[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » Берег. Территория любви. Ю.Крынская (авторские права) (Роман о русской девушке Юлии и англичанине Роберте.)
Берег. Территория любви. Ю.Крынская (авторские права)
lady_farrellДата: Понедельник, 17.12.2012, 23:25 | Сообщение # 91
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Спасибо, дорогая! Обожаю твои комменты, они меня вдохновляют. Но продолжай творить, каждое творчество - бесценный и неповторимый дар, ибо это отпечаток нашей души, а у тебя она замечательная, как и у всех наших девулечек.))) К Роберту-актёру, я ещё планирую вернуться, но сейчас впереди жесть. Когда работала над этой частью, чуть не плакала, но поделать с собой ничего не могла. Как говорится, из песни слов не выкинешь.

Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Понедельник, 17.12.2012, 23:51
 
lady_farrellДата: Понедельник, 17.12.2012, 23:25 | Сообщение # 92
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Они заняли свои места в самолёте, и Юля прикрыла глаза. Ей хотелось постараться мысленно представить, как могли разворачиваться события, чтобы продумать возможные пути поиска Роберта. Алик рядом ёрзал и глубоко вздыхал. Ему явно хотелось высказать ей своё фи. Тут пришло смс с незнакомого номера: «Я совсем сумасшедший, не спросил, как тебя зовут?» Алик заглянул через Юлино плечо и взорвался.
– Нет, - стукнул он кулаком в спинку сидения спереди, благо там ещё никто не сидел, - Каков наглец! Ему же ясно было сказано, замужем! Что он себе возомнил! А ты, моя дорогая, ещё час назад слезами умывалась, а тут кофе ей захотелось!..
Юля закинула ногу на ногу, и, подперев рукой щёку, молча, слушала поток обвинений в свою сторону. Наконец, не встретив никакой ответной реакции, Алик запнулся.
– О чём задумалась-то? – уже более мирным тоном спросил он.
– Да вот смотрю я на тебя, - прищурив глаза, сказала Юля, - И понимаю, что за один день я так от тебя устала, как от спутника, как не устала за год, как от телохранителя. И какое счастье, что ты не мой муж.
– Ну, конечно, я же не англичанин, - фыркнул он, - Вон как на этого актёришку прыгнула, я и охнуть не успел.
Они разговаривали по-русски, но на них уже начали обращать внимание. У Юли было огромное желание влепить ему пощёчину, но, во-первых, было не с руки, а во-вторых, не хотелось скандала. Она улыбнулась ему, и шпилькой туфли вонзилась в ботинок. Пришло ещё одно смс с тремя вопросительными знаками. Алик встал и, прихрамывая, ушёл в салон для курящих. «Миссис Юлия Фаррелл» - написала Юля и, отправив сообщение, отключила телефон.
Алик напрасно переживал, актёр тут же вылетел из Юлиной головы, словно его и не было, а она про себя отметила, что с уходом Алика ей стало пусто.
– Гадёныш, - проворчала она про себя и постаралась снова сосредоточиться на проблеме.
Но тут стюардесса объявила о взлёте, и Алик вернулся на место. Пристегнув ремень, он сел, надувшись, как мышь на крупу и не глядел в Юлину сторону. А она вспомнила, что они с Робертом во время взлёта, всегда держались за руки и смотрели друг другу в глаза. В носу защипало, и слезинка предательски сбежала по щеке. Она отвернулась к окну, пытаясь победить слабость. Алик бросил на неё взгляд, и опустил глаза к её руке, беззащитно вцепившейся в подлокотник. Сквозь тонкую матовую кожу, чуть просвечивали венки и кисть подрагивала. Он накрыл её своей рукою и слегка пожал. Словно горячим потоком через это прикосновение передалось Юле его чувство к ней, и она, перевернув ладонь, переплела с ним пальцы.
– Я очень люблю тебя, - прошептал он, чуть склонившись к ней, - Только ничего не говори.
Она повернула голову в его сторону и согласно опустила веки.
– Не думай, сейчас ни о чём, - тихо продолжил он, - Тебе понадобятся силы. Прошу тебя, постарайся уснуть.
Самолёт начал разбег, Юля приоткрыла глаза и поймала на себе взгляд Алика. Так они и просидели, пока самолёт не набрал высоту. Потом она, и правда, уснула, согревшись теплом его пожатия и уже во сне, склонила голову на его плечо. Он боялся пошевелиться и прислушивался к её дыханию, ровному и тихому.
И вот объявили посадку, Алик слегка повёл затёкшим плечом и Юля проснулась. В первый момент она даже не поняла, где находится.
– Ну, вот и родная сторона, - улыбнулся ей Алик, - С возвращением в родные пенаты. Юля встряхнула головой и грустно вздохнула, её беда вернулась к ней, вырвав из сна, где она была вместе с любимым и таким сейчас далёким Робом. Видимо тепло друга, подарило ей сейчас эти несколько часов отдыха и блаженства. Она выглянула в иллюминатор, за окном лил дождь, и всё было очень серым. Переведя часы, Юля достала телефон и включила его.
– Погода шепчет, - сказала она, - Туманный Альбион напоминает о себе. Нам забронировали гостиницу, я там останавливалась первый раз с Робом.
И тут она умоляюще заломила руки, и взглянула на друга так, что у него сердце ёкнуло.
– Я не смогу переступить её порог, - простонала она, - Это были наши первые дни, я с ума сойду там.
– Тебе повезло, - несколько мрачно произнёс Алик, - У меня в Москве квартира. Я вообще удивился, зачем было бронировать гостиницу.
Юля с недоверием взглянула на него.
– Клянусь не повторять прежних ошибок, - поклялся он, приложив руку к груди, - К тому же, может тебе это покажется странным, но я бы хотел вообще заехать домой.
– Не покажется, - усмехнулась она, - Поехали, дома даже стены помогают.
– Мой дом – твой дом, - широко улыбнулся Алик.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Понедельник, 17.12.2012, 23:26 | Сообщение # 93
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Роберт замер, прислушиваясь к голосам, один отчего-то показался ему знакомым. Разговор шёл на русском языке, что несколько удивило его.
– Смотри-ка, - сказал один из вошедших, - Оклемался, сукин сын. Переполз к стене.
Роберт собрался с силами и сел, вглядываясь в лица вошедших. Они присели около него на корточки и в свете фонаря Фаррелл смог их разглядеть. От удивления Роберт не сразу нашёлся, что сказать. Перед ним были Рябой, который, как он считал, разбился по их вине в аварии год назад и Сергей Филатов, незабвенный Юлин жених.
– Ну что, попался Ромео, - ехидно осведомился последний, и повернулся к спутнику, - Ещё Джульетту осталось найти.
– Рябой, - не обращая внимание на Филатова, проговорил Роберт, - Ты жив?
- Ты со своими дружками брата моего, которого называешь Рябой, кончил, - сплюнув, проговорил мужчина, - За что и базар держать будешь. Ты своим появлением в России, мне всю систему порушил. По твоей вине мы потеряли очень много денег.
– Денег, - повторил Филатов, хватая Роберта за ворот куртки, - Ты дерьмо английское, мне жизнь разрушил. Мало того, что бабу мою увёл, так я из-за вас теперь на нелегалке всю оставшуюся жизнь проведу.
– Ну, так как вопрос-то решать будем? – спокойно спросил Роберт, - Не уходя в контекст. Ваши условия?
– Ну, ты-то уже вряд ли будешь какие-либо вопросы решать, - злобно произнёс Филатов, - Вот Юлечку-попрыгулечку назад получу, а потом вы будете молить меня о смерти. Папаша же ваш компенсирует всё, что мы потеряли, трупы я, пожалуй, ему верну.
Роберт молчал. Он с ужасом думал, что Юля, скорее всего уже несётся навстречу гибели. Просчитать её прилёт элементарно, а потом… Его бросило в холодный пот.
– Жену не трогай, - сказал он, исподлобья глянув на врага, - Она-то здесь причём.
– При всём, - взбесился Филатов и, вскочив, принялся избивать Фаррелла ногами, но вскоре приятель оттащил его.
– Пойдём второго глянем, - предложил он, - Может там мертвяк уже. Что-то тихо там больно.
– Забил бы на смерть, суку, - не мог успокоиться Филатов, - Да слишком просто для тебя будет.
– Сам ты сука, - прохрипел Роберт, сплёвывая сгустки крови, - Не выйдет у тебя ничего.
Сергей рванул к нему и врезал ногой так, что у Фаррелла перед глазами стали расплываться цветные круги, а во рту стало совсем солоно от крови.
– Да оставь ты его пока, - рассердился брат Рябого, имевший кличку Фора, - Он ещё нужен живой.
Мужчины отошли в другой угол помещения, и склонились над Алексом, светя ему в лицо фонарём.
– Жив, - констатировал Фора, - Просто в отключке.
Роберт, превозмогая боль, приподнялся на локте, чтобы взглянуть на друга. С момента, как он очнулся, это была, пожалуй, самая лучшая новость.
– А на кой он нам сдался? – спросил Филатов, - Может пристрелить его сразу?
– Нет, - помолчав, сказал Фора, - Пристрелить успеем. Не знаю, пригодится ли он нам, но пока он без сознания, это лучшая гарантия, что Фаррелл не попытается сбежать. У них ведь уже был подобный опыт. Нам ещё их третьего не хватает, для полной коллекции. Ладно, пошли, нужно распорядиться, чтобы им принесли воды, а то, подохнут, раньше времени. Да и насчёт барышни твоей, справки наведём. Она уже в пути, в какой капкан только интересно попадёт.
Они рассмеялись и вышли, заперев дверь, судя по звуку, на висячий замок.
У Роберта кровь бросилась в голову. «Что же делать?.. Как предупредить мою девочку? – вопросы без ответов вихрем проносились в его воспалённом мозгу, - Как выбраться отсюда? Что с Алексом?» Роберт решил добраться до друга и вообще встать и осмотреться. Для начала он восстановил нормальное дыхание, затем попытался определить свои повреждения. Руки и ноги относительно целы, только сильные ушибы. Возможно сильное сотрясение мозга. Голова тяжёлая как после бочки вина. Насчёт внутренних органов сложнее определиться, ломит всё тело, просто печёт, как бы не было внутреннего кровотечения, да ещё этот… добавил. Послышались шаги и вскоре в проёме дверей возникли два человека, которые принесли пару вёдер, какой-то пакет и фонарь. Оставив это всё у входа, они удалились. После нескольких неудачных попыток, Роберту удалось встать. Обрадовавшись этой победе, он, держась за стену, дошёл до дверей. Опустившись на колени, Фаррелл первым делом напился воды. Стало легче. Он заглянул в пакет и увидел там, к своему удивлению, хлеб и сигареты.
– Гуманно, - усмехнулся Роберт, и направился в сторону Алекса, сжимая в одной руке кружку с водой и пакет, а в другой, фонарь. Двигаясь вдоль стены, ему приходилось опираться о жутко саднящее плечо, боль застилала глаза, голова кружилась так, что казалось, пол уходит из-под ног. Наконец, он дошёл до друга и буквально сполз к нему по стене.
– Алекс, - позвал он приятеля, отдыхая от этих нескольких метров, которые вымотали его, словно сутки пути. Он нащупал руку друга и, найдя пульс, замер, считая его слабую вибрацию. С горечью, он вспомнил отца и представил, в каком состоянии тот сейчас может находиться. Как сейчас нужен его профессиональный совет. Затем образ отца вытеснила Юля, и Роберт застонал, проклиная себя в очередной раз. Почему он не прислушался к её сердцу. Как она умоляла его остаться и как теперь спасти её и их будущего ребёнка. Одна надежда на Алика. Дружище, не подведи. Приподнявшись на коленях, он приступил к осмотру друга. Здесь нужно было быть очень аккуратным, потому что возможны были серьёзные переломы. С другой стороны, его нужно было повернуть, потому что от долгого лежания у Алекса мог пойти отёк лёгких, насколько Роберт был осведомлён в медицине. Кстати, сколько сейчас времени? Часов на руке не оказалось и пропало обручальное кольцо. Роберт стукнул кулаком об пол от досады. Затем он смочил губы и лицо Алексу водой и принялся растирать его мышцы, и простукивать лёгкие. Сняв с себя куртку, он открыл потайной карман и достал оттуда складной нож и миниаптечку, которую всегда брал с собой в командировки. «Возможно, это поможет спасти Алекса», - подумал он, стерилизуя руки спиртовой салфеткой. Наложив вместо жгута, на руку другу брючный ремень, Роберт ввёл ему иглу в вену, сделал инъекции, обработал рану на голове и забинтовал. Затем свернув куртку валиком, Фаррелл положил её Алексу под голову. Потом он обессилено прислонился к стене и, сунув в рот таблетку обезболивающего, снова попытался прийти к какому-нибудь решению.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Понедельник, 17.12.2012, 23:27 | Сообщение # 94
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Алик с Юлей прошли таможню, и к ним подошли двое мужчин в штатском. Спросив документы Алика, они попросили его следовать за ними. Юля внутренне вся сжалась в комок, инстинктивно не ожидая от подобной встречи ничего хорошего. В кабинет её не впустили и она, достаточно долго, просидела около дверей. В отчаянии, она шептала слова молитвы, не замечая, что слёзы градом катятся по её щекам. Когда Алик вышел из кабинета, Юля бросилась к нему и замерла в его объятьях.
– Поехали, - сказал он тихо, - Всё уладилось. Пока, во всяком случае.
Они вышли на улицу, взяли такси и поехали к Алику. Юля так была напугана, тем, что его могли арестовать, поэтому получив назад своего друга, сидела тихо, прижавшись к нему, не задавая никаких вопросов. Алик был рад этому, потому что разговор там состоялся не простой. Мимо мелькали вывески на русском языке, напоминая о том, что они вернулись домой. Зайдя в ближайший магазин на углу, они приобрели всё необходимое для перекуса и поднялись в квартиру.
– Заброшенная холстяцкая берлога, - констатировала Юля, оглядев двухкомнатные хоромы Алика, - Огромная кровать и телевизор, действительно, что ещё нужно?
Она повернулась и наткнулась на свой портрет, висевший на стене. Огромный постер был изготовлен с её фотографии, которую делал Роберт, когда они были в Москве.
– Я попросил у него, когда вы ещё были здесь, - покраснев, сказал Алик, - А потом захотелось её увеличить немного.
– Немного, - улыбнувшись, повторила Юля, - Здорово. Ладно, моя очередь кофе варить, нужно немного подкрепиться.
Вскоре позвонил Эдвард, и Юля рассказала о том, что с ними произошло.
– Возможно, правда лучше, что вы поехали к Алику, - подумав, сказал мистер Фаррелл, - Не нравится мне это всё. Юля будьте очень аккуратны.
– Эдвард, мне нужно в Петербург, - поставила она его в известность, - Мне кажется, я знаю, где можно найти ниточку клубка, который предстоит размотать. Я взяла ключи и документы у Роберта от дома и машины в Зеленогорске. Предупреди, пожалуйста, там персонал, что я приеду.
– О-о, что ты задумала? – простонал тот, - Предупрежу, конечно. Сколько тебе понадобиться времени?
– Сутки, - подумав, сказала Юля, - Как раз пока будут оформляться документы в Москве.
– Ты можешь сказать, что ты затеяла? – спросил он, понимая, что вряд ли сейчас получит ответ.
– Позже, Эдвард, - подтвердила она его догадку, - Я пока не уверена в этом до конца.
– Позови Алика к телефону, - попросил он.
Юля вошла в комнату, где застала Алика, сидевшим на кровати с сигаретой в руках и уставившимся в одну точку. Его телефон валялся рядом на полу. Она была готова поспорить, что в глазах его застыли слёзы. Пепел готов был вот-вот свалиться прямо на пол. Юля насторожилась, в таком состоянии она его никогда не видела. Тронув за плечо, она вывела друга из оцепенения и протянула свой мобильный. Ей хотелось послушать, о чём они будут говорить, но на кухне предательски зашипел убежавший кофе. Вскоре Алик присоединился к ней, и, положив Юлин телефон на стол, подошёл к ней, и, подхватив словно пушинку, посадил на стол около плиты. После чего прижал её к себе и затих. Юля не стала сопротивляться, понимая, что внутри него сейчас идёт какая-то борьба. И это никак не связано с его притязаниями на физическое обладание ею.
– Юля, - горячо вдруг зашептал он ей на ухо, - Я отчего-то верю, что ты не предашь меня никогда, поэтому хочу, чтобы ты знала, меня сегодня поставили перед очень сложным выбором. Я однажды поклялся себе, что всегда буду выбирать тебя, несмотря на то, что ты однажды выбрала другого. Нам не дадут улететь в ближайшее время. Я пообещал, что остановлю тебя, и мы не будем продолжать поиски. Юля напряглась как струна.
- Единственное, что мы можем сделать, - продолжил Алик, встретившись с ней взглядом, - Это тайно сейчас сбежать и пересечь незаконно границу, это возможно в той стране. Мы переходим на нелегальное положение, остаётся надеяться, что наши поиски увенчаются успехом и нас… потом оправдают. Юля слушала его, затаив дыхание, прикидывая, уже дальнейший план действий. Что-то подобное она подозревала, но до последнего момента гнала эту мысль от себя.
Внезапно, она поняла до конца смысл сказанного Аликом.
– А как же ты? – спросила она, отстранившись от него, - Что будет с тобой, в случае нашего побега? Всё-таки у меня немного больше оснований для такого поступка. А ты солдат своей родины, хоть и недействующий сейчас, но тем не менее. Нет, мы должны придумать другой выход.
– Юля, сейчас сюда приедут люди, для серьёзного разговора. Надеюсь, ты понимаешь, о ком идёт речь? Тебя подозревают в связи с Филатовым, помнишь жениха своего драгоценного?
– Я не буду разговаривать без адвоката, - перебила она, с ужасом взглянув на него, - Точка в этом деле была поставлена в прошлом году. У них нет оснований подозревать меня в связи с ним. Более того мой муж, я уверена, захвачен им и его людьми.
– Я всё больше убеждаюсь в твоей правоте, - согласился Алик, - И, похоже, Филатов намеренно подставил и тебя.
Раздался звонок в дверь и Юля, стремглав бросилась в коридор. Схватив свою дорожную сумку, она сдёрнула с вешалки куртку и занесла вещи в пустующую комнату. Там она, увидев балконную дверь, выскочила наружу и оценила по достоинству то, что предстала перед её взором. Алик недоумённо наблюдал за её перемещениями. Раздался ещё звонок. Юля забежала в туалет, зажав телефон в руке. Там она быстро набрала номер Эдварда.
– Джулия, - начал он, - Что…
- Не перебивай и слушай, - коротко сказала она и быстро прояснила ему ситуацию.
– Я срочно свяжусь с нашим адвокатом, - упавшим голосом произнёс он, - Если тебя задержат, я первым делом вылечу в Москву и добьюсь твоего освобождения.
Юля услышала, как Алик пошёл открывать дверь на третий и уже требовательный звонок. Она мысленно поблагодарила его, за то, что он дал ей время на этот разговор.
– Не могу больше говорить, - зашептала она, - Пойми, мы не можем терять время. Роберту нужна помощь и если меня постараются задержать, я буду действовать по своему усмотрению.
– Не делай глупости, - взмолился Эдвард.
– Меня им не остановить, - зашептала она быстрее, так как услышала, что кто-то подходит к двери, за которой она стояла, - Встретимся там! И не вздумай переживать за меня.
Эдвард похолодел от её последней фразы. Она сказала коротко и ясно, что любыми путями попадёт туда, где пропал его сын. Эдвард сразу набрал номер их адвоката в России, но тот не отвечал. Он попробовал разыскать его по другим телефонам, но тот словно в бездну канул, никто не знал, где он. Мистер Фаррелл нажал кнопку вызова врача, и устало откинулся на подушку.
– Патрик, - сказал он, когда тот пришёл, - Мне нужно срочно покинуть клинику, обстоятельства складываются так.
– Но Вы ещё не совсем здоровы, - заломил руки врач, который очень любил и уважал этого удивительного человека, бывшего его учителем.
– Патрик, попроси принести мою одежду, - сказал Эдвард и задумчиво повторил, - Так складываются обстоятельства.
– Мистер Фаррелл, - вернувшись с его одеждой, немного смущённо обратился к нему Патрик, - Вы всегда были для меня учителем и образцом для подражания. Позвольте мне сопровождать Вас, пока Вы не придёте в норму.
– Спасибо, - тепло поблагодарил его Эдвард, - Я с радостью приму твою помощь. Только, похоже, мне предстоит не близкий путь. Ты готов?
– Да, сэр! – щёлкнув каблуками, радостно произнёс молодой врач.
– Тогда я попрошу, чтобы для тебя подготовили все необходимые документы, - улыбнулся Эдвард.
Он был рад такой поддержке, неожиданно пришедшей со стороны, ибо чувствовал он себя действительно плохо.
Выходя, Юля столкнулась с Аликом.
– Об их визите я узнал пятнадцать минут назад, - шепнул он.
Она легко улыбнулась ему и, кивнув двум мужчинам, стоящим у входа, вошла в ванную комнату. Включив воду, Юля глянула в зеркало.
– Как-то всё это странно, - сказала она своему отражению, - Почему они не могли поговорить со мной в аэропорту?
– Миссис Фаррелл, - послышался незнакомый голос за дверью.
Юля распахнула её и прошла в кухню, мимо едва успевшего отскочить в сторону, одного из незнакомцев, высокого патлатого мужчины, лет тридцати. Он проследовал за ней. Алик со вторым визитёром уже сидели за столом. Юля прошла к окну, мысленно считая до десяти, и повернулась к ним.
– Что Вам угодно, господа? – ровным голосом спросила она, но крылья носа нервно подрагивали, выдавая её раздражение.
– Миссис Фаррелл, у нас есть к Вам несколько вопросов, касательно господина Филатова, Вашей с ним связи и сотрудничества.
– Вы, может, представитесь для начала? – уточнила Юля, ситуация ей всё больше и больше не нравилась.
– Да, конечно, простите, - смущённо кашлянул говоривший.
Встав, мужчины подошли к ней и развернули корочки документов. Прочитав, она постаралась отложить в памяти фамилии, после чего кивнула, жестом предлагая им снова присесть. Те переглянулись и заняли свои места.
– Итак… - попытался продолжить один из них, но Юля перебила его.
– Итак, - сказала она, - Я сегодня в России проездом. С моим мужем Робертом Фарреллом случилась беда. Мне необходимо в кратчайшие сроки оказаться на месте происшествия. По поводу господина Филатова мне нечего сказать. Я полагаю, Вам известно, чем закончилась наша последняя встреча.
– Видите ли, - противно растягивая слова, произнёс мужчина, - Открылись новые обстоятельства, говорящие не в Вашу пользу. Поэтому мы вынуждены Вас задержать. Более того, спешить Вам некуда, ведь Роберт Фаррелл погиб, а на опознание может приехать и его отец.
Юля побелела, как мел и пошатнулась.
– Это не подтверждено ни кем, - проговорила она, возненавидев собеседников раз и навсегда, - Не смейте говорить то, чего не знаете.
Фаррелл отвернулась к окну, не желая более продолжать разговор.
– Так Вы готовы ответить на наши вопросы? – раздался за спиной вкрадчивый голос, - Или мы продолжим разговор в другом месте.
– Я не буду говорить без адвоката, - проговорила Юля, изучая пейзаж за окном, - Вызывайте меня повесткой. Вы могли поставить меня об этом раньше в известность? Я что, преступница, которая скрывается от полиции. Сейчас мне нужно уехать, а потом ведите своё следствие сколько Вам угодно.
– А если Вы скроетесь? – ехидно спросил один из них.
Юля повернулась к нему и взглянула, как на слабоумного.
– Я повторяю, - внятно сказала она, - Ваши обвинения возможно столь серьёзны, что требуют столь же серьёзных доказательств, и с моей стороны, без присутствия адвоката, вы ответа не получите. К тому же, минуту назад, вы оскорбили мои чувства, и я отказываюсь продолжать беседу.
– В таком случае, - усмехнулся один из собеседников, - У Вас есть пять минут на сборы. У нас есть постановление на Ваше задержание.
– Ещё одно очко не в Вашу пользу, - сказала Юля, - Но придётся повиноваться. Я в положении, мне действительно нужно переодеться и взять необходимые вещи.
Она бросила взгляд на Алика, и он быстро прикрыл веки, слегка кивнув в ответ. Он уже понял, что Юля хочет. Он встал, чтобы пройти вслед за ней, но его остановили.
– Миссис Фаррелл, - окликнули Юлю, - Телефон оставьте.
Она вернулась и отдала мобильник Алику. Войдя в комнату, где стояли её вещи, Юля, не раздумывая, накинула куртку, подхватила сумку и вышла на балкон. Замявшись на мгновение, она достала ежедневник и ручку из бокового кармана. Вырвав из него листок с питерскими контактами, Юля быстро написала: «Ты в Питер, я – в Эльчаед». Оглядевшись, она не придумала ничего лучшего, как сунуть листок под зимние колёса, томившиеся на балконе, так, чтобы был заметен лишь небольшой край. Вновь огляделась. Когда перед приходом этих непонятных людей она выскочила сюда, ей стало ясно, что путь для отступления есть. Алик жил в старом доме сталинской постройки и на третьем этаже, рядом с его балконом проходила пожарная лестница. Ещё одним плюсом служило то, что окна кухни, где сидели визитёры и двери подъезда выходили на другую сторону. Не заметив внизу никого подозрительного, Юля перекрестилась, и, бросив сумку вниз, перемахнула через перила и прыгнула на лестницу. Ей удалось зацепиться за перила, немного ободрав руки. Нащупав ногой ступеньку, она начала спускаться вниз. Спрыгнув на землю и подхватив вещи, она бросилась через двор. Был будний день, шёл дождь и на её счастье во дворе никто не гулял. Алик должен был дать ей время уйти, она понимала, что у неё не больше десяти минут.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Понедельник, 17.12.2012, 23:28 | Сообщение # 95
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
«Аленький, прости и прощай. Вот теперь я, и правда, осталась одна», - пульсировало у неё в голове. « В Питер мне нельзя, в аэропорт мне нельзя, на вокзал мне нельзя. Нужно срочно снять деньги, пока не заблокировали счета. Нужна машина», - рождался на ходу в голове план. Оказавшись на какой-то улице, Юля остановилась, чтобы поймать машину. Судорожно соображая, какой назвать адрес водителю, ведь о Москве она имела весьма смутное представление, Юля остановила новенький фольцваген гольф. Плюхнувшись, не дожидаясь приглашения, на переднее сиденье, она обворожительно улыбнулась.
– На Красную площадь, срочно, - скомандовала она. Молодой парнишка, лет двадцати трёх, не задумываясь, рванул с места. Юля оглянулась и, не заметив погони, облегчённо вздохнула, теперь волновало только, что будет с Аликом. Её не покидало ощущение, что к органам власти эти двое не имели никакого отношения. Интересно, куда они её хотели отвезти? «Ладно, если это люди из органов, - размышляла она, - Алику ничего не будет, а если это люди Филатова… он справится, помоги ему, Бог. К тому же первым делом они бросятся за ней в погоню. Впрочем, надо заняться делом. Посмотрим, что за фрукт рядом».
– Хороший автомобиль, - сказала она, доставая из кармана перчатки, чтобы скрыть разодранные ладони, - Первый у тебя?
– Да, - с гордостью произнёс водитель, - Я немного другую модель хотел, но четыреста тысяч не хватило.
– Это классная машина, - возразила с улыбкой Юля, - Напрасно ты так.
Минут десять она расспрашивала его о том, о сём. Молодой человек показался ей тем, с кем можно прийти к соглашению.
– Послушай, - вдруг сказала она, - Мне, на самом деле, очень нужна машина. Я готова заплатить тебе четыреста тысяч рублей сверх стоимости этой машины, а ты в срочном порядке продашь её мне по генеральной доверенности, через какое-то время я переоформлю её по всем правилам.
От изумления у парня округлились глаза, и он проскочил перекрёсток на красный свет. Свернув в ближайший двор, он остановился.
– Ты что, банк ограбила? – указывая глазами на сумку, спросил он.
– Нет, - улыбнулась она, - Здесь всё чисто. Тайну сможешь сохранить?
Он серьёзно посмотрел на неё серыми умными глазами.
– Тебе ведь не нужно на Красную площадь? – тихо спросил он.
– Нет, - честно призналась она, - Если ты принимаешь мои условия, то мне нужно в банк и к нотариусу.
– Я помогу тебе и не выдам, чтобы с тобой не произошло, - сказал он и представился, - Матвей.
Юля прикусила язык, чуть не назвав своё настоящее я.
– Екатерина, - произнесла она, вспоминая имя, указанное в паспорте, которым ей предстояло воспользоваться. Потом она назвала ему название банка, и парень по справочной службе нашёл его адрес. Через пару часов у Юли на руках была крупная сумма денег, которой по её расчётам должно было хватить на предстоящую дорогу. Оформив генеральную доверенность на автомобиль, молодые люди сели в машину.
– Удачи тебе, Катя, - пожелал Матвей, - И спасибо тебе, за деньги и за приключение. Это, наверное, самый необычный день в моей жизни.
– А тебе спасибо за помощь, - сказала Юля, мысленно привыкая к своему новому имени, - Только очень прошу тебя. Не рассказывай никому о том, что произошло с тобой сегодня. От этого зависит несколько жизней.
Матвей написал на бумажке номер телефона и протянул ей.
– Если когда-нибудь понадобиться моя помощь, - серьёзно сказал он, - Звони. И… я буду рад, если ты позвонишь даже просто так.
– Спасибо, - поблагодарила его Юля, - Ты очень хороший человек, мы обязательно созвонимся.
– Так ты позвонишь? – немного настойчиво повторил он.
– Обещаю, - улыбнулась она и погладила его по щеке, - А теперь, прости, мне пора.
Он прикоснулся ладонью к месту, где коснулась её рука и, слегка покраснев, вдруг быстро приблизился и неловко поцеловал её в щёку.
– Пока! – шепнул он и быстро вышел из машины. Юля заехала в ближайший двор, достала один из своих париков, коробочку с линзами и косметичку. Через четверть часа Москву покидала голубоглазая шатенка Екатерина Орлова, зеленоглазая же Юлечка Фаррелл канула в неизвестность для всех. Путь её лежал на восток, поглядывая на навигатор, она пробиралась к выезду из города. «Я иду к тебе Роб, мы скоро будем вместе, - шептали её губы, - на земле или на небе».
Юля, поразмышляв, пришла к выводу, что лучшим вариантом будет, если она не обнаружит себя звонками никому из близких. Возможно, её преследуют и органы по подставе Филатова, и непосредственно, люди последнего. Таким образом, она не подставит никого, а также не засветится сама. Эдвард из их разговора, должен был понять, где следует её искать. Алик, вне сомнений тоже. Её слабая надежда на звонок Роба, угасла вместе с утратой телефона. Но если у него появится такая возможность, то он свяжется с Аликом или с отцом. Всё равно пользоваться старой сим-картой было бы опасно. В ближайшем городе Юля сделала остановку. Приобретя новый телефон, сим-карту, внешний жёсткий диск, она достала из сумки ноутбук. Не очень рассчитывая на то, что он остался в живых после полёта в сумке с третьего этажа, она всё-таки включила его. Недовольно пожужжав, он, о чудо, заработал. Очевидно, его спасло то, что он лежал среди одежды. Видимость, оставляла желать лучшего, но было очевидно, что накрылся экран. По крупнозернистым очертаниям можно было найти, что где находится. Она перебросила всё, что было необходимо, в телефон, остальное на жёсткий диск.
Владение информацией, позволяет править миром. Поэтому, на коротких остановках за обжигающим кофе, она постигала азы языка, географию, законы страны, куда пролегал её путь. Ей даже удалось найти звуковой самоучитель и она, в перерывах между новостями, которые ждала с замиранием сердца, слушала диковинные и замысловатые фразы. К вечеру первого дня, она уже мучилась от желания позвонить Алику или Эдварду. Юля почти решилась на звонок, когда на очередной заправке в новостном блоке по телевизору получила ответ на свои терзания. Её разыскивали. Пересечь границу Юля планировала без особых проблем, она там была весьма условна, а вот потом при первом же столкновении с представителями власти могли возникнуть осложнения. Отправляться в мусульманскую страну, таким образом, с её стороны было форменным сумасшествием, и она это прекрасно понимала. У неё теперь оставался только расчёт на то, что Эдвард будет ждать её там. Будет. Как много потеряно времени всё-таки, сердце её разрывалось от боли. Она сначала не позволила себе за рулём слушать запись голоса Роба днём, боясь, что не сможет сдержать слёз. И только ночью, остановившись на ночлег в придорожной гостинице, позволила себе это сделать. Через наушники в её сознание ворвался голос любимого. По венам словно пробежал ток, Юля закрыла глаза. Её тело наполнялось живительной энергией на уровне молекул. Комок отчаяния застыл где-то внутри, это было невыносимо. Вскочив с постели, она быстро собрала вещи и, рассчитавшись за номер, снова села за руль. Разрывая ночь, Юля устремилась вперёд, забыв об усталости. Начинался дождь, дорога на некоторых участках плохо освещалась, и встречные машины слепили глаза. Но у неё словно открылось второе дыхание. Она вновь и вновь слушала голос своего возлюбленного и гнала вперёд, словно под капотом авто спрятался табун гнедых коней.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Понедельник, 17.12.2012, 23:32 | Сообщение # 96
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
- Юлька, не беги, - кричал Роберт, - Там обрыв. Но любимая, бежала, не слыша его, и он не мог её остановить. «Почему она не слышит», - недоумевал он. Пытался тронуться с места, но тщетно. Стоя на другой стороне пропасти, Роберт мог только наблюдать, как она несётся к губительному краю. Словно в замедленной съёмке она приближалась к нему и не только к нему, но и к своей гибели. Всё её существо было наполнено движением. Ему даже казалось, что он слышит биение любимого сердца.
– Остановись, прошу тебя, - взмолился он.
Но Юля, подобно грациозному животному, преодолевала все препятствия, встречающиеся на пути, и с каждым движением становилась всё ближе. И вот она у самого края, оттолкнувшись, взмывает ввысь…
- Где я? – хриплый голос друга вырвал Фаррелла из сна.
Роберт проснулся в отчаянии оттого, что увидел и в тоже время, окончание видения осталось за гранью его сознания.
– Алекс, - склонился он над приятелем, - Я с тобой. Как ты?
– Братишка, - Алекс постарался приподняться на локтях, но тело не слушалось его, - Что произошло?
Роберт, вкратце, обрисовал ситуацию.
– Хуже не придумаешь, - мрачно констатировал Алекс, - Это подвал или уличная постройка не могу понять?
Роберт как-то ещё не думал об этом. Он потрогал внимательно пол, и прищёлкнул пальцами.
– Под нами земля, Алекс! – тихо произнёс он, - А когда сюда приходили эти ублюдки, хоть и было темно, но пахнуло свежим воздухом. Похоже, мы сможем выбраться, если нас оставят на время.
Он медленно поднялся и, развернувшись к стене, ударил в неё кулаком.
– Мы должны выйти отсюда! – произнёс он сквозь зубы, - Юля идёт прямо в ловушку. Мы переиграем их, по-другому никак.
Алекс недоумённо смотрел на друга.
– Что ты хочешь сделать? – спросил он, подползая к стене. Роберт наклонился к нему, и помог сесть.
– Как ты думаешь, - спросил он, заглядывая другу в глаза, - За какое время два взрослых мужчины смогут вырыть яму?
Алекс ковырнул ногтями землю и, откинулся к стене.
- Всё гениальное просто. Нужно только немного времени, - потом помолчав, прислушался , и добавил, - Немного напрягает то, что нас может ожидать снаружи, но это будет потом.
– У корабля, не знающего, в какую гавань идти, не будет попутного ветра, - Роберт поучительно поднял палец, - Старик Сенека был мудр, а я знаю, что мне нужно. Прорвёмся.
Алик, взял пульт и включил телевизор. Его задача была ему ясна. Он должен был дать Юле время уйти и избавиться от неприятных собеседников. Он вдруг вспомнил, о том, что лежало у него, с давних времён в ящике одного из столов и его лицо просветлело.
– Что-то миссис Фаррелл долго собирается, - произнёс один из мужчин.
– Она очень устала за последнее время, - покачал головой Алик, убирая Юлин телефон в свой карман, - Оставили бы вы её в покое.
Он встал и занял удобную для себя позицию. Взглянув на часы, Алик задвинул речь о превратностях судьбы, чем несколько сбил с толку с собеседников. Наконец, один из них не выдержал и, встав, резко вышел из кухни. Алик улыбнулся, когда на настойчивый стук этого кадра, ответом была тишина. Второй подозрительно глянул на подобие чеширского кота, в коего превратился Алик, и бросился вслед за товарищем. Алик резко открыл ящик стола и извлёк старую гранату, которая уже была ни на что не годной. Послышались ругательства, не соответствующие людям в штатском и Алик только укрепился в своей догадке. Они ввалились в кухню, с намерением разделаться с ним, но тот вынул чеку из гранаты и аккуратно отступил к окну.
– Вы парни, немного переиграли, - произнёс он, и от него пахнуло таким холодом, что те резко притормозили, - Мне в этой жизни уже терять нечего, а у вас есть шанс убраться отсюда вон. Искать Юлю не советую. Она уже далеко отсюда.
Патлатый потянулся было за пистолетом, но другой пресёк его движение.
– Погнали, - сказал он, не сводя глаз с гранаты, - Нам нужна она. Оставь этого психа, а то и правда, взорвёт нас с собой. И будет первый из трёх.
Они развернулись и бросились прочь из квартиры. Алик, аккуратно закрутил чеку и, сунув гранату на место, внезапно понял, что с Юлей-то ему не связаться. Он вытащил её телефон и недоумённо уставился на него. Схватив куртку, он быстро спустился во двор. Куда бежать и где искать любимую женщину, он не имел ни малейшего понятия. От бессилия Алик, чуть не взвыл и бросился за угол. Но ни Юли, не преследователей уже не было и в помине. Он вернулся к подъезду и сел на скамейку, пытаясь привести мысли в порядок.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Вторник, 18.12.2012, 01:23 | Сообщение # 97
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Третьи сутки пути были на исходе. Юля не останавливалась больше в гостиницах. За окном, незаметно для неё проносились города и деревеньки. Но она, не видя ничего, летела стрелой к своей цели. На удивление её ни разу не остановили, невзирая на регулярное нарушение скоростного режима. Видимо ангел-хранитель был настороже и оберегал от неприятных встреч. Однажды её притормозил сотрудник дорожной полиции и предупредил, что впереди провал дороги, а знак ещё не выставлен. Юле очень не хотелось пользоваться своими не настоящими документами, и она облегчённо вздохнула, когда он взял под козырёк. На сон ей хватало несколько часов, которые она перехватывала прямо в машине, останавливаясь на заправках. В этот вечер она притормозила у обочины, чтобы немного размяться. Её вывел из размышлений чей-то глухой стон. Юля замерла и прислушалась, источник звука шёл из оврага, и было в нём столько нечеловеческой тоски, что у неё мурашки побежали по спине. Она аккуратно спустилась пониже и чуть не споткнулась о какое-то тощее чёрное животное. Присев рядом на корточки, она с ужасом осознала, что это пантера. Инстинктивно, она протянула руку и провела ею по чёрной шерсти. Та даже не подняла головы. Юлина рука попала во что-то липкое, она взглянула на неё и, увидев кровь, поняла, что животное ранено.
– Ну и что мне с тобой делать? – задумчиво произнесла Юля.
Глухой вздох со стоном, послужил ей ответом. Юля, не встретив агрессии, со стороны дикой кошки несколько удивилась и продолжила её ощупывать. Рана, похоже, была несерьёзная. Возможно, удар пришёлся вскользь, но этой несчастной, истощённой красавице немного было и надо. Юля отступила назад к дороге, чтобы принести ей воды. Взяв большую пластиковую канистру, она с помощью ножа соорудила некое подобие миски. Наполнила её, взяла с собой плед и фонарь, затем спустилась вниз. Сочувствие к одинокому, загнанному существу настолько захлестнуло её, что она совершенно не испытывала чувство страха.
– Ничего, мой хороший, сейчас мы с тобой что-нибудь придумаем, - приговаривала она, ставя миску перед чёрной мордой, - Ну же, давай попробуем попить.
Ей хотелось добиться от животного адекватной реакции, определить его возможность передвигаться. Не хватать же пантеру сразу в охапку, может не так понять, тут надо действовать деликатно. Юля присела рядом с миской и взглянула в небо. Уже стемнело, если бы не яркие фонари, вряд ли бы эта встреча состоялась. Она смотрела на звёзды и вспоминала, что последний раз любовалась небом вместе с Робертом. Будучи необыкновенно эрудированным и интересным собеседником, он много рассказывал ей и о секретах вселенной. Внезапно, она поняла, как устала за эти дни. «Господи, - мысленно вознесла она молитву, - Дай мне силы сделать всё возможное, чтобы спасти его, если он среди живых, и забери мою душу, если он на пути к тебе».
Прогнав подступившие к глазам слёзы, она взяла себя в руки и обратилась к пантере.
– Ты не знаешь, что я делаю в овраге на краю земли родной? – мягким голосом спросила она, - Представляешь, ещё несколько дней назад у меня была семья, дом…
Юля замолчала, вновь прогоняя непрошенные слёзы.
- Моя любовь, была волшебным сном, - продолжила она, - Но сказка не может длиться вечно, зло ворвалось в мою жизнь, сметая всё на своём пути. Я осталась одна и мне некому даже пожаловаться. Мне кажется, что мы с тобой сможем подружиться. Ты готова идти за мной? Молчишь.
Юля вздохнула и тоже замолчала. Вдруг, пантера зашевелилась и, повернувшись на живот, уткнулась неловко носом в миску. Фыркнув, она смешно чихнула и начала лакать.
– Ну, вот умница, - обрадовалась Юля.
Утолив жажду, животное потянуло носом, обнюхивая странную знакомую, видимо запах пришёлся ей по душе. Она попыталась встать и после нескольких попыток у неё получилось.
Юля тоже встала и, взяв с собой миску, стала подниматься к машине, пантера следовала за ней. Фаррелл открыла пассажирскую дверь и села на переднее сиденье. Взяв пакет, она достала два куска готового мяса, оставленных на ужин и положила перед новой знакомой, та съела их и, с благодарностью взглянув на спасительницу, улеглась у её ног.
– Мне нужно ехать, мой хороший, ты со мной или как? – Юля нагнулась и погладила её. Удивительная привязанность к человеку этого существа, подкупала её.
– Как звать-то тебя? – задумалась она, размышляя вслух, - Кроме имени подружки Маугли и на ум-то не идёт ничего… Багира.
Как только она произнесла это имя, пантера с интересом уставилась на неё.
– Багира, - попробовала Юля ещё. Та, покачиваясь, встала и навострила уши.
– Похоже, я угадала, - улыбнулась ей Фаррелл, и открыв заднюю дверь пригласила в машину – Поедешь со мной?
Пантера подошла ближе и поставила лапу на машину. Видно было, что она собирается с силами.
– Алле оп! – произнесла Юля и та, о чудо, прыгнула на сиденье и сразу же улеглась. Юля обошла машину, и сев за руль, отправилась в ближайший населённый пункт, на заднем сиденье было тихо. Она притормозила около придорожной шашлычной и купила у немало удивлённого хозяина шалмана сырого мяса. Отъехав немного подальше, женщина снова остановилась и покормила свою новую питомицу.
– Надо бы нам врачу тебя показать, - со вздохом сказала Юля, - Давай искать ветеринара.
После недолгих поисков и расспросов, группа молодых людей доходчиво объяснила ей маршрут. Вскоре, она притормозила около мрачноватого, наполовину разрушенного здания местной ветстанции. На первом этаже в одном окне горел свет, и Юля уверенно вошла внутрь. Пройдя по тёмному коридору к кабинету, из-под двери которого струилась полоска света, она постучалась. Никто не откликнулся и Юля, не дожидаясь приглашения, вошла. В кабинете, положив голову на стол, мирно похрапывая, спал, судя по всему, местный врач. Юля огляделась, советское время здесь не заканчивалось. Она с любопытством, свойственным человеку с медицинским образованием, пригляделась к этикеткам на лекарствах, расположенных в стеклянном шкафчике. Рефлекторно, Юля поморщилась при виде АСД, лекарства времён второй мировой войны, характерное противным запахом. Причём каждая фракция этого зелья смердела по разному, и запоминалась раз и навсегда тому, кто хоть когда-нибудь вдохнул сей аромат. В компании с АСД, стояла пара видов древних антибиотиков, ёмкости подписанные как «ихтиол» и «марганцовка», венцом коллекции являлось хозяйственное мыло. По стенам были развешаны различные приспособления жуткого вида, больше похожие на орудия пыток, нежели на оборудование для оказания помощи животным. Но проведя аналогию с медицинским оборудованием, Юля догадалась о предназначении некоторых предметов. За спиной врача висели портреты знаменитых людей, несколько удивила их. Пастер, Гагарин, Рахманинов и Булгаков. Видимо, это были своего рода гуру местного эскулапа, что уже характеризовало его с хорошей стороны. Она присела на хромоногий табурет около стола и взглянула на врача. Это был человек преклонных лет, чем-то внешне напомнивший ей бравого солдата Швейка из старого фильма. Она приподняла карандашницу на его столе и с лёгким стуком вернула её на место. Храп тут же прекратился, и врач приоткрыл один глаз. Увидев незнакомку, он резко выпрямился за столом и протёр глаза.
– Здравствуйте, - поприветствовала Юля, - Простите, что побеспокоила Вас, но у меня неотложное дело.
– Что за бесовщина? - пробормотал он, удивлённо рассматривая её, - Ты с луны, что ли свалилась?
– Я бы сказала, съехала с трассы, - улыбнулась она, - И не стоит, в связи с этим, приписывать меня к тёмным силам. С Вашего позволения, я перейду сразу к делу.
- Какая речь, чистый Версаль, - довольно протянул врач, - Дерзай, рассказывай.
Юля описала ему встречу в овраге и замолчала.
– Базилио нашёлся, - тихо проговорил врач, - Бедолага, возможно, для него лучше было бы погибнуть.
– Базилио? – удивилась Юля, - А я его в девочки записала. Но, почему вы так говорите? Вы знаете владельца этого несчастного существа?
Врач ещё раз с интересом оглядел её.
– Знаю, или правильнее сказать знал, - сказал он, роясь в ящике стола, - Я очень удивлён, что он доверился тебе.
Раньше Базилио не признавал никого, кроме своей хозяйки. Мужчина, наконец, нашёл искомое и положил перед Юлей фотографию, примерно тридцатилетней давности. На ней была изображена красивая, улыбающаяся женщина с несколькими пантерами, лежащими в ряд.
– Вот хозяйка твоего найдёныша. Она в прошлом дрессировщица, несколько лет назад вышла на пенсию и вернулась в родной город. Привезла с собой двух таких котов, Багиру и Базилио. Но первая, почти сразу после переезда скончалась. А Базилио она как сына берегла, себе могла, что-то не купить, а ему старалась, чтобы всегда мясо было. Его недавно купить у неё хотели. Люди тут у нас появились, целый остров приобрели, за год такие хоромы отстроили. Ему по уму там раздолье бы было. Но она - ни в какую, тоже можно понять, одна родная душа у неё была. Наталья Дмитриевна, умерла недавно. Так Базилио в дом никого пускать не хотел. Так он, несчастный, стонал от горя, что волосы дыбом вставали от его плача. Его даже пристрелить хотели, но он в доме окно разбил и сбежал. Люди-то, которые купить его хотели, искали потом, но тщетно. Вот такая история.
Юля задумалась, и, встав, подошла к окну, вглядываясь в темноту. Несчастный загнанный зверь окончательно завладел её сердцем. Она просто обязана была помочь ему. Но как? Можно было бы взять его в Англию и в их парке создать для него просторный вольер. Вопрос, как поступить сейчас. Не тащить же его через хоть и достаточно условную, но границу.
– Простите, - сказала она повернувшись к врачу, - А Вы не могли бы на некоторое время оставить Базилио у себя? Раз я пришлась ему по душе, готова забрать его, но… несколько позже.
– Нет, дочка, - сказал он, подумав, - У нас здесь слухи быстро разносятся, ко мне быстро приедут те, кому он так давно желанен. Не хочу неприятностей. Не в том я возрасте. А вот если ты сама с ними договоришься – это другое дело. Я тебя даже к ним отвезу, у меня катер есть. Как звать-то тебя, кстати?
– Катя, - чуть запнувшись, ответила Юля.
Ей был симпатичен этот человек, и очень неприятно было его обманывать. Он, определённо, обладал хорошим чутьём и заметил это.
– Ну, Катя, так Катя, - пожал он плечами, - А я Михалыч, Иван Михайлович полностью, зови как удобно.
– Иван Михайлович, - тихо сказала Юля, - Мне очень нужно продолжить путь. Я прошу Вас.
– Перво-наперво, - перебил он её, - Тебе нужно отдохнуть, прежде чем ехать куда-либо. На тебе лица нет. Давай я тебе давление померяю, да чаем напою. А потом посмотрим на твоего красавца, он сейчас вне опасности уже, я понимаю. Потом выспишься, отвезём его на остров, и отправишься дальше. У нас здесь знаешь, как красиво? Заповедные места.
Юля устало опустилась на стул. Её положение обязывало подумать о ребёнке, которого они с Робом так желали. Она чувствовала себя полностью опустошённой, хотелось и правда упасть и уснуть.
– Давайте для начала посмотрим Базилио, - сказала она, - А там решим.
– Как скажешь, - сказал врач, вставая,- Сейчас фонарь возьму, а то в коридоре света нет. Электриков уже месяц не могу дождаться.
На улице Юля открыла машину и ласково позвала пантеру.
– Базилио, выходи, - она протянула руку и погладила его по голове, - Разомни лапы. Животное с опаской огляделось и аккуратно выскользнуло из машины. Увидев постороннего человека, пантера тихо зарычала.
– Иван Михайлович, - попросила Юля, - Вы скажите, куда отвести Базилио и отойдите, а я сама его провожу.
– Веди в соседний с моим кабинет, - сказал врач, отступая назад, - Я там свет сейчас включу.
Он исчез в дверном проёме, а она, захватив сумку из машины, последовала за ним. Базилио беспрекословно шёл рядом с ней. Для Юли был неясен этот феномен, но она настолько устала, что уже перестала удивляться. Отведя животное, в указанное помещение, Юля прошла к Ивану Михайловичу. Незабвенный аромат АСД с порога ударил ей в нос. Шпателем размешивая свежеприготовленную мазь, врач напевал себе что-то под нос.
– Ты не побоишься сама смазать ему рану? – поворачиваясь к ней, спросил он.
– А она не очень жгучая? – уточнила Юля, - Он, конечно, мне доверяет, но мы с ним ещё не настолько знакомы.
– Нет. Но можем оставить так, - вздохнул врач, - Меня он, вообще, не подпустит. Наталья сама всегда всё делала.
– Я попробую, - быстро согласилась Юля, понимая что Базилио всё-таки нужна помощь.
– Тогда действуй, - сказал Айболит, - Я почему-то уверен, что у тебя получится.
Он протянул ей миску. Юля достала из сумки мясо, отделила часть и, взяв снадобье, отправилась к необычному пациенту.
- Базилио, - сказала она, поставив перед ним еду, на старый вытертый ковёр, устилавший пол в комнате, используемой врачом, похоже, в личных целях, - Как хочешь, а я должна тебя осмотреть.
Пантера радостно обозрела кусок мяса и быстро умяла его. Юля погладила животное по холке и аккуратно приблизилась к ране. Базилио вел себя миролюбиво, и она, зачерпнув шпателем мазь, мысленно вознесла молитву и приложила лекарство к ране. Он встрепенулся, но отреагировал, в целом, апатично.
– Вот и умница, - похвалила Юля и отправилась ему за водой. Вернувшись, она присела около него, а Базилио неожиданно положил ей голову на колени, прикрыв глаза. Юля гладила его по голове и думала о своём. Роберт всегда ассоциировался у неё со львом, и, сейчас она мысленно перенеслась в свой дом в Мидвэй-Мэнор. Они часто сидели перед камином в гостиной именно так. Муж любил положить ей голову на колени, она же перебирала его густые волосы. Роб рассказывал ей каждый раз, что-нибудь новое и необыкновенно интересное. Уйдя в воспоминания, она не заметила, как сон сковал ей веки и, положив голову на своего нового друга, она уснула. Врач заглянул в кабинет, Базилио тихо, предупреждающе заворчал.
– Катя, - тихо позвал Иван Михайлович, - Давай я тебя поудобнее устрою.
Но она так крепко спала, что ему ничего больше не оставалось, как убраться восвояси.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Вторник, 18.12.2012, 01:26 | Сообщение # 98
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Роберт с Алексом третий день находились в плену. Только один раз ещё их навестили похитители. Филатов опять не сдержался и бросился на Роберта с кулаками, но тот дал ему отпор, после чего подельник Сергея стукнул Фаррелла рукояткой пистолета по голове, отправив в глубокий нокаут. Алекс, не имея возможности прийти на помощь другу, метался на полу, как раненный зверь, но на него даже не обратили внимание. Закончилось тем, что их связали и удалились. Когда Роберт пришёл в себя, он первым делом принялся освобождаться от пут. На это ушли остатки ночи, вообще, если бы не часы Алекса, мужчины потеряли бы времени счёт. Утром они услышали гул, похожий на вертолётный, и так как к ним больше в этот день никто не приходил, Роберт предположил, что это отбыли Филатов с Фарой. Несмотря на страшную слабость, ребята принялись за подкоп, другого пути они не видели, а то, что их не трогали, послужило им на руку. Глаза очень устали от темноты и копать было не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Здание, судя по всему было недостроено, но фундамент был заложен хороший, и уходил глубоко в землю. Осложняло, всё это ещё и то, что у Алекса был, видимо, задет спинной нерв, потому, что каждое движение ниже спины, причиняло ему жуткую боль, вдобавок к этому, не работала правая рука. Из подручных средств у них была только кружка и собственные руки. Когда они дошли до места, где стало возможным копать в сторону выхода, задача усложнилась, Роберт насыпал землю в рубашку, и Алекс левой рукой помогал поднимать её наверх. В один из перерывов, Роберт сидел, прислонившись к стене о чём-то думая.
– Алекс, - наконец, решил озвучить он свои мысли, - У меня сложилось впечатление, что мы очень далеки от места аварии.
– Что ты хочешь этим сказать? - удивлённо спросил друг.
– Да земля здесь другая, понимаешь? Почва здесь чересчур влажная и глинистая, – постарался пояснить Фаррелл, и, порывшись в последней порции поднятой земли, извлёк несколько частей корневой системы каких-то растений.
- Я не очень силён в вопросах флоры тех мест, но эти корни наводят меня на ту же мысль, - протягивая их другу, добавил он, - Да и нет там столько растительности.
– Сколько ты был без сознания, до того, как впервые пришёл здесь в себя? - спросил Алекс, так же пробуя на ощупь землю. Роберт задумался, обхватив руками голову, которая нещадно начала болеть.
– За время, что я был без сознания, нас могли доставить даже в Антарктиду, - рассуждал он, - Ты, знаешь, я склоняюсь к мысли, что нас обкололи вдобавок какой-то наркотой. Уж больно тяжело я приходил в себя. Ни разу ранее не приходилось бывать в таком жутком состоянии, словно вернулся с того света.
– Как вариант, - согласился Алекс, - Спасибо не передозили.
– Филатов – мастер на такие дела, - мрачно проговорил Фаррелл, вспоминая как в Питере, буквально год назад с трудом откачал Юлю, после неудачного похищения, организованного её несостоявшимся женихом. Вспомнив жену, он вновь задумался об опасности, угрожавшей ей, и со стоном повалился на бок.
– Алекс, - простонал он, - Как я могу её защитить? Ведь он, наверняка, полетел за Юлей.
– Да, ладно, братишка, - постарался приободрить его друг, - Она ведь с Малышом, а он сумеет прикрыть её.
– Я чувствую, что-то случилось, - с тяжёлым вздохом произнёс Роберт, - Вряд ли я смогу объяснить тебе, но это факт.
Фаррелл сел, обхватив колени руками, и принялся восстанавливать видение, которое буквально вернуло его к жизни. Однажды, он уже видел сон, который предсказал ему встречу с любимой, поэтому в этот раз его интересовали детали увиденного. Но в памяти всплывал только её манящий образ, который приближался к нему и взмывал ввысь над пропастью, разделявшей их.

Мистер Фаррелл не находил себе места от волнения. Он с нетерпением ждал звонка от ребят, последний разговор с Джулией ни шёл у него из головы. Прошло немного времени с того момента, как она позвонила, но оно казалось ему вечностью. Эдвард ехал домой из клиники, когда раздался звонок от Алика, который вернулся домой в полной растерянности оттого, где искать Юлю и куда бежать в первую очередь. Он счёл своим долгом, поставить мистера Фаррелла в известность о её побеге, невзирая на то, что тот совсем недавно перенёс инфаркт. Его здравый смысл, всегда восхищал Алика, да и две головы, как говорится, лучше. Опасаясь прослушки, он вставил в телефон новую английскую сим-карту, которую недавно приобрёл очень кстати, и набрал номер мистера Фаррелла.
– Это были люди Филатова, - без предисловий заявил он, - Юле удалось сбежать, но я теперь, бес меня побери, не знаю, что делать. Она ускользнула без телефона и, словно, в воду канула.
Мистер Фаррелл побледнел и так крепко сжал подлокотник, что костяшки пальцев, прямо, побелели. Патрик заботливо наклонился, было, к нему, но тот решительно пресёк его движение.
– Алик, - дрогнувшим голосом спросил он,- Ты уверен, что она не попала к ним в руки?
– Да, - твёрдо ответил тот, - Так что мы будем предпринимать?
Разговаривая, Алик вышел на балкон, и сердце его затрепетало, когда он увидел маленький краешек листка, видневшийся из-под колеса.
– Ты моя умница, - вырвалось у него, - Мистер Фаррелл! Она отправилась на место аварии, а меня просит навести справки в Питере. Я нашёл её записку.
– О my God! – воскликнул Эдвард, - Но как же она доберётся туда? У неё нет визы, в аэропорту её могут задержать. Алик, как ты думаешь, что она предпримет?
А Алик сидел на коленях посреди комнаты, прижав листок к губам и думал, что если они выберутся из этой передряги живыми, то он... на этом месте его фантазия натыкалась на неопреодолимую стену её нерушимой любви к Роберту... то он просто докажет своё право оставаться рядом с ней.
– Она с вещами и с документами ушла? - продолжал расспрашивать Эдвард.
– Она выпрыгнула из окна с сумкой, - задумчиво подтвердил Алик, - Все необходимое у неё было там.
– Откуда выпрыгнула? - в ужасе схватившись за голову, переспросил Эдвард - Ты на каком этаже живёшь?
– На третьем, - ответил Алик, беря себя в руки, - Да Вы не переживайте…
И он рассказал, как прошла встреча и про Юлин побег. Мистер Фаррелл слушал, закрыв глаза, и слёзы невольно бежали по его щекам.
– Останутся в живых, - выслушав, устало проговорил он, - Убью обоих.
– Вы не оставляете им шансов, - несмотря на тяжесть ситуации, рассмеялся Алик, - У меня, правда, похожее желание.
–Ах, Алик, Алик, - вздохнул Эдвард, - Как ты меня понимаешь! Ведь за это время, ты, можно сказать, стал просто членом их семьи, и, также искренне любишь их.
– Я бы очень хотел... – Алик на секунду замялся, - Когда мы все вновь будем вместе, по-прежнему оставаться рядом с ними.
– А что, разве вы хотели расстаться? – искренне удивился Эдвард.
– У нас заканчивается договор, - сказал Алик помрачнев, - И, похоже, Роберт не хочет его продлевать.
Мистер Фаррелл помолчал, он понимал сына, который ревновал свою жену даже к нему. Что же говорить про друга, который был первой любовью Джулии, и, не смотря ни на что, явно был к ней далеко не равнодушен. Да, он был идеальным телохранителем, но и оставался идеальным соперником. Мысленно он не раз в душе смеялся над сложившейся ситуацией, будучи абсолютно уверенным в порядочности всей темпераментной троицы.
– Ладно, Алик, - сказал Эдвард, поразмыслив, - Давай не будем складывать все яйца в одну корзину. Нам нужно разыскать их для начала.
Тут он запнулся, вспомнив о том, что ему предстоит вскоре опознание... Юля настолько поселила в него уверенность, что Роберт жив, и он гнал от себя мысль, что это тело может принадлежать его сыну.
– Я отправляюсь в Эльчаед, - мрачно продолжил он, - Я должен убедиться, что погиб не Роберт, а другой человек. А ты, наведи справки по Питеру, давай поверим в Юлину интуицию. Она мне ещё в Лондоне говорила о том, что должна там что-то проверить. Тебе нужны деньги?
– Нет, - сказал Алик, - Пока хватит. А машину я пока у Алекса перехвачу, думаю, он не будет возражать, когда вернётся.
– Ты можешь, остановиться в Зеленогорске, - Эдвард вздохнул, - Юля хотела так поступить. Так как же она попадёт в Эльчаед?
– У Вас есть какие-то сомнения на этот счёт?- усмехнулся Алик.
– Ты прав, - с полуслова поняв его иронию, согласился мистер Фаррелл, - Я не завидую тому, кто попытается встать преградой у неё на пути.

Юля проснулась, когда ещё было темно от странного ощущения, словно в глаза попал песок. Неснятые линзы, дали о себе знать. Она не сразу сообразила, где находится и что у неё под головой такое тёплое. Базилио почувствовал её пробуждение и зашевелился.
– Дожила, - усмехнулась она, - Сплю с дикими кошками, в забытой людьми и Богом, ветеринарной клинике. Цирк уехал, клоуны остались. Ну что, Базилио, я пристрою тебя сейчас, и нам придётся расстаться. Надеюсь, ненадолго.
Она погладила его по спине и поднялась. Взяв свою сумку, она первым делом избавилась от линз и отправилась искать, где можно умыться. Приведя себя в порядок, она отыскала Ивана Михайловича, который кемарил на небольшом диванчике.
– Не перестаю удивляться, поведению Базилио, - рассуждал он, вскоре, заваривая чай, - Прямо мистика какая-то... Сев за стол, он взглянул в Юлины глаза и удивлённо замолк. – Я точно помню, что вчера твои глаза были синие, а сегодня – зелёные, - констатировал он, и внимательно посмотрел на неё, - Ты не похожа на других, и имя твоё – не твоё, и глаза... что занесло тебя сюда? Здесь рукой уже подать до границы, дорога никуда больше не сворачивает. Ты, по всей видимости, очень хороший человек, животные всегда это определяют безошибочно. Скажи мне, кто ты на самом деле?
Юля стянула с головы парик и улыбнулась ему грустной улыбкой.
– Если продолжить разоблачение, - произнесла она, - То волосы тоже не мои. Иван Михайлович, я не хочу разыгрывать перед вами представление. Путь мой лежит на восток, как вы правильно заметили, но я не преступница и опасаюсь преследования не со стороны закона. Но, не желая Вас втягивать в неприятности, позвольте мне остаться инкогнито. Врач хотел возразить, но тут в соседнем кабинете раздался телефонный звонок, и он поспешно вышел.
– Дочка, иди сюда, - окрикнул он её минут через пять, - Обстоятельства складываются сами собой.
Юля вошла в кабинет и застала его спешно собирающим свой не хитрый арсенал лекарств и инструментов в сумку.
– Вы о чём? – настороженно спросила она.
– Позвонили с острова, - возбуждённо проговорил он, - Там собаки погрызли любимого кота их босса, который в отлучке, хотели приехать, но бояться сделать ему хуже. Поедем сами, заодно и договоримся.
– Отлично, - обрадовалась она, - Я только сразу оденусь для дальнейшего пути, и так много времени потеряно.
Юля направилась собирать вещи и переодеваться. Ей предстояло въехать в страну, где светловолосая женщина была словно красное покрывало для быка, поэтому она вскоре предстала перед врачом кареглазой брюнеткой в чёрном длинном одеянии.
– Я готова, - произнесла Юля, - У Вас есть для Базилио что-нибудь вроде ошейника?
Тот раскрыл рот и чуть не сел мимо стула.
– Ну, ты даёшь, ешки-матрёшки!
Он взял со стола запасные очки, положил их в карман и, подошёл к ящику, стоящему у окна. Порывшись немного, врач извлёк оттуда весьма потрёпанную, но крепкую амуницию на здорового пса.
– Держи вот, от овчара моего осталась, - произнёс он со вздохом, - Добрая псина была. Прожила тихую жизнь, но достойную.
– Bene qui latuit, bene vixit, - процитировала она на латыни, - Хорошо прожил тот, кто прожил незаметно. Хотя я в корне с этим не согласна.
Врач задорно рассмеялся.
– Ну а латынь-то ты откуда ведаешь, - спросил он её, - Я слишком долго живу за гранью цивилизации, сам в своё время такое решение принял. Давно ничему не удивляюсь, но ты…
- На самом деле, - перебила его Юля, - Моё знание латыни вполне обосновано, по образованию я врач, хоть и не ветеринарный, но, тем не менее, мы коллеги.
- Ладно, коллега, - потрепал он её по плечу, - Нужно ехать, пока там кот не дал дуба. Да и клиенты серьёзные. Ох, чует моё сердце, что-то неладное. Тревожно мне отчего-то. Я с ними напрямую никогда не сталкивался. Откуда телефон только станции раздобыли, справочники только, небось, у старожилов и остались.
Юля взяла ошейник с поводком и отправилась уговаривать Базилио надеть сию красоту.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Вторник, 18.12.2012, 01:27 | Сообщение # 99
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
С тяжёлым сердцем мистер Фаррелл сел в самолёт. Он связался с посольством в Москве и с друзьями из врачебных кругов, чтобы выяснить истинную ситуацию, касающуюся Джулии. Перед самым вылетом ему позвонили из Петербурга и сказали, что их адвокат, который вёл Юлино дело, найден убитым на своей даче. Также не обрадовали новости из Москвы, его невестку обвиняли в содействии Филатову, который находился в международном розыске.
– Это же невозможно, - с трудом сдерживая себя, вёл диалог мистер Фаррелл, - Все обвинения сфабрикованы…
Больше всего его беспокоило, что Джулия исчезла в неизвестном направлении. Он пытался утешить себя, полагаясь на её изворотливый ум, но и не мог исключить варианта, что она попала в руки бандитов. Поразмыслив, он связался с управляющим банка и запросил Юлины последние счета. Он, по согласию детей, имел такую возможность. Ребята безоговорочно доверяли отцу, и многие общие финансовые дела вёл именно он. Уже сев в самолёт, он, пока была возможность, вошёл в почту и обнаружил ответ из банка.
- Моя девочка, с тобой всё в порядке, - прошептал он, увидев, что Юля сняла некую сумму денег уже после бегства из квартиры Алика. – Патрик, - обратился он к молодому врачу, отправившемуся с ним в путь, чтобы поддержать в нелёгкую минуту, - Она жива.
Тому не нужно было объяснять о ком идёт речь. Он хорошо знал мистера Фаррелла и Роберта, и давно со стороны наблюдал, как его наставник трепетно относится к жене сына. Патрик взглянул на часы и достал из кармана таблетки.
– Прошу Вас, примите. Вы очень взволнованы, - сказал он, терзаясь желанием больше расспросить о том, что произошло.
Его личная жизнь виделась ему настолько обыденной, что порой казалось, он, словно, проживает чужие. Изо дня в день он приходил на работу и вникал в проблемы своих пациентов. Будучи молодым специалистом, он ещё не научился абстрагироваться от того, что люди приходят и уходят, выздоравливают и умирают. Но самым главным объектом его пристального внимания стали Фарреллы. От них троих шла необъяснимая положительная энергия. И, в то же время, когда порой Роберт и Джулия приезжали к отцу, казалось, что круг замыкался, и никто лишний не мог прорваться в их личное пространство. Они могли переговариваться взглядами, а порой Патрику казалось, что если, к примеру, Юля только подумает обронить ручку, Роберт заранее уже нагнётся, чтобы её поймать на лету, а Эдвард не глядя на это протянет ей другую.
Мистер Фаррелл машинально принял лекарство и перенёсся мысленно к сыну. Словно старая киноплёнка замелькала у него перед глазами. Вот они с Элизабет провожают его первый раз в школу. А вот он обучает его игре в теннис, у Роберта, с его кошачьей грацией, не было проблем с овладением этого вида спорта. Они играют на поляне в мяч, боксируют, выезжают лошадей. Первый раз сынок подрался и пришёл домой с разбитыми кулаками и мешком негодования. Шапочка выпускника уже венчает его голову. Он студент и приехал на каникулы. И вот Роб заявляет им с Элизабет о том, что уезжает делать военный репортаж. Гибель жены вклинивается острым кинжалом в эти воспоминания.
Эдвард стиснул зубы и прогнал подступивший комок к горлу. Вдруг образ Элизабет сменился мягкими и такими уже ставшими родными чертами Джулии. Он вспомнил, как осматривал эту девушку впервые, когда Роберт принёс её без сознания в их дом в России. Недоумевая, какая перемена произошла с сыном, который рассказывал взахлёб, как и где нашёл это сокровище, Эдвард с первой встречи отчётливо понял, что Джулия останется в их жизни. После этого сын и она стали для него единым целым, но в тоже время он полюбил её как женщину. Чувство вины перед Робертом порой накатывало на него, но он был чрезвычайно корректен по отношению к ней и чист как слеза. Так в воспоминаниях прошёл весь полёт и Эдвард прибыл в пункт назначения в полностью растрёпанных чувствах.
Его уже встречали, общественная добровольная медицинская организация прислала машину.
– Прошу вас, - скрепя сердце, попросил мистер Фаррелл, - Доставьте меня сразу к месту экспертизы. Он обвёл глазами видневшиеся вдалеке горы, прищурившись, взглянул на небо без единого облачка, на солнце, нещадно палящее над этой бедной, измученной войнами, страной и тяжело вздохнув, сел в автомобиль. Патрик тихо последовал за ним.
– Мистер Фаррелл, - смущённо напомнил он, - Вы совсем не ели сегодня, так нельзя, Вам нужны силы.
– Мне нужны мои дети, - с горечью произнёс Эдвард, - Без них я не хочу ничего, разве что пулю в висок.
Патрик испуганно посмотрел на него.
– Нельзя так говорить, - возразил молодой человек, увидев, что учитель совсем не шутит, - Жизнь даётся человеку один раз...
– Патрик, - устало прервал его мистер Фаррелл, - Ты не поверишь, сколько раз я сам произносил эти слова другим людям, но честное слово, такое ощущение, что жизнь утекает из меня, когда я только допускаю себе мысль, что Роберт и Джулия покинули этот мир навсегда.
– Роберт, Ваш сын, это я могу понять – решился на разговор Патрик, - Но Джулия, вы так привязаны к ней. Я понимаю, что это совсем не моё дело...
Мистер Фаррелл внимательно посмотрел на своего ученика и, не увидев праздного любопытства в его глазах, повернулся к окну. Двоякое чувство испытывал он в этот момент, уйти в себя, гоня прочь мысль о предстоящем испытании и накопившееся за последний год желание выговориться. Он доверял этому человеку и был уверен, что тот не будет распространять на работе слухи о нём.
– Вам нужно выпустить свою боль наружу, - словно в унисон его мыслям, произнёс Патрик.
– Возможно, ты и прав, - покачал головой мистер Фаррелл, - Сложно оставаться с подобным горем один на один. Да не будет кощунством по отношению к моему несчастному сыну, то, что я расскажу тебе сейчас. Я много повидал в этой жизни и хорошего и плохого. Но самым большим счастьем для меня всегда была моя семья. Небу было угодно послать мне истинную любовь. Моя Элизабет была лучшей в мире женой, матерью, любовницей. Но небу также почему-то захотелось отнять её у меня. Я решил, пожизненно возложить на себя венец вдовца и долгое время совершенно спокойно нёс это бремя. Но однажды, в самый ненастный день на моей памяти, мой сын принёс в дом девушку, которая балансировала между жизнью и смертью. В тот момент, я пришёл в полное смятение чувств, но меня тогда потрясло другое. Мой сын, холодный сердцеед, вскруживший, насколько мне известно, много девичьих голов своей неприступностью и равнодушием, наконец-то влюбился. Это было так необычно, удивительно, волшебно. Я смотрел на своего мальчика и не узнавал. В его вены, словно влили эликсир преображения, а он сам, буквально, врос в жизнь другого человека. Его глаза впервые горели огнём любви, хотя он даже не был раньше знаком с этой девушкой, не знал, откуда она, её имя. Я был счастлив за него, как никогда и не сразу понял, что влюбился в неё сам. В первое утро, я пришёл навестить свою случайную пациентку и утонул в её глазах, осознавая, что пропал окончательно. Затем, день за днём я приходил к ним, разговаривал всё больше о делах, а в душе моей бушевала буря неразделённой любви, любви, которая, по сути, была обречена на полное самопожертвование. Самое страшное, для меня было понимание того, что мечта моя, голубка ненаглядная никогда не будет моей. Я смотрел на Роберта и узнавал себя в молодости. Оставаясь наедине с собой, я пытался выбросить эти мысли из головы, но закрывая глаза, видел перед собой только её. Вскоре, произошло страшное происшествие, чуть не отнявшее у нас Джу, как я называю её про себя. Она была смертельно ранена, огнестрел... ребята, вовремя доставили её ко мне на стол. Я молил Бога, оставить её в живых и сражался со смертью, которая неумолимо пыталась забрать у нас нашу девочку. Когда у неё пошла остановка сердца, я, вернул её назад, но до сих пор считаю это возвращение чудом, дарованным свыше. Уже после, смывая кровь со своих рук, я почувствовал как она дорога мне. Теперь я знал каждую её клеточку, и снаружи и внутри.
- Достав Джулию с того света, я вручил её своему сыну и принял для себя решение остаться навсегда незримым спутником и верным рыцарем той, кого не имею право любить любовью, которая грезилась мне теперь во снах. Сердце моё обливалось кровью, когда ребята ввязывались в какую-либо афёру. Роб совершенно неугомонен, а девочка ему под стать. Всякий раз, когда я ждал их приезда, испытывал волнение, словно мальчишка перед первым свиданием. Изнывая от ожидания, просматривал её фотографии, и словно губка, впитывал, когда виделся с Джу, всё что исходило от неё, аромат, грацию, звук её голоса, лёгкий шёлк волос. Мне нестерпимо хотелось прижать её к себе и никуда больше не отпускать. Особенно тяжёлым испытанием поначалу для меня было видеть их страсть со стороны и ощущать себя в какой-то мере ущемлённым, но потом я привык и к этому. Для меня стало счастьем любое её внимание ко мне, будь то касание руки, ласковый взгляд, или дружеский поцелуй. Когда они жили в моём доме, я прислушивался к её шагам, хотя она, как и Роберт, передвигалась почти не слышно, позволял себе заходить в комнату, когда Джу ложилась отдохнуть одна днём, и просто сидел, наблюдая за ней, делая вид, что листаю какой-то журнал. Мне нравилось исполнять все её желания, что заставляло Роберта поворачиваться побыстрее, чтобы опередить меня в этом. Я разделил право между собой и сыном, вручить ей семейные драгоценности. Помню, как он шутил, что должен приложить много усилий, чтобы успеть добежать первым хотя бы до алтаря, - мистер Фаррелл задумался, вспоминая очаровательную невесту и взгляд его просветлел. - На свадьбе мы танцевали, с ней и голова моя кружилась, словно женихом был я, - смущённо продолжил Эдвард, - Она знала о моём чувстве, и очень чутко относилась ко мне. Роберт немного ревновал сначала, а потом тоже принял это, как нечто естественное и неотвратимое. Я старался вести себя так, чтобы моя любовь не причиняла им беспокойства. Необыкновенно органичные, представляющие одно целое, дети не должны были переживать за мою сладкую, но такую сильную боль. Я превратил для них это в лёгкую шутку. Они улетели на остров в свадебное путешествие, а я в первую ночь, которую они провели там, выпил целую бутылку коньяка, и расстрелял не одну обойму патронов в парке, а под утро сел на коня и скакал, пока не выбился из сил. Весь месяц, каждый день я жил ожиданием весточки от них, Роберт писал примерно раз в неделю, сдабривая письмо очередной порцией фотографий. Просматривая их бесконечное множество раз, я замечал каждую мелочь. Как изменился её взгляд, фигура, она стала женщиной и от этого стала ещё прекрасней и желанней. Её пляжная фотосессия, была для меня пыткой, но день за днём я возвращался к ней. Мои сёстры считали, что я завёл роман где-то на стороне и пытались выпытать мои планы на будущее. Они не хотели, чтобы в доме появилась ещё одна хозяйка. Я бы хотел утешить их, но моё признание, скорее всего, шокировало бы ещё больше моих леди. Когда Джу потеряла ребёнка, я чуть не сошёл с ума от горя. Я присутствовал при том, как извлекали из неё то, что так никогда и не стало моим продолжением. Срок был маленький, но даже то, что должно было развиться в родного человечка, я забрал тогда и похоронил в парке. Ребята не знают об этом, а я теперь часто прихожу на это место и сижу подолгу, - складка легла на лоб Эдварда, и он замолчал, думая о том, что и сейчас беременность Джулии под угрозой. «Прыжки из окна, сумасшедшая девчонка, - думал он, - что ты ещё вытворишь, разорву загранпаспорта и запру в доме обоих, только останьтесь в живых». Слеза предательски сбежала по его щеке.
- Я сделал её своей правой рукой, последние полгода мы проводили много времени вместе по работе и просто так, порой мне казалось, что она мне жена, настолько мы понимали друг друга с полуслова. Но вечером Роберт приезжал за ней, и я оставался один, в своей такой холодной и пустой комнате... постели. С утра она возвращалась разгорячённая молодым мужем, часто не выспавшаяся, но с горящими глазами, и мы снова проводили вместе день. Я знал каждое её движение, мог предугадать, что она сделает в следующий момент. Она впитывала всё, чему я учил её легко, можно сказать играючи. Иногда, уже под вечер, когда ожидали приезда Роберта или её телохранителя, мы садились рядышком на диван, и я читал ей любимые книги, а она, положив голову мне на плечо внимательно слушала. То, что она сейчас разговаривает отлично на английском, моя заслуга, Роберт очень любит русский, это ведь язык его предков по материнской линии, и не очень озадачивался её обучением. Он стал её учителем в любви, когда мы познакомились с ней, её сердце было истерзано и убито первой любовью. Никто не сможет заменить ей его, - Эдвард запнулся и закрыл лицо руками, плечи его подрагивали.
Патрик положил ему руку на плечо, его сочувствие было невероятно велико, но он был бессилен перед горем, которое случилось с его учителем.
– Вы сможете заменить ей сына, - не подумав брякнул он, - Ведь вы женитесь на ней если...
– Молчи! - пылко воскликнул Эдвард, и замахал руками, - Мысль материальна, я знаю это. Гоню её сам с момента трагедии прочь. Быть рядом с ней высшее счастье для меня, но не такой ценой.
- Она ждёт ребёнка сейчас, - немного придя в себя, добавил он, - Я молю небо, простить мою страсть, и вернуть мне их троих живыми и невредимыми.
- Спасибо, что выслушал меня, - добавил мистер Фаррелл, взглянув в глаза Патрику, - Больше года я носил это в себе. И прости, за мою резкость. Совсем нервы никуда не годятся.
Они прибыли на место и молча вышли из машины, думая каждый о своём. Их проводили в мрачное помещение со скудным иссиня-голубым освещением. Эдвард ознакомился с делом и, встал, чтобы пройти на опознание. Их с Патриком провели в соседний зал с холодильными камерами, где на двух столах стояли носилки, накрытые белой простынёй. Патрик поддерживал его под локоть. Санитар встал и равнодушно снял полотнище, открывая обезображенное огнём до неузнаваемости то, что было когда-то человеком, то же он проделал и на втором столе. Эдвард на мгновение зажмурился, прогоняя подкатившую к горлу тошноту.
– Это не мой сын, - сдавленным голосом произнёс он, - Я настаиваю на экспертизе.
Он собрался с духом и склонился над останками, пытаясь хоть что-то понять.
– Мистер Фаррелл, - окликнул его эксперт, - По тому, что осталось от тела, сложно судить, кто был этот человек, но у него на пальце был этот перстень. Эдвард резко выпрямился и увидел венчальное кольцо своего сына. Резкая боль пронзила его, и он провалился в темноту.


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Вторник, 18.12.2012, 21:58 | Сообщение # 100
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
хотелось высказать ей своё фи

Изумительная фраза: в двух буквах море информации!

Quote (lady_farrell)
Вон как на этого актёришку прыгнула, я и охнуть не успел.

Вот из Алика "мужичья русскость" и полезла(((((((( Так они нас и теряют.

Quote (lady_farrell)
- Какая речь, чистый Версаль, - довольно протянул врач

Это тоже чистый Версаль))

Ты права, Юлечка: это жесть. Читать это трудно, но очень интересно. Замечательно глубоко описано чувство Эдварда. Я не люблю комментировать "горячие" сцены, потому что мне кажется, что это - быть третьим лишним. Но рассказ Эдварда искренний и чистый. Очень понравился.
С нетерпением жду продолжения. Давай - давай, автор: нельзя Роба так долго мучить в плену! *крик души читательницы*))


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 01:09 | Сообщение # 101
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Ах, Ниночка! Если бы ты знала, как я-то уже хочу вытащить своего ненаглядного Фаррелла из плена! И продолжить...


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 01:12 | Сообщение # 102
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Филатов нервно курил в машине сигарету за сигаретой, а Фара несколько насмешливо наблюдал за ним.
– Ненавижу эти горы, этот климат, это небо... – чуть ли не сквозь зубы, прошипел первый.
– Ну, а небо-то тебе чем насолило? - потягиваясь, спросил его подельник.
– Где эту стерву носит? Три дня, как о ней ни слуху, ни духу, - не отвечая на ерничество Фары, продолжал Сергей, - Эти идиоты, упустили её в Москве и она, как в воду канула. Я задействовал все каналы, так она хоть бы кому-нибудь позвонила, чтобы можно было запеленговать её. Такая умная стала или свалила, бросив своих англичан?
– Лучше скажи, - уже менее дружелюбно произнёс приятель, - Ты на кой ляд устроил папашке это представление с кольцом, ты хоть узнавал, не окочурился он там? Бабки кто нам заплатит теперь за сыночка и лапочку дочку.
– Мда, перегнул немного, - мрачно согласился Филатов, - Так кто бы мог подумать, что он такой слабонервный окажется, лекарь всё-таки как-никак. Хотел немного нервишки ему пощекотать. Алик ещё этот, сучонок, спецназ подтянул, всю малину нам в Питере разбомбил. Правда, ничего это ему не дало, на нас всё равно не выйдут. Откуда зараза эта контакты все узнала? Я помню, какая она перед нашей свадьбой подозрительной стала, всё перешарила тогда скорее всего. Ненавижу её, выловлю и...
– Только вылови сначала, - сердито сказал Фара, - А то сынка чуть не забил, папашку чуть к праотцам не отправил, да и эта, зараза, как ты обозначил её, не попала бы под машину где-нибудь. А то весь год работы – коту насмарку. Месть – это блюдо, которое подают холодным.
Солнце по-осеннему ласково, словно прощаясь перед скорым расставанием, заглядывало во все кособокие окна ветстанции и Юле нестерпимо захотелось выйти на улицу и, раскинув руки, просто постоять в единении с небесным светилом. У неё все эти три дня ужасно болело сердце, было ощущение, что оно разрывается на куски. Ей не давали покоя мысли о том, что Роберт где-то нуждается в помощи, что Эдвард с нетерпением ждёт её появления, что Алик ругает её, скорее всего, на чём свет стоит. Юля боялась даже думать, что с ними произошло что-либо… непоправимое. Как дороги, бесконечно дороги были для неё эти люди, искренне любившие и бывшие неразлучны с ней этот год. Она подалась своему желанию и выбежала наружу. Протянув руки к солнцу, Юля закрыла глаза и вдруг услышала рёв приближающегося мотора, инстинктивно, она бросилась к своей машине. Быстро заведя двигатель, она рванула за здание и укрыла железного друга от посторонних глаз. Затем, вспомнив, что сумка с документами и деньгами осталась в доме, она стремглав побежала туда. Навстречу ей, озабоченно вытирая лоб, вышел Иван Михайлович, держа в руках свой походный чемодан.
– Ты куда несёшься, как будто тебя ошпарили? – спросил он, - Это, наверное, за нами, сами господа решили приехать.
Юлино сердце колотилось так, словно хотело вырваться из груди. То ли она уже в каждом звуке чужой машины слышала звук погони, то ли страшное предчувствие неминуемой встречи с врагом интуитивно вспыхнуло внутри.
– Я за сумкой и за Базилио, - глотая ртом воздух, проговорила она.
В этот момент на площадку влетел джип, и из-за водительской двери быстро вышел человек, которого Юля сразу узнала. С водителем Филатова – Эдиком, её связывали неприятные воспоминания последних встреч. Она застыла, сжав плечо врача так, что пальцы побелели.
– Что с тобой? – быстро прошептал он, тревожно взглянув на неё.
– Похоже, я приехала, - одними губами произнесла она, и быстро добавила, бросив на Михаила Ивановича умоляющий взгляд, - Прошу Вас, спасите меня, скажите, что я работаю у Вас, или меня убьют.
Мужчина широкими шагами было направился к ним, но уронил ключи в траву и замешкался. Врач пытался переварить её просьбу, ощущая, как мурашки побежали у него по спине. Он был человеком не робкого десятка. Но в данной ситуации, на кон бросалось две жизни, его и этой удивительной женщины, ворвавшейся в размеренное, налаженное, пусть немного порой скучное, но существование. Лёгким кивком головы он, тем не менее, дал ей согласие.
Юля благодарно улыбнулась ему и, ловко выдернув из кармана его халата очки, водрузила себе на нос, затем с лицом учителя, встречающего первоклассников, повернулась к старому знакомому, отвечавшему теперь на звонок и не обращавшему на них внимания. Мысленно, она поблагодарила небо за то, что на ней сейчас был парик из чёрных волос и линзы карего цвета, костюм и макияж соответствовали ситуации, она переживала только за голос. Женщина может изменить внешность как угодно, но голос… если с Эдиком этот номер пройдёт, то при встрече с Филатовым, а она, похоже, состоится в ближайшем будущем, это не прокатит. И тут её пронзила мысль, что возможно, она в двух шагах от любимого. Словно крылья выросли у неё за спиной, теперь ей ничего не страшно. Господи, ведь если не эта пантера, она даже не запомнила как называется это место, промелькнувшее бы скорее всего мимо, как и десятки других, оставленных позади. Охотничий азарт при ощущении близости к разгадке овладел ею. Глаза загорелись огнём. В голове всё встало на свои места, и выстроилась примерная линия представления, которое она уже готовилась разыграть.
– Я немая, - повернувшись к врачу, быстро сказала она, приняв решение вести игру в таком ключе.
– Спаси и сохрани нас небо, - пробормотал он, и поприветствовал, наконец подошедшего Эдика.
- В машину, быстро, – не поздоровавшись, буквально заорал он, - Спасёте животное, денег срубите, а нет, так потом решать будем.
Иван Михайлович неодобрительно взглянул на собеседника, а Юля попыталась-таки зайти в клинику за сумкой. Но Эдик вдруг схватил её под локоть и потащил к машине.
– Поаккуратнее, с девушкой, - довольно резко вдруг сказал врач, следуя за ними, - Она моя помощница и прошу относиться к ней с уважением.
Мужчина ничего не ответил, но ослабил хватку, открывая перед ней дверь, он вдруг чуть внимательней, чем положено, взглянул на неё. Юля теребила ошейник в руках, соображая, как ей получить свою сумку, поэтому взгляд его выдержала, не задумываясь ни о чём другом.
– Мы раньше не встречались, - спросил он, беря её за подбородок.
«Совсем обнаглел», - мелькнула у неё мысль, когда она, молча перехватив его руку, опустила вниз и погрозила пальцем. Затем перечеркнула иксообразно руками воздух и глазами указала на дом.
– Она чего ненормальная? – подозрительно спросил Эдик у врача, отвернувшись.
Тот бросил быстрый взгляд на неё, она отрицательно качнула головой.
– Нет, если только чуть-чуть, - ответил Иван Михайлович, - Немая она и просит на минутку отпустить её в дом. Ей нужно взять ещё бинтов, мы как раз об этом говорили, когда вы подъехали.
Юля восторженно взглянула на доктора, ему бы сейчас поверил и Станиславский.
– Минуту на всё! – недовольно проговорил Эдик и пошёл заводить машину.
Она побежала к зданию, соображая по пути, что для помощницы врача захолустной станции сумка и мокасины от Тодс будут смотреться слишком вызывающе, и что с этим делать. Филатов, да и Эдик разбираются в вещах и обязательно это заметят. С другой стороны она… кто же она? О, цирковой ветеринарный врач, раньше гастролировала, а недавно приехала на похороны к тёте и осталась здесь на некоторое время. Юля зашла в комнату, Базилио на мягких лапах сразу подошёл к ней.
– Ты мне будешь, пожалуй, полезен, - на секунду задумавшись, сказала новорожденная дрессировщица, и надела на него ошейник с поводком. Тот особо не возражал. Затем она смахнула в сумку бинты, лежащие на тумбочке, и сунула её в целлофановый пакет, валявшийся поблизости, так как ничего альтернативного она не увидела. Лихорадочно Юля соображала, нужно ли спрятать свои настоящие документы, ведь неизвестно, как всё обернётся. С улицы раздался настойчивый сигнал автомобиля, и она решительно взяла поводок и пошла к выходу, решив спрятать всё, что могло бы выдать её за подкладку сумки, по дороге. У Эдика округлились глаза, когда он увидел столь необычную пару в чёрном. Базилио немного отлежался и отошёл от длительного голода, а посему двигался уже более грациозно.
– Так это же кошечка, которую Серёга хотел приобрести, - присвистнул он, - И девочка тоже ничего, может я смогу загладить свою вину. Всё же где я мог её видеть?
Он вышел из машины и открыл багажник, затем слегка шаркнув ногой, сделал приглашающий жест. Базилио издал грозный рык, но Юля похлопала его по спине и сделала мужчине знак зайти за машину. Эдик вернулся на своё место и она, посадив животное, тоже села в машину на заднее сидение рядом с Иваном Михайловичем. Достав блокнот и ручку, она начала переписку с ним. Обрисовав свою сказку, женщина уточнила, сколько им ехать. Десять километров по лесной дороге, потом либо на катере, либо, если закончили строительство моста, останется добраться до острова. Иван Михайлович взял у неё блокнот и, что-то написав, серьёзно взглянул на неё. «Я должен знать, кто ты и что случилось, чтобы помочь тебе. Этот человек, вспоминает, где видел тебя раньше. Будь осторожна», - увидев, что она прочитала, врач взял её незаметно за руку и слегка пожал. Юля задумалась, с одной стороны он мог оказаться их человеком, с другой стороны он и так в курсе, что она это не она. Всё равно всё её существо сейчас несётся в разверстую перед ней пропасть. Либо ей суждено спасти свою любовь, либо погибнуть. Третьего не дано. «Меня зовут Юлия Фаррелл, мой муж англичанин, я полагаю, находится у них в плену. Я напишу номера телефонов, вы сможете позвонить?», - написала она и, перечитав, протянула Ивану Михайловичу послание. Тот вдруг хлопнул себя по лбу и написал: «Я свой-то телефон не взял, сама бы позвонила. Давай». Машину периодически начинало швырять из стороны в сторону, и водителю было не до них, к счастью. Юля быстро достала ежедневник и записала туда телефон Эдварда и Алика. Потом подумала и попросила его письменно, если ему не удастся дозвониться, передать на все столичные радиостанции в стол заказов, следующее сообщение: «Малышу от его любимой леди, ради которой он когда-то в честь подтверждения вечной любви переплыл Неву, обманул, правда, но было классно. Приезжай ко мне в Задольск поохотиться, где живу в ожидании встречи». Врач перечитал обе записки и снова кивнул, спрятав номера телефонов, остальные, разорвал и вернул ей. Юля же занялась изготовлением потайного отделения в сумке, чуть не распоров себе руку на очередном повороте маникюрными ножницами. Порадовавшись своей запасливости, она достала иголку с ниткой и зашила кое-как в подкладку то, что хотела скрыть от посторонних глаз на случай проверки. Врач ещё написал ей тем временем свой телефон и уточнил некоторые моменты их выдуманной истории.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 01:16 | Сообщение # 103
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Они подъехали к красивейшему озеру, простиравшемуся далеко вперёд и утопающему за горизонтом, огибая остров, расположенный в середине. Острой стрелой в него вонзался длинный мост на высоких сваях, по всей видимости, совсем новый.
– Впечатляет, - присвистнув, сказал врач, - Современная конструкция.
– Разводной, - не оборачиваясь, прокомментировал Эдик.
«Надолго, видно, обосновались, - подумала Юля, - Ничего, я расшевелю Ваше осиное гнездо». Машина быстро пролетела расстояние от берега до моста и въехала в автоматически раскрывшиеся ворота. Юля внимательно изучала двор, пытаясь предположить, где ей искать любимого, если он, конечно, здесь.
– Быстро за мной, - скомандовал Эдик, выпрыгивая из машины, и врач с Юлей последовали его примеру. Они пересекли большой двор и вошли в здание, по виду больше напоминавшему крепость, нежели загородный частный дом. Их встретили там ещё два человека, вынырнувшие из боковой каморки.
– Ну как он? – коротко спросил Эдик.
– Жив, курилка, - проворчал один из мужчин, - Чуть дышит, правда.
Юлю с врачом пропустили в комнату, и у неё сердце сжалось от жалости. Коту, и правда, досталось. Врач быстро раскрыл свой чемодан, обработал руки спиртовым тампоном и начал раскладывать лекарства и инструменты. А Юля, оглядевшись, увидела небольшую камеру на стене и заняла позицию к ней спиной.
– Док, - окликнул его Эдик, - Если понадоблюсь, я в холле.
Тот, не поворачиваясь, махнул рукой и последующие два часа, не разгибаясь, корпел над бедолагой.
– Здесь стоит камера, нужно быть осторожными, - тихо говорила Юля, подавая Ивану Михайловичу требуемые инструменты, - Я должна остаться здесь. Коту ведь потребуется наблюдение, уколы. Порекомендуйте меня.
– Не боишься? – утирая лоб рукавом халата, также тихо спросил доктор и, выпрямившись, взглянул на неё, - Этот парень на тебя глаз положил, да и для других ты тут будешь лакомым кусочком.
– Нет, - улыбнулась Юля, склоняясь над котом, - Вы им только скажите, что я баба-Яга в седьмом колене, мол, со мной аккуратно нужно, как с хрустальной вазой на канате.
– Ой, мать, - вздохнул Иван Михайлович, - Втравила ты меня, да деваться некуда. Я напишу, что нужно делать, это действительно необходимо. А там уже выкручивайся, как знаешь. Хитрости и фантазии тебе не занимать, а если попадёшься…

- Я уже подумала об этом, - перебила она его, - Вы ведь можете уехать куда-нибудь, пока эта история не закончится? Главное, чтобы Вас наша война стороной обошла. Я оплачу Вам любое путешествие.
Он рассмеялся, и подмигнул ей.
– А на работу к себе потом в Англию возьмёшь? Буду твоих зверушек лечить.
– Не вопрос, - сказала Юля, - Правда у нас, пока, только лошади и пара собак. Ну, вот теперь ещё Базилио,… в общем работа будет.
– Да я пошутил, - махнул он рукой и присел на краешек стола, - Я за принцип, где родился, там и сгодился. Чему быть, тому не миновать.
Иван Михайлович склонился над котом и приоткрыл ему веко, затем послушал сердце и начал собирать свой чемодан.
– Моя миссия закончена, - произнёс он, и, закончив с сумкой, принялся за инструкцию для своей новообретённой помощницы.
– Справишься? – спросил врач, протягивая ей листок.
– Думаю, да, - ответила Юля, бегло пробежав листок глазами.
– Ну и отлично. Звони, если что, - сказал он, затем, приписав свой номер телефона, приоткрыл дверь и крикнул - Молодой человек! Всё готово.
Эдик вошёл и с интересом взглянул на кота.
– Будет жить? – с ноткой недоверия спросил он.
– Должен! – уверил его врач, но с ним останется пока моя помощница, первые сутки ему нужно наблюдение и дополнительные процедуры.
– Мы будем только рады, - обаятельно улыбнулся Эдик, - Красивой женщине всегда найдётся место.
– Вот и отлично, - сказал врач и, взяв молодого человека под руку, потянул к выходу, - Я полагаю, вы отвезёте меня обратно. Екатерина, забери своего Базилио.
Юля последовала следом за ними, вслушиваясь в их разговор. Узнав, про потомственные чары, Эдик с подозрением оглянулся, а Юля, тут же закрыла глаза и начала бормотать какую-то абракадабру, растопырив пальцы в разные стороны.
– Этого ещё не хватало, - проворчал он, и всё же не удержался и скользнул взглядом по её стройной фигурке, тихо добавив, - Но попробовать хочется теперь ещё больше.
Юлю проводили в отдельную комнату, неподалёку от той, где они оперировали. Для Базилио предложили вольер, но она предпочла с ним не расставаться. Проводив взглядом уезжающую машину, она задумалась над дальнейшим планом действий. Вряд ли ей разрешат разгуливать везде, где вздумается, значит, нужна причина. Она порылась в сумке и достала блокнот и ручку. Оторвав все обложки, которые могли выдать его западное происхождение, Юля разорвала их и, сложив в тарелку, подожгла. Затем она села около Базилио и стала продумывать дальнейший план действий. Но мысли не укладывались в единый ряд. В висках пульсировало со страшной силой, она вытянула руки вперёд и отметила, что пальцы дрожат. «Спокойно, дорогая, - сказала она сама себе, - Ты на верном пути, а остальное детали». Нужно же с чего-то начать. Она взяла листок и написала: « Я хочу зелёный чай и три лягушки». Выйдя из комнаты, она сунула это мужчине, которого обнаружила под дверью, нисколько этому не удивившись. Судя по округлившимся глазам, необходимый эффект был достигнут, и развернувшись, она с достоинством захлопнула перед его носом дверь. Затем она принялась обследовать комнату, стараясь не вызвать подозрений, и вскоре обнаружила глазок камеры, нацеленный на неё из угла комнаты. Подойдя к сумке, она незаметно достала жевательную резинку и сунула в рот. Затем в середине комнаты, совершив замысловатые пассы рукой, она резко запрыгнула на стол, приблизившись к камере и дунув на неё, быстро залепила, полученным сарспарилловым шариком. Больше ей не удалось ничего подозрительного обнаружить, и она немного успокоилась.
Роберт закончил утрамбовывать землю в дальнем конце сарая, которую ему удалось извлечь из подкопа. Там же он обнаружил доски, которыми можно было укрыть лаз, если их придут навестить. Алекс не переставал удивляться неугомонности своего друга, сам он не был настроен столь же оптимистично, потому что шевелиться ему было всё труднее.
– Алекс, - обратился к нему торжественно друг, - Наступает время икс. Сегодня ночью мы сбежим отсюда, чего бы нам это не стоило.
– Роберт, - Алекс немного помолчал, собираясь с духом, - Я не чувствую ног, тебе придётся бежать одному. Я стану для тебя тяжёлой обузой, будет лучше, если ты вернёшься за мной с подкреплением. Роберт медленно опустился около друга и ошеломлённо посмотрел на него.
– Как не чувствуешь ног? – переспросил он, вцепляясь руками в свои волосы и холодея от того, что вероятность их побега сводится почти к нулю. Алекс молчал, опустив голову.
- Давай попробуем на чувствительность? – сказал Роберт, беря себя в руки и доставая иглу из аптечки, - Прекрати молоть чепуху. Мы уйдём отсюда вместе, чего бы нам это не стоило.
Икра была не чувствительна к уколу, что совсем не обнадёживало, и Роберт соображал, как ему протащить мужчину весом в центнер через выкопанный им лаз. Вниз можно было спустить его достаточно просто, но вот поднять…
- Алекс, Алекс, что же предпринять? - задумчиво протянул Фаррелл, и вдруг лицо его просветлело, - А в руках силу чувствуешь? Мы сейчас сделаем тебе плечевой ремень и совместными усилиями вылезем наверх! Ну, брат, ты же боец, хватит киснуть. Сколько времени ещё до полуночи?
– Время есть ещё, - приободрившись, протянул друг, - Главное, чтобы бесы эти не нагрянули. И они принялись сооружать крепление, способное выдержать сто килограмм живого веса.
Роберт весь был, как натянутая пружина, он понимал, что от его спасения зависит жизнь самых близких ему людей. Было очень жаль отца, интуитивно он чувствовал, что это его приключение сильно ударит по итак подорванному здоровью Эдварда. Их разговор с Юлей прервался взрывом, но он успел сообщить ей, где он находится. Так что надо полагать, что жена и отец должны быть уже на месте аварии. Но где же он сам? Горы отпадают, слишком мягкая и влажная почва. Для города слишком тихо. Он много раз прислушивался к звукам, которые раздавались с улицы. Сегодня он слышал собачий лай и отчаянный крик кота, насколько ему известно, в мусульманских странах эти животные не в чести. Значит, это может быть огороженная территория, принадлежащая Филатову или его сообщнику, раз здесь содержится целая свора собак. Так как они находятся в недостроенном, судя по всему, здании, есть надежда, что пройдя до конца через лаз, они не упрутся головами в какое-либо бетонное покрытие. Гул вертолёта, который они слышали, сулил достаточно большую территорию и наличие другого вида транспорта.
Самой большой проблемой оставалось вытащить друга через лаз и не очутиться в эпицентре банды. Затем следовало разжиться машиной, картой местности и связью.
- Роберт, о чём задумался? - прервал Алекс размышления друга.
- О чём ещё я могу сейчас думать, дружище? О том, как будем уходить отсюда, - потянулся Фаррелл, - А, знаешь, что самое противное? Был бы враг достойный, а то вляпались в дерьмо! Никогда в жизни не встречал большей аккумуляции злобы. Мне в начале казалось, этому человеку хочется заработать денег на том, что Юля ушла от него ко мне. Но я заблуждался. Мало того, что он пошёл на криминал и чуть не убил мою жену, этот сумасшедший привел себя к разорению, изгнанию и сделал самоцелью уничтожить мою семью. Но это же сумасшествие его и погубит, ибо не ведает он, что творит. Его напарник меня напрягает меньше, он холоден и расчетлив, но с ним в случае чего можно договориться, там виден четкий денежный расчёт и он преобладает, несмотря на то, что я виновен в смерти его брата.
- Мы виновны, - уточнил Алекс, - Но разорви меня медведь, я повторил бы это снова, так как большей гниды в жизни не встречал.
Некоторое время мужчины сидели молча, думая каждый о своём. Мысли Роберта перенеслись к жене, и он тяжело вздохнул. Вот уже год, как он живёт этой женщиной и готов преодолеть все преграды, чтобы только быть рядом с ней. Он даже сам себе не мог объяснить, как произошло так, что их две жизни слились в одну. Роберт чувствовал, когда ей плохо и когда хорошо, даже на расстоянии, поэтому сейчас, немного придя в себя, он переживал даже больше за отца. Что касается Юли, то он скорее боялся какой-нибудь опасной авантюры с её стороны, на которые она была мастер. Хорошо, Алик остался с ней, он сумеет подстраховать её. Тут же больной стрелой вдруг кольнула ревность. От него не укрылось, как последнее время Алик плотоядно наблюдал за его женой, он видел горящее желание в его глазах. Фаррелл вдруг представил, как Юля рыдает в объятьях его друга, а тот утешает её и ласки его постепенно переходят несколько в другой разряд. Роберт встрепенулся и понял что задремал. Послышался скрежет замка, и через минуту к ним ввалились три человека, двое вооружённые автоматами, а последний фонарём. Алекс и Роберт инстинктивно закрылись от слепящего луча света, не в силах как следует разглядеть вошедших. Тот, что был с фонарём, внимательно всмотрелся в сидящих у стены пленников, выругался, помянув какую-то ведьму и её родственников до седьмого колена, и выбежал наружу. Роберт с Алексом облегчённо вздохнули и взглянули на прикрытый так вовремя лаз.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 01:17 | Сообщение # 104
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Эдик спешил вернуться назад, мужчине не терпелось поскорее поближе познакомиться с этой странной женщиной. Ему постыло жить в этой глуши, где он томился уже полгода, и его потянуло на экстрим, который сулило новое знакомство. Сама не ведая того, Юля пробудила в этом человеке эффект разорвавшейся бомбы. Какого же было его удивление, когда охранник протянул ему записку.
- Какие лягушки ей нужны? - восторженно спросил он шепотом.
- Мы принесли обыкновенных, вроде как её это устроило, - пробурчал мужчина, недовольный тем, что ему пришлось лазать по кустам, - А ещё она вырубила камеру.
- Какая женщина, - прищелкнул языком Эдик, - Настоящая ведьма!
И он, постучав, вошел в ожидании встречи с неизвестным. Через секунду раздался грозный рык пантеры, и Эдик с криком пулей выскочил за дверь, подперев её с другой стороны. Он даже не мог понять, чего он больше испугался, рванувшей к нему дикой кошки или зеленолицего существа, глянувшего на него из угла темной комнаты, освещаемого только двумя огромными свечами. Он взглянул в окно напротив себя, где с неба спокойно светило солнце и день не предвещал ничего плохого.
- Пошёл вон отсюда, - рявкнул он на охранника, рассердившись, что тот стал свидетелем его минутной слабости. Подождав, пока тот скроется, он уже не так решительно постучал в дверь.
А получилось так. Юля, получив банку с лягушками, соображала, как ей сбить с толку Эдика, который, как ей показалось, что-то заподозрил. Она панически боялась, что какие-то её черты, не скрытые гримом, выдадут её. От дневного освещения она избавилась сразу, предварительно выкинув земноводных обратно в кусты, и наглухо задернув шторы. Свечи, присмотренные ею заранее, она зажгла, расположив в углу около кресла, где собиралась ожидать прихода визитеров. Затем извлекла из сумки пакетик с дорогущей косметической маской зеленого цвета, которую не нужно было намазывать, а просто достаточно положить трафарет на лицо. Взглянув на себя в зеркало, Юля тихо рассмеялась, теперь её не то что не узнать, но даже идентифицировать с человеком не просто. Когда она услышала шум подъехавшей машины, то уже во всеоружии спокойно допила чай и приготовилась к встрече, для пущей красоты, подсветив лицо фонариком снизу. Эффект, сдобренный рыком Базилио, превзошёл все её ожидания.
Юля, привязала пантеру, затем подошла к двери и тихонько потянула её на себя. Эдик на всякий случай сделал пару шагов назад. Женщина выжидательно смотрела на него, а он смущенно понимал, что испугался, как мальчишка, обычной бабской маски. Он обвел образно пальцами своё лицо и указал на неё, натянуто улыбнувшись.
- Эт-т-то маска у Вас, - произнёс он, отчего-то переходя на Вы и заикаясь, потому что следующей мыслью Эдика осенило, из чего она скорее всего сделана, комок тошноты подступил к его горлу. Юля утвердительно кивнула, не принимая на себя инициативу дальнейшего общения.
- Из лягушек? - с трудом выдавил из себя Эдик, понимая, что ляпнул что-то некорректное, но странная гостья вновь кивнула утвердительно. Мужчина достал платок из заднего кармана брюк и промокнул лоб. Он чувствовал себя участником пьесы абсурда, эта женщина магическим способом, толкала его на очередной глупый вопрос.
- А Вы и гадать умеете? - проклиная себя за идиотизм, выдал он следующий перл.
Юля, с трудом сдерживая смех, снова кивнула, всё с тем же каменным выражением лица.
- Вы пообедаете со мной? - пытаясь вырулить к нормальной теме, спросил Эдик.
Женщина снова кивнула и скрылась в комнате. Раскрыв шторы, Юля сняла маску и спрятала её в пакетик. Она понимала, что теперь ей придётся предстать перед ним в том обличье, в котором он обнаружил её сегодня утром. Но после той идиотской ситуации, в которую она его поставила, есть надежда, что он не будет особенно рассматривать её, а потупит свой взор. Подправив макияж, Юля захватила блокнот с карандашом и направилась к выходу. Стол, видимо, ещё накрывался, и Эдик предложил ей присесть, но она отрицательно махнув головой, поманила его за собой к выходу. Ему не очень хотелось, показывать ей территорию, так как это могло не понравиться хозяину. Но ведь есть вероятность, что эта женщина останется здесь навсегда, о, что за мысли лезут ему сегодня в голову!
У Юли был готов прекрасный план, так сказать, проверка боем. Выйдя на воздух, она вдруг замерла и втянула в себя воздух, потом обернулась к Эдику и, воздев руки к небу, вдруг упала на колени, потом вытянулась на руках, и, закрыв глаза, что-то страстно и беззвучно зашептала. Она была так обольстительно хороша, но эта её очередная выходка, снова ввергла его в шок. С трудом оторвав взгляд от её декольте, он бросился поднимать даму, сходя с ума от неизвестности и её такой неожиданной близости. Прижав к себе подобное искушение, Эдик испытал желание вернуться в дом, но женщина вдруг отпрянула и, достав блокнот, печатными буквами вывела на листке: "Я чувствую рядом смерть", протянув ему, она вопросительно взглянула на него. Он сначала посмотрел на листок, затем на неё, внезапно его бросило в жар, Эдик изменился в лице и бросился за дом. Юля, оглянувшись и не заметив больше никого, лёгкой кошачьей поступью устремилась за ним. Похоже, сработало на все сто. Территория была огромная, многовековые деревья, сохраняющие этот остров от солнца и непогоды, послужили Юле укрытием, когда она бесшумно следовала за Эдиком, но он бежал не оборачиваясь. Около дальней постройки он притормозил и свистом подозвал двух охранников, сидящих прямо на земле и играющих в карты . Юля то ли логически, то ли интуитивно, поняла, что это невзрачное здание и есть конечная цель её путешествия. Ошибки быть не может, она пустила бильярдной шар прямо в лузу. Этот идиот здесь за старшего, и головой отвечает за жизнь заложников, если таковые здесь есть. А они здесь есть! Он только что сдал всю информацию. Юля продолжала наблюдать, присев на корточки, как охрана сняла ключи с крюка (что может быть лучше) и вошла в помещение. Затем, она встала и поспешила обратно, соображая, как ей теперь удастся вывести из строя несколько крепких мужчин и вызволить из плена любимого. Её сердце бешено заколотилось от сознания близости скорой встречи. Она с трудом сдерживала себя, чтобы не побежать к тому дому, в один миг, ставший для неё центром мироздания. Но собрав волю в кулак, Юля направлялась совсем в другую сторону. Всё будет разыграно, как по нотам, план действий уже вырисовывался .
Она вбежала в дом с озабоченным лицом и бросилась в комнату, где мирно посапывал , с утра прооперированный кот. Набрав в шприц физиологического раствора, она сунула его в глубокий карман своей юбки, туда же отправились ещё несколько шприцов разных форматов, наполненных необходимым ей в случае обороны средством, одолженным у Ивана Михайловича. Затем уже более спокойно, Юля набрала то, что прописал врач, и сделала необходимые уколы. Она ждала, когда примчится разъяренный Эдик, и он не заставил себя долго ждать. Меча глазами молнии, он уставился на Юлю. Но плутовка с озабоченным лицом повернулась к нему, положила пустой шприц и, достав блокнот, написала: "Кот перестал дышать, но сейчас уже всё в порядке. Это очень тяжело, ощущать всегда дыхание смерти". Прочитав, он подозрительно взглянул на неё, а она вдруг подошла и доверчиво уткнулась в крепкое мужское плечо. Подозрения не успев забраться, вылетели из его головы и он, приобняв красотку за плечи, повел обедать. Юля ела без аппетита, мысленно проигрывая различные варианты. Она боялась, только приезда Филатова, встречу с бывшим женихом, она приравнивала к погружению в бассейн с крокодилами без оружия.
- А у нас здесь есть, что посмотреть, - разглагольствовал тем временем её собеседник, - В доме есть аквариум с акулой, а в саду бассейн с двумя крокодилами.
Юля чуть не поперхнулась и взглянула на Эдика, как голодный абориген на Кука. Её так и подмывало завладеть его пистолетом, так соблазнительно выглядывающим из кобуры, но она только мило улыбнулась и сделала вид, что очень удивлена. В блокноте она написала, что ей нужно накормить и выгулять пантеру.
– Чуть позже, моя красавица, - мягко сказал Эдик, затем взял бутылку водки и предложил ей. Она отрицательно покачала головой, всё с той же улыбкой. Мужчина, видимо, решил быть настойчивым и, намазав два больших бутерброда черной икрой, начал ей рассказывать, о том, что хочет предложить ей дружбу, не более того, а для этого необходимо выпить на брудершафт. "Приёмчик-то какой затасканный - мелькнула у неё мысль, - Хочешь напоить меня, дружок, или побороть свою природную робость?" Она хорошо помнила, что водитель Филатова был всегда очень чувствителен к алкоголю. Продолжая улыбаться, она встала и, подойдя ближе, налила водку в большой бокал, протянула ему, подняв затем свою рюмку.
- Ну, что же, - поднялся Эдик и, скрестив с ней руки, добавил, - За присутствующих здесь дам!
"И не дам" - мысленно добавила Юля, с отвращением ожидая грядущего дружеского поцелуя. Выпив залпом стакан, он впился в её губы, быстрее, чем она смогла сообразить, что это уже произошло. Она тщетно пыталась его оттолкнуть, понимая, только, что кричать нельзя, да и вряд ли ей это поможет. Не хватало воздуха, чужой язык, проник в неё, смешиваясь с терпким привкусом водки. Она начала шарить руками в поисках чего-нибудь тяжёлого. Но он сам отпустил её, правда, усадив при этом к себе на колени. Юля поняла, что пора задать все интересующие вопросы, пока он не начал спрашивать её о том, что может интересовать его.
Алик двигался в плотном потоке машин, проклиная московские пробки. После того, как он потерял Юлю из виду, ему показалось, что прошла целая вечность. Он обратился к своему бывшему командиру и тот вывел его, на структуры, причастные к этому делу, памятуя былые заслуги своего старшего лейтенанта. Андрей Георгиевич Казаков, действующий полковник, по-отечески любил его и помнил ещё отца Алика, своего друга, который геройски погиб. Отъезд Алика в Англию год назад был сопряжён с огромными трудностями. Они тогда проговорили целую ночь, и парень сумел отстоять своё желание. Теперь же спустя год, он вновь вернулся на боевом коне, с единственным желанием, спасти честь любимой женщины. Юлино имя было очищенно от грязи, а Питерский филиал Филатова, вновь разгромлен. Алик с наслаждением принял участие в операции захвата и теперь ехал к командиру, чтобы в неофициальной обстановке обсудить дальнейшие действия. Он взял телефон и понял, что батарея разряжена окончательно. Отшвырнув его в сторону, он начал глазами выискивать любой магазин, где можно было бы приобрести подзарядку. Интересно, сколько он был вне зоны. Алик приехал в Москву утром, договорился о встрече и, не дозвонившись мистеру Фарреллу, больше сам никому не звонил. «А вдруг ОНА меня ищет», - закрутилась мысль в его голове. Но в Москве, как двигаться, так и выскочить из потока машин, порой проблематично. Додж Алекса начал медленно выруливать к тротуару. Из динамика диджей передавал приветы, и Алик, поморщившись, уже протянул руку, чтобы выключить, но вдруг следующая фраза, словно клинком разрезала воздух.
«Малышу от его любимой леди, ради которой он когда-то в честь подтверждения вечной любви переплыл Неву, обманул, правда, но было классно. Приезжай ко мне в Задольск поохотиться, где живу в ожидании встречи», - более точно попасть было бы нельзя. Алику, наконец, удалось припарковаться, но он не в состоянии был пошевелиться.
– Где же ты, родная моя, охотишься уже, - забормотал он, приходя в себя и прогоняя нахлынувшие воспоминания о холодной невской воде, хорошенькой девчонке, верившей ему безоглядно, и о вкусе её губ. Алик включил навигатор и ввёл название города.
– Похоже, - проговорил он, изучая открывшийся участок местности, - По крайней мере, направление то. Хотя бы Россия ещё, уже легче. Две тысячи километров почти, египетские ночи!
Он заскочил в салон связи неподалёку и вскоре уже общался с Юлиным новым знакомым, который честно названивал по всем телефонам и радиостанциям, как и обещал. Алик прикинул расстояние и время, понимая, что здесь нужна машине какая-либо альтернатива, иначе, он может опоздать. Ругая Юлю последними словами, он вновь встроился в поток машин и отправился за подмогой, туда же, куда, собственно говоря, и так ехал. Он позвонил Эдварду и с удивлением услышал в трубке чужой голос. Это был Патрик и когда Алик представился, тот рассказал ему о недавних событиях.
– Мистер Фаррелл был на опознании, - расстроенно говорил он, - Где ему передали венчальное кольцо сына, которое, по словам санитара, сняли с тела, представленного на столе. Он сейчас в очень тяжёлом состоянии, я настаиваю на немедленной госпитализации в нашу лондонскую клинику, но Эдвард ждёт решения генной экспертизы и приезда Джулии. Есть от неё хоть какие-то вести? Алик постарался представить всё, что узнал в наиболее позитивном свете, передал, что, похоже, всё идёт к развязке и попросил передать мистеру Фарреллу также скорейшего выздоровления, поскольку его детям он понадобиться вскоре живым и невредимым.
– Я всё передам, - оживившись, сказал Патрик, - Эти слова будут для него лучше любых лекарств. Звоните, пожалуйста, как можно чаще, ведь он очень этого ждёт.
– Береги его, - сказал Алик, - Таких людей встречается один на миллион.
– Конечно. Для того я и поехал с ним, - пообещал Патрик, - Только привези ему этих сумасшедших.
Несмотря на серьёзность ситуации, Алик рассмеялся, он ещё раньше обращал внимание, что некоторые выходки Роберта, выводят Патрика из себя.
– Передай, что из- под земли достану, - сказал он и отключил связь.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 01:18 | Сообщение # 105
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Филатов скрутил стодолларовую купюру и снял кокаиновую дорожку с зеркала. Он чувствовал себя властелином мира в часы действия порошка и уже не мог отказаться от этого состояния. Но глубокие депрессии, постоянное чувство страха и злобы стали также его спутниками в то время, когда он не принимал дозу. Почувствовав драйв, Филатов спустился в машину и решил доехать до клиники, где лежал мистер Фаррелл. Сергей был лишён возможности теперь получать информацию о разговорах этой семейки, и пытался подослать информатора в палату Эдварда. Но Патрик никого не подпускал к своему патрону, словно верный пёс, охраняя его от внешнего мира. Настроив единственную русскую волну, Сергей подпевал шлягерам и слушал приветы, комментируя чуть ли не каждое слово. «Малышу от его любимой леди, ради которой он когда-то в честь подтверждения вечной любви переплыл Неву, обманул, правда, но было классно. Приезжай ко мне в Задольск поохотиться, где живу в ожидании встречи», - сказал задорный девический голос. – Вот почему меня никакая леди не ждёт, а? – спросил Сергей сам у себя, - И где вообще эти леди водятся…
Тут он ударил по тормозам, ехавший сзади форд еле-еле избежал столкновения, водитель, поливая Филатова проклятьями, умчался дальше.
– Приезжай ко мне поохотиться в Задольск, леди с берегов Невы… Стерва! – взвыл он, и, выскочив из машины, начал молотить кулаком по капоту. Немного придя в себя, он сел в машину и позвонил Эдику, который должен был контролировать ситуацию в его отсутствие…
Эдик, словно невзначай опустил руку Юле ниже спины и снова потянулся к бутылке. "Похоже, приезда босса ты сегодня не ждёшь, дружок, раз так вальяжно расположился и напиваешься. Пожалуй, пора вернуться к эзотерике и гаданьям, да сбить твой романтический настрой",- подумала Юля. Она взяла его руку и начала пристально рассматривать линии, в которых на самом деле ничего не понимала, пытаясь вспомнить то, что ей было известно об этом парне. Потом она встала за его спиной и поводила руками над головой. Эдик перехватил её руку и хотел снова усадить на колени.
- Ведьмочка моя, - пьяно промурлыкал он, - Ну куда ты всё время пытаешься сбежать. Юля вывернулась и села за стол, взяв ручку и блокнот. Тогда, он подошёл и встал за её спиной, проникнув руками к шее, начал ласково поглаживать, читая то, что она пишет.
"Ты родился в год собаки под знаком рыбы. Уже много лет ты преданно служишь одному человеку. Женщины любят тебя, но ты ещё не встречал ту, которая завоюет, твоё сердце, хотя у тебя уже есть дочь, которую ты очень любишь, но не можешь видеть..." - Юля почувствовала, как его пальцы сжали её плечи, и отложила ручку.
- Откуда тебе это известно? - проговорил он севшим голосом.
"Я прочитала это по твоим чертам, мне показалось, что тебе это будет интересно " - пожав плечами, написала она и отодвинула блокнот.
- А что ещё ты прочитала? - спросил он, присаживаясь рядом с ней и подвигая к ней блокнот опять.
"Возможно, тебе не понравиться то, что я вижу в твоей жизни" - решила Юля идти ва-банк. Эдик налил себе ещё стопку, выпил её залпом.
- Я хочу знать всё, - оглянувшись прошептал он.
«Нет, - написала Юля, - Я редко это делаю, не хочу вмешиваться в чужую судьбу".
Тут раздался телефонный звонок и мужчина, достав мобильный телефон из кармана, глянул на окошечко и вышел.
Босс орал в трубку какую-то чепуху. «Совсем донюхался!» - мрачно подумал Эдик, мысли его расплывались, но пообещал немедленно отправить всех людей в город и его окрестности, чтобы проверить информацию. Отдав по телефону необходимые распоряжения, он поспешил вернуться к более приятному занятию, нежели набивших ему уже оскомину перипетий босса и его бывшей невесты.
– Давай отложим моё будущее на потом. А себя ты видишь рядом со мной? - неожиданно спросил он, вернувшись и, схватив её на руки, понёс по лестнице наверх. Тут она не на шутку испугалась, ругаться с ним было нельзя, но и близость с ним, конечно же, не входила в её планы. Он толкнул ногой дверь и внёс её в свою комнату, направляясь прямо к кровати. Юля судорожно соображала, как выбраться из подобной ситуации, блокнот остался внизу, говорить она не могла, а он похоже имел конкретные намерения. Эдик бережно положил её на постель и прилег рядом, не проявляя никакой агрессии.
- Зачем ты так сильно красишься? - тихо спросил он, - Ты мне очень понравилась. Насколько я понял, ты здесь недавно, врач рассказал мне про цирк и твою тётю. Хочешь, я поговорю с боссом, и мы найдём работу тебе у нас, на острове? Если ты захочешь быть со мной, я дам тебе всё, что у меня есть.
Юля молчала, с удивлением рассматривая этого человека, которого раньше практически не замечала. Он был красивый мужчина, голубоглазый блондин с правильными чертами лица, телосложение говорило о его спортивном прошлом. Не было в нём лишь стержня, который делал мужчину истинным лидером. Но её поразила сейчас та бесхитростность и простота, с которой он отнесся к ней. Даже почувствовала укол совести, что то, что она собирается сделать, может погубить его жизнь. "Попробовать перетянуть его на свою сторону. Нет, слишком мало времени, - мелькнула у неё мысль, но в этот момент, он видимо расценил молчание, как знак согласия и, сжав ладонями её лицо, принялся целовать. Она уперлась руками в его грудь, и он тогда просто обнял её и перекатил на себя.
- Ты не хочешь торопиться? Правда? - он взглянул ей в глаза.
Юля с трудом выдержала его взгляд, боясь, что он всё-таки разглядит линзы, а также подобные кульбиты стянут с неё парик. Она сделала знак, что хочет что-то написать.
- Я слишком много выпил, - признался он устало, и как-то совсем по-детски попросил, - Кивни просто, да или нет. Вот и что она должна была сделать? Протянув руку, она погладила его по волосам и пожала плечами. Он улыбнулся и, закрыв глаза, прошептал, - Значит, да. Эдик лежал молча, поглаживая её по спине, но в какой-то момент его рука замерла и Юля, подняв глаза, обнаружила, что он заснул. Облегчённо вздохнув, она аккуратно выскользнула из его объятий и подошла к окну.
Часы показывали восемь вечера, уже стемнело. Юля окинула взглядом местность, размышляя над дальнейшим планом действия, Эдик спутал всё. Ладно, нужно искать положительные моменты. Он предложил ей работу, и она имеет право свободно опираться на его слова, если у местного персонала возникнут вопросы. Времени у неё не так много, вряд ли он уснул надолго. Её задача раздобыть машину, оружие и проникнуть в заветное место к любимому (сердце молчать), убрав пару охранников. Совсем пустяки для английской леди. Интересно, сколько здесь человек, охраняющих территорию, где ещё расположены камеры, насколько автоматизирован мост? Когда они проезжали через него, она обратила внимание на то, что там присутствовала охрана. Въезд на территорию Эдик открывал со своего брелока, сейчас его поищем. Неизвестно в каком состоянии Роберт, Юля уже на сто процентов была уверена, что он там. Если будет погоня, катер отпадает, ведь причалив к берегу, не бежать же в неизвестный лес пешком, опять же всё зависит от Роберта (любимый мальчишка, что же ты натворил с нами). Нужно найти гараж и постараться вывести из строя машины. Подобные мысли одна за другой врывались в Юлин мозг, выстраиваясь постепенно в логическую цепочку.
Минут через десять она уже наметила для себя пунктир для достижения цели. Юля отметила, что не только Эдик позволил себе расслабиться, мимо проехала пара машин с людьми и покинула территорию. Из окна ей была видна будка охраны у ворот, где человек полулежал, сложив ноги на стол. Вызывали опасения мониторы слежения, которые наверняка имелись здесь повсюду. Но всё по порядку. Юля зашторила окно и направилась к двери, которая была не плотно закрыта. Она подошла и, повернув ключ, положила его в карман. Затем присела около Эдика и убедилась, что он крепко спит. Было темно, но она не решилась включить свет. Вытащив пистолет из его кобуры, она опустошила магазин, ссыпав патроны себе в карман, и вернула его на место. Потом она изъяла ключи от машины, прихватив заодно ещё какую-то связку и мобильный телефон. Выскользнув из комнаты, она спустилась вниз, чтобы пройти к себе. Но в комнате, где они обедали, она увидела заплаканную молодую женщину, которая убирала со стола. Задержавшись, Юля решила познакомиться с ней. Её блокнот лежал на диване, хотя она, его оставила на столе, видимо, это женщина переложила его туда, не преминув прочитать. Может отсюда и слёзы? Но вроде там ничего такого нет. Посмотрим.
Юля проклинала эту немую роль, ей намного проще было бы договориться с этой женщиной, если бы она могла говорить. Нужно выяснить, почему она плачет и какую функцию выполняет в доме. Давай, Юля, думай.
«Меня зовут Екатерина. Теперь я буду работать здесь. Давайте познакомимся. Вы кем здесь? Я могу Вам чем-то помочь?» - Написав, она подошла и протянула бумажку женщине. Прочитав, та подняла на Юлю глаза и медленно пробежала по ней взглядом, задержав внимание на её руках.
– Ольга, - коротко представилась она, - Давай унесём посуду, а после поговорим.
Женщины молча всё собрали и проследовали на кухню.
– Куришь? – спросила она и протянула Юле пачку, та отрицательно покачала головой. Тогда Ольга закурила сама и некоторое время молчала.
– У тебя что-то было сейчас с Эдом? - наконец спросила она и измученно взглянула на Юлю, которая не ожидала такого резкого поворота разговора.
Она никогда не рассматривала этого человека, как объект женских мечтаний, а здесь, похоже, бушевали не шуточные страсти.
«Нет. Он уснул. Ты любишь его?» - написала она и протянула блокнот.
– Ненавижу уже. Из-за него я бросила Питер, друзей, напросилась в служанки к его боссу, - тихо проговорила Ольга, присаживаясь рядом, - Эдик предан ему, как собака, поэтому безропотно принял его решение взять меня в эту глушь. Но он не любил меня никогда, и я ничего не смогла с этим поделать. Сначала я считала, что если мы будем жить в одном доме, то мне удастся сблизиться с ним. Мы с ним знакомы со спортивной школы, и он скорее воспринимает меня как сестру. Но предпочитает сходить к местным шлюхам и не хочет замечать меня, как женщину. Это совместное проживание уже превратилось в пытку для меня. Правду говорят, что от любви до ненависти один шаг. Я наблюдала за Вами сегодня, ты явно понравилась ему. Я видела, как он целовал тебя там, наверху. Поэтому, прости за прямоту, вряд ли мы сможем подружиться, хотя я ненавижу его уже всей душой.
Юля взяла блокнот, честно говоря, шокированная такой прямотой и написала: «Ольга, спасибо за твою откровенность, я не собираюсь иметь с ним ничего общего. Обещаю сделать всё для этого возможное. А у тебя не было мысли уехать отсюда?»
Ольга тихо рассмеялась и, оглянувшись, наклонилась к Юле совсем близко.
– А ты разве не знаешь, что на этот остров билет только в один конец? Ты откуда вообще свалилась? – спросила она, вновь бросив взгляд на её руки, - Твои руки говорят о том, что физическим трудом ты не очень занималась.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 01:27 | Сообщение # 106
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 19.12.2012, 10:53 | Сообщение # 107
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
«Перво-наперво, я врач. А почему билет в один конец?», - написала Юля, отметив про себя наблюдательность собеседницы и провоцируя её на дальнейшую откровенность.
- А, правда, что ты умеешь предсказывать будущее? Ты, кстати, всё правильно написала про Эда, - задала Ольга следующий вопрос, понимая, что затронула опасную тему и, пытаясь соскользнуть с неё.
«Не люблю этим заниматься. Скажи, пожалуйста, во что я ввязалась? Может ещё не поздно уйти», - написала Юля.
Ольга прочитала и призадумалась. Потом достала очередную сигарету и закурила.
– Я не должна тебе этого рассказывать, но хочу, чтобы ты ушла.
«Спасибо за прямоту, но всё-таки», - постаралась настоять Юля.
– Это криминал, детка, - наклонившись, словно хотела что-то поднять, зашептала Ольга, - Хозяин, Сергей - полный псих. Сидит на кокаине. Ты уже видела его или тебя Эд на работу взял?
«Эдик. С хозяином пока не знакома», - ответила Юля, подумав, что, похоже, парень здесь поднялся до управляющего.
– Тогда у тебя ещё есть шанс уйти, - продолжила Ольга, уже совсем шёпотом, - Я советую тебе не только из своих интересов. Здесь происходят порой ужасные вещи.
«Почему ты рассказываешь мне это? Ты же меня совсем не знаешь», - написала Юля.
– Так ты же сама написала, что чувствуешь смерть, - помрачнев, сказала Ольга, выпрямляясь и, подумав, добавила, - Я так устала, что мне уже всё равно. Эд стал пить сильно, и недавно избил меня. Я хочу сбежать отсюда, только боюсь, меня найдут и убьют.
Юля пыталась найти хоть каплю фальши в словах Ольги, но не могла. Похоже, в таком случае, у неё появился союзник. Нужно проверить её, но как?
«Ты можешь уехать заграницу, там тебя найти будет сложнее», - написала Юля.
- Для этого нужны деньги, документы, у меня их нет. У меня даже паспорт забрали здесь, - вздохнула Ольга и, встав, достала бутылку вина, - Будешь?
Юля покачала головой, ей хватило сегодня рюмки водки.
– Почему ты носишь парик и линзы? - вдруг спросила Ольга, - Не бойся, я никому не скажу.
У Юли внутри словно всё оборвалось.
«Почему ты так решила?» - написала она.
– Да, ладно, не бойся, - рассмеялась Ольга, - Я просто одно время работала в дорогом салоне красоты и знаю все эти штучки. К тому же вся твоя внешность не соответствует ни цвету волос, ни цвету глаз.
«Можно я пропущу пока этот вопрос?», - написала Юля, понимая, что отпираться глупо, а обман будет выглядеть некрасиво и может вызвать негативную реакцию.
Ольга пожала плечами.
– Кофе сварить? – спросила она, меняя тему, и Юля благодарно кивнула. В кухню заглянул мужчина, коренастый крепыш, хотя ростом с сидячую собаку. Подозрительно глянув на женщин, подошёл к холодильнику и достал оттуда бутылку водки.
– Чего вы тут? – хмуро спросил он у Ольги и приобнял её за талию.
– Отвали, - раздражённо вывернулась от него женщина, - Пьёте и пейте себе, пока начальства нет, а нам не мешайте.
– А что она? – также коряво спросил он, будто русский у него был второй язык.
– Эд взял её на работу, - ответила Ольга, - Она своя теперь. Так что руки прочь.
– Люди говорят, ведьма она! – решил продолжить он разговор, присаживаясь за стол и разглядывая Юлю, словно статую с китайскими иероглифами, - Дай-ка стопарь, сейчас разберёмся.
Ольга почти швырнула ему стакан, и отвернулась к плите. Вальяжно развалившись на стуле, мужчина налил себе грамм сто и не торопясь стал пить. У Юли не было с собой ничего, кроме шприца с раствором, который она положила в карман, уходя из операционной. Тихо сунув руку в карман, она скинула колпачок с иглы, и, просунув её сквозь одежду, направила на светлые брюки наглеца. Когда он почувствовал, что между ног стало мокро, он резко перестал пить и замер, удивлённо разглядывая причинное место. В этот момент, Ольга сняла турку с огня и шагнула к столу. Её хохот смёл наглеца из кухни в момент.
– Ой, мамочки, не могу, - заливалась она, - Сто пять баллов.
Тот вернулся вдруг в кухню, но Юля резко встала и сделала какие-то пассы руками, обратив его в бегство. Ольга ошеломлённо посмотрела на неё.
– Ну, ты даёшь! – Сказала она и, встав, выглянула за дверь. Убедившись, что больше никого нет, она вернулась за стол.
Времени было катастрофически мало, и Юля решилась на риск.
«Так ты готова бежать?» - написала она.
– Мне некуда, я же сказала, - устало сказала Ольга и уткнулась в ладони.
«Я могу тебе помочь, если хочешь. Твою безопасность я гарантирую. Деньги, документы и место будут», - Юля перечитала написанное и передала женщине, которая сидела, закрыв голову руками.
Ольга прочитала и удивлённо уставилась на Юлю.
– Я сделаю всё, что нужно, - сказала она, и огонёк надежды загорелся в её глазах, - Но почему ты делаешь это?
– Мне тоже нужна твоя помощь, - тихо произнесла Юля, отбросив немоту, и выжидательно посмотрела на визави.
– Пойдём в кладовку, здесь камера, она без звука, так что пока молчи, - тихо сказала Ольга, - Блокнот только свой не забудь.
– Кто ты? - спросила она шёпотом, прислонившись к стене кладовой, не включая свет, - И что нужно мне сделать?
– Меня интересуют заложники, все которые содержатся здесь, - также шёпотом ответила Юля, - Помоги мне увезти их отсюда и я сделаю, всё что обещала.
Ольга зажгла свечу и поднесла к Юлиному лицу.
– Тебе нужен англичанин, - протянула она изумлённо, - Ты Юлия Фаррелл.
– Моё имя уже стало здесь притчей во языцех, - усмехнулась Юля, но нервный холодок пробежал по её спине, - Роберт, правда, здесь?
– Да, - быстро заговорила Ольга, - Их недавно привезли с другим парнем. Они были без сознания. Я последнее время стала наблюдать, слушать и замечать всё, что происходит здесь. Но как ты нашла это место? Насколько мне удалось узнать, босс сейчас поджидает тебя в Эльчаеде.
- Об этом потом, - проговорила Юля, - Так ты со мной? Я даю тебе слово, что ты никогда не пожалеешь об этом. Твой Эдик славный парень, только выбрал тёмную сторону луны. Выберемся из этого дерьма, вместе решим, сможем ли мы сделать из него человека. Из его разговора, я поняла, что он сам не рад своему положению. Ольга нашла Юлину руку и крепко сжала её. Юля поднесла исписанные листы блокнота к пламеню свечи, а Ольга подхватила их и положила в медное блюдо. Женщины молча смотрели, как огонь пожирает тайну их переписки.
– Пойдём, а то нас заподозрят, - сказала Ольга, захватив для отвода глаз ящик с овощами. Они вышли и, пока Ольга пристраивала ящик, Юля взяла мясо из холодильника. Они направились за Базилио и Юлиной сумкой.
- Подожди меня здесь, - шепнула Юля, и исчезла в дверном проёме своей комнаты. Отвязав и накормив пантеру, она вышла к Ольге. Базилио, когда был на поводке, вёл себя смирно, он потянул носом в сторону нового человека, но промолчал.
– Там на улице могут быть собаки, - сказала Ольга.
– А ты имеешь право пользоваться автомобилем? – тихо спросила Юля.
– Не выезжая за территорию, - ответила та, - Например, когда нужно что-нибудь тяжёлое перевезти. Но если мы вместе сядем в машину, это может вызвать подозрения. Камеры почти повсюду. Давай выйдем из дому, за углом есть место, которое не просматривается.
– Где находится комната с мониторами и сколько человек охраняют территорию? – спросила Юля, когда они свернули за угол, - Ещё нужно бы раздобыть оружие и крепкий автомобиль. У меня, кстати, есть ключи от машины Эдика.
– Мониторы просматривает охранник на въезде, - начала Ольга по порядку, - Сейчас здесь от силы человек шесть. Один на мосту, второй у ворот, ещё двое в доме, они периодически патрулируют территорию, ты их видела. Но они, похоже, гуляют сегодня, какой-то повод. Ещё двое охраняют всегда заложников. Остальные уехали в город, и вернуться только под утро, или в случае тревоги. От оружейной и гаража ключи у Эда и охранника на въезде.
– Тогда лучшего и желать нельзя, - сказала Юля, закусив губу, и ещё раз бросил испытывающий взгляд на Ольгу, - Ты сможешь добавить в спиртное им то, что я дам?
– Легко, - сказала та, пожав плечами, - В честь примирения, могу приготовить и отнести им коктейль.
– Отлично, - кивнула Юля, - Вторая задача, контролировать, чтобы Эдик не проснулся, в случае чего, подсунь ему такой же коктейль. Если спросит про меня, то скажи, что я очень скоро вернусь с прогулки.
- А это не убьёт его, - испуганно спросила женщина.
– Нет, - поспешила успокоить её Юля, - Просто немного продлит сон.
– Хорошо. Тогда смотри, - сказала Ольга, - Оружие хранится в отдельном строении, пройдёшь за дом, увидишь там букву А на стене. Гараж там же. Камера направлена на вход, но сигнализации нет. Женщина взглянув на часы, добавила, - Через сорок минут, по правилам, должен быть обход. Заложники находятся…
- Я уже видела, где они, - прервала её Юля, - Там, где два охранника сидят?
– Верно, - удивилась Ольга, восторженно взглянув на неё, - Как ты узнала всё-таки?
– Позже, Оленька, позже,- улыбнулась Юля, - Давай сначала выберемся отсюда. Скажи лучше, как мне дать тебе знак?
– Телефон мой запиши, - удивилась она, - У тебя есть трубка. Юля тихо рассмеялась и достала сотовый. Обменявшись номерами, женщины обнялись.
– Да, - вдруг всполохнулась Ольга, и, достав из кармана электрошокер, протянула новой подруге, - Может пригодиться. Я от собак на всякий случай ношу. Но и человеку мало не покажется если что.
Фаррелл ещё раз поблагодарила её, и они расстались.
Тихой тенью Юля направилась к постройке, где находился Роберт. Целью было обследовать это здание, возможно, там были окна с другой стороны, и она хотя бы даст ему знак, и узнает в каком он состоянии. В зависимости от этого будут строиться её дальнейшие действия. Про себя она молилась, повторяя самую короткую молитву. Сердце стучало в груди, как молот, перекачивая кровь, бурлившую в ней, словно, горный поток. Она вся превратилась в движение, избегая освещённых мест. Пантера неслышно следовала рядом. Собаки, видимо, были наказаны за расправу над котом, что было очень даже на руку. Их присутствие могло бы свести на нет её планы. Вот и заветное место. Юля остановилась, чтобы немного выровнять дыхание и оценить ситуацию. Один охранник дремал, сидя на земле и прислонившись к стене, а второй болтал по телефону, отойдя под дерево. Прислушавшись, она поняла, что разговор там носит характер флирта, и, судя по всему, продлится ещё долго. Привязав Базилио, к невысокому дереву, Юля присела около него на корточки и тихо прошептала, – Я тебя очень прошу, будь умницей, скоро вернусь. Это необычайно умное животное улеглось и положило голову на лапы.
Подкравшись сбоку, Юля увидела, что в доме нет окон, она стала продвигаться вдоль стены, чтобы обследовать всё здание по периметру. Завернув за угол, Юля вдруг с ужасом почувствовала, что почва шевелится под ней. В первый момент она чуть не вскрикнула от страха, но сдержала крик и присела на корточки. Достав фонарик, направила его на землю и внезапно поняла, что это такое. Выключив и бросив его в сумку, она начала разгребать землю руками. Наконец её пальцы переплелись с другими, длинными сильными и такими родными. Словно ток пробежал между ними. Наверное, именно так, происходит стыковка космических кораблей, парусник после бури входит в свою гавань. На секунду они замерли, и вскоре из ямы показалась голова и плечи.
– Роб, любимый, - прошептала Юля, и слёзы, так долго теснившиеся в её груди, прорвались наружу. Она плакала молча, боясь, что её просто разорвёт сейчас от счастья.
– Девочка моя, - прошептал он и в мгновение ока выбрался из ямы. Он прижимал её к груди, и слегка покачивал, как маленького ребёнка. Грязные и счастливые, они целовались и понимали, что никакие преграды им теперь не страшны. То ли от свежего воздуха, то ли от радости встречи у Фаррелла закружилась голова, и он прислонился к стене.
– Как ты смогла найти меня? – прошептал он, заглядывая в её сияющие от счастья глаза, - Господи, зачем ты вырядилась в цыганку? И где мы находимся? Там остался Алекс, он ранен, нам нужно вытащить его. Расскажи коротко обстановку. Детка, как я люблю тебя. И он ещё крепче прижал её к себе.


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Суббота, 22.12.2012, 00:13 | Сообщение # 108
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Ура! Встретились! Теперь они всех там порвут, как Тузик грелку!)))))))) cool clapping clapping clapping

I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Суббота, 22.12.2012, 09:40 | Сообщение # 109
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
– У нас мало времени, - она постаралась взять себя в руки, понимая, что самое сложное теперь впереди. Чуть углубившись в лес, они присели, и Юля рассказала ему всё, что знала и замолчала, давая ему подумать. Он снова прижал её к себе, прикидывая план действий.
– Ты уверена в Ольге? – уточнил он, не в силах оторваться от неё.
– Думаю, в противном случае, она бы уже подняла всех на уши, - прошептала Юля, прислушиваясь к биению его сердца.
– Дай телефон, - попросил он, целуя её в макушку.
Набрав на память номер Алика, Роберт быстро выяснил, что тот не смог получить разрешения на операцию по захвату острова. Информация не проверена и поэтому Алик с друзьями сейчас в столичном аэропорту. По его подсчётам, они смогут прибыть к острову не раньше, чем часа через три-четыре. Естественно, без оружия, но все хорошо подготовленные к ближнему бою.
– Мы постараемся прорваться пока сами, - сказал Роберт, - Уж больно условия заманчивые. Так что на связи.
Он быстро набрал номер отца, сердце его забилось, когда он услышал тихий родной голос.
– Папа, дорогой мой… - начал он, и ком встал у него в горле.
Юля, поняв его состояние, выхватила у него трубку.
– Эдвард, родной, мы живы и мы вместе, - быстро проговорила она, - Позвони Алику, он в курсе всего. Любим тебя и скоро приедем.
Она отключила связь и посмотрела на Роберта.
– Любимый, надо спешить, - взмолилась она.
Муж потрепал её за ушко.
– Ты права, дорогая, - улыбнулся он, и ямочки проступили на грязном, но довольном лице, - Для начала, нужно устранить камер, я возьму это на себя…
Ольга быстро справилась с первыми двумя охранниками. Будучи здесь единственной женщиной, она была всё-таки на особом положении, в роли лакомого кусочка. Каждый из мужчин, до сих пор на что-то рассчитывал по отношению к ней, кроме Эдика, к её великой печали. Поэтому, когда она вошла с бокалами, те радостно приняли подношение и пригласили её к столу. Вскоре, она удивлённо наблюдала, как двое, достаточно здоровых мужчин, почти одновременно вырубились. Ольга поднялась к Эдику и заглянула в его комнату, он спал. Ей захотелось на прощание, хотя бы, прикоснуться к нему. Подойдя к кровати, она кончиками пальцев провела по его руке.
– Ведьмочка моя, - сквозь сон пробормотал Эдик, и повернулся на другой бок, захватив подушку.
Женщина может простить всё, кроме одного, равнодушия к себе. Тяжело вздохнув, Ольга поставила на тумбочку рядом с кроватью рассол, как любил её единственный и неповторимый, с долькой огурца на стенке бокала и впрыснула туда, содержимое шприца, данного ей Юлей.
– Прощай, - прошептала она одними губами, и, повернувшись, вышла из комнаты, закрыв дверь снаружи ключом и, забрав его с собой. Быстро пройдя в свою комнату, она побросала в сумку, кой какие вещи и вышла на улицу. За углом она набрала Юлин номер и почти сразу услышала её голос.
– Парни приняли дозу и вырубились, - быстро сказала она, - Эд спит, я оставила ему от тебя прощальный подарок и закрыла на ключ.
– Умница, - проговорила Юля, - Роберт уже со мной, но нам нужно вытащить ещё друга. Ты сможешь выгнать свою машину наружу, не вызывая подозрений?
– Ну да, сейчас что-нибудь придумаю, своей у меня нет, но возьму что-нибудь побольше, там джип здоровый есть, я на нём дрова как-то перевозила, - сказала Ольга, соображая, зачем ей могла бы понадобиться машина в такое время, чтобы не вызвать подозрения наблюдающего, - Куда подогнать?
- Просто заведи и выведи на улицу, чтобы он был готов, - попросила Фаррелл, - Протирай салон, в общем, что-нибудь в этом роде. Только багажник отверни от камеры и открой.
– Поняла, сделаю, - проговорила Ольга и сбросила линию.
Супруги прокрались мимо охраны и Юля, приложив палец к губам, попросила следовать его чуть поодаль от него. Она прошла вперёд и отвязала пантеру, которая при виде её поднялась и навострила уши. Женщина погладила четвероного друга по голове и повела обратно к дому. В какой-то момент, она почувствовала, что Роберт её обогнал, и тут-то позвонила Ольга. Юля боялась радоваться, что пока всё идёт так удачно. Очень поддерживало и сознание того, что Алик шёл им на помощь. Дойдя до гаража, она услышала, как внутри него завёлся мотор, и она притормозила, ожидая удобного момента, чтобы посадить пантеру в машину. Юля считала, что Базилио послужил спасительным знаком в её поисках, и пообещала себе, что обеспечит ему сытую старость в их с Робертом доме.
Фаррелл добравшись до ворот, перевёл дух и стал наблюдать за охранником в будке. Тот по-прежнему полулежал перед экранами мониторов и, судя по дыму сигареты, не спал. Убедившись, что тот один, Роберт быстро проник в помещение и коротким ударом отправил не успевшего прийти в себя парня в глубокий нокаут. Забрав автомат и крепко связав парня сподручными средствами, он вставил ему кляп в рот и осмотрел мониторы и клавиатуру. Совершив необходимые манипуляции, и выведя всю систему слежения из строя, он, накинув на себя куртку и кепку охранника, бегом отправился назад. У гаража он притормозил и, с лёгкой улыбкой, прислонился к дереву. Юля, опасливо оглядываясь, заводила пантеру в багажник. Когда она захлопнула дверь, Фаррелл подошёл к ней и поцеловал.
– Кого ещё моя принцесса могла найти себе в попутчики? – прошептал он, вдыхая её аромат, - Поехали за Алексом, понадобится твоя помощь.
К ним испуганно подошла Ольга.
– Ребята, вас же увидят! – пробормотала она оглядываясь.
– Уже нет, Ольга, - проговорил Роберт, галантно целуя ей руку и бросая в её сторону полный благодарности взгляд - Если Ваша информация правильна и работающий пункт наблюдения только один.
Та посмотрела на Роберта и перевела взгляд на Юлю.
– Я тебя теперь понимаю, подруга, - улыбнулась она ей, но взглянув на часы, заторопила, - Какие дальше наши действия?
Роберт сразу стал серьёзным и дал чёткие инструкции. Ольгу он попросил отвлечь одного из охранников. Юлю посадил за руль, проверив предварительно наличие бензина и состояние машины. Оставил ей автомат и бегом отправился в оружейную. Попасть туда не удалось, и тогда Роберт просто заблокировал вход в это здание.
– Юля, - переводя дух, обратился он к жене, - Сейчас следуй за мной, когда увидишь, что охрана устранена, подгоняй машину.
– Я всегда следую за тобой, - улыбнулась Юля, выходя из машины.
– Береги нашего малыша, - тихо промолвил он и, опустившись перед Юлей на колени, на мгновение прижался к её животу, - Вам с ним и так досталось.
Она закрыла глаза, наслаждаясь этим моментом.
Филатов, возвращался на вертолёте без Фары. Они поругались, и Сергей, понял, в их отношениях образовался серьёзный раскол. Напарник наорал на него и отказался лететь с ним, сказав, что если Сергей провалит это дело, в которое втравил его, то может просто застрелиться на своём острове. Он в голове прокручивал весь последний разговор и понимал, что если его подозрения оправдаются, то ему и, правда, крышка. Но как эта стерва могла выйти на его резиденцию. Он считал, что сумел зашифроваться от всех и застроился там основательно. С гордостью, он вспомнил мост, построенный разводным, что напоминало ему о Питере, о зверинце, который начал собирать. Интересно, как там его Людовик. Кот, пожалуй, единственное существо, которое он любил в этой жизни. Неужели конец? Но может всё это и правда он себе накрутил. Чёртов кокаин. Филатов мрачно взглянул на лица парней, которые сопровождали его. «Ну и сброд, ни одной мысли на лице», - мелькнула у него мысль. Эдик больше трубку не брал, такого за последний год не было ни разу. Начальник службы безопасности уже избороздил весь городок, но ничего подозрительного его люди не выявили. Сергей приказал им возвращаться. Ему уже не хотелось получить деньги Фарреллов, он пообещал себе сейчас же по прилёту пристрелить заложников и концы в воду. Всё, точка. Вот и остров.
Ольга подошла, как ни в чём не бывало, к охранникам, которые вновь уселись играть в карты. Они поинтересовались, почему до сих пор не было обхода. Та рассмеялась и сказала, что парни отмечают спасения кота босса и послали её передать им привет.
– А где привет- то? – проворчал один, - Что-то не булькает.
– А что, нужно было захватить по двадцать одной бульке? – кокетничала она.
– Да можно, - лениво ответил второй, - Всё равно скоро сменят, начальства нет, чего зря время терять.
– Так ведь на посту нельзя, увидят? – подколола она их.
– Первый раз что ли, один отошёл, потом второй, - чуть ли не хором ответили они.
– Ну ладно, только если что, я не при делах, - погрозила она пальцем, - За это завтра мне с картошкой поможете.
Парни осклабились и заторопили её. Ольга, не торопясь, направилась к дому, но скрывшись из виду, припустила бегом. Роберт всё слышал, и замер было за деревом в ожидании, но тут вдали раздался приближающийся гул вертолёта. Он закрыл глаза и понял, что по-тихому уйти не удастся.
Охранники тоже услышали знакомый звук и мысленно порадовались, что не успели принять на грудь. Оба вскочили на ноги, видимо решив, немного размяться. Роберту не очень хотелось применять оружие и убивать этих людей, но они были вооружены автоматами, и на память пришли в голову слова Алекса: «Лучшее карате – пистолет ТТ». Неожиданно из тени к входу выскочила пантера и оскалила зубы. Парни, забыв про оружие, бросились в разные стороны. «Отлично, детка», - мелькнула у Фаррелла мысль, и он бросился перехватить охранника, рванувшего в его сторону. Фирменным ударом Роберт свалил его мгновенно, и в обход здания, служившего тюрьмой ему эти долгие дни, он бросился в погоню за вторым. Тот заметил его и выстрелил два раза из пистолета, к счастью промахнувшись. «Где же ты набрал таких уродов, Серёжа!», - мелькнула у Фаррелла мысль, когда он с прыжка повалил и этого охранника, приложив парня рукояткой его же пистолета. Он побежал к зданию и почти в этот же момент джип под Юлиным управлением подлетел к входу. Ключей на крюке не было. Супруги в замешательстве взглянули друг на друга, и вдруг Юлино лицо радостно озарилось. Она вспомнила о ключах, которые забрала у Эдика.
– Попробуй эти, - проговорила она, выуживая их из бездонных карманов своей юбки.
– Ты прелесть, дорогая, - улыбнулся он, и достаточно быстро найдя нужный ключ, добавил, - Какой-то форт Баярд.

Подбежала Ольга, запыхавшись.
– Ребята, - выпалила она, - Нужно уезжать, вертолёт пошёл на посадку. У нас от силы пять - десять минут. Эдик проснулся и пытается выбраться из комнаты…
Роберт открыл дверь и вбежал внутрь.
– Ольга, - перебил он женщину, - Пожалуйста, помоги мне. Юля в положении. Алекс, как ты?
– Я готов, брат, - пробасил Алекс, он уже подобрался ближе к выходу.
Втроём они затащили этого богатыря в машину.
– Юля, я сам сяду за руль, всё погнали - приказал Роберт, и все быстро расселись по местам. Алекс повернулся назад и наткнулся на морду Базилио, сидящую за решёткой.
– Мать моя женщина, - охнул он, - Это кто?
– Юлин кот, - крикнул Роберт, который уже втопил педаль газа в пол и нёсся по территории к воротам, - Ольга, передай Алексу автомат и там ещё один под сиденьем. Сама умеешь обращаться с этим?
– Вообще-то я мастер спорта по спортивной стрельбе, - не без гордости, заявила она.
– Девочка! – прокричал Роберт, - Тебя небо послало нам. Выберемся из этой заварухи, отблагодарю сполна. Пали по ногам всем, кто попытается нас остановить, и ничего не бойся. Всё! Началось!
Сергей, не увидев ни одного встречающего, похолодел. Он бросился в дом, открывая двери во все подряд комнаты. Наткнувшись на спящих людей вповалку перед полупустой бутылкой водки, Филатов начал пинать их ногами. Особого эффекта это не принесло, они лишь замычали нечто невразумительное. Потом разъярённый босс услышал стук наверху и бросился к комнате Эдика. Тот проснулся тоже от гула вертолёта, и, не обнаружив Юлю, встал, чтобы выйти, но понял, что закрыт изнутри. Он включил свет и увидел коктейль, который после серьёзного усугубления, готовила ему Ольга. Сначала он решил, что это она приревновала его к новой пассии и заперла, но когда он решил позвонить и не обнаружил в карманах ни ключей, ни телефона, холодок пробежал по его спине. Он схватил стакан и разбил его об пол.
– Что здесь, бес вас всех побери, происходит? - заорал Сергей, ударяя ногой в дверь.
– Меня Ольга, наверное, закрыла, - виновато забормотал Эдик.
В ответ, он услышал выстрелы, инстинктивно успев отскочить. Сергей побежал на улицу к воротам, и, вбежав в будку охраны, понял всё. Вынув кляп парню, который смотрел на него испуганными глазами, он услышал то, что боялся услышать. Выскочив на улицу, он отдал приказ, стоящим около дома парням, немедленно найти и уничтожить заложников. Связавшись с охраной, расположенной на мосту, и узнав, что никто кроме его людей, не выезжал с территории, Сергей воспрял духом. Он связался с службой безопасности и в этот момент он услышал рёв своей машины для «особых случаев».
Автомобиль с беглецами вывернул к воротам. Дорога проходила мимо главного дома, из-за угла которого к ним наперерез бежали четыре человека, прилетевшие с Сергеем, стреляя на поражение. Но машина была с пуленепробиваемыми стёклами, и это спасло их. Ольга возила дрова, оказывается, на машине для «особых случаев» и сейчас это оказался лучший для них вариант. Юля постаралась открыть ворота с пульта, похищенного у Эдика, но он не сработал.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Суббота, 22.12.2012, 10:31 | Сообщение # 110
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
– Всё уже открыто, любимая, - крикнул Роберт и на скорости снёс, открытые ранее им ворота, - Йо-хоу.
Машина без единого выстрела со стороны беглецов покинула остров и въехала на мост.
– Роберт, - воскликнула Юля с ужасом, - Мост разводят!
– Держитесь крепче! – предупредил он, мысленно соизмеряя скорость и расстояние, - Перелетим!
Все четверо, не сговариваясь, перекрестились и вцепились кто во что. Машина была тяжеловата для подобных манёвров, оставалось надеяться только на её скорость. Прыжок был неизбежен, но Роберт рассчитал всё верно. Колёса оторвались от покрытия моста, короткий перелёт и вскоре они вновь почувствовали почву под собой. Короткая радость сменилась пониманием новой проблемы. На мост въехали две машины и перегородили им дорогу. Роберт увеличил скорость и бросил тревожный взгляд на жену. Юля, поняла, что он пойдёт на таран, другого варианта быть не может, и, сгруппировавшись, ещё крепче вцепилась в ручку. Но люди в тех машинах, тоже это осознали и нервы их не выдержали. Одна машина резко перестроилась за другую.
– Я же говорил, - прокричал Фаррелл, не оборачиваясь, Алексу, - Они уголовники, да и ради кого им жизни терять? Ради упыря этого?
Они пронеслись мимо двух машин, получив автоматную очередь по колёсам и по окнам.
– Ну, вот и всё, - констатировал Роберт, и взглянув на жену, добавил, - Детка, открывай глаза. Теперь им нас не остановить. Сейчас уже и Алик скоро подтянется. Позвони ему, скажи, что мы прорвались. Но телефон зазвонил сам. Юля взяла трубку и услышала такой родной голос Эдварда, слёзы радости брызнули у неё из глаз.
Филатов не думал сдаваться. Он понимал, что если заложники уйдут, то здесь скоро будет полиция. Оставался один вариант, догнать их и уничтожить, затем забрав всё ценное, покинуть остров. Эдик спустился по стене, через навес над входом и подбежал к Сергею. Тот уже немного остыл и просто врезал своему помощнику под дых так, что тот согнулся пополам и рухнул. Филатов присел рядом и голосом, не предвещающим ничего хорошего, сказал,
– Сейчас ты отправишься за ними, - произнёс он, - Фаррелла и его дружка, пристрелить на месте, а Юлю, постарайся достать живой. Это твой последний шанс реабилитироваться.
– Откуда она-то здесь взялась? – простонал Эдик, стараясь подняться.
– Это и я хотел бы знать, - злобно проговорил Сергей и направился к машинам, заехавшим во двор. Первый автомобиль, в который сел Филатов, поехал вглубь двора, а второй подобрал Эдика, развернулся и на огромной скорости отправился в погоню. Не сумев взять своё же оружие, Сергей взвился и начал крушить домкратом, попавшим под руку, всё, что было на его пути. Люди в машине подумывали, не рвануть ли в рассыпную, когда босс с безумными глазами выскочил к ним. Но он отшвырнул странное орудие и, присев на корточки, достал зеркало и кокаин, сделав дорожку Филатов втянул её носом.
– Чего стоим-то, - вдруг заорал он, уставившимся на него соратникам, - Я за что вам деньги плачу? Вперёд! Из-под земли достаньте мне их! Половину ляма дам тому, кто привезёт мне их живыми или мёртвыми.
Бандиты быстро сели в автомобиль и отправились на поиски.
Эдику сразу сказали, что Ольга и его новая пассия уехали с заложниками. Третью женщину не видел никто. Но он думал сейчас о другом. Что-то надломилось в нём сегодня, ему захотелось изменить свою жизнь. Эдик устал слепо следовать за своим боссом, устал от его злобы и сумасшествия. Как он жил последний год, во что превратился? Ольга, влюблённая в него без памяти, и та покинула его. И эта необычная женщина, как она могла быть связана с Фарреллами? Скорее всего, они сначала поехали к ветеринару. И тут Эдик принял решение. Пусть даже оно обернётся ему ценою в жизнь. Он единственный знал, наверняка, куда направились беглецы, и попросил остановить машину, когда они были уже неподалёку от ветстанции. Отправив людей по ложному следу, он напрямик, через лес, побежал, чтобы расставить все точки над «и» в этой запутанной истории, потом исчезнуть куда-нибудь, и начать жизнь с нуля.
Юля договорилась с Эдвардом, что они будут ждать их на ветстанции. Разговор шёл о том, что им нужно продержаться всего ничего. Она переживала за врача и настояла на том, чтобы заехать за ним. Подъехав, они с Робертом вышли из машины и им сразу навстречу выбежал взволнованный Иван Михайлович. Он крепко прижал Юлю к себе и пожал руку Фарреллу.
– Всё-таки лучше для Вас хотя бы ненадолго уехать, - сказал Роберт, после короткого представления, - Садитесь в машину, когда всё успокоится - вернётесь. Эта машина, лучше любого бункера, прошу Вас…
– Ведьмочка, - вдруг раздался окрик и Юля, почувствовав укол совести, повернулась на голос.
– Ведьмочка? – удивлённо переспросил Роберт, и загородил собой жену, увидев Эдика.
– Я с миром, - крикнул Эдик, показывая, что пришёл без оружия, - Я отправил людей Сергея в город и больше не с ними. Катя, я хочу поговорить с тобой.
Юля готова была провалиться сквозь землю, но с маскарадом пора было прекращать.
– Катя? – Роберт начал догадываться, в чём дело и с интересом взглянул на жену.
Эдик подошёл и в упор посмотрел на Юлю.
– Эдик… - начала она, и тут мужчина всё понял, - Я очень виновата перед тобой, прости, но у меня не было другого выхода.
Юля отцепила надоевший парик, и её светлые волосы рассыпались по плечам.
– Ты, - Эдик запнулся, и шагнул было к ней, но Роберт вытянул руку вперёд, вновь заслоняя её собой, - Ты… как ты могла?..
Мужчина сел на землю и закрыл голову руками.
– Я спасала своего мужа, - глухо проговорила Юля, выходя из-за Роберта и присаживаясь на корточки рядом с ним, - У меня не было другого выхода.
– Актриса, - усмехнулся Эдик, и посмотрел на неё, - Ты, на самом деле, мне всегда очень – очень нравилась. Глупо, конечно, получилось.
Ольга вышла из машины и подошла к ним.
– Садись, сестрёнка, - он похлопал около себя, и женщина присела рядом. Он приобнял её за плечи и взглянул в глаза. – Сколько лет мы уже знакомы? – вдруг спросил Эдик.
– Двадцать, - сказала Ольга тихо, - Вот уже двадцать лет, как я люблю тебя.
Юля почувствовала себя лишней в этом разговоре и, подняв глаза на Роберта, увидела в его глазах смешинки. Фаррелл протянул ей руку, и она, поднявшись, уткнулась ему в плечо.
– Тебе не стыдно? – прошептал он, целуя её, – Ты что, его обольстила?
– Сумасшедший, ничего не было. Но не оставляй меня больше одну, - также шёпотом ответила она.
– Обещаю, - он взял её лицо в ладони и, улыбнувшись, добавил, - Верни себе, пожалуйста, свой цвет глаз.
Юля рассмеялась и села в машину.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 02.01.2013, 21:58 | Сообщение # 111
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений

Эдик с Ольгой поднялись и посмотрели на Роберта.
– Нам нужно поговорить, - констатировал Фаррелл, - Эдик, я правильно понял, что у тебя теперь свой путь. Ольга, ты летишь с нами?
Она вопросительно взглянула на своего любимого мужчину, и тот прижал её к себе.
– Мы остаёмся здесь, но нам нужно будет исчезнуть, - сказал Эдик, и протянул Роберту руку, - Я прошу прощения, за всё зло, что причинил твоей семье.
– Принимается, - сказал Роберт и крепко пожал руку, внимательно посмотрев на него, – Ольга очень помогла нам, и мы тоже не оставим вас.
– А может, тебе водитель нужен? – вдруг предложил Эдик, взглянув на Роберта, и в его глазах мелькнула искра надежды.
– Нет, спасибо, у нас уже есть, - вежливо отказал Фаррелл, - Да ведь ты в курсе должен быть. Я так понимаю, что наша жизнь весь год была под прицелом твоего босса.
– Меня не вводили в курс дела, у меня другие обязанности были, - сказал Эдик и махнул рукой, - Да это я так сказал, сам не маленький, понимаю, что это невозможно, да и вечное напоминание о подобном происшествии вам не нужно. Ольга, нам нужно уходить, меня могут арестовать как соучастника.
– Я скажу, что ты помог нам, - сказала Юля, выходя из машины и слышавшая весь разговор. Она с ужасом на секунду представила, что в компанию к её телохранителю, добавится ещё и подобный водитель. Она что-то прошептала мужу на ухо и тот одобрительно кивнул.
– Ольга, - Юля поманила её к себе, - На два слова.
Они прошли за угол станции, и Юля вручила ей ключи и документы от своей машины.
– Здесь десять тысяч евро, - добавила она, передавая ей свёрток, - На первое время вам хватит. Ты уверена, что хочешь остаться с Эдиком? Вернее, ты доверяешь ему?
– Да, - кивнула она, удивлённо рассматривая машину, и добавила, повернувшись к Юле, – Похоже, моя мечта исполнилась и мне большего не надо.
– Я рада, - искренне улыбнулась Юля.
Ольга обняла её, и они немного помолчали.
– Ты смогла изменить мою жизнь за один день, - сказала она, наконец, - Это я теперь твоя должница, на самом деле.
– Удачи тебе, - сказала Юля, и взглянула на часы, - Садись за руль, я позову Эдика. Вам нужно уезжать, скоро здесь будет слишком много народа.
Ольга села в машину и включила двигатель. Мужчины подошли к ним и Эдик открыл дверь, чтобы сесть рядом со своей подругой. Роберт обнял Юлю, и она доверчиво прижалась к нему. Вдалеке послышались три взрыва один за другим и гул вертолёта.
– Он сбежал, бросив всё и всех, - ответил Эдик на вопросительный взгляд Роберта, - Так что будьте аккуратны. Вам обязательно нужно поставить точку в этой истории. Он сумасшедший и ни перед чем не остановится. Если я узнаю что-нибудь, обязательно сообщу. Ещё раз, простите меня, и не поминайте лихом. Юля… я не забуду этот день никогда.
Эдик стушевался и сел в машину. Ольга нажала на газ, и машина вскоре скрылась из виду. Роберт прислонил Юлю к стене и взглянул ей в глаза.
– Почему я не послушал твоего сердца? Простишь ли ты меня? Любишь ли ты меня, как прежде? – шептал он, приникая к её губам и ощущая только одно желание, - Пусть весь мир подождёт…
Мистер Фаррелл прибыл в аэропорт на пятнадцать минут раньше Алика. Он уже связался с властями, и его встречала машина. Вся полиция края уже была мобилизована. Вскоре, разрывая сиренами воздух, целая процессия машин летела по трассе в сторону Задольска. От болезни мистера Фаррелла, казалось, не осталось и следа, словно крылья выросли у него за спиной, и только Патрик знал, какое горе смог пережить этот сильный человек с любящим сердцем. Алик ехал с ним в одной машине и удивлялся кипучей энергии Эдварда, которую он буквально излучал. Мистер Фаррелл не очень хотел втягивать свою семью в международный, как получалось, скандал и другая сторона была с ним солидарна. Было решено, что в качестве обвинения будет выступать по делу Алекс. Машины прибыли на место, заполнив собой всё пространство перед ветстанцией. Эдвард вышел из автомобиля и, увидев бегущих ему навстречу Юлю и Роберта, раскинул руки в стороны. Через долю секунды он сжимал в объятиях тех, чьи жизни вымаливал у неба все последние дни.
- Никуда, - шептал он им, целуя, то одного, то другого, - Ни за что … без моего одобрения… не пущу…
Юля, тёрлась об него щекой, словно котёнок и понимала, какой страшный путь ей пришлось пройти одной. Она сжимала одной рукой ладонь Роберта, а другую держал Эдвард и они снова были в своём круге, в который больше не мог проникнуть никто.
В связи с тем, что случившемуся необходимо было дать некоторые комментарии, Фарреллы были вынуждены задержаться в России. Была ночь, самолёт до Петербурга вылетал через восемь часов и все отправились в гостиницу, с романтичным названием «Мечта». Что это была за мечта и что видели в своей жизни хорошего архитектор и дизайнер этого топорного вида и содержимого сооружения, осталось загадкой, но вновь воссоединившимся влюблённым было всё равно. Оставшись, наедине в спокойной обстановке, Роберт с Юлей отправились в ванную, где долго отмывали друг друга, практически не разговаривая. Они смотрели друг на друга не в силах отвести взгляд. Юля с трудом сдерживала слёзы, а Роберт не находил слов, чувствуя свою вину в том, что с ними произошло. Она намыливала ему уже в третий раз голову, плечи, грудь, когда он решительно отобрал у неё мочалку, смыл с себя и с неё пену.
– Хватит, любимая, - пробормотал он, чувствуя, что уже не в состоянии сдерживать себя. Всё его существо было охвачено одним единственным желанием, овладеть этой женщиной, которая ведомая любовью и самим Создателем, смогла найти и спасти его.
Наскоро вытерев её и себя, он подхватил на руки свою воинствующую принцессу и перенёс в постель. Жарко примкнув к её губам, он внезапно почувствовал, что она напряглась.
– Что с тобой? – тихо спросил он, вспоминая, как перед свадьбой, он долгое время преодолевал подобный барьер, - Тебе неприятно?
– Что ты, любимый, - испуганно прошептала Юля, сама не ожидавшая подобной реакции и объясняя это себе только тем, что пару раз её чуть не изнасиловали за эти дни, - Просто нервы.
– Тебя никто... не обидел? – тревожно спросил Роберт, вглядываясь в любимые черты.
– Нет, нет, продолжай, прошу тебя, - мягко попросила Юля, проникая руками в его густую шевелюру, - Согрей меня, я так долго была одна.
Он закрыл глаза и с наслаждением стал целовать её, и вскоре уже не ориентировался ни в пространстве, ни во времени. И снова вдох, выдох, словно и не было расставания. Она вся трепетала от его ласк, и содрогалась от счастья, когда он проникал в неё. Когда любимый, совершенно обессиленный, рухнул на неё, она прижала его к себе и разрыдалась. Он приподнялся на локтях и начал покрывать её лицо поцелуями, ощущая горечь разлуки и сладость встречи, смешавшиеся в слезах любимой женщины.
– Никогда, слышишь, никогда больше не оставляй меня одну, - простонала она, не в силах выпустить его из объятий.
– Верь мне. Мы всегда будем вместе, - шептал он в ответ, пытаясь осознать, сколько боли причинило ей за это время его исчезновение, - Небо, до чего же ты хороша.
Раздался стук в дверь, и Роберт взглянул на часы.
– Мы, любимая, как всегда, - улыбнулся он жене, которая бросила испуганный взгляд на дверь, - То ли время не подвластно нам, то ли мы не подвластны времени. Скорее последнее.
Он, по-кошачьи быстро, подскочил с кровати и, закрепив на бёдрах полотенце, открыл дверь. Это пришёл мистер Фаррелл. Юля завернулась в одеяло и села в кровати, несколько смущённая тем видом, в котором Эдвард их застал.
– Доктор, - пошутил Роберт, почтительно кланяясь отцу, - Ваш приход как нельзя, кстати, вроде как пора радоваться, а моя жена плачет.
Мистер Фаррелл протянул сыну пакет с одеждой, так как то, что было на Роберте после пребывания на острове, пришло в полную негодность.
– Оставь нас, пожалуйста, с тобой я поговорю позже, - попросил он сына, открывая свой походный чемодан врача, и извлекая тонометр, - Там, в пакете также и моя бритва, приведи себя в вид, подобающий джентельмену. Подождав, пока Роберт скроется в ванной, он придвинул к кровати стул и сел, изучающе глядя на Юлю.
– Как я счастлив, видеть тебя, моя дорогая. Но скажи мне на милость, как ты смогла найти его? – наконец спросил он, и голос его дрогнул, - Только, благодаря тебе Роберт остался жив. Это из разряда чудес.
– Это долгая история. Но я была аккуратна и твоя помощь, в этот раз скорее нужна не мне, а Робу. Он весь в ссадинах и кровоподтёках. Просто сядь рядом со мной, мне так тебя не хватало, - проговорила она на одном дыхании и подвинулась.
Эдварда не нужно было уговаривать и вскоре, забыв про причину своего прихода, он сидел, прислонившись к стене, а она, положив голову ему на плечо и закрыв глаза, рассказывала всё, что произошло с ней. Он держал её руку, и словно горячим потоком в него возвращалась жизнь. Когда Роберт вышел из ванны, он застыл, увидев жену и отца, сидящих так близко друг к другу, но потом подошёл тихо, встал перед ними на колени и обнял их обоих. Юля замолчала и положила руку на плечо мужа. Мистер Фаррелл открыл глаза и встретился взглядом с сыном. И как всегда, слова были не нужны.
«Я люблю её, прости», - увидел Роберт в глазах отца.
«Я знаю, и не ревную, - блеснул в ответ лукавым взглядом сын,- Но всё-таки, она моя жена».
– Мужчины, не ссорьтесь, - прошептала Юля, не открывая глаз, и они рассмеялись.
– Мы же молчим, - сказал Роберт, подмигивая отцу.
– Когда нам нужны были слова? – проговорила Юля и подняла голову с плеча Эдварда, - Угадайте самое моё большое желание?
– Оказаться дома! – быстро проговорили мужчины.
– И это правильно, - улыбнулась она.
– Нам скоро ехать в аэропорт, перед этим вам придётся дать показания, - сказал Эдвард, взглянув на время, - Я буду ждать вас в ресторане на этом этаже. У вас есть ещё пятнадцать минут.
– Есть, сэр! – вытянулся Роберт по струнке, - Мы прибудем вовремя.
Мистер Фаррелл коснулся губами Юлиной руки, сжав её чуть сильнее, чем обычно и встал рядом с сыном.
– Отец, - тихо, с грустью в голосе, отметил Роберт, - Сколько седины прибавилось в твоих волосах из-за меня за эти дни.
– Мы все остались живы и это главное, - серьёзно сказал Эдвард, - Надеюсь, из этого урока, ты, наконец, извлечёшь пользу.
Ещё раз взглянув на Юлю, он потеплел взглядом и вышел из номера.
- Роберт, я не хочу никого видеть посторонних, не хочу никуда идти, - пожаловалась Юля, когда муж подошёл и протянул ей руку, чтобы помочь встать, - Если бы ты знал, как я устала. Несколько суток без сна, без тебя. Неизвестность, погоня. Это выше моих сил. Я не думала, что такая слабая.
Роберт сел перед ней на корточки и, взяв её руки, некоторое время молча смотрел на неё.
– Ну что ты молчишь? – горько усмехнулась она, проведя рукой по его разбитой скуле.
– Любимая, - ловя её пальцы и прижимая к своей щеке, мягко сказал он, - Твоё желание для меня закон, готов вынести тебя отсюда в чемодане. Про твою слабость – отдельный разговор, вопрос в другом, какого лешего, как любит говорить бабушка Анна, тебя понесло в Россию.
Юлины щёки запылали огнём.
– А что, по-твоему, я должна была делать? – возмущённо заговорила она. Вскочив с кровати, Юля бросилась к сумке. - Сидеть и вышивать кошечек на подушке или записаться на курс к психотерапевту?
Она расшвыривала вещи в разные стороны, отыскивая, что бы надеть. Роберт с улыбкой наблюдал за ней, вот такую он её знал, горячую как огонь с сумасшедшинкой за пазухой. Юля, путаясь в белье, чулках, продолжала возмущаться.
– Он, бросает беременную жену, вписывается в непонятную авантюру, взрывается где-то на краю света, - блажила она, втискиваясь в узкое чёрное платье, - А я сиди. Буквально впрыгнув в туфли на высоких каблуках, она схватила расчёску и, причесавшись, швырнула её в сумку. – Нет, любимый, - доставая тушь, продолжала она, - До тех пор, пока ты сам не сядешь в кресле у камина, - Юля на минуту замолкла, чтобы накрасить ресницы, чуть приоткрыв рот, как делают все женщины мира, - Я тоже не успокоюсь. Кстати, почему уже второй раз подряд я несусь за тобой? Пора и мне устроить тебе вырванные годы. А? Она мазнула блеском по губам и повернулась к нему.
– А, почему ты всегда красишь ресницы, приоткрыв рот? – решил добавить поленьев в огонь хитрюга, на всякий случай, вставая.
– Я не знаю, что с тобой сделаю, - крикнула она, бросаясь к нему.
– Оп, оп, оп, - смеясь, уворачивался он от её нападок, - Где же тот слабый цветочек, который минут пять назад пытался остаться жить в этой забытой всеми глуши? Скажи мне, это не ты заминировала остров, не оставив от него камня на камне? Сколько мужчин ты свела соблазнила, пока шла ко мне.
Одна оплеуха достигла своей цели, и Роберт решил, что точка кипения ею достигнута. Быстро перекинув любимую через плечо, он понёс её на кровать.
– Неблагодарный ревнивец, - проворчала она, понимая, что поддалась, на чистой воды провокацию.
- Ты была восхитительна, любимая, - промурлыкал он, потираясь об неё носом, - Мы обязательно ещё поговорим об этом. А теперь пойдём, осталось совсем немного и мы будем дома. И, кстати, спасибо за то, что ты спасла меня.
Алика они увидели в ресторане, который сразу направился к ним и по очереди обнял. Алик хотел обсудить с Робертом своё возвращение, он чувствовал свою вину в том, что Юля в результате осталась одна. Также он понимал необходимость объясниться с Юлей, с трудом сдерживая желание, схватить и увезти её подальше от всех. Он столько сделал ради неё, а она, там на поляне, только кивнула ему, и это невнимание острым ножом пронзило его. Хотя на что Алик рассчитывал? Это ведь он, а не она отказался ради неё от всего. «Возможно, Роберт прав, и я не должен быть её телохранителем, - размышлял он, всё время, что они были в гостинице, - Но как тогда я смогу быть рядом с ней? Да, с подводной лодки никуда не деться». Они вместе с мистером Фарреллом и Патриком, привели Алекса в нормальный вид. Затем врачи осмотрели его и успокоили, относительно будущего. Предстоящая операция должна была поставить его на ноги. Когда друзья остались вдвоём, Алик рассказал всё, что произошло за это время, Алекс же поведал как их подставили, и они с Робертом попали в засаду. Он был ещё очень слаб и вскоре уснул, Алик же несколько раз выходил из номера, доходил до дверей соседнего номера, за которой находилась его подопечная и не решался постучать. Ему хотелось взглянуть ей в глаза, это всегда красноречивее любых слов. Все сели за стол, Алик оказался напротив Юли, неслучайно заняв удобную позицию. Мистер Фаррелл быстро инструктировал всех троих по поводу дальнейших действий, Патрик вяло ковырял вилкой то, что называлось здесь беконом, и исподлобья поглядывал на Юлю и Роберта. Они были веселы и разгорячены, а он до сих пор не мог простить им того, что его учитель чуть не умер. Веселье Роберта, однако, было притворным, он с внутренней тревогой наблюдал за Аликом и Юлей. Ему не нравилось, что тот сверлил её горящими глазами, а она, напротив, всячески избегала его взгляда. Роберт чувствовал, что между ними что-то произошло.
– Отец, - вдруг обратился он к мистеру Фарреллу, - Мы с Юлей не хотим задерживаться в Петербурге и вдвоём возвращаемся в Лондон. Я полагаю, наше присутствие там не обязательно. Моей жене необходим полный покой.
– А я? – обескуражено произнёс Алик, не веря в такой резкий поворот событий.
– Но ты ведь не оставишь Алекса одного? – повернулся к другу Роберт, - К тому же следствие по делу о его похищении и твоём визите в Питер только в самом разгаре. А потом приедешь в Лондон – поговорим.
Роберт почувствовал, как Юля облегчённо вздохнула и обнял её за плечи. Мистер Фаррелл удивлённо приподнял брови и кинул быстрый взгляд на детей.
– Да будет так, - резюмировал он, поняв желание Роберта избавиться от друга, превратившегося в соперника, - Другого варианта и быть не может.
Они приехали в аэропорт после утомительной процедуры дачи показаний. На Алика было страшно смотреть, бледный как полотно, он шёл рядом с Юлей, по привычке всматриваясь во всё, что могло быть для неё опасным. Он больше не хотел никаких объяснений, его мечта остаться рядом с ней навсегда рухнула по иронии судьбы в гостинице «Мечта». Нервы были напряжены до предела и, казалось, что он даже слышал, как пролетала рядом муха. Всё было, словно, в чёрно-белом кино, когда из-за колонны, навстречу им, шагнул высокий мужчина в сером плаще, берете и тёмных очках и, подняв руку с полиэтиленовым пакетом, в упор выстрелил в Юлю. В долю секунды, Алик закрыл её своим телом и рухнул около ног той, кого любил больше жизни, и дыхание смерти холодной струёй завертело его сознание. В следующий момент, молодой Фаррелл уже настиг убийцу и повалил его, выхватив пакет, в котором оказался пистолет с глушителем. Подоспевший наряд, взял инициативу по задержанию в свои руки, и Роберт бросился к другу и жене. Юля полулежала на полу, придерживая голову Алика, и смотрела в его по-детски ясные голубые глаза. Она чувствовала, как жизнь с каждой каплей крови, через пульсирующую рану, покидает его.
– Не умирай, миленький, не умирай, прошу тебя, - словно в бреду, шептала она, - Я всегда буду рядом, я... только не умирай.
Роберт тихо сел рядом и взглянул на отца, который уже делал всё, чтобы спасти их друга.
– Я люблю тебя, Юля, - прохрипел Алик, - И всегда любил. Ты прости меня за...
Он захрипел и закашлялся. Роберт наклонился с другой стороны, чтобы положить ему куртку под голову. Алик перевёл взгляд на него и попытался улыбнуться.
– Я ухожу, видишь, - с трудом проговорил он, - А ты остаёшься...
– Алик, - сквозь слёзы простонала Юля, - Молчи, ты не можешь вот так умереть, ты должен жить. Господи, не забирай его. Роберт, Эдвард, сделайте же что-нибудь, я так... я не смогу без него.
– Только не оставляй её, - не обращая уже внимания на Юлины слова, продолжал Алик из последних сил, обращаясь к Роберту, капельки пота проступили у него на лбу, - Ей нужна защита всегда. Люби её в два раза сильнее, чем ты любишь, вместо меня тоже...
Он перевёл на неё взгляд и замер с лёгкой улыбкой на губах, которую она всегда так любила.
- Юля, он умер, - произнёс Роберт словно издалека.
– Нет, он должен жить, - закричала она, поворачиваясь к врачам, которые в этот момент подключали дефибриллятор, - Давай, Эдвард, давай.
- У нас есть семь минут, - сказал мистер Фаррелл, взглянув быстро на часы, - Время пошло.
Разряд тока заставил содрогнуться тело, распростёртое на полу.
- Ничего, - прошептал Эдвард и кивнул Патрику, который уже держал в руках шприц с длинной иглой наготове. Через секунду она уже вонзилась в сердце Алика.
- Качайте ребята, - приказал отец и взглянул на Роберта с Юлей.
- Я займусь его сердцем, а ты дай ему воздух, - сказал Фаррелл и сделал несколько качающих движений на грудь друга. Юля вслед за этим, припала к губам Алика, зажав ему нос. Они действовали слаженно, словно всю жизнь только этим и занимались.
- Стоп, ещё нужен разряд, - прервал их Эдвард.
Юля обхватила голову Алика руками, и не сводя взгляд с его лица, что-то отчаянно зашептала про себя.
- Джулия, - мягко сказал мистер Фаррелл, - Отпусти его ненадолго.
Она отстранилась, и ещё один разряд вошёл в тело такого близкого и родного, как оказалось, человека. Все взгляды устремились на дисплей монитора. И вдруг, линия жизни, неровной лентой вползла на экран. Вновь забившееся сердце, радостным стуком ворвалось в этот мир.
- Есть, - радостно воскликнул Роберт.
Эдвард, облегчённо вздохнув, посмотрел на Юлю.
- Джу, - тихо позвал он её, - Он возвращается.
Она перевела взгляд на мистера Фаррелла и подняла глаза вверх. Солнечные лучи проникали сквозь стеклянный купол аэропорта, озаряя всё ярким тёплым светом.
- Благодарю тебя, - произнесла она одними губами, глядя куда-то ввысь, - Благодарю…
Затем Юля склонилась над Аликом и почувствовала, что силы покидают её.
- Ты всегда будешь рядом со мной, - прошептала она ему и подняв глаза на мужа, проговорила, - Мы не оставим его, он жизнь мне спас.
- Нам, любимая, - негромко сказал Роберт и погладил её по волосам, - Меня без тебя нет, ты помнишь об этом?
- Роб, любимый… - прошептала она и обессилено упала рядом с Аликом.
В этот момент подъехали местные врачи. Роберт быстро подошёл к жене и, подняв её на руки, отошёл с ней в сторону. Эдвард проинструктировал прибывших эскулапов и направился к сыну. Юля очнулась от запаха нюхательной соли и, почувствовав себя на руках у мужа, прижалась к его груди. Мистер Фаррелл тревожно посмотрел на неё и взял за руку.
- Роберт, - обратился он к сыну, - Я умоляю, нет, я требую, чтобы вы немедленно отправились в Англию. Я разберусь со всеми проблемами сам . Сейчас вылетаем в Петербург. А там, я это организую, вы, не выходя из аэропорта, дожидаетесь ближайшего рейса в Европу.
Роберт присел на скамью и вопросительно взглянул на жену.
- Я ни о чём другом и не мечтаю, - устало произнесла она, и немного замявшись, обратилась к Эдварду, - Алик поедет с нами?
- Я обещаю, что он будет лежать в моей клинике, под присмотром лучших врачей.
- Спасибо, Эдвард, - поблагодарила она, - Спасибо.


Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 02.01.2013, 22:06 | Сообщение # 112
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Четверг, 03.01.2013, 02:06 | Сообщение # 113
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
lady_farrell, Ах! Ты все-таки в него выстрелила!!!!! В Алика!!!!!! angry Я успела испугаться и расстроиться(((((
Хочу, как Юлия, скорее домой-в Англию)))) bigsmile


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Воскресенье, 20.01.2013, 01:40 | Сообщение # 114
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Лондон.

Ночь после прилёта в Лондон незаметно перетекла в день для молодых Фарреллов. Молодые люди вернулись в свой дом в Мидвэй-Мэнор, и просто, отсыпались после пережитых приключений, переплетясь телами, словно ветви диковинного дерева. Эдвард пытался настоять на приезде Роберта в клинику, куда с большим трудом удалось доставить его раненных друзей, но тот категорически отказался, сказав, что любовь – лучшее для него лекарство. К пяти часам Фарреллы выбрались в гостиную, чтобы выпить по чашке чая.
- Опасность миновала, - резюмировал Роберт, делая глоток ароматнейшего чая и закрывая от удовольствия глаза.
Юля с грустной улыбкой посмотрела на мужа, вновь превратившегося в идеальный продукт цивилизации. Правильные черты лица, умный лоб, скулы, упрямые, но такие манящие губы, глаза в которых хочется раствориться, словно в тёплом синем небе. Несмотря на спортивный костюм, надетый сейчас, всё в нём выдавало истинного джентльмена. Осанка, посадка головы, движения, а длинные тонкие пальцы… они словно жили отдельной жизнью. Юле нравилось наблюдать за руками Роба. Играл ли он на рояле, печатал за компьютером свои статьи или просто держал бокал, это было так изящно, легко и непринуждённо, что дух захватывало.
- Это слишком дорого обошлось нам, любимый, - произнесла она, вставая и направляясь к окну. В груди её переплетались радость встречи с любимым и возвращением на круги своя с тревогой за жизнь друзей и здоровье Эдварда, пострадавших в этой истории гораздо больше них самих. Где-то там за серой пеленой дождя, Алик совсем один лежал в клинике Фарреллов, в палате реанимации из-за неё. Она понимала, что должна поехать к нему, чтобы просто хотя бы посидеть рядом, подержать его за руку, поддержать.
- Да, дорогая, - промолвил Фаррелл, провожая её взглядом и возвращая к разговору, - Но многого можно было бы избежать, если бы ты не отправилась за мной. Тебя спасло только чудо и оно же привело тебя ко мне. Я благодарю Провиденье, но с большим удовольствием отшлёпал бы тебя за твои художества. Ты не спланировала ничего, действовала, полагаясь на русский авось. Удивляюсь, как отец отпустил тебя одну, хотя ты можешь верёвки из него вить. Ты вообще потеряла страх, понимаешь, что с тобой могло случиться?
Юля повернулась к Роберту и выслушивала его обвинения, понимая, что в чём-то он прав, но иначе она не могла бы поступить. Наверное, потому-то они и вместе.
- А ты, мой английский супермен, всё спланировал идеально, - возмутилась она, пойдя в атаку, - Что сделано, то сделано. Что же касается страхов, любимый, то позволь припомнить тебе Солнечную бухту, в которую ты затащил меня не так давно. Удивительно, что я не поседела.
Они невольно рассмеялись, вспомнив это приключение на дне океана. В медовый месяц Фарреллам было совсем не до подводных забав, зато в этом году Роберт осуществил ещё одну свою мечту. Он был заядлым дайвером и очень надеялся, что жена разделит с ним его увлечение. Фаррелл, как и во всём, оказался очень интересным, хоть и требовательным, учителем. Юле пришлось вызубрить учебник от корки до корки, но это было пустяком, по сравнению с подводными тренировками. Роберт до блеска отшлифовывал все опасные ситуации, с которыми мог столкнуться дайвер. Параллельно с теорией и практикой, они просто путешествовали по дну океана, исследуя его тайны. Для Юли открылся новый мир, полный величия и покоя.
Но пощекотать нервы Роберт тоже умел. Так, например, Юле навсегда запомнилась первая встреча с акулами. Они заплыли в Солнечную бухту, чтобы немного отдохнуть, после долгого путешествия по подводному течению. Вдруг, когда они исследовали на дне неизвестную рыбину, Роберт взял Юлю за руку и показал знаками: «опасно» и «замри». Она проследила за его взглядом и чуть не рванула от ужаса в аварийное всплытие, но Роберт крепко держал её за руки. Тёмной серой тенью высоко над ними проплывала в нескольких метрах акула. Грозная, словно военный корабль, хищница медленно проследовала мимо, не обратив никакого внимания на молодых людей. Когда Юля почувствовала, что опасность миновала, она позволила восхищению ворваться в её сердце, столько внутренней силы исходило от этой морской разбойницы, не боящейся ничего и никого. Но в то же время женщина поняла, что большего страха она не испытывала никогда в жизни и вряд ли можно представить нечто более вселяющее ужас. Чувство, парализующее волю и сознание. Когда статная дама скрылась из виду, Фарреллы ещё немного подождали и вернулись на яхту. Юля, быстро сняв снаряжение, проследовала к бару и, налив солидную порцию «Хеннеси», выпила залпом солидную порцию. Сзади раздался задорный смех, Юля резко повернулась к мужу, который наблюдал за ней, облокотившись на стойку.
- Правда, было классно, - невинным голосом осведомился он, уже успев завернуться в полотенце, - Ты просто умница.
- Я убью тебя, - Юля бросилась на него, и они повалились на ковёр.
Роберт стягивал с неё мокрый облегающий костюм, попутно уклоняясь от хлёстких пощёчин, которыми она пыталась наградить его. Но победа осталась за ним.
- Ты знаешь, - с улыбкой произнёс Роберт, вернувшись из воспоминаний, - Пожалуй, наш ребёнок зародился именно в тот день. Пережив подобную опасность, мы в качестве инстинкта сохранения рода, выполнили важную миссию.
- Если это так, то будем надеяться, что Господь милостив, и у него всё в порядке будет с нервной системой, - укоризненно покачала головой Юля, - А мне и правда, ничего уже не страшно – это факт.
- Пройдёмте в спальню, леди Фаррелл, - проговорил Роберт, подходя к ней и обнимая за плечи, - Продолжим разговор там.
Он коснулся губами её шеи и, подхватив на руки, отправился в сторону супружеского ложа, не дожидаясь согласия возлюбленной.


Lady Farrell
 
bel7Дата: Вторник, 07.05.2013, 12:30 | Сообщение # 115
Группа: Друзья
Сообщений: 1070

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Юль прочитала и сорри что так  долго.

я люблю выделять особо понравившиеся фразы, но здесь их  много   cool   что придется занять N   кол-во сообщений

Затертыми формальными фразами не хочется оценивать твой прекрасный труд

Скажу лишь: СПАСИБО ЗА ИСТОРИЮ  roses


Все человеческие мнения относительны: каждый смотрит на вещи так, как ему удобно.
 
lady_farrellДата: Понедельник, 13.05.2013, 21:46 | Сообщение # 116
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Мадина, спасибо! Я очень рада, что ты прочитала мою, действительно мою историю, которая пока была отложена в  сторону. В эти выходные я вновь взялась "за перо", и хочу дать "Берегу" достойное продолжение и финал. Ты сама автор и знаешь, как важна поддержка, ещё раз спасибо тебе!

Lady Farrell
 
lady_farrellДата: Среда, 12.06.2013, 15:26 | Сообщение # 117
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Спустя час,  позвонил Эдвард и сообщил, что заедет к ним вскоре. Молодые люди наспех начали приводить себя в порядок. В гардеробной Юля
дёрнула на себя коробку, стоящую на верхней полке с нижним бельём, и та рухнула вниз. Неожиданно, из неё выпал разорванный Аликом пеньюар, в тот злополучный  вечер. Роберт, поспешивший Юле  напомощь, поднял его и,  развернув,недоумённо взглянул на неё. Она медленно опустилась на колени и стала собирать  другие вещи в коробку.
- Юля… - начал он и запнувшись,присел рядом с женой, глаза его потемнели, - Это дело рук Алика?
- Да, - тихо ответила она, - Но между нами ничего не было.
- Глядя, на эти останки,об этом не скажешь, - мрачно изрёк Фаррелл, он взял Юлю за подбородок и
взглянул в её глаза. В них стояла такая боль, что он невольно отвёл взгляд, -
Расскажи мне всё, пожалуйста. Я хочу знать правду, какая бы она не была.
- Какую правду ты хочешьуслышать? – с горечью в голосе спросила Юля, -  То, что Алик любит меня и это для тебя откровение?
- Нет.
- Ты удивлён, что он несдержался?
- Нет.
- Ты хочешь знать, как  он целовал меня? Заставить меня вновь всё пережить?
- Нет.
- Тогда чего же ты хочешь?
- Я не знаю, - Роберт  отшвырнул разорванное одеяние,  прижал  Юлю к себе и, нежно поцеловав в макушку, тихо добавил, - Чтобы с тобой не
случилось, это моя вина.
- Ты веришь, что между  нами ничего не было?
- Да.
- Алик сполна искупилсвою вину?
- Да, - немного  замявшись,  выдавил из себя Фаррелл.
- Ты больше не оставишь  меня одну?
- Да, - Роберт ещёкрепче прижал её к себе, - Рядом с тобой отныне, я хочу видеть только себя, в
любом качестве. Я сам стану твоим телохранителем и не доверю это больше  никому.  Закончим этот разговор.
Он поцеловал Юлю и помог  ей подняться.
Внизу раздался звонок, и Фарреллы направились встречать отца, пребывая  в несколько растерзанных чувствах.
- Я пришёл вам сказать,друзья мои, - серьёзно заявил Эдвард с порога, - Что сажаю вас под домашний   арест. До того момента, пока на свет не появится мой внук.
Он прошёл в гостиную иудобно расположился в кресле.
- Мне стоило больших  трудов,  вытащить вас из этой истории, -мистер Фаррелл перевёл взгляд на Юлю, - Принеси мне ваши паспорта.
Она вышла из комнаты и   вернулась с маленьким ящичком. Поставив его на столик около Эдварда, Юля  беспрекословно протянула ему ключ. Тот, открыв  миниатюрный сейф, вытащил документы и уже хотел закрыть его, когда заметил   бордовый  краешек какого-то другого  документа. Эдвард взял его в руки. Это был паспорт на чужое имя, Юля сама   хотела уничтожить его, но было не до этого.
- Екатерина Орлова? –мистер Фаррелл побледнел и грозно взглянул на детей.
- Этот документ был  одноразового назначения, - сказал Роберт, бросив  вопросительный   взглядна жену.
- Благодаря ему мне  удалось сбежать от преследователей, - Юля смотрела на Эдварда глазами полными   слёз, - Я им воспользовалась только при оформлении неофициальной доверенности   на машину. Я боялась представляться своим именем, я думала, меня ищут не только
люди Филатова. Я боялась всех и вся.  Но  меня ни разу не остановили, так что можно считать, что я им и не пользовалась.    Эдвард покачал головой и   разорвал документ, после чего подойдя к камину, бросил его в огонь. Юля достала ещё одну такую же   книжечку и, получив молчаливое одобрение мужа, повторила все действия вслед за мистером Фарреллом. Тот перевёл    потемневший  взгляд на сына и тот   поспешил скрыться из комнаты, предоставив жене управиться с отцовским гневом.
- Эдвард, - Юля взяла   мистера Фаррелла за руки, и опустилась на колени, - Прости меня за всё, я втянула Вас с Робертом в эту историю.     Мужчина медленно  опустился к ней на ковёр и прижал к себе.
- Моя глупенькая девочка, - прошептал он ей,  - Я люблю тебя... я так люблю тебя. Вы с  Робертом  всё,  что есть у меня. Никогда не говори так.    Юля всхлипывала у него на  плече, а он, обнимая её, уже совсем забыл из-за чего  был только что так сердит на них. Одной рукой  он перебирал пряди её волос и был от счастья на седьмом небе. Вскоре она  затихла, и они некоторое время просто  наблюдали за отблесками  огня. Эдвард просительно взглянул на Юлю, и она положила голову к нему на  колени. В таком умиротворённом состоянии их и застал Роберт, войдя в комнату.  Он уже хотел присоединиться к семейнойидиллии, как вдруг услышал дрогнувший голос жены.
- Эдвард, как там Алик? Я очень беспокоюсь за него, – Юля  старалась говорить спокойно, но Роберт, как никто, умел чувствовать любую нотку
в её настроении. Он притормозил и, закусив губу, решил дослушать до конца.
- Он очень плох, в себя так и не приходил, - произнёс отец.
- Я места себе не нахожу, - перешла Юля на шёпот, Роберту пришлосьнапрячь слух, - Помоги мне! Эдвард, я готова разорваться на части, совсем
запуталась. Знаю, что нужна сейчас Алику, чтобы он выжил и не знаю, как объяснить это Роберту.
- Если бы ты ничего не испытывала к Алику, то не мучилась бы таким  вопросом. Просто поехала бы к нему,- с горечью произнёс мистер Фаррелл, - Но   это не так, даже если ты и боишься себе признаться.
- Нет… - вспыхнула Юля и резко сев, сразу увидела Роберта, который  стоял, прислонившись к дверному косяку спиной. Она чувствовала себя ужасно   неловко. Эдвард, проследил за её взглядом, поднялся и подошёл к каминной полке, где стоял графин с коньяком.  Возможно,было бы прилично оставить детей разбираться наедине, но он понимал, что немного  повинен в создавшейся ситуации, более того мистер Фаррелл не мог бросить даму  сердца одну на поле боя.  Как всегда с ними бывало, цепная реакция уже пошла. Роберт ещё ничего не предпринял, Юля уже
знала, что сейчас он скажет, а Эдвард держал в рукаве козырь.
- Вот ты и сказал то, что я боялся произнести вслух, -констатировал услышанное Роберт и нервно взъерошил волосы. Больше всего ему
хотелось бы никогда не начинать этот разговор, но это произошло. Он смотрел на Юлю, хотел услышать ещё раз «нет», но понимал, что это будет неправдой. Роберт  всеми фибрами души ощущал, что сердце любимой принадлежит ему, но где-то в
глубине него, она умудряется сберечь частичку огня. И огонь этот  для того, кто много лет назад разжёг в ней волшебноечувство  первой любви. - Нет, - упрямо произнесла Юля и топнула ногой.
- Мне больно от того, что ты лжёшь сейчас и мне, и себе, - сказалРоберт, проклиная себя за то, что не мог уже повлиять на ситуацию, - Я видел,
как ты смотрела на него в аэропорту, как ты прятала от него глаза в гостинице.  Я склоняюсь к тому, что он всё-таки сумел завладеть твоим телом, коли ты уже не   смогла противиться и душой.
- О чём ты? – повернулся к ним, наконец, мистер Фаррелл, налив  себе солидную порцию коньяка.
Юля стояла, возмущённо  хватая всей грудью воздух. Она знала, что муж не поверил ей в гардеробной, но   доказательств невиновности у неё не было. Роберт выскочил из комнаты и вскоре  вернулся с разорванным злосчастным пеньюаром и швырнул его на пол.
- Алик изнасиловал её, вместо того, чтобы охранять, -прокомментировал он отцу свой жест, и резко схватил жену за руку, - Я не
обвиняю тебя Юля, но и молчать больше не смогу. Ты больше не увидишься с ним,  никогда, слышишь. Никогда!
Юля пыталась освободить руку, но Роберт   потащил её за собой через весь дом. Эдвард, молча, следовал за ними, ожидая
момента, чтобы вмешаться. Он подобрал пеньюар и, перекинув его через плечо, шёл  следом. Любимая женщина беспомощно оглянулась на него, Эдвард ободряюще  кивнул ей и приложил палец к губам. Словно  тяжёлый камень упал с её души, Эдвард рядом и он за неё. Вскоре они оказались перед дверью Алика, Роберт  достал к удивлению Юли, ключ от его комнаты из-за картины висевшей рядом на
стене. Муж слегка подтолкнул её,  и она  первой вошла в комнату своего телохранителя.
- Ты же не будешь рыться в его вещах? - произнесла она уже чуть не плача. Подойдя к  тумбе,  на которой стояло множество её   фотографий в разнокалиберных рамках. Юля взяла одну из них, где они были   запечатлены втроём, и нервно протёрла стекло.
- Ни в коем разе, - сказал Роберт, - Я только исполню его волю и  передам тебе  дневник, который он однажды  показал мне и попросил отдать, если с ним что-то случиться.
Он откинул подушку с  его кровати и схватил увесистый блокнот в кожаном переплёте. В сердцах он   швырнул его к ногам жены,  и из середины  вылетело несколько фотографий.Там были снимки, которые были, видимо, сделаны незаметно для модели,
покрасневшей тут же, как маков цвет. Все трое склонились над ними и смолкли.
Эдвард вдруг быстро собрал их и сунул в дневник, затем  отдал его Юле.
- Я долго молчал… - тихо начал он.
- Отец, я знаю… - перебил его было молодой Фаррелл, повышая голос.
- Роберт, - Эдверд метнул молниеносный взгляд в сторону сына, и тот   отошёл к окну, уткнувшись лбом в холодное стекло.    Недолгое молчание  холодным дождём пролилось на разгорячённые головы присутствующих.
- Ты много бед наделал своим отъездом. Но я хочу рассказать именно  о том происшествии, благодаря которому ты готов обвинить Джулию в предательстве. Я  стал невольным свидетелем того щекотливого момента и поклялся себе никогда даже  не вспоминать о нём. Но, волею случая, вынужден свидетельствовать, - Эдвард  через кольцо сложенных пальцев задумчиво пропустил ткань разорванного белья.   Роберт с Юлей  превратились в слух, одна уткнувшись в плечо рассказчика, а второй, чуть не выдавил стекло наружу упрямой головой. Эдвард неожиданно
захватил Юлины волосы в хвост, слегка запрокинул её голову. Их взгляды  соединились,  и мистер Фаррелл буквально прожёг её взглядом.
- Мне было очень плохо, - сказал  он, и ослабил хватку, - Я был на грани с реальным   миром, когда раздался этот звонок. Звонок от тебя, Джулия.  Уже вскоре я понял, что случай играет со мною  злую шутку. Я ничего не мог сказать, только в бессилии шевелил губами.
Слышалось какое-то щуршание, видимо телефон выпал из твоего  кармана,  а потом услышал, что завязалась драка. Твой  голос, Джулия, всё твоё существу, взывало к разуму нападавшего. Алик,   которого  я узнал сразу, не мог  оторваться от тебя. Изголодавшийся тигр дорвался до пищи. Мне казалось, что я парю над вами, настолько ясна была для меня картина.     Роберт подскочил к Юле и схватил её за плечи. Она стояла, уже просто  безвольно опустив руки.
- Он не тронул её, Роберт, крик её, а она звала тебя,  оборвал  то, что было неминуемо, - Эдвард направился к дверям, и уже у порога обернулся и   добавил, - Я могу поклясться  тебе в этом.  Жду вас в гостиной.


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Четверг, 13.06.2013, 22:37
 
lady_farrellДата: Среда, 19.06.2013, 16:40 | Сообщение # 118
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
- Юля, -встряхнул Фаррелл её, словно куклу, - Юля.
- Роберт, - она отстранилась от него, и  устало присела на краешек кровати, - Мне нужно побыть одной.
- Но… - Фаррелл  внезапно понял, что она его сейчас даже не слышит, находясь в своих мыслях. О, эта поганая ревность. Но отец. Ведь знал и молчал, хотя когда было рассказывать, - Любимая, всё хорошо? Давай я  тебя перенесу в спальню?..
  - Ты не слышишь меня сейчас, - расстроено произнёс он и вышел из комнаты.   
    Юля нагнулась за дневником и, подняв его, раскрыла  на первой попавшейся  странице. Увидев знакомый почерк, слёзы навернулись у неё на глаза. Округлые   буквы расплылись и память услужливо подсунула ей  первое признание в любви, которое Алик Рысь написал именно на бумаге. Это было в Солнечном, на заливе. Вволю накупавшись и набегавшись с летающей тарелкой, Алик и Юля лежали вместе на узеньком покрывале,  укрывшись в соснах от посторонних глаз. Теперь они играли в «чепуху», переписываясь на маленьких бумажках. Она была влюблена и счастлива, оттого  что в этот день Алик предложил поехать отдыхать отдельно от всей компании. Это получалось нечасто. Печалило
девушку  только одно. Она до сих пор не могла понять, воспринимает он её всерьёз или нет. Его шутки и уход от разговора
выводил Юлю из равновесия. Чувствуя прикосновение его плеча,  она наслаждалась их близостью и готова была лежать здесь до скончания века. Смеясь, она передала ему очередную записку и  получила такую же взамен. Раскрыв, она почувствовала, как сердце перестало
биться, в глазах потемнело, весь мир смолк в одно мгновение. Там было всего трислова. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ. Она не решалась посмотреть на него, тогда Алик в один миг  перевернул её на спину и завис сверху, улыбаясь одними глазами, взгляд которых, уже давно вдохнул в неё неизведанное ранее чувство любви. Небесно-голубого цвета очи  нежно и немного по-детски  смотрели нанеё из-под золотистых ресниц. У Юли мелькнула глупая мысль, что она никогда не  целовалась ни с кем, а он сейчас, наверное, захочет это сделать и разочаруется
в её неумении.
- Я люблю тебя, Юля,- произнёс он, прервав молчание.    Он медленно приблизился к ней, и его губыприникли к её губам.
- Расслабься и всё, - на секунду оторвавшись от неё, произнёс Алик,  и дальше всё было как в полусне.  
       Юля захлопнула дневник и, встав, быстро  направилась на первый этаж. Что с ней, она сразу должна была поехать к нему.
Роберт поймёт и простит, он знает, что для неё существует в этом мире только их любовь, а Алик… Алик  есть и никуда от  этого не деться, никогда. Она сунула дневник в сумку, проверила документы и  выскользнула из дома, тихо притворив за собой дверь. На секунду она замерла,
парк, который она так любила, неожиданно показался ей чужим. Видимо,  воспоминания о прошлом совсем захватили её. Юля прислонилась спиной к двери и  закрыла глаза, а ведь совсем недавно они также вышли с Аликом из этого дома,  чтобы отправиться на поиски Роба. Она была сердита на друга за… кровь прилила к   её щекам и она прогнала видение. Бегом Юля направилась в гараж, села в свою  машину и покинула дом.    Роберт с мистером Фарреллом стояли у окна   гостиной, когда её чёрный бмв пронёсся по дорожкам парка. Сын поднял измученный
взгляд на отца.
- Она всё делает  правильно, - сказал Эдвард, отвечая на молчаливый вопрос,  - Речь сейчас идёт не о любви и соперничестве, а о жизни человека. Любит она тебя, но ты сейчас можешь всё  разрушить, если неправильно повернёшь ситуацию. Ей сейчас нужна твоя молчаливая
поддержка, будь рядом, но, ни во что не вмешивайся. Алик был хорошим человеком,  ты сам приблизил его и взрастил сильного соперника. Также, ты виновен в том, что произошло с твоей семьёй и твоими друзьями. У Алика осталось мало времени,  пусть Юля проведёт его вместе с ним. Эта та  ничтожная малость, которую ты можешь ему дать. И запомни, всю жизнь она будет  винить себя в том, что произошло, хотя в ответе за всё только ты.
- Она ведь  ребёнка ждёт, - растерянно произнёс Роберт, - Ей нельзя волноваться.
- Ты создал всеусловия для её спокойствия, - не без сарказма, заметил мистер Фаррелл.
- Поехали вслед  за ней, - не обращая внимания на слова отца,произнёс Роберт, - Я пойду, возьму ещё бутылку коньяка для нас и  пижаму для Юли, наверняка, она не захочет  оттуда уезжать, вызови шофёра пока.
   Эдвард улыбнулся, порадовавшись тому, что  сын принял разумное решение и взялся за телефон.  
   Юля без проблем получила доступ в  реанимационное отделение, в клинике её хорошо знали.  Вскоре, накинув халат, она стояла у дверей палаты, где лежал в сети многочисленных проводов и капельниц пациент по фамилии  Рысь. Сердце её колотилось, как станочный молот, сосчитав до десяти, Юля  переступила порог и медленно приблизилась к  постели Алика. Как  хотелось сейчас  увидеть знакомый взгляд, который  когда доброй смешинкой, а когда участливым  пониманием  согревал  её весь этот год. Он лежал неподвижно, белый  как полотно, на голове в пряди сбились светлые, непослушные волосы.
- Алик, - позвала Юля друга, и голос её дрогнул, - Аленький, я здесь, с тобой. Прости, что я так  долго не шла. Ты слышишь меня? Теперь я буду здесь, пока ты не поправишься,  столько сколько потребуется.  
  Она коснулась его руки, холодной, словно  лёд. Присев на краешек кровати, она осторожно нащупала пульс. Слабый и редкий
импульс стал ей ответом.  Юля осторожно,поправила ему волосы и провела рукой по щетинистой щеке, похоже, он не брился с
момента,  как они расстались. Ей хотелось поцеловать его, но наличие видеокамер не позволило  этого сделать, лишних разговоров и так хватало.  Она нажала кнопку вызова, и, в ожидании медсестры, приподняла краешек одеяла. Швы на грудной клетке указывали
на то, что Алик перенёс операцию.
- Расскажите мне о состоянии пациента, - попросила миссис Фаррелл вошедшую.   Из кучи медицинских терминов, ей стало понятно,  почему Алик остался в живых. Пуля задела какой-то серебряный  футляр,  и  это изменило немного её траекторию и силу удара. Но всё равно это только отсрочка, состояние очень тяжёлое, пациент в сознание не приходит. Жизнь его поддерживается только за счёт аппаратуры.
- Я могу получить ту вещь, - потерянно попросила Юля, поняв, о чём идёт речь. Это был складень-фоторамка,  который долгие годы она хранила у себя. Там были две фотографии, на них были запечатлены  один из первых дней их встречи и день расставания. Когда Юля улетала с Робертом в первый раз в Лондон, она передала её Алику в аэропорту. Вскоре сестра принесла  футляр. Юля провела пальцами по сколу, который оставила пуля и раскрыла фотографии.Слёзы брызнули у неё из глаз, и она поспешно отвернулась.
- Оставьте меня,пожалуйста, - сдавленным голосом попросила она, и сестра, бросив на неё  испуганный взгляд, спешно покинула палату. Юля упала в кресло, стоящее у стены  и разревелась, не в силах больше сдерживаться.    Роберт с отцом  прибыли в клинику и убедившись на посту, что  миссис Фаррелл уже здесь поднялись в реанимационное отделение. Эдвард отправил медсестру и взглянул в  монитор, закусив губу, он быстро выключил его и заблокировал. Он не хотел,  чтобы сын видел, что у Юли  истерика.
- Роберт, - обратился он к нему, сообразив, куда его можно отослать, - У Алекса после операции  дела быстро пошли на поправку, завтра он сможет уже вставать. Пожалуйста, зайди к нему, он во втором блоке, а я хочу поговорить с  Джулией о состоянии Алика.Позволь, нам побыть сейчас наедине. Через час я буду в своём кабинете, приходи.
Сын находился сейчас в таком смешении чувств, что решил довериться отцу во всём. Он сунул руки в огромные карманы халата, и, понуро опустив голову,  направился к лестнице.
    Эдвард приготовил успокоительное и вошёл в палату Алика. Молча поставив стакан возле Юли, он проверил состояние приборов и больного.
После чего присел на подлокотник кресла и стал вглядываться в Юлины черты. Она  сидела, откинув голову назад, и нервно всхлипывала. Похоже, истерика уже пошла  на спад.
- Джулия, -наконец, произнёс он, - Нам нужно серьёзно поговорить об Алике и не только.  Выпей лекарство, приведи себя в порядок и поднимись ко мне.  
  С этими словами он встал и покинул палату.Юля открыла глаза, тон,  которым сейчас  говорил Эдвард,  вернул её к реальности. Она приоткрыла веки и огляделась, всё расплывалось перед глазами, голова кружилась. Увидев стакан, она взяла его и большими глотками выпила содержимое. Подойдя к кровати, она увидела, что в состоянии друга ничего не изменилось.  Приведя себя в подобающий вид, насколько это было возможно, она направилась к Эдварду в кабинет, морально готовясь к тяжёлому разговору.
    Мистер Фаррелл встал из-за стола, когда она вошла, и указал ей на кушетку около окна. Они сели рядом и некоторое время
молчали.
- Мне неловко  задавать тебе этот вопрос, но я задам его, - сказал Эдвард, было видно, что он  нервничает, - И хочу услышать только правду.
- Ты  достаточно  хорошо меня знаешь, - пожала  Юля плечами, уже догадываясь, что за вопрос его мучает.
    Мистер Фаррелл встал и прошёлся по кабинету, присев на краешек стола, он  посмотрел на Юлю.
- Кого сейчас  оплакивает миссис Фаррелл, жена моего сына, будущая мать моих внуков и просто  моя любимая женщина, друга или любовника? – спросил он достаточно резко.
- Я оплакиваю  свою первую любовь, сумевшую стать моим другом, моей тенью, навязанным мне моим  мужем, отцом будущих моих детей, - также резко ответила Юля, - Твоя любимая  женщина не знала в жизни другого мужчины, кроме твоего сына. Я скорблю о том,
что на протяжении года Алик страдал от постоянного искушения, и чуть не погиб  из-за меня, так глупо и бессмысленно. Я хочу сейчас только одного, чтобы он поправился.    Эдвард облегчённо вздохнул и, поднявшись,  раскрыл свои объятья.
- Прости, что  усомнился в тебе, - произнёс он и шагнул вперёд.     Юля встала ему навстречу, и они обнялись. Мистер  Фаррелл собрался с духом, чтобы продолжить разговор.
- То, что я сейчас скажу, ты должна будешь пережить и принять решение сама, - тихо сказал  он, и, похлопав  её по спине, вновь усадил  на кушетку.


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Среда, 19.06.2013, 17:06
 
lady_farrellДата: Понедельник, 15.07.2013, 08:16 | Сообщение # 119
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Эдвард подошёл к шкафчику с лекарствами ивзял для себя капли. Он чувствовал себя очень уставшим, но, в то же время, с его плеч, словно, свалилась гора. Только сейчас он понял, что внутри его тоже, как и Роберта, точил червь ревности. Эдвард не мог, да и не собирался противостоять любви сына, но допустить даже мысль о любовной связи Алика и Юли для него оказалось очень болезненно. Сев за стол он разбавил лекарство стаканом воды и выпил его, не сводя изучающего взгляда с Юли. Она сидела, поджав ноги и сцепив кисти рук так, что те побелели. Её взгляд безучастно сверлил стену напротив, казалось, что вот-вот и дело закончится обмороком.    
- Джулия, - совсем другим тоном произнёсмистер Фаррелл, - Давай вспомним, в каком ты сейчас положении и расставим
приоритеты.  Я предлагаю, нет,  я требую сейчас же пройти к миссис Астин, которая будет вести тебя во время беременности. С твоими друзьями всё в порядке. Алекс скоро сможет танцевать, Алик… Алик стабилен.    
- Эдвард, - Юля прижала ладони к вискам,она и правда не очень хорошо себя чувствовала. Но что значило её недомогание,
по сравнению с тем, в каком состоянии находился Алик.- Ты сейчас поступаешь со мной как хозяин, который очень любил свою кошку и отрезал ей хвост по кусочкам, думая, что так не очень больно. Прекрати меня мучить, скажи, наконец, правду!  
      Роберт вышел от Алекса в приподнятом настроении, друг чувствовал себя отлично. Он направился в реанимацию, чтобы   увидеть Алика. Фаррелл очень хотел, чтобы друг остался жив, и сейчас, окрылённый надеждой, которая загорелась после общения с Алексом, он буквально
вбежал в отделение. Войдя в палату, он подошёл к Алику и замер. Лежащий на постели человек, так не был похож на того жизнерадостного Алика, которого он  знал. Память услужливо подсунуло ему воспоминание, как год назад они с ним  стояли у Юлиной постели, моля Всевышнеготолько о том, чтобы та осталась жива. И ведь это Алик вынес её из клуба, истекающую кровью, и именно он, зная, какая ей угрожает опасность, всё это время, был готов   не задумываясь загородить её собой. Это произошло, он исполнил свой долг, а Роберт… как он был неправ по  отношению к другу. Внезапно чувство вины перед  Аликом накрыло его с головой.   
- Брат… - Роберт упал на колени передпостелью друга и уткнулся лбом в его безжизненную руку, - Прости, брат. Я всё
понимаю, ты главное выживи. Клянусь, что сделаю для этого всё, что потребуется  от меня. Возможное и невозможное.    
    Молодой человек порывисто вскочил и,покинув палату, быстро направился к отцу. Уже входя в кабинет, он услышал последние слова жены.  Через мгновение Роберт уже сжимал её в объятьях.
- Тише, тише,тише, - шептал он ей, - Всё будет хорошо, родная, всё будет хорошо. Отец, что  произошло?  
    Мистер Фаррелл побарабанил пальцами постолу. - За какие же грехи мне всё это? – пробормотал он себе под нос и вслух добавил, вставая, -
Твоя жена совсем не бережёт себя.
- Она крепкая девочка, - усмехнулся Роберт и с нежностью уткнулся в неё носом.
- Выкладывайначистоту, - потребовала Юля, почувствовав прилив сил. С приходом Роберта ей стало намного лучше. Она взяла мужа за руку и слегка  пожала её.
- Извольте, - сказал врач, и, заложив руки за спину, принялся мерить кабинет широкими шагами.
Наконец, он сел рядом с Юлей с другой стороны и взял её свободную руку в свою ладонь.
– Алик находится в этом мире на самой грани. Если выключить аппаратуру,  его жизнь остановиться. Я сделал всё что мог, и, как бы мне не было тяжело это  признать, традиционная медицина здесь бессильна.
- И… что тыпредлагаешь? - побелев от ужаса, спросила Юля.
- Я предлагаю подождать ещё месяц и… - Эдвард запнулся, ему было тяжело вести этот диалог.
- И? – стиснув зубы, произнесла Юля.
- И отключить аппаратуру, - сказал Роберт вместо отца, и добавил, усаживая к себе на колени,  вскочившую было жену, - Я против этого, говорю сразу.
- Это невозможно,- прошептала женщина, она предполагала, что Эдвард скажет это, но до конца не верила.
- Я не будувдаваться в медицинские подробности, - тяжело вздохнув, сказал врач, - Но если бы я мог хоть что-то сделать ещё, я бы сделал.
- Но если бы это был Роберт или я? – вскричала Юля,  -Неужели ты бы тоже отключил аппаратуру?   
    Мистер Фаррелл смотрел ей в глаза,  и испытывал глубочайшее чувство вины, хотя ситуация с Аликом была действительно такова.
- Ты, может быть,начнёшь презирать меня после этого, - сказал он, не отводя взгляд, - Но я действительно бессилен в данной ситуации как врач. И есть ещё один момент…
- Продолжай, -сурово потребовала Юля.
- Экономический,- горько усмехнулся Роберт, - Я правильно понял?
- Да, - ответилЭдвард, - Каждый день обходится невероятно дорого. Не поймите меня превратно,  но это тоже нельзя сбрасывать со счетов.
- Сколько у меняна личном счету? – быстро спросила Юля.
- Я в доле, -поддержал жену Роберт.
- Ребята, -махнул рукой Эдвард, - Я буду оплачивать столько сколько нужно, не делайте из меня бесчувственного болвана. Но в тот момент, когда начнутся разрушительные процессы, это уже будет бесполезно. Итак, месяц.   
    Некоторое время они молчали, держась заруки.
- Если традиционная медицина бессильна, - неожиданно сказал Роберт, - Будем искать  другие пути.
- Любимый, - у Юли слёзы надежды блеснули на глазах, - Ты просто мысль мою прочёл!
   Эдвард с интересом взглянул на них.
- О чём вы? –заинтересованно спросил он.
- О чудесах ичудотворцах, - улыбнулся ему сын, - Алик должен выжить, и он выживет.  
    Юля обвила шею мужа и благодарно прижалась кнему. Эдвард посмотрел на сына и понял, что у того уже крутился и
выстраивался  в голове  план.
- Роб, Джулия, я только за! Мне безумно жаль этого человека, ставшего буквально частью вас, –  растроганно произнёс он, - Со своей стороны, обещаю, всё зависящее от меня – я сделаю.  
    Юля вынырнула из объятий Роба и улыбнуласьЭдварду.
- Я знаю, мой хороший, - сказала она, взяла его руку и прижала к своей щеке, - А вместе мы
справимся с любой бедой.


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Понедельник, 15.07.2013, 08:28
 
lady_farrellДата: Пятница, 01.11.2013, 00:40 | Сообщение # 120
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
- Я докажу тебе, что ты ошибался, - воскликнулаЮля с жаром, - Только дай мне этот месяц!..
Женщина буквально переселилась в клинику со следующего дня, Эдвард предоставил ей полную свободу действий, Роберт же стал образцом терпения и кротости.  Каждую ночь, когда жена засыпала в его объятьях, молодой Фаррелл ещё подолгу всматривался в любимые черты, пытаясь
разгадать, что за сила таилась в этом хрупком создании. По утрам, она вновь и вновь уезжала к своему пациенту, чтобы полностью растворится в нём. Юля с кем-то списывалась, созванивалась, заказывала у Эдварда ингредиенты для каких-то ей одной ведомых лекарств.  Потом, лично готовила отвары, настои, мази, чтобы  всё это втирать, вливать и капать человеку,жизнь которого теплилась  толькоблагодаря её усилиям.  Вечером Роберт встречал её у ворот клиники, и супруги ехали куда-нибудь поужинать, потанцевать или просто провести где-нибудь ночь. Фаррелл, пытаясь развлечь Юлю, снимал номера в дорогущих отелях Лондона и его окрестностях. Первые дни он  расспрашивал её об Алике, но жена предложилане поднимать эту тему. Так и повелось, утро и день миссис Фаррелл принадлежали теперь безраздельно одному мужчине, а вечер и ночь другому. Юля была благодарна Робу, за то, что он словно вырывал её из действительности и погружал в мир своей необъятной любви. Словно родник, питал муж жену такими необходимыми ей силами для борьбы. Роберт  же через отца узнавал, что делает любимая женщина  целыми днями, и воспринимал её уход за другом, как работу. Ему было очень жаль Алика, Эдвард объяснил, что состояние комы  вызвано не последствиями выстрела, а ударом головой при падении. В любой момент может пойти процесс разрушения головного мозга, если Алики выживет, то вряд ли это лучший выход для него. С ужасом думал Роберт о том, что будет с Юлей, если её усилия не увенчаются успехом. Помочь он мог ей только морально, поэтому и старался изо всех сил. Мистер Фаррелл каждое утро вместе с Юлей осматривал пациента, изучал результаты исследований, выслушивал её доклад и  весьма скептически относился к развёрнутой деятельности.      И вот отведённый  месяц уже был на исходе. В то утро Юля, по привычке уже разговаривая с безответным Аликом,  втирала ему мазь, приготовленную по своему рецепту. Слёзы отчего-то наворачивались на глаза со вчерашнего вечера, женщина устала вести борьбу со смертью друга  один на один, но срок, данный ей Эдвардом, истекал через три дня. Если бы не понимание и молчаливая поддержка Роба, впору было бы застрелиться. Добравшись до пальцев рук Алика, она потянулась за очередной порцией мази и вдруг
почувствовала слабое пожатие. Сердце её на мгновение остановилось, а потом вдруг понеслось галопом, когда пожатие повторилось. Юля  медленно повернулась  к Алику и встретилась со взглядом по-детски невинных,голубых глаз. Прижав  ладонь друга к щеке,она смотрела на него, не в силах даже просто пошевелится. Не было в том взгляде ещё   жизненной силы и задора, но то, что Алик её узнал, сомнений не оставалось.
- Малыш, родной мой… -  прошептала Юля с трудом, словно ком стоял у неё в горле,  и слёзы тут же полились у неё из глаз. Алик вновь пошевелил слегка пальцами, словно пытаясь потрепать её  по щеке. Спохватившись, она вытащила телефон из кармана и трясущимися руками
набрала номер Эдварда, но сказать ему толком ничего не смогла, только  всхлипывала в трубку, уткнувшись Алику в грудь. Поэтому, истолковав её истерику  по своему, мистер Фаррелл уже через несколько минут запыхавшийся стоял на  пороге палаты.
- Джулия, что… - начал он, переведя дух и взглянув на Алика, смолк на полуслове, не поверив своим глазам. Быстро подойдя к постели, врач пытался  оценить ситуацию. Чудо произошло, и это было выше его понимания. Он буквально  сгрёб Юлю с постели  и сжал её в объятиях.
- Ты сделала это, - восторженно бормотал он, - Ты прирождённый врач, я не ошибся в  тебе. Ну, успокойся, девочка, успокойся.
Мистер Фаррелл вытащил свой платок и промокнул Юле глаза и нос.
- Эдвард, - всхлипывая, спросила она, пытаясь взять себя в руки, - Он… будет жить?
- Конечно, дорогая, - погладив её по плечу, -Мы приложим  все усилия для этого. Посиди с ним ещё немного. Я позову коллег, нам нужно всё обсудить… Ты хорошо себя   чувствуешь?
- Да, да – поспешно ответила Юля, испугавшись,что Эдвард её отправит домой, или хуже того на сохранение. Он уже не раз
заводил разговор об этом. – Я позвоню Роберту, обрадую его, - добавила она,  улыбнувшись, и снова присела около Алика.
Эдвард с подозрением взглянул на неё, конечно же, угадав ход её мыслей,но промолчал и вышел из палаты. Алик всё это время наблюдавший за
развернувшейся сценой, облегчённо вздохнул, когда они остались одни. Он   попытался что-то сказать, но у него не получилось. Юля быстро поднесла палец к   губам.
- Алик, мой хороший – она волновалась, но старалась говорить как можно спокойнее, - Я ждала пока ты придёшь в себя месяц. Теперь
всё будет хорошо, только не торопи события. Я прихожу сюда каждое утро и  остаюсь с тобой до вечера. Скоро мы сможем перевести тебя домой, и всё снова  будет по-прежнему…
Юля  пыталась ответить сразу на все вопросы, которые могли возникнуть у друга,  поэтому, хоть и  несколько сумбурно, пыталась предупредить их.
- Закрой глаза, если понимаешь меня, - прервав  свой монолог, вдруг встревоженно спросила она.
Веки  медленно опустились и поднялись.  Юля  облегчённо вздохнула, и ей показалось, что она сейчас говорит что-то не то, что
хотелось бы услышать Алику. Ему  сейчас жизненно необходимо совсем другое, остальное неважно, второстепенно.
- Я люблю тебя, - сказала она взяв его за руку, голос её чуть дрожал, потому что Юлия Фаррелл сейчас признавалась в этом
и сама себе,  - Ты мне очень нужен, не  оставляй меня больше. В глазах Алика словно вспыхнул огонёк, и он  снова медленно опустил и поднял веки. Юля наклонилась к нему и поцеловала.
- А теперь отдыхай и поправляйся, - с улыбкой  сказала она, - Я передаю тебя в руки опытных слуг Эскулапа.
За   дверью послышались шаги, и вскоре палата наполнилась людьми в белых халатах. Юля ещё раз ободряюще взглянула на  Алика и он ей подмигнул, медленно, но совершенно осознанно. Она чуть не   подпрыгнула от радости, это уже проявлялись черты Алика, которого она знала и
любила. Но миссис Фаррелл  взяла себя в руки и повернулась к вошедшим…   В этот вечер  Роберт поджидал Юлю у клиники  с огромным букетом белых роз.
- Я хочу немедленно шампанского, музыки и  тебя,  - были первые слова любимой  женщины, когда она выпорхнула ему навстречу, - Не отказывай мне сегодня ни в чём.- Шампанское, музыка и я будут предоставлены  тебе по первому требованию и в любой последовательности,  -  вручая ей  цветы, произнёс Фаррелл, ямочки появились на  его щеках вместе с обольстительной улыбкой, - Только скажи, где ты хочешь это
сделать.
- Поехали на побережье, а потом домой, на  Итон-Сквер - попросила она, вдыхая полной грудью нежный аромат свежесрезанных
цветов, и добавила, - Где ты умудряешься доставать такие дивные цветы всегда?


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Вторник, 05.11.2013, 11:54
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » Берег. Территория любви. Ю.Крынская (авторские права) (Роман о русской девушке Юлии и англичанине Роберте.)
Страница 4 из 4«1234
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX