелкие детали, абсолютно незаметные простому человеку, говорили, что у Ньютона все же была душа. Но больше всего меня бесило осознание того, что меня это реально задевает…

Я тихо спускалась по лестнице, когда перед моими глазами предстала «забавная» картинка. Чарли Эсме спокойно сидели перед телевизором и смотрели вечерний десятичасовой выпуск новостей. А Эдвард и Джаспер вместе в Карлайлом, что-то бурно обсуждали. Белла и Эллис сидели рядом с ними с совершенно каменными лицами. Причем у Беллы выражение было такое, словно она нажала красную кнопку, и ядерным взрывом снесло пол России. Она была напугана.
Как только я достигла последней ступеньки, все резко повернулись в мою сторону. Эдвард нежно улыбнулся, Джаспер просто застыл, сканируя психоатмосферу помещения, а Белла и Эллис не шевельнулись ни на миллиметр, продолжая сидеть ко мне боком. Что-то не так было во всем этом спектакле - наигранные улыбки, мрачное молчание.
- Что произошло?
Мне никто не ответил, только Белла и Эллис быстро переглянулись.
- Не из-за погоды же вы такие мрачные! Что произошло? Хотя, нет, дайте сама догадаюсь – ваша внучка – выскочка, ее надо ликвидировать…
- Прекрати! – Белла в последнее время была особенно нервной. Если бы она не была вампиром, я бы списала ее состояние на… беременность, например. Но нет, все ее жесты говорили о том, что она сильно психует.
- Роуз, милая, присядь к нам за стол. Надо поговорить…
Эдвард жестом указал мне на свободный стул, который был выдвинут. Промелькнула мысль о том, что кто-то – Чарли или Эсме – тоже сидели здесь, но покинули место спора. Скорее всего, это был Чарли. Он вечно уходил от проблем, вместо того, чтобы решать их со всеми. Такой уж он был… вампир.
Я, молча, подошла и села. За окном барабанил осенний дождь, пришел первый холод, и специально для себя мы разожгли огонь в камине – так человечней, но уюта в гостиной не было… Было слишком мрачно…
Я повторила свой вопрос:
- Что произошло?
- Джаспер тут кое-что нашел…
- Вы о Ньютоне будете говорить?
- Да, Роуз, о Ньютоне… Вернее не о Дориане, а о его отце.
- И что не так с его отцом? – я скрестила руки на груди, в упор не понимая откуда во мне столько желчи – ведь Эдвард просто хочет меня уберечь…
- Вот именно – уберечь. Поэтому не стоит меня перебивать…
- А что, что-то интересное расскажешь?
- Для кого, как…
При этих словах Эдвард посмотрел на Беллу, которая, не меняя позы, сидела ко мне боком и смотрела прямо перед собой.
- Я не знаю, с чего начать, - Эдвард впервые выглядел таким нерешительным. Он всегда был самым смелым и благоразумным в нашей семье. Но Каллен очень волновался за жену, которая тоже вела себя странно. – Понимаешь, много лет назад, когда мы начали борьбу с ликанами, здесь в Форксе произошел один случай, который стал в итоге неожиданно резонансным…
Я приготовилась внимательно слушать. Потому что, судя по лицам всех находящихся в гостиной родственников, включая Чарли и Эсме, это была очень важная информация.
Эдвард продолжил, иногда поглядывая в сторону Беллы:
- Нам, в частности Белле, пришлось столкнуться с одним представителем прямо по дороге домой. Она постаралась увести его подальше, где благополучно, правда, не без помощи Джейн Волтари, смогла ликвидировать опасность. Как оказалось, впоследствии, мы не учли один немаловажный фактор – тело убитого зверя надо было сжечь, но мы не сделали этого. Эммет и Ворон, человек-рысь, просто закопали его в лесу, подальше от федеральной трассы. Конечно, мы должны были предусмотреть такой вариант, что Форкс за долгое время разрастется, но чтобы так, как сейчас… Но никто, к сожалению, не знал, что тела ликанов нетленны. Они не разлагаются…
Меня передернуло. Мама «показывала» мне их, я даже запах их чувствовала. Теперь я представляю, как пахло это чудовище, когда его раскопали.
- Раскопкой, то есть перекопкой местности занималась строительная компания «Ньютон – Индастриз»…
Вот это да! Теперь я понимаю смысл выражения лица Беллы.
Эдвард остановил свой рассказ и взглянул на Джаспера, который продолжил за него:
- Сын Майка Ньютона работал на своего родного дядю, который сменил бизнес по продаже спорттоваров на строительный, отделившись тем самым от Майка. После того, как они наткнулись на тело неизвестного им существа, парень смекнул, что нужно что-то менять в своей жизни и решил заняться учебой с перспективой генных разработок, на которые в то время был колоссальный спрос. Таким образом, она развили свой бизнес и создали новую корпорацию «НьютонДженезис»… Понимаешь, к чему мы ведем?
- «Эффект бабочки»… - произнесла я тихо.
- В том то и дело, что еще неизвестно к чему это нас приведет. За последние несколько лет исчезли два десятка человек. Они просто испарились! – Чарли говорил тихо и уверенно, он знал это из достоверных источников. – Некоторые поговаривали, что это дело рук «белых» людей, которые живут за городом…
- Боже! - я не ожидала, что я произнесу это, но я в порыве эмоций даже руку к сердцу приложила – вот такой вот человеческий жест.
- Да, он бы нам помог, если бы мы были людьми. – Чарли сказал это и отвернулся. Ему было противно, что приехав в родной город, мы сразу же нарвались на неприятности. Если, конечно, это можно было назвать неприятностями. Похоже, это была катастрофа.
- Получается, что тем, что мы продолжали помогать оборотням в их работе. разрешая своим друзьям жить в нашем доме, мы сами на себя навлекли потенциальную угрозу… Из-за ошибки, которая оказалась фатальной! – когда я это произнесла, Белла еще сильнее побледнела и медленно повернулась к нам лицом. Ее голос был тих, но тверд:
- Это моя ошибка… Надо придумать, как устранить последствия.
Эдвард взял ее за руку и мягко поцеловал кончики пальцев.
- Белла, это не твоя ошибка. Это ошибка природы, в конце концов. Потому что мы не идеальны, мы тоже допускаем промахи. Даже Эллис не может знать наверняка, как повернется наша судьба. Розали права, это «эффект бабочки»…
- Хорошо. – Джаспер положил свои руки на стол, привлекая этим к себе наше внимание. – Есть еще кое-что. Отец Дориана Ньютона вплотную работает над каким-то засекреченным со всех сторон проектом. Он ярый фанат своего дела. Но… - он почему-то посмотрел на меня. – Дориан не может быть в курсе, потому что отец вот уже два года не живет с ними. Он просто поселился в лаборатории со своей напарницей Мелори Фокс. В общем, выход один – надо как можно больше узнать о работе Сайруса Ньютона, потому что именно в нашем случае должен сработать принцип «предупрежден – вооружен»…
На этом мы закончили наше «совещание». Мужчины остались разрабатывать план действий. Чарли с его нынешней работой в полиции, где он занимал должность внештатного эксперта по особо важным делам, мог найти информацию об исчезновениях людей. Он очень заинтересовался этой информацией, потому что всегда считал, что все в этом мире взаимосвязано.
Джаспер должен был найти хоть какую-нибудь информацию о разработках «НьютонДженезис». Эллис следить за будущим. Эдвард должен был следить за мной. Карлайл за своими пациентами…
В общем, мне досталась самая важная обязанность – не лезть к Дориану Ньютону. А это действительно было очень трудно сделать, потому не я к нему лезла, а он ко мне.
Я поднялась к себе в комнату.
Итак, складывалась интересная картинка происходящего.
Много лет назад, наша семья допустила одну маленькую, но крайне неприятную оплошность – не сожгла труп монстра, которого благополучно присыпали землей в глухом лесу - ответственность за это Белла взвалила на свои хрупкие плечи, чем и было вызвано ее нынешнее настроение.
Необходимо было выяснить, было ли это «событие» связано с тем, что происходило в городе – исчезновение людей, обвинения в адрес наших «собратьев»…
У меня мурашки по коже бегали от осознания того, что нам еще предстоит. А самое страшное заключалось в том, что Дориан Ньютон мог знать обо всем этом, и поэтому так относиться ко мне. Он просто не знал, кто я, но знал, что я живу с «белыми» в том доме за городом, где всегда жили только «белые»…
У меня начинала болеть голова от этих мыслей. Я включила ночник на прикроватной тумбочке, села в кресло и постаралась расслабиться.
За окном веяло легкой ненавязчивой прохладой. Ночь справедливо вступала в свои права, неся природе время спокойствия и неги. Я стояла возле окна и вдумчиво вглядывалась в черную даль. Подняв голову, я увидела очертания полной луны, просвечивающейся сквозь тонкие сухие облака. Дождь перестал нагнетать депрессивную атмосферу, ветер перестал завывать за окном. Стало тихо и свежо.
Вдруг в моей голове возникло страстное желание двигаться. Я быстро открыла шкаф, достала оттуда мотоциклетный костюм и, быстрым движением рук завязала свои густые каштановые волосы в тугой узел. Дорога звала меня все настойчивей. Я нетерпеливо обула свои мягкие ботинки, предназначенные специально для скоростных поездок, и выскочила из комнаты.
Внизу было тихо.
Я спустилась по лестнице, надеясь, что не наткнусь на кого-нибудь из родственников. Но ошиблась…
Перед камином сидел Джаспер, он держал на руках свернувшуюся клубочком и прильнувшую к груди Эллис. Они быстро подняли на меня глаза.
Джаспер открыл было рот, но Эллис его опередила:
- Не стоит тебе сегодня кататься на мотоцикле…
- Это почему же?
- Я не могу объяснить, но у меня странное предчувствие… Тем более Эдвард мне…
- Его здесь нет, как видишь. Эллис, - я снизила свой тон, пытаясь обращаться к любимой тете, как можно мягче, - мне действительно не хватает в данный момент именно этого – я хочу прокатиться. Правда, я не долго…
- Обещай, что не будешь выезжать за пределы города?
- Обещаю, милая!
Я быстро подбежала к Эллис и звонко чмокнула ее в щеку. Она всегда мне доверяла. И Белла, если бы была сейчас здесь, ответила мне то же самое, что ее «сестра». У меня были славные родственнички, странные, но славные.

Я уже выезжала за пределы наших владений и не могла видеть, как Эллис резко напряглась и уставилась в пустоту. Джаспер поднялся и обнял ее за плечи:
- Что-то будет?
- О, нет! У нее поломка в мотоцикле.. Авария… произойдет авария..
- Позвать Эдварда?
- Нет, не надо… Ничего серьезного не произойдет… Я вижу ее в завтрашнем дне… Счастливую…
Эллис расслабилась и хитро улыбнулась.

Глава 6: Поворот…

Я гнала свой байк на предельной скорости, не боясь, что меня заметят. Обычно, в больших, но совершенно глухих городах, каким и являлся Форкс, люди ночью погулять не выходили. Тем более нужно было учитывать тонкую ледяную пленку, которая накрывала дорожное покрытие, как на проезжей части, так и на тротуарах.
Я была уверена в себе, как водителе, но иногда мои колеса буквально скручивало на скользкой трассе. Это давало такой потрясающий по силе ощущений выброс адреналина, что захватывало дух.
Проезжая уже десятую милю по узким улочкам очередного спального района, я почувствовала легкую вибрацию руля, которая говорила о возможной неполадке. Я крепче держала мотоцикл, пытаясь понять причину этого неприятного явления. Судя по звуку, я пришла к выводу, что эти неполадки вызваны проблемами с топливной системой. Скорее всего, сгорели свечи зажигания…
Проходя очередной вираж, не снижая скорости, мотоцикл резко дернуло в сторону. Я напряглась, прижимаясь ниже к сидению, чтобы успеть сгруппироваться при возможном падении.
Придавливая кнопку экстренного торможения, чтобы остановить байк, я начала уходить в пике. Да, именно в пике, потому что та скорость, с которой я ехала до поломки развивалась обычно «Боингом» при взлете. Так что мой «полет» мог прекратиться, оставив после себя долгую память о любимом виде транспорта.
Приложив максимум человеческих в сочетании с вампирскими усилий я выровняла-таки свою машину. Но случилось нечто, что отвлекло меня от концентрации – я заметила маленького продрогшего котенка прямо посередине дороги. Мгновенная вспышка, и байк безостановочно крутит по проезжей части…
Удар… Яркий свет… Темнота…

Я просто потеряла сознание, как маленькая человеческая девчонка. Продолжая лежать на земле, я почувствовала под собой что-то мягкое. Значит, меня неплохо выкинуло из «седла», потому что до ближайшего от дороги газона надо было лететь метров десять…
Звук тихих, но решительных шагов заставил меня напрячься. Я молилась про себя, чтобы этим человеком оказался кто-нибудь, не имеющий отношения к дорожному патрулю – не хватало мне еще разборок с дорожной полицией, на ночь глядя.
Я крепко зажмурила глаза и услышала… знакомый до боли в груди голос.
- Проклятье! Самоубийца! Парень, ты жив?!
Он бежал ко мне. Боже! Только не Ньютон!
Я старалась как можно правдоподобней прикинуться потерявшей сознание. Тогда у него может, не получится расстегнуть мой шлем, и он меня не узнает. А я просто встану и уйду.
- Эй! Парень, ты слышишь?
Я не откликалась.
Он подошел ко мне и присел на корточки. Потом взял мою голову в руки и стал аккуратно стягивать шлем. Я сквозь тонированное стекло, полностью скрывающее мое лицо, видела, каким взволнованным было его лицо. Его серые глаза сверкали в свете фонаря, отраженного от моего шлема. Ньютон действительно волновался за «раненного» водителя. Я невольно залюбовалась этим зрелищем, его теплый такой испуганный взгляд открывал для меня что-то новое в этом человеке. Я не могла его ненавидеть сейчас, это было невозможно!
Но тут его глаза остановились на уровне моей груди. Сначала, его взгляд ничего не выражал, но потом… Дориан даже рот открыл, резко отпрянув от меня.
- Девушка…
Он видимо обладал мощнейшей способностью контролировать свои эмоции, потому что он сразу начал действовать. Ньютон быстро ощупал мою шею, потом осторожно расстегнул ремешок на шлеме. Я старалась не шевелиться, чтобы не спугнуть старающегося «спасти» меня одноклассника. И вот он стягивает шлем, волосы падают на мое лицо, он аккуратно их убирает…
- Соллер!
Я медленно открыла глаза. Его голос, полный ужаса и негодования, зазвенел в ночном воздухе.
- Розали Соллер… Адреналинщица, черт тебя побери!
Ньютон опять склонился надо мной. Только его глаза теперь были не нежными, как пять минут назад, а такими же холодными, как вчера.
Спектакль разыгрывать смысла не было. Я медленно, чтобы не выдавать своего нормального состояния, поднялась и села, опустив голову. Она и правда немного кружилась.
- Ты видел? – спросила я тихо, стараясь не выдать своего волнения.
- То, как ты пролетела десяток метров и не поломала себе ни одной кости? Или то, что твой мотоцикл, смяло о дорожное ограждение, как алюминиевую банку? Что я должен был увидеть?
Злость и раздражение в его голосе отражались в моей голове яркими вспышками боли.
- Ты можешь не орать, по крайней мере, сейчас. Мне твоей ненависти в школе хватает…
- Ненависти? – Он был ошарашен таким признанием. – Чтобы ненавидеть, надо что-то чувствовать… Соллер.
Эти слова ножом полоснули мою душу. Мерзавец…
« Соллер, держи себя в руках!»
Я почувствовала, как кончики пальцев начало жечь огнем. К сожалению, необходимо было резко переключиться на что-то отвлекающее, чтобы остановить процесс пирокинеза. Я постаралась быстро повернуть голову в сторону мотоцикла. Мне придется пожертвовать своим любимым байком, только бы не выдать себя. Особенно перед ним…
Огонь в моих руках разгорался все сильнее, пришлось крепко сжать кулаки.
- Ньютон, уходи отсюда… Быстро! Прошу!
Он даже не успел среагировать, как я быстро, со скоростью молнии направила вспышку огня в сторону смятого куска железа…
Взрыв прогремел так громко, что Ньютон упал на траву.
- Боже! Что это было?!
- Взрыв, придурок…
Мне было не до споров с этим человеком. Но он, похоже, так не считал.
- Я понял, что взрыв! Откуда?
- Господи, Ньютон! Мой мотоцикл разбит в дребезги! Значит, коротнуло где-то возле топливного бака…
- Ты, что, с ума сошла? Ты в каком веке живешь? – Дориан быстро поднялся на ноги и подбежал на несколько шагов к тому немногому, что осталось от моей машины. – В них же баки топливные из пластика! Как там могло коротнуть? Ты же лучшая в классе по физике!
«Это комплимент?»
Я тряхнула головой, словно это бы помогло мне собраться с мыслями. Только сейчас я заметила, что изрядно растрепалась. Волосы распустились из пучка и падали мне на плечи, одежда была вымазана мокрой травой. Я стала подниматься с земли, когда Ньютон спокойно произнес:
- Датчики сработали минуту назад. Через две здесь будет патруль…
- Черт! Черт… черт… черт… - «Надо сматываться отсюда!»
Я сделала несколько пробных шагов, чтобы убедиться в том, что я могу это делать. Теперь оставалось только отделаться от Ньютона, который по прежнему продолжал стоять недалеко от меня.
- Что ты здесь делаешь? – оскалилась я на него.
- А что ты мне предлагаешь, оставить тебя здесь и пойти спать?
Интересный поворот событий!
- Не надо со мной возиться, как с маленькой. Я сама справлюсь…
- Слушай, Соллер! – Похоже, парень начинал терять терпение. – Я не знаю, насколько ты была больна ДО того, как спрыгнула с вышки в школе, но ПОСЛЕ с тобой точно что-то случилось… - И тут он заорал: - Ты хоть представляешь, дура, что могло случиться, если бы не твои ангелы-хранители, черт тебя побери!? Ты за спидометром своим следишь? Да у тебя скорость была свыше двухсот миль! Ненормальная!
- Не ори на меня…
Я сама удивилась тому, каким тихим вкрадчивым голосом я это сказала, а уже какое впечатление это произвело на Ньютона…
Он стоял и смотрел на меня шальным взглядом. Я даже могла слышать, как шевелились в его голове мысли: Ньютон решал, сбежать сейчас или посмотреть, что будет дальше. Неожиданно для самой себя я рассмеялась. Либо Дориан был в таком шоке, что не соображал, что делал, либо его тоже эта ситуация изрядно забавляла. Я представила картину со стороны: растрепанная девица в мотоциклетном костюме согнулась пополам в приступе гомерического смеха, а рядом в такой же позе стоит аккуратно одетый парень и… тоже смеется. Прекрасные экземплярчики для дорожного патруля.
Когда приступ хохота прошел, и я окончательно выпрямилась, Ньютон вытянул руку и прислушался к ночным звукам. Я даже на секунду засомневалась, не вампир ли он? Он, похоже, слышал что-то, что я не могла. Хотя природными инстинктами вампира я обделена не была…
- Слушай, Соллер, они в квартале отсюда. Иди в сторону леса. Знаешь, куда это? – я кивнула, слабо понимая, что он хочет сказать. – Я сейчас подгоню машину на соседнюю улицу и отвезу тебя домой…
- Эй! Ньютон, с чего это тебе помогать мне?
- Ты хочешь идти домой пешком? Валяй!..
Его разозлили мои слова. Он в кое-то веке предлагал кому-то помощь, а я такая плохая сомневалась в его порядочности. Вот только забыл парень, что сегодня он спровоцировал меня…
- Слушай, Соллер, - он вытянул руки перед собой, как делают в тех случаях, когда хотят кому-то что-то доказать. – У меня нет желания стоять здесь на морозе, посреди улицы ночью, да и еще рассказывать патрулю, куда делся водитель этой груды железа…
- Ладно, все, заметано… Я буду ждать тебя там, - я показала головой в сторону леса.

Я остановилась на окраине города, понимая, что все, что я делаю, не идет ни в какие рамки моей принципиальной позиции. Я обещала себе, что постараюсь держаться подальше от этого человека. Но это было настолько же не возможно, насколько не возможно прожить жизнь заново. Я не понимала причин его поведения, не понимала и себя. Но как же, черт возьми, меня влекло к Ньютону.
Я слышала рев мотора, чувствовала, как он подъезжает и останавливает свою машину у меня за спиной.
- Садись же! – нетерпеливый голос обволакивал меня так же, как и морозный ночной воздух, заставляя ежиться от необъяснимого удовольствия.
Сев в машину, я посмотрела на Дориана.
- Ты знаешь, куда вести?
- Ты мне покажи человека, который не знает, где ты живешь! – Он улыбался.
- Почему это? – я не поняла…
- С сегодняшнего дня о тебе знают всё абсолютно все!
- Какая глупость! Неужели один прыжок с вышки может принести человеку такую популярность?
- А ты разве человек? – Дориан повернул голову и, прищурившись, посмотрел мне в глаза.
Такого ощущения страха я не испытывала никогда…
- Ты, что – шутишь?
Ньютон засмеялся:
- Ну, я сомневаюсь, что человек после такой аварии смог бы выжить. А ты – нет?
- Мне повезло! Просто повезло!
- Конечно, ведь там оказался именно я, а не свора полицейских, которые затаскали бы тебя по участкам и больницам. Но, как так получилось, что ты, пролетев через весь газон, как тряпичная кукла, осталась целой и невредимой?
- О! Я просто выделывалась! Хотела произвести на тебя впечатление!
- Так ли?
- Именно так! Дориан, спасибо конечно за помощь, но оставь свой юмор для подружек.
- Подружек? Да уж, они-то как раз его и не понимают…
- Несчастный…
Мы почему-то опять засмеялись. Вместе.
Настроение поднялось, вытеснив тем самым тревоги и страх. Тема «не человека» по-видимому была закрыта… Кто-то из классиков сказал: «Я лучше подумаю об этом завтра»…


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 20:43 | Сообщение # 6
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


"Интересный поворот событий!"
 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 20:51 | Сообщение # 7
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 7: История боли…

Не знаю, что получится, но я постараюсь кое-что разъяснить…

Дориан Ньютон
Я ненавидел его всеми фибрами своей болезненной души на протяжении сознательной жизни. Лишь в пятнадцать лет я нашел в себе силы показать ему, насколько моя ненависть переполняет мое существование.
Я сделал то, чего не сделал бы никто в этом городе. Не нашелся бы такой человек, который смог бы в открытую заявить Сайрусу Ньютону, что подозревает его в исчезновении десятка людей. И уж конечно никто не смог бы заявить ему - для чего именно ему нужны были эти люди….
Тогда, два года назад я пришел в лабораторию своего отца, чтобы получить очередную дозу препарата, который он мне вводил с самого рождения. Сайруса не было в кабинете, только странная папка с бумагами, и это на пороге двадцать второго века, века высоких технологий…
Я не смог побороть свое болезненное любопытство и заглянул внутрь.
Цифровые снимки странного существа, формулы, результаты исследований – все это говорило о существовании чего-то неизвестного до этих пор мировой науке. Отсканировав материал, я быстро удалился из помещения. На досуге мне было чем заняться…
По мере того, как я погружался в списки и статистические данные, до меня медленно доходило, что мой отец был еще большим чудовищем, чем то, что они нашли много лет назад в Форкском лесу.
Разговор произошел через три дня. Датчики слежения засекли копирование материала, и конечно же Сайрус Ньютон понял, кто именно это сделал. Потому что кроме меня и Мелори никто не мог войти в лабораторию.
Отец не доверял мне так, как мисс Фокс, он просто не мог предвидеть, что его «больной» сыночек окажется таким проницательным.
Сайрус не орал на меня, как он обычно это делал. Он просто спросил, что я собираюсь делать с полученной информации. На что я дал ему вполне вразумительный ответ:
- Если ты появишься в этом доме, я обнародую материалы, и ты ничего не сможешь мне сделать.
Уже тогда я понял, что был прав. Я был его первой подопытной крысой, а не сыном…
Больной сыночек…
Сколько раз я слышал это выражение, произносимое им же при любом удобном случае. Перед коллегами, перед инвесторами. Я не был больным в прямом смысле, я был просто первой эволюционированной физиологической формой человека, с двадцатью семью хромосомами… Он гордился мной, правда, по-своему. Ему льстило то обстоятельство, что с помощью инъекций его препарата я остался жив еще в младенчестве, и поддерживаю свою форму до сих пор.
Я вырос. Стал сильным, умным и очень взрослым…
У меня не было детства. Оно прошло за стеклянными стенами генетической лаборатории, где отец пытался выяснить причины моей генетической мутации, которая привела впоследствии меня к тому состоянию, в котором я пребывал постоянно и по сей день…
Я ненавидел всех, кто жалел меня, кто знал о том, кто я.
Всех, кроме матери. Она отдала всю себя, чтобы хоть как-то защитить меня от отца. Она вывозила меня на курорты, пыталась создать мне хотя бы видимость счастья. В эти моменты я был по-настоящему доволен своей жизнью, я видел любовь, в самом прекрасном ее проявлении.
Но это были такие короткие моменты жизни, что через несколько дней я постарался выкинуть все из головы, чтобы не было так мучительно больно вспоминать.
Одной из моих многочисленных способностей было то, что я мог контролировать свои эмоции и мысли в некоторых ситуациях.
Еще одной очень странной особенностью моего организма было то, что все его функции были включены на полную мощность. Я слышал и видел, как военный радар в Пентагоне – все в радиусе нескольких миль. Я чувствовал ложь и фальшь, с которой сталкивался постоянно. Особенно в школе.
Все, абсолютно все, включая Грейс Трампл, боялись меня, хотя именно она вечно клялась мне в любви и висла на моем плече при любом удобном случае…
Но появилась она. Та, которая бросила мне вызов, одним своим взглядом.
Я не почувствовал ничего, когда подошел к ней в кабинете физики – ни лжи, ни страха. Она была холодна, как лед. Недоступна моему пониманию.
Первое впечатление, которое на меня произвела новенькая – стерва.
«Стерва» с прекрасными карими глазами с золотыми вкраплениями.
Я возненавидел ее за одно только то, что не смог понять ее с ходу.
Но потом я увидел ее в столовой, в окружении родственников. Улыбка, такая теплая и нежная, которой Розали одаривала всех, кто с ней разговаривал за столом. Легкие жесты, взгляды… Все говорило о том, какая она. Наверняка очень сильная и смелая.
Я не мог не проверить этого. На второй день уже я бросил ей вызов. А Соллер с гордым видом приняла его.
Я видел ее на краю вышки. Красивая, тонкая, хрупкая и изящная, она прыгнула, не моргнув и взглядом, просто, чтобы доказать всем нам, что она может то, что нам не по силам. То восхищение, которое она вызвала во мне своим поступком, заставило меня пересмотреть взгляды на многие вещи.
Ведь, действительно, в моей жизни должен был появиться такой человек, который даст мне достойный отпор, а не станет преклоняться, как все окружающие меня людишки. Да, именно людишки, потому что я чувствовал их страх, их жалость. Но только не Роуз Соллер. От нее веяло неизвестной энергией. Смесью чего-то светлого и темного одновременно.
Сказать, что она меня просто заинтересовала, не сказать ничего. Розали Соллер всколыхнула самые потаенные частички моей души, заглянув своим сердитым взглядом туда, где меня самого не было уже очень давно…
Моя внешность, мои деньги, мой характер, выглядевший таинственным в глазах окружающих – были ничем по сравнению с загадкой этой красивой девушки.

* * *
Брат Розали, Эдвард Каллен, постоянно следил за мной, и каждый раз, когда он бросал на меня внимательный, но очень быстрый взгляд, в моей голове словно срабатывал какой-то жучок, отключающий внешнюю мыслительную деятельность.
Я насторожился…
В столовой, после пресловутого прыжка с вышки я опять увидел всю их семью. Что-то странное щелкнуло в моем мозгу, создавая ощущение дежа-вю. Я знал о них что-то, но не мог вспомнить что именно. Словно я видел это когда-то – несколько бледных учеников, сидящих особняком в школьной столовой…
Придя домой, я позвонил матери, задав ей единственный вопрос:
- Где те несколько коробок со старыми вещами, оставшиеся от деда?
- Я оставила их в гараже, в стенном шкафу… Дориан, что-то случилось?
Мама волнуется - впервые за несколько лет я чем-то заинтересовался. Я невольно улыбнулся. Здесь, в холодных стенах своего неуютного дома я мог быть тем, кем я был – простым подростком, с большим опытом в обмане и ненависти, но желающим чего-то своего, теплого и нежного. Перед лицом опять возник образ загадочной одноклассницы. Мне даже пришлось тряхнуть головой, чтобы прогнать видение.
Быстро спустившись в гараж, я первым делом оглядел свою коллекцию машин – «фольксваген-туарег», «мерседесы», которые же не выпускают тридцать лет – все это стояло на своих местах, я ненавидел беспорядок, и каждый день по вечерам приходил сюда, чтобы просто отвлечься. Вот и сейчас я немного задержался рядом с моей любимой «красавицей» и провел по ней рукой. Я любил это странное ощущение при прикосновении к металлу. Я любил холод…
Открыть шкаф оказалось довольно несложно, до него обычно никому не было никакого дела.
Коробка с фотографиями стояла в самом низу. Я достал ее и смахнул пыль. Воспоминания о покойном дедушке, самом нормальном человеке в нашей семье нахлынули на меня тянущей болью. Я сжал кулаки и открыл крышку.
Связанными стопками внутри лежали пожелтевшие и потрескавшиеся от времени фотографии, которые были очень дороги мне в детстве. Они были той самой связующей с нормальным миром ниточкой, которая становилась все тоньше и тоньше с каждым годом, отдаляя меня от того времени, когда дедушка был жив и мы могли проводить время вместе.
Первая стопка снимков была еще столетней давности. На них был мой прадед, Майкл Ньютон. Такой интересный парнишка с веселой улыбкой и взъерошенными волосами. У них в то время даже взгляд был какой-то странный, свободный и счастливый. На заднем фоне фотографии спиной стояла девушка с каштановыми вьющимися волосами. Ее фигура напоминала мне кое-кого, но пока я отмел все сомнения. На следующем снимке были запечатлены мой прадед и симпатичная черноволосая девушка. Похоже на выпускной, судя по надписи на обороте.
Следующая фотография выпала из моих рук. Я быстро поднял ее и пригляделся.
В арке, украшенной белыми цветами стояли улыбающиеся Эдвард Каллен и Белла Соллер. Я перевернул снимок и прочитал: «Изабелла Свон, Э. К. 2005 год»
- Спасибо Майк Ньютон, что сохранил это… для истории… - Произнес я тихо сам себе.
В душу закрался странный животный страх: кто же эти Каллены, черт бы их побрал?
Я вышел из гаража на улицу. В нос ударил холодный свежий запах осенней ночи, заставивший меня поежиться от удовольствия.
В нескольких кварталах от дома я услышал рев мотора. Какой-то сумасшедший, не знающий законов, решил покататься на мотоцикле среди ночи, наверняка, чтобы нарваться на грозных дорожных полицейских, которые ежечасно патрулировали нашу улицу. Я невольно вышел дальше к ограждению, чтобы посмотреть, кому это понадобилась такая прогулка.
Скорость, с которой ехал мотоциклист привела меня в ужас. Даже я, не знающий страха скорости, никогда не достигал максимальной черты спидометра. Но это…
Вдруг водитель резко повернул голову на что-то находящееся на дороге прямо напротив меня. Я поднял голову – котенок. Еще мгновение и я услышал удар: мотоцикл подбросило над землей и, словно чья-то невидимая рука буквально вырвала водителя из сидения и кинула через газон. Парень даже не успел сгруппироваться. Он, как кукла просто, пролетев метров десять рухнул на траву. Я испугался. Я никогда не жалел людей. Но этот человек, который рискнул собой из-за бездомного котенка… Я не мог его оставить.
За то время, пока я бежал и пытался докричаться до пострадавшего байкера, я успел выкинуть из головы волнующие меня мысли о фотографии. В данную конкретную минуту мне было не до старых странных снимков. Подбежав к нему, я осмотрел тело на предмет травм. Удивительно, он лежал так изящно, словно просто расположился отдохнуть на мягкой травке.
Одного мимолетного взгляда, устремленного на застежку мотоциклетной куртки на груди, хватило, чтобы понять, что это девушка. Меня передернуло.
Решительно, стараясь не сделать хуже, я аккуратно расстегнул тонкий ремешок шлема. Кожа на шее девушки была прохладной и гладкой, как фарфор. Но меня не испугало это, а наоборот, привлекло внимание. Даже мелькнула шальная мысль о том, что авария – прекрасный повод для знакомства…
Сняв шлем, я увидел белоснежную кожу лица, просвечивающуюся сквозь спутанные волосы, упавшие свободным каскадом. Видны были только губы, мягкие и нежно розовые. Я последовал внезапному порыву и убрал волосы…
Передо мной, прямо у моих ног лежала та самая, из-за которой я потерял покой. Та, из-за которой я сам нарушил сегодня вечером свое размеренное существование, открыв злосчастную коробку с фотографиями.
Розали Соллер собственной персоной…
Это был тот самый предел, о котором всегда писали в классических книгах, показывали в фильмах. Я забыл о том, как я делал вид, что презираю эту девушку. Я забыл о воспоминаниях детства и обо всем, что с ним связано. Я просто смотрел на нее и не мог поверить своим глазам: Соллер, прыгнув с вышки в школе и сейчас разогнавшись до двухсот миль на мотоцикле, разбив тем самым его о дорожное ограждение, была не просто сумасшедшей, она была вообще неизвестно кем…

Глава 8: Вызов судьбы…

Розали Соллер
Я не смогла заснуть этой ночью.
Восхитительные воспоминания его доброй улыбки, сдержанность слов, если не считать спора по поводу его чувства юмора. С Дорианом Ньютоном, которого я считала потенциальным врагом, оказалось очень интересно. Он стоически, правда, засыпая на ходу, провел меня к подъездной дорожке, где пожелав спокойной ночи и демонстративно зевнув, развернул машину и уехал в ночь. Я же еще какое-то время стояла на пустынной дороге и вглядывалась в след уезжающей мимолетной радости.
В голове звенел его голос: «А ты разве человек?»
У меня опять в который раз вдоль позвоночника пробежал холодок.
На востоке появились первые красноватые лучики проснувшегося солнца. Я медленно побрела домой, зная, что меня может там ожидать. Эдвард, Белла, Эллис и Чарли… Ужас…

Я ошиблась. В гостиной, перед камином все в той же позе сидела все та же парочка. Они спокойно посмотрели на мой внешний вид, после чего Джаспер, мельком мне подмигнув, удалился, оставив нас с Эллис одних.
Я грузно села в кресло, словно жутко устала, хотя я всего лишь попала в аварию и потеряла свой только, что приобретенный мотоцикл. Зато обрела, судя по всему, нового и совершенно неожиданного друга.
Смотреть на огонь мне было легко и приятно. Я любила его, он был моей стихией. Я подняла руку перед собой и сжала в кулак. Сразу же появилась маленькая вспышка, как у свечи, и я начала, играючи перебирать ее кончиками пальцев.
Эллис внимательно смотрела на игру огня в моих руках и тихо произнесла:
- Я так понимаю, что завтра мы с тобой едем покупать новый мотоцикл?
Я вскинула голову. Конечно, было бы банально, если бы я задала ей вопрос: «Откуда ты знаешь?» Но меня больше волновало другое, как бы это скрыть от Эдварда.
Эллис хитро улыбнулась:
- Я ничего не скажу Эдварду, если ты со мной завтра пойдешь по магазинам.
- Эллис, ты жестокая шантажистка!
- А ты саботажница… - парировала тетя. – Заодно расскажешь мне немного об этом мальчишке. Какой он?
- Давай завтра, Эллис. А в школу?
- Солнечная погода будет, милая. Первое противопоказание! – она весело засмеялась и упорхнула вверх по лестнице.
Я осталась еще ненадолго и тоже поднялась в свою комнату.
Напротив окна я установила огромное кресло, в которое я любила залезать с ногами и смотреть на природу. Здесь было нереально красиво: картинки, сочетающие в себе яркие осенние цвета зелени и золота, приводили меня в неописуемый восторг, возрождая заново мой внутренний романтический настрой.
Я тихо сидела в такой позе до тех пор пока в мою комнату не постучала Белла.
- Можно, родная?
- Конечно, Белла, заходи…
Я повернулась к ней лицом, наблюдая, как моя любимая бабушка присаживается на кровать.
- Не люблю ходить вокруг да около, поэтому ставлю вопрос на повестке дня – кто он и что вы делали после того, как ты попала… в аварию?
Вот так – в лоб, и в этом вся Белла.
Глядя в ее улыбающееся лицо, я воспряла духом, кто-кто, а Белла меня обязательно поймет.
- Дориан Ньютон. Он помог мне укрыться от полицейских…
- Весьма странный поступок, не находишь, особенно, если учитывать его недавнее отношение к тебе…
Белла внимательно следила за моей реакцией. Ей хватило сто лет, чтобы научиться у Эдварда читать мысли и угадывать настроения, как Джаспер.
- Я не знаю, что им двигало, но он сказал, что просто был неподалеку, вот и помог.
- Прекрасно. Ты собираешься сама сказать Эдварду? – видя мой непонимающий взгляд, она опять улыбнулась. – Эллис цитирует Омар Хаяма на языке оригинала. Она изрядно подустала…
Я засмеялась. Они спасали меня от гнева Каллена, как мило!
- Я сама расскажу, когда понадобится…
- Уверена, что это стоит сделать не прямо сейчас? – Белла заглянула в мои глаза.
- Прямо сейчас? – может и мне Шекспира повторить? – Хорошо, сейчас, так сейчас.
- Пошли, он заждался.
Бабушка мягко взяла меня за руку и четь сжала. Она была на моей стороне, но ничего не сможет сделать, если вдруг Эдварду захочется устроить мне допрос с пристрастием.
Удивительно, он улыбнулся, когда увидел меня в гостиной.
Он тоже не стал ждать моих оправданий. Он все прочел в моей голове.
- Он тебе нравится?
Я кивнула, молча отвечая ему: «Да».
Эдвард продолжил:
- Ты ведь понимаешь, что наш несколько необычный образ жизни может изрядно шокировать парня, если он узнает? А ведь он узнает…
- Я не знаю…
- В том-то и дело, что даже Эллис не знает. Роуз, это большая ответственность. И ты возлагаешь ее не только на свои хрупкие плечи, но и на всех нас, понимаешь?
Белла присела рядом с мужем.
- Эдвард, давай подождем. Сегодняшний день пройдет, а завтра посмотрим.
- Я ничего не скажу, Роуз. Но просто не забывай – кто ты, хорошо?
Я опять кивнула, понимая, что только они могли меня так поддержать.

Солнце светило так ярко, что мы с Эллис не смогли долго гулять по магазинам. В итоге решив заехать в автосалон и прикупить мне новую машину, мотоцикл я не хотела, благополучно отправились домой.
Я вихрем влетела в свою комнату в предвкушении чего-то нового. Эллис сообщила мне по дороге домой, что там меня ждет сюрприз.
Она вообще вела себя довольно странно: смеялась, шутила и не задавала мне никаких вопросов, сказав, правда только:
- Ты знаешь, а он симпатичный!
Я окинула ее непонимающим взглядом и в ответ получила лукавый взгляд и хитрую улыбку. Интересно, что она знала такого, чего не знала я?
Эллис не ошиблась. Увидев на экране глайдера зеленый огонек, я поняла, что получила новое электронное сообщение.
Неизвестный написал:
« Привет, Роуз. Тебя не было в школе… Ты в порядке?»
Не надо было долго думать, от кого это письмо. Дориан…
Я быстро схватила глайдер в руки, удобно уселась в любимое кресло и написала:
«Привет, Дориан. Со мной все в порядке, спасибо. Завтра буду. Увидимся?»
Через секунду я получила ответ:
«Обязательно. Мне есть, что сказать»
Что он хочет мне сказать?
Огонек опять загорелся зеленым – новое сообщение.
«Может, сегодня поговорим? Я заеду»
Я не раздумывая, написала:
«Хорошо. Буду готова через час»
Пауза…
«ОК»
Завязав волосы в узел, я оглядела себя в зеркале. Ощущение было такое, словно я собиралась на свидание. Капелька любимых духов, и я готова. Сногсшибательно! Черные обтягивающие брючки, черная шелковая блузка, кожаная короткая куртка и туфли на шпильке – вверх совершенства вкуса и стиля. Красивая, молодая и… бессмертная. Хоть бы на часок стать человеком и забыть о своих тайнах. Я поежилась от этих мыслей. Они появились в моей голове впервые.
Внизу перед телевизором сидели Карлайл и Эсме. Они переглянулись и посмотрели на меня. Каллен слегка улыбнулся и спросил:
- Ты скоро вернешься?
- Да, думаю, что да…
- Вот и прекрасно. Мы на связи, если что…
Эсме одарила меня ласковой улыбкой и помахала рукой. Какая добрая женщина, я всегда этому поражалась. Она никогда не задавала вопросов, никогда не критиковала. Эсме просто заботилась о нас и обожала своего мужа, но, как же красиво у нее это получалось, ненавязчиво. Я любила их всех. Всю свою семью за то, что они относились друг к другу с уважением и пониманием. Такое среди людей не встретишь.

Я быстро пересекла двор и вышла на подъездную дорогу. В свете луны блеснула серебристая машина Дориана. У меня перехватило дыхание. еще мгновение и я увижу его, почувствую его запах. Внутри что-то сладко заныло. Я удивилась этому ощущению, это со мной впервые. Я никогда не реагировала подобным образом на людей. Но Дориан… Он был чем-то новым для меня.
Ньютон открыл мне дверь и улыбнулся:
- Привет, Соллер. Как ты?
- В порядке. А ты?
- Лучше всех!
Я села на переднее сидение. Дориан сразу завел мотор, и мы, молча, покатили по ночной дороге.
- Куда мы едем? – Я не боялась его, я могла за себя постоять, но что-то подсказывало мне, что должно произойти что-то важное. Тем более он писал, что хочет поговорить.
На лице Дориана не дрогнул ни единый мускул, когда он ответил:
- Есть один разговор. Очень важный, особенно для тебя. Недалеко от берега есть прекрасное место. Там мы и остановимся. Люди в том месте бывают редко, что нас в данный момент должно устраивать. Я прав?
Он повернулся ко мне и посмотрел прямо в глаза.
- Может быть…
- Ладно, я думаю, чем скорее мы выясним кое-что очень важное для меня, и для тебя тоже, тем скорее мы придем к однозначному выводу. Я прав? – Он опять посмотрел на меня своими красивыми серебристыми глазами. Я кивнула, ожидая продолжения.
Ньютон понимал, что тянуть нет смысла. Он просто медленным движением руки достал что-то из внутреннего кармана своей куртки и протянул мне. Это была фотография, старая и пожелтевшая.
Я решительно взяла ее и посмотрела на изображение.
Впервые в моей жизни мне стало по-настоящему холодно. На снимке были Эдвард и Белла. Они улыбались, глядя друг на друга, и, судя по всему, Белла тогда еще была человеком, потому что на щеках у нее играл нежный румянец.
Голос Дориана разорвал тишину:
- Ты можешь мне это объяснить?
- Давай приедем на место, и я постараюсь…
Я не боялась Ньютона, как такового, я боялась его реакции. Он мне поверит, если я скажу, что я вампир, и мы все бессмертны. Но, что он сделает в ответ?
Дориан, совершенно спокойный внешне, аккуратно припарковал машину на смотровой площадке на утесе. Я медленно, чтобы не делать резких движений, открыла дверцу машины и вышла. Он последовал за мной.
Я не знала, что ему сказать. «Ньютон, мы вампиры, и я могу тебя съесть, но не буду этого делать, потому что я вегетарианец»? Глупо! Я решила действовать по-другому.
Я сняла куртку и положила ее на капот машины. Потом вытянула вперед обе руки и сжала кулаки. Дерево, стоящее напротив стоянки резко вспыхнуло. Дориан дернулся, но продолжал стоять, лишь только спокойным голосом произнес:
- Ты собираешься сжечь всю площадку?
- А тебя ничего не удивляет?
Я как раз подошла к горящему стволу и положила руки на него, чтобы забрать обратно энергию огня. Я всегда так делала, когда моя способность была контролируема.
- Удивляет?! - Ньютон ухмыльнулся. – Меня больше волнует, кто твои брат и сестра, кто ты, и почему я до сих пор с тобой разговариваю?
- Я сама в шоке…
Я сказала это так тихо и думала, что Дориан не услышит. Но ошиблась.
- В шоке? Интересно… Может объяснишь мне кое-что?
Он сделал шаг ко мне. Я заглянула в его глаза. Ньютон не боялся. Он просто хотел узнать…
- Я не думаю, что могу тебе доверять… Особенно, если учесть деятельность твоего отца…
Я не договорила. Дориан резко дернулся.
- К черту моего отца! Я ненавижу его. Меня волнует, что скажешь ты!
- Дориан, это плохая идея…
- Послушай меня, дорогая. – Он так произнес это слово, что у меня по коже побежали злополучные мурашки, которые последнее время посещают меня все чаще и чаще. – Смысла выдавать тебя своему отцу я не вижу, это только окажется содействием его исследованиям, о которых ты наверняка наслышана. Мне важно – кто ты… И мне ты можешь доверять.
- Так ли? – повторила я недавно произнесенные им же слова.
- Ну, Роуз Соллер, у тебя ведь нет выбора, я прав?


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 21:20 | Сообщение # 8
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


ну и фантазия у автора!
надо же, такое придумать!
молодчина!
 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 22:12 | Сообщение # 9
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 9: Вызов принят…

Он действительно был прав – у меня не было выбора.
Я стояла перед Дорианом, сжавшись, словно от холода ночи. Что творилось с моей душой на самом деле, не могла объяснить даже я. Мне было просто трудно дышать от волнения и страха.
Мы молчали.
Я не знала, что сказать ему, что ответить. Прав ли он в том, что у меня нет выбора? И стоило ли рассказывать Ньютону о нас? Я не знала…
Дориан сделал шаг ко мне. Я не шелохнулась. Он поднял свою руку и нежно провел по моей щеке тыльной стороной ладони. Я посмотрела в его глаза.
- Твоя кожа гладкая и холодная. Ты не человек, это точно. Кто ты?
Я не отпрянула. Я наслаждалась необъяснимым ощущением от его прикосновений. Дориан был таким искренним в этом порыве, он просто смотрел на меня и молчал.
Я прислонилась к недавно горевшему дереву.
- Что конкретно ты хочешь узнать?
- Все… Начало уже положено. Я нашел фотографию столетней давности, на которой запечатлены твои брат и сестра… Так что начни с них. Кто они?
- Они мои бабушка и дедушка…
Дориан резко выдохнул, не успев втянуть воздух обратно в грудь. Я посмотрела в его лицо и увидела широко раскрытые глаза. Он даже рот приоткрыл. Ха! А кичился тем, что его ничем не удивить. Вот и удивила. Но парень быстро взял себя в руки. Его лицо опять приобрело нейтральное выражение. Словно он ничего не слышал.
- Удивлен?
- Немного, - тихо произнес Ньютон. – А дальше?
- Дальше? Может, ты сам скажешь, кто они?
Дориан заулыбался. Его не пронять.
- Нет уж, лучше ты.
- Я не знаю, как сказать тебе это. Понимаешь, мы особая раса людей. Мы живем долго, очень долго.
- Сколько?
- Вечно… - я не смотрела на него. Мне было страшно увидеть его реакцию.
Ньютон застыл в изумлении, но опять промолчал, давая мне возможность собраться с мыслями.
- У нас несколько иной образ жизни, другая диета, например…
- Не говори только, что вы пьете кровь и вы вампиры! Это же фантастика! – Он, видимо, пытался шутить, не осознавая, что попал в самую точку.
- Ты сам ответил на свой вопрос…
Мой голос звучал очень тихо, но я не сомневалась, что Дориан меня услышит.
- Что?.. Вампиры…
Его взгляд устремился куда-то вдаль. Он о чем-то напряженно думал, наверное, вспоминал.
- Интересный поворот, не правда ли? - Его голос был задумчив и тих, словно он говорил сам с собой. Только, когда он повернулся ко мне и улыбнулся кончиками своих красиво очерченных губ, я поняла, что он обращается ко мне.
- Когда я нечаянно наткнулся на бумаги своего отца, в которых говорилось о странном существе, что они нашли в лесу неподалеку от города, я не удивился, потому что верил, что кроме людей на Земле должен еще кто-то существовать, разумный я имею в виду. Я не удивился, поняв, что я сам являюсь первым представителем нового вида человечества. Но вампиры… Я думал, что это сказки…
Он опять задумался.
Мне тоже было о чем поразмыслить. Одна фраза въелась в мой мозг и прокручивалась, как виниловая пластинка с заевшей иглой: «Я являюсь первым представителем нового вида человечества»…
Так вот, значит, почему он услышал патрульную машину раньше меня. А его неестественно белые волосы… Такое встречалось только у альбиносов, но глаза – глубокого серого цвета со стальными вкраплениями – явно не относились к недостатку пигментации. С виду совершенно обычный парень, но в мелочах…
- А ты? – я не удержалась. – Ты кто?
Дориан отошел к краю обрыва, заглядывая вниз, в черную глубину. Мне не оставалось ничего, как только подойти к нему.
- Я результат эксперимента… Мой отец ставил опыты на мне, как на крысе…
Я вздрогнула. Мне было сложно представить, как можно ставить опыты на собственном ребенке. Ведь я выросла в любви и нежности, и совсем не думала, что у кого-то может быть по-другому. Я, не говоря ни слова, подошла ближе к Дориану и положила свою руку ему на плечо.
- Дориан…
- Я родился не таким, как все дети, моя мать чуть не умерла. У отца в то время был в разработке некий препарат – вытяжка из крови неизвестного животного. Сайрус, видимо, не ожидал, что я выживу, у меня ведь изначально был изменен генетический код, я родился мутантом. Препарат закрепил мою силу. Я стал видеть и слышать лучше, чем люди. В три я бегло читал на трех языках…
Ньютон горько усмехнулся. Воспоминания причиняли ему боль, это было видно по его лицу. Он страдал. Вот она причина агрессии.
- А твоя мама? Она знала?.. – я спрашивала это очень осторожно, боясь, что Ньютон подумает, что я жалею его.
Мне не было его жалко, мне было за него больно…
- Мама? Весьма недалекая женщина, не смотря на то, что директор элитной школы Форкса. Но я ее очень люблю. Она единственный человек, которого я люблю... Но она не знала, что происходит. Пока я не пригрозил отцу в пятнадцать лет, что обнародую его исследования. Тогда она поверила мне, а не ему… Ей пришлось немало пережить за эти два года. Бедная мама…
- А ты думаешь, что ей было бы легче, если бы ты умер в младенчестве? – меня немного раздражал его слегка иронический тон, но он, по-видимому, привык так ко всему относиться, для меня же это было дико.
- Наверное, все же полегче, чем тогда…
- Но ведь сейчас у тебя все хорошо!
- Уже нет… - Он кинул на меня хитрый взгляд и продолжил: - Ты тоже вампир?
- В некотором роде.
- Объясни, как можно быть вампиром в некотором роде?
- Белла родила мою мать, еще будучи человеком. Ренесме, мама, родила меня от вампира. Так что во мне вампира – три четверти, а на одну оставшуюся четверть – я человек. Не сложно?
- Ни сколько! – Дориан сверкнул белыми зубами. Его глаза задорно блестели. Его лицо – такое доброе, такое веселое – озарилось широкой улыбкой. – мы с тобой, словно сошли со страниц фантастического романа: два неизвестных человечеству существа, гуляют вместе на первом свидании!
Мне стало смешно:
- Так значит, это было свидание?!
- А ты думаешь, для чего я тебя пригласил? Просто поболтать?
Но резко тон Ньютона изменился, став серьезным:
Роуз, Эдвард все время на меня странно смотрел в школе. Уж не хотел ли он меня съесть? Ведь он вампир?
- Мы не едим людей! Моя семья была одной из первых в мире вампиров, перешедшая на животную кровь. Со временем к нам присоединились многие кланы вампиров, поддерживающих традиции своих семей. Но ведь все в этом мире меняется. Люди, природа. Оказалось, что питаться кровью животных даже легче, чем людской. Можно жить среди простого населения, ходить в школу, общаться с одноклассниками… Дориан?
- Что? – Он повернулся ко мне.
- Можно задать вопрос личного характера? – Я сама не очень понимала, что конкретно хотела спросить, но слова сами срывались с губ.
- Теперь можешь.
- Почему ты так отнесся ко мне в первый день?
Ньютон хитро прищурился:
- Может, потому что ты заняла мой стол?
- Не смешно…
- Хорошо. Я объясню тебе. Понимаешь, меня всю жизнь окружает ложь… Ложь во всем - начиная с отношений с матерью, которая старательно делает вид, что все в порядке и ничего не происходило у нее под носом в течение пятнадцати лет, а потом последующие два года. И в школе, когда вокруг меня вьются толпы сопливых девчонок, млеющих от одного моего взгляда и слова… Роуз, а ты поверишь, что в моей жизни никогда не было друга? Настоящего друга, который бы вот так… - он посмотрел на мою ладонь: - положил мне руку на плечо, или рассказал бы мне свою тайну… Меня либо жалели, либо обожали. Но почти всегда это граничило с нечеловеческой ненавистью… Они всегда боялись меня. Значит, есть что-то отталкивающее во мне…
- Дориан…
Ньютон не дал мне сказать. Он продолжил свой монолог, подводя к ответу на основной вопрос:
- Ты оказалась не такой, как все. Твой твердый смелый взгляд, холодная усмешка – все говорило о том, что ты не станешь плестись за мной и вешаться мне на руки, как остальные. А на следующий день своим прыжком ты выбила у меня из-под ног почву: я понял, что нашел человека, с которым, по крайней мере, можно соперничать! Но ты не выходила у меня из головы по другой причине. – Дориан на секунду замолчал.
Он сделал шаг ко мне, вплотную приблизившись к моему лицу. От его запаха у меня кружилась голова, его дыхание обжигало мне щеку. Я сжалась, борясь с неимоверным желанием наброситься на него. Я прямо смотрела ему в глаза, ожидая продолжение.
- Ты прекрасна в своей опасности. Ты холодна и прекрасна…
Его глаза потемнели, в них загорелся огонь.
Дориан сжал мои руки так сильно, что у меня хрустнули пальцы.
Я не могла объяснить свои ощущения, но то, что со мной происходило – это было поистине прекрасно. Жар растекался по всему телу, сжигая сомнения и страх. Внизу живота образовался тяжелый комок, медленно поднимающийся к горлу и превращаясь в спазм, не дающий дышать.
Ньютон медленно наклонился к моему лицу. Он, слегка касаясь меня губами, тихо произнес:
- Я не знаю, что с нами твориться, но это нечто неожиданное. Я хочу поцеловать вампира…
Я не сдержалась и хихикнула.
Он отпрянул и строго посмотрел на меня:
- В кои то веке хочу поцеловать девушку, а она смеется!
- В следующий раз, когда захочешь поцеловать девушку, не говори о том, что она вампир. Это как-то глупо звучит, - я не могла говорить, потому что боролась с приступами хохота.
Дориан нежно взял меня за руку и сказал:
- По крайней мере, теперь я могу понять, почему я так хотел тебя увидеть. Роуз, может то, что между нами происходит – это не просто так? Может, стоит дать нам шанс попробовать?
- Ты имеешь в виду дружбу? – Я не могла отвести взгляд от его серебристых глаз.
- Можно начать с дружбы… Вампир и мутант – прекрасное сочетание!
Я, смеясь, хлопнула его по плечу.
- Теперь это будет наша любимая тема?
Дориан ничего не ответил. Он быстро посмотрел на комлинк, застегнутый тонким изящным ремешком на его руке.
- О! Время-то уже позднее! Поедем? Завтра ведь в школу.
- Конечно.
Мы сели в машину, и Ньютон завел мотор. Прежде, чем двинуться с места он повернулся ко мне и, близко наклонившись к моему лицу, произнес:
- Ты не представляешь, в какие игры мы начинаем играть с нашими судьбами. Но мне это определенно нравится! Розали Соллер.
Я знала, о чем он говорил. Но я не хотела бороться с тем новым чувством, зародившимся в моей душе.

Глава 10: Игра не по правилам…

- Роуз, может, будет лучше, если этот парень сам сядет к нам за стол в столовой? Он ведь теперь твой друг…
Голос Эдварда вырвал меня из воспоминаний о вечере, проведенном с Дорианом.
Передо мной до сих пор стояло его улыбающееся лицо, блеск в глазах цвета холодной стали и его нежный запах… То, как он брал меня за руку, как наклонялся, чтобы поцеловать…
Когда я подходила к дому, в моих ушах стоял гул, а сердце настолько звонко стучало в груди, что, казалось, вот-вот выпрыгнет.
В гостиной меня встречали Эдвард и Белла.
Они вообще как-то очень уж спокойно приняли новость о том, что у меня появился друг. А что меня больше всего удивило, так это то, что они никак не отреагировали на то, что этим другом является ни кто иной, как Ньютон – мальчишка, спровоцировавший меня на необдуманный и крайне опрометчивый поступок.
- Я… гм… не знаю… Может еще рано пока говорить об этом?
Я и правда не думала, что это хорошая мысль. Конечно, было бы приятно видеть его рядом с нами, такого улыбающегося и бросающего шутки в чей-то адрес, но не все сразу. Кто знает, что пришло ему в голову за ночь? Может он вообще не станет со мной общаться?
Эта мысль больно кольнула мое сердце.
Эдвард посмотрел в зеркало заднего вида на мое отражение и, встретившись со мной взглядом, чуть улыбнулся. Он знал, что происходит в моей голове, в моем сердце.
- Но он же знает, кто мы. Ты думаешь, ему можно доверять? – Белла повернулась ко мне, заглянув мне в глаза.
- А я знаю, кто он. И что из того? Мне же он может доверять…
Белла никогда не обращала внимания на мои выпады, граничившие иногда с грубостью. Но за восемьдесят лет жизни она привыкла, как, в принципе, и остальные.
Я отвернулась к окну, погружаясь в мрачные раздумья, вытеснившие хорошее настроение.
Действительно, могла бы я ему рассказать историю своей семьи? Мне вчера так хотелось это сделать, но то, что случилось на стоянке перед тем, как Дориан отвез меня домой… Все таки хорошо, что ничего не случилось. В сердце закралась надежда, что у нас будет еще не один шанс продолжить начатое.
В душе потеплело. Сегодня я ведь наверняка встречу Ньютона, а он уж точно придумает что-нибудь. Мы же теперь друзья. Я улыбнулась сама себе, чувствуя, что мое хорошее настроении все же не покинуло меня окончательно и бесповоротно.

Мы проезжали по улицам Форкса, в надежде заехать в автосалон и забрать мою новую машину, купленную вчера. Оттуда я решила добираться в школу самостоятельно.
Синий «порше», такой же, как у Джаспера и Эллис, ждал меня на стенде, сверкая свежей краской и великолепной амуницией.
Пожелав мне удачи с новой машиной, Белла и Эдвард поехали в школу, оставив меня наедине со своим приобретением.
Я провела рукой по капоту машины, ощущая приятный холод металла, скрывающего огромную мощь двигателя.
- Красавица ты моя…
Я быстро вскочила в салон и завела двигатель. Почему-то именно этот звук заставлял успокаиваться мои расшалившиеся нервы, отгоняя прочь затаившиеся в душе сомнения.
Я выехала из салона и помчалась в сторону школы.
Припарковав машину на свободной площадке, я вышла и направилась в сторону Калленов, которые все вместе ждали меня возле центрального входа. Я невольно вглядывалась в толпу, в надежде увидеть светловолосую голову человека, которого я так хотела встретить. Но Ньютона нигде не было.
Настроение осталось на нуле даже тогда, когда я направилась в кабинет физики, которая была первым предметом в этот день.
Войдя в класс, я услышала мрачное перешептывание одноклассников, которые бросали на меня быстрые настороженные взгляды. Два парня, которые два дня назад пытались несколько неумело узнать мое имя, вообще не смотрели в мою сторону. Меня устаивало такое положение дел. Единственный человек, которого я хотела здесь видеть – это был Ньютон. Но его здесь не было.
Настроение осталось на нуле даже тогда, когда я направилась в кабинет физики, которая была первым предметом в этот день.
Войдя в класс, я услышала мрачное перешептывание одноклассников, которые бросали на меня быстрые настороженные взгляды. Два парня, которые два дня назад пытались несколько неумело узнать мое имя, вообще не смотрели в мою сторону. Меня устаивало такое положение дел. Единственный человек, которого я хотела здесь видеть – это был Ньютон. Но его здесь не было.
Я села за свой стол и достала из чехла глайдер. На экране мигал зеленый индикатор, оповещая пользователя о поступившем новом сообщении.
У меня подпрыгнуло сердце, я чуть не издала громкий смешок, вовремя остановив прилив неуместной в данной ситуации радости.
Открыв письмо, я прочитала:
«Привет, Соллер. Скучаешь?»
Я уже хотела улыбнуться и что-нибудь сказать про себя этакое, но в этот момент в классе стало подозрительно тихо.
Я медленно подняла глаза и увидела, что возле моего стола стоит Дориан. Вот так, смело, он подошел ко мне на глазах у всего класса, не задумываясь, какие выводы сделают окружающие. Ньютон какое-то время смотрел на меня с серьезным видом, но потом широко улыбнулся и спросил:
- Свободно?
Я застыла на мгновение. Он, что, совсем дурачок? Еще и спрашивает…
- Конечно. Можешь присесть… если хочешь.
Дориан фыркнул. Он тоже достал свой глайдер и осторожно положил его на стол рядом с моим.
У меня слегка закружилась голова от его близости. Ньютон был теплым, и так вкусно пах… Начинаю бояться, что становлюсь законченной фетишисткой…
Я старалась не касаться его своей кожей, вспоминая свои ощущения вчера. От мысли, что сама прыгну на него и поцелую на глазах всего класса, мне стало смешно. Я старалась сдерживать улыбку, но у меня начали болеть скулы от напряжения. Дориан повернулся ко мне и внимательно посмотрел неморгающим взглядом.
- С тобой все нормально?
- О… Дориан, прости пожалуйста… Все хорошо, да…
Я постаралась взять себя в руки, но мой мозг решительно развивал эту тему и не давал сосредоточиться на работе. Интерактивный голографический преподаватель задал мне вопрос через мой глайдер, и мне пришлось спешно успокаиваться, чтобы правильно ответить, и не ударить лицом в грязь. Ведь даже Ньютон отметил, что я лучшая по физике в классе. А это много значит.
Мы просидели целый час, молча. Дориан лишь изредка бросал на меня заинтересованные взгляды, которые я замечала благодаря своей фантастической способности использовать периферическое зрение. Каждый раз, когда я это замечала, по моей коже пробегал холодок, который, как ни странно, не был противным и колючим, а наоборот – ласковым и приятным. Иногда, когда я от усердия облизывала кончиком языка губы, Ньютон приподнимал уголок губ, стараясь сдержать улыбку. Наша молчаливая игра была приятней и чувственней любых слов. Мы не смотрели в глаза прямо, но каждый из нас отчетливо понимал, какой мощности электрический заряд пробегал между нами каждый раз, когда мы вот так, стараясь не касаться, чувствовали друг друга на расстоянии.
Перед самым сигналом об окончании занятия, Ньютон неожиданно протянул свою тонкую, но сильную, покрытую легким золотистым загаром. Это прикосновение заставило меня дернуться. Дориан задумчиво посмотрел на мою ладонь и тихо произнес:
- Все такая же холодная. Я-то подумал, что мне все приснилось…
Я подняла на него взгляд:
- Кошмар?..
- Нет… Ангел.
Я улыбнулась, чувствуя, что к горлу подступает комок.
После физики я его не видела. Он ничего не сказал мне, когда выходил из кабинета. Только слегка прищурился…
Я не понимала перемен его настроения.
Сообщение на глайдер от него пришло как раз в тот момент, когда я садилась за стол в кухне, чтобы что-нибудь перекусить. Если честно, я не особо любила человеческую пищу. Но вот фруктовые соки были для меня лакомством. Я частенько могла выпить до двух литров апельсинового сока, что приводило в восторг моих родственников. Особенно Эсме – она всегда так классно умилялась моим выходкам…
В сообщении было написано:
«Вечером позвоню. Не скучай»…
Мне стало так обидно – «не скучай»…
Конечно, я не знаю, что он думает обо мне. Дориан вообще мог передумать со мной дружить. Но это сообщение… Словно мы ходим по какой-то грани – между дружбой и НЕ дружбой. Я не знаю, что думает он. Он наверняка и не догадывается о том, что думаю я.
Вот и устроили мы за два дня детский сад – ничего не говорим, играем в гляделки…
- Эй! Роуз, да откуда у тебя такие мысли? – Эдвард смотрел на меня огромными глазами. Ага! Дедуля не ожидал такого потока негатива в моей прекрасной головушке?
- Меня все раздражает! – Выпалила я.
Все дружно засмеялись. Белла наклонилась ко мне и тихо произнесла:
- Это и есть начало…
Она так многозначительно посмотрела мне в глаза, что я поежилась.
- Начало чего? – Я боялась услышать это слово. Оно не предвещало ничего хорошего, пока…
- О-о!.. Роуз, все узнаешь!
Эллис хитро мне подмигнула, видимо зная наперед, что должно случиться в ближайшее время.
Я разозлилась:
- Может, хватит из меня дурочку делать?! Я вам не пятнадцатилетний подросток! Что вы все подмигиваете да заговорщитски улыбаетесь? Сказать ничего не можете? Издеваетесь надо мной? Вас, что, ничего не волнует?!
- Эй, полегче, родная! – Джаспер переместился от входа в кухню на стул возле меня. – Если ты будешь так ругаться, ни к чему хорошему это не приведет.
Я почувствовала некоторое облегчение. Он очень помогал мне, потому что я уже чувствовала приближение огня на кончиках пальцев.
Эдвард нахмурился, веселья, как не бывало:
- Похоже, Роуз, нам придется что-то делать с твоими способностями. В последнее время, ты перестала контролировать огонь так, как раньше. Он выбивает тебя из колеи?
- Я не знаю, как объяснить, - произнесла я, немного успокоившись. – Все очень странно. То он хочет меня поцеловать, то не смотрит в мою сторону. Мне больно и противно… Но в то же время я очень хочу его видеть. Он назвал меня ангелом…
- Ты его больше не ненавидишь? – спросила тихо Эллис.
- Я не могу его ненавидеть, его нельзя ненавидеть. Он не такой, каким показался вначале…
Белла взяла меня за руку, другой похлопав по плечу:
- С трудностями в любви мы все когда-нибудь сталкиваемся. Они могут быть, как скоротечными, так и затяжными. Я за Эдвардом несколько недель охотилась, или он за мной – я уже не помню. А у вас все получается быстрее, чем обычно должно происходить нечто подобное между людьми… Ты не задумывалась, почему?
Все посмотрели на меня, ожидая ответ.
- Мне кажется, что мы просто наши друг друга. Он одинок, а я нет, но в каком-то смысле – да… Я не знаю. Вчера вечером что-то произошло, словно вспышка света… Он такой странный, когда находится рядом со мной.
Я постаралась вспомнить вчерашний вечер в мельчайших деталях, что дать возможность Эдварду проанализировать проекцию поведения Дориана в моих мыслях.
- Интересный парень… - Сказал Эдвард, задумчиво посмотрев в окно, туда, где были городские огни. – Ньютон, похоже, даст нам хорошей форы в самоконтроле…
Они переглянулись с Джаспером. Хейл выпрямился.
- Может пойти все таки поискать информацию о разработках Сайруса Ньютона? Надо быть готовыми ко всему. Ведь так?
Я смотрела на них и не верила своим глазам. Мои родственники собирались развернуть масштабную кампанию по изучению Дориана и дел его отца, как раз в тот момент, когда у нас с ним начало зарождаться нечто… необыкновенное!
- Вы что, с ума посходили?! Я не позволю этим заниматься, пока Дориан не даст согласия!
- Роуз…
- И не думайте, что я позволю…
- Роуз! – Эдвард схватил меня за руку. – Не надо делать поспешных выводов. Мы сначала все обсудим с Дорианом. – Я дрожала, но продолжала яростно сжимать зубы, пытаясь сохранить остатки самоконтроля. – Но, в любом случае, это должно произойти очень скоро.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 22:34 | Сообщение # 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


видимо, 3-я книга будет подлиннее, чем 1-я и 2-я...
 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 22:47 | Сообщение # 11
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Quote (svetlanka)
видимо, 3-я книга будет подлиннее, чем 1-я и 2-я...

А это разве плохо?

Глава 11: Эмоции…

посвящаю эту главу Azazile и Wistle, за их дебаты, и вылившуюся из этого идею…
Я никогда не хлопала дверями…
Я никогда не плакала…
Сегодня все это произошло со мной впервые.
Правда, из одного, вытекло другое – громко закрыв дверь, я разбила стеклянную полку с моей коллекцией камней. Ненавидя себя за взрыв эмоций, я кинулась на кровать и, уткнувшись лицом в подушку, заплакала. Я глотала холодные слезы, задыхаясь от переполнявшей меня обиды, и била руками шелковое покрывало. Я не могла понять, что меня разозлило сильнее – слова Эдварда или разбитое стекло, валявшееся на полу, острыми иголками впивающееся в ковер. В ушах до сих пор звучал голос Эдварда, его слова о том, что придется разговаривать с Дорианом о его отце. Меня ужасала эта мысль. Я не могла себе представить Ньютона, рассказывающего моим родным об опытах Сайруса. Уже то, что он мне это сказал, являлось странным, но говорить о своей боли с другими…
Чувствуя, что к кончикам пальцев подбирается знакомое ощущение, я резко встала.
Подойдя к шкафу, я рванула на себе рубашку, в которой была в школе, оставшись в одном нижнем белье. Я смотрела на себя в зеркало и не узнавала. Глаза из золотистых превратились в черные, под ними залегли темные круги. Я распустила волосы и сняла джинсы. Вытянув вперед руки, я подняла ладони к лицу и увидела маленький огонек на кончике указательного пальца. Всегда из этой вспышки вырастало пламя… Я зажмурилась и сжала руки в кулаки. Ничего не произошло – я подавила эмоции и огонь…
Я смогла это сделать.
В дверь тихо постучали.
- Роуз, можно войти?
Эдвард…
Я достала из шкафа спортивный костюм. Быстро одев его на себя, я сказала:
- Да, Эдвард.
Он зашел в комнату тихо и медленно, видимо ожидая новой вспышки эмоций и неконтролируемой ярости. Ну, что же, дорогой дедушка, удивляйся!
Я показала ему на кресло, приглашая присесть. Но Эдвард не шевельнулся. Он просто стоял и смотрел на меня. Через несколько секунд он начал:
- Рози, - он так называл меня только по особому случаю – когда ругал или утешал, - прости. То, что я слышу в твоей голове, слишком… сумбурно.
- Может, тогда не стоит и заглядывать туда? – сделала я выпад.
- Может и не стоит… Но все же. Прошу, выслушай меня! – Сказал он, увидев, что я дернулась в сторону выхода. – Ты уже достаточно взрослая…
- Неужели?
- Да. Именно так! Пойми, Роуз, когда дело касается чувств, разум уходит на второй план! Понимаешь?
Это меня добило. Успешно контролируя вспышки огня по всему своему телу, я уже не могла контролировать очередную вспышку эмоции.
Я подошла к Каллену настолько близко, насколько это было возможно.
- Ты хочешь сказать, что твой поступок столетней давности – это не что иное, как чувственный порыв, а не веление разума?! Может, ты еще скажешь, что тебе пришлось об этом пожалеть?
Его глаза вспыхнули гневом, но Эдвард быстро взял себя в руки и произнес тихим свистящим шепотом:
- А говорят, что у вампиров гормоны не играют. Возьми себя в руки, девочка! Ты - моя внучка, моя плоть и кровь, если хочешь. Прошу не забывать этого! И запомни еще: вы – Белла, Ренесме и ты с Софи – это вся моя жизнь, и я отдам ее за вас в любой ситуации. И это будет не чувственный порыв, а голос разума!
У меня опустились руки, голова поникла. Я почувствовала страшную усталость…
- Прости… Я… не хотела…
- Прости… Я… не хотела…
- Я знаю… Просто, не делай глупости. Прошу тебя. Слишком многое поставлено на карту. И это не только переезд в другое место, это может быть что-то более серьезное.
- Прости…
- Ничего. – Эдвард обнял меня.
Глаза опять наполнились слезами.
Когда дедушка уже выходил из комнаты, он повернулся ко мне и спросил:
- Ты думаешь, что влюблена в него?
- Я уже не думаю. Я знаю…

В сообщении, которое мне прислал Дориан, и которое я так и не прочла на кухне, было написано:
«В 20:00 я за тобой заеду. Не скучай!»
Его «не скучай!» уже становилось полноправной визитной карточкой наших таких непростых отношений.
Я не наряжалась сегодня – не было настроения. Даже тот факт, что Дориан скоро заедет за мной, и соответственно я его уже очень скоро увижу, как-то не очень поднимал настроение. Во-первых, мне было жутко стыдно за те слова, которые я сказала Эдварду. А во-вторых, меня выбила из колеи, из которой меня в последнее время что-то слишком часто стали выбивать, его реакция на все те же мои слова. Он был спокоен, взял себя в руки, и даже когда я уже спускалась и проходила мимо него к выходу, Эдвард просто сказал:
- Береги себя…
Я же, в свою очередь, выдавила из себя некое подобие улыбки и, махнув ему рукой, быстро выскочила на улицу.
Двор я пересекла за считанные секунды. Там, в привычном уже месте, меня ждала серебристая машина Ньютона.
- Куда поедем? – спросила я, когда села на переднее сидение.
- Есть тут одно местечко, тебе понравится!
У Дориана было такое счастливое лицо, что у меня перехватывало дыхание. Если причиной такому состоянию стало очередное «не свидание» со мной, то это определенно что-то значит. Я улыбнулась Ньютону:
- Поехали!
И чуть не добавила: «Сегодня с тобой, хоть на край света!»
Хотя, почему только сегодня?..
Уже сильно стемнело, когда мы приехали на утес. Вид с него открывался прешикарнейший – огни ночного города вдалеке отражались в черных водах залива. Был виден практически весь полуостров Олимпия. Все так красиво мерцало и светилось, что мне больше не хотелось ни злиться, ни переживать… Я просто хотела быть здесь, рядом с человеком, который подарил мне эти секунды красоты.
- Нравится?
Дориан подошел сзади и остановился в двух шагах от меня. Мне очень нравилась его сдержанность. Я могла расслабиться в его присутствии, зная, что он не сделает ни одного резкого и необдуманного движения. Его способность к самоконтролю, о которой говорил сегодня Эдвард, вселяла в меня эту уверенность.
- А почему именно это место?
- Не знаю… Впервые я сюда попал два года назад, взяв без разрешения мамину машину. Но мне тогда очень хотелось уехать подальше от дома, поэтому… Прости, не буду больше грузить своими проблемами. Они не имеют к тебе отношения…
В том-то и дело, что имеют…
Но я решила зайти к этой теме издалека, чтобы подольше поговорить с ним, слышать его глубокий голос.
- Дориан? – я продолжала смотреть на полуостров, когда решила начать.
- Что?
- Можно задать тебе один вопрос?
Я почувствовала, как он улыбнулся и покачал головой:
- Давай договоримся – ты задаешь мне вопросы, не спрашивая разрешения, хорошо?
- О! Ты знаешь, я ведь не вопросов боюсь, я могу засыпать тебя ими, я боюсь твоей реакции. Ты бываешь таким…
- Каким?
- Ну… злым немного…
Дориан засмеялся.
- О, да! Я действительно бываю очень злым! Но, думаю, что с тобой мне злиться больше не придется, если ты, конечно, опять не попадешь в аварию, или не спрыгнешь с вышки!
- Почему ты так считаешь? – я повернулась к нему лицом и заглянула в его бездонные глаза, которые в свете ночи казались абсолютно черными.
- Не знаю… Просто мне так кажется. Такое бывает!
Он опять улыбнулся мне своей чертовски привлекательной улыбкой, от которой у меня сводило тело в сладкой судороге. Дориан положил мне руки на плечи и спросил:
- Ты об этом хотела спросить?
- Нет, не об этом. – Я решилась. – Почему ты рассказываешь все это именно мне?

Глава 12: Перед выбором…

Мы шли по краю обрыва в абсолютном молчании. Я уже начинала привыкать к тому, что Дориан был не очень разговорчив в такие моменты. А может он просто думал о чем-то очень важном? Это тоже нельзя исключать, ведь сейчас происходит что-то новое между нами…
В этой тишине я могла слышать звуки, которые были для меня лучше пения птиц, шелеста листвы или всплеска волн в заливе – ритмичные удары его человеческого сердца, каждый вдох и выдох…
Дориан вел меня за руку, держа нежно, но крепко, будто боялся, что я уйду. Но я отчетливо понимала, что пока он рядом, такое желание у меня теперь врядли возникнет.
Вопрос состоял в другом – захочет ли он быть рядом, когда узнает всю правду? Захочет ли он видеть меня, когда узнает, что моя семья допустила ошибку, за которую пришлось расплачиваться ему?
Мое сердце глухо заныло…
Я вспомнила слова Эдварда, произнесенные им в кухне, о том, что разговора моей семьи с Ньютоном не избежать. Тем более, сейчас, когда я уже впустила его в свою душу…
Боже, как же больно…
Я так не хотела разрушать нашу только что установившуюся, но такую хрупкую идиллию – без лишних вопросов, без лишних слов… Наше молчание создавало хоть и прозрачную, но все же какую-то видимость нормальности наших отношений.
«Розали Соллер, не обманывай себя»…
Я боролась со страхом, затаившимся внутри меня – страхом перед его реакцией. Я не знала, что он скажет и предпримет. Но дальше продолжать врать, а именно так я и называю это свое молчание, я больше не видела смысла. Также я отчетливо понимала, что я просто не имела на это право.
- Дориан, я должна кое-что тебе рассказать…
Я очень резко остановилась на пол дороги, и Ньютон чуть не столкнул меня с обрыва. Он удивленно посмотрел мне в глаза.
- Это наверное что-то важное, раз ты…
- Да. Это что-то важное… – Не дала я ему пошутить. Мне сейчас, ох, как не хотелось с ним спорить и упрашивать выслушать меня.
- А почему ты произнесла слово «должна»? – Я поражалась его проницательности.
- Потому, что это именно так.
- Прекрасно! – Сказал Дориан, присаживаясь на край огромного плоского камня, лежавшего в центре смотровой площадки, до которой мы дошли за это время, что гуляли. – Я слушаю тебя очень внимательно.
Я долго смотрела в его лицо, видя взгляд его серых глаз, ставшими такими родными для меня за это время. У меня третий раз за сутки навернулись предательские слезы. Но я решительно проглотила подступивший к горлу комок. Теперь мне необходимо было быть с ним предельно честной. Потому что он имел полное право знать правду. Правду о том, что моя семья стала возможно главной виновницей всех его бед…
- Ты сказал, что твои проблемы не имеют ко мне никакого отношения. Так вот – они имеют…
Дориан напрягся. Видимо он понял, что столетняя фотография явилась не единственной нашей с ним исторической связью. Я видела, как его лицо приобрело бесстрастное выражение. Но меня это не испугало, а придало какую-то болезненную уверенность в своем желании идти до конца.
Я продолжила:
- Много лет назад, когда мы с сестрой только родились, возникла опасность террора полчища страшных животных. Их называли ликанами. Очаг возникновения агрессии был находился в России, но несколько монстров добрались и до нашего континента. Четверых ликвидировали еще в джунглях Амазонии, но один, отбившись от врага, проник на нашу территорию.
Дориан выпрямился. Теперь помимо непробиваемого выражения лица, появился холодный блеск в глазах. Он начал догадываться, к чему я клоню…
- Дальше…
Его голос звенел от напряжения.
- Ликан проник в Форкс. Моя семья в этот момент находилась здесь. Они убили его. То есть не они, а Белла… Не совсем одна, а с помощью погибшей позже в той же войне Джейн Волтари. Мой дядя Эммет и один человек, ну, не совсем человек, в общем они не сожгли его, как следовало бы, они его просто закопали. Никто не знал, что тела ликанов нетленны. Дориан, прости, но, похоже, это мы стали причиной…
- Замолчи!.. – Его голос прервал меня, заставив вздрогнуть.
Он резко встал, обошел вокруг камня и посмотрел мне в глаза.
- Ты хочешь сказать, что Белла убила этого зверя?
- Да, я хотела сказать тебе раньше, но…
- Ты хочешь сказать, что они убили зверя и закопали в лесу, после чего его нашел мой дед, а отец на основе его ДНК сделал сыворотку, которой он пичкал меня на протяжении пятнадцати лет?!
- Да, я это и сказала…
Я опустила голову, не в силах выдерживать его ожесточенный горящий взгляд. Он не был холодным, он яростно сверкал страшным, каким-то демоническим огнем. Я сжалась, но голову все же подняла.
– Дориан, я не могу надеяться, что ты меня поймешь. Я не хотела, чтобы ты узнал это. Просто я не думала…
- Роуз. Твои оправдания звучат нелепо. Я не хочу об этом говорить. – Он продолжал смотреть на меня горящими глазами. – Как Белла смогла убить ликана? Он ведь неимоверно силен! Какой же силой вы все обладаете? Ты извлекаешь огонь из своих пальцев… Кто же вы? Кроме того, что вы вампиры?
- Я не знаю, Дориан. Но это природа…
Я больше не могла видеть его злое лицо, не могла слышать возбужденный от недоверия голос… Я просто больше не могла…
Он стоял на краю обрыва, всматриваясь в темноту, словно пытался там увидеть ответы на свои вопросы. Его волосы сверкали серебром в свете луны. Он был таким холодным…
Я пошла в сторону дороги, которой мы ехали сюда из дома. Я могла пойти пешком через лес. Но я почему-то шла к машине. Может, я еще надеялась, что он догонит меня и остановит?
- Это роковое стечение обстоятельств!
Голос Дориана рассек тишину ночи.
- Не возлагай всю ответственность на себя и свою семью, Роуз. – Он догнал меня! Мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди.
Дориан положил мне руку на плечо. Знакомый дружеский жест заставил меня горько улыбнуться.
- Вы не виноваты, что это мой отец оказался монстром. Так сложилась судьба. Я ведь говорил тебе про ее игры. Она уже начала, а мы должны ответить. Ты готова начать?
Я не поняла.
- Что начать?
- Роуз, ты не понимаешь? Все, что сейчас происходит – это символ, знак, понимаешь? Мой отец на протяжении многих лет убивал людей, или, я не знаю, что он там точно с ними делал, но факт в том, что пропало очень много представителей простого мирного населения, которые ни коим образом при нормальных обстоятельствах не согласились участвовать в этом ужасе. Я проходил через боль после инъекций много раз. Но отец не учел один важный момент. Он не мог предвидеть, что я встречу тебя! Ты понимаешь, что то, что я нашел фотографию Беллы и Эдварда в стопке старых снимков – это знак судьбы. Я верю в это! Ведь именно с этого все началось! Если бы ты не приехала и не попала в аварию, а я не помог тебе, мы бы сейчас не разговаривали! А теперь я знаю, что ты мой друг, что я не один, что мне есть с кем начать новую, не обремененную болью прошлого, жизнь! Роуз, вот почему ты – мой ангел!
Он говорил это так страстно, что у меня перехватило дыхание, я не могла не только дышать, но и думать и говорить.
- Я никогда не отказываюсь от своих слов, Розали Соллер. Запомни это раз и навсегда!
Дориан взял меня за руку и, резко притянув к себе, просто обнял. Я опять, в очередной раз за сегодня чуть не расплакалась.
- Что с тобой? – Дориан оторвался от наблюдений за дорогой, что бы посмотреть на меня.
- Я не знаю, это шок, наверное…
- Шок от чего?
- Я не ожидала такой реакции, Дориан.
Он сжал мою руку.
- А ты думала, что тем, что расскажешь мне все это, ты отвернешь меня от себя?
Я не ответила, а просто кивнула.
- Роуз, теперь ты врядли меня когда-нибудь заставишь предстать перед выбором. Ведь, если бы я отреагировал неадекватно, то вам пришлось бы менять место жительства. А так многие проблемы можно решить на месте. Я наслаждаюсь твоим обществом, я поражаюсь тому, что ты так терпелива со мной… Ты необыкновенная, даже не смотря на то. что ты вампир, Роуз.
Он опять посмотрел на меня ласковым взглядом. Как же он умел изменяться – он мог быть холодным и жестоким, а потом вмиг становился добрым и нежным. Я таяла от его прикосновений, таких простых и ненавязчивых, но таких чувственных и легких.
Но нужно было завершить начатое.
- Я хочу еще кое-что тебе сказать…
Я не знала, как продолжить. Дориан опять немного напрягся. Не так, как несколько часов назад, когда я рассказывала ему свою историю.
- Еще один маленький секрет?
- Что-то типа того… Дориан, наверное Джаспер и Эдвард уже что-то нашли по делу твоего отца. Чарли ведь работает в полиции, он не сможет это все так оставить. Им нужно будет твое разрешение на продолжение поисков информации. Сегодня я запретила им делать что-либо подобное. Но для них… для нас – это очень важно.
- Информацию?.. – Дориан задумался. Мы подъезжали к моему дому. – Хорошо, я дам не только согласие.
Остановив машину, он перегнулся через свое сидение и взял с пассажирского какой-то предмет. Возвращаясь в исходное положение, он нечаянно, а может и не совсем, задел рукой мое оголенное плечо. Электрический разряд в ту же секунду пробил мое сознание. Я вздрогнула, Дориан лукаво улыбнулся.
- Мне нравится, как ты на меня реагируешь.
В то же мгновение он стал серьезным.
- Это передай своему…гм… деду. Здесь есть необходимая информация по исследованиям двухлетней давности.
- Дориан… Ты хочешь, чтобы Эдвард занимался этим делом? Почему? ты так доверяешь нам?
Ньютон низко наклонился ко мне и опять, чуть касаясь меня губами, тихо произнес:
- Я видел твой глайдер. Люди, имеющие в обиходе такие вещи, не могут считаться обладателями заурядного ума. Так что я думаю, что Эдвард Каллен будет в силах разобраться, что к чему в максимально короткие сроки. – Дориан принял вертикальное положение и хитро мне улыбнулся. – Тем более, как я могу не доверять тому, кто на протяжении вот уже сотни лет, живет с одной, пусть и не совсем обычной женщиной, и скрывает от населения всего земного шара свою фантастическую особенность… Роуз, мне тебя сам Бог послал. Мы не должны раскидываться такими дорогими подарками!


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 23:05 | Сообщение # 12
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


Quote (svetlanka)
видимо, 3-я книга будет подлиннее, чем 1-я и 2-я...

А это разве плохо?

наоборот!!!

 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 23:08 | Сообщение # 13
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 13: Встреча…

Дориан не выпускал мою руку даже тогда, когда мы въезжали во двор. Было решено, что он сам передаст бумаги Эдварду. Мы видели, что в доме горел свет. Эллис, скорее всего, уже всех предупредила о возможном госте. Я улыбнулась про себя и посмотрела на Дориана. Он даже бровью не повел. Я в шоке – парень идет знакомиться с родными своей подруги, а ведет себя так, словно собирается в дискоклуб, с гордо поднятой головой и небрежной ухмылкой. Я поражалась выдержке Ньютона.
Выйдя из машины, он снова взял мою руку.
- Так легче? - я заглянула ему в глаза.
Он прищурился:
- Скорее тебе, чем мне. Правда?
О! Он поистине неисправим!

Как только я сделала первый шаг, переступив через порог, находящиеся в гостиной Эдвард и Джаспер встали. Они, молча, подошли к нам и улыбнулись. После непродолжительной игры взглядов Эдвард протянул Дориану руку в приветственном жесте. Тот ответил тем же и кивнул.
- Доброй ночи. Я Дориан Ньютон. Как вы наверняка догадались – я новый друг Роуз.
- Очень приятно, Дориан. Меня зовут Эдвард, а это мой брат Джаспер. Ты мог видеть нас в школе, поэтому знаешь, что мы примерно одного возраста, так что можешь называть нас просто по именам. Мы действительно рады тебя видеть.
- Я тоже, – сказал Дориан, и мужчины прошли вперед внутрь гостиной.
Когда Эдвард сказал о возрасте, я почувствовала, как Ньютон немного напрягся. Он знал, что Эдварду совсем не семнадцать, но формальность есть формальность, от нее еще никто не уходил.
Эдвард тоже уже понял, что Дориан знает о нас почти все, поэтому не стал тянуть и продолжил:
- Дориан, насколько я понимаю, ты уже наслышан о нашем несколько необычном образе жизни, поэтому задам вопрос прямо – тебя не пугает, что ты сейчас находишься в нашем обществе?
- Почему меня это должно пугать? Ведь вы тоже наслышаны обо мне немало. И, если учесть то, что мы всё, или почти всё друг о друге знаем, то я считаю, поводов для беспокойства пока нет. Я видел, как Роуз одним взмахом руки подожгла огромное дерево на утесе. И я не исключаю возможности того, что мотоцикл сгорел по той же причине. Поверьте, это меня не испугало. А семья вампиров, я не даже боюсь называть все своими именами, это ничто, по сравнению с тем, с чем я могу столкнуться, если позволю отцу продолжать свои чудовищные эксперименты.
- Ты действительно уверен, что Сайрус что-то замышляет? - Эдвард прищурился, пытаясь прочесть мысли Дориана.
Я заметила, как Ньютон удивленно взглянул на моего дедушку. Потом он широко улыбнулся и, не сводя с него глаз, спросил:
- Ты что мысли мои читаешь?
Эдвард выпрямился и тоже встретился с моим другом взглядом:
- Что ж… Давай будем называть вещи своими именами. Да, я читаю мысли, все до единой. Есть только один человек, которого я не слышу, и это даже не человек, а вампир, и это Белла, моя жена. – Видя заинтересованный взгляд Дориана Эдвард продолжил: - Джаспер в данную секунду сканирует твое психическое состояние, и на расстоянии передает информацию мне. Это обычная практика, если нам приходиться вести подобные беседы, ты уж не обижайся…
- Ни сколько! Я все понимаю…
- Вот и славно, Дориан. Продолжим?
- Конечно, только еще вопрос: как Белла смогла одолеть то чудовище? – Дориан очень внимательно вглядывался в лицо Эдварда и не мог не заметить, как оно вмиг посерело. Я всегда знала, что вспоминать об этом мои бабушка с дедушкой не любили. Эта история у них ассоциировалась с именем той, которая на самом деле спасла нашу любимую Беллу.
- Она была не одна… С ней была Джейн Волтари, у которой был поистине воинственный дар, без нее Белла врядли справилась бы.
Я видела, как у Эдварда появилась тонкая морщинка между бровями.
- А что за способность была у Джейн?
- Когда-нибудь ты все узнаешь, Дориан. Просто сейчас действительно не тот момент, чтобы вспоминать тот случай. Он к нашему делу имеет самое косвенное отношение, как бы ты это не называл.
Эдвард очень многозначительно посмотрел прямо в глаза Ньютону, видимо понимая, что тот хотел спросить или сказать. В принципе и мне было не трудно догадаться. Ведь я сама совсем недавно его чуть не потеряла из-за этой «косвенной вины» моей семьи.
Я посмотрела на Джаспера. Тот был совершенно спокоен. Никаких признаков того, что кто-то сильно волнуется. Может только чуть-чуть, да и то, это была скорее всего я.
Я задала вопрос Эдварду о местонахождении остальных членов нашей семьи, на что он спокойно, повернувшись в мою сторону, сказал:
- Роуз, Эллис и Белла на охоте вместе с Чарли и Эсме. Карлайл на дежурстве. Сегодня был найден труп женщины, которую разорвало какое-то чудовище. Его вызвали.
Эдвард посмотрел на Дориана и добавил:
- Это тоже не имеет отношение к нашему расследованию, скорее всего… Продолжим? – он повторил вопрос.
- Конечно. Что конкретно вы хотели узнать?
- Все.
- Это, - Дориан протянул Эдварду кожаную папку, полную бумаг и фотографий, - несколько отчетов о ходе и результатах исследований отца за пятнадцать лет моей жизни. Есть еще кое-что, но я не брал с собой бумаги. Правда на моем глайдере находится дополнительный цифровой носитель с некоторой информацией о существе, которое было найдено в Форкском лесу. Я понимаю, вы многое знаете о ликанах, но это исследования моего отца, о которых вы врядли что-то слышали.
- Спасибо, Дориан. Мы займемся этим делом немедленно. Ты хотел еще что-то узнать? – Эдвард, похоже, опять прочел его мысли.
- Я бы хотел узнать, кто я, кроме того, что я – человек. Это наверное странно звучит, но все же… У вас есть такая возможность?
- Будет…
Они поняли друг друга.
Странная особенность была у моей семьи. Если они принимали кого-то в свой круг, неважно, кто это был – человек, анимат-оборотень или другой вампир, то он обязательно становился для них другом, если не сказать большее. Но, если у них появлялся враг, то этот враг был настоящим. Словно для Калленов не существовало полутонов в отношениях. Они либо любили, либо ненавидели. Даже Волтари, которые решили все таки примкнуть к нашему обществу, стали для Эдварда и Беллы настоящими друзьями. Маркус нежно и трепетно ухаживал за Софией, Феликс прожил в этом форкском доме десять лет, помогая нашим оборотням не потерять численность популяции, Аро и Джанна часто приезжали к Калленам, чтобы проведать и рассказать последние новости Темной стороны мира, то есть нашего мира, вампирского. Только Эдмон не подпускал их к себе. Он не запрещал Ренесме общаться с Феликсом, за которого мама страшно переживала, но отец был против нежных, но очень целомудренных отношений сестры с Маркусом Волтари. Хотя, объяснить главные причины недовольства он не мог, ссылаясь на туманные намеки о разнице в возрасте.
Вот и теперь Эдвард всем своим видом демонстрировал Дориану, на правах моего главного опекуна в отсутствии родителей, что тот ему нравится, и принимает Ньютона в качестве моего друга. Что меня вполне устраивало.
Дориан тоже заметно расслабился.
Еще немного поговорив с Эдвардом и Джаспером, он встал и повернулся ко мне:
- Роуз, не могла бы ты проводить меня до машины?
- Ты уезжаешь?
- Соллер, - Дориан хитро прищурился, - ты-то напишешь первый тест по ядерной физике, у меня же такой возможности не будет, если я хоть немного не подготовлюсь. У меня есть всего несколько часов для этого.
Я улыбнулась ему в ответ.
- Тебе не у кого списать?
- Не хватало еще списывать у тебя. Роуз, за кого ты меня принимаешь?
Я бы конечно сказала, что я принимаю его за самого дорогого мне человека, но об этом рано говорить, даже себе…
- Пошли, я проведу тебя.
Мы направились к выходу после того, как Дориан попрощался с Эдвардом и Джаспером.

На улице начался дождь. Я так хотела побыть с Ньютоном подольше, но погода не располагала к задушевным беседам. А в машину я садиться не хотела, потому что понимала, это займет много времени – мы разговоримся, и Дориан не успеет подготовиться к занятиям, тем более, ему надо было отдохнуть.
Возле машины Дориан резко развернулся и заговорщитски мне подмигнул:
- Хорошая у тебя семья, хоть и не обычная.
- Ты еще с остальными не общался…
- Тебе не кажется это забавным?
- Что именно?
- То, что я, в принципе, пришел по делу, познакомился с твоими так называемыми «братьями». Интересное развитие отношений…
- Послушай! – меня раздражали его полунамеки. Дориан все время что-то недоговаривал. – Я уже не понимаю, для чего ты со мной общаешься – чтобы выяснить о себе, или потому, что я тебе нравлюсь? Что возникло первым - любопытство или симпатия? Дориан, ты постоянно изъясняешься загадками! Ничего не говоришь, но пытаешься побольше выяснить о моей семье! Мне уже начинает казаться это подозрительным!
Дориан шокировано посмотрел на меня, потом, собрав всю волю в кулак, положил мне на плечи обе руки, немного сжал их и произнес:
- Розали Соллер. Ты самая красивая девушка, которую я встречал, самая необычная из всех, самая… сдержанная, если не считать волнения, пережитого тобой сегодня, и вылившегося теперь в это подобие истерики…
Я смотрела на то, как по его лицу текли капли дождя, как его одежда намокала и становилась холодной. Я почувствовала себя такой виноватой, что чуть не топнула ногой от досады. Дориан разговаривал со мной таким спокойным голосом не для того чтобы успокоить МЕНЯ, а чтобы взять СЕБЯ в руки. Я понимала это. Мне стало стыдно.
- Дориан, прости. Я не хотела тебя обидеть. Тебе столько пришлось сегодня услышать и узнать…
- Роуз, в первую очередь появилась симпатия, - сказал Ньютон, игнорируя мои слова, - и ты знаешь, когда это произошло.
Я опустила голову, понимая, что нам придется не раз испытывать терпение друг друга и выдержку.
- Я была сильной всегда, но в последнее время чувствую себя законченной истеричкой…
- Все будет хорошо, поверь мне.
Произнеся эти слова, Дориан мягко обнял меня и прижал к себе. Мы не обращали внимания ни на дождь, ни на ветер. Мы просто стояли, обнявшись, помогая друг другу привыкнуть к мысли о том, что мы теперь вместе будем проходить через все уровни хитрых, а порой и очень жестоких игр судьбы.

Глава 14: Сестра…

Дождь не переставал идти двое суток. За это время мы с Дорианом почти не виделись. Он писал мне теплые сообщения, я на них отвечала. Редкие, но такие многозначительные встречи в школе на уроках были наполнены молчаливой истомой. Он скучал по мне – это было видно. В каждом его электронном письме было столько чувства, что мне каждый раз, когда я их получала, хотелось плакать и от счастья и от тоски одновременно. Я не ожидала, что так сильно привяжусь к этому странному, замкнутому, чересчур сдержанному, но такому родному и милому моему сердцу человеку.
Я ложилась спать и видела перед собой улыбающееся лицо Дориана Ньютона. Я выходила на охоту, мне казалось, что за деревьями меня будет ждать он.
Каждая минутка, каждая секунда проживалась мной в ожидании встречи. Но пока приходилось довольствоваться сообщениями, которые хоть и были очень нежными, но все же казались мне сухими без ощущения легкого дыхания на моей щеке, ласкового прикосновения теплой руки.
Теперь он называл меня своим ангелом.
И я так хотела им быть…

Дождь совершенно внезапно сменился солнцем, ярким и теплым.
Соответственно, с Дорианом я не могла увидеться в такой день. «Первое противопоказание!» - сказала бы Эллис.
В таком случае, не смотря на не очень хорошее настроение, я решила провести это время с пользой. Софи наверняка уже ждала моего звонка.
Я настроила глайдер на голографическое изображение и села в кресло, зная, что Софи делает то же самое. У нас с ней была особая связь. Не такая, как у простых человеческих близнецов. Практически всегда я знала, что Софи делает, и что она чувствует.
Когда появилось изображение, я встретилась с взглядом темно карих, почти черных глаз своей любимой сестры. Она улыбалась.
- Привет, родная!
У меня сразу потеплело на душе.
- Здравствуй, Софи. Как ты?
- А как ты думаешь? – сестра горько усмехнулась. Мое сердце больно кольнуло. – Маркус уехал в Россию, навестить Ворона и Розали с Эмметом. Феликс с ним, так что я представляю, какое у него настроение. Отец не знает, что мы с ним сейчас перезваниваемся. Представляешь, что будет, когда все откроется?
- А ты подойди к Эдмону и положи свои ручки ему на лоб…
Софи засмеялась. У нас с детства была дурацкая привычка – переводить все в шутку, пусть иногда горькую, но все же.
- Роуз, если бы это было так просто, я бы еще пятьдесят лет назад воспользовалась этой возможностью. Но наш папочка не пробиваем! К нему не подойдешь просто так, тебе ли не знать?
Я промолчала. Знала я все. Просто вспоминать не хотела, как Эдмон в гневе за то, что я решила участвовать в гонках на страйкерах, которые проводились в Нидерландах, разрушил половину принадлежащих нашему особняку хозяйственных построек. Он так орал на меня, что мама хваталась за уже давно остановившееся сердце и закрывала рот рукой, чтобы не закричать от страха. Зато, когда Эдмон взял себя в руки, а для этого ему понадобилось всего две секунды, он сказал мне:
- Еще до того, как ты решила сесть за руль этой адской машины, я знал, что ты хочешь доказать, Розали Соллер. Ты – не человек! Но этот факт никак не дает тебе право рисковать своей жизнью ради лошадиной дозы адреналина. Не думаешь о себе, подумай о матери и Софи!
- А ты, как же ты?! – задала я свой вопрос ему.
- Я? Обо мне ты всегда думаешь в самую последнюю очередь, Рози.
Тогда я поняла, какой он мой отец. Сильный и ранимый одновременно. Только потому что он не привык выражать свои чувства так, как это делали, например, Эдвард и Белла, складывалось впечатление, что ему все равно – любят его или нет. И это было моей самой главной ошибкой… Тогда я впервые сказала ему, что он самый лучший, и горжусь тем, что он мой отец.
Но это было в первый и последний раз. Он опять надел на себя маску сдержанности и непробиваемости и зорко следил за тем, что творилось в наших с Софи головах.
- Роуз, - голос Софи вырвал меня из воспоминаний, - мама говорила, что у тебя появился друг. Кто он?
- Ты имеешь в виду вампир ли он?
Сестра просто кивнула, смущенно потупив глаза.
- Нет, он человек.
- А какой он?
У Софи, как и у меня не было достаточного опыта в общении с лицами мужского пола, тем более людьми.
Я не знала, как ответить ей на вопрос, сказав первое, что пришло в голову:
- Он теплый…
Взрыв хохота заставил меня дернуться. Софи сложилась пополам и уже вытирала набегавшие от смеха слезы.
- Ты хочешь сказать, что влюбилась в парня только потому, что он теплый!?
- Подожди, Софи! Кто тебе сказал, что я влюбилась?
Софи вмиг стала серьезной и мрачно посмотрела мне в глаза. Удивительная особенность ее характера.
- Ты меня недооцениваешь, сестренка. Мне ли не знать, как горят в ожидании глаза влюбленной женщины? Мне ли не знать, что, когда ты вот так, как сейчас заламываешь руки – это означает, что ты переживаешь? И мне ли не знать, что так переживать можно только по одной причине – из-за любви?
- Софи…
- Я уже пятьдесят лет прячу свои мысли и взгляд, чтобы никто не догадался, что Маркус – единственный мужчина, с которым мне бы хотелось провести остаток своей вечности. Я уже десять лет не могу забыть тот мимолетный поцелуй, который он мне подарил в день нашего рождения…
На глаза Софи навернулись слезы. Но она продолжила:
- И неужели ты думала, что я не замечу этот яркий огонек в твоих глазах?
Не было сил отпираться и спорить. Я просто сказала:
- Я скучаю по нему…
- Он особенный, правда?
- Не то слово, сестра. Самый особенный. Красивый, добрый, нежный…
- Определенно, ты влюблена, Рози.
- Я не видела его уже несколько дней.
- Это даже хорошо, есть время обдумать следующие шаги, - Софи прищурилась.
- О каких шагах ты говоришь?
- О! Роуз, не корчи из себя ничего не понимающую девчонку! – Она махнула рукой. - Это у меня было мало шансов обрести любовь, просто потому, что папе не нравится мой избранник. У тебя все будет по-другому. Ведь его семья не была причастна к смерти Софи Соллер!
- Софи, что ты говоришь? Отец так не думает о Маркусе!
- Еще как думает! Неужели ты не видишь? Полторы тысячи лет – это не такая уж и разница по сравнению с вечностью…
- А твоя вечность – ничто без него?
Мы понимали друг друга. Наш разговор просто озвучивал наши потаенные желания и мысли. Никогда мы не затрагивали тему любви Софи и Маркуса. Моя сестра сама никогда не начинала, а я не спрашивала, понимая, что сделаю только хуже. Все было так сложно!
- Роуз. Я думаю, теперь, когда ты обрела человека, с которым хочешь быть рядом, у меня будет больше сил для борьбы за счастье. Ты так не считаешь?
- Мы справимся.
- Я уверена!
Я видела решимость в глазах Софи Соллер, маленькой «солнечной» маркизы.
Это чувство было унаследовано нами от отца. Ведь недаром мы были дочерьми самого Эдмона Соллера, «Черного Странника»!

Солнце катилось по небосклону строго на запад, оповещая нас об окончании очередного трудного, наполненного тягостными раздумьями дня.
Софи говорила о каком-то шаге? Может и стоит его сделать?
Глайдер лежал у меня под рукой. Взять его и нажать на заветную точку на экране для передачи сообщения не составляло никакого труда. Вот только я колебалась. Вдруг Дориан занят? Он не прислал мне на одного письма за этот день. Я решилась.
«Может, встретимся, когда освободишься?»
Одно начатие сенсора на экране, и мое сообщение улетело в сторону города.
Через минуту я получила ответ:
«Буду, как всегда в 20:00. Жди»
И все? «Что ж, Розали Соллер, довольствуйся пока и этим»...
Спустившись в гостиную без пяти минут восемь, я застала там Эдварда сидящего на диване перед телевизором.
- А где все остальные? – Я недоумевала, почему я в последнее время так редко их вижу?
- Белла пока у нас дома, ждет, когда я приду. А я остался здесь, чтобы провести тебя на прогулку. Ты не против? – Эдвард пытливо заглянул мне в глаза.
- Конечно не против. Только не надо провожать меня к самой машине. Это как-то неудобно…
Дедушка улыбнулся.
- Хорошо, только передай Дориану, что послезавтра я жду его в гости, так сказать. Приезжает Арториус, нам будет, что рассказать Ньютону.
Я насторожилась. Неужели с Арториусом еще и мои родители приедут?
- Нет, не приедут. – Прочел мои мысли Эдвард. – У Эдмона есть кое-какие дела во Франции, а Ренесме, как ты знаешь, никогда без него не уезжает. Может быть приедет Софи.
- Но мы говорили с ней сегодня. Она мне ничего не сказала об этом!
- Я думаю, Софи сама узнала все только недавно. Мы с Арториусом разговаривали всего час назад.
- Здорово! Я передам твои слова Дориану. Я могу идти?
- Да, милая, иди. Повнимательней на дорогах! – крикнул он мне уже в тот момент, когда я выскочила на терассу.
Возле дороги, как и всегда, стояла серебристая машина.
Я быстрым шагом подошла к ней и открыла дверцу.
- Привет!
- Роуз, привет! – Дориан одарил меня своей светящейся улыбкой. – Я скучал…
У меня замерло сердце. Он скучал. Он ждал меня. Мой Дориан Ньютон…


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 23:30 | Сообщение # 14
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


"Интересное развитие отношений…"
 
CamomileДата: Воскресенье, 06.12.2009, 23:43 | Сообщение # 15
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 15. Сюрприз

Мы ехали в сторону от утеса на предельной скорости. Дориан был немного напряжен. Его серые холодные глаза были устремлены прямо на дорогу. Я тревожилась и поэтому не стала задавать ему вопросы, но было как-то не по себе. Я чувствовала себя так, словно была в чем-то виновата. Неприятное ощущение…
Несколько поворотов, в которых я бы обязательно заблудилась, если бы не встроенный радар вампира в моей голове, и мы выезжаем на знакомую улицу в спальном районе. Именно здесь произошла наша с Дорианом первая и самая необычная встреча. Вот черт! Он везет меня к себе домой!
- Ээ… Дориан, ты уверен, что это хорошая мысль?
- Ты о чем? – он посмотрел на меня, словно видел впервые. Что же его так разволновало?
- Ну, я ведь познакомился с твоими родственниками. Может, я хочу, чтобы ты встретилась с моей мамой? – В его голосе слышалась издевка, но не злая, а какая-то смешливая, если это можно так назвать.
- Ну, Дориан… - Я умоляюще смотрела на него. Ведь я не готова к знакомству с суровой директрисой нашей школы, миссис Долорес Ньютон. Я, если честно, немного ее боялась. Хоть Дориан и говорил, что она простая несчастная женщина, но все же она его мать!
Ньютон заглушил мотор, остановив свою машину рядом с огромным светло коричневым домом, который видимо и был местом жительства моего друга.
Когда Дориан открыл мне дверцу невысокого классического заборчика, пропуская вперед, он тихо произнес мне:
- Моя мама не очень разговорчивая особа, поэтому не волнуйся. В любом случае я тебя привез не для этого. Нам надо в гараж…
Он потянул меня за собой в сторону ступенек, ведущих в дом. Открыв дверь, он окликнул:
- Мам, у нас гости!
Я слышала звуки легких шагов и смогла определить в кого у Дориана такая мягкая поступь. В прихожую вышла высокая красивая женщина с русыми волосами, собранными в строгий пучок и очками на кончике носа, что было очень удивительно в наше время передовых технологий и усовершенствованных контактных линз. Она посмотрела на меня своим привычным ничего не выражающим взглядом и слегка кивнула.
- Мисс Соллер! Рада видеть вас в своем доме. Я вижу, вы подружились с Дорианом? Прекрасно!
- Гм.. я тоже, миссис Ньютон…
Я не могла и слова вымолвить, продолжая пялится на нее, как загипнотизированный кролик, ставший неожиданной жертвой удава. В те несколько коротких встреч с миссис Ньютон, да и то только на территории школы, она производила на меня такое же впечатление. Только теперь рядом со мной находился Дориан, что сильно усугубляло ситуацию, потому что именно его мать разглядывала меня поверх своих очков словно я выглядела, как девочка легкого поведения неожиданно оказавшаяся на месте «преступления». Боже, ну и атмосферка в его доме! Не мудрено, что он поначалу был таким агрессивным!
Дориан, видимо, понял, что у нас разговора с его матерью не выйдет, и легонько потянул меня за рукав куртки в сторону широкой двери, которая, как оказалась, вела в гараж. По дороге он опять мне тихо сказал:
- Она на самом деле добрая, просто она тебя… боится немного, ну, ты понимаешь. Вы ведь не совсем обычные ученики – приехали из Шотландии, уже с первых уроков блещете знаниями и все такое…
- Дориан, почему ты шепчешь? – перебила его я. Все это было похоже на фильм о шпионах. Мы будто крались по узкому коридорчику, ведущему в большое каменное помещение.
- Потому что у моей мамы отличный слух! А ты думаешь, она директором школы столько лет работает, потому что очки носит? – Он лукаво на меня посмотрел, что вызвало у меня ответную усмешку. – Она умная женщина в плане образования, но слабая в жизненном опыте. Ведь долгие годы за нее все вопросы решал отец, а потом я. В наше время не надо обладать силой воли и характера, чтобы удерживать в узде тысячу подростков. за которыми неустанно следят все виды камер слежения и голографические дежурные преподаватели. Все стало намного проще…
- А почему она на меня так смотрела? – У меня мороз по коже пробегал, когда я вспоминала этот взгляд серебристых… именно серебристых глаз.
- Она привыкнет к мысли о тебе уже через пять минут, вот увидишь, она придет в гараж с полным подносом, уставленным чашками и стаканами…
Дориана эта мысль заставила широко улыбнуться. Видимо, не обошлось без ценных указаний с его стороны перед нашим приходом.
- Что ты хочешь мне показать?
- Только пообещай, что не будешь дуться!
- Ты что?
- Мы друзья? – Он так мило посмотрел на меня, что я чуть не заплакала от умиления.
- Конечно друзья! Ты сомневался?
- Ха!
Вот и весь ответ.
Одним словом, Ньютон – человек-загадка… Никто, кроме моего деда не может узнать, что творится в его светловолосой голове.
- Так вот, я приготовил тебе сюрприз, - говорил он мне, не поворачиваясь, и продолжая тянуть меня за рукав через узкий проход, - еще пара метров… Вот!
Я вскинула голову и обомлела. Прямо на уровне моего лица, на подъемнике стоял ярко-синий, сверкающий в галогеновых лампах, огромный «монстр дорог» под названием «Дукати-Бравиа», мотоцикл, который был буквально уничтожен по причине моей неосмотрительности и неосторожности.
Я медленно переводила взгляд с сияющего байка на, не менее сияющего, Дориана. У меня не было слов, чтобы передать всю силу своего возмущения и… восхищения.
- Это что такое? – Спросила я, осторожно подбирая слова, заранее зная ответ.
- Это сюрприз! – Дориан опять скорчил рожу.
- Для кого?
- Ага, для папы твоего! Роуз, это твой подарок!
- Ты что, с ума сошел?
- Что? Не нравится…
Какая-то глупая ситуация получается. Дориан Ньютон – гордый красавец, который мог бы хвастаться налево и направо своей сдержанностью, сейчас стоит передо мной, словно мальчик…
- Дориан, я не могу принять такой подарок…
- А кто сказал, что это твой подарок? – Ньютон хитро прищурился. – Я сказал, что приготовил сюрприз!
У меня сначала пропал дар речи. Но, когда я открыла рот, чтобы что-то сказать, как Дориан положил свои пальцы мне на губы и, низко наклонившись к моему лицу, тихо произнес:
- Розали Соллер, во-первых, повторюсь – это не подарок, а сюрприз. Значит, совсем не обязательно, что этот мотоцикл уедет вместе с тобой. Из этого и вытекает «во-вторых» - этот мотоцикл остается у меня, в виду того, что тебе нельзя доверять такого рода опасные объекты, а значит, на нем мы и будем ездить на прогулки. Договорились? Только на прогулки, и только мы с тобой!
Я стояла и смотрела в его горящие энтузиазмом глаза. Он заражал меня своим весельем. Сама того не ожидая, я засмеялась вместе с ним:
- Договорились!
- Вот и славненько!
Дориан подхватил меня на руки и звонко поцеловал в щеку. У меня не только сердце остановилось, не только сперло дыхание. Я просто окаменела. Его губы, такие теплые и мягкие… Почему они оказались на щеке?
Я повернулась к нему и теперь уже неожиданно для него прижалась к его губам. Я обхватила своими руками его лицо и прижалась еще сильнее, улетая в охватившее меня неописуемое счастье. Дориан остановился и поддел ладонью мои волосы позади шеи. Его теплые пальцы ласкали мою холодную кожу, он дышал все чаще и чаще… Мне не хотелось останавливаться, ведь этот поцелуй приводит не только мое тело, но и мою душу, в такой восторг, что становилось совершенно все равно - кто я, кто он. Были только МЫ…
Я не дышала вообще, медленно, но сильнее и сильнее двигая губами в едином страстном порыве. Словно мы слились с ним в единое целое… Мой мозг отключился, вырубив окончательно абсолютно все рефлексы, мои инстинкты начали брать верх…
- Гм…
Я дернулась…
Мы, как по команде повернули головы в сторону входа. Там стояла миссис Ньютон и смущенно прятала глаза. В руках у нее был поднос со стаканами и графином с… апельсиновым соком.

Погода опять благоволила нам. На небе сквозь тонкую дымку облаков выглядывала убывающая луна. Легкий ветерок растрепал мои волосы, он так ласкал мою кожу, что я зажмурила глаза от удовольствия.
Мы сидели на том самом плоском камне, где у нас совсем недавно произошел решающий разговор. Дориан, как всегда нежно поглаживал большим пальцем кожу моей руки, а я положила голову ему на плечо. Мы молчали…
Было что-то очень необычное в наших отношениях, мы могли молчать часами, просто прикасаясь друг к другу. Мы не задавали вопросов, а просто слушали пение ночи, полное вздохов и шорохов, звуков волн и редкие крики чаек, устроившихся на ночлег на отвесе скалы.
Наш мотоцикл стоял рядом. Когда я села за спину Дориана и вцепилась руками в его куртку, он рассмеялся:
- Я понимаю, что за рулем быть безопасней, но привыкай… Теперь ты со мной…
Он так резко рванул с места, что я даже не заметила, что миссис Ньютон слегка помахала нам рукой и улыбнулась.

- Роуз? – его голос, такой бархатный и глубокий ласкал мой слух.
- Слушаю, – я не отрывала взгляд от привычного пейзажа ночного города вдалеке.
- Тебе интересно быть рядом с таким вот… недочеловеком?
Я медленно выпрямилась.
- Давай договоримся, пока мы вместе, ни о каких недочеловеках, вампирах и прочей нечисти разговор больше не заводим. Я имею в виду тот контекст, в котором ты выразился. Уверяю тебя, мне совершенно все равно, кто ты. Ты – Дориан Ньютон. И мне с тобой очень интересно.
Я не слышала, что он промычал мне в ответ, потому что Дориан прижал меня к себе и поцеловал, горячо, но нежно. Так, как целуют только любимых…

Глава 16: Первое открытие.

Я открыла глаза, когда мне в лицо ударил первый солнечный лучик, который с какой-то предательской ухмылкой сообщал, что погода будет ясная и, соответственно, в школу я не пойду, как, в принципе, и остальные члены моей семьи. На часах время показывало восемь утра. Я как всегда успела прекрасно отдохнуть за четыре часа.
Дориан…
Я легко прикоснулась кончиками пальцев к своим губам. Они все еще хранили его вкус и запах, чуть сладковатый, мускусный…
В низу живота сладко заныло. Сердце опять стало стучать чаще и перехватило дыхание. Теперь я понимала, почему мама с папой так любили закрываться в своей комнате. Если от одного поцелуя с моим организмом творится такое, то, что тогда происходит, когда…
Ох! Ну, ничего себе!
Я даже представить себе не могла, какой взрыв эмоций со мной может случиться, а уже что за этим последует… Кошмар!
На моем лице расползлась глупая, но удовлетворенная улыбка. Дориан всеми вчерашними действиями и поступками оправдал все мои надежды. Значит ли это, что он в меня тоже влюблен? Наверняка!

Оставалось всего два часа до приезда Софи и Арториуса.
Сегодня должен был прийти и мой друг. Мы изменили день встречи у нас дома по причине, мне пока неизвестной, но Дориан с готовностью согласился.
За это время я успела отправить письмо Ньютону: «В школе сегодня не будет, но жду вечером у себя дома!» Получив в ответ: «Заметано!», и рассмеявшись, я выскочила в гостиную и застала всех на месте, впервые за несколько дней.
Карлайл, Эдвард, Джаспер и Чарли собрались за круглым столом в столовой и, словно рыцари какого-то тайного ордена шептались, хмурили свои красивые лбы и нервно почесывали подбородки. Это могло бы показаться смешным, если бы я не знала, о ком они говорят, и какое отношение это имеет ко мне самой.
Мои милые родственницы – Белла, Эсме и Эллис тоже о чем-то шептались, но, увидев меня, сразу замолкли.
Правда, по хитрому выражению лица Эллис я поняла, что нас ждет какой-то сюрприз.
Этим сюрпризом оказался Маркус Волтари, приехавший за полчаса до появления моей сестры и «дедушки» Арториуса. Я стояла на пороге, встречая нашего друга, и смотрела, как Маркус Волтари поднимается по ступенькам на терассу.
Сколько знаю этого вампира, не могу не восхищаться им каждый раз, когда вижу. Он красив… Нет, скорее даже очень красив. Его величественные движения, медленная тихая, словно летящая по воздуху поступь. Маркус создавал впечатление некоего божества, сошедшего на Землю. Он всегда улыбался. Не глупо, как это может показаться сначала, потому что за свои полторы тысячи лет улыбаться ему приходилось крайне редко, а загадочно, словно он видит всех насквозь и ему они нравятся. Никто не мог и подумать, что из кровожадного вампира Волтари может получиться вот такой премилый молодой человек.
Мы разговаривали с ним очень часто. Из его историй о своей жизни мы с Софи знали, что его физиологический возраст равен примерно тридцати трем годам. Весьма, кстати, символичная цифра - я всегда заостряла на этом свое внимание. Только глаза выдавали истинный возраст Маркуса Волтари. Они были настолько темно карими, что казались абсолютно черными. Одним словом, в красоте, истинном аристократизме и величавости с ним мог бы поспорить только наш отец – Эдмон Соллер, но в выдержке ему не было равных. Сколько ему пришлось пережить, бедному, от Эммета с его черным юмором. Особенно в период становления «вегитарианцем»… Но все пережил с гордо поднятой головой, снисходительным взглядом и легкой улыбкой на красивых истинно мужских губах.
Повезло сестре, ничего не скажешь…
В момент чувство вины захлестнуло меня с головой – я стою здесь и нагло разглядываю постороннего мужчину в то время, как не далее, чем вчера целовалась с мужчиной своей мечты.
Я услышала сзади негромкий смешок. Эдвард…
- Что? Трудно удержать эмоции под контролем, когда тебя окружают такие парни? – его глаза смеялись. Я не могла ответить ему по-другому, поэтому улыбнулась.
- Да уж… С вами нелегко.
Эдвард сделал шаг навстречу идущему другу и крепко обнял его, дружески похлопав по спине.
- Добро пожаловать, Маркус. Мы рады видеть тебя с нами!
- Приветствую, брат! Взаимно!
Обменявшись любезностями, мужчины подошли ко мне и Волтари крепко прижал меня к себе:
- Ну, здравствуй, малышка! Красавица! А что это за блеск в глазах? Никак влюбилась! – он любил со мной так шутить, Маркусу всегда казалось, что я в кого-то все время влюблена, но он знал, что моя эмоциональность выдает мою натуру с головой.
- Да, влюбилась! И как раз в тебя! – отшутилась я.
Зайдя в дом, он принял приветствия от всех членов нашей семьи, ответив им легкими объятиями и ласковой улыбкой.
Маркус задержался только возле Беллы.
Я всегда поражалась их отношениями. Было что-то в них таинственное, несмотря на то, что Волтари говорил о моей бабушке:
- Она самая великая женщина на свете. Много лет назад она, будучи еще человеческим созданием, прошла сквозь ужас и боль, дабы вызволить своего суженного из лап всемогущих Волтари! – Он всегда говорил о себе и своей семье в третьем лице. Занятное замечание. – Ее самоотверженность и святая любовь подвигли меня на нынешние свершения. Я стал таким, какой я сейчас – счастливым и свободным – только благодаря ей, нашей Белле.
Я всегда пыталась увидеть хоть что-нибудь похожее на ревность во взгляде Эдварда. Но, увы, он только умиленно улыбался и продолжал вести себя так, словно чужой мужчина и не обнимает вовсе его жену.
Опять знакомый смешок за спиной. Ох, и любит же мой дедуля подкрадываться сзади!
Софи влетела в дом, как вихрь, сметающий все на своем пути. Только здесь моя бедная сестра, впрочем, как и я, могла, не скрывая своей радости выразить эмоции по поводу встречи с любимым человеком.
Эту картину я запомню на всю жизнь, и обязательно буду рассказывать своим детишкам, какая у них замечательная тетя.
Софи резко остановилась посреди гостиной, внимательно вглядываясь в темные глаза возлюбленного, словно сомневаясь, а возлюбленный ли он ей еще. Они стояли друг напротив друга несколько, показавшихся вечностью, секунд и Маркус сделал шаг…
То, что было потом, заставило покраснеть даже Эдварда. Хотя, конечно, вампиры не краснеют, но такой взрыв чувств засмущал даже его.
Софи кинулась к нему, крепко обхватив руками его стройную талию. Маркус в свою очередь, не сдержавшись, начал осыпать поцелуями ее лицо, тихо, словно молитву проговаривая:
- Милая моя Софи, как же я скучал! Как же я скучал!
Они не виделись десять лет до этого дня.
Немудрено, что их никто не остановил. Мы просто сделали вид, что ничего не видим. Эдвард сказал, что в дальнейшем берет Эдмона на себя и начинает разрабатывать план по спасению своей внучки из цепких лап всевидящих родителей.

Вечер наступал медленно, словно издевался надо мной. Сидеть т видеть, как Маркус нежно обнимает и берет за руку Софи, было ужасно больно. И не потому, что я завидовала. Нет! Просто я ждала Дориана, своего любимого человека, который задерживался…
Знакомый тихий рокот двигателя мотоцикла заставил меня подняться и выскочить во двор.
- Я ждала, Дориан!
- Прости, дорогая, задержался в школе. Там творится нечто невообразимое – нашли тело погибшей женщины, опознание показало, что это Инесса Трампл…
- Что?
- В том то и дело. Мать Грейс Трампл…
- О, ужас…
Дориан обнял меня.
- Ничего, полиция вплотную занялась расследованием. Чарли, кстати, дома?
- Да.
- Вот и хорошо, мне надо будет у него кое-что спросить.
Никто не хотел добавлять тревожности и без того напряженной атмосфере нашего дома. Эсме и Эллис ушли на кухню, якобы решать какие-то домашние дела. Софи и Маркус сидели на маленьком диванчике под лестницей, мурлыча друг другу какие-то нежности. Белла и Джаспер сидели в креслах перед плазменным телеэкраном, упорно делая вид, что их там что-то очень интересует. А мы, я, Дориан, Эдвард, Арториус и Чарли снова сели за круглый стол, заставленный голографическими глайдерами, и заваленный бумагами разного формата.
Я сидела рядом с Ньютоном, который до сих пор не отпустил мою руку. Он волновался, я это знала. Не каждый день приходится узнавать о себе что-то такое, что может буквально перевернуть твою жизнь. А я чувствовала, что именно так все и будет.
Арториус, как истинный ученый, прошедший практику во всех лучших университетах мира, начиная от Сорбонны, заканчивая Гарвардом, решил не тянуть резину, играя на ожидании, а просто, без каких-либо вступлений начал:
- Дориан, хотелось бы отметить, что твоей храбрости может позавидовать любой из нас. Не каждый человек захочет знать о себе нечто такое, от чего ему может перехотеться жить. – Видя, как Дориан напрягся, Арториус добавил: - Не переживай, я так всегда говорю, юмор такой… - Настоящий русский, со странным юмором. – Хотелось бы начать с того, что твое удивительное рождение было предопределено природой. Ты первый человек, рожденный от носителя двадцать седьмой матричной хромосомы…
Я повернулась в сторону Дориана. Он сидел с абсолютно не пробиваемым лицом, словно Арториус рассказывал какую-то простую историю из жизни. Хотя, наверняка, Ньютон знал об этой хромосоме.
- Нет, Роуз, - обратился ко мне Эдвард, - он не мог знать об этой хромосоме. Потому что даже его отец об этом не знал.
- Что вы имеете в виду? – Дориан чуть наклонился вперед.
Арториус продолжил за Каллена:
- Твой отец не знал о матричном гене. Он бы тогда не стал бы пичкать тебя этим препаратом всю жизнь.
Я начинала что-то понимать. Выходило, что все эти пятнадцатилетние инъекции были попросту не нужны. Сайрус Ньютон этого не учел…
- Долорес Ньютон была носителем этой хромосомы. Природа сама распорядилась, чтобы ты получил это наследие.
- Почему отец пичкал меня этой гадостью? – задал свой вопрос Дориан.
- Мотивы Сайруса Ньютоны никому неизвестны, кроме него самого. А тебе хватило одной инъекции, чтобы стать этаким «универсальным солдатом» - выносливым, сильным, на пределе использующим возможности своего организма. Эдвард, - Старик повернулся к моему деду: - ты мог всегда читать его мысли?
- Нет, иногда он меня «выключал»…
- Вот! Это одна из твоих способностей – щит, защищающий разум. Абсолютно контролируемый подсознанием щит…
Это было первое открытие: Ньютон – сверхчеловек, ставший таким по особому предопределению, но усовершенствованный своим отцом.
Что же будет дальше?..


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Воскресенье, 06.12.2009, 23:59 | Сообщение # 16
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


"Что же будет дальше?.. "
 
CamomileДата: Понедельник, 07.12.2009, 00:04 | Сообщение # 17
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 17: Совпадения.

- Сайрус Ньютон не имел понятия, что каждая его инъекция не приносит никакого результата. Анализы показывали, что твой организм перестраивается, вот только это было как раз таки результат взаимодействия матричного гена и сыворотки ликанотропа. В итоге, каждая последующая вводимая доза препарата накладывалась, если можно так сказать, на предыдущую, не давая никакого эффекта. Матрица уже была заполнена…
- Почему отец считал, что я умру, если он не станет проводить надо мной свои опыты? – Дориан был спокоен внешне, но я чувствовала, как подрагивает его похолодевшая рука.
- Прости, Дориан, но я могу сказать тебе только одно. Сайрус Ньютон довольно невежественный ученый. Как он мог не заметить, что твоя мать носитель гена? Как он мог не сделать анализ твоих способностей, когда ты родился? Как он мог не заметить, что ты его сын, в конце концов? Дориан, исследования по матричному гену проводились еще пятьдесят лет назад, и их существование было доказано. Я думаю, тебе было бы любопытно узнать, кто именно сделал это открытие…
- Вы? – Дориан с сомнением посмотрел на Арториуса.
- Нет. Это открытие сделал Эдмон Соллер, отец Рози…
В гостиной установилась такая гнетущая тишина, что я не могла это выдержать. Я медленно поднялась из-за стола, высвобождая свою руку. У меня гулко стучало сердце в предчувствии взрыва со стороны Дориана. Арториус только что, совершенно спокойно сообщил Ньютону, что именно мой отец открыл «матричный ген», который и перевернул его жизнь…
- Роуз, - голос Дориана догнал меня уже возле окна, к которому я подошла, чтобы немного расслабиться. Пальцы уже начинало пощипывать… - Тебе не кажется, что слишком много совпадений?
Я медленно повернулась к нему. Ньютон сидел за столом в той же позе, только с повернутой в мою сторону головой. Его глаза блестели.
Я не могла ответить, потому что комок в горле не позволял даже дышать. Я просто кивнула ему, чуть улыбнувшись.
- Может это и есть главная игра? – только мы знали, о чем он говорит.
«Пройти все уровни!»
Я опять кивнула.
- Делаем ответный ход?
Я услышала шаги сзади себя. Дориан подошел и обнял меня за плечи. Его дыхание коснулось моей шеи. Я задрожала…
- Мы все переживем? - сказал он тихим шепотом.
Кивок в ответ…
- Мы будем вместе?
Опять кивок…
- Пойдем обратно. Ты мне нужна…
Дориан опять взял меня за руку и повел к столу, где нас терпеливо дожидались.
- Продолжим! – Дориан бы еще хлопнул в ладоши, если бы не моя рука. Его интерес к этому делу был объясним, но энтузиазм болезнен. – Со мной мы почти все выяснили, спасибо мистеру Соллеру. Меня больше интересует разработка отца. Что он делает?
- Я к этому и веду. Ставя опыты на тебе, Сайрус пришел к тому, что начал синтезировать сыворотку на основе генных технологий. Твоей матери очень повезло, что он не узнал про ее матрицу. Женщина отдала тебе часть своей силы вместе с этим геном. Тебе могло показаться, что она несколько апатична в последнее время, мало разговаривает, быстро устает… Это и есть потеря матрицы…
- Она умирает?
-Нет, пока нет. Но женщины, отдавшие матричный ген долго не живут.
Дориан нахмурился. Это и была для него та конечная остановка…
-Надо что-то сделать!
- Дориан, вы не бессмертны! Даже ты…
- Тогда сделайте меня таким, как вы!
Ньютон выпустил мою руку и перекинулся через стол, заглядывая Арториусу в глаза.
Все молчали. Никто не знал, что ответить.
Джаспер медленно подошел к столу и встал за спиной Эдварда. Я поняла, что теперь он пропускает через себя боль моего любимого. Как же это страшно!..
- Я думаю, что мы сможем что-то сделать!
Решительный голос Карлайла, только что вошедшего в дом, разорвал эту гнетущую тишину.
Я и не заметила, что он уходил.
Напряжение спало. Все повернулись к нему.
- Это пришло сегодня из лаборатории судебной медицины.
С этими словами старший Каллен подошел к Чарли и передал ему некие документы. Одного взгляда на них хватило Свону, чтобы произнести сдавленным голосом:
- Теперь это не только твоя проблема, Дориан Ньютон. Эта проблема теперь касается всех нас…

Джейкоб и Леа были на месте в течение тридцати минут. Сет опаздывал, но он шел с дальних границ штата.
Бесподобно красивые, высокие Блеки занимали почти всю гостиную, если учитывать то, что и вся наша семья теперь сняла видимость отчужденности и собралась вокруг документов, принесенных Карлайлом.
Уже через несколько минут, мы совершенно ничего не понимающие начали вникать в ситуацию.
- Зверь, убивший Инессу Трампл, не что иное, как ликан. Модифицированный, усовершенствованный человек. Не иначе, как Ньютона рук дело…
Чарли напряженно потер подбородок. Очень человеческий жест, если учесть, то, что вся моя семья стояла, словно каменные изваяния, перерабатывая в своих умах полученную информацию.
- Ликаны? Это исключено. – Арториус посмотрел на всех нас, задержавшись взглядом на Белле. – Наша зачистка прошла со стопроцентной точностью. Ни одной твари на всем земном шаре.
Мы опять переглянулись.
Я почувствовала, как Дориан снова взял меня за руку. Теперь он все понимал.
- За последние пять лет, исчезло до сорока человек, причем это были в основном мужчины до тридцати лет, - начал Чарли. – Все признаки того, что это были целенаправленные покушения. Нельзя исключать возможности, что это просто совпадение, но все же…
- Совпадения ведут к истине, друзья. – Подал голос Маркус. – Нельзя упускать возможность узнать это. Один из монстров вырвался на свободу. Ньютон, похоже, потерял одного из своих бойцов…
- Это, конечно, все очень интересно, но какое отношение ликан имеет к Трампл? Какое отношение случай с Трампл имеет к делам моего… отца? И вообще, что здесь, черт бы вас всех побрал с вашими тайнами и загадками, происходит?! – Дориан срывался на крик. Каждый раз, когда он произносил слово за словом, мои пальцы больно хрустели в его руке. Бедный мой Дориан!
Все повернулись к нему и удивленно на него смотрели. Джаспер быстро переместился за спину Дориану. Эдвард привстал и аккуратно взял его за руку.
- Послушай, сынок. Мы понимаем, слишком большой поток информации прошел через твой мозг, но попробуй вникнуть в суть проблемы в целом. Твой отец, судя по документам с судебной экспертизы, произвел на свет целое полчище кровожадных человеко-ликанов. Анализы показали наличие гена ликанотропии на срезах в плоти убитой женщины. Понимаешь, к чему я виду? тебе не кажется странным, что простой исследовательский институт решил производить бойцов такого уровня?
Эдвард говорил это, внимательно вглядываясь в лицо Дориана, который снова надел на себя маску холодного спокойствия. Мне становилось страшнее и страшнее от каждого сказанного Эдвардом слова.
Это означало только одно – моя семья вновь выходит на тропу войны за человечество…
Когда совсем стемнело, я предложила Дориану провести его до стоящего во дворе мотоцикла. На улице было очень холодно, погода жутко испортилась.
- Калленам не впервой, да?
Голос Дориана был слаб от усталости. Он так сдерживался, когда мои родственники и Блеки решали стратегию контроля над городом, что у него посинели палицы на моих руках. Только, когда я немного ойкнула от боли, парень ослабил хватку. Он даже погладил мою руку извиняющимся жестом…
- Не впервой, Дориан. Но это и правда уже не только твое дело. Блеки всю свою жизнь защищают Форкс и его жителей от внешних врагов. Каково им сейчас понимать, что сами жители внутри творят такое!
- А кто такие эти Блеки?
- Я не могу тебе толком объяснить. Ведь для моего понимания, то, кто они – нормально…
- Поверь, в моем понимании теперь тоже очень многое становится нормальным, например, вампиры…
- Они оборотни. Хранители Форкса уже много веков. Но чета Блеков, Джейкоб и Леа защищают людей на протяжении ста лет. Их дочь Исабель Блек ушла на Аляску, она основала новый клан оборотней и охраняет людей там.
- Очень интересно. А что ты еще расскажешь мне, моя дорогая вампирша? – Дориан впервые за весь день улыбнулся.
- У нас еще будет время для этих историй! – улыбнулась я в ответ своему другу.
- Хотелось бы…
Дориан взял в руки шлем и, покрутив его в руках, прежде чем одеть, тихо произнес:
- Мне впервые за семнадцать лет стало страшно… По-настоящему.
У меня опять что-то больно кольнуло в сердце.
- А мне впервые за восемьдесят…
Дориан подошел ко мне и взял мою руку. Он поднял ее к своим губам и нежно поцеловал кончики моих пальцев.
- Я не хочу, чтобы это закончилось. Не сейчас… Мы ведь только начали понимать друг друга…
- Я никуда от тебя не денусь, Дориан Ньютон.
- А я от тебя, Розали Соллер.
С последними словами Дориан запрыгнул на мотоцикл, завел мотор и помахал мне рукой.
Я смотрела вслед удаляющейся машине и понимала, что все только начинается. И не обязательно, что все это закончится так, как нам хотелось…

Глава 18: Ситуация.

- Он хороший, правда? – Софи лежала на моей кровати и внимательно вглядывалась в мое лицо. Мы не говорили до этой фразы, поэтому я не сразу включилась.
- Кто?
- Дориан, конечно! – сестра засмеялась.
Я очень давно не видела ее такой счастливой. Софи было совершенно все равно, какие трудности нас могут ожидать в ближайшем будущем. Главное ее Маркус был рядом.
- Я просто думала, что кроме как о Волтари своем ты говорить вообще ни о ком не сможешь после сегодняшней вашей встречи…
Я любила такие наши посиделки, в данный момент «полежалки», потому что мы растянулись поперек моей большой кровати и повернули головы друг к другу так, чтобы лучше видеть.
- Он красивый!
- Кто?
Софи опять засмеялась:
- Послушай, моя хорошая! Сейчас я намеренна говорить только о твоем Ньютоне, потому что я «А» – не на своей территории, «В» - ты мне просто не простишь, если я не скажу парочку комплиментов твоему безупречному вкусу, ну и «С» - о Маркусе я тебе пятьдесят лет тихо выла, так что твоя очередь!
- Выть? – мы уже смеялись в голос. Такое настроение у меня в последнее время бывало только в обществе Дориана.
- Нет! Проедать мне плешь своими ахами и вздохами!
Я, шутя, кинула в нее маленькую шелковую подушечку.
Как же было здорово вот так, с сестрой, просто поваляться и поболтать, не думая о том, что сейчас творится в гостиной.
- Ты видела, как он на тебя смотрит? - Софи заговорщитски наклонилась ко мне и блеснула своими темно-карими глазами.
- Нет… Я вообще мало что вижу, когда он рядом со мной…
- Теряешься, рассредоточиваешься и иногда забываешь дышать, - с видом знатока резюмировала сестра, ее лицо выглядело таким серьезным, что я опять прыснула от смеха, но Софи, кажется, не обращала на меня никакого внимания: - А еще ты смешно двигаешь носом, когда он шевелится… Я понимаю, он действительно очень сладкий, но не надо же так теряться из-за этого!
Мы смеялись над шутками, бросались подушками и совершенно забыли на какое-то время, что мы – восьмидесятилетние вампиры, у которых реальные проблемы с личной жизнью и жизнью вообще, если учитывать происходящие события…
Легкий дождь, школа…
Моя синяя машина припаркована возле нового байка Дориана. Его нет…
Я жду…
Каллены уехали, преспокойно оставив меня одну на стоянке. Они ведь знали, что со сверхсдержанным Ньютоном мне практически ничего не угрожает. Конечно, кроме его сумасшедшего папаши с его армией ликанотропов.
Я вспомнила наш разговор с Софи по поводу миссис Ньютон и ее здоровья…
- Если, вдруг, окажется, что ей остается жить недолго, всегда можно сделать так, чтобы она жила вечно! – говорила моя сестра.
- Вампиром? Плохая идея…
- Но ведь Дориан наверняка когда-нибудь им станет? Он не захочет расставаться с тобой!
- Это Дориан! Еще неизвестно, как у нас отношения сложатся, и вообще…
- Я могу стереть их память! – Эта фраза всегда вызывала у меня какой-то животный приступ паники. Для меня это было бы катастрофой, потерять свое прошлое.
- Исключено!
- Я поговорю об этом с Эдвардом и Маркусом…
Разговор был окончен, но осадок остался. Я понимала, что Дориан в жизни не простит себе, если с Долорес что-то случится, независимо от причин – будь то естественная смерть от старости, или смерть из-за потери этого проклятого матричного гена. В любом случае, он уже знает, что она неосознанно пожертвовала собой ради него. Это, конечно, того стоило, но, как же теперь жить?..
- Эй, красавица…
Тихий голос за спиной разлился в моем теле сладким медом. С каждым днем мне все тяжелее и тяжелее расставаться с ним хоть на час. Я повернулась. Дориан стоял передо мной, такой потрясающе красивый, с доброй пытливой улыбкой, блеском серебра в глазах… Я и не думала, что серебро может быть теплым, а оказалось, что у Дориана может быть и так.
- Это ты мне сказал? – Я схитрила.
Конечно, я знала, что я красавица. Но, как же хотелось услышать еще и подтверждение его слов!..
- Нет, твоей машине! – хихикнул Дориан.
Он просто подошел и обнял меня за талию, не обращая никакого внимания, что мы стоим перед школой и, что идет дождь, который с каждой минутой становится все сильнее.
- Прекрасно! Ты домой едешь на «дукати»?
- Как раз об этом я и хотел с тобой поговорить…
- Тебя подвезти? – О, как я хотела сделать это - мокрый Дориан Ньютон, сидящий в нескольких сантиметрах…
- Нет, скорее провести. Я поставлю байк в гараж, а ты потом подкинешь меня в город?
- Конечно, в чем вопрос!
- Я просто хочу прикупить кое-что для себя в магазине цифровых технологий, ничего серьезного. Может, составишь мне компанию? – Ньютон умел делать такое умоляющее лицо, что устоять было невозможно. Да и не хотелось.
- Ты еще спрашиваешь? Конечно!

Через полчаса мы уже направлялись в моей машине в центр города. Там мы собирались заехать в какой-нибудь ресторанчик, чтобы перекусить. Я была неголодна, но пить хотелось страшно. Один стакан апельсинового сока, и моя жажда утолена на целый день.
Сейчас же я наслаждалась его ароматом, смесью запахов его чистого тела и прекрасной мужской туалетной воды.. Дориан держал одной рукой руль, а другой сжимал по привычке мое запястье. Мы какое-то время молчали, наслаждаясь, просто, обществом друг друга. Это ли не идиллия отношений – когда не надо находить тему для разговора, чтобы заполнить тишину в пространстве?
- Я видел Беллу… гм… раньше.
Я вздрогнула, словно очнулась ото сна:
- Когда? Где?
- На одном из литературных каналов показывали о ней передачу. Ведь Изабелла Свон была известной писательницей фантастических романов, она была очень популярна в нашем городе. У меня лично есть три ее книги… – Он подождал, когда я кивнула , не в состоянии что-то ответить, продолжил: - Моя мама тоже ее вспомнила. Сегодня утром…
Я напряглась. Дориан так странно об этом говорил, словно и не вампиры мы вовсе, и не прячемся ни от кого, не соблюдаем конфиденциальность… Но как Белла могла так попасться? Ведь изначально было договорено, что она пишет свои романы инкогнито! КТО, а главное, ГДЕ могли видеть ее фотографию?
- Дориан, а как ты мог ее видеть, если Белла никогда не показывалась своим читателям на глаза? Как ты узнал ее, если она только несколько раз на пару презентаций надела на себя огромные солнцезащитные очки и загримировалась, как кукла?!
- У тебя ее губы…
- Ого!
Дориан засмеялся.

Припарковав машину возле небольшого магазинчика под названием «ЦифроТехнологии», мы с Ньютоном вышли под моросящий дождь. Несколько шагов до магазина мы буквально пробежали – надоело мокнуть. На входе, возле стеклянной автоматической двери Дориан резко остановился. Я проследила за его взглядом и увидела красивого мужчину, направляющегося прямо к нам. Его улыбка могла бы показаться даже слишком дружелюбной, если бы не холодный блеск глаз цвета закаленной стали. По цвету волос, по походке, даже по неестественно растянутым, словно в оскале, губам, можно было догадаться, кто этот человек.
К нам шел сам Сайрус Ньютон.
Отец Дориана быстро пересек торговый зал магазина и с протянутой нам навстречу рукой громко, скорее всего, для демонстрации, сказал:
- О! Кого я вижу! Сын!
Я почувствовала, как рука Дориана сжалась сильнее. К ощущениям я уже привыкла, но понимала, что это очень тревожный знак. Быстро посмотрев в лицо своего друга я увидела, что мои опасения оправдались: губы сжаты в тонкую линию, глаза мечут молнии, сцепленные зубы, все это говорило о настроении не располагающем к милой беседе между отцом и сыном.
Тем временем Сайрус Ньютон уже вплотную подошел к нам и с все той же жуткой ухмылкой на лице произнес:
- Дориан, как же я рад тебя видеть! – Его глаза бегали, как у сумасшедшего, когда он говорил эти слова, будто он боялся, что кто-то что-то услышит, или наоборот…
Ньютон младший упорно молчал, стараясь контролировать свой гнев. Мои пальцы опять хрустнули. Надо бы напомнить ему, что я все-таки еще пока чувствую боль…
- А кто это с тобой, Дориан? Какая красивая девушка! – Совершенно нахально произнес мистер Ньютон, с таким же выражением разглядывая меня с головы до ног. Мне стало так противно, что я не смогла сдержаться и отвернулась.
Похоже, моя реакция понравилась этому человеку. Потому что он теперь улыбался еще наглее. Рука Ньютона задрожала. Я осторожно высвободила свои пальцы и засунула ладонь в карман джинс. Это отвлекло Дориана, и его лицо опять приняло спокойный вид. Он даже выдавил из себя некое подобие улыбки.
- Добрый день, отец. Я тоже рад тебя видеть… Познакомься, Роуз, это мой отец – Сайрус Ньютон.
Я слегка кивнула:
- Рада познакомится, мистер Ньютон. – Я протянула руку в привычном приветственном жесте. – Меня зовут Розали Соллер, я одноклассница Дориана. – Я особо выделила слово «одноклассница», чтобы в больной голове профессора не возникало никаких ассоциативных аналогий, мало ли…
Сайрус ответил мне на рукопожатие.
- Я тоже весьма и весьма рад встрече, - он сначала обратился к сыну, а потом повернулся ко мне: - и знакомству!..
Я видела, будто в замедленной съемке, как взгляд отца Дориана изменился с льстивого на сильно удивленный. Я опустила глаза на свою руку. Она выглядела очень бледной, я бы даже сказал белой, по сравнению с его ладонью Сайрус не отпускал меня еще мгновение.
- Мы пойдем, отец, - напряженно сказал Дориан.
Он понял этот взгляд, как и я…
Это была моя ошибка. Сайрус Ньютон хоть и был «невежественным», как сказал про него Арториус, но все же он был очень наблюдательным…
- До скорой встречи, молодые люди, - бросил нам мистер Ньютон и вышел из магазина.
Мы переглянулись с Дорианом. По его хмурому лицу я поняла – похоже, мы влипли…


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
RomaRioДата: Понедельник, 07.12.2009, 01:11 | Сообщение # 18
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
круто ты попал на тиви, как говорится)))

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
CamomileДата: Понедельник, 07.12.2009, 01:14 | Сообщение # 19
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 19: Предчувствие.

Арториус и Эдвард сидели в столовой с напряженными лицами, просматривая очередные, доставленные Джаспером бумаги об исследованиях.
Мы с Дорианом молча вошли в дом и сразу направились к столу.
Настроение пропало сразу после встречи с отцом Ньютона. Его взгляд, такой хищный, преследовал меня по пятам. Куда бы я ни посмотрела, везде мерещилось это красивое и одновременно жестокое лицо. Как у такого человека мог родиться такой прекрасный, добрый сын?
- Дориан, сынок, подойди…
Арториус махнул нам рукой, приглашая сесть рядом с ними. Эдвард смотрел на меня, изучая настроение и слушая мои мысли. Я, в свою очередь прокрутила в своей голове картинку событий двухчасовой давности. Мне скрывать было нечего…
- Есть еще кое-что…
Арториус всегда говорил таким будничным голосом, словно рассказывал о погоде или об очередной победе его любимой команды.
- Дело в том, что я не оставил твою просьбу узнать о себе. Исследования в этой области – вещь очень коварная, поэтому пришлось, немного повозиться.
Арториус поднял на нас глаза в ожидании ответа.
Дориан все так же, молча, кивнул.
- Меня долго мучил вопрос, почему ты не превратился в оборотня в первое полнолуние после введения сыворотки? – Старик словно разговаривал сам с собой, странно жестикулируя и потирая лоб. Он больше не поднимал головы, внимательно вглядываясь в бумаги – действовал он только старинными методами, не признавая ни комлинки, ни глайдеры. Мы слушали, пытаясь вникнуть в каждое его слово. – Но потом меня осенило – сыворотка была сделана на основе вытяжки особого доминантного гена, который должен был быть присущ только ликанам. Из этого исходила одна весьма любопытная вещица: этот ген – носитель функциональной регенерации.
Непонятные слова, произнесенные Арториусом, вселяли в меня ужас. Я не понимала, но старалась приложить максимум усилий, чтобы добиться этого. Дориан же наоборот, прекрасно вникал в детали и только кивал, соглашаясь. Он, если и не знал того, о чем говорил старик, то, по крайней мере, что-то слышал об этих регенеративных генах.
- Чтобы объяснить тем, кто не понял, - Арториус посмотрел на меня: - приведу пример: иммунитет – защита человеческого организма, правильно? Так вот, этот ген исполняет ту же функцию, только в тысячу раз мощнее и связан он не с человеческим фактором, а именно с ликанотропным. То есть, во время превращения происходят такие перестройки в теле человека, что без этого гена, мужчина, а именно мужчинами были природные ликаны, просто сломался бы, как ветка. А с помощью носителя регенерации, человеческая плоть просто восстанавливалась в считанные секунды… Нет, мгновения. Ни боли, ни поломанных костей, ни потери крови… Но, к сожалению, Дориан, в тебе этого слишком мало. Не было того катализатора – полнолунного излучения, который бы дал толчок развитию способности заживления. Ты уязвим, как человек, но вынослив, как ликан. Ты – парадокс природы… Не правда ли?
- Я не понял смысл последней фразы, про «правду» я молчу, но вот про парадокс хотелось бы услышать побольше…
Голос Дориана звенел в тишине. Никто никак не подавал признаков жизни, все молчали и ждали реакцию. Я пожалела, что Джаспер и Маркус на охоте. Помощь Хейла была бы кстати.
- Ты уязвим – это значит то, что я сказал. Тебя можно поранить и убить. Но, если ты сломаешь кость, ты будешь продолжать идти дальше. Если ты потеряешь много крови, но твое сердце будет еще биться, то ты восстановишь силы за считанные часы. У ликанов не так. Они практически неуязвимы – только одна крошечная артерия отделяет их от возможной смерти. Она находится на шее, добраться до нее очень и очень сложно, но вампирам о ней было известно, поэтому наша армия много лет назад смогла их победить…
- И я не бессмертен?.. – Дориан знал ответ на этот вопрос, но почему-то он посмотрел на меня, когда его задал.
- К сожалению, это так…
У меня все похолодело внутри. Я понимала значение этого взгляда. Мне бы радоваться, но на глаза навернулись предательские слезы. Сдержав всхлип, я прижалась к Дориану.
- Мне все равно, правда… Если хочешь, я буду рядом всегда…
Меня не волновало, что смотрели родственники. Мне просто стало плохо. Я не смогла сдержать страх. Слишком много информации проходило через мой больной мозг и мою уже и без того израненную душу. Мысли о том, что мы не сможем быть вместе, убивали…
- Не все потеряно, Роуз… Что-нибудь обязательно придумаем.
Дориан аккуратно подтолкнул меня к лестнице, как никто, понимая, что мне надо где-нибудь укрыться. То, что я не уйду без него, было ясно, как день. Он и это понимал лучше, чем кто-либо.
Уже поставив ногу на первую ступеньку, я повернулась к стоявшим в гостиной родным:
- Простите, мы поднимемся…
Я махнула им рукой, успев заметить только полный сожаления и сочувствия взгляд Эдварда. Он знал, что такое не иметь возможности быть с тем, кого любишь больше жизни. И я это понимала…
Абсолютно черное небо, совершенный мрак внутри комнаты. Мы с Дорианом сидели прямо напротив раскрытого окна, впускающего порывистый ветер. Я свернулась клубком на коленях человека, которого любила всем своим холодным сердцем. Ньютон нежно поглаживал мои волосы и иногда прикасался своими теплыми и мягкими губами к моему виску. Так хорошо нам еще никогда не было… Так больно нам еще никогда не было…
Мы тихо разговаривали. Вернее, говорила практически одна я. Дориан только иногда задавал вопросы.
Я рассказывала ему о любви, о том, что это чувство заставляет нас жить так, как мы живем. Эдвард и Белла, Ренесме и Эдмон – они самый лучший пример для подражания. Я рассказывала ему о том, как Белле далось то, что она сейчас имеет. Через какие проблемы им пришлось пройти, через какую боль.
История моего отца ввергла его в шок. Дориан сказал, что после этого, наверное, пересмотрит свое отношение к истории в целом. Ведь наш род и человеческий шли параллельно через века, и никто не мог знать о существовании Темного мира, в котором мы живем. Как же можно тогда верить тем историческим исследованиям, которые предлагали нам в школе, ведь они не видели того, что находилось рядом с ними?
Я рассказывала ему про войну с ликанами и про наши способности.
Особенно его поразили таланты моего отца.
- Когда-то ведь мне придется с ним увидеться, что он от меня оставит? – Дориан пытался шутить.
- Все, если я попрошу…
- А ты попросишь? – Он заглянул мне в глаза.
- Обязательно…
Мне нравился его настрой на будущее. Дориан хотел встретиться с моим отцом.
- А какой он? Твой отец…
- Истинный аристократ. С соответствующими манерами, выдержкой и вежливостью. Один только раз он повысил на меня голос, а поводов за свою долгую жизнь я давала немало…
- Ты связалась с человеческим парнем? – Он улыбался, но по голосу было понятно, что он задает мне тот вопрос, который всегда задают мужчины своим женщинам: «Я у тебя первый?»
- Нет, я ни с кем никогда не связывалась, ни с человеком, ни с вампиром.
- Что ж так? Ты такая красавица, что никто не устоит…
- Ты пока не понимаешь, Дориан. – Я выпрямилась и села так, что бы быть прямо напротив него. – У нас вампиров все навсегда. Мы живем вечно. Любим один раз в жизни. Ненависть же, как ты знаешь, понятие очень туманное. Мы с тобой ненавидели друг друга сначала, а потом…
Я осеклась. Запретное слово… Чтобы не было больно…
- Полюбили? – Дориан закончил за меня.
- Ну, что-то типа того… - Я старалась не смотреть в его глаза, смущаясь из-за своей несдержанности в словах.
- Что-то типа?? Я в шоке…
Я подняла на него взгляд, немного не понимая его. Ньютон продолжил:
- Роуз, неужели ты не видишь, как я к тебе отношусь? Неужели ты не понимаешь, что я готов даже вампиром стать, чтобы быть рядом с тобой? неужели ты не видишь, как сильно я тебя…
Я быстро приложила свою руку к его губам, не давая договорить. В глаза Дориана появилось недоумение, потом удивление, а потом это все сменилось злостью. Я постаралась начать говорить быстрее, чем он что-то решит сам для себя.
- Не говори ничего… - Каждое слово отражалось в моей груди нестерпимой болью. – Еще слишком рано, Дориан…
- Ты сомневаешься? В ком, во мне или в себе? – Он заглядывал в мои глаза, пытаясь найти ответы в моей кричащей от тоски душе.
- Я, правда, пока не хочу говорить об этом. У нас ведь будет еще время?
Я видела, как стальной блеск в глазах Дориана медленно сменялся тем самым теплым серебряным цветом. Он успокаивался. Дориан все понимал.
Молодой человек с сердцем настоящего мужчины. Моего мужчины…

Шум внизу оповестил нас о том, что прибыли с охоты остальные члены моей семьи.
был слышен веселый голос Эллис, она что-то бурно рассказывала Эдварду. Белла смеялась, ей вторили голоса Софи, Джаспера и Маркуса.
Мы решили спуститься.
Все расселись в гостиной и о чем-то разговаривали.
Дориан тепло поздоровался с вновь прибывшими и уже собирался уходить, как вдруг…
Эллис громко вскрикнула и прижала пальцы к губам. Ее глаза были шокированными от увиденного где-то в глубине сознания возможного будущего. То, что это было видение, я не сомневалась.
Джаспер быстро подскочил к любимой и нежно взял ее за руки. Мой взгляд переместился на Эдварда. Его лицо темнело, глаза уставились в одну точку. Он «читал» Эллис. И то, что он там видел, его явно пугало.
Через несколько секунд он тихо произнес:
- О, нет…
Эдвард перевел глаза на Дориана. У меня внутри вновь все похолодело, в ушах появился давящий гул. Я знала, что может означать этот взгляд. Ничего хорошего…

Глава 20: Первый уровень.

В гостиной повисла напряженная тишина. Только было слышно, как тихо вздыхает Эллис, раскачивающаяся взад вперед. Картинка происходящего не отпускала ее ни на секунду. Она тихо проговаривала:
- О, нет… Дориан… Кровь… Много крови…
Леденящий душу страх не заставлял меня сдерживать огонь, разгорающийся в теле. Пальцы кололо искрами пламени.
Дориан, взяв себя в руки, спокойно спросил:
- Эллис, что ты видишь?
Эллис не реагировала. За нее ответил Эдвард:
- Ты действительно хочешь это знать? – Он крепко сжимал зубы, глаза потемнели.
Дориан, молча, кивнул.
- Картинка не четкая. Она плохо тебя видит, но, то, что она видит действительно ужасно…
Я вздрогнула. В последнее время это происходит со мной все чаще.
Дориан повторил свой вопрос, медленно произнося каждое слово:
- Что она видит, Эдвард?
Каллен приложил свои тонкие пальцы к вискам, в попытке сосредоточится. Скрывать увиденное не имело никакого смысла. Мы все равно рано или поздно узнаем, если не попробуем что-то изменить.
- Она видит тебя, в крови… Ты на земле, лицо залито кровью… Прости, Дориан, больше ничего не могу сказать…
- Где я нахожусь? – Пальцы Ньютона дрожат.
Я пытаюсь сдержать пламя, рвущееся наружу. Страх рассеивает в моей голове черные точки, застилая глаза.
- Темное бетонное помещение… Здание… Стекло… Осколки, много осколков…
- Это обязательно должно произойти? – Дориан все так же аккуратно подбирал слова.
К нам быстро подошла Белла и положила свои руки ему на плечи.
- Нет-нет, совсем не обязательно. Ты предупрежден, а значит можно что-то изменить. Что будем делать? – Она повернулась ко всем в ожидании ответа.
Эдвард сел рядом с Эллис на диванчик.
- Время суток, Эллис. Какое время суток в твоем видении?
- Закат… Я вижу солнце.
- Понятно, это может произойти не раньше завтрашнего вечера. Какой прогноз погоды на завтра? – Эдвард обращался ко всем.
Арториус сделал шаг к нам.
- Пасмурно… Дождь.
- Значит, до солнечной погоды нам бояться нечего, а из этого следует, что время на подготовку у нас есть…
- Какую подготовку? К чему? К его возможной смерти? – У меня начиналась истерика.
Похоже, в этом доме больше всего из-за этого волновалась я. Пытаясь вглядываться в лица близких, я видела только решимость, только слепую убежденность в том, что это нереально. Боже мой, как же страшно! Я никогда не была в такой ситуации. Угроза жизни любимого человека – что может быть хуже! Неужели только я это осознаю?
Эдвард повернулся ко мне и произнес твердым голосом:
- Рози, возьми себя в руки, паника – плохой советчик. Дориан, - он обратился к моему другу: - езжай пока домой, ничего не предпринимай, будь пока с матерью. Мы здесь что-нибудь придумаем за это время.
Ньютон аккуратно отцепил мои пальцы от своей рубашки, в которую я неосознанно ухватилась. Он заглянул мне в глаза и тихо сказал:
- Роуз, отвези меня домой. Уже действительно поздно…
Когда это его так волновало? Я хотела было возразить, но слова застряли у меня в груди, где-то между сердцем и душой, трепещущей от страха.
- Пойдем…
Дориан бросил быстрый взгляд моей семье, чуть кивнул и направился к выходу. Я мелкими шагами пошла за ним.

- Все будет в порядке, Роуз, правда. Эдвард что-нибудь придумает. Он ведь у вас замечательный стратег, как показала история вашей семьи.
Это были первые слова, произнесенные Ньютоном, после нескольких минут глухого молчания, пока мы ехали.
Я крепко сцепила пальцы на руле, сосредоточившись на дороге, в чем, в действительности не было необходимости, несмотря на непроглядную ночь, я прекрасно ориентировалась на местности. Я ничего не отвечала, понимая, что сказать нечего – Дориан прав. А это угнетало сильнее всего – осознание того, что не обстоятельства подстраиваются под нас, а наоборот…
- Я тебе завтра обязательно позвоню, или напишу, все будет хорошо…
Он низко наклонился ко мне, чтобы поцеловать. Я обхватила руками его красивое лицо и крепко прижалась своими губами к его. В поцелуй не было вложено никакой страсти, просто нежность, какая-то безнадежная, безысходная. Я в отчаянии пыталась сдержать слезы, которые накатывались на глаза. Одна капелька все-таки решила покинуть свой плен и тоненькой дорожкой потекла по моему бледному лицу. Дориан нежно прикоснулся к ней пальцем.
- Не плачь, моя хорошая. Все будет хорошо… Я обещаю…
С этими словами он вышел из машины и быстро, не оборачиваясь, направился к дому.
Я не могла смотреть ему вслед. Я просто уткнулась лбом в сложенные на руле руки и дала волю слезам.
Я не знаю, сколько я просидела в одном положении. Я не помню, как я завела мотор и двинулась в сторону своего дома. Но, когда я пришла в свою комнату, я без сил упала на кровать и продолжила плакать от страха и боли…

- Она не видит его без Рози…
Голос Софи звучал, как из тумана. Значит, я заснула. Я постаралась не шевелиться, чтобы попытаться услышать все, что меня заинтересовало в этой фразе. Похоже, она говорила об Эллис. Кто еще в комнате? Судя по нежному сладкому запаху, это Белла.
- Да, милая, Эллис и раньше его плохо видела, а сейчас вообще глухо. Полный мрак.
- Может было бы лучше, если бы он остался? – В голосе сестры сквозило отчаяние.
- Врядли… Он сам решил уйти… Эдвард сказал, что в его голове был такой хаос… Он кидался из одной крайности в другую… Только, когда он понял, что Роуз просто не выдерживает, он принял решение. Надеюсь, оно правильное…
- У человека всегда должен быть выбор... – Софи не спрашивала, она утверждала, и я понимала, что она имела в виду.
Мы – вампиры – не имеем права принимать решения за человека, будь то обращение и инициация, будь то какие-либо важные вопросы, касающиеся только их жизни. Дориан взял всю ответственность на себя… Эта мысль заставила меня пошевелится от судороги, охватившей мое измученное болью тело.
Сразу же на моем плече оказалась легкая рука Беллы. Она была прохладной и нежной.
Я уткнулась ей в плечо лицом и смогла только тихо произнести, стараясь не расплакаться вновь:
- Мне страшно за него… Мне так страшно!
- Мы знаем, моя хорошая. Но ничего не можем сделать. Он что-то решил, похоже, а Эллис его не видит…
- Я позвоню ему, попрошу, чтобы Дориан вернулся сюда! – Я быстро соскочила с кровати и схватила в руки глайдер…
На сенсорном экране светилась зеленая лампочка – сообщение. У меня перехватило дыхание. В послании было написано:
«Приезжай, пожалуйста, в здание института в 10:00. Отец хочет с тобой поговорить, я тоже. Я люблю тебя!»
«Я люблю тебя!»
Странная фраза, хотя у меня и подпрыгнуло сердце… Я не думала, что у Дориана есть такие вот сентиментальные черты в характере, он никогда не писал подобных вещей…
Сомнения отпали, как только я посмотрела на часы на глайдере – без пяти минут девять…
- Где Эдвард? – Я повернулась к Белле.
- На охоте с Чарли, Карлайлом, Эсме и Арториусом. Они решили уехать пораньше, чтобы успеть к вечеру, на всякий случай…
Белла начинала что-то понимать, потому что она медленно встала из кресла и подошла ко мне. Она из-за спины прочла сообщение Дориана.
- Ты уверена, что это не ловушка?..
Белла осеклась, потому что сразу же встретилась с моим взглядом полным отчаянной злобы. Я не ожидала от нее таких слов. Она всегда верила Эдварду, почему я не должна делать этого по отношению к Дориану, только потому, что он человек? Как хорошо, что Белла не умеет читать мысли, как Каллен.
- Я еду с тобой! – Моя бабушка в мгновение развернулась на каблуках и вышла из комнаты.
- И я…
Слабый голос Софи напомнил мне о том, что она стала свидетелем этой сцены.
- Нет, родная сестренка. Ты остаешься здесь на случай, если нужна будет многоканальная связь. С тобой будет Маркус.
- Но…
- Никаких НО, Софи.
Я решительно хлопнула дверью, не удостоив ее даже взглядом.
Это я потом страшно пожалею, что я не попрощалась с сестрой, а сейчас горячее желание увидеть Дориана закрывало разум красной пеленой.

Мы выезжали на двух машинах. Белла и я на ехали на моем «порше». Эллис и Джаспер на своем.
Эллис не видела ничего, что было хоть как-то связанно с моим будущим. Это был хоть и тревожный признак, но все же обнадеживающий.
На улице уже было суше. После продолжительного ночного дождя, установилась пасмурная погода.
Было решено, что Хейлы объедут здание с обратной стороны и остануться возле заднего входа. В том, что во всем этом был какой-то подвох, уже никто не сомневался. Но необходимо было проверить, что заставило Дориана написать это сообщение. А я верила ему, как себе. Надеялась и верила.
Остановив машину возле стальных ворот я, не выходя из нее, нажала на кнопку стационарного комлинка, встроенного в местную сеть.
- Да, мисс Соллер, мы вас ждем! – Ответил знакомый скрипучий голос отца Ньютона.
Я вышла из машины и обернулась к Белле. Она с тревожным выражением лица смотрела мне вслед.
То, что произошло дальше, было похоже на самый страшный фильм ужасов. Картинка сменялась картинкой. Резкая боль, чуть ниже уха с правой стороны, парализовала мое тело. Я не успела даже что-то сказать или вскрикнуть, хотя я врядли это понимала, потому что я даже рот открыть не могла.
Я видела крем глаза, как Белла метнулась в мою сторону. Как ее тоже что-то невидимое свалило с ног. Она упала на землю и забилась в судороге… Я продолжала смотреть, наблюдая, как два человека в серых костюмах подняли ее на стеклянные носилки и понесли прочь от этого места. Я видела, как Белла закатила глаза.
Я посмотрела в небо, в попытке хоть чем-нибудь пошевелить.
Солнце… На небе появилось солнце…
Это мысль была последней. После этого я погрузилась в холодную тьму ужаса…


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
RomaRioДата: Понедельник, 07.12.2009, 11:11 | Сообщение # 20
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
ХОЧУ ПРОДУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
ekalapochkaДата: Понедельник, 07.12.2009, 11:26 | Сообщение # 21
Группа: Друзья
Сообщений: 916

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Ух жду проду!!!!!

 
CamomileДата: Вторник, 08.12.2009, 01:19 | Сообщение # 22
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 21: Уровень повышенной сложности..

Дориан Ньютон.
Меня всего трясло…
В моей голове роились тысячи мыслей. Но только один образ постоянно вырисовывался перед моими глазами. Образ Роуз.
Ее несчастное лицо, заплаканные глаза, сцепленные пальцы – она боялась за меня. Господи, как же сильно я люблю эту девушку! Каждый жест, каждую улыбку, каждое слово, сказанное ее тихим, но звонким голосом…
Она не верила в меня, не думала, что я все отдам ради того, чтобы просто быть с ней рядом. Даже душу дьяволу, которая ему почему-то не понадобилась…
Я вел свою машину на запредельной скорости, ловко уворачиваясь от встречных и проезжающих по полосе машин. Нервы были напряжены, как струны. Какого черта меня понесло к отцу в институт? Зачем я поехал туда с просьбой оставить меня и моих друзей в покое? Зачем я вообще заводил весь этот разговор? Еще и глайдер притащил с медкартой Розали, чтобы доказать в случае чего, что она простой обычный человек….Дурак!
Отец так мило улыбался, что мне хотелось растереть эту ухмылку прямо по столу, за которым он сидел, задрав ноги.
А этот лихорадочный блеск в глазах? Он наверняка что-то придумал…
«Дориан, сынок, твоя подруга прекрасна и холодна, как лед! Почему ты прятал ее от нас все это время?!»
Большей чуши я в жизни не слышал. С каких это пор папашу начала интересовать моя личная жизнь?
Тем более он был последним человеком на земле, с которым я бы захотел ее познакомить.
Разговор короткий, но понятный – отец не отступится от своих намерений продолжать создавать монстров. Я пока не мог предъявить ему ничего толкового, но страх за Роуз, за всю ее семью останавливал меня и не давал делать опрометчивые шаги. Но все же это случилось. Это надо же было так привлечь к ним внимание? Сайрус сразу загорелся идеей познакомиться с ней поближе.
Надо будет поехать к Калленам и рассказать им все. А потом, если надо я заберу Роуз и увезу куда-нибудь подальше от этого проклятого места и этого проклятого человека – моего отца.

Уже возле гаража я остановил машину и, заглушив мотор, потянулся к сумке, в которой лежал глайдер…
О, черт!
Его не было на привычном месте справа…
Неужели я забыл его у отца в кабинете? Нет, нет, нет… Это уже слишком!
Надо вернуться. И чем скорее я со всем этим покончу, тем лучше.
Резко развернув машину, я помчался в сторону города. Новое, десятиэтажное здание института находилось на другом его конце. На часах показывало без пяти минут десять…

Стальные ворота плавно закрывались. Я успел проскочить между съезжающимися створками и увидел какую-то суету у входа. Четверо больших парней из охраны катили двое носилок из стеклопласта. Опять очередные жертвы… Чудовища!
Я повернулся во все стороны, чтобы оглядеться и решить, каким образом можно быстрее добраться до отцовского офиса. Мое внимание привлекло нечто, заставившее мое сердце стучать с оглушительным грохотом: в гараж, примыкающий к основному зданию корпорации, въезжала машина синего цвета. Номер я заметить не успел, но языки пламени, нарисованные на заднем бампере напомнили мне о… О, черт! Машина Розали!
Я быстро, позабыв обо всем на свете, вбежал по ступенькам и ринулся в сторону главного офиса. Я знал эти коридоры, как свои пять пальцев.
И еще я знал, что эти двое на носилках… Роуз и кто-то еще…
Ужас гнал меня по ступенькам вверх на девятый этаж. Я ненавидел лифты, они были медленней, чем мои ноги. Уже через несколько минут я стоял перед его дверью. Не решаясь войти, просто потому, что я не знал, как сдержать свой гнев и не разорвать его с ходу, я подошел к огромной стеклянной витрине, которая служила и смотровой площадкой перед лабораторией. Я видел, как вкатывали и устанавливали носилки в центре помещения для исследований. Белые простыни сняли…
Я не мог сдерживать крик. Я кусал свои кулаки, что бы удержать внутри ужас от увиденного. На один стальной, как в морге, стол положили тело Роуз. Она была без сознания. В той же одежде, что и вчера. Глаза были плотно закрыты, белые губы сжаты. На лбу проступили мелкие бисеринки пота. Я чувствовал ее боль, ее страх…
На второй такой же стол положили тело… Беллы. Она дергалась в судороге с широко раскрытыми глазами и постоянно крепко сжимала кулаки, словно что-то внутри ее происходило. Словно какой-то внутренний огонь сжигал ее тело…
Быстро, в два шага, я пересек коридор и ворвался в кабинет отца.
Он сидел все в той же позе, закинув ноги на стол, и смотрел в монитор, стоящий на его рабочем месте. Он словно и не видел меня вначале. Только звериная ухмылка медленно рассекала его лицо, в предвкушении спектакля.
- Отпусти их!
Сайрус так же медленно поднял голову и посмотрел на меня ленивым взглядом. Только этот пресловутый стальной блеск выдавал истинные чувства этого монстра.
- Кого? Этих прекрасных созданий? Ты мне их сам подарил!
- Я забыл у тебя глайдер, Ньютон. Это не давало тебе права не только смотреть его, но и пользоваться… Как они сюда попали? – Я старался подбирать слова, чтобы не провоцировать зверя. Но мне это удавалось с трудом. Так же как и просто подойти и выкинуть его из этого проклятого окна, в которое светило солнце…
Солнце… Вот оно, предсказание Эллис…
- Дорогая мой мальчик. Позволь мне объяснить тебе кое-что. – Сайрус посмотрел на свои наручные часы и произнес: - Субстанция, которую я ввел им в тела, начала действовать еще пятнадцать минут назад… Судя по тому, насколько плотна их кожа, я могу предположить, что эти девушки не совсем люди… Ведь так?
- Откуда ты знаешь? – Я почувствовал, как мои ноги примерзают к полу от страха за Роуз.
- Ну, сынок! Обижаешь! – Отец обошел свой стол и встал возле открытого окна. – Парочка интересных книжек в детстве, парочка интересных рассказов родного брата моего деда Майка Ньютона о «белых» людях, а еще и это удачное знакомство в магазине… Все сложилось, как нельзя лучшим образом! Если честно, то все произошло очень неожиданно! Но, если учесть, что в этом мире все возможно, то и мне очень повезло! Правда? – Сайрус повернулся ко мне и зловеще сверкнул глазами.
- Отпусти их, отец… Пожалуйста…
Я не мог говорить, меня все время тянула туда, к витрине, чтобы посмотреть на мою Роуз, на мою девочку… А ведь я так и не успел сказать ей, как сильно я ее люблю…
- Да, а ты мне преподнес такой подарок! – С этими словами Сайрус повернул ко мне экран моего глайдера, на котором светилась отсканированная фотография столетней давности… «Изабелла Свон и Э. К. 2005»
Мое сердце ударилось о стенки грудной клетки с такой силой, что мне показалось, словно что-то больно хрустнуло внутри. Я чувствовал, как адреналин огромными дозами впрыскивался в мою кровь и стремительно бежал по венам к моему разгоряченному мозгу.
- Они… ничего… тебе… не сделали…
- Ты так думаешь? Дориан, как же ты не понимаешь! Таких, как твоя Розали Соллер не любят! Их изучают! Ты свято хранишь все ее письма, веря в то, что сможешь быть с ней? дурачок! Молодой, совершенно зеленый дурачок! Она ведь даже не человек!
- Она наполовину человек. – Произнес я тихо. – К тому же я тоже не совсем нормальный…
- Все равно процесс необратимый… Я начал опыт. Не распускай сопли, не она первая, не она последняя…
- Не говори так!
- Горячий! – Желание ударить отца возникло с новой силой. Но я понимал, стоит выиграть время и наверняка здесь кто-нибудь появится из Калленов, или мне удастся вывести отсюда девушек.
- Ты не представляешь, какая они находка для науки. Они – это прорыв века! Никто не знал об их существовании, а они вот - здесь и сейчас!
- Ты мог бы просто изучать! – Я не верил тому,то говорил, я тянул время. – Зачем ты колол сыворотку? Что тебе это даст?!
Мой голос срывался на крик. Я видел, какое удовольствие это приносило моему отцу-монстру…
Звонок по комлинку прервал мои мысли. По тому, как вытягивалось лицо Сайруса, я понял, что что-то произошло. Он дрожащими руками пытался удержать средство связи у своего рта, отвечая что-то бессвязное. У меня в голове проскочила мысль о том, что Каллены наверняка уже ворвались в здание. Я знал, что Эдвард никогда не оставит свою любимую Беллу в беде.
Но это была проблема совсем иного толка…
Сайрус медленно выключил комлинк и посмотрел мне в глаза. По лицу опять поползла улыбка жестокости и звериного удовольствия. Он подошел ко мне и тихо сказал:
- А твоя девочка оказалась слабенькой…
Я вздрогнул.
- Она не выдержала испытания…
Я опять вздрогнул…
- Похоже, мы ее совсем потеряли…
Он шептал мне еще что-то о ее сердце и холодных руках, но я не слышал…
Мое сердце остановилось…
Потом застучало медленно… С каждым ударом я чувствовал, как мои ноги и руки наливаются тяжестью… Лицо Роуз, бледное и прекрасное предстало перед моими глазами…
Я поднял голову и заглянул в эту черную душу. Я больше не ненавидел его…
- Я сейчас нажму одну маленькую кнопочку, Дориан, и все твои друзья умрут. Ты не понял? Те, которые сейчас ведут битву на периметре с моей армией. А умрут они от рук моих новых солдат…
Я не видел, как его рука потянулась к столу. Я чувствовал только вибрацию воздуха вокруг нас. Бросив взгляд за окно, я увидел закат…
Красные и оранжевые лучи солнца освещали землю. Землю без Розали Соллер.
Крепко ухватив отца за его тонкие руки, я оттолкнулся от пола.
Звон битого стекла. Прыжок в закат.
«Неужели ты не понимаешь, Роуз, как сильно я тебя люблю?»

Глава 22: Ангел.

Белла Каллен
Жар покидал мое тело стремительно. Не так, как в первый раз. Хотя я не могла понять, что происходило, но все же это было похоже на превращение. Та же боль, та же жажда.
Я дернула рукой один раз. Твердая сталь крепко удерживала мои запястья в кандалах, не давая двинуться с места.
Я дернула рукой второй раз. Что-то громко хрустнуло. Похоже, я сломала себе руку.
Боли не было. Была только решимость, желание быстрее выбраться отсюда.
Откуда?
Я попыталась вспомнить последние перед потерей сознания моменты. Картинки одна за другой выплывали из самых дальних уголков моей памяти.
Вспышка света, отраженного от инъекционного ружья, каким обычно стреляют снотворным в слонов. Видимо и до них теперь дошла новая технология «адамантинового лезвия», сплава металла, способного удерживать плазму, и единственного способа пробить нашу кожу…
У Рози подкосились ноги, и она начала медленно оседать на землю. Я успела выскочить из машины, но не добежала – еще одна вспышка света, боль, и мрак…
Открыв глаза, я осмотрелась.
Высокие стены были словно из стали, они отражали происходящее внутри помещения. Судя по запахам, это была лаборатория. Я попробовала приподнять голову, чтобы осмотреться. Трудная задача, но выполнимая. Что эти ублюдки мне вкололи? Я чувствовала себя так, будто еще будучи человеком пробежала дистанцию в сто километров – не умерла, но выдохлась окончательно. Грудь что-то сдавливало. Я наклонилась немного и поняла, что это ремень. Ну, это уже проще.
Собрав все силы в кулак, я еще выше подняла голову и перекусила ремень. Он щелкнул и разорвался пополам. Вдруг я услышала женский голос. Тревожный женский голос кому-то сообщал:
- Я не знаю, что пошло не так! Доктор Ньютон! У нее остановилось сердце, вся жизнедеятельность. Похоже, что Роуз Соллер умерла…

Не может быть! Я же слышу ее сердце! Оно слабое, но стучит…
Неужели они не могут определить, когда организм живой, а когда нет? «Исследователи»…
Эта мысль заставила меня улыбнуться. Я знала, что только что вошедшая женщина ничего не увидит.
Стеклянные автоматические двери бесшумно закрылись. Я сквозь полуприкрытые глаза попыталась прочитать имя на бейджике – «Доктор Мелори Фокс»… Замечательно! Еще одно чудовище в человеческом обличии…
Я постаралась сконцентрироваться на силе. Чтобы сломать эти стальные оковы мне надо будет пожертвовать не одной костью. Наверное, импровизированные наручники тоже сделаны из адамантия.
Я напрягла левую руку.
Послышался щелчок. Не рука…
«Значит не адамантий».
Доктор Фокс резко обернулась. Она наверное даже и подумать не успела о том, что я разорвала ремень, стягивающий грудь, потому что моя только что высвободившаяся левая рука красиво, с точностью русского снайпера, припечаталась ей в челюсть. Сделав оборот вокруг своей оси, тело женщины грузно повалилось на пол.
Я быстро вывернулась так, чтобы сесть и расстегнуть державшие мою сломанную правую руку наручники.
Приняв вертикальное положение, я осмотрелась.
Стекло, стекло – везде стекло. У меня мало времени. Любой может зайти и увидеть, что здесь происходит.
Я повернула голову вправо. На столе лежала Роуз с плотно закрытыми глазами. На лбу выступил пот. Но… она подергивалась в мелкой судороге. Как они могли не заметить!
Хотя, это ведь я вампир, это я могу видеть то, что человеку не по силам. Я отстегнула ремни с ног и встала. Слабость растеклась по моему телу, смешиваясь еще с чем-то очень знакомым, но давно забытым – жажда. Я хотела пить…
Я посмотрела на свои руки. Они были такими же, как и раньше – белыми и гладкими. Я потрогала свои волосы, живот – все на месте, ничего не изменилось. Вот только… Я увидела свое отражение в стеклянных стенах лаборатории – глаза были красными. Я новообращенная…
Похоже, наши «друзья» ученые «обнулили мой счетчик»…
Роуз пошевелилась.
- Мне… холодно…
Я подскочила к ней и приложила свои руки к ее лицу. На боль я не обращала внимания – теперь она существовала где-то отдельно от меня. Меня больше заботило состояние Роуз.
- Эй, малышка, - прошептала я ей, - я здесь…
- Белла… Беллочка, помоги мне…
- Все будет хорошо. Мы сейчас выберемся из этого проклятого места…
- Я не могу открыть глаза, - голос Роуз был похож на свист. Она сильно выдыхала воздух, ей было трудно дышать из-за ремней.
Я рванула кожу, стягивающую грудь внучки, так, что она разлетелась на маленькие кусочки. Быстро, не теряя времени, я расстегнула стальные оковы на ее запястьях и ногах.
- Как… ты? – Роуз все еще не могла открыть глаза, но уже волновалась и спрашивала о моих делах. Это, похоже, семейное – превозмогая боль, заботиться о ближних.
- Нормально. Ты молчи, не теряй силы… Я тебе помогу.
Роуз слабо кивнула и даже выдавила на своем бледном и мокром от пота лице несчастную улыбку. Бедный мой ребенок, ей так плохо…
Взяв внучку под руки, я направилась к выходу. Я ничего не боялась, потому что знала – в случае опасности я смогу оглушить не один десяток человек, если они попадутся мне на пути. Убивать я никого не собираюсь, даже Фокс, но вот бы добраться до Ньютона…
В памяти всплыло лицо Дориана… Где-то здесь я его видела. Но где?
Я подняла голову, чтобы еще раз осмотреться и увидела под потолком смотровую площадку за немного тонированным, но все же довольно прозрачным стеклом. Появилась новая картинка – он плакал… Что же здесь произошло?
«Надеюсь, еще будет возможность задать ему пару вопросов».
Я не стала больше здесь задерживаться. Но все же я теряла время в поисках выхода. Я остановилась. Роуз тяжело повисла на моем плече. Я попробовала поднять ее голову, чтобы убедиться что с ней все в порядке, насколько это конечно возможно в нашей ситуации. Ее глаза уже были приоткрыты.
Я заглянула в них и испугалась – зрачков не было…
- Розали, ты что-нибудь видишь? – в мою душу закрадывалась паника. Что они с ней сделали?
- Уже немного проясняется, Белла. Давай выберемся отсюда побыстрее…
Ее голос был уже тверже. Но меня удивило, почему она ничего не спрашивает о Дориане?
- Ты точно не хочешь знать, что с Ньютоном? – я настороженно всматривалась в ее пустые, затянутые белой пленкой глаза.
- Если ты о докторе, то мне все равно, где он и что с ним. А если ты насчет Дориана, то я знаю, что он не причастен…
- Он здесь…
- Не может этого быть…
Она категорично махнула головой и сделала шаг в сторону потока свежего воздуха. Роуз ориентировалась лучше меня.

Мы шли вдоль бетонных темных стен. По дороге мы не встретили ни одной души, словно все куда-то исчезли. Ни охраны, ни ученых, никого…
Впереди замаячил темный дверной проем. Розали уже шла самостоятельно, а мне только оставалось поражаться, как она что-то видит сквозь эту зловещую пелену. Но, когда она ко мне повернулась, чтобы поторопить, я увидела неясные очертания зрачков, словно они еще не проявились полностью.
- Что ты чувствовала? – задала я ей вопрос.
- После того, как мне вкололи эту гадость? Холод…
Совсем не то, что происходит во время превращения у вампиров. Интересно, почему у моего организма реакция была другой? Столько вопросов… Но сейчас нет времени, надо выбираться…
Еще два шага и мы выходим …
Яркий солнечный свет резко ударяет по моим глазам, яростно отражаясь на моих и без того натянутых нервах. Я крепко зажмурилась, пытаясь прийти в себя. Роуз остановилась. Я не поняла почему, но, когда вышла из-за ее спины я ужаснулась…
Перед нами открылось зрелище, напоминающее сцену апокалипсиса.
Какие-то странные существа, «недочеловеки», выгибались и издавали страшные звуки. Их было много, наверное, существ пятьдесят.
Перед ними ровным строем стояли члены нашей семьи.
Впереди всех был Эдмон Соллер. Когда же он успел, черт бы его побрал?
Только Эдварда среди них не было…
- Белла!
Голос сзади… Эдвард!
Я, повернувшись к бегущему ко мне мужу, крикнула:
- Что здесь происходит?!
Эдвард сделал еще несколько длинных шагов и оказался возле меня.
- Это зверье служит у Ньютона в охране. Он натравил их на нас. Но подоспел Соллер… Он знает, как с этими тварями обращаться. Одна проблема – они на половину люди. Их нельзя убивать – это закон. Эдмон глушит их, и, посмотри, что происходит…
Он указал в сторону группирующихся ликанотропов, бывших подопытных Ньютона. Они приближались друг к другу, образовывая плотный круг. Было видно, что ими управляют на расстоянии. И я знала, кто это делал…
Вдруг послышался звон разбиваемого стекла. Мы подняли головы вверх. На нас летело нечто огромное, словно большая черно-белая птица. Только, когда я сфокусировала взгляд, я увидела светловолосую голову Дориана, крепко державшего за руки взрослого мужчину. Они падали с высоты девятого этажа…
Все происходило, как в замедленной съемке…
Не долетая несколько метров над землей, Дориан резко отпустил руки человека в белом халате, тем самым далеко оттолкнув его от себя. Они упали почти одновременно, глухо ударившись о бетонное покрытие внутреннего двора. Я, прежде чем что-либо предпринять, успела увидеть реакцию Роуз. Ее выражение лица медленно сменялось с поразительно спокойного на выражение крайнего ужаса. Она на мгновение задержалась на месте, наблюдая падение ее любимого человека, но потом резко рванула в его сторону. Огромная лужа крови растекалась по земле, образуя темное липкое пятно смерти…
Я не боялась, что она не устоит перед его запахом. Мне даже не приходило такое в голову. Я видела только, как она схватила его за руки и перевернула лицом к себе. Кровь заливала его широко открытые глаза…
- Нет… нет… нет… Дориан… Нет!
Она пыталась что-то делать, встряхивала его, не понимая, что его тело было изломанно, будто у разбитой фарфоровой куклы… Он истекал кровь…
Я не могла это видеть. Вокруг все смолкло, установилась тишина, перебиваемая только отчаянными стонами Розали… Она качалась перед телом Дориана взад вперед и тихо проговаривала его имя…
Вдруг он сфокусировал взгляд…
- Я знал… что ты… ангел… Я люблю… тебя…

Крик отчаяния и боли разорвал тишину… Она схватила разбитого Дориана на руки и понесла сторону своего отца…
- Папа… Папочка… сделай ты что-нибудь… пожалуйста…
К ним подбежал Карлайл:
- Сердце бьется слабо… Можно успеть… Неси его в машину, мы везем его домой…
Эдмон остановил свою дочь на мгновение:
- У него должен быть выбор, Рози…
- Я его ангел! – Роуз вскинула голову и посмотрела на своего отца вызывающим, но каким-то полусумасшедшим взглядом. – Я обещала себе, что буду им до конца… И это уже мой выбор!


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Вторник, 08.12.2009, 01:20
 
RomaRioДата: Вторник, 08.12.2009, 09:37 | Сообщение # 23
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
его обратят?

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
CamomileДата: Вторник, 08.12.2009, 10:24 | Сообщение # 24
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 23: Феникс.

Розали Соллер

С каждой, проезжающей нами, милей удары его сердца были слышны все тише и тише. Температура его тела понижалась на градус с каждыми десятью милями. Я была покрыта его сладкой кровью с головы до ног. Но я не отпускала его.
Дориан больше не открывал глаз. Его последние слова о любви придали мне сил.
Отец что-то сказал про выбор? А он бы смог оставить умирающую любовь всей своей жизни, не дав ей шанса возродиться? Я буду бороться до победного конца, чего бы мне это не стоило.
Я в несознательном жесте постоянно гладила его мягкие, но уже начинающие чернеть от крови волосы. Ни секунды жажды, ни мгновения сомнения.
Его разбитое лицо было прекрасно. Его закрытые глаза светились для меня все тем же теплым серебром. Я не могла отказаться от мысли, что увижу это еще раз. И не один раз…
Я почувствовала, что он рядом еще в тот момент, когда он разбил оконную раму в кабинете своего отца. Мне не нужно было поднимать голову, чтобы увидеть, как он совершает полет в бездну боли и отчаяния.
Солнце…
Оно светилось каким-то странным оранжевым светом, напоминая закат. Вот о чем говорила Эллис, когда увидела видение. Она думала, что это закат… Она ошиблась…
«Я знал… что ты… ангел… Я люблю… тебя»…
Бархатистый, совершенно спокойный голос. Он будто не чувствовал боль, а только облегчение. Дориан даже улыбнулся мне краешком губ.
Мое зрение восстановилось полностью. Только косые взгляды моих родственников, которые они бросали на мое лицо, немного настораживали. Но разве могло это что-то значить по сравнению с тем, что на моих руках медленно умирал от потери крови любимый, самый родной, самый дорогой человек.
Арториус недавно нам говорил, что Дориан может восстановиться после большой потери крови. Но теперь никто не знал, как остановить необратимый процесс. Он упал с высоты примерно тридцати метров. О каком восстановлении могла идти речь, если все его внутренние органы были превращены в…
Я не могла об этом думать. Он умирал на моих руках…
Каждая секунда была на вес золота, если не дороже.
Перед глазами стояли лица родных, видевших, как я с каменным лицом взяла его на руки и понесла к машине. Видела лицо Эллис, судорожно прикрывающую рот рукой, сдерживая всхлипы… Лицо мамы, на котором было выражения такого ужаса, будто это не я, а меня несли окровавленную… Лицо отца, строгое, сосредоточенное, но полное сострадания и боли… Эдвард, Белла бледная и напуганная… Господи, как же больно!..
Я застонала, чем привлекла к себе внимание Эдмона.
Я постаралась прикрыть глаза, чтобы не провоцировать его на разговор. Дориан лежал на моих руках, слабо вздрагивая, теряя частичку своей жизни с каждым еле заметным движением. Кровь текла отовсюду.
Я не могла это видеть.
- Мы успеем, Рози, - тихий голос отца возвращал меня к реальности. – Поверь, мы сделаем все, чтобы он выжил… Я вижу его мысли…
Я открыла глаза и посмотрела на отца.
- Ты думаешь, я правильно делаю, что решаю за него?
- Я не думаю, дочь, я уверен. Он жалеет, что не может остаться с тобой. Мы вернем его…
Я бы вздохнула с облегчением, если бы мне хватило на это сил…

Дома уже ждал Карлайл, который обогнал нас на своей машине, чтобы подготовить комнату для обращения. Все были настроены решительно.
Я аккуратно вынула тело Дориана из машины и понесла его в дом. Мне пытались помочь, но мое категорическое «Нет!», заставило их отказаться от этой мысли. Они понимали, что счет идет уже даже не на секунды, а на мгновения.
Странные взгляды, мягкие успокаивающие прикосновения – я не замечала этого. Только, когда я уже положила окровавленного Дориана на стол, Ренесме нежно обняла меня за плечи и тихим голосом произнесла:
- Пошли, Рози, тебе надо к Арториусу, срочно. Здесь останутся отец и Карлайл.
- А Эдвард? – я не знала, почему я хотела, чтобы с Дорианом остался именно Эдвард. Наверное, потому, что он лучше всех его знал…
- Эдвард с Беллой. Они уже были в лаборатории.
- А что с Беллой?
- Вроде все нормально. По крайней мере, если Арториус так считает, значит все действительно так…
Ренесме старалась сдерживать эмоции, но ее взгляды…
Да что же это со мной там произошло, что они так на меня смотрят?
Словно прочтя мои мысли, ко мне подошла Эллис с маленьким карманным зеркалом.
- На, посмотри. Я думаю, ты сильно удивишься…
Я послушно взяла позолоченную рамку в руку и всмотрелась в отражение.
Шок? Нет… Нечто большее охватило меня, когда я остановила свой взгляд на глазах. Они были… изумрудно-зеленые.
-Черт!
- Не ругайся…
- Не буду… Черт!
Я быстро отдала зеркало, пораженной услышанным, Эллис и со всех ног рванула в импровизированную лабораторию.
- Арториус! Что здесь, черт побери, происходит?! Что они сделали со мной?!
Старик медленно поднял глаза на меня и спокойно произнес:
- Не кипятись. Ты теперь стала, как бы так сказать, три-в-одном…
Я была в шоке от будничности его тона.
- Что это значит?
- Это значит, что доктор Ньютон вколол тебе сыворотку регенеративного гена. А твой организм принял ее. Вот и все.
- Вот и все? Вы говорили, что ликаны для нас ядовиты!
- Поправка! – Арториус поднял вверх указательный палец. – Их УКУС для нас смертелен, но никак не кровь и ее производные. Думаешь, после той битвы кто-нибудь остался бы в живых, наглотавшись их вонючей крови? Не КРОВЬ ядовита, а СЛЮНА! А ты стала кем-то вроде нового вида вампира. И если Дориан оправится, то он тоже будет таким… Ничего сложного, если изучать в школе генетику…
Он что, издевается надо мной?
- И что теперь будет?
- Пока понаблюдаем за тобой, а там будет видно, дорогая. Не волнуйся.
Я вышла из лаборатории, оставив нашего домашнего ученого с его колбочками и приборами… Мне бы его выдержку и оптимизм.

Эдмон Соллер успел…
Хватило одного укуса опытного вампира, чтобы начался процесс обращения.
Дориан не открывал глаза. Он никак не подавал вида, что ему плохо. Только мелкие капельки пота выступали на его бледном лбу, который я бережно вытирала, чуть касаясь пальцами его кожи.
Меня же не подпустили к телу, пока не привели его в порядок.
Карлайл целую ночь колдовал над сломанными костями Ньютона. Он собирал его буквально по кусочкам, понимая, что, упав, с высоты девятого этажа даже настоящий ликан не выжил бы. Дориану повезло…
Эллис и Эсме отмыли его тело от крови и грязи, переодели и привели в порядок волосы.
- Странно, его же должно жечь изнутри адским пламенем! Почему он не реагирует?
Джаспер не отходил от меня ни на шаг, поражаясь моему спокойствию. Я не могла объяснить ему, что верю в то, что все будет хорошо. Просто нужно дождаться, когда Дориан откроет глаза.
Я боялась только одного – он может не простить меня, что я не предоставила ему права выбирать…
- Это не огонь… - Я вспомнила.
- А что тогда? Он же превращается.
- Это не то… Посмотри, его трясет. Ему холодно… Так же было и у меня, когда я была под действием препарата.
До меня начало медленно доходить…
Он становится таким же, как и я.
Мне захотелось проверить кое-что.
Я поднесла раскрытую ладонь к лицу и расправила свои тонкие бледные пальцы. На кончике указательного появился оранжевый огонек, как у свечи. Значит, моя способность не исчезла.
Мое сердце билось, а это говорило о том, что я осталась человеком. Вот что значит «три-в-одном» - человек, вампир, ликан… Невероятно!
Оставив Дориана ненадолго с Эдвардом и Джаспером, я зашла в кабинет к Арториусу.
- Ты делал какие-нибудь анализы? Дориан будет таким, как я? – я начала задавать вопросы с порога.
Арториус словно знал, что я приду.
- Нет… Мне не надо было их делать. Здесь все ясно, но подождем до конца
- Он останется человеком, ликаном, и станет вампиром…
Я не спрашивала, я знала. Арториус поднял на меня удивленный взгляд.
- Ну, чтоже, ты сама обо всем догадалась…
Он опять углубился в чтение какой-то старинной книги. Больше задавать ему вопросы не имело смысла, пока…

Три долгих, казавшихся вечностью, дня я не отходила от моего любимого Дориана. Только иногда меня забирали Софи с Маркусом, чтобы уговорить отдохнуть и что-нибудь перекусить. Я совсем забыла, что охотилась в последний раз почти две недели назад. Но я быстро выпивала графин сока и возвращалась на свое законное место – в кресло, стоявшее возле высокого стола, на котором лежал бледный, но такой красивый Дориан.
Страх сменился волнительным ожиданием. Дориан все также не шевелился, но его уже не трясло. Значит, остался заключительный этап – мы ждали, остановится его сердце или нет…
Вот… оно разгоняется и начинает стучать с неимоверной скоростью…
Вот… оно резко останавливается… Мое вместе с ним…
Снова удар. Еще… еще…
Дориан открыл глаза.
Он смотрел прямо в потолок, словно привыкая к свету, которого он не видел так долго.
Я медленно подошла к нему. Никто меня не останавливал. Родные вообще старались не дергать меня в эти дни, опасаясь, видимо, за мое душевное состояние.
Дориан наконец-то смог сфокусировать взгляд и повернул голову ко мне…
- Ты…
Удивление, радость, ужас – все это было написано на его лице одновременно.
Дориан вскочил и, не обращая ни на кого внимания, схватил меня за руки.
- Ты… живая!
- Да, Дориан, и ты тоже…
Его изумрудные глаза горели таким счастьем, что мне хотелось плакать.
- Я… вампир?
Я боялась этого вопроса. Краем глаза я заметила, как напрягся мой отец. Эдвард сделал шаг вперед, вместе с ним и Джаспер.
- Прости, но да.
- Где мой отец?
Из-за моей спины выступил Эдмон.
- Об этом позже. Сейчас нам важно знать, как ты себя чувствуешь?
Дориан посмотрел на меня, потом на свои руки, потом опять на меня:
- Твои глаза…
Я не думала о том, что скажут мои родители – мне было все равно. Радость от того, что мы вернули его, что можно начать заново, переполняла меня настолько, что я не могла сдержать порыв.
Нежно, чтобы нечаянно не спугнуть новообращенного вампира, я прикоснулась пальцами к его холодному лицу. Дориан низко наклонился ко мне, он знал, что я хочу сделать. Я легко прижалась к его губам и поцеловала…
Я не знала, сколько длилось единение наших душ, но меня отвлекла фраза, произнесенная тихим вкрадчивым голосом Арториуса.
- Возрождение из ада… как птица Феникс.

Глава 24: Другие.

Солнце…
Белла сказала, что в Форксе никогда не было столько солнечных дней.
Словно это какое-то предзнаменование…
Мысли, мысли, мысли…
Моя голова забита под завязку…
Изумруды глаз Дориана перед моим лицом. Холодное, легкое дыхание…
Я не избавилась от «мурашек»…
Все хорошо…

В моей комнате было тихо.
Я специально поставила кресло ближе к окну, чтобы лучи заходящего солнца ложились мне на руки, лицо и шею. Оно больше не грело. Сентябрь сдавал свои права октябрю и подарил последние теплые деньки перед дождем и слякотью.
Дориан уехал вместе с Эдвардом и Маркусом на охоту.
Ему нравилось быть тем, кем он стал – сила, неограниченная, неистовая сила генерировалась его совершенным телом. Он мог видеть с закрытыми глазами. Слышать с заткнутыми ушами. Чувствовать запахи на большем расстоянии, чем Эдвард и остальные Каллены.
У меня ко всем этим качествам еще и прибавлялась моя «врожденная» способность пирокинеза, эволюционированная и усовершенствованная.
Мы с Дорианом мало ели. Нам хватало одной охоты в две недели. Мне и того меньше, потому что я не новообращенный вампир, как Дориан.
Все так запутанно. Сначала мне было очень тяжело понимать, что же все таки с нами произошло, но потом я свыклась с мыслью, что я совершенно другой вид вампира, а новые ощущения – это норма, к которой надо привыкать.
Дориану в этом плане было намного проще.
Он был новообращенный – жажда утолялась, глаза становились светлее, цвета морской волны, и все становилось на круги своя.
Поначалу мне было немного тревожно. Тревожно из-за странной реакции Дориана на известие о смерти его отца.
- Я еще будучи человеком пытался его убить… Почему я жалею об этом сейчас?..
Его человеческая память была настолько яркой, что он мог в подробностях описать каждый вздох, каждый взгляд, виденный им до превращения.
Он сам рассказал мне, что думал, будто я умерла. Он не хотел мстить отцу, он мстил себе за ту роковую ошибку, которую допустил, когда забыл свой глайдер в кабинете доктора Ньютона.
Доктор Ньютон…
Он умер на месте. Он оказался очень непредусмотрительным: не вколол себе сыворотку и все потерял… Монстр!
Этим я теперь и отличалась от Калленов – я ненавидела всей душой и не жалела ни секунды…

Легкое прикосновение к моему плечу…
Я впервые за несколько недель не вздрогнула. Я могла чувствовать, когда ко мне кто-то приближался, даже так бесшумно, как это умели делать только несколько членов моей семьи – Софи, Эдмон, Белла и Эдвард… Они всегда были, как привидения, словно передвигались по воздуху…
- Ты уверена, что поступила правильно, не поехав с ним на охоту? – тихий, слегка с придыханием голос Софи обволакивал меня покоем и негой. Она так хорошо действовала своим присутствием на мои натянутые, словно струна, нервы.
- Да… Я не хочу охотиться… Надо мысли в порядок привести.
- Я думала, вы никогда друг от друга не отойдете! Наконец-то я могу просто поговорить с сестрой, а не просить ее парня оставить нас наедине. В этом доме вообще нереально остаться наедине с кем-либо!...
- Да уж, нас слишком много…
- Мы уезжаем, Роуз.
Вот так сходу – прямо по голове такой «замечательной» новостью…
- Куда? – какой глупый вопрос.
- Домой, конечно. – Софи пожала плечами – Отец хочет решить кое-какие дела с недвижимость, поэтому и уезжает. Мне здесь нет смысла оставаться, ведь Маркус тоже возвращается в Европу. Так что останетесь здесь и закончите все дела…
- Дела? Какие дела? – я чего-то не знаю?
Софи посмотрела на меня удивленным взглядом.
- Ты, что, не знаешь? Мелори Фокс решила «воспользоваться» моими «услугами». И я любезно ей помогла. Теперь она глупо улыбается и спрашивает у всех, как ее зовут! – Сестра так звонка рассмеялась, что заразила и меня.
Я, видимо, так увлеклась своим перерождением и личной жизнью, что пропустила что-то очень интересное.
- А корпорация? Что теперь будет с ней?
- А вот это уже и есть ваше дело. Потому что миссис Ньютон уже в курсе, что произошло. Чарли взял на себя ответственность по информированию матери Дориана. Вот только, что из этого выйдет, пока неизвестно. Скорее всего, мне придется помочь и ей…
- Ужас…
- Согласна, Рози. Но это и есть способ выживания в жестоком мире людей.
- Гораздо более жестоком, чем наш…
Мы замолчали, каждая о своем.
В дверь тихо постучали.
- Входи, папа.
Никто не удивлялся тому, что я с точностью угадывала тех, кто мог находиться не только за дверью моей комнаты, но и в гостиной, и в столовой, и вообще возле дома в радиусе оружейного выстрела.
Эдмон выглядел, как всегда, потрясающе. Черный костюм и рубашка настолько ему шли, что, казалось, слепило глаза от его красоты.
- Философствуете, девочки? – Он ласково улыбнулся.
Мы кивнули ему одновременно и также одновременно засмеялись совпадению.
- Рад, что вы в хорошем настроении. Надо поговорить, не возражаете?
Мы с Софи переглянулись.
- Я думаю, этот разговор очень важен для вас обеих. Поэтому попрошу уделить мне несколько минут вашего бесценного внимания.
Он шутливо поклонился, и легкая улыбка едва коснулась его красивых губ.
Я гордилась своим отцом. Каким бы жестким он не был, Соллер был лучшим.
Мы с Софи опять переглянулись, но приготовились выслушать.
- Я думаю, будет лучше, если вы не станете меня перебивать. – Он вопросительно глянул на нас и после кивка продолжил: - Софи, я считаю своей долгом начать с тебя…
Ого! Что-то папа скажет!
- Ваши отношения с Маркусом мне понятны и… приятны, если ты хочешь это знать. Я знал Волтари не одну сотню лет. Их коварству дивились все обитатели Темного мира. Поэтому его внезапный любовный порыв, направленный на тебя, не внушал доверия. Я думаю, ты простишь меня за эти слова… когда-нибудь.
Я переводила взгляд с отца на сестру и не могла поверить своим ушам. Отец просит прощение у Софи за то, что считал правильным. Никто и никогда его не осуждал, даже сестра… Софи сцепила пальцы рук в ожидании того, что последует дальше.
- Маркус не раз доказал свою верность нашей ветви власти, приняв вегетарианство, и свято чтя наш образ жизни, как религию… Я верю ему, равно, как я верю тебе, Софи. Если он вдруг предложит тебе стать его женой, я больше не буду возражать. Полторы тысячи лет действительно не очень большая разница в возрасте, когда у вас впереди будет вечность… Я хочу, чтобы ты была счастлива в своей любви. Поверь, я знаю, что это такое…
Я не успела обратить внимание на реакцию Софи, но почувствовала, что очень жалею об отсутствии Маркуса дома в данный момент. Вот это был бы спектакль!
Отец повернулся ко мне и тронул за руку.
- Ты волнуешься о своей сущности и, следовательно, из-за своего будущего… - Он не спрашивал, он знал. Эдмон прищурился: - Что ты знаешь о себе, кроме того, что ты другая?
- Мало… Но я все постигаю постепенно, ведь так должно быть?
- Знаешь, почему я всегда говорил, что ты аналитик? – Я покачала головой, я не помнила, чтобы он меня так называл. По-всякому, но не так… - Ты все взвешиваешь очень долго, пытаясь найти подвох и какое-то особой трудности решение там, где его не может быть по определению. Сейчас тебя мучает вопрос, например, почему твои глаза стали зелеными? Но ответ прост – это новый виток эволюции. Это реакция взаимодействия генов и набора хромосом. Ничего сложного, если учесть, что ты рожденный вампир, что само по себе удивительно. Тебе повезло, что на твоем пути, Рози, встретился именно такой человек, как Дориан Ньютон. Самоотверженный, безумно отважный… я бы сказал даже - отважный до безумия. Но это он, твой Дориан. Вы уникальны, оба… Вас нельзя разлучать. Завтра я с Чарли, перед тем, как уехать в Европу, поеду к Долорес Ньютон. Наверное, придется ей кое-что рассказать, не вдаваясь в подробности, конечно, но мне есть, чем аргументировать тот факт, что нам придется забрать в скором времени Дориана к себе. Я понимаю, он не маленький мальчик, и уж тем более намного более рассудительный и мудрый, чем многие из нас. Но насильно заставлять я его не буду. Это будет теперь только его решение…
Отец внимательно посмотрел в мои изумрудные глаза. Он знал, что я поняла, о чем он говорит.
«Я обещала себе, что буду им до конца… И это уже мой выбор!»
Вот она причина всех моих страхов и сомнений. Вот она моя «карма» – я лишила умирающего человека последнего желания…
- Он все прекрасно понимает, Роуз, и знает, как сильно ты его любишь. Но есть масса неотложный дел, которые не дадут вам в ближайшее время сойтись ближе. На него сейчас возлагается большая ответственность в связи со смертью отца. Дориан должен принять окончательное решение уже до завтра, потому что через неделю тебе придется уехать из Форкса. Ты понимаешь, почему…
Он опять не спрашивал, он знал…

- Я уже говорил тебе, как сильно я тебя люблю? – Дориан заглядывал мне в лицо, не понимая, почему у меня нет никакого настроения.
Одна мысль крутилась в моей новой, усовершенствованной голове:
«Я уеду. Что со мной будет? Принять решение должен он сам»…
Я сделала вид, что мне хорошо. Но, черт побери, почему же мне так плохо?...
Вот оно – новое предзнаменование… Перед нами встает выбор – быть или не быть нам вместе в ближайшее время. То, что мы все равно будем вместе – факт. Но все упирается во время…
Я ненавидела все, что было с этим связано – новые обстоятельства, Сайруса Ньютона и… время.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
RomaRioДата: Вторник, 08.12.2009, 13:13 | Сообщение # 25
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
конец?

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
CamomileДата: Среда, 09.12.2009, 00:34 | Сообщение # 26
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 25: Выбор

День был, как по заказу, пасмурным, но сухим.
Дориан решил вытащить меня перед поездкой в город на прогулку, чтобы унять мою хандру. Она теперь стала моей постоянной спутницей. Мысли, тревожные переживания… Ведь даже Эллис не могла ничего сказать о нашем будущем. Она просто не видела нас больше. Как и Арториус загадочно молчал. Это в его стиле - никогда не говорит то, что он видит в своих видениях.
- Ты тревожишься из-за своей новой сущности? – Дориан нежно обнял меня.
Мы приехали на наше заветное место на утесе, удобно расположившись на плоском камне. Здесь было очень тихо, только звуки волн, ударяющихся о скалы, дополняли некоторую таинственность.
- Есть множество причин для волнений… Эдвард тебе что-нибудь говорил?
В последние дни они очень много времени проводили вместе – Эдвард, Дориан и Эдмон. Я знала, что Чарли подкидывал им массу полезной информации для размышлений. Поэтому они старались прийти к какому-то определенному решению сообща. Был один из многих вопросов, ответ, на который я могла задать только Дориану. Потому что и дедушка, и отец упорно об этом молчали, понимая, что к моим переживаниям может добавиться и еще одно.
- Они уничтожили всех ликанотропов. – Вот так - спокойно и просто, словно пойти на охоту…
- Как это?..
- Эдмон мне объяснил, что процесс, запущенный введением сыворотки в человеческий организм, необратим. Они стали чудовищами уже в ту минуту, когда субстанция начала действовать. – Дориан повернулся ко мне, ожидая реакцию. Я молчала, давая ему возможность продолжить рассказ. – У меня был врожденный ген, способствующий поглощению агрессии, которая раздирала монстров, созданных моим… отцом. – Ему было тяжело произносить это слово. Дориан задумался на мгновение, но опять начал: - Ты вампир, поэтому сыворотка не могла пройти дальше твоей небольшой третьей части человечности, тебе повезло… Белла полный вампир, поэтому сыворотка просто вернула ее в первоначальное состояние, добавив только еще большую силу. Она восстановилась в течение двух дней. Ты заметила, что даже цвет глаз у нее стал прежний уже после первой охоты? – Я кивнула. – Твой отец просто понял, что с недочеловеками просто ничего уже не сделать, разве что только облегчить их страдания смертью. Джаспер ввел их в транс, а Эдмон… сделал то, что он умеет лучше всего…
Дориан улыбнулся, но не злорадно, а как-то печально. Он все понимал…
Я не знала, что сказать.
Ведь именно мой любимый принял на себя ответственность за происходящее. Его рассудительность и терпение к самому себе меня просто поражали. Он принимал все так, как должно быть. Он верил моему отцу, Эдварду, всей моей семье, понимая, что только они могут ему помочь разобраться со всем этим.
Я нежно прикоснулась к его руке. Легкий электрический разряд пронзил мое тело. Кожа Дориана была такой гладкой и прохладной, словно атлас. Я пробежала пальцами по его предплечью, поднимаясь к шее, где равномерно, еле заметно, пульсировала тонкая голубая жилка. Мне жутко захотелось ее поцеловать.
Я видела, как глаза Дориана прикрылись от удовольствия. Он крепче прижал меня к себе. Я провела губами по его гладкой шее и поднялась к его губам. Нежно, легко, почти не касаясь, мы смотрели друг другу в глаза. Я видела, как его взгляд потемнел…
- Я люблю тебя, Роуз…
- Я знаю, Дориан. И я…
Я не успела договорить, как Ньютон страстно прижался к моим губам…
В моей голове, словно что-то щелкнуло и отключилось. Здравый смысл? К черту!
Я в неистовстве начала рвать на нем куртку и снимать рубашку. Он гладил мою спину прохладными руками, посылая все новые и новые волны электрического разряда в мое тело, отключая мыслительную деятельность. Мы мягко упали на траву возле камня, не обращая внимания на то, что пошел мелкий дождик…
Этого мгновения я ждала долгие восемьдесят лет. Оно подарило мне счастье… Любовь… Радость желания и страсти… Это было прекрасно!

- Нам предстоит одно важное дело сегодня вечером. Ты поедешь?
Дориан ласково водил своим тонким пальцем по моей щеке. Я не могла сконцентрировать на его словах – перед глазами стояли волнующие картинки только что произошедшего между нами. В моих волосах запутались желтые листья, тонкие веточки, которые я уже и не пыталась вытащить из своих локонов. Лучше сначала одеться…
- Тебе не кажется, что сейчас мы выглядим по крайней мере… несерьезно, чтобы что-то решать?
- Правда? – Дориан так забавно хихикнул, что я, засмеявшись, легонько ударила его по руке.
- Плут!..
- Ну, что же… - Он приподнялся, чтобы встать со смятой травы, оглядел меня ласковым взглядом и тихо произнес: - Я ведь уже говорил, что ты прекрасна?
Если бы я была человеком в полной мере, то обязательно покраснела бы от смущения. Но вместо этого, и я знала это, в моих зеленых, цвета весенней листвы, глазах загорелся огонек – он отражался в изумрудах глаз моего любимого…
То, что совсем недавно случилось между нами, могло означать только, что мы теперь связаны. Связаны крепкими узами любви и страсти, которые ничто не сможет разорвать, даже время. Я подарила ему себя, не оглядываясь на то, что нас могут разлучить обстоятельства. Дориан знал это и принимал… Он мой, и только мой!..
Вместо ответа я медленно, словно играючи, стала натягивать на его широкие плечи шелковую сиреневую рубашку, в которой он сюда приехал. Дориан с любопытством наблюдал за моими действиями.
- Ты собираешься одеть меня всего? – Он лукаво усмехнулся.
- Была бы моя воля, я бы одевала тебя, раздевала и снова одевала все время, каждую минуту…
- Я думаю, что придет и твое время, - Дориан опять хитро на меня посмотрел.
Он явно что-то недоговаривал, или я недослышала?
Он говорил о каком-то важном деле вечером?
- А куда вы собираетесь ехать сегодня? И почему вечером?
Дориан уже помогал мне подняться и отряхивал мои джинсы от сухих травинок, когда спокойно ответил:
- К Долорес…
Я открыла рот от удивления. Он так это сказал, словно ему надо было ехать не к матери, которая не имела понятия, что на самом деле произошло с ее единственным сыном, а так, в гости к старому знакомому…
- И ты так спокойно об этом говоришь? Она не видела тебя столько дней! Что ты ей скажешь?
- Ей уже все, ну, или почти все сказали Карлайл и Чарли. Они объяснили ей, что отец выпрыгнул из окна своего кабинета самостоятельно. Потом они ей сказали, что сыворотка, вводимая мне отцом начала давать побочный эффект, что ты тоже подверглась опытам, а когда отец подумал, что убил тебя, он решил, якобы, покончить жизнь самоубийством. Они обелили его в глазах Долорес, чтобы ей не было так тяжело… Ведь, мать, до сих пор по-своему любила Сайруса…
Странная штука эта любовь… Можно всем сердцем любить монстра и видеть в нем только лучшее, закрывая глаза на очевидные факты. А когда правда все-таки открывается человек замыкается в себе и, как в случае с Долорес Ньютон, начинает угасать…
- Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?
- Да. Мне будет необходима именно твоя поддержка…
Разве мне надо говорить, почему? Я ведь прекрасно понимаю его состояние, как никто…
Пришлось цитировать в уме весь сборник шекспировских сонетов, когда мы зашли в дом. Эдвард как-то странно на нас посмотрел. Ох, дедуля, знал бы ты, чем мы час назад занимались! Ты бы смотрел уже не так!
Солнце уже пряталось на ночлег, посылая нам красноватые отблески сквозь тусклую пелену тонкого, как леска дождя.
Миссис Ньютон уже ждала нас.
Эдмон и Чарли вошли первыми. Чарли, как представитель власти и мой «отец», а Эдмон назвался простым ученым. Я и Дориан стояли рядом с Эдвардом, который пришел на случай, если понадобится ехать за Софи. Но это был бы «крайний случай», к которому мы готовились, но рассчитывали не прибегать к данной мере.
Долорес встретила нас очень мило, все время, сжимая холодную руку своего сына и пытаясь заглянуть ему в глаза сквозь темное стекло очков, которые пришлось одеть, дабы не ввергать в шок бедную женщину.
Разговор был длинным. Долорес упорно делала вид, что ничего не понимает, косясь на нас, как на умалишенных – она не могла допустить и мысли о том, что ее Дориану придется уехать отсюда для курса реабилитации далеко за границу в исследовательский центр Арториуса Бермана, ученого с мировым именем и прекрасной репутацией в области генной инженерии. Приводились сотни аргументов того, что Дориану необходимо это лечение, равно, как и мне. И только, когда мы устали приводит ей какие-либо доводы, Дориан не выдержал и… снял очки.
Громкий вздох вырвался из ее груди, Долорес явно не ожидала такого поворота событий. Но, так как Ньютону была нужна моя поддержка, я сделала тоже самое, что и он.
Еще один вздох…
- Бедные дети!..
- Вот почему нам надо уехать как можно скорее, миссис Ньютон. – Эдмон говорил мягким успокаивающим голосом, возражать у женщины, видимо, больше желания не было, она только кивала в ответ.
- Но, что я буду делать с институтом? Инвесторы отозвали деньги, здание опечатано… Дориан, что мне делать?
- Как только закончится расследование, мама, продавай это дьявольское логово… Оно не принесет тебе ничего, кроме бед…
- Дориан, а звонить ты будешь?
- Конечно, мам… Я даже приеду, как только выдастся свободная минутка и, конечно, если мне разрешат.
- А ты уверен, что больше ничего не хочешь мне рассказать?
Я видела, как напрягся мой отец, Эдвард и Дориан…
Ньютон помолчал минуту, а потом, как ни в чем не бывало, ответил:
- Нет, мама, я думаю, что разговор окончен. Прощай…
Он подошел к Долорес и крепко ее обнял, прощаясь, возможно, навсегда. У меня сжалось сердце – они больше никогда не увидятся, если Дориан не решит ей все рассказать.
Значит, он сделал свой выбор…
- Ну, наследничек, а мне ты ничего не хочешь рассказать? – Эдвард грозно прищурился, глядя в зеркало заднего вида на нас, ехавших с ним в одной машине.
Я знала, что мог означать этот взгляд. Дедуля! Все-то он слышит!
Я сжала руку Дориана, останавливая его от каких-либо комментариев.
Похоже, это было лишнее – Дориан ничего не собирался ему отвечать. Я улыбнулась – похоже, к нашей семье примкнула еще одна сверхсильная личность. Это не могло не радовать. У Эдварда появился достойный противник в игре взглядов и мыслей. Дориана было не так-то просто пробить.

Добавлено (09.12.2009, 00:34)
---------------------------------------------
Глава 26: Наследие.

Отъезд был назначен на завтрашний вечер.
Никто не суетился. Белла и Эллис спокойно укладывали чемоданы. Эсме и Ренесме занимались домашней мебелью – они накрывали ее по старинке, белыми простынями и прозрачной пленкой. Кто знает, может кому-нибудь понравится все, что здесь останется, когда мы будем продавать этот дом. То, что мы сюда больше никогда не вернемся, было решено на семейном совете сегодня ночью.
До рассвета оставалось всего несколько часов.
Я совершенно спокойно собирала вещи в своей комнате, думая о том, что ждет нас в будущем. Ньютон был настроен решительно на мой счет. Предложение руки и сердца прозвучало уже на подъезде к дому после посещения Долорес. Но мы с Дорианом решили повременить с объявлением о помолвке, пока Софи и Маркус не созреют окончательно, оправившись от первоначального шока, вызванного согласием нашего отца.
Тихий стук отвлек меня от этого занятия. Я уже по запаху определила, кто ко мне пришел. Дориан никогда не входил без стука, считая, что не имеет права врываться на мою территорию без моего согласия.
- Можно? – Его лицо было сосредоточенно напряженное. Что-то его очень волновало.
- Что-то случилось?
- Ты уже собираешься, Роуз?
- А ты что, еще не упаковал свои вещи?
- Нет. У меня есть одно важное дело, которое я не могу осуществить без твоей помощи…
Я удивилась. Все же было договорено – мы уезжали в Шотландию вместе с Эдвардом и Беллой. Какая мысль могла прийти в его красивую голову, что так его растревожила?
- Эллис точно не может нас видеть? – Вопрос застал меня врасплох – теперь пришла моя очередь насторожиться. Но я все же ответила:
- Да, это так…
- Прекрасно. – Тон Дориана был такой заговорщитский, что я не могла не улыбнуться этому.
- Да, что случилось-то?
- Пока окончательно не рассвело, поехали со мной. Эдварда и Эдмона сейчас нет, они куда-то уехали, скорее всего, договариваться по поводу продажи дома. Поэтому у нас есть какое-то время в запасе. Я уже говорил с Софи. Они с Маркусом поедут с нами. Больше никто не в курсе. Арториус, насколько мне известно, не очень распространяется о своих видениях… так что все пока под контролем.
- А Чарли? Он же следит за каждым нашим шагом.
- Он сейчас с Беллой в их доме, собирает свои вещи. Так что его какое-то время тоже не будет… Надо спешить. Не хочется как-то засветиться в первых лучах солнца.
- Ты уверен, что это важно? – Я задала этот вопрос просто так, заранее понимая, что все, что он делает – всегда важно.
- Надо спешить.
На выезде со двора нас уже ждали Софи и Маркус. Софи с любопытством разглядывала нас, а ее спутник лениво улыбался, видимо уже посвященный в таинственный план Дориана.
Технику мы не брали, решив добраться до города своим ходом. Тем более мы все были достаточно быстры, чтобы проделать весь путь за считанные минуты.
Уже по указанному направлению я догадалась, куда мы идем – в сторону исследовательского института «НьютонДженезис»…
Какое-то странное тревожное предчувствие закралось в мою душу. Что же он задумал?
Уже через десять минут мы стояли у стальных ворот.
- Защита очень мощная. Полиция установила электромагнитные поля, чтобы никто не мог зайти через опломбированный вход. Мы же со своими способностями и силой сможем пересечь периметр…
Дориан рассуждал так, словно мы все были в курсе его плана. Я начала раздражаться:
- Дориан, что происходит?
Он повернулся ко мне и спокойно произнес:
- Маркус и Софи останутся здесь на случай того, если к нам нагрянет кто-нибудь посторонний, или не очень посторонний – в общем все равно. Ты идешь со мной внутрь…
Я дернулась…
- Я не хочу туда заходить!
- Придется, я тебе по дороге все объясню. Дорога каждая минута. Рассвет уже близко.
Я взглянула на пасмурное темное небо, понимая, что Ньютон прав. Действительно, надо поспешить. Я все равно не оставлю его одного продолжать свою загадочную миссию.
Легко, как это могут делать только вампиры, мы пересекли электрическое ограждение, мягко приземлившись на бетонное покрытие внутреннего двора института.
Несколько шагов и мы уже возле входа.
- Прежде чем войти я должен предупредить тебя. Задача сложная, но выполнимая. Ты справишься, потому что это больше никому не по силам.
- Что надо делать? – Мне передалась его смелость и решимость.
Единственное, что меня отвлекало, так это темное пятно, некогда бывшее огромным пятном крови, потерянной Дорианом после падения. Он же не обращал на это никакого внимания. Но я уже ничему не удивлялась. Ньютон в совершенстве умел концентрироваться на поставленной задаче.
- Мы быстро входим. Пока не сработала сигнализация, нам надо подняться на девятый этаж в кабинет моего отца и уничтожить как можно больше материала по его исследованиям. Я не могу допустить, чтобы кто-то узнал об этом чудовищном замысле, создании армии монстров.
- Через какое время срабатывает сигнал?
- Датчики установлено по уровням. Последний уровень – это первый этаж, первый уровень – это кабинет и лаборатория. Пока мы движемся вверх, нам ничего не угрожает. Как только мы войдем внутрь, у нас будет десять секунд. Двигаемся молча. Поэтому предупреждаю прямо сейчас – ты без колебаний уничтожаешь все, на что я тебе укажу, договорились? – Дориан заглянул мне в глаза, видимо опасаясь, что я откажусь. Но я не могла это сделать.
- Мне придется что-то сжигать? – я уже это понимала, но мне необходимо было подтверждение. Я его получила в виде быстрого кивка головы.
- Почему не срабатывают сенсоры прямо сейчас?
- Дорогая, они тепловые! Так что вперед, ты бежишь за мной и не задаешь ни одного вопроса. Окей?
- Окей…
Мы взялись за руки и, распахнув двери, помчались вверх по лестнице.

Ни следов, ни отпечатков. Все чисто и быстро. Я в мгновение превращала в черный пепел все, что было хоть как-то связано с исследованиями Сайруса Ньютона. Дориан подкидывал в «топку» бумаги и пластиковые дискокарты с информацией. Даже его глайдер, который так и остался лежать на столе после того злополучного падения, был уничтожен без зазрения совести.
Сыворотка была изъята властями еще раньше, сразу после смерти доктора Ньютона, для последующей ликвидации. Но, даже если бы они вздумали воспользоваться исследованиями в каких-то своих целях, источник они уже никогда не найдут.
Когда мы спускались вниз, уже вовсю грохотала сигнализация.
У нас в запасе оставалось минуты две. Мы успевали…

- Ты точно уверен, что следовало поступить именно так? – Маркус осторожно задавал этот вопрос, видя, в каком настроении сейчас прибывал Дориан.
Ньютон медленно повернул в его сторону голову и смерил его удивленным взглядом.
- А ты думаешь, я бы потащил за собой Роуз, если бы не был уверен, что план сработает?
- Прекрасно, а зачем же ты тогда потащил нас? – Маркус так весело улыбнулся, что мне показалось это несколько наигранным. Он никогда так не улыбался. Он вообще это делал крайне редко.
- Мне нужна помощь Софи в одном важном вопросе. Ты не против? – Разговор велся только между мужчинами, поэтому мы с сестрой не встревали.
- Я наверное уже догадался, о чем ты хочешь ее попросить…
С этими словами Волтари повернулся к своей возлюбленной и задал ей один вопрос:
- Ты стираешь память выборочно?
- Конечно, - Софи гордо подняла голову. Она была рада, что может оказаться полезной: - я могу даже их немного подкорректировать, при желании…
- В таком случае мы направляемся в дом Ньютонов. Нам предстоит еще одно не менее важное дельце. – Дориан очень странно назвал место назначения, словно он там никогда не жил. Но я уже догадывалась, что он задумал на этот раз.
- Ты?..
Было видно, что миссис Ньютон даже не ложилась спать. Но я не успела развить эту тему в своей голове, как Дориан резко скомандовал:
- Софи, давай!
Уже по дороге сюда, мы разработали еще один план. Все должно было произойти максимально быстро.
Софи должна была стереть ей самые сложные и болезненные воспоминания о Сайрусе, а оставить только самые светлые. Так же, как выборочно оставить некоторые моменты о вчерашнем вечере, когда мы пришли с ней прощаться. Чтобы она знала, что Дориан уехал со мной и моими родными. А еще моя сестра стерла Долорес воспоминания о Белле и Эдварде…
Когда все было закончено, миссис Ньютон уснула - маленький побочный эффект способностей Софи. Зато мы могли спокойно уйти.
Только, когда я уже открывала входную дверь, чтобы навсегда покинуть это место, я обернулась и увидела, как Дориан наклонился над спящей матерью, нежно поцеловал ее в лоб и тихо произнес:
- Прости, мама, но я не мог иначе…
Я быстро развернулась, пытаясь сдержать напрашивающиеся слезы. Мне было плохо от того, что было плохо Дориану. А это было именно так…

- Дориан, остался всего час до отъезда, пойдем…
Я слегка потянула его за рукав. Не получив никакого ответа я встала прямо перед, ловко балансируя на самом краю утеса.
Только сейчас, взглянув в его лицо, я заметила тоненькую влажную дорожку на его бледной щеке.
Моя рука невольно поднялась к его лицу.
- Дориан…
- Я потерял все… Родителей, человеческую жизнь…
У меня перехватило дыхание. Он жалеет?
- Но я обрел тебя. – Продолжил он тихим голосом, все еще не глядя мне в глаза. – А это самое лучшее, что у меня могло бы быть. Я не хочу сюда возвращаться. Не хочу видеть последствия того, что я унаследовал…
- Ты о чем?
- Расследование закончится. Никто ничего не найдет. Мать продаст здание. Здесь поселится кто-нибудь еще… Какой-нибудь очередной сумасшедший профессор. Все вернется… А я не хочу это видеть.
- Надо было сжечь все здание…
- Нет.
Больше Дориан мне ничего не сказал. Он просто обнял меня и уткнулся лицом мне в волосы.
- Я не хочу с тобой расставаться. Ни на секунду…
- Я люблю тебя, Дориан Ньютон.
До отъезда оставалось всего тридцать минут.
Шотландия уже ждала нас. Двоих…


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
RomaRioДата: Среда, 09.12.2009, 19:24 | Сообщение # 27
Группа: Друзья
Сообщений: 313

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
и отчего-то защемило сердце...

I'll love you till the end. © P.S. I LOVE YOU
Твой взгляд, твой смех, который так мне нужен,
То счастье и успех, ведь он вполне заслужен,
я знаю, я буду лететь безумной вспышкой,
я буду, я буду для тебя ВСЕГДА твоей.... © 2345. Я БУДУ
МУРЛОЗАВРИК в Пушистом спецназе
 
CamomileДата: Среда, 09.12.2009, 19:46 | Сообщение # 28
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава 27: Подарок.

Лето, Шотландия, пригород Инвернеса…

- Я думаю, что вам обоим сюрприз очень понравится…
Ренесме завязала мне глаза синим платком. Она любила делать подарки. Но такая таинственность случилась впервые. Что же они с отцом нам приготовили?
Я вся дрожала от предвкушения. Дориан хитро улыбался, он что-то знал, но мне не говорил, объясняя все тем, что потом будет неинтересно смотреть на мою реакцию.
- Мама, долго ехать-то?
- Еще минут двадцать, потерпи немного…
Ее веселый голос раздражал все мои рецепторы. Мне жутко хотелось сорвать повязку с глаз. Но это означало бы обидеть маму. Я терпела. Попыталась сосредоточиться на воспоминаниях событий двухнедельной давности…
Я вся в золотом, Софи в серебре…
Мы медленно идем под руки с Эдмоном Соллером, нашим отцом, по узкой дорожке, вдоль которой развешены красивые маленькие букетики из орхидей, специально привезенных по этому случаю Эллис и Розали из Бразилии.
Я специально не поднимаю головы, стараясь не смотреть вперед. Меня ничего не может там испугать, а вот глупостей наделать – легко! Я теперь знала в кого уродилась таким горячим темпераментом. Видать бабушкины гены. А вот и она – стоит неизменно в синем длинном платье, с маленькой диадемой в ярких каштановых волосах. Эдвард широко улыбается, глаза стеклянные, неужели слезы? Вот это да! Дедуля оказывается у нас сентиментальный!
Прекрасные звуки танго «Por Una Cabeza», исполняемые на рояле нашей тетушкой Розали, сопровождали нас с самого входа в маленькую французскую часовню. Лангедок… Историческая родина моего отца. Решение выйти замуж именно здесь и в один день пришло к нам единогласно и обсуждению не подлежало. Это была наша прихоть, наш каприз, если можно так сказать. Но наши любимые мужчины и не сомневались.
Я робко приподняла глаза, стараясь не смотреть на алтарь…
Вот Волтари – Аро со своей красивой женой, Джанна с новым очередным избранником, Феликс… О! Он улыбается! Нонсенс! Эта картина так подняла мне настроение, что я не могла не улыбнуться нашему вечно угрюмому другу в ответ. А он, в свою очередь, махнул нам с Софи рукой.
Денали – Таня в обнимку с незнакомым красивым вампиром, Кейт с Гареттом, Элезар, Кармен и остальные новые члены их многочисленного клана.
Еще несколько шагов и мы предстанем перед нашими мужчинами…
Я не выдержала и подняла глаза…
Дыхание перехватило, в ушах загудело, ноги отяжелели…
Дориан, мой прекрасный Дориан, стоял в своем шикарном черном костюме, в шелковой рубашке того же цвета. На фоне цветов, украшающих алтарь, он выглядел опасным, невообразимо красивым… Я не могла вздохнуть… Его серебристые волосы были аккуратно причесаны, а не как обычно торчали во все стороны в легкомысленном беспорядке. Его глаза светились изумрудным огнем, темнеющим с каждой встречей наших взглядов. Я не помнила, как отец вложил мою руку в руку будущего мужа; как Арториус попросил прочесть наши клятвы, как Эммет и Джаспер, шаферы на свадьбе, передали нашим с Софи женихам обручальные кольца из белого золота с драгоценными камнями. Я даже не обращала внимания на счастливое лицо сестры, у которой на глаза наворачивались слезы, когда Маркус пообещал любить ее вечно – будто она не была готова к этим словам! Для меня существовал только мой Дориан, который в восхищении смотрел мне в глаза и не скрывал своей улыбки – он любил меня всем сердцем и душой, он никогда этого ни от кого не скрывал…
Только, когда новоиспеченный муж поднял мою золотистую фату, чтобы поцеловать, я очнулась и обхватила его шею руками с таким неистовством, что сразу же поднялся гул во всей церкви, Эммет громко хохотнул, а отец стоявший рядом с Ренесме смущенно закашлялся.
Дориан с трудом от меня оторвался, не желая обрывать процесс в самом интересном месте. Он любил меня…
- Эй, ты не спишь? – Мамин голос звучал озадачено. – Еще минут пять, потерпишь?
- Конечно…
Я опять ударилась в воспоминания.
Медовый месяц в России, в любезно предоставленном Калленами доме.
Мы с Дорианом не хотели идти по проторенному пути, тем более на остров Эсме уехали Маркус и Софи. Нам захотелось чего-то экстремального…
Тайга, море диких животных, свежий воздух, и тишина…
Что может быть лучше для двух влюбленных вампиров нового поколения!
Ночи безумной любви, дни спокойного отдыха…
Две недели пролетели совершенно незаметно.

Я почувствовала, что машина остановилась. Кто-то открыл дверь и помог мне выйти. Я все еще была с завязанными глазами, но по запаху мигом определила, кто стоит рядом. Я даже знала, что Дориан улыбается своей роскошной белозубой улыбкой.
- Ты готова? – Голос отца заставил меня напрячься. В хорошем смысле – от предвкушения чего-то суперграндиозного.
Я кивнула.
Дориан аккуратно, нежно касаясь моего лица своими прохладными пальцами, снял с глаз повязку.
Солнечный свет ударил в глаза, заставляя зажмуриться.
Я несколько раз моргнула, и уже привыкшей к свету частью своего зрения уловила очертание чего-то огромного… Дом! Нет, замок!
Я еще раз моргнула …
- Ох! Ну ничего себе!
Я в сумасшедшем восторге, чтобы хоть как-то унять свои, рвущиеся наружу криком, эмоции, приложила руки к губам. Хотелось прыгать, от радости… Я никогда не видела такого отчаянного великолепия – огромный замок, с остроконечными башнями, с усыпанными мелким гравием, подъездом к главному входу, был настолько прекрасен, словно он только что сошел с картинки исторической книги о Золотом веке правления Елизаветы Тюдор…
Я не могла вымолвить ни слова, только кивала и таращилась на родителей, не в силах задать главный вопрос.
Эдмон, вдоволь насмеявшись из-за моей реакции, все же произнес:
- Это ваш свадебный подарок от нас. Все члены клана Каллен-Соллер имеют недвижимость, пусть этот дом будет теперь вашим…
Я с недоверием покосилась на Дориана – и он со своей гордостью принял такой подарок?
Эдмон опять улыбнулся:
- Половина стоимости этого особняка оплачена со счета Ньютона в Швейцарском банке. Будем считать, что этот подарок обоюдный, от обеих сторон…
Дориан тоже расплылся в довольной улыбке. Мой любимый Дориан!
Мне стало так хорошо, что я заплакала. Впервые за последние десять месяцев… Только от счастья…

- Тебе, правда, понравился дом? – Дориан ласково гладил меня по руке, оставляя дорожку дрожи за каждым его движением. Я не могла понять, откуда во мне столько страсти. Стоило, наверное, восемьдесят лет себя свято хранить, чтобы потом отдаваться самому любимому мужчине без остатка.
- О, да!.. Ты ведь знал заранее?
- Конечно, это я его и выбрал…
- Какой ты молодец! А у наших Волтари какой теперь домик? Наверняка, тоже что-то грандиозное?
- Как раз нет. Маркус и Эдмон решили этот вопрос по-другому. Они будут жить в Италии в современном особняке, окруженном неапольскими лесами… Похоже Маркусу поднадоела вечность в каменных стенах холодного замка. Вампиру хочется на свет…
Дориан очень уважал Волтари. Но он всегда называл Маркуса вампиром, не боясь произносить это слово, которое долгое время считалось чуть ли не грубым ругательством в нашей семье. Ньютон привнес в уклад Калленов немало нового. Например, грубое хамство, граничащее с шуточными представлениями в паре с Эмметом, который пребывал в диком восторге от нового члена нашей многочисленной семьи.
- Ну, что, зеленоглазый! Поборемся на руках?
- Легко! – отвечал Дориан и спокойно валил нашего «большого брата» на землю.
Розали только томно вздыхала и, махнув рукой, говорила:
- Дети!
Остальных эти картинки из спектакля дуэта Эммет – Ньютон настолько забавляли, что все собирались в круг и делали ставки на… Эммета, потом с радостью проигрывали, отдавали нам с Дорианом деньги и просили повторить…
Еще Дориан любил путать Эдварда своими мыслями, вводя его в такой ступор, что только Белла могла его оттуда вывести известным только им способом…

- Если это и есть наша вечность, то уже начинаю жалеть, что не встретил тебя раньше.
Дориан лениво потянулся – совершенно человеческая привычка, но она меня всегда так возбуждала, что я не выдерживала…
- Нет, дорогой… Раньше я бы не знала, что с тобой делать. А сейчас я это знаю на сто процентов…
- Ух ты! Женщина, да ты ненасытна, как…
- … Вампир?
- Да!
Я безумно любила такие моменты нашей совместной жизни… Нашей совместной вечности…

* * *
Спустя шесть месяцев, там же…

С мыса Мери-Ферт дул прохладный морской ветер, ударяя мелкую пыль соленой воды в мои разгоряченные щеки. Сколько я здесь простояла – неизвестно. Все болело…
Я положила свои тонкие руки на огромный живот и погладила его. Я любила того, кто там был, внутри меня. Дочь или сын – все равно…
Ни Эллис, ни Арториус ничего нам не говорят. Первая попросту ничего не видит, а Арториус… Что с него взять? Странный старикашка.
- Роуз! Ты в порядке? – Дориан быстро передвигался вдоль крутого обрыва, явно беспокоясь о моем состоянии.
Поводов было предостаточно…
Первый, и самый главный, роды задерживались на месяц. Софи забеременела позже меня и уже родила прекрасную черноволосую Джейн Ренесме Волтари. А я никак…
Дориан положил мне на лоб руку.
– У тебя опять поднялась температура… Давай домой. Эдвард уже там.
Что-то больно сложило меня пополам.
- Я… не могу…
Ньютон ловко схватил меня на руки и быстро понес в сторону дома. В его объятиях мне становилось намного легче…
- Может поприсутствуешь?
- Ты имеешь в виду роды? – Дориан сначала с сомнением заглянул мне в глаза, а потом решительно покачал головой: - Ты будешь рожать без наркоза, не так, как твоя мать… Я не думаю, что вынесу твою боль…
- Ты… боишься…
- Да, пусть будет так…
- Все будет хорошо, любимый, - хрипло произнесла я, борясь с жуткой болью, раздирающей меня изнутри, - я обещаю…
Дориан ласково посмотрел на меня. В его глазах блестели капельки драгоценных слез:
- Я буду рядом…Всегда… Обещаю.
Его глаза потемнели от беспокойства. Но этот дьявольский огонек, который появлялся всегда, когда он вот так на меня смотрел, придал мне столько сил, что теперь я и правда была уверена, что все будет хорошо. По-другому просто не могло быть.

Эпилог. Праздник Света.

Солнечные лучи ласково касались моих оголенный плеч, отражаясь от кожи мягким перламутровым светом. Даже в этом мы отличались от вампиров – они блестели, словно драгоценные камни, а мы, как жемчуг – неярко, но завораживающе красиво.
Сегодняшний день был назван Днем Света. Теперь каждый год мы собирались всей семьей у нас в замке, устраивали игры и просто отдыхали от тяжелых трудовых будней.
Вся женская половина нашей семьи, исключая самую младшую, разлеглась на шезлонгах, подставляя свои прекрасные лица летнему солнцу, и наслаждались теплом, которое оно нам так благосклонно дарило.
Белла была одета, как всегда в синее – тонкая полупрозрачная и очень соблазнительная маечка то и дело отвлекала Эдварда от его основного занятия – игры в бейсбол, которую затеяли наши мужчины на поляне, располагавшейся вдоль морского берега. Эллис была в розовом платье с открытыми плечами. Джаспер тоже не мог не заинтересоваться ее видом, так редко, всего один раз в год мы вот так, открыто могли позволить себе собраться на свежем воздухе. Эсме и Розали просто наслаждались солнцем, закрыв глаза и попивая новоизобретенный Арториусом коктейль в узких высоких бокалах с неизменным зонтиком сбоку. Забавное зрелище…
Софи читала какую-то интересную книгу в толстом переплете. В век высоких информационных технологий моя сестра придерживалась традиционных способов времяпрепровождения. Тем более ее жизнь была очень насыщенная, и ей нужен был полноценный отдых, отвлекающий от мрачных будней посла Доброй воли в Темном мире вампиров. Они с Маркусом только вчера приехали из Амазонии, где помогали новообращенным вампирам привыкнуть к вегетарианской диете. Задача сложная, но, как оказалось, вполне выполнимая, если за нее берутся опытный Волтари и его обаятельная жена.
Эммет подал пас. Эдвард, как всегда быстрый и ловкий перехватывает мяч и несется к базе… Зрелище очень захватывающее. Светловолосая голова Дориана мечется из стороны в сторону, он пытается уловить момент и выбить мяч у Каллена. Ему это удастся, если он будет играть в полную силу. Но Ньютон, как и всегда, поддавался.
Мой Дориан…
За двадцать лет он достиг таких небывалых высот в области генной инженерии, что вместе с Эдмоном им предложили гранд на изготовление сыворотки, помогающей бороться с болезнью ХХII века – злокачественными опухолями, образовывающимися в результате жизнедеятельности человеческого организма.
Да, уж – ирония судьбы, которая любит преподносить нам неожиданные сюрпризы – вампиры борются за жизни людей, которые до сих пор не подозревают об их существовании. Что ж, игры, похоже, продолжаются.
Мой любимый сегодня муж такой счастливый…
А совсем недавно я видела его совсем в другом состоянии. Мы первый и последний раз за двадцать лет ездили в Форкс. На похороны Долорес Ньютон. Она умерла тихо во сне. Никого рядом не было. И только мы приехали попрощаться с ней напоследок. Дориан распорядился, чтобы ее тело сожгли в крематории. Он все еще боялся, что кто-нибудь догадается о существовании матричной хромосомы и вздумает проводить опыты в этой области. Он ничего не забыл…
Эдвард старался поддержать Дориана, равно, как и Белла. Ведь у нее мама тоже умерла в одиночестве. Но Рене хотя бы общалась с дочерью, в то время, как Долорес напрочь отказывалась от телефонных разговоров, а на известие о том, что у нее родилась внучка… Я не могу это вспоминать. Миссис Ньютон повела себя очень странно: «Еще одно чудовище!» - крикнула она мне в ответ и бросила трубку. Больно? Нет – обидно! Она не простила нам смерти Сайруса Ньютона, которого она боялась, но любила…
В Форкс никто из семьи Калленов больше не возвращался, как и другие вампиры. Договор между Квильетами и вампирами был приостановлен, Джейкоб и Леа медленно состарились, а Исабель со своей стаей примкнула к миссии Маркуса Волтари. Один раз Блеки все же к нам приехали. Я видела, как хотелось плакать Белле, как плакала Ренесме. Джейк был таким взрослым – мелкие морщинки в уголках глаз, тонкие пряди с проседью плелись в длинную черную косу. Леа была прекрасна – тонкая, стройная, сильная… Но они становились старыми. И они должны были умереть. Блеков не пугала их участь, супруги через многое прошли вместе. Они хотели уйти на покой в мир духов, чтобы наблюдать за нами оттуда. Они любили нас, а мы их… Но ничего нельзя было изменить.
Эдвард предлагал им переехать к нам в Шотландию, ставшей родной страной для большей части семьи Калленов, но Джейкоб сказал «Нет», обнял свою горячо любимую жену и уехал домой в Ла-Пуш.
На этом закончилась столетняя эпопея «Вампиры-Оборотни»…

- Мама!
Голос дочери вырвал меня из грусти воспоминаний, заставив меня улыбнуться от удовольствия. Я безумно, просто безудержно обожала этого светловолосого ангела.
Изабелла Алиса Ньютон со всех ног бежала в нашу сторону вдоль берега и, соответственно, площадки для бейсбола, чем нарушала ход игры, крепко ухватив за руку свою любимую кузину Джейн. Девушки остановились возле нас и, делая вид, что запыхались, что не могло не вызвать смех с нашей стороны, начали сбивчиво тараторить.
- Мама!..
- Тетя Роуз!..
- Виктор звонил!
- И Диего тоже!
- Можно, они приедут?!..
Я приготовилась услышать что-нибудь похожее от Джейн, но она исполнила свой коронный номер – жалобно распахнула свои черные глаза и сложила ладошки в душещипательном умоляющем жесте… Взрыв хохота и перезвон колокольчиков в одном, как говорится - флаконе, охватил всю залитую ярким солнцем поляну. Девочки, такие разные внешне, но такие одинаковые внутри, вили из всех членов нашей большой семьи тугие веревки, не поддаваясь никаким человеческим методам вампирского воспитания. Правда, больше всего от них доставалось Чарли. Он шел у них на поводу, выполняя любой каприз наших красавиц… Он не мог им отказать ни в чем – ни в походе по магазинам, ни в поездке на концерт какой-нибудь сумасшедшей группы.
- Виктор, это сын Аро, с которым ты училась в Сорбонне?
- Да, мама… Можно он приедет? Пожалуйста! – И моя дочь полностью скопировала позу кузины.
Я помнила этого жгучего красавца - Виктора Волтари. Ему было примерно пятьдесят лет. Аро нашел его в глухой итальянской деревне. Девятнадцатилетний юноша умирал от рака головного мозга. Мать и отец отчаялись и отдали его в хоспис. А Аро просто обратил его, сделав приемным сыном, о котором мечтал последние полторы тысячи лет.
- Можно. Только завтра, хорошо, девочки?
Иззи и Джейн согласно кивнули и пошли в сторону дома. Я знала, что их гардероб в ближайшие двенадцать часов будет подвергнут жесточайшей ревизии.

Мужчины не отвлекались от игры. А мы продолжили свое занятие – отдых в тишине.
Воспоминания…
Я любила этим заниматься. Ведь так приятно было передирать в своей голове короткие картинки из такой насыщенной жизни, каждая из которых навечно отпечатались в моем материнском сердце.
Вот, я вижу перед собой абсолютно белую головку своей дочери, которую я решила рожать по-человечески. Эдвард и Дориан сделали все, чтобы облегчить мои страдания и ускорить процесс. Белла с одной стороны, мама с другой – они помогали мне сосредотачиваться на боли, чтобы я не теряла сознание. И все прошло замечательно. Дориан взял нашу маленькую дочь, завернутую в мягкую хлопковую ткань, и со слезами на глазах передал ее мне. На груди лежал маленький шевелящийся комочек со светлыми кудрями и изумрудно зелеными глазами…
Первые шаги, первые слова – все это отпечаталось в моей памяти, как в гипсе – навечно.
Джейн Волтари бала полной противоположностью – черные волосы, всегда черные глаза, не светлеющие даже после охоты, настолько выигрышно смотрелись на е бледном лице, что создавалось впечатление коварной демонической таинственности, опровергавшееся уже после первых ее слов, произнесенных ласковым журчащим голоском. Девочки были одинаково сильны, умны и прекрасны, каждая в своей сущности…
Софи и Маркус всегда пребывали в разъездах, поэтому сестры не разлучались: они вместе учились во Франции, вместе жили в нашем большом доме на каникулах, вместе познакомились с симпатичными парнями из клана Волтари. И мы с Софи не удивимся, если они вместе выйдут за них замуж, и вместе родят таких же неугомонных дочерей.
У кузин проявились замечательные способности. Иззи обладала великолепной фотографической памятью. Она могла за считанные секунды перенести на холст любую картину, увиденную где-то раньше. Или нарисовать портрет без натурщика просто так – по памяти. Каждый в нашей семье стал обладателем ее маленького шедевра.
Джейн же могла имитировать любой звук, чем иногда любила баловаться, путая родных. Эдвард отметил, что Джейн даже думать умеет голосом того, кого повторяет…
Замечательные красивые девочки, которые продолжат род полувампиров, подарив нам внучек…
Именно внучек. Потому что мы – полувампиры – не могли рожать детей мальчиков, что не очень беспокоило наших мужей.
Я покосилась на Софи. Она скоро окончательно превратится в вампира. А у меня до самого конца будет биться человеческое сердце. И у Дориана…
Мы – новый виток эволюции, продолживший свой род. Иззи родит дочку с таким же набором хромосом, которая передаст их следующему поколению зеленоглазых вампиров. Это единственное, что сказал нам о будущем наш загадочный друг Арториус. И это будущее нас несказанно радовало.
* * *
- Ты уверена, что не хочешь спать? – Дориан медленно расстегивал пуговицы на манжетах его шелковой рубашки.
Я выпрямилась на подушках и чуть спустила с плеча тонкую шлейку атласной ночной сорочки. Я знала, как это действует на моего красавца мужа – это не может не действовать на него.
- Ах, ты моя вампирша! – прорычал Дориан и все также медленно подошел к нашей большой кровати. Он наклонился надо мной и внимательно всмотрелся в мое лицо. – Моя рыжеволосая зеленоглазая бестия!..
- Да, любимый, я такая…
- У нас полный дом гостей, которые хорошо слышат даже сквозь эти толстые каменные стены.
- Когда это тебя так волновало? – Я хитро прищурилась и еще сильнее стянула шлейку вниз…
- А! Черт с ними! Я же Ньютон! – прорычал он и с хохотом прыгнул на меня…
- Да, мой хулиган! – я крепко обхватила его руками и ногами, чтобы не позволить ему вырваться из моих цепких объятий.
Дориан никогда не сопротивлялся этому, наоборот, страшно разогреваясь.

Мы наслаждались каждой секундой нашего вечного счастья, понимая, что оно только в наших руках, покоряясь судьбе, позволившей нам выиграть на этот раз…

КОНЕЦ


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » "Трилогия Предопределения" Книга 3. (Продолжение по Сумеречной Саге)
Страница 1 из 11
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX