[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » "Солнце полуночи" (с 13 по 16 главу) (Свидание Беллы и Эдварда на поляне,поцелуй и романтик))
"Солнце полуночи" (с 13 по 16 главу)
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 14:59 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Название: "Солнце полуночи"
Автор: Edward Cullen
Статус: думается мне, что завершён
Диклеймер: персонажи,пидуманные Стефани Майер
Саммари: продолжение "Солнца полуночи" прямо с того места,на котором остановилась Стефани Майер, то есть с 12-ой главы
Жанр: романтика-фантастика)
P.S. Может быть, кто-то из вас уже натыкался в инете на этот фанфик,но мне он очень понравился,очень похож стиль на стиль Майер, есть над чем посмеяться и потрепетать)Читайте,пишите отзывы =)

Напомню,чем заканчивается 12 глава:
-Белла, я думаю, тебе пора идти.
Она послушалась, не сказав ни слова, вышла из машины и закрыла за собой дверь. Чувствовала ли она ту же печаль, что чувствовал я?
Может ей не хотелось покидать меня так же, как я не хотел отпускать ее? Единственным утешением было то, что я скоро ее увижу. Раньше, чем она увидит меня. Я улыбнулся, опустил окно и наклонился, чтобы еще раз поговорить с ней - сейчас было безопаснее, потому что тепла ее тела не было в машине.
Она посмотрела с любопытством, ожидая, что ещё я ей скажу.
Её интерес сохраняла неестественно долго, не смотря на то, что она целый день задавала мне вопросы. Мое же собственное любопытство не было удовлетворено совершенно - отвечая сегодня на ее вопросы, я только раскрыл свои секреты, но мало что узнал о ней самой, не считая того, что знал и раньше. Это нечестно.
-Белла?
-Что?
-Завтра моя очередь.
Она нахмурилась.
-Твоя очередь для чего?
-Задавать вопросы.
Завтра, когда мы будем в более безопасном месте, где много свидетелей, я получу ответы. Я ухмыльнулся от этой мысли и развернул машину. Даже когда Белла не была в машине, невидимая аура электричества висела в воздухе. Я хотел выйти, чтобы проводить ее до двери только чтобы снова быть рядом…
Больше никаких ошибок.
Я нажал на газ и вздохнул, когда она исчезла позади меня. Было похоже, что я всегда то, иду к ней на встречу, но снова удаляюсь, не имея возможности выбрать что-то одно. Мне придется найти какой-то выход, чтобы не сомневаться, находясь рядом с ней, если у нашего будущего будет право на существование.

Глава 13.

- Составить тебе компанию?
- Что?!
На фоне мелодичного голоса Элис мой собственный был подобен рычанию. Но если кого я и мог испугать этим, то никак не сестру. Она только озабоченно нахмурилась и, слегка наклонив голову, начала внимательно рассматривать мое лицо.
- Я всего лишь предложила...
Но я уже и сам прочел в ее мыслях, что речь шла о моей завтрашней охоте. Да, я действительно собирался. Надо было принять все возможные меры предосторожности. А еще лучше — отказаться от планов на субботу. Может, стоило вернуться к первоначальной идее?
- Нет, я не вижу вас, гуляющих по Сиэтлу. Извини.
- Элис!
- Что?
- Как же с тобой сложно...
- Это со мной сложно? - звонко засмеялась Элис, наконец оторвав от меня взгляд.
- Это с тобой сложно. Ты стал ужасно нервным. Ну, а невыносимым ты был всегда!
Она была права. Мы оба заметно отличались даже от своей, надо сказать, не самой ординарной семьи. Может, потому и были с ней достаточно близки друг другу. Мы привыкли общаться без слов, привыкли хранить секреты наших близких. Но в последнее время я стал отдаляться даже от нее, тогда как она всеми силами старалась быть рядом. А у нее и без сумасшедшего брата забот хватало.
- Как дела у Джаспера?
Я понял, чем мне так не понравился пристальный взгляд Элис. Всего пару недель назад мы все так же относились к Джасперу: я ловил каждую его мысль, она методично просматривала будущее. Мы старались предугадать перемены в его настроении и мгновенно прийти на помощь. Теперь мы с ним в одной лодке, и я понимаю, как же его, наверное, раздражала наша «забота».
- Он неплохо держится. Ты же знаешь: Джаспер очень хочет, чтобы у него все получилось. И у него все получится.
- А у меня?
Я сам не ожидал этого вопроса, но он уже был задан. С грустной улыбкой я смотрел в глаза Элис, не зная, что увижу в следующую секунду: повод для очередной надежды или приговор. Но она резко тряхнула головой.
- Давай не сейчас. Ты же возьмешь меня с собой на охоту? Вот там и поговорим об этом.
- Ты сама напросилась. Я собираюсь прогулять часть уроков.
- Ты беспокоишься, что я пропущу новый материал?
Теперь мы смеялись оба.
- Эдвард, зайди к Карлайлу. Мне кажется, он хочет поговорить с тобой. И еще... Эсме... Она волнуется за тебя. Ты же знаешь...
- Знаю.
Я действительно все понимал и знал. Я слишком мало времени уделял семье. И дело тут не только в «семейных узах»: Карлайл, Эсме, Розали, Эмет, Джаспер, Элис — все они могут прожить без моего общества. С большим или меньшим комфортом, но могут. От меня зависела еще и безопасность, а я в последнее время наоборот все чаще ставил наше будущее под угрозу. Планируя отъезд, я убеждал всех, что способностей Элис хватит. И вот, я никуда не уехал, но все равно все заботы свалились на ее плечи. Еще и новых добавилось.
"Эдвард, а когда мне уже можно будет познакомиться с Беллой?"
- И это из-за тебя я только что терзал себя муками совести? Ты невыносима!
- Спасибо, я знаю.
Элис удостоила меня самой наглой из своих улыбок и грациозно удалилась в свою комнату.
А мои мысли снова вернулись к Белле. Я бы сейчас с радостью продолжил задавать вопросы, просто чтобы слышать ее голос. Чтобы ощущать рядом ее дыхание и ее аромат. Наверное, я действительно схожу с ума. Я попытался представить реакцию Беллы на мое предложение «съездить в гости к вампирам». Хотя... она могла и согласиться. Бессмысленно врать самому себе: из всей нашей семьи наибольшую опасность для нее представлял я сам. Вот только она не хочет видеть очевидного. «Я решила, что мне все равно...» Может, в субботу взять с собой Элис? Эта идея заставила меня рассмеяться. Я догадывался, что сейчас Элис пристально следит за моим будущим. Интересно, насколько серьезной была эта мысль и не промелькнет ли в голове Элис новая картинка? Остается только верить в ее чувство юмора и тактичность.
Мысли о Белле неумолимо вели меня к событиям сегодняшнего дня, о которых я предпочел бы не вспоминать и не думать. Эфраим Блэк. Я саркастично усмехнулся. Кто бы мог подумать, что именно его потомок нарушит договор. И что я буду ему благодарен.
Сейчас было самое время поговорить с Карлайлом. Не факт, что это отвлечет меня от размышлений, но хуже точно не станет. «Потому что хуже уже некуда», - злорадно сказал я самому себе.

Карлайла я нашел в кабинете. Он увлеченно разбирал какие-то записи, но мой визит его определенно обрадовал. В его мыслях не было ни удивления, ни волнения. Я и не думал, что это для меня так важно. Мне всегда казалось, что Карлайл верит в меня больше, чем я того заслуживаю, но именно его вера очень часто удерживала меня от необдуманных поступков. От действий, о которых я не просто сожалел бы впоследствии, а которые не простил бы себе никогда. А вот он, мой приемный отец и создатель, простил бы. Не знаю, чего в его отношении ко мне было больше: чувства вины, ответственности или отцовской любви. Но этот коктейль получился удивительно гармоничным. И если уж мне было суждено стать тем, кто я есть теперь, то о большей удаче, чем Карлайл, я не мог и мечтать.
- Привет, Эдвард.
Он давно уже оторвался от работы и с улыбкой смотрел на меня.
- Что нового в больнице?
- А что нового может быть в Форксе? Сегодня бешеные фургоны ни на кого не нападали.
От моего спокойствия не осталось и следа.
- Ты же понимаешь, что я не мог дать ей погибнуть?!
- Эдвард, успокойся. Я не думал, что ты по-прежнему так болезненно реагируешь на эту тему. Извини.
Мне было не по себе. Карлайл не скрывал своих мыслей, и я видел, что он не собирался меня задеть или в чем-то обвинить. Прежний я, без сомнения, оценил бы эту шутку по достоинству. А вот мне нынешнему пришлось искать в себе силы, чтобы мой голос звучал нормально. Извиняться тут должен был совсем не Карлайл. Я вспомнил, что хотел поговорить с ним о сегодняшней встрече с Блэком. Лучше уж о ней, чем о том, что творится в моей голове.
Карлайл заинтересовано, но абсолютно спокойно выслушал мой рассказ.
- Билли Блэк связан договором, как и мы. Нам не о чем волноваться, Эдвард.
- Да, но, как ты помнишь, его сынка это не остановило. А Билли — друг Чарли. А Чарли...
- Я в курсе, кто такой Чарли. Угомонись.
Я понимал, что выгляжу глупо. Но, если судить по событиям последних недель, мне к этому уже было не привыкать.
- Да, формально Джейкоб Блэк ничего не нарушил. Это, конечно, если мы не ищем повод для войны...
Не знаю, что в этот момент Карлайл прочитал на моем лице, но его голос к концу фразы несколько изменился, а взгляд, чуть прищуренный, сфокусировался на мне. Как же я устал от этого... Что ж, будем играть по предложенным правилам: и я постарался максимально точно скопировать выражение его лица.
- Карлайл, не стоит пытаться делать за меня мою работу.
Вот теперь мне удалось удивить его по-настоящему. Я остался горд собой и ждал, когда он задаст вопрос вслух.
- Какую?
- Читать мысли.
Ко мне возвращалось чувство юмора. Наверное, это хороший знак.
- Я планирую завтра поохотиться. Элис решила составить мне компанию. Вы же не будете сильно скучать без нас?
- Спроси об этом у Элис: на данный момент она лучше нас знает, как мы проведем время без вас.
Он улыбнулся и добавил:
- Все будет хорошо, Эдвард. Все будет хорошо.
Его слова отозвались во мне болью. Я знал, о чем он хочет мне сказать.
- Ты слишком веришь в меня, Карлайл.
- Если не в тебя, то в кого мне верить?


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.


Сообщение отредактировал konfetti - Суббота, 15.08.2009, 18:09
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 15:01 | Сообщение # 2
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
продолжение...

Мои пальцы порхали над клавишами рояля, а я продолжал думать над словами Карлайла. Он не в первый раз говорил мне это. И я знал, что он действительно так считает. Он идеализировал меня, а я всеми силами старался оправдать его ожидания. Я вспомнил разговор с Таней, тогда, на Аляске. Я слышал сейчас мысли Эсме, мысли, наполненные любовью и нежностью. Я думал о своей семье, и в этот момент меня не раздражало их беспокойство. Я знал, что вел бы себя точно также по отношению к любому из них. Я словно заново собирал себя воедино. Я хотел снова стать тем самым Эдвардом, которым был совсем недавно. Если я сам не буду верить в свои силы, то все, что я делаю, бесполезно. Будущее зависит от настоящего. Выбор есть всегда.
Я играл и мечтал о предстоящей ночи. Ждал, когда смогу увидеть Беллу. Думал о завтрашнем дне и о том, что она будет рядом. Я старательно удерживал свои мысли в нужном русле, не позволяя им забегать слишком далеко. Я тщательно формировал свое настоящее. Пусть я по-прежнему не уверен, что поступаю правильно в общем, я постараюсь сделать все правильно в мелочах. И как бы тяжело мне не было, это все равно слишком малая плата за счастье, подаренное судьбой.

Кажется, Белла начала привыкать к моему наглому вторжению в ее жизнь. Более того, она получала от этого удовольствие, а я не мог не радоваться этому. Воспользовавшись ее хорошим настроением, я начал задавать вопросы практически сразу же, как она захлопнула дверь «Вольво». Благодаря ее рассказам я уже был заочно знаком с ее мамой, прочими родственниками и друзьями. Я даже рискнул задать давно интересовавший меня вопрос о молодых людях, но Белла, хоть и смутившись, явно дала понять, что, кроме меня, ей не о ком рассказывать. В моем сознании всплыла ее фраза, как-то сказанная Джессике: «Намного больше, чем я ему. И я не знаю, что с этим поделать». Нет, это я не знал, что мне делать с поглощающим меня чувством. Она была человеком. У нее было право на ошибки. У меня — нет. Но, как минимум, одну я сегодня уже совершил. И понял я об этом только за ланчем в столовой. К счастью, исправить эту ошибку будет не сложно.
- Кстати, сегодня тебе было лучше самой сесть за руль. После ланча мы с Элис уезжаем.
Не знаю, что больше ее ошеломило: смена темы или новость, но она явно расстроилась, хотя и попыталась не подать вида.
- Ничего страшного, я прогуляюсь. Тут недалеко.
Мое воображение услужливо подбросило мне сотни вариантов того, что может произойти с Беллой по дороге домой. Самый добрый из них с легкостью бы победил на конкурсе сценариев фильма ужасов. И это уже не говоря о том, что я просто не мог позволить, чтобы по моей вине она ощущала себя не комфортно.
- Мы пригоним твой пикап и оставим на стоянке.
- Я не взяла с собой ключ.
Я в очередной раз мысленно возликовал: Белла даже не собиралась сама добираться до школы, она ждала меня.
- Пикап будет на стоянке, вместе с ключом. Если ты, конечно, не боишься, что кто-нибудь может его украсть.
Она согласно кивнула, но я видел, что настроение испорчено.
- Куда вы уезжаете?
Равнодушие в ее голосе было слишком искусственным. Похоже, не только я стараюсь контролировать свои эмоции. Но эта мысль облегчения не принесла.
- На охоту. Если завтра я останусь с тобой наедине... Знаешь, ты ведь еще можешь передумать.
И это я вчера был уверен, что собрал себя воедино? Вся моя целостность разлетелась на мелкие осколки, не оставив и следа. Та часть меня, которая еще сохранила способность мыслить разумно, готова была вслух подсказать Белле единственно верный вариант ответа. И в это же время я сам молил свой разум заткнуться. Вся борьба окончилась, как только до меня дошел смысл ее вопроса.
- Во сколько мы завтра встречаемся?
Она не передумала... Не знаю, сколь сильно я бы расстроился, если бы было иначе, но вот ликования внутри меня сейчас не наблюдалось. Что и кому она хочет доказать? Понимает ли, как сильно рискует? «Ты убьешь не только ее, но и Чарли». А еще себя самого. Но это уже будет неважно...
- Ну что ж... Завтра суббота, разве тебе не хочется выспаться?
- Нет.
Я улыбнулся той поспешности, с которой она ответила на мой вопрос.
- Тогда, как обычно. Чарли будет дома?
Вот теперь я хотел услышать однозначное «да». Это был бы маленький буфер, за который в случае чего сможет уцепиться мое сознание.
- Уедет на рыбалку.
Казалось, она довольна таким поворотом событий. Да что за день! Она совсем не умеет трезво оценивать ситуацию?! Я смог сдержаться и не разломать стол, но удержаться от комментария было выше моих сил:
- А если ты не вернешься домой, что он подумает?..
- Не знаю... я говорила, что собираюсь стирать, и папа может решить, что я упала в стиральную машину...
Ах вот мы как заговорили! Упрямства Белле было не занимать, и, кажется, сейчас мне довелось лицезреть его во всей красе. А потом я представил, что она действительно может упасть в стиральную машину. Нет, я точно становлюсь психом.
- На кого вы сегодня охотитесь?
Если она еще хоть раз меня обвинит в «уходе от темы», надо будет ей напомнить...
- На того, кого поймаем в ближайшем лесу. Далеко не поедем.
- Почему ты едешь именно с Элис?
«Потому что, если она что-то решила, от нее невозможно отвязаться». Но я сам понимал, что этот вариант ответа нечестен. Разве я не был благодарен ей за предложение?
- Она самая... понимающая, что ли...
- А остальные? Какие они?
Не думаю, что мне сейчас очень хотелось говорить о моей семье. Думаю, некоторые из них уже успели заключить пари по поводу развития завтрашних событий. И их итога. Но не это же говорить Белле.
- Скептики.
И я сам таким был еще совсем недавно. И я могу понять их. Но...


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 15:02 | Сообщение # 3
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Белла осторожно посмотрела на моих братьев и сестер. В отличии от меня, она не могла прочесть их мысли, и я был несказанно этому рад. Как минимум, Розали даже не пыталась сдерживать себя.
- Мне кажется я им не нравлюсь.
Нет, это не ты им не нравишься. Им не нравится то, что я не могу оставить тебя в покое. Что я подвергаю опасности всю семью. И ты даже не можешь себе представить, на что способны некоторые из них... Мне не хотелось вспоминать все это. И только Белла могла искать причину в себе. Я смотрел на ее лицо, в ее шоколадные глаза и ненавидел себя. Я что-то говорил, но понимал, что она не слышит моих слов. Она все для себя решила. Хуже: я всеми силами цеплялся за ее решение, за каждый повод для надежды...
- А если все закончится плохо? - бессильно выдохнул я и закрыл лицо ладонями.
Мне показалось, или она протянула ко мне руку, а потом отдернула? Может, мне все-таки удалось напугать ее? Может, до нее дошел смысл моих слов? Как же тяжело не слышать, о чем она думает.
- Прости...
Что? Ее голос, полный грусти и сочувствия, окончательно сбил меня с толку. Я поднял на нее глаза.
- За что?..
- За то, что делаю тебя несчастным.
И я еще когда-то думал, что смогу, даже не слыша мысли, предугадывать ее слова и поступки? Если так, то только что мне аргументированно доказали обратное.
- Белла... - только и смог ответить я.
«Я устала ждать твоего разрешения! И нам пора.»
Элис появилась возле нашего стола раньше, чем я смог хоть как-то отреагировать. Не думаю, что она рискнула бы в школе передвигаться быстрее обычного, так что это был только мой просчет: я слишком погрузился в себя.
- Элис.
- Да.
Вот уж кого не смутить ничем... Тогда как Белла была явно смущена. Или просто ее мысли тоже были далеко от происходящего?
- Элис, это Белла. Белла, это Элис.
- Привет, Белла. Ты готов?
Это уже явно вопрос ко мне. Да, Элис, я готов. Сорвать на тебе все свое раздражение. Или на ком-то другом. Пожалуй, охота — это именно то, что мне сейчас надо.
- Почти. Подожди меня у машины.
Она ускользнула от нашего столика также незаметно, как и появилась. Я молча смотрел на Беллу, понимая, что не могу вот просто так встать и уйти, но и не зная, что ей сказать. Кажется, сегодня роль сдержанного и мудрого была совсем не моей.
- Мне следует пожелать вам удачи, или это неуместно?
Она смогла заставить меня улыбнуться.
- Ну, удача никому не помешает.
- Тогда желаю удачи!
- А ты, пожалуйста, будь поосторожнее.
Я был абсолютно серьезен. Меня не будет рядом с ней до завтрашнего утра. Я не мог не волноваться. Кажется, я снова становлюсь собой. Хотя я уже и не знал, какое именно состояние я могу считать «самим собой».
- Обещаю себя беречь. Сегодня вечером собираюсь стирать. Наверное, опасностей будет море!
Я вспомнил про стиральную машину и снова улыбнулся.
- Постарайся не упасть.
- Очень постараюсь. Увидимся завтра.
Меня привлекла интонация, с которой она это сказала. В ее словах было что-то... что-то волнующее, но вместе с тем грустное.
- Это слишком долго для тебя?
Один кивок головы — и пустота внутри меня наполнилась нежностью и любовью. Кончиками пальцев я погладил ее щеку.
- Приеду утром.

- Элис!
- Да, я самый наглый, невоспитанный и беспринципный вампир из всех, кого ты знаешь!
- Да! Но ты забыла про «самовлюбленный»!
- А ты, кажется, забыл, что меня любишь!
- Еще и самоуверенный!
- Конечно. Между прочим, я не так давно убедила всю семью, что в случае чего, ты убьешь их всех, кроме меня.
- Что?!
- Я пошутила, Эдвард! Тормози, мы приехали.
Я резко остановил машину. Прислушался — в доме было пусто.
- Я сейчас.
- Элис, стой, я сам...
Фразу я заканчивал уже в пустоту. Прошло несколько секунд и возле моего окна появилась довольная физиономия Элис. В руках у нее были ключи.
«Заберешь меня у школы или я не заслужила?»
- Заберу. Я слишком много хочу тебе сказать!
Элис невинно улыбнулась и запрыгнула в пикап.
«Ты уже и тут успел побывать!» - снова раздался в моей голове ее голос.
Я самодовольно улыбнулся.
«А можно прочитать записку?»

- Наглый, невоспитанный, беспринципный вампир!
- Ты забыл про «самовлюбленный» и «самоуверенный»!
- И про то, что я тебя все равно люблю...
- Не смей забывать про это! - звонко рассмеялась Элис.
- Эдвард, я больше не могу охотиться... Еще капля крови — и я лопну.
Я полностью разделял ее чувства. Я был прав, когда думал, что охота — это то, что мне сейчас нужно. По многим причинам. И я был благодарен Элис, что она рядом.
- Знаешь, у меня было ощущение, что сегодня окружающий мир решил сделать все возможное, чтобы проверить мои нервы на прочность.
- Не обольщайся. Кое-что он оставил на завтра.
Все-таки она невыносима.
- Эдвард, если завтра что-то будет не так... - Элис многозначительно замолчала: - Я тебя не прощу.
- За то, что лишил тебя подружки? - с сарказмом спросил я.
- За то, что не поделился!
Вырванное с корнем дерево и сломанное пополам, как спичка, слегка успокоило меня и, определенно, спасло жизнь Элис.
- Я горжусь твоим самообладанием, - абсолютно серьезно произнесла Элис с верхушки дерева и показала мне большой палец.
- Все, теперь я спокойна.
Я был безмерно благодарен своей семье за отсутствие напутствующих речей и ободряющих взглядов. Каждый из них был занят обычными заботами: Карлайл собирался в больницу, Эсме что-то читала, Розали ушла в гараж, Джаспер с Эмметом играли в шахматы, а Элис вихрем носилась по дому, переставляя с места на место вазы с цветами. Не знаю, как им это удавалось, но даже в мыслях не ощущалось беспокойства. Хотя я и сам был гораздо спокойнее, чем ожидал. Я внимательно посмотрел на Джаспера, решив, что без его вмешательства тут не обошлось, но тот был полностью поглощен игрой. Или талантливо делал вид. Зато мой взгляд перехватил Эммет. Его лицо мгновенно озарилось ехидной улыбкой, а в голове у него созрел не менее ехидный комментарий по поводу моего внешнего вида. Я предупредительно показал ему кулак. Улыбка Эммета стала еще более сияющей.
- Разомнемся?
Но до того, как я успел что-то ответить, за спиной раздался голос Элис:
- Эммет, ты проиграешь.
- Ты уже успела это увидеть?
- Нет, я просто это знаю.
Эммет зарычал и вскочил на ноги, но теперь его встретил кулак Джаспера.
- Окей, если я выиграю в шахматы, ты будешь со мной драться.
Джаспер флегматично пожал плечами.
Удержаться и не воспользоваться способностями Элис было сложно, но, оказалось, она тоже отказывалась думать обо мне и заинтересовано следила за игрой. Я саркастично улыбнулся и вышел из комнаты. Если Элис молчит, - значит, все не так страшно.
- Удачи! - хором пожелала мне эта троица, даже не отрываясь от доски.

Чем ближе я был к дому Беллы, тем мрачнее становились мои мысли. Прежняя уверенность сдавала позиции. Сомнения в правильности и уж тем более в необходимости сегодняшней поездки не просто вернулись — они терзали меня с удвоенной силой. Я сжал зубы и напомнил самому себе, что отступать некуда. Я не могу и не хочу жить без Беллы, а отношения не могут вечно балансировать на острие ножа. Сегодня у меня есть шанс подарить нашим отношениям определенность. Все зависит только от меня. И все будет хорошо. Хуже всего удавалось убедить себя в последнем, но я раз за разом повторял себе это, не позволяя думать ни о чем другом.
Судя по отсутствующей машине Чарли, Белла была дома одна. Я терпеливо ждал, пока она справится с замком и откроет дверь. Она была очаровательна, но, похоже, взволнована не меньше моего. Хотя было бы удивительно, если бы ее не пугала предстоящая прогулка с вампиром, который не скрывает своего к ней интереса. Да уж, если я и хотел пошутить, у меня не получилось. А Белла, похоже, приняла мое, явно не самое доброе выражение лица на свой счет и смущенно оглядывала себя. Я невольно улыбнулся.
- Доброе утро.
- Что-то не так?
Я уже практически смеялся: самокритики ей не занимать.
- Мы с тобой два сапога пара.
И это было действительно так. Наверное, сегодня мы решили убедить мироздание, что мы просто созданы друг для друга. Мы даже одеты были практически одинаково: бежевые свитера, джинсы. Я не мог не любоваться Беллой. Она казалась мне еще более хрупкой и беззащитной, чем обычно. Мой пристальный взгляд заставлял ее смущаться, но это только добавляло ей шарма. Чуть покраснев, она улыбнулась мне в ответ и вышла из дома.
И тут я вспомнил про свое обещание. Похоже, сейчас у пикапа появился уникальный шанс отомстить мне за все нелестные отзывы о нем. Белла уже занимала водительское сидения, и мне не оставалось ничего другого, как тоже забраться в кабину. О выражении своего лица я предпочел не думать.
- Куда едем?
- Сначала пристегнись.
Белла недовольно посмотрела на меня, но пристегнулась. Я одобрительно улыбнулся.
- Так куда мы едем?
Вместе с недовольством в голосе слышалось легкое презрение. Это что-то новое. Или это нервное?
- Шоссе номер сто девять. Думаешь, мы засветло выберемся из города?
- Этот пикап годится в «дедушки» твоему «Вольво»! Так что прояви немного уважения!


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 15:02 | Сообщение # 4
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
К Белле возвращалось чувство юмора, и это мне показалось хорошим знаком. С моим уважением к «дедушке» было хуже, но я предпочел просто молчать на сей счет. Тем более, я сам не знал, что вызывало у меня больше опасений: машина или Белла за рулем.
- Шоссе номер сто девять, первый поворот направо, - напомнил я: - А потом вперед, пока не кончится дорога.
- А что потом?
- Пойдем пешком.
В глазах у Беллы мелькнул ужас. И я мог понять почему, но все равно продолжал считать, что боится она совсем не тех вещей, которых следовало. Не удержавшись, я подлил масла в огонь:
- Не бойся, это же всего пять миль!
Белла молчала, сосредоточившись на дороге. Не особо надеясь на успех, я предпринял очередную попытку прочесть ее мысли, но, как ни старался, ничего не услышал. Смирившись, я решил просто у нее спросить об этом.
- Я пытаюсь представить, куда мы едем.
- Туда, где я люблю бывать в ясную погоду.
«Ты вряд ли была там, Белла. Но я, надеюсь, что тебе там понравится...» - мысленно продолжил я.
- Если верить Чарли, сегодня должно быть ясно.
Чарли... Может все-таки...
- Ты сказала отцу, куда собираешься?
Белла отрицательно покачала головой. Но надежда еще была.
- А Джессика считает, что мы с тобой в Сиэтле?
- Я сказала, что ты передумал...
Внутри меня что-то взорвалось.
- Значит, о том, что ты со мной, никто не знает?!
- Ну... Элис? - осторожно предположила Белла.
- Спасибо за понимание, - сквозь зубы процедил я.
После небольшой паузы Белла все так же осторожно добавила:
- Ты же говорил, что у тебя могут быть неприятности из-за того, что нас часто видят вместе.
Мне надо было время, чтобы прийти в себя. Не скомандовать, чтобы она разворачивала машину. Сдержать рычание, которое рвалось наружу.
- Значит, тебя беспокоит, что у меня могут быть неприятности, если ты не вернешься домой?
Белла кивнула головой.
И все-таки я зарычал. Белла испуганно посмотрела на меня.
Молодец, добился своего — она тебя боится. Но о чем думала эта девочка, когда тщательно уничтожала все факты, свидетельствующие о моей причастности к ее исчезновению? Ведь именно поэтому она настояла на своем пикапе: уехала прокатиться — и не вернулась. Что это? Недоверие? Нет. Она же ответила тебе. Это беспокойство, забота... которых ты не заслуживаешь, хотя бы потому, что сейчас, вместо благодарности, пугаешь ее своим поведением. Ты злишься на то, что «легче» не получилось. Но, по сути, ты злишься на то, что ты ей не безразличен? Ты же так мечтал об этом...
Погруженный в свои мысли, я даже не сразу заметил, что мы приехали. Наверное, мое общество сейчас было не самым приятным. Белла вышла из машины и, радуясь погоде, сняла свитер, повязав его на пояс. Я сделал глубокий вдох и только сейчас понял, что всю дорогу даже не замечал аромат, наполнявший кабину. Аромат, который совсем недавно лишал меня способности мыслить здраво. Или я был слишком зол, или все не так плохо. С этой мыслью я хлопнул дверью пикапа, надеясь, что она не упадет к моим ногам.
Последовав примеру Беллы, я стянул свитер. Погода нас не подвела. Она идеально способствовала моим планам и, надо полагать, радовала уставшую от дождей и холода Беллу. Я чувствовал себя виноватым за ее испорченное настроение. Надо было исправлять ситуацию, а не стоять на месте.
- Нам сюда, - произнес я, глядя на стену леса, явно казавшуюся Белле непроходимой.
- По тропинке?
Я не ошибся — в указанном мной направлении она видела только дремучую чащу.
- Я говорил, что тут есть тропинка. Но я не говорил, что мы по ней пойдем.
В ее голосе смешались непонимание, удивление и страх. Это настолько умилило меня, что вся злость и раздраженность уступила место нежности.
- Со мной не потеряешься! - с улыбкой констатировал я, повернувшись к Белле.
Она, не отрываясь, смотрела на меня, но я не мог понять, что же выражает ее взгляд. А если учесть, как я себя вел по дороге...
- Хочешь вернуться домой?
Это же логично. И я ее понимаю.
- Нет.
Ее голос прозвучал тихо, но твердо. И как я мог забыть о ее упрямстве?
- Я человек неспортивный, хожу медленно. Тебе придется быть терпеливым.
Это все, что ее волнует? Мы можем преодолеть этот путь за несколько секунд, вот только мне не хочется пугать тебя еще больше, Белла... А терпения у меня хватит. Я был уверен, что волнует ее совсем другое. Именно то, что и должно волновать и пугать.
- Не волнуйся, домой я тебя отвезу.
А какие еще гарантии, кроме собственного обещания, я сейчас мог ей дать? Теперь только ей решать, что мы делаем дальше: я уже был согласен на любой вариант. Но Белла в очередной раз смогла удивить своим ответом:
- Если хочешь, чтобы до захода солнца я прошла по этим джунглям пять миль, то стартовать лучше прямо сейчас.

Не думаю, что Белла была со мной солидарна, но я наслаждался дорогой. Я радовался каждому мгновению, проведенному с ней наедине. Ее настроение становилось все лучше. Воспользовавшись моментом, я вновь вернулся к вопросам: наверное, я никогда не смогу утолить свое любопытство. Я с радостью встречал каждое препятствие на нашем пути, ведь тогда я мог подхватить Беллу на руки, ощутить ее тепло, вдохнуть ее аромат. Я с удовольствием не отпускал бы ее вообще. Конечно же, мне не стоило труда донести ее до места. Но как только преграда была преодолена, Белла стремилась продолжить путь самостоятельно. Хотя падений на этом пути было едва ли не столько же, сколько и шагов. Я всматривался в ее сосредоточенное лицо и не скрывал своего ликования, когда она улыбалась мне в ответ. Дорога заняла чуть больше двух часов, но я был согласен, чтобы она длилась еще столько же. Несмотря на улучшившееся настроение, Белла явно не разделяла этого желания. Я уже видел поляну — наш конечный пункт назначения. Для человеческих глаз она была еще слишком далеко, но просвет между деревьями выдавал ее. Я знал, что Белла сможет оценить красоту этого места. Я достаточно часто бывал здесь, но всегда один, ревностно охраняя поляну от чужих взоров. Я берег ее для Беллы. Но это было не единственное, что я обещал ей показать... Убедившись, что на оставшихся нескольких метрах Белле ничего не угрожает, я молниеносно переместился на самую границу тени и света. Один шаг — и я окажусь под яркими лучами солнца. Один шаг — и между нами станет на одну тайну меньше. Но как она воспримет то, что увидит? Я подождал, пока она оглядится по сторонам, заметит меня и успокоится, словил ее взгляд... а потом глубоко вдохнул, зажмурился и шагнул на залитую полуденным солнцем поляну.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
CamomileДата: Суббота, 15.08.2009, 15:06 | Сообщение # 5
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
konfetti, я сегодня дала ссылку на этот фанфик в дневниках.Посмотри на форуме в теме "Солнце полуночи".А написал парень под ником Эдвард Каллен,только он к сожалению ушел с дневников и больше писать не будет.А жаль - было очень похоже на Майер.

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 15:27 | Сообщение # 6
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
хм,я этот фанфик ещё в мае нарыла и это тогда выдали за Майер,мне понравилось,но всё равно чувствуется,ч то это не она)

finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
CamomileДата: Суббота, 15.08.2009, 15:44 | Сообщение # 7
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Я этот фанфик тоже давно нарыла на Буквоведе,удивилась.Было написано,что это Майер,но да - разница в стиле чувствуется,сделала запрос на сайте.Ответили и дали ссылку на дневники.Прочитала и очень понравилось,даже больше,чем Майер.В нем меньше воды и больше,ну как бы, славянского духа.

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 16:34 | Сообщение # 8
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Да,кстати,чувствуется славянский дух))хахаха))))у меня как раз тогда была моя последняя весенняя сессия в универе и я вместо того,чтобы готовиться к "завтрашнему" экзамену, читала эти 4 главы)))нырнула опять в этот мир...и так не хотелось выныривать,захотелось утонуть в нём и остаться навсегда....... heart5
как думаешь,может разместить здесь все эти 4 главы,для простоты чтения?или так и оставить?


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
CamomileДата: Суббота, 15.08.2009, 17:21 | Сообщение # 9
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Да,я помню свое состояние когда на Самиздате прочитала,что есть еще 4 главы "Солнца" - лихорадочный поиск по нету и вот нашла на Буквоведе - нахожу,скачиваю.Смотрю на эти новые главы - в глазах слезы,руки трусятся,захотелось поделиться своей радостью со всем миром.И тут меня жестоко обламывают,мол это всего лишь фанфик.Я сначала даже читать не хотела,сижу и чуть ли не плачу.Но взяв себя в руки прочитала и была в полном восторге.
У парня действительно талант.А его рассказы про Эда до "Сумерек" или рассказ по "Новолунию" - просто мурашки по коже.Но,как говориться,ничто не вечно под луной и Эдвард Каллен решил уйти с дневников.

Я думаю,он не обидится,так что выкладывай.Тем более,что он знал,что его фанфик выдают за Майер.Только укажи авторство и ссылку,вдруг он все таки вернется(очень хочется на это надеяться)


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
svetlankaДата: Суббота, 15.08.2009, 17:47 | Сообщение # 10
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


konfetti, выложи полностью, please
очень хочу прочитать, пока время свободное есть...
спасибо заранее!
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:10 | Сообщение # 11
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
продолжение...

Глава 14.

Открывать глаза не хотелось. Как выглядит моя кожа при солнечном свете, я и так отлично представлял: глыба льда — холодная, сияющая и бездушная. И даже если не было бы других отличий, уже одного этого с лихвой бы хватило, чтобы любой понял: мы не люди. Мы другие... Холодные, сияющие и бездушные. Я слышал, как участилось дыхание Беллы, когда она увидела меня в лучах солнца, но я не мог понять причину такой реакции, не мог услышать ее мысли. Я был готов бесконечно долго стоять вот так, замерев под открытым небом с закрытыми глазами. Я и стоял, пока не услышал звук ее шагов. Она шла очень медленно и осторожно. Она шла ко мне. Я улавливал стук ее сердца, ее дыхание, ее пьянящий аромат. С каждым шагом она была все ближе. Все остальное в этот момент для меня просто перестало существовать. Даже обжигающая горло жажда отошла на второй план. Я не мог вспомнить, когда в последний раз ждал чего-то с таким нетерпением и тревогой. Я чувствовал, что она уже совсем рядом. Наверное, я вел себя не совсем честно. Нет, вел я себя совсем не честно, но ничего не мог с собой поделать.
- Эдвард...
Она произнесла мое имя почти шепотом, на выдохе. В ее голосе было столько нежности и восхищения... Она опять удивила меня. Я опять нашел повод для надежды.
Ощущение тревоги, с которым я жил все последнее время, куда-то ушло. Мне было хорошо и спокойно. Я же собирался позволить себе быть счастливым? Именно этим я сейчас и занимался. Обычно я приходил на поляну, чтобы, раскинув руки, лежать на траве и смотреть в небо. Я сравнивал свои мысли с бегущими по нему облаками. Я приходил сюда, чтобы побыть наедине с собой и не думать ни о чем. А вместо этого часами размышлял о своей жизни. И вот только сейчас, когда рядом со мной сидела Белла, я смог забыть обо всем. Я окончательно похоронил миф о своей самодостаточности и ни капли не скорбил об этом. Я давно понял, что не смогу без нее. А она не хочет жить без меня. Осознания этого было больше, чем достаточно, чтобы быть по-настоящему счастливым. Хотя бы сейчас. Хотя бы здесь.
Теплый ветерок развевал волосы Беллы, усиливая ее аромат. За несколько часов мы не перебросились и парой слов, но те нежность и восхищение, с которыми она произнесла мое имя, теперь читались в ее шоколадных глазах. Она откровенно любовалась мной, а я, словно школьник, смущался под ее пристальным взглядом. Я не заметил когда, но в один момент в моей голове зазвучала мелодия — колыбельная, написанная для Беллы. Я знал, что на моем лице блуждает улыбка, и даже не пытался прогонять ее.
Единственное, о чем я не мог позволить себе забыть ни сейчас, ни когда-нибудь еще, это о том, что Белла — человек, а я — вампир. И я должен контролировать себя.
Но мне хотелось, чтобы она была рядом. Была еще ближе. И, словно услышав мои мысли, Белла осторожно протянула ко мне руку и провела пальцем по моей коже. А я также осторожно наблюдал за ней из-под приоткрытых век.
- Я сильно напугал тебя сегодня?
- Не больше, чем обычно, - произнесла Белла абсолютно обыденным тоном.
Тот факт, что прикосновения к моей холодной и твердой, как мрамор, коже не вызывают у нее отвращения, до сих пор казался мне чудом. Она нежно гладила мою руку, и я чувствовал легкую дрожь в ее пальцах. Каждое ее движение не просто приятно обжигало, оно наполняло теплом пустоту внутри меня. Мне казалось, что до этого мой мир был даже не черно-белым, а однообразно серым. И именно сейчас все менялось...
Белла была похожа на маленького ребенка, с любопытством рассматривающего новую игрушку. Она так внимательно изучала мою руку, ее сияние на солнце, что я в очередной раз невольно улыбнулся.
- О чем ты сейчас думаешь? Знаешь, это так странно и непривычно не слышать чьи-то мысли...
- Зато ты слышишь, о чем думают все остальные, - с улыбкой отпарировала она.
О, да. Закон сохранения энергии во всей красе.
- Это не так приятно, как может показаться. Но ты мне так и не ответила.
- Ну, я пыталась угадать, о чем думаешь ты.
- А еще?
Она ответила не сразу.
- А еще я мечтала, чтобы этот день никогда не заканчивался. И чтобы мне не было так страшно...
Ей страшно. И источник ее страха — ты. Давай же, соври, что ей нечего бояться. Забудь о жажде, которая терзает твое горло. О яде, который наполняет твой рот. Соври — она ведь поверит. Потому что хочет верить тебе. Давай. Только будь готов потом презирать себя за эту слабость.
- Не хочу, чтобы тебе было страшно.
Собственный голос был каким-то сдавленным и незнакомым. В ее глазах мелькнула тревога, ее пальцы замерли на моей руке. Ей словно хотелось оправдаться:
- Ну, страх не совсем правильное определение. Хотя некоторые опасения, конечно, есть...
Опасения... Я же сам хотел, чтобы она адекватно оценивала ситуацию. И страх — это вполне адекватно. Все так, как и должно быть. Вот только внутри меня снова образовывалась пустота.
Я резко приподнялся с земли, чтобы мое лицо было на уровне лица Беллы. Я всматривался в ее глаза, пытаясь найти в них ответ на мучившие меня вопросы.
- Так чего ты боишься? - тихо, но четко спросил я.
Белла молча смотрела на меня, но ее сердце забилось чаще, к щекам прилила кровь. Я осознал, что теряю контроль над собой: слишком кардинально изменилось мое настроение. Мне нужен был свежий воздух — и уже через секунду я был в десятке метров от того места, где сидела Белла. Я слышал, как она судорожно сглотнула.
Под сенью раскидистых лап я вдыхал аромат хвои, нагретой солнцем. Мне становилось легче. Я неотрывно смотрел на Беллу, думая о том, что надо окончательно успокоиться и увозить ее в Форкс. Не так давно сиявшую на ее лице улыбку сменила досада, а я все еще всматривался в ее глаза, пытаясь понять, что же творится в голове у этой девочки.
- Прости меня, - прошептали ее губы.
В этих двух словах была вся Белла: она снова искала причину в себе. Я прислушался к своим ощущениям: физически я был в порядке.
- Подожди... - точно также прошептал я губами в ответ, надеясь, что она меня услышит.
Возвращался я гораздо медленнее, чем ретировался, но через несколько секунд был в метре от Беллы. Я даже позволил себе глубокий вдох, наполнивший меня ее запахом. Да, я действительно был в полном порядке. Я постарался придать своему голосу максимум обаяния:
- Это ты меня прости, Белла. Жаль, я не могу оправдать себя тем, что я всего лишь человек.
Белла никак не отреагировала на мою шутку. Она смотрела на меня настороженно, и я почувствовал, что ей не комфортно. Еще недавно я думал о том, как легко мне рядом с ней быть самим собой. Но кем видела она меня? Загадочный мальчик с бледной кожей, красивым лицом и телом. Ореол таинственности и романтики, в который гармонично вплелись мои сверхъестественные способности. Да, она действительно была смелее многих людей, но осознавала ли она все нюансы наших отношений? Понимала ли до конца, кто я есть на самом деле? Я продолжал контролировать себя, но внутри меня все кипело.
- Я не человек. Я самый совершенный хищник на земле. Тебя привлекает все: мой голос, тело, движения. Даже запах. Так?
Я смотрел в ее глаза и чеканил каждое слово.
- Можно подумать мне все это нужно!
Я молниеносно переместился на другой край поляны.
- Можно подумать, ты смогла бы скрыться от меня! Я все равно добился бы своего.
Небрежным движением я отломал толстую еловую ветку и швырнул в стоящее рядом дерево, а сам снова оказался рядом с Беллой.
- Можно подумать, ты смогла бы мне сопротивляться...
Я смотрел в ее глаза и видел там отражающийся блеск своих зрачков. Я видел страх, сковавший ее лицо и движения. Но сквозь все это пробивался ее восхищенный взгляд, направленный на меня. Она все также сидела на земле и смотрела на меня снизу вверх. Только что перед ней был не Эдвард, которого она уже знала, а дикий зверь, но она все равно любовалась мной.
Внутри меня что-то оборвалось. Мне хотелось подойти к ней, обнять, успокоить, спрятать от всего мира и никому не позволить причинить ей вреда. Все мое возбуждение сменилось нежностью и трепетом. Я уже не хотел возвращаться в Форкс, я хотел быть здесь, с ней. Я просто хотел быть с ней. Всегда. Но я не знал, как мне вести себя после такой демонстративной попытки расставить все точки над «i».


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:11 | Сообщение # 12
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
- Не бойся... Белла, я не причиню тебе зла, клянусь.
Я хотел, чтобы она мне поверила. Я прислушивался к своему внутреннему голосу и понимал: я действительно сделаю все возможное и невозможное для ее безопасности. Мне было важно, чтобы она тоже знала это.
- Не бойся, пожалуйста.
Я медленно опустился рядом с ней на траву. Наши лица разделяло не больше тридцати сантиметров.
- Пожалуйста, прости. Я в состоянии себя контролировать. Просто... ты застала меня врасплох. Это только моя ошибка.
Белла молчала. Я грустно улыбнулся и все-таки попробовал еще раз пошутить:
- Эй, сегодня я абсолютно сыт! Мне не хочется ни пить, ни есть.
Я весело подмигнул, при этом с опаской продолжая следить за ее реакцией. Но шутка возымела действие. Смех Беллы был неестественным, и я бы даже сказал, истерическим, но вместе с ним она выплескивала весь страх, все напряжение, которые наполняли ее в этот момент. Я легонько дотронулся до ее руки.
- Все хорошо?
Белла растерянно посмотрела на мою руку и кивнула головой. Мне было стыдно за то шоу, которое я только что устроил. По сути, я сам все испортил. Я ловил каждый взгляд и жест, и, когда в ее глазах мелькнула улыбка, моя пустота вновь начала наполняться теплом. Кончики ее пальцев заскользили по моей ладони, и каждое прикосновение пронизывало меня насквозь, как электрический разряд.
- На чем оборвался наш разговор?
Беззаботный тон был результатом полной внутренней собранности. Все происходящее казалось мне таким хрупким, подобным карточному домику. Я пообещал себе контролировать каждое слово, каждый жест.
- Так на чем?
- Не помню.
- По-моему, на том, чего же ты боишься. Ну, кроме самого очевидного...
- Да, верно...
Белла продолжала водить пальцем по моей ладони, но отвечать не спешила. Мне было не по себе от возникающих пауз.
- Так чего же?
Она задумчиво посмотрела на меня, словно пытаясь оценить мое состояние. Потом медленно, подбирая слова, ответила:
- Мне страшно... потому что скорее всего мы не сможем быть вместе. А еще... я боюсь, что больше всего на свете мне хочется быть с тобой.
Я видел, что это признание потребовало от нее не мало сил. Она была абсолютно искренна, и я был обязан отвечать ей тем же.
- Да, ты права. Этого точно стоит бояться: желание быть со мной не к лицу юной девушке.
- Наверное, мне стоит попытаться тебя забыть.
Ну, что же. Возможно сегодняшнее шоу было не таким и глупым. Мне удалось внести ясность и заставить ее мыслить здраво. И я должен дать ей шанс жить нормальной жизнью.
- Мне бы очень хотелось тебе помочь. Мне давно стоило прекратить все это. А лучше было и не начинать. И сейчас я должен просто встать и уйти... вот только смогу ли.
Я тоже говорил искренне. Во мне с новой силой началась борьба с самим собой: мой разум против моих чувств.
- Не хочу, чтобы ты уходил...
Я знаю, моя девочка. Я все знаю и все понимаю. И именно поэтому...
- Именно поэтому, Белла, мне следует это сделать. Но, похоже, я эгоист до мозга костей. И я слишком долго ждал сегодняшнего дня...
- Я рада этому.
Я сжал зубы и убрал свою руку из ее ладоней.
- Совершенно напрасно, Белла.
Я должен попытаться ей все объяснить.
- Для меня всегда будешь существовать только ты. Я хочу быть только с тобой. Пожалуйста, никогда не забывай об этом. Но при этом помни: для тебя я опаснее, чем для кого бы то ни было.
Я смотрел вдаль и ждал ее ответа.
- Не совсем понимаю, о чем ты, - призналась она.
Я усмехнулся.
- Вот как бы объяснить, чтобы снова тебя не напугать?
Теперь уже я спрятал в своих руках ее теплую ладошку.
- Как говорится, на вкус и цвет... кому-то нравится шоколадное мороженное, кому-то — клубничное.
Белла согласно кивнула, а я смутился от своих слов. Что же я сразу про еду-то?..
- Прости за аналогию, просто лучшего примера не подобрать. Хотя можно провести параллель с алкоголиком. А еще лучше заменить его на подсевшего на героин наркомана.
- Хочешь сказать, что я и есть твоей героин? - уточнила Белла, смеясь.
Я оценил ее попытку разрядить атмосферу.
- Да. Мой любимый сорт!
- И часто такое случается?
Я рассказал ей о своих разговорах с братьями. О том, что Джаспер не смог припомнить подобного, а вот Эммет понимал, о чем я говорю. Белла слушала с интересом и действительно пыталась понять услышанное.
- А ты смелая девушка.
- Вовсе нет. Я — настоящая трусиха. Была бы смелая, держалась бы от тебя подальше.
- Ты не боишься смотреть правде в глаза.
- К сожалению, ты ошибаешься... Продолжай рассказ.
Я старательно пытался обходить опасные темы, но, по сути, весь наш разговор был такой опасной темой.
- А с тобой раньше случалось такое?
- Никогда.
- А как же поступил Эммет?
Я машинально сжал кулаки и зубы. Мне стоило быть готовым к этому вопросу, но я слишком понадеялся на удачу. Вместо ответа комом в горле застряло рычание.
- Кажется, догадалась...
Да уж, это было несложно... догадаться. Сколько еще взлетов и падений уготовано нам сегодня? А сколько их судьба припасла на потом? Мы живем в разных мирах, и это уже не исправить. К сожалению, наше мнение на сей счет никто спросить не удосужился.
- Даже у самых сильных есть маленькие слабости... - опустошенно произнес я.
- И? Чего ты ждешь?! Моего согласия?


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:12 | Сообщение # 13
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
В голосе Беллы вновь зазвучали истерические ноты. Но, насколько я мог понять, это был не страх, а бессильная злость. Наверное, как и у меня, на несовершенство мироздания.
- Значит, нет никакой надежды? - практически обреченно произнесла она.
Теперь практически кричал я:
- Нет! Нет! Надежда есть всегда! Нет, не так... не надежда... Я точно не стану... Белла, пойми, у нас все иначе. Эти женщины были абсолютно чужие для Эммета. А сам Эммет был не таким... острожным и опытным, как сейчас.
- Значит, если бы наша первая встреча была где-нибудь в темной аллее...
Я сделал глубокий вдох. Казалось, ветер разнес ее запах по всей поляне. Я представил предложенный ей сценарий...
- Да... В тот день я ценой огромных усилий сдержался, чтобы не вскочить и на глазах у всего класса... Мне казалось, что ты демон, явившийся разрушить мой мир, мою жизнь, то, что мы с Карлайлом строили годами... А ты, наверное, решила, что я ненормальный.
- Скорее, я пыталась понять, когда и за что ты успел так меня возненавидеть.
- Твой запах сводил меня с ума. Я придумал десятки предлогов, чтобы выманить тебя из класса... Но я думал о том горе, которое причинит семье моя выходка.
Я с интересом следил за реакцией Беллы на мои слова.
- А ведь мне удалось бы увести тебя из школы...
- Вне всякого сомнения.
- Потом я попытался изменить расписание, чтобы не сидеть с тобой за одной партой. Но тут появляешься ты... Маленькая комната, заполненная твоим ароматом, и всего один свидетель, с которым я без труда справлюсь... Чуть легче мне стало только на улице, но я все равно до сих пор не понимаю, как смог заставить себя не караулить тебя на улице... Вместо этого я направился в больницу к Карлайлу и сказал, что уезжаю. Мы поменялись машинами: у него был полный бак бензина, а я не хотел заезжать домой. Следующим утром я уже был на Аляске.
Я не стал вдаваться во все подробности своего пребывания там. Белла слушала меня внимательно, явно вспоминая события тех дней.
- Два дня я провел среди знакомых, но очень скучал по дому. Чистый горный воздух выветрил последние воспоминания о твоем запахе, и я решил, что смогу устоять перед соблазном. Нельзя же было позволить простой девчонке согнать меня с насиженного места!
Я улыбнулся, но продолжил смотреть вдаль. Признаваться во всем этом было не просто, но я чувствовал, что поступаю правильно — она должна все это узнать. От этой мысли становилось легче.
- Перед возвращением в школу я охотился несколько дней и самонадеянно убедил себя, что смогу относиться к тебе, как к остальным людям. Все осложнялось еще и невозможностью читать твои мысли. Действовать приходилось окольными путями, через сознание Джессики, например. Это, надо сказать, занятие не из приятных... а если учесть, что ты далеко не всегда откровенна... Мне хотелось, чтобы ты побыстрее забыла о случившемся в первый день. Я начал разговор. А потом понял, что ты сложнее и интереснее, чем я мог предположить. Аромат твоей кожи, твоих волос сводил меня с ума, но не только это отличало тебя от других. Мне было с тобой интересно. А потом... потом на моих глазах тебя чуть не переехал фургон. Позднее я думал, что все сложилось идеально: если бы я тебя не спас и твоя кровь растеклась по асфальту... Но обо всем этом я думал после. Тогда в моей голове была одна мысль: «Только не она!»
Сейчас, рассказывая, я представил, что меня могло просто не оказаться рядом. Я уже не мог представить свою жизнь без Беллы. Кажется, она совсем не собиралась пугаться. Или лимит страха для нее на сегодня уже был исчерпан? Я рассказал, как поругался практически со всей семьей, как потом тщательно следил, не узнал ли кто нашей тайны...
- Но в конце концов, - резюмировал я, - лучше было выдать семью в самый первый день, чем причинить тебе боль сегодня, здесь, когда меня ничто не останавливает.
- Почему? - мгновенно отозвалась Белла.
- Изабелла...
Я ласково взъерошил ее волосы.
- Белла, я не смогу жить, если причиню тебе боль. Ты даже представить себе не можешь, что чувствую я, представляя тебя, бледную, холодную, неподвижно лежащую на земле.
Внутри меня все сжалось в комок, стоило только подумать об этом.
- Не видеть твоего румянца, блеска твоих глаз... Ради чего тогда жить? На всем свете для меня нет никого дороже тебя. Отныне и навсегда.
Я не знал, что дальше будет с нами, но я хотел, чтобы она всегда помнила об этих словах. Белла явно смутилась, но я был готов ждать сколь угодно долго, пока она осознает смысл сказанного и поймет, что все именно так и никак иначе. Я не ждал от нее ответных признаний, я хотел, чтобы она приняла мои.
- Ну, мои чувства к тебе хорошо известны. Ну... я лучше умру, чем соглашусь жить без тебя, - все так же смущенно произнесла Белла, а потом быстро добавила:
- Знаю, я — идиотка!
- Ты, правда, идиотка.
Мы весело смеялись. На душе у обоих, похоже, стало легче.
- Значит, лев влюбился в овечку?
- Какая бедная овечка, - с легкой язвительностью в голосе поддержала меня Белла.
- А лев тогда — просто ненормальный мазохист, - со смехом, подытожил я.
Я прислушивался к самому себе: с одной стороны, кардинальные перемены в моем настроении пугали меня; с другой, я понимал, что они – результат предельного напряжения собственных сил. Раз уж я решился на все это, я просто обязан был держать ситуацию под контролем. Хорошо или не очень, но пока это удавалось. Да, своим поведением я не мог не испугать Беллу. Мне было тяжело осознавать, что она страдала по моей вине, но все это действительно было необходимо: Белла должна была максимально четко осознавать, что человеком я остался только внешне – внутри меня затаился дикий зверь, монстр… и в данный момент она подвергается смертельной опасности. Я не имел права лгать ей.
Но я не хотел, чтобы она боялась меня! Сейчас, здесь, рядом с ней я чувствовал себя именно человеком. Удивительным образом Белла разбудила во мне две противоположные сущности, которые я долгие годы прятал самым тщательнейшим образом. Они не смогут долго уживаться вместе. И пусть я никогда не смогу снова стать живым человеком, убить Беллу я не позволю себе сам. Я был готов жить с этой вечной борьбой внутри себя, был готов ежесекундно держать под контролем каждое желание, каждый шаг. Но я не мог обрекать Беллу на вечные терзания. А рядом со мной ее жизнь будет именно такой: любовь и страх будут разрывать ее душу. И виной этому буду я. Я могу бесконечно искать возможности сделать ее счастливой, но все равно буду знать, что вариант может быть только один: исчезнуть из ее жизни. И рано или поздно я буду вынужден сделать это.
Я усмехнулся… конечно же, я предпочитал, чтобы это случилось как можно позже. Оставалось только «успокаивать» себя тем, что момент «рано» я уже все равно упустил.
Этот внутренний диалог мог продолжаться бесконечно, но тишину нарушила Белла:
- Почему...
Я с некоторой радостью и облегчением прервал поток своих мыслей — у меня будет еще достаточно времени, чтобы обдумать каждую из них, просчитать каждый вариант, каждую возможность и невозможность. Глупо тратить на это время, когда рядом со мной Белла.
- Что почему? - спросил я с самой обаятельной из возможных улыбок.
Моя очередная попытка прочесть ее мысли или хотя бы предугадать вопрос потерпела фиаско.
- Почему ты избегал меня раньше? Объясни...
Улыбка оказалась не к месту. Странный вопрос: я только что рассказал ей о своих мыслях и чувствах в первые дни нашего знакомства. О том, как трансформировалось мое отношение к ней.
- Ты же знаешь почему... - только и смог ответить я.
- Нет, я просто хочу понять, что я делала не так. Что можно делать, а что нельзя ни при каких обстоятельствах.
Интересно, она хотела обезопасить себя или пыталась сделать все возможное, чтобы мне было проще находиться с ней рядом? Глядя в ее глаза, при всей их сосредоточенности смотревшие на меня с нежностью, я склонялся ко второму варианту. Сейчас я вспомнил о том, как она готовилась к этой поездке. Ведь никто, ни Чарли, ни ее друзья, не знали, что мы вместе. Может, это только я увидел в таком поступке недоверие, сомнение в моих силах? А она просто... заботилась обо мне. Пыталась сделать мою жизнь проще. Мне стало смешно: семнадцатилетняя девочка заботится о столетнем вампире...
- Белла, тебе не в чем упрекнуть себя. И мне не в чем упрекнуть тебя. Все недоразумения произошли только по моей вине.
Внутренне я продолжал улыбаться. Мысль о том, что она хочет быть со мной вызывала во мне самые противоречивые чувства, но эта мысль не могла не нравится мне. Тем более, что я собирался сегодня быть счастливым. Кажется, Белла тоже решила сделать для этого все возможное.
- Ну, я же просто хочу помочь тебе. Чтобы тебе было легче.
Смущаясь, она становилась еще более очаровательной. Я следил за каждым изменением на ее лице, ловил интонации ее голоса... Белла ждала моего ответа.
- Ну... мне не по себе, когда ты подходишь слишком близко. Обычно люди стараются держаться от нас подальше: они инстинктивно чувствуют опасность. Понимаешь...
Мой взгляд сфокусировался на ее шее.
- Когда ты рядом, я чувствую аромат твоего горла!
- Ясно! Горло больше не показываю.
Похоже, мое признание произвело впечатление не на нее, а на меня самого. Она была рядом. Наверное, даже слишком близко. Ближе, чем на расстоянии вытянутой руки. Совсем рядом... Я дышал ее ароматом, я наслаждался каждым вдохом. По поводу мазохизма я, кажется, не шутил. Но меня абсолютно не интересовало, какова ее кровь не вкус. Нет, мне хотелось дотронуться до ее кожи, почувствовать ее тепло, услышать, как ускоряется ее сердцебиение от моих прикосновений.
- Все не так страшно, Белла.
Я рассмеялся двусмысленности этой фразы.
- Я просто удивился собственным ощущениям.
Белла вопросительно смотрела на меня, не понимая до конца смысл сказанного мной. Но я не хотел ничего объяснять. Я прислушивался к себе: сегодня я уже достаточно долго пробыл рядом с ней, чтобы привыкнуть к ее запаху. Я был уверен, что полностью контролирую себя. Вот только во всей этой ситуации был один минус: достоверную информацию я мог получить только практическим путем... Отбросив эту мысль, я прикоснулся к ее шее.
- Какая нежная и гладкая...
Я наслаждался обжигающим теплом ее кожи, ловил мелодию ее сердца. Лицо Беллы залил румянец. Ее запах усилился. Я дал себе время привыкнуть, а потом подался чуть ближе, провел пальцами по щеке, спрятал ее лицо в своих ладонях...
- Не двигайся, - почти шепотом попросил я.
Еще один вдох. Я максимально доверился своим инстинктам. Это давало мне больше контроля над собой, но и обостряло мое обоняние.
Белла замерла, и мне очень хотелось верить, что дело тут не в страхе.
Я двигался очень медленно и осторожно. Было очень важно уловить тот момент, когда моя жажда с новой силой напомнит о себе, чтобы совладать с ней. Это было не сложно, но я не обольщался легкими победами. Мгновение — и моя щека уже касалась ее тела. Я слышал, как пульсирует ее кровь. Ее запах был настолько сильным, что я был вынужден замедлить дыхание. Мои руки спускались к ее плечам. Они больше не казались мне ледяными. Наверное, тепла Беллы хватило, чтобы согреть нас обоих. Я скользнул лицом по ее ключице и замер, прижавшись к груди. Я держал ее в своих объятиях. Мое горло терзала жажда. В какой-то момент мне показалось, что я теряю контроль...


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:12 | Сообщение # 14
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
В моей памяти всплыло бледное, бескровное лицо Беллы — одно из видений Элис. Этого хватило, чтобы отрезвить себя. Я задержал дыхание, продолжая слушать ритм ее сердца. Я знал: в моих руках находится самое ценное и самое хрупкое сокровище на земле. Я понимал, что никогда не смогу описать чувства, наполняющие меня сейчас. Кроме любви, нежности и благодарности, в них было что-то новое, еще не изведанное мной. Эти новые ощущения нахлынули на меня с такой силой, что вытеснили все остальное. Мне уже было мало того, что я держу Беллу в своих объятиях. Мне хотелось чего-то большего. Сердце Беллы билось гораздо спокойнее, а я все никак не мог разобраться в себе. Но теперь я знал главное: я смогу быть рядом с ней и не причинить ей вреда.
Я осторожно отстранился и отпустил Беллу. Так же осторожно я снова начал дышать. Я по-прежнему мог контролировать свою жажду — контролировать свои мысли и желания было сложнее.
- В следующий раз будет легче.
Я был уверен, что «следующий раз» будет.
- А в этот раз было непросто?
В голосе Беллы гармонично сплелись забота и любопытство.
- Приблизительно так, как я себе и представлял, - со смехом ответил я, а потом ловко словил ее руку и прижал к своей щеке.
- Чувствуешь, как тепло?
Не знаю, существовала ли разница для Беллы, но сам я чувствовал, как горят мои ладони, мое лицо. Если бы это было возможно, я бы сказал, что слышу стук своего сердца...
- Не шевелись, - прошептала Белла, и я мгновенно замер, подчинившись ее желанию.
Ее пальцы неспешно двигались по моему лицу, словно изучали каждую его линию. Я закрыл глаза, чтобы максимально сосредоточиться на ее прикосновениях. Наверное, стоило опять прекратить дышать, но я не стал этого делать. Она обвела пальцами контур моего носа, спустилась к губам, а я из последних сил держался, чтобы не дернуться в сторону от ее запаха, обжигающего мое горло. Но вот рука Белла остановилась и резко отдернулась. Может, что-то изменилось в моем лице. Может, она почувствовала что-то... И я был благодарен ей, потому что ритм ее дыхание в этот момент изменился, что только усилило аромат. Но вместе с тем мне было безумно жаль, что все это прекратилось. Жаль, что мне нужно время, чтобы вернуть контроль над собой, что я не могу прямо сейчас вновь заключить ее в свои объятия.
- Если бы ты только могла понять всю сложность и запутанность моего положения... - выдохнул я.
- Объясни, - также тихо прошептала она.
- Наверное, не смогу. С другой стороны, я рассказал тебе о своей сущности, своих потребностях. Я честно предупредил, что от такого мерзкого существа лучше держаться подальше. Не страдая пагубными пристрастиями, ты вряд ли сможешь представить себя на моем месте, но, думаю, сможешь меня понять.
Разговор помог мне быстрее прийти в себя. Или просто во мне был такой коктейль чувств и эмоций, что они сами вытесняли друг друга. Перед моими глазами снова предстала картинка из видений Элис, но это был совсем другой сценарий... сценарий, который когда-то казался мне абсолютно не реальным и смертельным для Беллы... сценарий, который сейчас я был готов воплотить в жизнь.
- Однако, - произнес я и легонько коснулся своими холодными пальцами ее горячих губ. - Однако есть и другие потребности и желания. Те, о которых я ничего не знаю.
- Вот это я как раз понимаю лучше, чем ты думаешь.
Я улыбнулся Беллиным словам.
- А вот я к таким переживаниям не привык. Как-то слишком... по-человечески! Интересно, так всегда происходит?
- Не знаю... Со мной такое впервые.
Я уже перестал удивляться своей реакции на признания Беллы. Я и не думал, что это будет так важно для меня.
Я взял ее за руки, спрятав ее маленькие ладошки в своих.
- Понимаешь... я ведь даже не знаю, что такое близость... ни духовная, ни физическая. Может быть, я и не способен ни на что подобное...
Совсем как я недавно, Белла медленно наклонилась и прижалась щекой к моей груди.
- Этого мне достаточно...
Я не знаю, что могла услышать она, но сейчас я был просто благодарен ей за эти слова. Рядом с ней я чувствовал себя человеком. Пусть всего лишь настолько, насколько позволяла пылающая в горле жажда. Но человеком. Я обнял Беллу, зарывшись лицом в ее спутанные волосы.
- Видишь, надежда есть, - проговорила она.
- Во мне живут человеческие инстинкты. Они просто слишком глубоко спрятаны!
Моя грудь тряслась от смеха.
Время пролетело незаметно. Наступал вечер. Казалось, Белла только сейчас заметила это.
- Тебе пора.
- Ты же говорил, что не умеешь читать мои мысли!
- Только если очень сильно постараюсь, - с напускной таинственностью констатировал я и подмигнул ей.
Я представил наш обратный путь во всей красе: за пределами поляны, в лесной чаще, уже было достаточно темно. Я очень старался сдержать нервный смешок, который так и рвался наружу. Нет, это было бы верхом идиотизма: весь день панически оберегать Беллу от самого себя, а потом смотреть, как она пытается сломать себе ногу по дороге к пикапу.
- Позволь тебе кое-что показать...
- Что?..
Судя по тону ее голоса, она тоже уже предвкушала обратную дорогу.
- Только ничего не бойся.
Кажется, эта фраза претендует стать девизом сегодняшнего дня. Интересно, у Беллы еще нет на нее аллергии?
- Я покажу тебе, как я передвигаюсь по лесу. До пикапа мы доберемся всего за несколько минут.
- Ты превратишься в летучую мышь?
Очень хотелось ответить «да». Но с нее же станется потом требовать превращения. Так что я просто засмеялся ее предположению.
- Вот с летучей мышью меня еще точно не сравнивали!
- То ли еще будет.
Может, ей напомнить, что гробы и чеснок — тоже плод фантазии писателей?
- Садись на спину, трусиха.
Страх Беллы выдавал, как минимум, участившийся пульс. А для меня этот факт создавал дополнительные трудности, но совсем не те, о которых думала она. Волнение Беллы по поводу ее веса искренне меня развеселили. Ее руки крепко сжимали мою шею. И при этом я мог совладать с собой. Она со мной и она в безопасности. Я прижал ее ладонь к своему лицу и глубоко вдохнул. И все-таки ее запах был не сравним ни с чем...
- Я действительно потяжелее, чем школьный рюкзак!
- Знаешь... с каждым разом все легче.
«И ближе», - добавил я про себя, срываясь с места.
Я был в своей стихии. Скорость... Я всегда наслаждался ею. Я был самым быстрым в нашей семье. Любовь к скорости всегда была частью меня, и сейчас никто не мог обвинить меня в слишком быстрой «езде». Я вдыхал свежий лесной воздух, на фоне которого тонкой, но очень яркой мелодией звучал запах Беллы.
- Здорово, правда? - радостно спросил я, остановившись у самого пикапа.
Однако, как только я повернул голову к Белле, стало понятно, что разделить мою радость она не может. Кажется, я все-таки не рассчитал ее силы. И как я мог забыть про ее хрупкость!
- Мне нужна помощь. И прилечь, - произнесла она, будучи не в силах пошевелиться.
- Прости...
Я без труда разомкнул ее объятья, подхватил на руки и аккуратно положил на упругий мох. Чувство вины мучило меня с такой силой, что я боялся смотреть ей в глаза.
- Как ты?
- Голова сильно кружится.
- Попробуй опустить ее между коленей.
Помогло не сильно. Я ругал себя последними словами. Но я просто не мог представить, что такая безобидная, на мой взгляд, прогулка, может вызвать у ее организма такую реакцию. В следующий раз надо быть осторожней.
- Извини. По-моему, зря я так поспешил...
Мне не хотелось думать о том, что, кроме всего прочего, мне просто хотелось произвести на нее впечатление.
- Было очень интересно, правда!
Похоже, Белла начинает приходить в себя.
- Наверное, мне просто стоило закрыть глаза.
- Наверное, стоило. В следующий раз напомню.
- В следующий раз? Нет...
Она зажмурилась, старательно пытаясь изобразить на своем лице муку. Я засмеялся.
- Прекрати выпендриваться!
Белле действительно стало лучше. Я прислушался к ее пульсу, дыханию — и был в этом практически уверен.
- Открой глаза...
Сейчас мое лицо было еще ближе к ней, чем тогда, на поляне.
- Знаешь, на бегу я думал...
- Как не врезаться в деревья?
Нет, Белла неисправима и неповторима.
- Я не думаю о таких глупостях, - ответил я, смеясь.
- Я же сказала, прекрати выпендриваться!
Я снова не сдержал смех.
- Мне бы хотелось кое-что попробовать...
Я говорил медленно, прислушиваясь к себе, готовый в любой момент пойти на попятную. Я не был уверен в правильности своего намерения, но был уверен в своем желании. А еще мне казалось, что это не только мое желание. И это придавало мне силы. Но не один страх останавливал меня. Я волновался. Это даже позабавило меня: столько новых ощущений в один день. Определенно, сегодня судьба решила с лихвой возместить мне все, что задолжала за долгие годы...
Миллиметр за миллиметром я сокращал расстояние между нашими лицами, пока холод моих губ не слился с теплом ее. Нет, это было не тепло. Это был настоящий огонь, словно за несколько секунд температура ее тела поднялась на несколько градусов. Дыхание стало прерывистым. Я чувствовал ее руки в своих волосах. Кровь прилила к ее лицу также стремительно, как на меня обрушилась жажда, которую я весь день загонял внутрь себя. Все мое тело напряглось. И, практически на грани сознания, я оттолкнул Беллу от себя. Мне очень хотелось верить, что я сделал это не слишком грубо.
Думать об этом я уже не мог. Мой рот наполнялся ядом. В голове звучали отголоски голоса Элис. Почему-то он показался мне ехидным. Именно этот факт был для меня самым необъяснимым, но и отрезвляющим. Я мгновенно просканировал окрестности: рядом не было никого. Я еще раз настороженно прислушался к самому себе: дышать пока не стоило, но гордиться собой можно было начинать.
Белла открыла глаза.
- Упс!
- Не то слово! Подожди секунду.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:16 | Сообщение # 15
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Я еще не пришел в себя окончательно, а рисковать не стоило. Я сделал медленный вдох, не сводя глаз с Беллы. Монстр внутри меня усиленно рвался наружу, но даже он сам понимал тщетность своих попыток. Это я сегодня был уверен, что меня не интересует, какова ее кровь на вкус? Да, я. Не интересует. Хотя бы потому, что я и так знаю: она великолепна. И я больше не буду думать об этом. Я буду думать о пламени ее губ.
Я выдохнул.
- Все.
- Терпимо?
У меня даже получилось улыбнуться.
- Я сильнее, чем я думал. Приятно...
- Жаль, что я не могу сказать то же самое о себе...
- Ты же просто человек, - усмехнулся я.
У меня в кармане завибрировал телефон. Не глядя, я знал, что это Элис.
В моей голове, воспоминанием, снова зазвучал ее голос, совсем недавно вернувший меня к реальности. Когда-то после этой фразы она пряталась от меня на верхушке дерева. Сейчас за эту фразу я был готов простить ей все выходки на пару веков вперед.
Правда, сначала я решил убедиться, что за событиями этого дня они следили не всей семьей.

Глава 15.

Мысленно пожелав удачи себе и пикапу, я сел за руль. Вряд ли Белла всерьез рассчитывала на успех, но воспрепятствовать мне попыталась. Глядя на нее, взволнованную, с румянцем на щеках и блеском в глазах, я не мог не думать о том, что причиной всему был мой поцелуй. С другой стороны, если бы мое тело было способно на это, я сам выглядел бы сейчас точно также. Но ситуацию я все равно контролировал лучше, чем она.
Хотелось рискнуть и выжать из пикапа все, на что он только способен. Для него это, конечно, станет последней поездкой... зато какой! Вот только Белла не согласится принять от меня новую машину даже в знак извинения. Оставалось успокаивать себя тем, что недостаток скорости компенсировался временем, которое я проведу рядом с Беллой. Хотя я и так не считал, что наше свидание уже окончено. Впереди была целая ночь...
У меня давно не было такого хорошего настроения. Это был тот редкий момент, когда прекрасным казалось все вокруг: закат, небо, мелькающие тени деревьев... Время от времени я все-таки следил за дорогой, чтобы не сильно пугать Беллу. А она, надо отдать должное, сегодня не комментировала мою езду. Может, ей просто не хотелось ничего говорить. Даже сейчас я с трудом верил, что сегодняшний день действительно был и был именно таким, как я его помню. Я смотрел на Беллу и боялся, что вот сейчас наваждение пройдет — и она исчезнет. На всякий случай я крепко сжал своей рукой ее ладошку...
Сейчас мне тоже казалось, что любые слова будут лишними, но и полная тишина была не совсем тем, чего хотелось. Оставалось надеяться, что среди радиоволн я найду что-то, соответствующее моему вкусу и состоянию. «Медовый» голос Синатры... не самая избитая композиция... Я начинал верить в благосклонность судьбы, а это плохой знак. Я улыбнулся своим мыслям и, взглянув на Беллу, начал подпевать старине Фрэнку.
Старина Фрэнк... Весь его творческий путь прошел, можно сказать, у меня на глазах. Родившись раньше него, я продолжал оставаться семнадцатилетним юношей, а он уже давно умер восьмидесятилетним стариком.
- Ты любишь музыку пятидесятых?
Вопрос Беллы отвлек меня от этих опасных рассуждений.
- В пятидесятые музыка была что надо! Шестидесятые и уж тем более семидесятые не чета ей! Хотя восьмидесятые были в этом плане тоже ничего.
Мой отец говорил, что нельзя родиться в Чикаго и не разбираться в литературе. Я то же самое мог сказать о Чикаго и музыке. Отец просто не дожил до нашего блюза и джаза... Он просто не слышал Луи Армстронга...
Чикаго. Город, подобно птице Феникс, восставший из пепла после Великого пожара в 1871. Город первого в мире небоскреба. Город возможностей. Город денег и крови. Город, где я родился и умер.
Не знаю, чего в моих чувствах к Чикаго было больше: любви или ненависти, но эти чувства были слишком яркими. Ровно настолько, чтобы я предпочитал хранить их глубоко внутри себя, не выпуская наружу. Хотя сегодня все было не так, как обычно: все те мысли и воспоминания, с которыми я давно смирился и научился жить, всплывали в моем сознании, будоража меня гораздо сильнее, чем должны были.
- Ты когда-нибудь скажешь, сколько тебе лет?
Интонации ее голоса меня восхищали: осторожность вместе с настойчивостью и любопытством. Интересно, как долго ее мучает этот вопрос? Нельзя сказать, что мне очень хотелось отвечать на него, но по сравнению со всеми остальными тайнами, которые уже были раскрыты, эта казалась не такой уж и страшной. Я знал, что отвечу, но, безмятежно улыбнувшись, поинтересовался:
- А это так важно?
Белла демонстративно нахмурилась:
- Нет, просто любопытно. Ничто не мешает спать по ночам так сильно, как неразгаданная тайна!
Если верить моим наблюдениям, не так уж и сильно мешала ей спать по ночам эта тайна.
- А если ты испугаешься?
В свете событий сегодняшнего дня этот вопрос можно было считать риторическим.
- Давай попробуем, - с энтузиазмом предложила Белла.
Давай... Нет, настроение совсем не испортилось, только смех и бравада исчезли из моего голоса сами собой. Я давно не вспоминал свое прошлое и уж тем более не рассказывал о нем. Мне никогда не хотелось этого делать. Я смотрел в глаза Беллы, и мне казалось, что она не просто ждет фантастическую историю, ей не просто любопытно — она хочет знать обо мне правду. Ей это важно. Она согласна принимать меня таким, какой я есть. Она стремится понять меня. Все это до сих пор не укладывалось в моей голове. Мне было страшно в это верить. Но мне точно также было страшно думать, что я могу ошибаться... Глубоко вздохнув, я начал говорить:
- Я родился в 1901 году в Чикаго.
- Летом 1918 года меня нашел Карлайл. Это было в госпитале, где я умирал от испанки.
Вздох Беллы раздался только сейчас, хотя, возможно, это была запоздалая реакция на мой возраст.
- Я не очень хорошо помню, как все произошло... но я помню, как Карлайл меня спас.
- А твои родители?
- Они умерли от испанки. Я остался один. Думаю, именно поэтому Карлайл выбрал меня. В городе бушевала эпидемия, больницы были переполнены: моего исчезновения никто даже не заметил!
- Как же он тебя спас?
- Единственным доступным ему способом... - слишком тихо для человеческого слуха произнес я и горько усмехнулся.
Мое отношение к поступку Карлайла за долгие годы претерпело изменения от ненависти, презрения до понимания, но я всегда считал, что лучше бы он тогда позволил мне умереть. Всегда... До сегодняшнего дня.
- Ему было непросто... Не у каждого хватило бы самообладания совершить подобное. Но Карлайл всегда был самым гуманным из нас. Мне повезло: я не почувствовал ничего, кроме боли...


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:18 | Сообщение # 16
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Сейчас, как никогда, я понимал поступок Карлайла. У меня всегда был он, была семья... Я и раньше пытался представить его жизнь до нашей встречи: что-то он рассказывал сам, что-то было понятно без слов.
- Думаю, Карлайл просто устал от одиночества... Я был первым. Потом он нашел Эсме: она упала со скалы. Удивительно, когда он принес ее из морга, ее сердце еще билось.
Я хорошо помнил этот момент: именно тогда я смог оценить силу воли приемного отца.
- Значит, только умирающий может стать...
Белла не договорила, но не понять, о чем она, было сложно.
- Нет. Тут все дело в Карлайле: он никогда не забирает тех, у кого есть шанс. Но так и гораздо легче, когда кровь слабая и человек не сопротивляется.
Мне категорически не хотелось продолжать этот разговор. В моей голове картинки из прошлого сменяли друг друга: воспоминаний было слишком много, но сейчас для них было не время и не место. Может, когда-нибудь потом... но не сейчас. Но дело было не только в этом. Сквозь далекое прошлое в моем сознании пробивалось что-то совсем новое. Я пытался уловить его звучание, собрать воедино мельчайшие осколки. Но, как только мне удалось, я сам пожалел об этом. Одно из видений Элис. Одна из возможностей. Будущее, где Белла была одной из нас.
С тем же упорством, с которым только что вытаскивал его на поверхность, я пытался похоронить это воспоминание в недрах себя. А еще лучше забыть. Стереть из сознания. Никогда! Этого будущего не будет никогда. Тогда, в 1918, у меня не было ни малейшего шанса, а впереди у Беллы целая жизнь.
Крепко сжав руль, я перевел взгляд на дорогу.
Теперь вопросы Беллы касались появления остальных членов нашей семьи. Я рассказывал ей о Розали и Эммете, Элис и Джаспере. Я успокаивался, ко мне возвращалось хорошее настроение. Но судьба, явно бравшая реванш за предыдущую благосклонность, пыталась вернуть все на круги своя.
- Ты же говорил, что только ты умеешь читать чужие мысли!
- Да, только я. У Элис другой талант: она видит будущее. Хотя и очень субъективно. Мы сами создаем свое будущее. Оно зависит от конкретных поступков каждого.
Мне было важно произнести это уточнение вслух. Как минимум, для того, чтобы напомнить эту истину себе самому.
- И что она видит?
- Например, она когда-то увидела Джаспера и заранее знала, что он ее ищет. А потом Карлайла, меня и Эсме. Однажды они с Джаспером нас нашли и сообщили, что теперь будут жить с нами.
Вспомнив события тех дней, включающий вероломный захват этой парочкой моей комнаты, я улыбнулся. Элис просто увидела, что я не буду против.
- А еще Элис безупречно чувствует приближение нам подобных и может оценить, представляют они опасность или нет.
- А таких, как вы, много?
Вот теперь эмоции Беллы можно было легко прочесть на ее лице. Наверное, она пыталась представить, сколько раз в своей жизни принимала за человека того, кто им совсем не являлся.
- Нет, совсем не много. И большинство кочует с места на место. Более-менее оседлый образ жизни могут позволить себе только те, кто не охотится на людей. За все это время мы встретили только одну такую семью, в маленькой деревушке на Аляске. Остальные в основном бродяги. Но большинство тоже предпочитает север.
- Почему?
- Разве ты не поняла? Ты же видела меня сегодня. Думаешь, я смог бы спокойно ходить по улицам? Именно поэтому мы выбрали полуостров в штате Вашингтон — одно из самых пасмурных мест на земле. Здесь можно выходить на улицу даже в светлое время суток! Ты поняла бы меня, если бы восемьдесят с лишним лет не видела солнечного света.
Я рассказывал, а сам в этот момент думал о том, что Беллино невезение было просто парадоксальным: обладать таким привлекательным запахом и приехать в Форкс именно в тот момент, когда туда вернулась семья вампиров.
- Выходит, в легендах есть доля правды?
- Выходит, есть, - согласился я.
Когда мы подъехали к дому, было совсем темно. Сегодняшняя ночь обещала быть безлунной.
Вернулись мы раньше Чарли, так что, припарковав пикап, я не спешил выбираться из кабины. В принципе, я был готов сидеть там до утра, а не только до приезда Чарли, но коррективы в мои планы внесло урчание желудка Беллы. Я давно не чувствовал себя таким идиотом.
- Тебе, наверное, пора ужинать.
Я ругал себя последними словами, а услужливое воображение подсказывало мне восхитительные варианты того, чем можно было бы наполнить корзинку для пикника.
- Извини, я никогда не проводил столько времени в компании человека... Вот и забыл.
- Все в порядке, - улыбнулась Белла:
- Я не хочу с тобой расставаться.
Наши с ней желания полностью совпадали. Только я не просто не хотел расставаться с ней сейчас — я не хотел расставаться с ней никогда.
- Пригласишь в гости?
- Хочешь?
Я удивился, что она еще спрашивает об этом. Незваным гостем в их доме я уже был, а вот желанным…
- Конечно, если ты не возражаешь, - произнес я, выходя из пикапа. А уже через секунду открывал дверцу с ее стороны.
- Очень по-человечески, - прокомментировала Белла.
Я только усмехнулся.

- Я оставила дом открытым?
Она изумленно смотрела на распахнутую мной дверь, пытаясь воспроизвести в памяти утренние сборы. Это было удивительно мило, но нечестно с моей стороны, так что я признался:
- Нет, я взял ключ под карнизом.
Белла вошла в дом, включила свет и подозрительно посмотрела на меня.
- Ну, любопытство не порок, - парировал я ее взгляд.
- Ты следил за мной?
- А что еще делать ночью?
Белла молча пошла на кухню. Я с интересом наблюдал, как она разогревает себе еду. Мне до сих пор было стыдно, что я совсем не подумал об этом.
- И часто ты приходишь сюда?
Все происходящее вокруг — кухня, которой действительно пользуются, ароматы еды и специй, Беллины хлопоты — было для меня чем-то новым и вместе с тем до боли знакомым. Но я постарался не думать об этом, переключив внимание на разговор.
- Каждую ночь.
- Зачем?!
Мой ответ заинтересовал ее больше, чем тарелка с лазаньей, крутившаяся в микроволновке.
- Мне нравится наблюдать за спящей тобой. Иногда ты разговариваешь во сне.
- О, нет... - только и ответила Белла и оперлась на стол.
Интересно, а какой реакции на свои слова я ожидал? В свете всего, что она узнала обо мне сегодня, мое признание в ночных визитах не могло ее порадовать. Если судить объективно, я только что рассказал девушке, что каждую ночь подвергал ее жизнь смертельной опасности, а сейчас удивляюсь, что она не оценила моего романтичного порыва.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:24 | Сообщение # 17
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Лицо Беллы было бледнее обычного, губы плотно сжаты. Она не казалась испуганной. Скорее, она выглядела очень не довольной.
- Белла…
Что я могу сказать ей в свое оправдание? Что я тщательно готовился к каждой ночи, что полностью контролировал себя и свое состояние? Да, я сам стремился сделать все возможное, чтобы ее жизнь была в безопасности. Вот только для того, чтобы все было именно так, мне надо было просто никогда не появляться в ее комнате… Все остальное глупо и наивно. И оправдание было только одно: я не мог не делать этого, не мог не приходить к ней. Я не мог жить без Беллы.
- Ты сильно злишься?
Интересно, какие мысли сейчас кружатся в ее голове?
Голос Беллы был напряженным и слегка охрипшим:
- Пока не знаю.
- Не знаешь?
Такого ответа я ожидал меньше всего.
Я видел, как все ее тело напряглось. Ее пальцы еще сильнее сжали крышку стола. Я больше не мог смотреть на все это: даже если она меня оттолкнет, я все равно должен попробовать ее успокоить. Мне казалось, что Белла сейчас заплачет… Я не мог допустить, чтобы она снова плакала по моей вине.
- Как не знаешь?
- Смотря что ты слышал!
Я был уже возле нее. Мне хотелось видеть ее глаза, но она поспешила отвести взгляд. Я знал, что мой голос может звучать по-разному, но я никогда не слышал, чтобы в нем было столько любви и нежности. Я был виноват перед Беллой. Виноват гораздо сильнее, чем она сама могла представить. А она... Она не думала о том, что могла умереть. Оказалось, она была не столько зла на меня, сколько смущена и обижена.
- Только не плачь… Во сне ты скучаешь по маме и очень за нее переживаешь. Дождь мешает тебе спать. Раньше ты часто говорила о Финиксе – сейчас пореже.
Я мог дословно воспроизвести каждое ее слово в любую из ночей. Я помнил мельчайшую деталь каждого своего визита.
- Знаешь, что ты однажды кричала? «Слишком много зеленого!»
Я осторожно улыбнулся, но Белла никак на это не отреагировала. Ее волновало что-то другое. И, глядя, как она усиленно старается не смотреть на меня, я понимал, что именно.
- Я говорю только это?
- Нет. Еще ты зовешь меня.
Я был прав: именно это она не хотела услышать. Ее смущало, что я ей снюсь. Неужели она даже не догадывалась, что я готов был просидеть у ее кровати вечность только для того, чтобы услышать, как она произносит мое имя…
- Часто?.. – как-то совсем обреченно спросила она.
Нет, слишком редко. Гораздо реже, чем я хочу это слышать.
- А что в твоем понимании значит часто? И вообще, если бы я мог спать, то все мои сны были бы только о тебе. И стыдно бы мне не было!
Со стороны мы, наверное, были похожи на двух обычных подростков, сидящих на кухне. Когда у дома раздался скрип шин, а в окне сверкнули фары, Белла от неожиданности замерла в моих объятьях.
- Хочешь познакомить меня с Чарли?
- Не думаю…
Сам я был совсем не против официального знакомства, но в ее планах на сей счет сомневался. Как оказалось, не без основания.
- Ну, тогда в другой раз. И не забудь поужинать, - со смехом добавил я, исчезая из кухни.
Ночь действительно выдалась безлунной, но темнота давно не доставляла мне каких-либо неудобств. Бесшумно проскользнув в комнату Беллы, я замер практически в центре, закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Здесь все было пропитано ее запахом. Еще несколько минут назад у меня была возможность ощущать его максимально полно, а сейчас я ловил отголоски той яркости, и они пробуждали во мне воспоминания. В моем сознании все сплелось воедино: сегодняшний день и прошлые ночи, наш поцелуй и Белла, шепчущая во сне мое имя. Я открыл глаза и неторопливо осмотрел комнату: утренние сборы явно были поспешными. Мне было приятно думать, что она спешила ко мне, волновалась перед нашим свиданьем. Я попытался представить себе все это в мельчайших деталях. В комнате Беллы никогда не было идеального порядка, но в ней царили удивительный уют и спокойствие.
В замочной скважине повернулся ключ, и Чарли вошел в дом. Словно сквозь туман, я слышал его мысли: он был уставший, но довольный. А еще он беспокоился о Белле. Ему действительно было интересно, как прошел ее день. Для человека, на голову которому свалилась любимая, но уже взрослая дочь, Чарли был идеальным отцом. По крайней мере, он пытался сделать для этого все возможное. Вот и сейчас он волновался, правильно ли поступил, оставив Беллу в одиночестве на весь день. Я не так много знал о Рене, но был уверен, что свой характер Белла унаследовала не от нее.
Чарли уже был на кухне. Я слышал их разговор, а сам в очередной раз пытался понять, что же такое есть в этих двух людях. Почему именно их мысли являются для меня тайной. Почему Чарли, хоть и с трудом, но все-таки поддается моему дару, а вот Белла полностью закрыта для меня. Я сопоставлял все общее, что есть в их характере, в надежде найти причину. Увлекшись своими мыслями, я совсем забыл о происходящем вокруг, но вопрос Чарли помог мне очнуться.
- Неужели в Форксе не нашлось достойного парня?
Его голос звучал несколько подозрительно. Я уже жалел, что пропустил начало беседы, но это не мешало мне с нетерпением ждать ответа Беллы. Однако он был коротким и категоричным.
- Нет. Пока никто не приглянулся.
Я отлично понимал, что этот ответ был сугубо для Чарли. У меня не было ни малейшего повода сомневаться в ее чувствах ко мне. Но улыбка, сиявшая на моем лице все это время, сменилась отчаянием. Я не был тем, кого Белла могла бы радостно представить отцу, да и не факт, что он обрадовался бы. Да, Чарли очень уважительно отзывается о Карлайле и нашей семье, но, как и все, инстинктивно не стремится познакомиться ближе. Я явно не тот, кого любой любящий родитель желает видеть рядом со своим ребенком.
- А Майк Ньютон?
Я даже не пытался сдержать рвущееся из горла рычание. Одно упоминание этого имени вызывало такой приступ ревности, что хотелось ворваться на кухню, забрать Беллу, спрятать в своих объятьях и никогда никому не отдавать. Еще совсем недавно натолкнувшись на чьи-то схожие мысли я снисходительно усмехался. Ты так хотел снова стать человеком, Эдвард? Поздравляю, если ревность — один из критериев, то ты больший человек, чем все известные тебе люди. Но ни ирония над самим собой, ни ответ Беллы о том, что они с Ньютоном только друзья, не помогли мне успокоиться до конца. «Ты слишком хороша для местных парней», - то ли подумал, то ли произнес вслух Чарли, и я не мог не согласиться с ним. Она действительно слишком хороша. Слишком.
Я тяжело вздохнул и понял, что так и стою, сжав руки в кулаки. Настроение было испорчено окончательно. Если судить объективно, виновных в этом не было, вот только легче от осознания этого факта не становилось. Разговор на кухне подходил к концу, совсем скоро Белла поднимется к себе. Не думаю, что ее очень обрадует мрачная статуя в центре комнаты. А портить ее настроение я просто не имел права. Может, до десяти посчитать? Эта глупая идея все-таки заставила меня снова улыбаться.
В принципе, я давно забыл, что такое физический дискомфорт. Я мог стоять, замерев в одной позе, сколь угодно долго. Скорее, наоборот: мы до автоматизма доводили в себе привычку этого не делать, чтобы не вызвать подозрения окружающих. Именно поэтому возникшее в моей голове желание удивило меня самого. Я переместился к кровати, а потом нагло устроился на ней. Это было не просто по-человечески — это было совсем по-детски. Но я лежал на спине, смотрел в потолок и самодовольно думал о том, что это моя маленькая месть ничего не подозревающему Майку Ньютону.
Белла неспешно поднималась по лестнице. Я попытался оценить ситуацию: она уверена, что я давно покинул их дом; она устала за сегодняшний день и ей надо выспаться; я могу испугать ее; у меня еще достаточно времени, чтобы выпрыгнуть в окно... но я все равно остаюсь лежать на ее кровати.
Мне показалось, что дверью она хлопнула нарочито громко. Обнаружить себя стоило до того, как Белла включит свет, но она сразу же отправилась к окну, распахнула его и, всматриваясь в темноту, прошептала:
- Эдвард...
Внутри меня все ликовало. Я в один момент забыл все свои страхи и сомнения. Она не хотела со мной расставаться! Она надеялась, что я не ушел, что буду во дворе ждать ее возвращения в комнату. Она просто еще не знала степень моей наглости!
- Что? - со смехом спросил я.
Белла резко обернулась и испуганно посмотрела на меня. Я не только видел, я чувствовал, как кровь прилила к ее щекам, окрасив ее бледное лицо милым румянцем.
- Боже... — выдохнула она, чем вызвала у меня очередной приступ смеха.
- Ну, извини...
В моем голосе не было и намека на раскаяние.
- Погоди, дай мне прийти в себя.
Но я не хотел ждать, я привстал с кровати, протянул руки и аккуратно усадил ее рядом.
- Неужели боишься?
- Неужели сам не видишь? У меня сердце сейчас из груди выскочит!
Еще совсем недавно ее учащенное сердцебиение для меня ассоциировалось именно со страхом, но после сегодняшнего дня я уже не был уверен, что именно он тому причиной. Мне было просто необходимо проверить эту «теорию», и я дотронулся до ее лица кончиками пальцев. Стук сердца стал интенсивнее. Довольный, я рассмеялся.
Мы молча сидели в темноте, пока дыхание Беллы не вернулось в норму. Из гостиной доносились звуки бейсбольного матча, который увлеченно смотрел Чарли. Но даже это занятие не мешало ему думать о дочери: в его планах было заглянуть чуть позже к ней, посмотреть, в комнате ли она. Это показалось мне странным, но пока я предпочел не задавать Белле лишних вопросов. Мне было хорошо рядом с ней. Ее запах, тепло ее тела манили меня к себе, но это были совсем не те инстинкты, которых я так боялся. Это было то незнакомое ощущение, возникшее сегодня на поляне. Мне хотелось прикоснуться губами к ее коже, провести пальцами по волосам. В моем воображении одна картинка сменяла другую, и каждая следующая становилась смелее и откровеннее предыдущей. Все то, что раньше казалось глупым и пошлым, сейчас обретало для меня смысл.
- Я отлучусь на минутку? - осторожно спросила Белла.
- Конечно...
- Сиди тихо!
- Да, мэм, - усмехнулся я.
Порыв ветра наполнил комнату свежим воздухом. Можно было подойти к окну и вдохнуть его полной грудью, но мне не хотелось шевелиться. Собираясь в ванную, Белла оставила свет включенным, и я подумал, что в темноте все-таки есть некая романтика. Зато при свете проще мыслить логически. Я решил воспользоваться этим временем, чтобы оценить свое состояние: на удивление, держать под контролем жажду было все легче. Она словно отошла на второй план, вытесненная другими мыслями. Похоже, я мог спокойно оставаться с Беллой на всю ночь, не опасаясь за ее жизнь. Я даже был готов снова рискнуть...
Белла застала меня сидящего на кровати все в той же позе. Ее влажные волосы, казавшиеся еще темнее, делали лицо более бледным. В домашней одежде она была такой хрупкой, нежной и родной. Я видел, как сияют капли воды на ее коже. К ее запаху примешивался легкий цветочный аромат, наверное, шампуня. Мой пристальный взгляд смущал ее, но я не собирался его отводить. Я наслаждался. Я рассматривал мельчайшие детали ее облика, навсегда сохраняя их в своей памяти.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:25 | Сообщение # 18
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
- Здорово! - резюмировал я.
Белла чуть поморщилась, прищурив глаза.
- Нет, на самом деле здорово! Тебе очень идет.
Она не хотела верить в свою красоту и очарование. Даже то, что она свела с ума мужскую половину школы Форкса, не добавило ей уверенности в себе. Но вместе с тем Беллина скромность, умение смущаться от любого комплимента, заинтересованного взгляда делали ее еще более милой и желанной для меня.
Все также смущаясь, Белла погасила свет и присела рядом со мной на краешек кровати.
- Зачем ты уходила?
- Понимаешь, Чарли думает, что я собираюсь на ночное свидание.
Так вот откуда в его планах визит в комнату дочери!
- Ничего себе! А почему?
- Наверное, я выгляжу слишком возбужденной, - тихо ответила Белла, не поднимая глаз от пола.
Нет, такое положение дел меня не устраивало. Я нежно приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.
- Сейчас ты выглядишь спокойной и очень теплой.
Мои пальцы скользили вниз по ее шее, моя холодная щека прижалась к ее лицу. От нее действительно пахло цветами. Она уже не так остро реагировала на мои прикосновения. Как минимум, можно успокаивать себя тем, что я теперь не так сильно ее пугаю. Некоторое время она молчала, а потом спросила:
- Кажется, вторжение в твое физическое пространство тебя больше не пугает?
- Ты думаешь? - прошептал я у самого ее уха.
Я осторожно приподнял волосы и нежно прикоснулся губами к ямке за этим самым ухом. Моя ладонь уже лежала на ее плече, и я чувствовал, как Белла пытается совладать с дыханием, чтобы ответить мне.
- Мне так кажется.
Я продолжал целовать ее шею, гладил пальцами ее кожу. Сейчас я не мог однозначно ответить на вопрос, пугало ли меня такое вторжение. Я мог контролировать монстра внутри меня, жаждавшего Беллиной крови. Но я не знал, что делать с просыпавшимся внутри меня мужчиной. Когда я говорил Белле, что у меня нет никакого опыта в данном вопросе, я не лгал. Все мои познания базировались на книгах и чужих мыслях. Во мне смешалось слишком много всего: жизненные принципы, осознание собственной опасности, беспокойство о Белле, мои чувства к ней, мои желания... И при этом я совсем не мог знать, о чем сейчас думает Белла, чего хочет, о чем мечтает. Я ловил каждый ее жест, каждое слово.
- Как ты считаешь, почему так произошло?
Она действительно считает, что я сейчас абсолютно спокоен? Наверное, внешне все выглядело именно так.
- Победа духа над плотью! - гордо произнес я и засмеялся пафосности данной фразы.
Вдруг Белла отстранилась от меня. От неожиданности я и сам чуть подался назад и с опаской посмотрел ей в глаза. Она молчала.
- Я сделал что-то не так?
- Наоборот, ты сводишь меня с ума.
Я еще раз повторил эту фразу мысленно. Ее ответ мне льстил.
- Правда?
- Ждешь бурных и продолжительных аплодисментов?
За своей язвительностью Белла прятала все то же смущение. Но я все равно был доволен собой. У меня были на то все основания.
- Я приятно удивлен. За последние сто лет со мной ничего подобного не случалось. Просто невероятно, что я способен вызывать такие чувства! Но вот мы встретились, и тебе со мной хорошо…
- Ну, у тебя все получается здорово...
Она слишком идеализировала меня. Это было неправильно и опасно, но сейчас мне нравилось это. Ради нее я действительно готов был стать идеальным мужчиной, если бы только мог. Так что я как-то неоднозначно пожал плечами, чем вызвал наш общий смех.
- Но почему все изменилось? - не отставала Белла. - Ведь всего несколько часов назад...
- Мне и сейчас нелегко, - честно признался я.
Отрицать, что я и сейчас опасен для нее, я не мог. Просто сейчас я уже знал, чего ожидать. Мог объективно оценивать происходящее и прогнозировать свою реакцию в той или иной ситуации. Я знал, как свести негативные моменты к минимуму. Мог контролировать себя. Я был уверен, что в самой крайнем случае смогу просто уйти. Но это сейчас... Сегодня днем я рисковал. Причем рисковал я жизнью Беллы...
- Прости, сегодня днем я был не прав. Я был слишком нерешительным... Понимаешь, тогда я еще не был уверен до конца, что смогу... а пока оставался шанс, что я поддамся...
Я взял Беллу за руку и поднес ее ладошку к своему лицу, нежно поцеловал ее запястье.
- Так вот, я не мог себе доверять, пока не решил, что ни при каких обстоятельствах не стану… и не уступлю…
Мне не хотелось заканчивать фразы. Белла и так отлично понимала меня. После всего, что она сегодня увидела и услышала, она не могла не понять. Ее глаза светились нежностью.
- Значит, сейчас все под контролем?
Она действительно идеализировала меня. Ей слишком хотелось, чтобы все происходящее было сказкой со счастливым концом. А именно это я не мог ей дать. Именно поэтому я не имел права претендовать на ее внимание, ее чувства. Мне не хотелось омрачать наше общение этими рассуждениями, так что я отделался уже звучавшей сегодня фразой:
- Победа духа над плотью!
- Видишь, как все просто!
- Просто для тебя, - рассмеялся я и легонько щелкнул пальцем по ее носу.
- Белла, прости, что подвергаю тебя такой опасности. Я очень стараюсь. Я уверен, что если станет невмоготу, я смогу уйти. Прости.
Мне было тяжело говорить об этом. Я знал, что мои слова причиняют ей боль. Но они должны были прозвучать.
- Завтра будет сложнее. Сегодня я целый день наслаждался твоим ароматом и стал менее восприимчивым. Однако стоит нам расстаться хотя бы на час, и все вернется на круги своя. Так что, ни дня без борьбы!
- Тогда не уходи совсем, - прошептала Белла.
Мне безумно нравилась ее идея. А как бы она понравилась, например, Чарли!
- Отлично! - снова засмеялся я. - Неси наручники — я буду твоим пленником!
При этом я сам, не прекращая смеяться, «заковал» запястья Беллы в свои руки. Мой смех начинал напоминать истерику. Я думал, это Белле будет необходима разрядка после сегодняшнего дня, а она пока держалась едва ли не лучше меня самого.
- Настроение у тебя, похоже, отличное. Никогда тебя таким не видела!
Я и сам никогда не видел себя таким. А еще я никогда даже не смел мечтать о том, что имею сейчас. Для меня это была тема, закрытая для обсуждения. Наверное, я просто не хотел дарить себе надежду. А сейчас я смотрел на Беллу и не мог поверить в реальность происходящего.
- Разве не так должно быть? Первая любовь творит чудеса... И это совсем не похоже на то, о чем пишут в книгах или показывают в кино.
Мысленно я обозвал себя великим теоретиком. Хотя мне уже было что рассказать и из практики.
- Или вот ревность. Я столько раз видел, как ее изображают, например, в театре. Казалось бы, что тут неясного. Но стоило мне один раз почувствовать ее самому, и я понял, что ничего о ней не знал. Помнишь, как Майк пригласил тебя на танцы?
- Конечно. В этот день ты снова начал со мной разговаривать.
- Вспышка негодования, даже ярости застала меня врасплох, и сначала я не понял, в чем дело. Мне было мало того, что ты ему отказала. Я анализировал, каким тоном голоса ты это сказала. Я пытался понять, почему ты это сделала: только из-за подруги или тут замешан кто-то еще...
Белла слушала мой монолог, нахмурившись.
- Но по-настоящему страшно мне стало, когда я понял, что однажды, если я буду тебя избегать, если уеду, исчезну из твоей жизни на несколько лет, как и должен был сделать, ты скажешь «да» кому-нибудь такому Майку. В ту ночь я впервые пришел сюда и очень долго разрывался между тем, что считал правильным и чего действительно хотел. Ты спала, как ангел… и вдруг позвала меня, даже не проснувшись! Неведомое чувство завладело всем моим существом. Однако ревность — чувство странное и гораздо более сильное, чем я предполагал. Даже сегодня, когда Чарли спросил тебя о мерзком Майке Ньютоне…
- Значит, ты подслушивал...
- Конечно. Ты сомневалась?
- Неужели ты, правда, ревнуешь? - с сомнением спросила Белла.
- Ты возрождаешь во мне человека. Я не могу не переживать, ведь я испытываю все эти чувства впервые!
- А как же Розали?.. С твоих слов, Розали, воплощение красоты и изящества, изначально предназначалась тебе... Теоретически, у нее есть Эммет, но, практически, разве я могу с ней соперничать?
Я не сразу уловил причину данного вопроса и только потом понял, что Белла тоже ревнует. Это казалось мне таким глупым и наивным — ревновать меня к кому-то. В моей жизни не существовало и никогда не будет существовать никого, кроме Беллы. Я прижал ее к своей груди и уткнулся носом в ее макушку.
- Нет никакого соперничества. И быть не может. Розали очень красивая, однако я отношусь к ней, как к сестре. Эммет тут вообще ни при чем: для меня она не значит и сотой доли того, что значишь ты.
Мой ответ обрадовал Беллу, словно она давно ждала именно этих слов. То, что для меня казалось само собой разумеющимся, вызывало у нее такую бурную реакцию, что я просто не мог не умиляться.
- Потому что она не в меню?
- Именно поэтому, - в тон Белле ответил я.
Одной рукой я крепко прижимал ее к себе, а второй нежно гладил ее спину. Ее горячее дыхание обжигало мою грудь.
- Почти девяносто лет я живу среди людей в своей новой ипостаси. Все это время мне было вполне комфортно одному. Я даже не пытался никого найти, потому что знал, что это невозможно в принципе: ведь ты еще не родилась...
Это было абсолютной правдой. До встречи с Беллой у меня не было ни малейшего желания нарушать свой образ жизни. Даже соседство с тремя влюбленными парами не сподвигло меня на это. И я действительно не мог представить рядом с собой никого, кроме этой очаровательной девочки. Она не просто стала смыслом моей жизни — для меня она стала моей жизнью.
- Мне кажется, это несправедливо: мне же не пришлось так долго тебя ждать.
Я знал, что несправедливым было совсем не это: я был готов ждать гораздо больше, если бы только когда-нибудь судьба подарила мне не просто Беллу, а реальную возможность и право быть вместе с ней.
- Да уж... Не переживай, я добавлю тебе проблем. Хотя тебе и так приходится постоянно рисковать собственной жизнью, жертвовать своим естеством, человечностью. И ради чего?..
- Чтобы быть счастливой!
- Нет! - с отчаянием выдохнул я.
Что я делаю? Я решил позволить себе быть счастливым, а думал ли я, как отразится мое решение на ее жизни?


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:26 | Сообщение # 19
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Но, похоже, думать об этом мне придется чуть позже.
- Ложись, - резко скомандовал я, отпуская Беллу из своих рук и исчезая в темноте.
Она сориентировалась практически мгновенно: забралась под одеяло и к моменту появления Чарли всем своим видом изображала сладкий сон.
Похоже, Чарли действительно не рассчитывал увидеть ее дома. В его мыслях читалось удивление, но вместе с тем и спокойствие. Но с тем шумом, который все это время доносился из комнаты Беллы, удивительным было то, что Чарли до сих пор нас не услышал. Я мысленно вознес хвалы бейсболу.
Наверное, Белла не слышала, как отец закрыл за собой дверь, или действительно уснула. Я почувствовал укол совести: из-за меня она уже осталась голодной, а сейчас еще и не выспится. Приблизившись к ней, я нежно обнял ее теплое тело своей холодной рукой — Белла мгновенно открыла глаза.
- Ты — чудесная актриса! Тебя ждет сцена.
- К черту сцену, - ответила Белла, но придвинулась ко мне поближе.
Действительно... благодаря мне вся ее жизнь в последнее время напоминала один сплошной театр. Причем сценариста и режиссера пора было увольнять без выходного пособия.
- Хочешь колыбельную? - спросил я, начиная напевать написанную для нее мелодию.
- Ты думаешь, я смогу уснуть, когда ты здесь?
- Раньше же это у тебя получалось.
- Я же не знала, что ты шпионишь!
Я только усмехнулся: пока я буду в Форксе, все свои ночи я буду проводить именно в ее комнате. Это уже было не просто желание, это была зависимость, избавляться от которой я не планировал.
- И чем мы будем заниматься?
- Не знаю.
Я поудобнее устроился рядом с ней, вдохнул запах ее волос.
- Ну, скажи мне, когда решишь...
- Ты же стал менее восприимчивым, - с наигранным изумлением воскликнула Белла.
- Ты пахнешь цветами... лавандой или фрезией. И если я не пью вино, то насладиться букетом мне ничто не мешает. Чудо, как приятно!
- Ничего удивительного! В Форксе что ни день, то у меня новый поклонник, и все делают комплименты…
От неожиданности я замер на вдохе, а на выдохе смеялся в голос.
- Ну и шутки у тебя. Какая, однако, смелая.
- Смелая или ненормальная?
- И то, и другое.
Белла подождала, пока я закончу смеяться, а потом призналась:
- Хочу побольше узнать о тебе.
- Спрашивай.
- Почему ты это делаешь? Тебе же трудно подавлять свои желания, но ты все равно... Нет, я очень этому рада, просто пытаюсь понять почему...
Она была не первой, кто задавал мне этот вопрос. Но, наверное, она была первой, кому мне хотелось отвечать, рассказывать о себе, своей семье. Мне казалось, что так я становлюсь ей ближе и, может быть, понятнее.
- Понимаешь, другие, даже те, кто вполне доволен своей долей, часто думают, почему все вышло именно так. Почему бы не изменить свою судьбу и не подняться над существующими условностями? Я, например, для начала пытаюсь сохранить то человеческое, что еще во мне осталось.
Я не был уверен, что она полностью поймет смысл моих слов, но я не знал, как объяснить лучше. Белла молчала.
- Ты спишь?
- Нет.
- Это все, что ты хотела узнать?
- Не совсем...
- Что еще? Спрашивай.
- Почему только ты умеешь читать мысли? А Элис видит будущее. Почему так получается?
Я рассказал ей теорию Карлайла о том, что в нынешней ипостаси в нас просто усиливаются те способности, которыми мы обладали, будучи людьми.
Белла продолжала задавать вопросы обо мне, моей семье... Ее интерес заметно превышал ее желание спать. В своих разговорах мы едва не дошли до эволюционной теории.
- С чего же все началось? Тебя создал Карлайл, его тоже кто-то создал, и так далее…
- А как появились люди? В результате эволюции или как результат божественного творения? Разве нас нельзя назвать отдельным видом, представителями класса хищников? Знаешь, мне с трудом верится, что наш мир развивался самостоятельно! Но я не представляю, какая сила могла параллельно создавать хищников и их жертв: морского ангела и акулу, котиков и касаток.
- Давай сразу уточним, морской котик — это я?
Беллино чувство юмора, построенное на иронии и самокритике, нравилось мне все больше и больше. Я прикоснулся губами к ее затылку и обнял еще крепче.
- Конечно, ты. Прелестная, наивная, безрассудная... Ну, чем не морской котик?
Она попыталась повернуться, наверное, чтобы увидеть выражение моего лица, но потом передумала.
- Теперь ты будешь спать? Или еще остались вопросы?
- Всего пара миллионов...
- Хорошо тебе... у меня больше! Но у нас есть завтра, послезавтра и много-много других дней...
- Слушай, а ты утром точно никуда не исчезнешь?
- Никуда я не денусь...
Белла замолчала, как мне показалось, задумавшись. Мне было безумно интересно, что за мысли роятся в ее голове, если они заставляют ее сердце биться чаще.
- Еще один вопрос можно?
- Конечно.
Сейчас я сам хотел услышать этот вопрос и не мог не радоваться, что мое желание осуществится.
Белла снова задумалась.
- Хотя... нет, ничего. Я передумала.
Мне захотелось взвыть от досады. Я был готов отвечать на все ее вопросы, но только не мучиться неизвестностью.
- Мне казалось, что со временем я привыкну к тому, что не слышу твои мысли... Но становится только хуже.
- Хватит того, что ты слышишь мои разговоры во сне...
- Не хватит... - засмеялся я и тяжело вздохнул:
- Ну, пожалуйста.
Белла отрицательно покачала головой.
- Если ты не скажешь, я решу, что это что-то страшное! Прошу тебя, Белла.
Меня не устраивала воцарившая тишина, потому, услышав ее «ладно», я был практически счастлив.
- Вот ты говорил, что Розали и Эммет скоро поженятся. Семейная жизнь... она означает то же, что и у людей?
Мой гомерический хохот мог сотрясти стены, так что пришлось его прятать в одеяло. Я успел придумать такое количество самых страшных вариантов, а тут...
- Так вот что тебя волнует...
Наверное, не стоило так реагировать на ее вопрос. И угрюмое молчание Беллы было наилучшим подтверждением этим мыслям.
- Да, суть одна. Говорю же, в нас живут все человеческие страсти, просто они глубоко спрятаны.
Смех смехом, но ведь не просто так она задала сей вопрос. Рано или поздно он все равно должен был прозвучать.
- Это ведь не праздное любопытство, так?
- Ну, я подумала, что однажды... ты и я...
Не праздное. Вот она, очередная неразрешимая преграда, если партнеры изначально не равны. Я никогда не стремился заглянуть так далеко в будущее или просто слишком хорошо понимал невозможность этого. Сейчас мне пришлось об этом подумать.
- Не думаю, что для нас возможно... нечто подобное, - тихо, но твердо произнес я.
- Ты не сможешь быть со мной настолько близок?
- Отчасти.
Моя жажда действительно была не единственной проблемой, хотя и ее одной с лихвой хватило бы.
- Ты такая хрупкая и ранимая, что мне постоянно придется себя контролировать и сдерживать. И я не хочу даже думать о том, что будет, если я сорвусь.
- Жалкий морской котик... - вздохнула Белла.
Я провел ладонью по ее щеке. У меня тоже был вопрос, который хотелось бы задать и который смущал меня не меньше. Ее ответ ничего не изменил бы для меня, но мне хотелось его услышать.
- А ты когда-нибудь...
- Нет. Я же говорила, что никогда и ни к кому не испытывала подобных чувств.
Когда я говорил себе, что ее ответ для меня не важен, я все-таки врал. Да, я прожил достаточно долго, чтобы понять и принять динамику времени и нравов. Но воспитан я был все-таки в другом веке и на других идеалах. Сейчас я лежал и счастливо улыбался.
- Возвращаясь к человеческим страстям, ты считаешь меня привлекательной? Ну, я имею в виду физически...
Я вспомнил свои ощущения сегодня днем на поляне, потом здесь, в комнате. Они были сильнее, чем моя жажда. Я нежно взъерошил ее уже практически сухие волосы, поцеловал в ухо и прошептал:
- Хоть я и не человек, однако был и остаюсь мужчиной.
Белла прижалась ко мне и сладко зевнула.
- Засыпай, я ответил на все твои вопросы.
- Я не уверена, что смогу...
- Мне уйти?
- Нет!
Я снова прикоснулся губами к ее лицу и начал тихо-тихо напевать колыбельную.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.


Сообщение отредактировал konfetti - Суббота, 15.08.2009, 19:39
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:26 | Сообщение # 20
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Глава 16.

Я бежал так быстро, как позволяло мое тело. Я любил скорость еще и за то, что она давала возможность хотя бы на время забыть о мыслях, терзающих тебя. Но сейчас я не смог бы думать, даже если бы сильно этого хотел. В моей голове звучал голос Беллы. Тихий, нежный голос... Одна единственная фраза. Перед моими глазами было ее лицо. Родное, любимое лицо, улыбающееся во сне. Я бежал, пока переполнявшие меня эмоции не хлынули через край. И тогда я просто упал на траву.
Лежа на спине, я смотрел в ночное небо и вспоминал каждую секунду прошедшего дня. Я знал, что сколько бы времени ни прошло, что бы ни случилось, эти воспоминания всегда будут со мной. И каждый раз ощущения будут такими же яркими, как и сейчас. Вкус ее поцелуя, запах ее кожи, легкий цветочный аромат волос... С каждой секундой во мне росло желание вернуться обратно в комнату Беллы, чтобы сидеть у ее кровати и охранять ее сон, любоваться ее улыбкой и надеяться, что она произнесет мое имя. Спящая, она была подобна ангелу, спустившемуся на землю. Вот только такие, как я, не достойны ангелов.
Я уже был готов сорваться и побежать обратно, когда в моей голове зазвучал знакомый и такой же прямолинейный, как и его хозяин, голос. В принципе, я находился не так далеко от дома, но все равно не ожидал встретить тут Эммета. А это был именно он. В несколько движений Эммет преодолел расстояние между нами и с усмешкой смотрел на меня. Его фигура, и так весьма внушительная, при взгляде снизу вверх казалась просто устрашающей.
- Это хорошо, что я тебя встретил, - задумчиво произнес я и встал с земли.
- Ты? Меня? Встретил? - раскатистый смех Эммета сотряс верхушки деревьев. - Это я тебя нашел!
Еще до того, как задать вопрос, я нашел на него ответ в мыслях брата. Все логично: Элис увидела меня лежащего на траве в лесу недалеко от дома. Хотя все-таки логичным было бы увидеть здесь саму Элис, но никак не Эммета.
- Дома что-то стряслось?
Он снова зашелся в приступе смеха.
- Абсолютно ничего нового, кроме того, что своими вопросами о тебе и Белле мы довели Элис до головной боли. Хлопая дверью в комнату, она и сказала, где тебя искать.
- Надеюсь, меня не будет встречать в гостиной семья в полном сборе?
- Не переживай, Розали скроется в гараже.
Я демонстративно закатил глаза к небу и снова задумался о возвращении в дом Свонов. Там, по крайней мере, все спят. Но Эммет нагло проигнорировал мое актерское мастерство. Ему не терпелось узнать, как же все прошло, но спрашивать он не рисковал. А я не собирался ничего рассказывать, зато с радостью сделал вывод, что, раз подробности Эммету не известны, Элис — лучшая в мире сестра.
- Побежали! - скомандовал Эммет и сорвался с места.
Он выглядел еще более возбужденным, чем я сам, и это показалось мне подозрительным.
- Да, у Карлайла и Эсме есть к тебе предложение! - уже на ходу крикнул он.
Я еще раз закатил глаза к небу.
До дома было совсем недалеко, но даже на этом расстоянии я без проблем обогнал Эммета. Прислонившись к стене, я ждал его, не спеша войти внутрь.
- Ты похож на шестнадцатилетнего подростка, загулявшего до рассвета и теперь не решающегося показаться на глаза родителям.
Мои руки машинально сжались в кулаки, что только еще больше позабавило Эммета.
- Один на один? Только отключи свои телепатические штучки!
- Не раньше, чем ты отключишь свою силу, - сквозь зубы процедил я.
Я понимал, что не прав, но все, что касалось наших с Беллой отношений, было для меня слишком болезненной темой. Я не мог реагировать иначе.
- Заходите уже. Все равно не подеретесь, - раздался из распахнутых дверей звонкий голос Элис.
Ее лицо было нарочито серьезным, а в глазах читалось легкое волнение.
«Как ты?»
Жаль, что я не мог тоже ответить ей мыслями, потому лишь пожал плечами и улыбнулся. «Тебя все ждут, но они будут вести себя хорошо!» - Элис подарила мне ответную улыбку.
Стоило мне войти в гостиную, как сидевшая на диване Эсме тотчас же вскочила и крепко прижала меня к себе. Хотя в комнате стояла тишина, мне показалось, что все присутствующие одновременно облегченно вздохнули. Каждый из них, по той или иной причине, переживал за меня. Даже в мыслях Розали, которая, как и предполагал Эммет, не стремилась встречаться со мной, я слышал отголоски волнения. Я знал, что она думает о моих поступках, но ее волновало будущее семьи, а оно напрямую зависело от событий вчерашнего дня.
Все также обнимая за плечи, Эсме усадила меня рядом с собой на диван. Она не задавала вопросов, она просто видела, что я счастлив, и радовалась этому. Схожие чувства были и у Карлайла. Я в очередной раз подумал, что лучших родителей даже сложно пожелать. Элис о чем-то беседовала с Джаспером. Эммет смотрел в окно. Но я слышал, что все их мысли направлены в мою сторону, и такое положение дел меня тяготило. Я никогда не стремился быть центром внимания. И уж тем более я не хотел, чтобы центром внимания семьи стала моя личная жизнь.
- Если никто не против, я подымусь к себе.
Мои слова прозвучали излишне официально, и я постарался хоть как-то смягчить их:
- Я быстро.
- Возвращайся, - абсолютно спокойно ответил Карлайл.
- У нас с мамой есть к тебе предложение.
Я внимательно посмотрел на их лица, но, похоже, они хотели, чтобы этот разговор стал сюрпризом. Оставалось надеяться, что сюрприз будет приятным.

В гостиной все было точно так же, как и в момент моего ухода. Разве что внутри Эммета шла борьба между любопытством и желанием присоединиться к Розали. Она действительно ушла в гараж. Может, это и к лучшему.
Я остановился на лестнице и вопросительно посмотрел на Карлайла и Эсме — они довольно улыбались.
- Сын, - начал разговор Карлайл, - мы тут подумали...
- Почему бы тебе не пригласить сегодня Беллу к нам? - быстро продолжила Эсме.
- Нет!
Стоило мне представить, как я захожу с Беллой в наш дом и знакомлю ее с семьей, как внутри меня все просто окаменело. Не знаю, что в этот момент отразилось на моем лице, но голос Эсме стал чуть испуганным.
- Эдвард, ты же знаешь, что никто из нас не допустит, чтобы с Беллой что-то случилось. Она будет в полной безопасности. Мы просто хотим познакомиться с ней поближе. Хотим, чтобы она знала, что все мы очень любим ее.
- Все? - саркастично уточнил я.
- Если ты по поводу Розали, то все будет в лучшем виде! - подмигнул Эммет, но я не разделял его оптимизма.
- Эммет, ты сам в это веришь?
- Да, - самодовольно улыбнулся он.
- И за себя ты тоже ручаешься?
- А я что плохого сделал? Может, я и не понимаю твой выбор, но я вполне могу понять твои чувства.
- А Джаспер?
- Все будет хорошо, - ответила за него Элис. - Эдвард, прекрати себя так вести. Ты же не изолируешь себя от Беллы, а опасность для нее представляешь, как минимум, не меньшую.
Я из последних сил сдерживал себя, чтобы не сорваться. Я знал, что видениям Элис вполне можно доверять, а перед тем, как завести этот разговор, Карлайл и Эсме не могли не посоветоваться с ней. Я видел, что их удивила моя реакция: они хотели сделать мне приятное, показать, что рады за меня, что Белла для них не чужой человек. Я все понимал, но, несмотря на это, не мог успокоиться.
- Все, правда, будет хорошо, - снова раздался мелодичный голос Элис.
- Не стоит разговаривать со мной, как с маленьким мальчиком!
- А ты прекрати вести себя, как капризный мальчишка!
Со стороны все выглядело именно так, как она говорила. На смену ярости пришло чувство вины — мне не стоило так реагировать на их предложение. Я был практически спокоен, но именно это мне и не понравилось.
- Джаспер, прекрати.
- Я всего лишь хочу дать тебе возможность трезво мыслить.
- Со мной все в порядке, - произнес я, чеканя каждое слово.
- Уже да. Тебе тоже не стоит волноваться из-за меня: я полностью контролирую свою жажду, так что не будет никаких проблем. Как минимум, я не позволю себе расстроить одну прекрасную девушку, - Джаспер улыбнулся, обнял Элис за талию и легким касанием губ подарил ей поцелуй.
Глядя на них, я был готов согласиться на все предложения, только бы этот разговор быстрее закончился, и я мог вернуться в комнату Беллы. Но сейчас, когда я снова мог рассуждать здраво, мне самому было важно понять причину такой реакции на слова Карлайла и Эсме. Дело было не в том, что это могло быть опасно: в крайнем случае, я мог защитить Беллу от любого члена нашей семьи. И не в том, что кто-то мог обидеть ее. Было что-то еще, совсем не уловимое, но очень важное. Чужие мысли, звучащие в моей голове... Видения Элис... Я так часто повторял, что наше будущее зависит от наших поступков в настоящем... Вот! Все, что происходило сейчас между мной и Беллой, неукоснительно вело к тому варианту будущего, который был абсолютно не приемлем для меня. И приезд Беллы к нам в гости был еще одним шагом на этом пути.
- Элис, я знаю, что мы с Беллой порядком тебе надоели, но прошу тебя...
Я не успел договорить, но Элис поняла меня. Словно ища поддержки, она посмотрела на Карлайла. Тот едва заметно кивнул — и я тут же увидел то, чего боялся: белоснежная кожа Беллы идеально контрастировала с ее темными волосами, а так любимые мной шоколадные глаза были цвета спелого граната. Белла улыбалась и с интересом слушала рассказ Розали. Я даже не знаю, что шокировало меня больше...
- Нет, - выдохнул я. - Нет, Белла никогда не будет такой, как мы.
- Это не только нам решать, Эдвард, - спокойно ответил Карлайл. - Для меня она уже и так часть нашей семьи.
- Для нас всех, - тихо, но уверенно поддержала его Эсме.
Я абсолютно не знал, что на это ответить. Мне не нравились резкие перемены собственного настроение: идея пригласить Беллу в гости уже не казалась мне такой ужасной. А ведь еще совсем недавно из-за нее я был готов громко хлопнуть входной дверью.
- Хорошо, вы правы. Готовьтесь встречать гостью.
- Все будет хорошо.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:27 | Сообщение # 21
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
- Элис, ты уже говорила это!
- Но я же не виновата, что с первого раза ты не понимаешь!
На пререкания с ней у меня просто не было сил. Прошедший день подарил мне огромное количество новых, ранее неизведанных ощущений: теперь я знал, как себя чувствует выжатый лимон. Но все-таки к Элис у меня был еще один вопрос:
- Ты лучше скажи, кто именно участвовал в пари.
Выражение лиц Эммета и Джаспера были такими невинными, что в их причастности можно было не сомневаться. Но сейчас я был готов простить им даже это. Тем более, что только Эммет мог пойти против дара сестры.
«Эдвард...» - мысленно позвала меня Элис, и ее голос показался мне чуть смущенным. Это было интересно. Мне казалось, что в мире не осталось вещей, способных смутить эту особу.
«Я решила, что ты тоже имеешь право это видеть!»
Если сама Элис действительно была лишь чуть смущенной, то я был готов покраснеть от увиденного. Глядя на мой ошарашенный вид, Элис звонко рассмеялась.
- Что-то тебе не нравится ни один из предложенных мной вариантов.
- Но я же не виноват, что они у тебя один краше другого.
- Ты еще не все видел!
- Это все равно невозможно...
- А вот это?
Картинка была яркой и светлой: Элис проворно укладывала непослушные локоны Беллы в замысловатую и изящную прическу. Они обе были веселы и счастливы.
А сейчас они сидели в машине, мчавшейся по оживленной магистрали. Белла задорно смеялась, откинувшись на пассажирском кресле.
Примерочная. Пальцы Элис застегивают на шее Беллы колье, и они вместе любуются ее отражением в зеркале...
- Я же говорила, что мы подружимся!
- Элис, я же просил тебя...
- Неужели ты не понимаешь? Эдвард, для меня Белла не просто часть нашей семьи, она — часть моей жизни! И совсем не потому, что вы любите друг друга. У меня никогда не было подруги. Никогда. Да, я легче всех принимаю свою нынешнюю ипостась. И ты знаешь почему! У меня просто никогда и не было другой жизни, кроме этой. Но это не значит, что я никогда ни о чем не жалела. Ты можешь делать, что угодно, но я уже тоже люблю Беллу... и мы подружимся.
Голос Элис, такой радостный и уверенный в начале, становился все тише. Я задумчиво смотрел на сестру, не находя ответа. В гостиной стояла тишина. Никто из них не знал, что именно происходит. Они ждали окончания нашего с Элис разговора.
Эммет, воспользовавшись паузой, выскользнул за двери. Я его понимал: сейчас он был между двух огней. Зная Розали, оставалось только пожелать Эммету удачи.
- Элис...
Она жестом остановила Джаспера, который попытался обнять ее, и отвернулась к окну. В ее мыслях сейчас снова были они с Беллой, но это были не картинки видений — это были ее мечты. Она действительно ждала, пока я разрешу ей приблизиться к Белле. Именно это «разрешу» вызвала у меня самого чувство отвращения. Кем я себя возомнил? На каком основании я решаю, кому можно приближаться к Белле, а кому нет? Если я сам не нахожу в себе сил уйти из ее жизни, если, уцепившись за призрачную надежду, нарушаю давно сложившиеся правила, изменяю собственным принципам, почему я не допускаю даже мысли, что Элис с Беллой могут быть подругами?
- Элис, прости.
Она только кивнула головой, думая о своем.
Все мысли Джаспера сейчас были заняты Элис, а вот Карлайл и Эсме были солидарны... нет, даже не в осуждении моей позиции — в сочувствии ко мне. И это было тяжелее всего.
- Вы еще ждете Беллу в гости? - только и спросил я.
На лице Эсме мгновенно просияла улыбка.
- Конечно!
Я грустно улыбнулся и вышел из дома.

Рассвет уже был близок, но небо над Форксом затянули серые тучи, ревностно охранявшие землю от лучей солнца. Откинувшись в кресле-качалке, я любовался спящей Беллой. Ее спутавшиеся волосы разметались по подушке, и я волновался, что, пока меня не было, ей снилось что-то плохое. Сейчас ее дыхание было ровным и спокойным. Спрятав ладошку под голову, Белла улыбалась во сне.
Я смотрел на нее, а сам не мог забыть сказанного и показанного Элис. Они были такими разными, но они действительно могли подружиться. Может, потому что я это уже видел, но я верил, что это возможно. Если Белла так спокойно смогла понять и принять мою сущность, то что ей мешает так же спокойно принять и понять Элис? Тем более, что она сама не раз проявляла интерес к моей семье и даже восхищалась ею. Она была не похожа ни на кого. И я не переставал ей удивляться.
Я не верил в то, что наша встреча была случайностью. Слишком много нюансов, слишком много всего, выходящего за рамки обыденного, чтобы это можно было списать на совпадения. Казалось, что мы изначально были созданы друг для друга. Может быть. Если бы все это не таило для Беллы смертельную опасность. Но самое страшное — она хотела быть со мной. А я искал в ее любви оправдание своей неспособности уйти из ее жизни. Ведь стоило Белле испугаться, оттолкнуть меня — и она никогда бы больше не услышала обо мне. Да, теперь моя жизнь имела смысл, только пока в ней была Белла. Но она всегда будет со мной, что бы ни случилось, где бы я ни был — она останется в моем сердце. Она и есть мое сердце. Она и есть моя жизнь. А желание быть рядом с ней — не более, чем эгоизм. Рядом с ней я чувствовал себя человеком, я жил, а не существовал. Рядом с ней я снова научился мечтать. Но действительно важным было не это, а то, что Белла должна быть счастлива. Она должна жить нормальной человеческой жизнью.
Но стоило мне представить, что она выберет кого-то другого, как я чуть не взорвался от ревности. Внутри меня бушевала смесь боли и гнева, и она пересиливала все. Она была сильнее жажды в моем горле и, казалось, сильнее любви в моей душе. Я заставил себя сидеть в кресле, вместо того, чтобы сорваться с места, подлететь к кровати и сжать Беллу в объятьях. У меня была тысяча причин поступить именно так, и только одна — здравый смысл — приказывала мне держать себя в руках. Я твердил себе, что могу испугать ее, и сам же парировал свои доводы тем, что только лишь прикоснусь к ее щеке, проведу рукой по волосам, вдохну запах ее кожи... Я сжал подлокотники кресла так сильно, что они, казалось, начали крошиться. Это слегка отрезвило меня.
Белла, не открывая глаз, перевернулась на спину. Ее одеяло практически сползло на пол. Я не выдержал: в одно мгновение я был возле кровати, быстро подхватил одеяло и осторожно укрыл им Беллу, стараясь не касаться холодными пальцами ее кожи. Сейчас, во сне, Белла решала какой-то важный вопрос: ее брови были чуть сдвинуты к переносице и между ними пролегла неглубокая складка, ее губы чуть заметно шевелились, но я не мог разобрать, что она говорит, как ни старался. Но она не казалась печальной или взволнованной — она была именно задумавшейся. Я замер, рассматривая каждую черту ее лица, пытаясь, если не услышать, то хотя бы догадаться, что же ее так озадачило. Ее аромат был предельно ярким, и жажда вновь напомнила о себе. Но я не был опасен для Беллы, я мог контролировать себя, и это меня безумно радовало. Да, я мог контролировать свою жажду, но я едва сдерживался, чтобы не прикоснуться губами к ее коже, провести пальцем по контуру ее губ, вдохнуть восхитительный цветочный запах ее волос. Мое тело отказывалось подчиняться здравому смыслу и возвращаться в кресло.
Это небольшое расстояние, разделявшее кровать и кресло, помогло мне мыслить более трезво. Мне надо было отвлечься, и я сосредоточил свое внимание на звуках вне комнаты. Я слышал, как при каждом порыве ветра в оконное стекло стучатся ветки дерева, как мелкие капли дождя стучат по асфальту. Но, как я ни старался, все мои мысли возвращались к видению Элис, тому самому, что так смутило меня. Я знал, что это невозможно, но не мог не мечтать.
Все зашло слишком далеко. Вчера я переступил некую невидимую грань, сломал стену, которую так долго возводил внутри себя. Точка невозврата пройдена. Мне стало страшно. Я мог обманывать кого угодно, но сам отлично понимал, что сделал едва ли не все ошибки из возможных. Я должен был уйти до того, как стал что-то значить для Беллы. До того, как мой уход причинил бы ей боль. Я не должен был вообще приближаться к ней. Я не имел права быть частью ее жизни. И я знал, что все это уже бессмысленно. Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Мои губы обожгло огнем, стоило мне вспомнить наш поцелуй.
Из оцепенения меня вывел скрип кровати в соседней комнате — проснулся Чарли. Вот он прошел из комнаты в ванну и через некоторое время вернулся обратно. Его сборы были недолгими. Я был готов исчезнуть, как только он приблизиться к комнате дочери, но Чарли проследовал на кухню. Еще минут пятнадцать — и раздался хлопок входной двери, несколько разочаровавший меня. Я ухмыльнулся: еще ночью Чарли подозревал дочь в тайном свидании, а с утра даже не заглянул к ней в комнату? Нет, он тоже меня недооценивает. Я беззвучно рассмеялся. По непонятной причине вместе с рассветом мое настроение улучшилось. Будь я дома, уже обвинил бы Джаспера во вмешательстве, а так даже и не знал, что думать. Мне было хорошо и спокойно. Но на всем этом лежал отпечаток грусти. Или я просто смирился с ситуацией?
Хотя все интересное было впереди. Мне еще предстояло передать Белле приглашение от моей семьи. «Раз тебя не испугал вампир в твоей комнате — добро пожаловать в наше логово!» А если ее и это не испугает? Я уже не пытался предугадать ее реакцию, она в любом случае не будет стандартной. Причин не верить Элис у меня не было, - значит, стоит полагать, что Белла согласится.
Я представил Беллу в нашем доме, как мы подымаемся по лестнице в мою комнату, и я держу ее за руку, чтобы она не оступилась. Мне хотелось, чтобы ей у нас понравилось. Теперь мои мысли заметно отличались от тех, что были несколько часов назад. Во мне опять возникло чувство вины перед Эсме и Карлайлом, хотя я не сомневался, что они уже давно меня простили.
Луч солнца, которому все-таки удалось пробиться сквозь завесу туч, скользнул на кровать Беллы и запутался в ее волосах. От этого некоторые пряди стали практически красными. Белла недовольно сморщила нос, вздохнула и перевернулась на бок. Я улыбнулся: Белла, так любившая тепло и свет, сейчас пыталась спрятаться от солнца. Еще было достаточно рано, но она вдруг резко вскочила.
Она была просто восхитительной. А еще она была очень теплой: сидя в кресле я чувствовал ее жар. Я не был уверен, что это нормально. Она могла заболеть после вчерашней поездки. Повышенная температура могла быть реакцией на стресс.
- О, Боже! - воскликнула Белла, сев на кровати.
Меня она не заметила, так что относить сей возглас на свой счет не стоило. С такой невнимательностью Беллы, я мог каждое утро оставаться в ее комнате, а не выпрыгивать в окно перед ее пробуждением. Правда, я не был уверен, что сейчас она окончательно проснулась. И я поддался абсолютно мальчишескому желанию подразнить Беллу.
- А твои волосы похожи на солому. Но мне так даже больше нравится!
Она мгновенно отреагировала на мой голос и повернула голову. Она выглядела сонной, растерянной, взволнованной, но абсолютно счастливой. Я даже не успел сказать что-то еще, залюбовавшись таким количеством чувств, отразившихся на ее лице. А Белла, не думая, вскочила с кровати и бросилась ко мне на колени. Теперь поток чувств захватил меня, и я с огромным трудом сохранил безмятежную улыбку.
- Ты не ушел!
Ради таких моментов я был готов все остальное время проводить в борьбе с самим собой. В ее голосе было столько радости, словно только что разрушились ее самые страшные опасения. Смущенная моим молчанием, Белла чуть отстранилась и посмотрела на меня, но я, не дав ей опомниться, обнял за плечи и прижал к себе.
- Конечно же, нет.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:28 | Сообщение # 22
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Я присел так, чтобы наши лица были ровно напротив друг друга и нежно провел ладонью по щеке Беллы.
- Это тебя огорчает? - с грустью в голосе спросила она.
У меня не было однозначного ответа. Все, что я мог сказать, она и сама отлично знала, а начинать разговор, результат которого я мог предугадать заранее, не было смысла. Мне казалось, что я тонул в ее шоколадных глазах, и мне совсем не хотелось, чтобы кто-то бросал мне спасательный круг. Я не смогу уйти, так какой смысл терзать себя и Беллу своими сомнениями и размышлениями?
Теперь молчали мы оба, но это молчание не было радостным, как вчера на поляне или сегодня в комнате. Эта тишина была гнетущей.
- Поела? - спросил я, взглядом указав на тарелку.
Казалось, Белла только и ждала этого вопроса, так шустро она вскочила из-за стола.
- Собирайся. Я подожду тебя здесь.
Уже на полпути к комнате Белла обернулась.
- Правда, подождешь?
Ее вопрос был таким искренним, что я не смог сдержать улыбку.
- Честное скаутское!
Но, похоже, мои заверения не убедили Беллу: собиралась она быстро, время от времени поглядывая вниз, словно проверяя, не испарился ли я. Это умиляло настолько, что могло соперничать с моим мрачным настроением.
- А кто сегодня сядет за руль?
- Я, конечно. Что за вопрос!
Я усмехнулся, уже готовя аргументы, но Белла снова исчезла в комнате. Хоть какие-то плюсы в этой поездке.
Хлопнула дверь комнаты, и Белла практически сбежала по лестнице.
- Готова! Надеюсь, я прилично выгляжу?
Для меня она была восхитительно хороша всегда. Но сейчас... Длинная юбка, легкая блузка, собранные в хвост волосы, абсолютно обнажавшие шею - она была всего в шаге от меня, и мне казалось, что на меня обрушились все чувства разом.
- Ты как всегда ошиблась, - прошептал я. - Разве можно выглядеть так соблазнительно?
Белла взволновано осмотрела себя с ног до головы.
- В каком смысле соблазнительно? Может, переодеться?..
Я только вздохнул и покачал головой. Теперь я боялся, что она может исчезнуть.
- Как можно быть такой глупой? - снова прошептал я и прикоснулся губами к ее лбу.
Ее сердце мгновенно отозвалось на мой поцелуй. А я уже не замечал ничего вокруг, даже огонь жажды отошел на задний план. Я никогда не думал, что прикосновения к чужому телу могут вызывать столько эмоций, быть такими приятными. Мои пальцы скользили по ее плечам, спине, а я не мог остановиться, не мог найти в себе силы, чтобы отпустить ее. Мое лицо медленно приближалось к ее, пока наши губы не встретились в поцелуе.
А потом Белла потеряла сознание. Она лежала на моих руках, а я был близок к панике.
- Белла!
- Из-за тебя мне стало плохо.
Как только Белла открыла глаза, паника начала отступать, но до полного спокойствия было еще далеко.
- Ну, что мне с тобой делать? Вчера после поцелуя ты вцепилась мне в волосы, сегодня — потеряла сознание. Я так отвратительно целуюсь? - попытался разрядить ситуацию я.
Белла рассмеялась, но смех был очень странным. Мне казалось, что она хочет, но не может остановиться.
- У тебя истерика?
Она отрицательно покачала головой, но когда смех перерос в икоту, сомнений не осталось. Усадив Беллу на диван, я отправился на кухню за водой — чем еще ей сейчас помочь, я просто не знал.
- Мы просто замечательная пара: один думает, как бы нечаянно не убить, вторая падает в обморок от поцелуев. Остается лишь иронично усмехаться. Причем не нам, а судьбе, которая свела нас, - бормотал я себе под нос, пока искал стакан.
Белла по-прежнему сидела на диване. Как только она пыталась что-то сказать, икота начинался с удвоенной силой. К счастью, несколько глотков воды помогли ей восстановить дыхание и прийти в себя.
- Все в порядке.
Я подождал несколько секунд, наблюдая за Беллой, и только после этого отставил стакан в сторону.
- Вот что бывает, когда целуешься слишком хорошо, - без ложной скромности констатировал я, надеясь, что эта фраза не вызовет у Беллы новый приступ смеха.
- В этом-то и проблема: ты все делаешь слишком хорошо...
Я улыбнулся: до нынешнего момента я не считал это проблемой.
К щекам Беллы снова возвращался румянец, а блеск в глазах был таким, что я был готов сам отменить поездку, чтобы побольше времени провести наедине.
- Тебе очень идет синий цвет.
Румянец стал еще более выразительным.
- Слушай, я изо всех сил стараюсь не терять присутствие духа, так что, может, поедем?
То, что Белла нервничает, было заметно, и мне было важно еще раз убедиться, что это именно волнение, а не страх.
- Ты действительно переживаешь не из-за того, что собираешься в гости к вампирам, а потому что боишься им не понравиться?
- Именно, - абсолютно искренне ответила она.
- Ты потрясающая девушка! - не менее искренне восхитился я.

Но для того, чтобы окончательно убедить меня, что с ней уже на самом деле все в порядке, Белле было достаточно начать дебаты по уже, казалось бы, решенному вопросу — кто сядет за руль. Но здесь вариантов быть не могло.
Мы выехали за пределы Форкса, и я с удовольствием наблюдал, как Белла изучает окрестности. Я был уверен, что в своем воображении она уже нарисовала себе совсем иное «логово вампиров», чем то, что ей предстоит увидеть. Как бы то ни было, все мы живем во власти стереотипов. И тем интереснее, когда жизнь дает нам возможность их разрушить.


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 18:29 | Сообщение # 23
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Ну вот и всё!Надеюсь,что вам понравится, мне так очень понравилось) cool

finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
svetlankaДата: Суббота, 15.08.2009, 22:32 | Сообщение # 24
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


konfetti, большое спасибо тебе за то,
что откликнулась на мою просьбу и выложила все сразу...
я под впечатлением!
camomile, надо найти автора!
этот парень несомненно талантлив!
я думаю, он явно не остановился на 4-х главах,
и у него есть что представить миру в нашем лице
 
CamomileДата: Суббота, 15.08.2009, 22:41 | Сообщение # 25
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
svetlanka, очень хотелось бы найти автора,но к сожалению он с дневников ушел,и скорее всего уже не вернется.Я знаю о нем только то ,что он сам из Минска.Если хочешь можешь почитать его дневник,там много всего интересного http://www.diary.ru/~edwardcullen/

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
konfettiДата: Суббота, 15.08.2009, 22:53 | Сообщение # 26
Группа: Друзья
Сообщений: 348

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений
Quote (konfetti)
konfetti, большое спасибо тебе за то,
что откликнулась на мою просьбу и выложила все сразу...
я под впечатлением!

пожалуйста!я сама была под впечатлением!Мне очень понравилось! cool


finis vitae, sed non amoris* lat. - кончается жизнь,но не любовь
Счастливых выдают глаза,что светят яростно и ярко.Их взгляд один ценой подарка,который не вернуть назад.
 
svetlankaДата: Воскресенье, 16.08.2009, 15:26 | Сообщение # 27
Группа: Пользователи
Сообщений: 44

Статус: Offline

Награды:


Camomile, благодарю тебя за ссылку!
Потрясающий парень этот Эдвард Каллен из Минска:
так войти в образ могут только по-настоящему талантливые люди,
даже его уход с сайта получился предопределенным!
По-моему, он переплюнул Майеровских героев:
все-таки налет славянского менталитета способствует
немного другой интерпретации и другому восприятию

Ёще раз спасибо вам, девочки konfetti и Сamomile!

 
УльяшаДата: Понедельник, 17.08.2009, 19:15 | Сообщение # 28
Группа: Пользователи
Сообщений: 744

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Так это все-таки фанф... В сети болтается вариант "Солнца полуночи", где эти главы просто влиты в общий набор глав. Если бы до этого я не читала 12-главный вариант, может, и сомневалась в авторстве Майер. Хорошая работа.

Хотя.Еще тогда бросилось в глаза, что диалоги 12-16 гл. один/в/один повторяют русский вариант перевода "Сумерек", тогда как остальное "Солнце..." стилистически отличается. Заметно, что первоначально переводил другой человек. А может, сама Стефани не стремилась, чтобы воспоминания Эдварда и Беллы были одинаковыми.

Мне безумно жаль, что она забросила этот проект. Узнаем ли мы, КАК все это видел Эдвард?

Или это к лучшему, потому как женщина-автор может здорово облажаться, не справившись с достоверностью мужской точки зрения.

 
ApollyonДата: Четверг, 20.08.2009, 13:06 | Сообщение # 29
Группа: Пользователи
Сообщений: 203

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений
так что это все?ох так охота дальше clapping
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » За кадром... » "Солнце полуночи" (с 13 по 16 главу) (Свидание Беллы и Эдварда на поляне,поцелуй и романтик))
Страница 1 из 11
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX