[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » Берег. Территория любви. Ю.Крынская (авторские права) (Роман о русской девушке Юлии и англичанине Роберте.)
Берег. Территория любви. Ю.Крынская (авторские права)
Arven7Дата: Вторник, 04.09.2012, 21:35 | Сообщение # 31
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
Выразив своё восхищение избранницей Роберта, он терпеливо пытался ей объяснить правила банка. Взмокнув, как мышь под метлой, он вытирал лысину платком, не переставая любезно улыбаться. Роберт же, понаблюдав некоторое время за этой сценой со стороны, искренне повеселился, но потом всё же пришёл на помощь мистеру Баджу. Наконец, карта банка была получ


Неприятная черточка выступила в Роберте. Но что же... Он ведь тоже человек.

Quote (lady_farrell)
... отправились на Эннисмор Гарденс . Это оказалось не очень далеко от Белгравии. Север Бромптон Сквер до самого Гайд-парка представлял собой тихий, отрезанный от всего остального, уголок домиков и площадей. Сам же Эннисмор имел форму буквы «Г», и представлял собой очаровательный, вымощенный булыжником двор, с весело раскрашенными двухэтажными коттеджами. Клумбы и цветы на подоконниках, несмотря на осеннюю пору, добавляли живописности этому пейзажу


Юля, все так подробно описано! Ты это видела сама или это плод твоей фантазии?

Quote (lady_farrell)
Садитесь, дети мои, - произнесла она,


Царапнуло обращение. Как будто священник говорит. Может, просто "дети"?

Quote (lady_farrell)
попросил раскрасить Биг Бен в ромашку,
rofl2

Quote (lady_farrell)
Лондонские охотницы за головами и понятия не имеют, о том, что завидные английские женихи водятся теперь в российских лесах.
cool


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Воскресенье, 09.09.2012, 14:01 | Сообщение # 32
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Дома Юля с удовольствием принялась за готовку. Ей хотелось чем-нибудь удивить любимого. Конечно, он не купил много нужных ингредиентов, но она обошлась тем, что он принёс. Роберт сидел в кабинете и просматривал почту. Угроз больше не было, но пришло письмо от адвоката, в котором он сообщил, что Филатова выпустили под залог. Роберт в сердцах смахнул бумаги, лежащие на столе. Белыми птицами они взметнулись вверх и плавно опустились на пол. И, конечно, Юля вошла в этот момент.
– Ты что здесь буянишь? – спросила она.
Роберт быстро взял себя в руки и улыбнулся ей, опускаясь на пол, чтобы подобрать листки.
– Я случайно, - произнёс он, кипя от негодования внутри себя.
Она присела рядом, чтобы помочь ему.
– Ужин на столе, - сказала Юля, поднимая глаза к монитору компьютера.
Он перехватил её взгляд и понял, что допустил ошибку, не закрыв письма. Она отреагировала на удивление спокойно, наверное, потому что что-то подобное ожидала. Юля взглянула на Роберта, он сидел на полу, обхватив колени руками, и смотрел на неё.
– Надеюсь, заграницу его не выпустят, – сказала она, - Если, конечно, он не воспользуется фальшивыми документами.
Фаррелл молчал.
– Роберт, - сказала Юля, - Ты что-то не договариваешь, не заставляй меня строить догадки.
– А о чём ты догадываешься? – спросил он, вставая и подавая ей руку.
– Я вижу, что ты опасаешься чего-то, или правильнее сказать кого-то.
Они положили бумаги на стол, и Роберт развернул её к себе.
– Девочка моя, надеюсь, что здесь нам ничего не угрожает. Но сегодня звонил Алекс, его машину хотели взорвать. И я переживаю за парней.
Юля уткнула голову в плечо любимого.
– Я не хочу, чтобы они пострадали из-за меня, - сказала она тихо.
– Не нужно винить себя, - ответил он, прижимая её к себе, - Это мужские дела. К тому же у меня нет стопроцентной уверенности, что эти события взаимосвязаны.
Они постояли немного молча. Наконец, он отстранил её и заглянул в глаза. В них стояла такая отчаянная решимость, что он не выдержал и рассмеялся.
– Такое ощущение, - проговорил он, - Что ты сейчас готова рвануть в Россию и разорвать на части всех неугодных Вашему высочеству. Ты, кажется, звала меня к ужину, а я умираю с голода. Используй свою энергию в мирных целях, пожалуйста.
Юля улыбнулась, взяла его за руку и повлекла за собой в гостиную. Ей стало легче, когда ситуация прояснилась. Как всё-таки хорошо, когда с тобой рядом мужчина, который в состоянии решить все вопросы. К тому же, с берегов туманного Альбиона, ситуация смотрелась несколько проще. Вряд ли Филатов пойдёт дальше в своей мести, как говорится, за прошлое ещё не отсидел.
– Прошу Вас, сэр! – проговорила она, входя в комнату. Роб сел за стол и удивлённо посмотрел на Юлю.
– Ты всё это приготовила за такой короткий срок, маленькая фея? – спросил он, беря в руки приборы, - Ну что же, попробуем.
Он с аппетитом принялся за еду, не переставая нахваливать хозяйку. Слегка перекусив, Юля сидела, подперев голову руками, и с удовольствием наблюдала за ним. Наконец, он отужинал и, сытый и довольный, облокотился на спинку стула.
– Скажу честно, - подытожил он, - У меня такое ощущение, что я очень правильно этнически поел. Твоя кухня восхитительна.
– Спасибо, любимый! – промурлыкала Юля, - Я старалась.
Вскоре они перебрались на диван. Роберт принёс пакеты с покупками, которые он сделал сегодня, пока поджидал Юлю. Она, как выяснилось, тоже приобрела кое-что для любимого. Он надел ей на руку изящные часики.
– Для завершения образа английской леди их не хватало, - пояснил он свой подарок, - Нравится?
Юля благодарно кивнула и поцеловала его.
- Очень хотел увидеть это на тебе, но, после сегодняшнего происшествия на колесе обозрения, я понял, что предпочёл бы видеть тебя без оного, - смущённо произнёс он, передавая ей следующий пакет.
Юля с улыбкой заглянула внутрь и увидела там пару комплектов красивейшего белья.
– О, это очень красиво, спасибо, любимый.
Затем она передала ему пакет. Он достал оттуда несколько флаконов.
– Массажное масло, - прочитал он на этикетке и с восторгом взглянул на Юлю, - Уже можно раздеваться?
– Я знала, что тебе понравится, - рассмеялась она, - Можно, через полчаса жду тебя в спальне.


Lady Farrell
 
bel7Дата: Воскресенье, 09.09.2012, 23:59 | Сообщение # 33
Группа: Друзья
Сообщений: 1070

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Юль я еще раз перечитала первые 4 главы.... мне так тепло читать... что то загадочно-сказочно-реальное есть в твоем произведении

спасибо hello


Все человеческие мнения относительны: каждый смотрит на вещи так, как ему удобно.
 
lady_farrellДата: Среда, 12.09.2012, 22:48 | Сообщение # 34
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Quote (Arvenl)
... отправились на Эннисмор Гарденс . Это оказалось не очень далеко от Белгравии. Север Бромптон Сквер до самого Гайд-парка представлял собой тихий, отрезанный от всего остального, уголок домиков и площадей. Сам же Эннисмор имел форму буквы «Г», и представлял собой очаровательный, вымощенный булыжником двор, с весело раскрашенными двухэтажными коттеджами. Клумбы и цветы на подоконниках, несмотря на осеннюю пору, добавляли живописности этому пейзажу
Перечитывала Конан Дойля и поняла, что как доктор Ватсон, обожаю описывать подрообно.
- И вот моему взору открылась старинная высокая кирпичная стена, покрытая мхом...
Но Холмс перебил его.
- Высокая стена, понятно, друг мой. дальше! ))))
Когда я в те дни писала роман, у меня было ощущение, что я не только это видела, но и Роб меня в этот момент обнимал. Это были 9 месяцев сумасшедшего драйва))

Девочки! Я очень рада, что вам нравится моя история. Она стала частью моей жизни)))

Добавлено (11.09.2012, 02:21)
---------------------------------------------
Юля вошла в комнату и расставила везде горящие свечи, зажгла аромалампу, наполнив её смесью различных масел. Комната наполнилась атмосферой таинственности, блики света танцевали на стенах. Она надела шёлковый халатик и сделала себе макияж в японском стиле, высветлив лицо и подведя на глазах стрелки как у восточных красавиц. Собрала волосы наверх, и, взглянув последний раз на себя в зеркало, спряталась за шторой. Роберт, с полотенцем на бёдрах, вошёл в спальню и удивленно обозрел преобразившуюся комнату. Он заглянул в ванную в поисках возлюбленной и не найдя её, решил, что она вышла в другую комнату. Присев на кровать, он решил терпеливо ждать её появления. В этот момент она возникла прямо перед ним, смиренно сложив руки на груди и опустив глаза в пол.
– Что желает мой господин? - спросила новоиспечённая гейша.
Роберт с восторгом оглядел её.
– Тебя, красавица, - тихо произнёс он, - И только тебя.
– Простите, господин, - произнесла Юля, на полном серьёзе, но внутри себя, умирая от смеха, - Но это массажный салон, и услуги эротического характера нам запрещено оказывать.
– Может, попробуем договориться, - он протянул к ней руки.
– Мой господин, - сказала она, отступая на шаг назад, - Я очень дорожу этим местом и своей репутацией, поэтому прошу вас не настаивать.
Он вздохнул и покорно лёг на живот.
– Вы не будете возражать, если я сяду на вас сверху? – кротко спросила она.
Роберт застонал и впился зубами в подушку.
– Отлично, - проговорила Юля, сочтя это рычание за согласие.
Взяв флакон с маслом, она села на Роберта и, налив немного масла на ладони, принялась лёгкими массажными движениями скользить по спине. Он тихо постанывал от удовольствия, а она была счастлива оттого, что ему хорошо. После спины она перешла к массажу бёдер и ног. Потом встала и, повернувшись к нему спиной, попросила.
- Мой господин, перевернитесь, пожалуйста.
Роберт покорно перевернулся, прикрывшись полотенцем.
– Я готов, - произнёс он.
Юля присела рядом и, глядя ему в глаза, приступила к массажу груди. В конце концов, Фаррелл не выдержал, притянул её к себе.
– Я похищаю тебя из этого салона, - прошептал он, и начал покрывать её поцелуями, бормоча что-то нечленораздельное.
– Вообще-то мне показалось, что я взяла масло с релаксирующим эффектом, - проговорила Юля, несколько позже, - Хотела облегчить твою участь.
Роберт накрыл её своим телом и перевёл дух.
– У тебя получилось всё с точностью наоборот, - прошептал он ей на ушко, - Когда я увидел тебя в таком виде, единственное, что могло мне помочь – это ледяная прорубь.
Фаррелл приподнялся на локтях и с улыбкой посмотрел на неё.
– Ты классно сыграла. Я завёлся не на шутку, - сказал он, склоняясь, нос к носу,- Театр одного актёра, любимая, это высший пилотаж. С тобой мне скучать не придётся, если я, конечно, не схлопочу эротический удар до свадьбы.
– Ты - крепкий орешек, - усмехнулась она, - Должен выжить.
Юля, потрепав возлюбленного по волосам, высвободилась из-под него и отправилась смывать макияж. Роберт, повернувшись на бок, проводил её влюблённым взглядом. Когда она скрылась в ванной, он отправился на кухню утолить жажду.
Фаррелл резал лимон, когда Юля подошла к нему сзади и обняла за плечи. Он закрыл глаза и чуть подался к ней.
– Прости меня, - прошептала она.
– За что? – блаженным голосом произнёс он.
– Я тебя мучаю. Наверное, так нельзя. Тебе очень тяжело? – спросила она, прижимаясь щекой к его спине.
Он глубоко вздохнул, кинул дольки цитруса в минералку и развернулся к ней.
– Любимая моя, это наш с тобой выбор. А я всё-таки мужчина и должен уметь переносить любые сложности. Я прав? – спросил он, беря её лицо в ладони и ласково заглядывая в глаза, - Ты что, плакала?
Она опустила вниз глаза. Роберт прижал её к себе одной рукой и преподнёс стакан с водой. Юля чуть пригубила его и пошла в гостиную.
– Сыграй мне мою мелодию, - попросила она, остановившись в дверях.
Он улыбнулся и согласно кивнул. Юля удобно расположилась на диване, поджав под себя ноги, и приготовилась слушать. Проходя мимо, он погладил её по волосам.
- Так гладят кошек или птиц, так на наездниц смотрят стройных, лишь взгляд в глазах его спокойных под лёгким золотом ресниц, - проговорила она ему вслед.
Роберт сел за рояль и укоризненно посмотрел на неё.
– Я – потребитель? – спросил он и сделал хищный взгляд.
– Ты растрепатель! – улыбнулась она, - А это - стихи - Ахматовой.
Он прикоснулся к клавишам, и красивая мелодия поплыла по комнате. Роберт не отрывал взгляда от Юли, а она смотрела на него. Сердце её готово было разорваться на тысячи кусочков от нежности к любимому мужчине, и в каждом из них пульсировало бы его имя. «Странная штука любовь, - думала она, - Никогда не предполагала, что попаду в такую зависимость от другого человека и буду радоваться этому как ребёнок. Наверное, подобное чувство испытывают наркоманы, попадающие на удочку адского зелья. Я никогда этого не понимала, и вот на тебе». Она вспомнила, как давным-давно ей предложили попробовать кокаин. Тогда, после нескольких дорожек, на протяжении ночи, она привела около сотни фактов, подтверждающих теорию Дарвина, в которую сама никогда раньше не верила. Придя в себя, Юля чётко осознала, что это не для неё. Она не признавала никакую зависимость. Девушка испытывала жалость, а в глубине души, даже презрение, к людям, не способным побороть подобные страсти, считая, что сила духа, данная человеку Богом, способна сразится с любыми напастями. И её в себе надо развивать. Привязанность к человеку это конечно совсем другое, если отношения строятся на взаимной любви. Но тем не менее. Это страсть, и Юля впервые в жизни не хочет с ней бороться. Размышляя, она сначала положила голову на руки, потом закрыла глаза, и мысли её стали расплываться. Музыка убаюкивала, Юле начало казаться, что она на берегу моря, а потом, привиделось, что она сама берег, и, волны накатываясь, одна за одной, нежно ласкают её. Роберт, увидев, что она уснула, сел рядом с ней, и, не удержавшись, начал ласково поглаживать её.
– Я тону в глазах твоих цвета моря, я развернусь пред тобой словно берег, и ты будешь ложиться волнами на мой одичалый пляж, - сквозь сон проговорила она.
Роберт изумлённо посмотрел на неё. Потом про себя повторил её слова, и, встав, записал их в блокнот, лежащий неподалёку. Потом он бережно взял её на руки и отнёс в спальню. Там ещё витал аромат восточных масел, и он втянул его в себя всей грудью. Роберт положил Юлю на кровать, и аккуратно раздел.
– Любимая моя, - шептал он, - Ничто в этой жизни не сможет разлучить нас. Я всегда буду рядом с тобой, а ты со мной.
Фаррел аккуратно положил руку ей под голову, и она доверчиво прижалась к нему. Он целовал её в макушку и чувствовал себя вновь самым счастливым человеком во вселенной.

Добавлено (11.09.2012, 02:22)
---------------------------------------------
5 октября.
Юля проснулась рано. Ей удалось выбраться из постели, не разбудив Роберта. Умывшись, она отправилась на кухню, чтобы приготовить завтрак, и очень обрадовалась, найдя всё, что нужно для яблочного пирога. Разобравшись с мудрёной плитой, девушка поставила тесто в духовку. Она включила телевизор, и, услышав английскую речь с экрана, поёжилась от мысли, что её сегодня ожидает своего рода экзамен. Единственный иностранный язык, который был ей понятен, был итальянский. У неё в своё время были друзья из Милана и Неаполя, она бывала там, ну и любимая латынь способствовала этому. Выучить английский было её мечтой, но не было времени. Те знания, которые у неё были, являлись результатом её самостоятельных потуг и общения с немцем Ульрихом. Русским он так толком и не овладел, поэтому они выработали с ним своеобразный «эсперанто», который мог понять любой иностранец, но только не англичанин. Она включила музыкальный канал и, очень удачно, шла песня её любимого некогда Depeche Mode. Юля, накрывая на стол, пританцовывала, и в самый кульминационный момент песни не выдержала и, запрыгнув на стул, выдала такое классное па, забыв о своих швах. Охнув, она полетела вниз, и …
– Браво, любимая! Не плохо для начала дня! Но боюсь, что тебе всё-таки надо быть пока осторожной! – произнёс Роберт, подхватив её на руки у самого пола.
Он сидел на коленях и прижимал её к себе, а Юля уткнулась ему лицом в плечо, закусив губу от боли.
– Ты в порядке? - спросил он тихо, - Хорошо, что я оказался рядом.
– А как ты оказался рядом? – спросила она, приходя в себя и обнимая его за шею.
– Я наблюдал за тобой, - смущённо проговорил он, - Никогда не видел такого виртуозного приготовления трапезы. Это твои ритуальные пляски вызвали такой волшебный аромат яблочного пирога с корицей? Я, кажется, ещё не говорил тебе о своём пристрастии к этому сочетанию.
- А мне, кажется, что слова излишни, - Юля, чуть приподнявшись, заглянула ему в глаза, - Я знаю, что ты знаешь, что я знаю.
– Как ты побледнела, - озабоченно произнёс он, - Дай я перенесу тебя на диван. Ты даже дома не можешь спокойно существовать.
Он поднялся и с ней на руках и прошёл в гостиную. Её уход на самом деле не был им не замечен. Просто он решил предоставить ей в это утро полную свободу действий, как бы ни было велико его желание, не выпускать её из постели в эти утренние моменты пробуждения, когда счастье сознания того, что она у него есть, пробуждало в нём жажду обладания ею.
– Где больно? – постарался уточнить он, - Когда ты взлетела наверх, у меня словно щёлкнуло что-то внутри, и я сразу бросился к тебе.
Юля с улыбкой наблюдала, как он обеспокоенно осматривает её.
– Не переживай, - проговорила она, проводя рукой по его колючей щеке, - Руки-ноги целы. Сегодня Эдвард снимет швы, и я буду как новенькая.
– Ты говоришь о себе как о кукле, - возмущённо произнёс Роберт, - Нельзя так небрежно относиться к себе.
Юля рассмеялась и, подавшись вперёд, хитро взглянула на него.
– Как о кукле Его Высочества? – уточнила она.
– Я этого не сказал, - продолжал кипятиться он, - Ты…
Она закрыла его рот поцелуем, и он сразу перестал сердиться, переключившись на более приятное занятие.
- Роб, - проговорила она, через некоторое время, - Мы рискуем остаться без пирога!
Он со вздохом отпустил её. За завтраком Юля с удовольствием выслушала ряд комплементов в свой адрес, но на самом деле, мысли её были заняты предстоящей встречей. Роберт почувствовал это и, взяв её за руку, постарался немного успокоить.
– Любимая, - начал он, - Ты снова где-то далеко, скажи мне, что тебя беспокоит?
– Нестабильность в Гондурасе, - проговорила она.
У него округлились глаза.
– Что там произошло? – спросил он, - Насколько мне известно, там был военный переворот, но это в прошлом году. Не урожай бананов или кофе? Или в Тегусигальпе пронёсся ураган?
Настала Юлина очередь удивляться.
– Роберт, - произнесла она, - Ты никогда не перестанешь поражать меня своей осведомлённостью во всех вопросах. Считай, что ты меня успокоил.
Роберт улыбнулся.
– Ты произнесла это так серьёзно, - сказал он, прищурив глаза, - Что я и правда поверил. Опять провела меня?
– На самом деле, - вздохнула она, - Я, несколько волнуюсь из-за предстоящей встречи.
– Ой, ладно тебе, - рассмеялся он, - Вот уж не думал, что моя смелая девочка будет пасовать в такой ситуации. Там же будет отец. Он, наверное, уже соскучился по тебе. А на остальных не обращай внимания. Мило улыбайся и всё будет хорошо.
– Я тоже соскучилась по нему, - сказала Юля, пожалуй, чересчур горячо и взглянула на Роберта, - Он удивительный человек.
– Это интересно, - с наигранной пылкостью произнёс тот, - Мало того, что он к тебе не ровно дышит, так ты оказывается ещё и отвечаешь ему взаимностью.
Юля рассмеялась от души.
- О, сцена ревности! Продолжай, это интересно, - она подала ему блюдце, - Посуду будешь бить или сразу задушишь.
Тут они уже засмеялись вместе.
– На самом деле,- сказал он, - Я рад, что эмоционально ты встряхнула и его. Давай собираться. Помимо официального костюма, возьми с собой что-нибудь для верховой езды.
Юля в этот момент, убирала чашки в машину.
– Для чего? – переспросила она, оборачиваясь.
– Для верховой езды, - повторил Роберт, протирая стол, - Там отличная конюшня, а погода располагает сегодня к подобным прогулкам.
– Ну да, - проговорила Юля, - Чему я удивляюсь? Надеюсь, хотя бы, что клюшку для гольфа мне не вручат сразу по приезду. Если на лошади я удержусь, то о гольфе я пока имею очень смутное представление.
Роберт развеселился от души.
– Успокойся, любимая, для гольфа сегодня несколько сыровато.
Юля отправилась собираться на приём. А Роберт пошёл в кабинет немного поработать. Укладка держалась со вчерашнего дня, с макияжем она справилась быстро. После отправилась в гардеробную. Там её ожидал чёрный классический костюм – строгий, простой, добротный и элегантный. Не очень жалуя различные блузы, Юля специально купила костюм с достаточно высокой верхней застёжкой, чтобы можно было одеть под него топ, или не одевать ничего. Дополнив свой образ шляпкой, традиционно круглой формы, с небольшими полями и вуалью, шейным платком, дорогой сумочкой, без излишней вычурности, Юля одела новые ботильоны на высоком каблуке и отправилась в кабинет Роберта. Постучавшись, она вошла к нему и прошлась по кабинету как по подиуму до его стола и обратно. В дверях она эффектно развернулась и застыла. Роберт закрыл лицо руками. Юля выдерживала паузу.
– Класс! - наконец произнёс он, - Я ставлю тебе высший балл. И бонус за шляпку. Как у тебя это получается? Ты ещё не видела людей, но уже точно знаешь, как нужно появиться перед ними.
Юля развела руками.
– Безукоризненно одетый человек одет по моде вчерашнего дня, - сказала она, - Мне кажется, что эта мудрость, как нельзя лучше подходит для англичан, приверженцев традиционного стиля. А я так поняла, что таковыми и являются твои родственники.
Он встал и подошёл к ней.
– Если бы ты знала – прошептал он,- Как мне не хочется никуда ехать, милая леди.
Роберт начал расстегивать ей пиджак, с удивлением обнаруживая, что под ним из одежды больше ничего нет.
– Что ты делаешь? – Юля постаралась выскользнуть из его рук.
– Силы небесные! – произнёс он, - Стой, а ну назад.
Он прижал её к стене.
– Это ты что делаешь? - бормотал он, стаскивая с неё одежду.
Вырваться от него не было никакой возможности, поэтому Юля расслабилась и отдалась его поцелуям.
Но время неумолимо, и они, с трудом оторвавшись друг от друга, стали поспешно приводить себя в порядок. Роберт быстро собрался сам и помог Юле собрать вещи на случай, если они останутся там ночевать. Вскоре они ехали в машине и разговаривали на языке Шекспира. Вернее сказать, что больше говорил Роб, а Юля пыталась впитать в себя стиль его речи. Чем ближе они подъезжали к Мидвэй Мэнор, тем спокойнее Юля себя чувствовала, сама удивляясь этому. Они въехали на территорию красивого парка, Роберт сбавил скорость и попросил Юлю позвонить отцу. Она набрала номер мистера Фаррелла, тот сразу взял трубку.
– Эдвард, здравствуй! – поздоровалась она по-английски.
– Джулия, дорогая! Вы подъезжаете? – услышала она знакомый голос.
– Если я правильно поняла Роба, да! – она бросила взгляд в сторону любимого мужчины.
Тот улыбался, но молчал.
– Я бегу встречать вас, - пожалуй, слишком пылко произнёс Эдвард.
– До встречи! – лаконично ответила Юля.
Вскоре они выехали на открытую территорию, и она увидела вотчину Фарреллов. Это был красивый трёхэтажный особняк серого камня, его укутанные зеленью балконы, создавали эффект средневековья. Вокруг располагались замысловато подстриженные лужайки, приглашающие на романтическую прогулку.
– Роб, какая красота, - вздохнула она всей грудью.
И вот они остановились у крыльца. Фаррелл помог выбраться Юле из машины, и в тот же момент дверь распахнулась, и на пороге появился Эдвард. Он сбежал к ним по ступеням, посвежевший и отдохнувший за эти дни. Он обнял сына и прижал Юлю к груди.
– Ребята, как я по вам скучал, - радостно произнёс он.
Подхватив их под руки, он направился к дому.
– Шикарно выглядишь, - шепнул он Юле по-русски.
Роберт закусил губу, подавив смешок. Они вошли внутрь и сразу наткнулись на двух, очень похожих, женщин. Те стояли плечом к плечу, с видом оскорблённой добродетели, взирая на вошедших. Юле хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. Эдвард ободряюще сжал её локоть.
– Джулия, - произнёс он, поворачиваясь к ней, - Разреши тебе представить моих сестёр. Миссис Джейн Фаррелл и миссис Элен Блум.
Они смотрели на Юлю во все глаза, а она, расправив плечи, мило улыбнулась им и приподняла вуальку на шляпе.
– Леди, - торжественно произнёс Эдвард, - Знакомьтесь, невеста нашего Роберта – Джулия… Не дождусь того дня, когда скажу Джулия Фаррелл.
– Очень приятно, - прошелестели дамы одновременно и застыли.
– Очень приятно, - с достоинством проговорила Юля.
Роберт не предупредил её, что они близнецы и она постаралась скрыть своё удивление. Несмотря на кровное родство с Эдвардом, они совершенно не были на него похожи, на первый взгляд. Правда, они были, старше его лет на десять, и в них начисто отсутствовала живость, присущая их брату. Они напоминали двух полинявших птеродактилей, ценных в своём роде экспонатов зоологического музея.
– Тётя Джейн, тётя Элен, - выступил чуть вперёд Роберт, спасая ситуацию, - Добрый день.
Его чарующий голос сделал своё дело.
– Мальчик мой, - вдруг ожила одна из чудо-реликвий, кажется Джейн. Она расплылась в улыбке и протянула племяннику свою руку для поцелуя, Элен в точности повторила все жесты сестры. Роберт подошёл и почтительно приложился к обеим дланям.
– Молодцы, что приехали пораньше, - произнёс Эдвард, - Роберт, Джулия, пойдёмте ко мне в кабинет. Я хочу обсудить до обеда с Вами некоторые детали.
Он повлёк Юлю к лестнице, ведущей наверх. Роберт, словно прикрывая их с тыла, направился было за ними, но вдруг, прорезался властный голос кого-то из сестёр.
– Роберт, останься, нам тоже надо переговорить с тобой.
Юля, не оглядываясь, проследовала с Эдвардом дальше. Они поднялись на второй этаж, и только войдя в его кабинет, девушка вздохнула свободно. Закрыв дверь, они посмотрели друг на друга и рассмеялись.
– Спасибо, что вынес меня с поля боя, - поблагодарила она.
– Не стоит благодарностей. Ты отлично держалась. Присаживайся, пожалуйста, - Эдвард указал ей на диван, а сам проследовал за стол.
Юля сняла шляпку, перчатки и села, сложив руки на коленях. Некоторое время они просто смотрели друг на друга.
– Повторюсь, ты прекрасно выглядишь, - наконец произнёс он, лучезарно улыбаясь, - У красивой женщины не принято спрашивать о здоровье, но памятуя, что ты также и моя пациентка, осмелюсь задать вопрос. Как ты себя чувствуешь, дорогая?
– Всё отлично, - сказала Юля, - Я была аккуратной. Единственное, сегодня не удачно прыгнула, хорошо, что Роберт поймал меня. Очень резкая боль, где-то в области сердца была.
– Куда ты прыгнула, радость моя? – Эдвард посмотрел на неё укоризненно и направился к шкафу с прозрачными дверцами.
– Я танцевала, - уклончиво ответила Юля.
Мистер Фаррелл достал стальной бокс и стерильные перчатки. Протерев руки специальным раствором, он направился к ней.
– Значит, танцевала, - улыбнулся он своей неподражаемой улыбкой, - Раздевайся, посмотрим.
- Прямо сейчас? – удивилась Юля, про себя порадовавшись, что после демонстрации костюма Робу, вспомнила о предстоящем снятии швов, и надела бельё.
Эдвард глубоко вздохнул и закатил глаза.
– Уже раздеваюсь, сэр, - покорно проговорила она и, сняв пиджак, повернулась к нему спиной.
– Отлично, - проговорил он, осмотрев свою работу.
Врач действительно был доволен тем, как всё зажило.
– Может быть, всё-таки переквалифицироваться в пластического хирурга? Ложись на диван, сейчас удалю всё не нужное.
От прикосновения проспиртованного тампона, Юля поёжилась.
– Ты очень чувствительная, - проговорил Эдвард, аккуратно выдёргивая тончайшие нити из шва, - И у тебя очень красивая кожа.
Юля молчала, чувствуя себя немного неловко.
– Тебе нравиться Англия? – спросил он, решив сменить тему, и снял перчатки, - Переворачивайся.
Юля послушно развернулась на спину.
– Я чувствую здесь себя, как дома, - произнесла она, подбирая английские слова, - Возможно, это от того, что рядом Роб.
Эдвард улыбнулся, блеснув синими глазами.
– С милым рай и в шалаше? – спросил он по-русски.
– Шалаш у него отличный, - ответила Юля, - Эдвард, твои сёстры недовольны выбором Роберта? У нас осложнения?
- Я сейчас тебя пропальпирую, если где-то будет больно, скажи, - проговорил он, нажимая пальцами различные точки на её теле, - По поводу сестёр не переживай. Их жизнь настолько скучна и однообразна, что вызвать у себя какие-либо сильные эмоции, они готовы любым способом. Думаю, познакомившись с тобой поближе, они оттают.
- Здесь больно, - сказала Юля, поморщившись от его очередного прикосновения.
– Понятно, - кивнул Эдвард, - Это твоя, так сказать, ахиллесова пята будет какое-то время. Так что с танцами поаккуратней будьте. Только медленные.
Врач провёл ладонью по её щеке и ободряюще улыбнулся.
- Можешь одеваться, - сказал он, вставая и протягивая ей руку.
Юля поднялась, и он подал ей пиджак. Зазвонил телефон и он пошёл к столу.
– Дорогая, поставь стерилизатор в шкаф, пожалуйста – попросил он и взял трубку, - Алло, добрый день.
Юля взяла бокс и отнесла на место. В шкафу было множество лекарственных препаратов и она, с интересом, просмотрела ассортимент его аптеки.

Добавлено (11.09.2012, 02:23)
---------------------------------------------
В это время в гостиной состоялся разговор между тётушками и племянником.
– Присаживайся, - указала ему на диван Джейн.
– Благодарю, я постою, - ответил Роберт, чувствуя, что разговор будет не из приятных.
Он подошёл к каминной полке, на которой стояла куча раритетных безделушек, и замер, сложив руки на груди. Сёстры переглянулись и сморщили личики, без слов выражая друг другу полное негодование.
– Роберт, - начала Элен, - Ты наш единственный племянник и мы желаем тебе только добра. Мы хотим, чтобы ты понимал, что любовь любовью, но должна быть и ответственность перед семьёй. Ты являешься потомком древнего английского рода, сначала твой отец женился на Элизабет. Но она хотя бы вышла из семьи русских дворян. И вот, теперь ты вводишь в дом никому неизвестную, русскую женщину. Мы приложили столько усилий, чтобы подобрать тебе достойную партию. Ты не принял ни одно наше предложение. А тут, без году неделя, и на тебе, я женюсь. Ни кто, ни что и звать никак.
Роберт в упор посмотрел на тётку, глаза его загорелись нехорошим огнём.
– Это всё, что вы имеете мне сказать? – спросил он елейным голоском.
Элен сжалась от его взгляда, она никогда не видела племянника таким. Джейн пришла на помощь сестре.
– Нет, мы не хотим сказать, что она плоха, Эдвард в восторге от неё. Но, тем не менее, чем хуже, например, Джоанна?
– Та, которая подсыпала мне снотворного, и забралась в мою постель, - усмехнулся Роберт, - А потом убеждала вас, что я её сам затащил. Юля, невинная девушка, с огромным интеллектуальным потенциалом, глубоким внутренним миром и сильным характером. Это человек, предназначенный мне судьбой. Вы либо принимаете её, либо…
Тут он, одну за другой сбросил несколько фигурок и вазочек с полки.
- … Либо ваша скучная жизнь станет ещё более пустой. Я понятно выражаюсь?
Сёстры с ужасом взирали на племянника. Обычно, он спокойно выслушивал их и просто старался поскорей исчезнуть с глаз. Опомнившись, Элен бросилась подбирать осколки.
– Мальчишка, что ты наделал, да ты знаешь, сколько этим вещам лет?
Роберт наступил ногой на осколки и, опустившись, рядом с тёткой на корточки, взял её за подбородок.
– Я не услышал ответ, на свой вопрос, - сказал он, леденящим душу, голосом.
– Ты не очень деликатен, Роберт, - пробормотала та, отводя взгляд.
– Я совсем не деликатен, когда кто-то покушается на мою будущую жену, - проговорил он, расставляя акценты, - Ваша же деликатность, также оставляет желать лучшего.
Фаррелл встал.
– Тем не менее, я не хочу с вами ссориться. Если был груб, прошу простить меня, - произнёс он, переведя взгляд на Джейн, - Встретимся за столом. Считайте, что я ничего не слышал.
Развернувшись, молодоой человек с кошачьей грацией, вышел из комнаты. Он направился в кабинет отца, по дороге сделав несколько глубоких дыхательных движений, чтобы прийти в себя.
– Дом, милый дом, - думал он про себя, - Как отец уживается с ними? Хотя, у него хватает чувство юмора, чтобы воспринимать их должным образом.
Когда Роберт был маленьким, тётушки ассоциировались у него с героями сказки Льюиса Кэрролла про Алису, Трулялю и Труляля. Став старше, он стал со снисхождением относиться к ним. Впрочем, как и к почитанию ими генеалогического древа, чьи ветки тётки тщательно оберегали от чьих-либо посягательств. Но хватать принцессу своими птичьими лапами он им не позволит. «Впрочем, девочка сейчас сама себя покажет, - решил он про себя, - А мы с отцом ей в этом поможем». С этими мыслями он постучался в дверь.
Юля оглянулась на Эдварда. Он продолжал какой-то серьёзный разговор по телефону, и, встав, направился к двери, которую предусмотрительно закрыл ключом. Впустив сына, он вернулся за стол. Роберт подошёл к любимой и обнял её.
– Всё в порядке? – спросил он, улыбаясь, - Ты жива?
- Скорее да, чем нет, - ответила Юля и посильнее прижалась к нему.
Она подняла глаза на Роберта и увидела, что тот с тревогой прислушивается к разговору отца. Тот, наконец, закончил и, встав, зашагал по кабинету, заложив руки за спину.
– Роберт, - произнёс он, резко притормозив около них, - Джером с женою пропали.
– Они сейчас ведь были в Африке? – настороженно спросил сын.
– Да, в Судане, - ответил отец, - Возможно, придётся лететь.
– Я с вами, - сказала Юля серьёзно, - И никаких но.
Они посмотрели на Юлю и обменялись взглядами.
– Хорошо, - проговорил Эдвард, - Если полетим – то втроём! Но об этом позже.
Он взглянул на часы.
– Скоро обед, давайте присядем и я расскажу про животрепещущую для вас тему, - сказал Эдвард, взял их под руки, они вместе прошли к дивану, где и расположились.
Роберт обнял Юлю и в ожидании воззрился на отца.
– Ваша свадьба состоится через двадцать дней, дата назначена, - с улыбкой произнёс он.
– Отлично! – Роберт так сжал Юлю в объятиях, что она чуть не задохнулась.
– Тихо ты, зверь, - рассмеялся Эдвард, - Слушайте и не перебивайте. Сегодня к обеду я пригласил мистера Фелта и мистер Уоллеса. Они уже формально засвидетельствовали Юлину благонадёжность перед Англией, по моей просьбе, но, конечно хотят познакомиться лично. Твоим родителям я оставил приглашение и все контакты в посольстве. Они вчера мне звонили и сказали, что смогут приехать на три дня. До вас, конечно, дозвониться не было никакой возможности. Я заказал им гостиницу недалеко от Итон-сквер. Что там с Алексом и Аликом точно сказать не могу, но стараюсь вытащить их изо всех сил. Они всё-таки спецназ, есть проблемы выездного характера. Сейчас спускаемся вниз. Юля, не переживай, мы рядом.
– Там кто-нибудь русский знает? – вдруг уточнила Юля.
– Кроме нас, никто, - ответил Эдвард.
– Отлично, - протянула Юля, расплываясь в довольной улыбке, - Роберт, если я не буду знать, что отвечать, то буду говорить тебе абракадабру, а ты уж сам выкручивайся.
– Окей, - рассмеялся тот, - Отлично придумано.
– Тогда вперёд, друзья мои, - подытожил отец, - Нас ждут великие дела.
Роберт взял её за руку, и они отправились в гостиную, в сопровождении мистера Фаррелла. Юля хотела спросить, кто ещё будет присутствовать за обедом, но потом решила для себя - экспромт так экспромт, по полной программе. Они вошли в большой зал, где посередине стоял сервированный стол на двенадцать персон. Судя по количеству присутствующих людей, все уже собрались. Трое мужчин, примерно, по возрасту, ровесники Эдварда, стояли отдельной группой и беседовали между собой. У окна расположился молодой человек, худощавый брюнет с зализанными назад волосами и крашеная блондинка лет тридцати. На диване у окна, расположились уже известные Юле сёстры мистера Фаррелла и ещё одна женщина, приятной наружности с добрым, немного грустным взглядом. Около них стояла дама, похожая на особу у окна, видимо, мать. Её внешность была настолько колоритна, что Юля задержала на ней своё внимание. Она была высокой и достаточно крупной. Белое одеяние, в которое она была облечена, чересчур откровенно обтягивало её неспортивную фигуру. Создавалось ощущение, что в белый эластичный чехол сложили автомобильные покрышки. Всё это великолепие венчал на голове крашенный белый хвост, увеличенный шиньоном и орлиный нос. «Тётушка Аскарида», мелькнуло у Юли в голове. Белый монстр был чем-то явно возмущен и активно жестикулировал. Когда молодые люди замерли на пороге, все замолчали и обратили свои взоры к ним. Эдвард вышел вперёд и представил невесту сына всем присутствующим, после чего, пригласил гостей за стол, сев во главе оного. По правую и по левую руку от него расположились его друзья, мистер Уоллес и мистер Фелт. Дальше справа Юля, Роберт и двоюродный брат Эдварда, Майкл Фаррелл с супругой. По левую сторону расположились сёстры, тётушка Аскарида, Рональд и Джоанна. Последняя бросала на Роберта пылкие взгляды и исподтишка разглядывала его невесту.
– Господа, - произнёс Эдвард торжественным голосом, - Я собрал вас сегодня за этим столом, чтобы объявить о свадьбе моего сына, а также представить вам его будущую жену. У вас сегодня есть прекрасная возможность поближе познакомиться с Джулией. Эта поездка в Россию стала для нас знаменательной. Роберт, наконец-то, встретил девушку своей мечты, а я обрёл в её лице отличную помощницу, ведь мы с ней коллеги.
Он бросил на Юлю ободряющий взгляд. Сёстры послали Юле улыбку, желчную, но тем не менее с намёком на вежливость. Видимо, разговор с племянником, возымел на них определённое действие.
– Джулия, а вы раньше бывали в Англии? – задал Юле вопрос мистер Фелт.
– Нет, но я очень люблю Вашу страну и Вашу культуру. Я прошу простить меня, но Роберт сегодня будет моим переводчиком. Я ещё только учу Ваш язык, - сказала Юля по-английски.
– А что вы подразумеваете, когда говорите, что любите нашу культуру? Художники, писатели, театр, что вы можете нам рассказать? – спросила несколько язвительно миссис Аскарида.
– Энджи! – укоризненно произнёс Эдвард.
Юля улыбнулась, и в её глазах блеснул озорной огонёк.
– Роберт, переводи, пожалуйста, - обратилась она к жениху и, повернувшись к нему, быстро подмигнула.
Она мысленно представила свой альбом с марками, вытаскивая из памяти имена английских живописцев.
- Говорить об английской культуре можно бесконечно, - начала она, понимая, что хотя бы какие-то английские имена она должна назвать по-русски, - Джошуа Рейнольдс, Томас Гейнсборо, являются наиболее яркими представителями плеяды английских портретистов. Созданные им образы Джорджианы Девонширской, Сары Сиддонс будоражили моё воображение с ранней юности. Ну, выручай любимый. Я столько раз невольно замечала, как Теодоро, мил, красив, умён. Что если бы он знатным был рождён, я бы его иначе отличала…
Юля, не меняясь в лице, с упоением цитировала на память Лопе де Вега «Собака на сене». Роберт после её «съезда на обочину», параллельно, начал с видом заправского переводчика рассказывать о тонкостях английской живописи. Они не забывали делать паузы, и поддакивать друг другу. Эдвард, когда перевод Роберта перестал совпадать с Юлиными словами, сначала не понял их замысла, но вскоре, единственным его желанием, стало не расхохотаться. Он мысленно аплодировал им, наблюдая за реакцией, сидящих за столом.
Юля всё рассчитала правильно. Вместе с Робертом они настолько гармонично смотрелись, а переплетающаяся русско-английская речь лилась как песня. Всё это действовало завораживающе. И даже агрессивно настроенная левая половина стола, притихла и смотрела им, буквально в рот.
– Роберт, заканчивай свой рассказ, и дай мне знак. Я хочу сказать пару слов о театре, и чтобы ты перевёл мои слова, сделай связку, - сказала она, не меняя тона и развязывая шейный платок.
– Скажи ещё пару предложений, - сказал он, глядя на неё влюблёнными глазами.
– Бросьте жертву в пасть Ваалу, - проговорила она, кивнув, - Киньте мученицу львам, отомстит Всевышний вам. Я из бездн к нему воззвала. Имеющий уши, да услышит.
Роберт, под этот соус закончил своё повествование и, слегка, наступил ей на ногу. Юля сделала небольшую паузу, и, поднялась из-за стола.
– Театр! – начала она, несколько тише и обведя глазами присутствующих, прижала одну руку к груди, – «Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины? И в самом деле, не сосредотачиваются ли в нём все чары, все обаяния, все обольщения изящных искусств? Не есть ли он исключительно самовластный властелин наших чувств, готовый во всякое время и при всяких обстоятельствах возбуждать и волновать их, как воздымает ураган песчаные метели в безбрежных степях Аравии?»...
Юля читала на память высказывание Белинского о театре. В своё время, когда девушка хотела поступать в театральный институт, она выучила его наизусть, не предполагая, перед каким необычным жюри, ей придётся выступать, спустя годы. Роберт, переводил, изумлённо поглядывая на неё. Эдвард, слушал её, прижав ладони к лицу, настолько проникновенно она говорила.
Юля манипулировала платком в руках, словно фокусник. Она то медленно протаскивала его между пальцев, то плавно взмахивала им, и, сидящие за столом, словно под гипнозом следили за её движениями.
– «Какое из всех искусств владеет такими могущественными средствами поражать душу впечатлениями и играть ею самовластно… Лиризм, эпопея, драма: отдаёте ли вы чему-нибудь из них решительное предпочтение или всё это любите одинаково? Трудный выбор? Не правда ли? Ведь в мощных строфах богатыря Державина, и в разнообразных напевах Протея-Пушкина, предображается та же самая природа, что и в поэмах Байрона или романах Вальтера Скотта. А в сих последних, та же самая, что и в драмах Шекспира и Шиллера?»
Юля замолчала, и на некоторое время за столом воцарилась тишина. Затем как-то одновременно раздались аплодисменты. Начали друзья Эдварда, но к ним сразу присоединились и остальные. В лагере противника образовалась огромная брешь. Желание тётушки Аскариды посадить невесту Роберта в калошу, было раздавлено в зачаточном состоянии.
- Господа, - произнесла Юля, выдержав небольшую паузу, пока все успокоились, - Благодарю Вас. Мне польстило, что мои размышления нашли отклик в ваших сердцах.
Юля слегка склонила голову, и только потом села. Она взглянула на близнецов, послав им обезоруживающую улыбку. Те переглянулись и, кивнув друг другу, тоже улыбнулись ей в ответ. И девушка поняла, что над крепостью выброшен белый флаг, в их взглядах больше не было враждебности. Потом она перевела взгляд на Эдварда, он быстро подмигнул ей, и позвонил в колокольчик стоящий около него.

Добавле


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Понедельник, 10.09.2012, 10:07
 
bel7Дата: Пятница, 14.09.2012, 13:41 | Сообщение # 35
Группа: Друзья
Сообщений: 1070

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Юля eyas жду продолжения

Все человеческие мнения относительны: каждый смотрит на вещи так, как ему удобно.
 
lady_farrellДата: Пятница, 14.09.2012, 22:41 | Сообщение # 36
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
– Подавайте обед, - отдал он приказание, вошедшему в зал человеку, и обратился к присутствующим, - Я полагаю, что Джулия полностью удовлетворила Ваше любопытство. Спасибо, дорогая. Уверен, впереди у нас много-много интересных вечеров. А сейчас, я предлагаю приступить к трапезе.
И дальше время за столом пролетело для Юли незаметно. Роберт переводил вопросы, обращённые к ней, но они были простые и лишённые агрессии, так что она легко на них отвечала. Немного напрягали взгляды Рональда, уж как-то слишком откровенно он её разглядывал. Но его персона настолько мало волновала её, что она решила пока не заострять на этом своё внимание. Она постепенно приходила в себя, после разыгранного спектакля. Роберт посматривал на неё с улыбкой, ему хотелось поскорей остаться с ней вдвоём, чтобы поздравить с триумфом. Когда с едой было покончено, Роберт обратился к отцу.
– Я бы хотел бы показать Джулии наших лошадей, - сказал он, - Ты не будешь возражать, если мы ненадолго покинем вас. Я так соскучился по своему Буцефалу.
– Конечно, - улыбнулся Эдвард, - Прогуляйтесь. Возьми для Джулии Лизетту, конь ей понравится.
Роберт встал и подал Юле руку.
– Благодарим вас, господа, за прекрасный обед, увидимся позже, - с лёгким поклоном обратился он, к сидящим за столом людям , и, не размыкая рук, они удалились.
Выйдя из гостиной, Юля вздохнула так, словно гора свалилась с её плеч. Молча, они проследовали в его комнату, и только там, повернув ключ изнутри, он развернул её к себе и посмотрел в глаза. Ямочки выступили на его щеках, в глазах стоял смех.
– Сара Сиддонс отдыхает, - произнёс он, - Я ожидал от тебя какой-нибудь трюк, но сегодня ты превзошла саму себя.
Тут они не выдержали, и с гомерическим хохотом опустились на пол.
– Ты был тоже на высоте, любимый, - отсмеявшись, сказала она, - Расскажешь на досуге, чем я их так сразила в области познаний английской живописи.
– Ты лучше скажи,- сказал он, притягивая её к себе, - Когда успела подготовить такую речь. У меня мурашки побежали по спине. И что ты вытворяла с этим платком. Это было похоже на массовый гипноз.
Юля прижалась к нему.
– Эту речь, любимый, - произнесла она с усмешкой, - Я подготовила десять лет назад, для поступления в институт. Но жизнь распорядилась иначе. Хвала и слава русским классикам, и в частности критику Белинскому. Буду в Питере, непременно навещу его могилу на Волковском кладбище. Букет цветов он честно заработал.
– Меня возьмёшь с собой? - спросил он, ища её губы.
– Да, - только и успела произнести она.
– Переберёмся на кровать? – проговорил он, ненадолго отрываясь от неё, и, не дожидаясь ответа, увлек её за собой.
Волшебство поцелуя, что ещё может заставить трепетать человеческое существо так, как это действо, исполненное любви и нежности? Сердце во время этого удивительного процесса перекачивает на один литр крови больше, чем в обычном состоянии. Тридцать четыре мышцы тела приводятся в движение одновременно, в том числе, двенадцать вокруг губ и семнадцать на языке. Повышается артериальное давление, происходит выброс адреналина, сжигаются калории. Но всё это физиология. Роберт чувствовал, что ему не хватает воздуха, когда отрывался от неё, и он с жадностью вновь приникал к этому источнику и средоточию всей его жизни. Она была так тиха и нежна, что он плавился в лучах её любви. В такие моменты время останавливалось для них, и весь мир переставал существовать вокруг.
– Жизнь моя, - шептал он, лаская её, - Никому тебя ни отдам. Только будь моей. Навсегда. На века.
Он покрывал её тело поцелуями, расстёгивая пуговицы, одну за другой. Дрожь в его руках, выдавало его волнение. Желание обладать ей немедленно охватило вдруг всё его существо. Он начал срывать с неё юбку.
– Роб, - простонала она, - Остановись, мне кажется, я теряю сознание. Я люблю тебя, но не делай этого сейчас.
Он сел и зажмурил глаза, пытаясь прийти в себя.
– Прости, любимая, - пробормотал он, закрывая лицо руками, - Я чуть не потерял контроль над собой. Со мной такое в первый раз в жизни. Я напугал тебя?
– Нет, - улыбнулась она, - Я не боюсь тебя, чтобы ты ни пожелал сделать со мной. Просто мне вдруг показалось, что я лечу куда-то в пропасть.
- Corruptio optimi pessima, - произнёс он, склоняясь над ней, и ласково пробегая пальцами по её груди.
– Худшее из падений – падение чистейшего, - усмехнувшись, перевела она, переворачиваясь на живот - Ты льстишь мне, любимый. Что ты там говорил про лошадей?
Она хитро взглянула на него, а он, закусив губу, завыл, воздев глаза к потолку.
– Издеваешься? – спросил он, вставая, - Сейчас принесу наши вещи, чтобы переодеться. Отдохни немного.
Он подошёл к зеркалу и оправил одежду. Юля уткнула голову в подушку и, обессилено, закрыла глаза. На самом деле, почувствовав его агрессию, она действительно ощутила на губах, уже знакомое ей онемение. Видно, слишком ещё свежи были воспоминания о происшествии в Зеленогорске. Он подошёл к ней, и, укрыв пледом, присел на колени возле кровати.
– Девочка моя, - произнёс он голосом полным раскаяния, - Я чувствую себя полным негодяем. Я чуть не изнасиловал тебя сейчас. Чем я лучше после этого, того другого. Ну, ты поняла, о ком я говорю.
– Роб… - проговорила она, поворачивая к нему лицо.
В её глазах стояли слёзы. « Я жалею, только об одном, - думала она, глядя на него, - Что мы не встретились десять лет назад. Скольких ошибок, я смогла бы избежать. Как хочется бездумно забыться в твоих объятьях. Ты не мужчина – ты мечта. Но моя психология – психология загнанного зверя, не даёт мне расслабиться».
– … Я люблю тебя, Роб, - произнесла она вслух, - Уходи и возвращайся, я жду тебя.
Фаррелл провёл ладонью по её щеке, с грустью любуясь ей. «Сколько времени безвозвратно потеряно, - думал он, - Почему мы не встретились раньше? Что же они с тобой сделали?»
- Я люблю тебя, - вслух произнёс он, - И скоро вернусь.
Роберт взял её руку, поднёс к своим губам, и, не сводя с неё влюблённых глаз, поцеловал.
– Ты ведь не об этом сейчас подумала, - сказал он с грустной улыбкой.
– Ты тоже, - парировала Юля.
Он покачал головой и потрепал её по волосам.
– Не грусти, - прошептал он, и, встав, вышел из комнаты.
Юля, хотела закрыть глаза, но сон, как рукой сняло. Она встала и, выйдя на балкон, вдруг, услышала итальянскую речь. Беседующих, было двое.
– Чёртова девка, - вещал женский голос, - Все планы разрушила. Нет, это меня не остановит.
– Она красотка, - раздался голос мужчины.
Раздалась звонкая оплеуха. Юля вжалась в стену, прислушиваясь к разговору.
- Слушай меня, - произнесла женщина, - Есть несколько вариантов. Первое, ты её соблазняешь, хотя это вряд ли. Она в него влюблена, как кошка. Второе, я соблазняю его.
Раздался сдавленный мужской смех и новая оплеуха.
– Третье - самое надёжное, - со злостью проговорила она, - Держи пилюли. Вечером за ужином растворишь ей в бокале, только любыми путями заставь её выпить.
– Они остаются ужинать? – переспросил мужчина.
– Эти курицы уже от неё в восторге, - брызгала желчью женщина, - Старые дуры хотят пригласить её на ужин. Она будет в полном неадеквате. Можешь воспользоваться её слабостью и отодрать её где-нибудь.
– С удовольствием, - сладко пропел мужской голосок.

Добавлено (14.09.2012, 21:52)
---------------------------------------------
Стукнула дверь наверху, и голоса стихли. Юля тихо сползла по стене вниз. Вскоре вернулся Роберт, и девушка приняла решение, сохранить в тайне услышанный разговор. Поэтому, когда он вошёл на балкон, она поднялась навстречу с улыбкой, способной разогнать тучи над миром! Он подозрительно взглянул на неё. Но Юля втолкнула его в комнату, и тихо прикрыв за собой дверь, пошла на него, мурлыкая себе под нос «Аргентинское танго». Он подхватил её, и она откинулась назад, едва успев подхватить юбку, чтобы не разорвать её по швам, выброшенной вверх ногой.
– Детка, - прошептал он, - Не дразни меня вновь! Переодеваемся.
Они облачились в наряды, подходящие для верховой езды и отправились вниз. У дверей они столкнулись с тётушками. Роберт инстинктивно спрятал Юлю за себя.
– Джулия, дорогая! – не обратив на это внимание, с достоинством английской королевы, произнесла Джейн, - Мы бы очень хотели, чтобы вы с Робертом остались погостить у нас. Дорогой, сегодня за ужином, твоя игра на рояле была бы нам приятна. Оставайтесь.
Юля вышла вперёд, протянула обеим дамам руки, и с удовольствием ощутила пергаментное пожатие их пальцев.
– Спасибо, - произнесла она, искренне улыбаясь им, - Конечно, мы останемся.
Роберт, пожалуй, впервые за последние годы, взглянул на тёток с симпатией. Они радостно закудахтали, забыв про чопорность, развернулись и улетели отдавать распоряжения по поводу предстоящего ужина. Юля повернулась к нему с довольной улыбкой.
- Что-то подобное я предполагал, - произнёс он с усмешкой, витиевато взмахнув рукой в воздухе.
Они вышли из дома и направились к конюшне. Девушка оглянулась и увидела на балконе, белокурую фигурку, смотрящую им вслед. «До вечера, родная, не скучай. Я тоже умею кусаться», - мелькнуло у неё в голове. Юля сжала крепче ладонь Роберта и более не оборачивалась.
Войдя в конюшню, они столкнулись с мужчиной, лет семидесяти. Увидев Роберта, его лицо, испещрённое морщинами, растянулось в улыбке.
– Мистер Фаррелл, - произнёс он, раскинув руки в стороны, - Как я рад!
Роберт подошёл к нему и расцеловал в обе щеки.
– Роджер! Сто лет тебя не видел, - воскликнул он и повернулся к Юле, - Любимая, разреши представить тебе моего учителя по верховой езде. Он посадил меня на коня в четыре года.
– Роджер, - обратился он к старику, - Познакомься, моя невеста Джулия.
Тот склонился в изящном поклоне.
– Очень приятно, - поздоровалась Юля, подавая руку, - Чувствую, что мне потребуется ваша помощь, Роджер.
- Наслышан о Вас, - произнёс он и приник губами к её руке – к Вашим услугам, Принцесса.
Роберт удивлённо взглянул на него.
– Ваш отец отрекомендовал Вашу будущую жену именно так, - ответил Роджер на его немой вопрос.
Роберт рассмеялся и направился к гнедому коню, который услышав его голос, заржал и начал нетерпеливо перебирать копытами. Он вошёл за ограду и, достав яблоко из кармана, протянул ему. Тот взял угощение своими бархатными губами, благодарно взглянув на хозяина, и, с удовольствием, проглотил. Роберт прижался к нему, обняв за шею. Затем поманил к себе Юлю. Она подошла и, протянув руку, погладила тёплую морду коня.
– Это мой Буцефал, - не без гордости произнёс он и крикнул, - Роджер, выведи Лизетту и помоги Джулии, пожалуйста.
- Он сделает это лучше меня, - пояснил он ей, - Жду тебя на манеже, любимая.
Он поцеловал её и ловко запрыгнул на коня. Роджер подойдя открыл заграждение, и Юля отошла в сторону, освобождая проезд. Роберт слегка тронул поводья, и конь вальяжно двинулся к выходу.
– Какая грация! – восхитилась Юля.
– Прошу Вас, Ваше Высочество, - позвал её за собой Роджер.
Он подвёл её к другому гнедому жеребцу.
– Лизетта, - представил он его, улыбнувшись и протянул Юле яблоко. Она взяла его и угостила коня.
– Вы когда-нибудь сидели в седле? – задал он вопрос.
– Пару раз, - с улыбкой произнесла девушка, любуясь грацией этого изумительно красивого животного.
– Это очень умный и спокойный конь, он отлично выезжен, - пояснил конюх, - Садитесь спокойно. Главное расслабьтесь и поймайте точку равновесия, затем почувствуйте ритм его движения. Это понятно?
– Да, - кивнула Юля.
Ей понравилось, что Роджер, тактично учитывал её слабые познания в языке, и говорил не спеша, доступными ей словами. Он помог ей сесть в седло, подал поводья и не спеша вывел лошадь из конюшни. Увидев Роберта на коне, Юля невольно залюбовалась. В короткой коричневой кожаной куртке нараспашку, торчащей из-под неё белой рубашки, расстегнутой, ниже груди, голубых джинсах он выглядел невероятно привлекательным.
Увидев её, он подъехал ближе, и принял поводья у Роджера, поблагодарив его.
– Прокатимся, любимая? – спросил он, лаская её взглядом своих глаз.
– С удовольствием, - ответила она, - Только не забывай, я новичок в этом деле.
– Нет, Принцесса, - улыбнулся он, - Сейчас, у нас по плану - бег с препятствиями.
Юля укоризненно посмотрела на него. Роберт подмигнул ей, тронул слегка своего коня, и тот послушно направился вперёд. Юлин жеребец пошёл рядом с ним. Они выехали из манежа и направились к красивой аллее.
– Наши лошади отличаются друг от друга по экстерьеру, - заметила Юля, плавно покачиваясь в седле.
– Ты наблюдательна, дорогая, - ответил Роберт, одобрительно взглянув на неё, - Подо мной чистокровный английский скакун, а у тебя арабский жеребец. Считается, что арабы больше подходят для женщин и детей, они добрые и ласковые.
– А почему вы жеребца назвали Лизетта? – спросила Юля, с каждой минутой всё увереннее чувствовавшая себя в седле, - Насколько мне известно, так звали кобылу Петра Первого.
– Жеребца Петра Первого, - поправил её Роберт, - Ты попала в точку. Именно в честь того славного коня, был назван этот красавец. То был персидский араб. Пётр Первый полюбил его с первого взгляда, и выменял в Риге то ли у маркитантов, то ли у кого-то ещё. С той поры он редко расставался с ним, даже угощал его в походах с царского стола. Лизетта получил своё имя в честь одной из заморских фавориток императора. Я читал, что конь не слушал никого, кроме венценосного хозяина и был сущим мучением для служащих конюшни. Первое время отказывался принимать пищу от кого-либо другого, кроме Петра. Мог даже объявить голодовку. В сражении под Полтавой конь спас его от смерти. Во время битвы Пётр в какой-то момент оказался фактически один перед шведами, которые открыли прицельный огонь по нему. Жеребец рванул в сторону, тем самым спасая жизнь всаднику, только одна пуля раздробила луку седла. Вскоре после Полтавской битвы Лизетта получил почётную отставку по возрасту…
– … И чучело его до сих пор храниться в зоологическом музее, - закончила Юля, - Да, я была не в курсе этих подробностей, страницы, связанные с войной, я всегда пропускала. Так за разговорами, они объехали парк и вернулись к дому.
По дороге в свою комнату, они встретили Эдварда.
– Зайдите ко мне на минутку, - позвал он их.
– Отец, извини, но я позже приду, мне нужно сделать несколько звонков, - сказал Роберт, и подвёл к нему Юлю, - Оставляю тебе мою принцессу.
– С удовольствием, забираю, - рассмеялся тот, - Пойдём, дорогая. Роберт, принеси ваши документы, пожалуйста.
Они вошли в уже знакомый ей кабинет.
– Мои поздравления, - сказал он, присаживаясь рядом с ней, - Если честно, я очень переживал за этот обед. Мои сёстры в восторге от тебя. У них есть одно слабое место, они заядлые театралки. Тебе Роберт говорил об этом?
– Нет, Эдвард – усмехнулась Юля, - Это был чистой воды экспромт. Я пыталась вытянуть из него хоть какую-нибудь информацию, но тщетно.
– Вы были бесподобны и очень органичны, - похвалил Эдвард, - Твоя сцена с платком, вызвала у меня воспоминания о Моэмовском «Театре».
– Эта одна из моих любимых книг, - улыбнулась Юля, - Но честно говоря, в тот момент, я о ней не вспомнила. Видимо, сработало подсознание. Я была больше сосредоточена на тексте.
Эдвард взял её руку и поцеловал.
– Сегодня вы остаётесь здесь ночевать. Впереди ужин. Ты взяла с собой что-нибудь переодеться? – спросил он, поставив в тупик этим вопросом.
– Нет, на ужин мы не рассчитывали, если честно, - сказала Юля, расстраиваясь из-за отсутствия подходящего костюма.
Эдвард внимательно посмотрел на неё.
– Я не знаю, как ты отнесёшься к моему предложению, - подумав, произнёс он, и добавил, вставая, - Пойдём со мной.

Добавлено (14.09.2012, 22:15)
---------------------------------------------
Они прошли в конец коридора, и Эдвард открыл ключом последнюю дверь.
– Прошу, Джулия, - чуть взволнованно произнёс он, пропуская её вперёд, - В эту комнату я не пускаю никого. Ты первая женщина, переступающая сей порог за многие годы. Здесь позволено только поддерживать чистоту моим людям. Это комната Элизабет.
Юля с интересом оглядела место, где жила мать Роберта. От всего находящегося в комнате веяло теплом и домашним уютом. Юля подошла к полке, на которой были расставлены семейные фотографии. Она повернулась к Эдварду.
– Я хочу посмотреть ваш семейный архив. Можно? – тихо попросила девушка.
Он улыбнулся и достал внушительных размеров альбом в кожаном переплёте. Они присели рядом на кровать и погрузились в историю семьи Фарреллов. Эдвард был хорошим рассказчиком, и время летело незаметно. Чувствовалось, что ему давно было необходимо кому-то выговориться, Юля слушала его и не перебивала. Когда он закрыл альбом, у неё было чёткое представление о той любви, которая царила в этой семье. Элизабет была неразрывно связана со своими мужчинами. Юля почувствовала, что незримо дух её витал сейчас рядом с ними, но, к своему удивлению, не испытала при этом никакого дискомфорта. Словно та, тоже приняла её, одобрив выбор сына.
- Джулия, - сказал Эдвард, вставая, - Я не знаю, могу ли просить тебя об этом, но можешь надеть сегодня к ужину одно из платьев Элизабет. Они все коллекционные, я думаю тебе что-нибудь понравиться.
– Как к этому отнесутся другие члены семьи? – тихо спросила Юля, несколько шокированная его предложением.
– Не переживай, это я возьму на себя, так ты согласна? – с надеждой спросил он.
Разве могла она ему отказать.
– Да, Эдвард! – произнесла она, - Я исполню твоё желание.
Он подошёл к гардеробной и распахнул её.
– Я оставлю тебя на некоторое время, - радостно произнёс он. Чувства переполняли его, и он подошёл к ней, чтобы прижать к себе.
– Спасибо, за то, что ты есть, - прошептал он и быстро вышел из комнаты.
Юля села на кровать и снова открыла альбом. Найдя страницу с последнего дня рождения Элизабет.
– Прости меня, - сказала она с грустью её изображению, - Я заняла твоё место в этом доме, в сердцах твоих мужчин. Но им очень одиноко. И я постараюсь, стать для них тем, кем была ты. Сегодня передо мной непростая задача. Мне предстоит побыть тобой один вечер. А ещё меня хотят скомпрометировать. Люди идут в театр, и думают, что там игра. Нет, театра в жизни гораздо больше. И я исполню сегодня с блеском свою роль, для того чтобы иметь единственное, настоящее счастье – любовь твоего сына.
Она отправилась в душ, затем быстро высушила волосы и вскоре уже перебирала платья Элизабет. Она искала определённое платье, то, с последнего праздника в её жизни. Это оказался наряд от Elie Saab. Необыкновенно женственное. Из тончайшей ткани, усыпанной мельчайшими стразами и слегка собранной в драпировку. Лёгкое, открытое сверху, и длинное расходящееся книзу. Раздвоенные плечи, глубокое декольте, лиф – красиво подчёркивали Юлину грудь и плечи. Глубокий разрез по центру юбки, при ходьбе позволял любоваться её стройными ножками. К счастью босоножки также подошли по размеру. Юля встала перед зеркалом. И, немного подумав, собрала волосы в красивую причёску, как у Элизабет, шпильки она нашла в шкатулке на трюмо. Сложно было представить, что в этой комнате давно никто не жил. Раздался стук в дверь.
– Войдите, - сказала она. На пороге возник Эдвард. – Джулия, я…
Увидев её, он вошёл в комнату и прислонился к стене, не в силах отвести взгляд.
– Элизабет… - прошептал он, схватившись за сердце.
Юля поняла, что он сейчас видит перед собой не её, а свою жену, и не шевелилась, выдерживая паузу.
Эдвард оторвался от стены и медленно приблизился к ней, так близко, что Юля, смутившись, повернулась к трюмо. Машинально, она взяла флакон духов, и нанесла на себя несколько капель. По комнате поплыл аромат. Эдвард закрыл глаза и втянул в себя его всей грудью.
– Этот аромат, - простонал он.
Юля тут же пожалела, о только что содеянном. Ситуация выходила из-под контроля. Её единственным желанием было, чтобы кто-нибудь постучался к ним, и прервал эту мучительную для них обоих сцену.
– Мне кажется, я схожу с ума – пробормотал Эдвард, обхватывая её за талию и, привлекая к себе. Юлино желание радикально изменилось.
Она взяла его лицо в свои ладони и заглянула в глаза. – Папа, - проговорила Юля, - С тобой всё в порядке?..
Расчёт оказался правильным. Эдвард открыл глаза, и, словно стряхнул с себя наваждение.
– Джулия, прости меня – произнёс он, чуть отпрянув от неё, - Я позволил себе лишнее.
Они взялись за руки и, отойдя друг от друга на некоторое расстояние, с искренней любовью взглянули друг на друга.
– Дорогая, скажу тебе это один раз, - сказал Эдвард, став серьёзным, - Иногда, закрывая глаза, я понимаю, что жалею о том, что не я нашёл тебя тогда. Но, так же понимаю, что ты создана для моего сына. Поэтому знай, я люблю тебя… как женщину, но моя любовь, ровным огнём будет всю жизнь согревать и защищать тебя от невзгод. Вы с Робертом – всё, что есть у меня… Я, собственно, вот зачем пришёл…
Он повернул её лицом к зеркалу.
– Закрой глаза, - попросил он.
Юля послушалась. Через мгновение она ощутила его пальцы, и нечто холодное, но приятное, легло вокруг шеи. Открыв глаза, она увидела колье необычайной красоты.
– Эти драгоценности переходят у нас в роду по женской линии, - произнёс он с улыбкой, – Остальное, я хочу, чтобы тебе преподнёс Роберт.
- Спасибо, Эдвард, - сказала Юля, приложив руку к груди, - Я, постараюсь быть достойной этой чести.
Он поцеловал её и отошёл на безопасное расстояние. Она рассмеялась.
– А где Роберт? – задала Юля давно мучающий её вопрос.
Мистер Фаррелл улыбнулся и достал телефон.
– Роберт, - сказал он в трубку, - Зайди сейчас, пожалуйста, в мамину комнату.
Он хитро взглянул на Юлю.
– Не буду вам мешать, - произнёс он и вышел прочь.
Юля подошла к окну и, открыв ставни, вдохнула вечерний воздух. Мысленно она уже ругала себя, за то, что согласилась на этот маскарад. Ей искренне было жаль Эдварда, она не знала, как отреагируют остальные и, самое главное, она даже представить себе не могла, что скажет Роберт. Слёзы выступили у неё на глаза. « Этот день никогда не кончится, - думала она, - Никогда». Она услышала, как отворилась дверь в комнату. Юля закрыла глаза, не в силах повернуться.
– Мама дорогая! – произнёс Роберт изумлённо, и неуверенно добавил, - Любимая, это ты?
Она готова была провалиться под землю, но только опустила голову. Он быстро подошёл и развернул её к себе.
– Девочка моя, - с нежностью произнёс он, - Как ты прекрасна! Я, правда, чуть не упал в обморок… Ты что, плачешь? Что случилось?
Юля уткнулась ему в плечо. – Роб, - простонала она, - Я пообещала Эдварду, что надену платье твоей матери, но, если честно, чувствую себя теперь очень неловко. Я даже боялась показаться тебе на глаза, и, в то же время, ждала твоего прихода. А ещё мне предстоит так выйти к ужину, твои тётушки схлопочут инфаркт и проклянут меня раз и навсегда.
Роб заразительно рассмеялся и опустился в рядом стоящее кресло, усадив Юлю к себе на колени.
– Папа решил пошалить! – проговорил он, улыбаясь, и провёл пальцами вдоль линии колье, - Судя по всему, он тебя уже видел и вручил первый приз. Это твоё по праву, отныне и навеки. За мной тоже подарок.
Роберт достал кольцо и серьги из футляра, который держал в руках. Юля нежно поцеловала его. Положив голову на спинку кресла, Фаррелл внимательно стал вглядываться в её черты.
– У мамы были волосы, как бронза, - с грустью проговорил он, проводя рукой по её волосам, - Не могу понять что, но у вас действительно есть что-то общее. Позволь, я распущу тебе волосы. А то я чувствую себя Эдипом. Я рад, что ты приняла папино предложение, но ты права, с тётушками надо быть аккуратными. Давай подумаем.
Он закрыл глаза. Юля положила голову ему на плечо. Ей не хотелось думать ни о чём. Единственная мысль, крутившаяся в голове, была направлена на то, что самое уютное место на свете, это его колени. Юле захотелось, подобно котёнку, свернуться на них, забыв обо всех проблемах.
– Если ты в платье мамы, - вдруг произнёс Роберт, - То я надену фрак отца! И тогда это будет смотреться гармонично и не вызовет толков. Надо ещё волосы зачесать как у него. И он рассмеялся такому лёгкому решению проблемы.
– Для хороших актёров нет дурных ролей, - проговорил он, целуя её, - Доведём наше представление до победного конца.
– Роберт, я люблю тебя, - промурлыкала Юля, - Ты гений. Для меня большая честь исполнить роль Элизабет Фаррелл.
Они потёрлись носами.
– Я побежал переодеваться, - прошептал Роберт, - Тебе что-нибудь нужно?
– Косметичка, - произнесла Юля, смешно наморщив носик.
– Жди меня, любимая. И, если не сложно, уложи обратно волосы. Для полного раушнаркоза, так сказать.
Через полчаса они уже стояли перед входом в гостиную.
– Всё будет хорошо. Вот увидишь, - постарался он подбодрить её.
- Я готова, - произнесла Юля, ощущая лёгкую дрожь, непонятной этиологии. «То ли страх, то ли драйв», - прокомментировала мысленно она своё состояние.
- Раз, два, три, камера, мотор, - и он распахнул перед ней дверь.

Добавлено (14.09.2012, 22:21)
---------------------------------------------

Добавлено (14.09.2012, 22:41)
---------------------------------------------
Роберт подхватил её под руку, и они вошли в зал. Последовала немая сцена. Юля чётко почувствовала вдруг охотничий азарт. Для неё главное было сделать первый шаг. Она обвела глазами зал. Уехали только друзья Эдварда, остальные уже сидели за столом, ожидая, видимо только их. Роберт сделал небольшой поклон в сторону присутствующих и Юля, последовав его примеру, присела в реверансе. Джейн с интересом посмотрела на них.
– Эдвард, - обратилась она восторженно к брату, - Это же вы с Элизабет в молодости, копия!
Она повернулась к сестре.
– Элен, что ты молчишь?
Та большими глотками выпила целый стакан воды.
– Святые угодники, - проговорила она, доставая очки из кармана, чтобы лучше рассмотреть вошедших, - Предупреждать же надо.
Но Джейн, которая, по всей видимости, была крепче сестры, рассмеялась.
– Прекрати хвататься за сердце, - проговорила она покровительственным тоном, - Я ещё за обедом, обратила внимание на некоторую их схожесть. Это логично, когда мальчик подсознательно выбирает себе в спутницы жизни, девушку, ассоциирующуюся с его матерью.
Джоанна всё это время менялась в лице. Вся гамма негативных эмоций успела отобразиться на нём. Её мать не высовывалась, она уже успела выслушать от Эдварда нарекание, за свою выходку во время обеда. Глаза Рональда жадно скользнули по Юлиной фигуре, и он нащупал в кармане таблетки, которые ему дала Джоанна.
– Прекрасная пара, - проговорил Майкл Фаррелл, обращаясь к присутствующим, и повернулся к брату, - Эдвард, как тебе такое воплощение?
– Это я попросил их сегодня устроить для меня вечер воспоминаний, - проговорил тот, - С годами я становлюсь сентиментальнее. Эта девочка, словно бальзам пролилась на мою душу, честное слово.
Молодые люди, тем временем сели за стол. И разговор, начатый до их появления, вернулся в обычное русло.
После ужина, Роберта упросили сесть за рояль. Тётушки расселись около него. Юля, немного послушав музыку, вышла на террасу. Она радовалась, что всё прошло гладко, и улыбалась, вспоминая прошлые страхи. Тут она услышала, сзади шаги и обернулась. Это был Рональд. В руках его был поднос с двумя бокалами, наполненными шампанским.
– Джулия, - обратился он к ней на английском, голосом чаровника-искусителя, - Я впервые познакомился с русской девушкой. Вы необыкновенно красивы. Не окажете ли Вы мне честь выпить со мной.
– Очень приятно, - сказала Юля, про себя соображая, как бы ему отказать.
– Прошу вас, - нудил тем временем он, - Россия, страна, где я всегда мечтал побывать. Может и мне там улыбнётся счастье.
«Лучше бы ты говорил по-итальянски, дружок» - подумала девушка про себя.
– Вы этого очень хотите? – спросила она вслух.
– Вы осчастливите меня, - произнёс он, чуть не подпрыгивая от радости.
Если бы Юля не знала, его истинных целей, она бы подумала, что он немного не в себе.
– Ну, хорошо, - улыбнулась она ему, - Только я хотела бы подружиться и с вашей сестрой. Пусть она присоединиться к нам.
– Отличная мысль, я пойду немедленно за ней, - воскликнул он, и, развернувшись, направился было к выходу.
– Рональд, - окликнула его Юля, и, подмигнув ему, произнесла ангельским голоском, - Оставьте бокалы на столе, не надо привлекать внимание.
Он подозрительно взглянул на неё, но она послала ему улыбку а-ля Барби, рассеяв его сомнения. Рональд чересчур аккуратно поставил поднос на стол, явно запоминая расположение бокалов.
– Я сейчас, - сказал он, Юля кивнула и повернулась к нему спиной, словно желая полюбоваться парком.
Как только он вышел, она метнулась к столу и поменяла бокалы местами. Через секунду Юля вновь разглядывала пейзаж.
– А вот и мы, - раздался вскоре голос горе-отравителя.
Она развернулась и сразу встретилась взглядом с Джоанной, которая вошла с улыбкой Моны Лизы на губах, загадочной и умиротворённой. «Рано радуешься, душечка», - подумала Юля, улыбаясь ей в ответ. Они подошли к столу, Рональд взял один бокал и протянул его своей жертве, второй взял себе.
– О, - разочарованно протянула Юля, - А разве Джоанна не будет? Тогда и я не хочу.
Она сделала вид, что ставит стакан на стол.
– Нет, нет, нет, - Рональд сунул Джоанне своё шампанское, - Ох уж мне эта женская солидарность.
Юля просияла.
– Джоанна! В России есть традиция пить на брудершафт, - сказала она, сопровождая свою речь, поясняющими движениями, - Люди скрепляют руки, пьют до дна. А потом поцелуй. Это скрепляет дружбу. Ты не будешь против?
– С удовольствием, - прошелестела та.
Рональд захлопал в ладоши. Девушки сцепили руки, и каждая опустошила свой бокал. Юле очень не хотелось прикасаться к этой гиене, но назвался груздём – полезай в кузов. К счастью, Джоанна тоже не испытывала к ней нежных чувств. И они чуть коснулись друг друга щеками. Юля не знала, как быстро должно было начать действовать вещество, которым её пытались угостить. А она была уверена, что подсыпано было однозначно. Иначе, зачем бы он здесь выплясывал как медведь на ярмарке. Итак, нужно было увести Рональда в дом, прежде чем Джоанна захорошеет. Юля хотела поставить точку в отношениях с этой парочкой. Терраса тянулась вдоль всей стены, и, судя по всему, попасть в дом можно было, минуя гостиную.
– Рональд, - произнесла она, бросив на него просящий взгляд, - Я замёрзла и у меня закружилась голова. Вы не могли бы проводить меня в мою комнату. Не хочу беспокоить Роберта.
– Конечно, конечно, - торопливо согласился он, видимо опасаясь, что кто-нибудь из Фарреллов выйдет к ним, - Можно пройти через улицу.
– Отлично, - сказала Юля, и обратилась к Джоанне, - Я надеюсь, тебе не будет скучно.
Та присела на стул, а Рональд, подхватив Юлю под локоть, повёл её вдоль дома.


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Суббота, 15.09.2012, 01:36 | Сообщение # 37
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Очень ярко и образно написано, Юля! Понравились пергаментные тетушки, посыпанные "перхотью от птеродактиля" с их английской чопорностью))) *как мне это знакомо, у меня тоже были такие тетушки*))

I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Суббота, 15.09.2012, 11:12 | Сообщение # 38
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Одна из дверей была приоткрыта.
– Мы можем пройти через мою комнату, - невинным голоском произнёс он.
– Ой, - сказала Юля, - Ты не мог бы всё-таки позвать Роберта. Мне кажется, я теряю сознание.
Рональд оглянулся вокруг и вдруг резко втолкнул её в комнату. Юля ожидала чего-то подобного, но всё-таки не удержала равновесия и полетела на кровать стоящую прямо у входа. Молодой человек вошёл следом за ней. Она не шевелилась. Негодяй перевернул её на спину и встал над ней на колени.
– Займёмся любовью, детка, - проговорил он по-итальянски, вцепляясь в кружево её белья, но, в тот же момент получил сильнейший удар коленом в пах. Взвыв от боли, он назвал Юлю, неизвестным ей словом, видимо не очень приличным, и рухнул на бок. Скрючившись, он продолжал материться. Юля вскочила с кровати и наклонилась над Рональдом.
– Слушай меня внимательно, - сказала она по-итальянски, - Мне плевать, кто ты такой. Если ты или твоя сестра, когда-нибудь ещё поднимете свой свинячий хвост на меня или на Роберта, отправитесь прямым ходом в тюрьму. Придёшь в себя, забирай её, и чтобы духу вашего здесь не было. Я понятно говорю?
- Сука, - простонал он.
– Это неправильный ответ, - сказала она, ставя каблук ему в пах, - Попробуй ещё.
– Дай я поговорю с ним, любимая, - раздался сзади голос.
Юля резко обернулась, вздрогнув от неожиданности. Любимый мужчина стоял, прислонившись к стене, и хмуро смотрел на лежащего. Она подошла и встала рядом с ним. Роберт снял фрак и накинул ей на плечи.
– Подожди меня, пожалуйста, на террасе, - сказал он и поцеловал её, - Я люблю тебя.
Девушка вышла из комнаты и с удовольствием вдохнула свежий воздух. Из комнаты послышались глухие удары, затем приглушённые голоса. Через некоторое время, дверь распахнулась, Рональд пролетел мимо неё и, перевернувшись через перила, опустился на землю. Роберт выскочил и, легко перепрыгнув преграду, опустился рядом с ним. Тот сел на землю, обхватив голову руками, и сплёвывая кровь. Роберт достал телефон и набрал номер.
– Отец, - сказал он в трубку, - Выйди на улицу, пожалуйста.
Эдвард вышел на террасу и, увидев непонятную картину, бегом направился к ним.
– Что произошло? – спросил он, наклоняясь к Рональду, - Ты что, с крыши свалился?
– Неплохо, как официальная версия вполне подойдёт, - сказал Роберт, с горькой усмешкой, доставая платок и вытирая руки, - На самом деле, этот ублюдок вместе с Джоанной, пытался угостить Юлю наркотиком, замешанным в шампанское, а потом изнасиловать её. Но он не знал на кого нарвался. Я даже не сразу стал вмешиваться.
- Слышишь, клоун, - наклонился он к Рональду, - Если бы не я, петь бы тебе всю оставшуюся жизнь фальцетом.
Эдвард быстро повернулся к Юле.
– С тобой всё в порядке? - спросил он озабоченно.
- В полном порядке, - сказала она, успев немного прийти в себя, - Я больше переживаю за Джоанну, которая судя по всему, выпила напиток, предназначенный для меня. Где она, кстати?
Сверху послышался стук окна и какой-то шорох. Роберт с Эдвардом задрали головы кверху. Из чердачного окна вылезла на крышу обнажённая женская фигура.
- Этого ещё не хватало, - схватился за голову мистер Фаррелл.
Джоанна, а это была она, обозрела окрестности, и уселась на подоконник. Юля спустилась к мужчинам и подняла глаза наверх.
– Какой ужас, - закрыла она рот рукой.
На секунду она представила, что этот волшебный коктейль достался бы ей. Роберт обнял её за плечи.
– Ты тоже об этом подумала? – спросил он.
– Да, - ответила она, - Роберт, надо снять её оттуда, она может упасть.
– Ты права, - сказал Эдвард, - Идите вместе.
– Мы дети солнца! - послышался крик сверху, - Где наше солнце? Почему так темно?
На террасу вышли тётушки, в сопровождении Майкла Фаррелла.
– Эдвард, - возмущённо произнесла Джейн, - Что за крики?
– Всё в порядке, - крикнул он им в ответ, ещё надеясь разобраться с этим вопросом, не вмешивая сестёр.
Но, как назло, Джоанна выдала следующий перл.
– Небо! – истошно закричала она.
Майкл, подхватив сестёр под руки, помог им спуститься по ступеням. Они взглянули на крышу и замерли, открыв рты. Мать Джоанны с супругой Майкла Кассандрой, также вышли на улицу и присоединились к остальным. Увидев дочь в таком непотребном виде, Энджи собралась заголосить, но Майкл, пресёк её намерения.
– Лучше молчи, - произнёс он, оставив тётушек в состоянии близком к апоплексическому удару, и подскочив к ней, - Она может прыгнуть.
- Пойдём, - сказал Роберт, и потянул Юлю за собой.
Они вошли в дом, и быстро пошли по коридорам.
– Как ты оказался рядом? – спросила она, едва поспевая за его семимильными шагами.
- Лучше скажи, как ты узнала о заговоре? - остановившись, он резко развернулся и прижал её к стене, - Почему ты меня не предупредила?
Их взгляды встретились и, словно электрический разряд проскочил по их телам.
– Когда ты ушёл сегодня, я вышла подышать воздухом и услышала их разговор наверху, - сказала Юля, взяв себя в руки, - Они говорили по-итальянски, а я его неплохо знаю.
– В этом я уже убедился, больше даже удивил сленг, - усмехнулся он, и ослабил хватку – Мне, почему ты не сказала об этом разговоре?
– Я не думала, что зайдёт так далеко. К тому же они могли отпереться, и я оказалась бы в некрасивом положении, - сказала она.
Роберт снова посмотрел ей в глаза, и прижал к себе.
– Когда ты начнёшь мне доверять? – проговорил он.
– Прости меня, - прошептала она.
– Когда ты ушла, - помолчав, сказал Роберт, - Я увидел, что Рональд пошёл вслед за тобой, я хотел последовать за ним, но увидел, что он вскоре вернулся за Джоанной. Мне хотелось сегодня загладить свою вину перед тётками, я был с ними резок с утра. Поэтому я продолжил играть. Но вскоре Джоанна с потерянным видом продефилировала по гостиной, и я не стал больше ждать. Выйдя на террасу и не обнаружив тебя там, я почуял неладное, и решил обойти вокруг дома. Рональд не закрыл дверь, может случайно, а может специально. Проходя мимо, я услышал, как он взвыл, и, собственно, вошёл. Первым желанием у меня было порвать его на клочки, но ты была так убедительна в своём гневе, что я невольно залюбовался.
Он вдруг подхватил её как пушинку и, посадив к себе на бёдра, прижал снова к стенке.
– Мне невыносима сама мысль, что этот подонок мог сделать с тобою, - прошептал он, - А я ещё грешил на Россию, в то время как здесь, в собственном доме, пригрелось целое змеиное гнездо.
Он захватил её губы в плен, и всё остальное отступило на задний план.
- Роберт, - прошептала она, - Нужно закончить этот жуткий вечер. Пойдём, достанем эту женщину с крыши.
Фаррелл аккуратно поставил любимую на пол и уткнулся носом в неё.
– Я уже забыл куда мы шли, – вздохнул он, - Ладно, пойдём.

Добавлено (15.09.2012, 11:02)
---------------------------------------------
Минуя лестницы, они добрались до чердака. На полу валялась одежда, окно было пусто. Роберт выглянул наружу, и увидел, что Джоанна по черепице карабкается наверх. Он вылез из окна и аккуратно окликнул её. Она обернулась и посмотрела на него невидящим взглядом.
– Кто ты? Зачем явился за мной, - гортанным голосом пророкотала она.
Роберт возвёл глаза к небу.
– Спустись, пожалуйста! – попросил он, призывая всё своё терпение.
Но она только быстрее заработала руками и ногами. Юля выглянула в окно, Роберт с тоской взглянул на неё.
– Я не знаю, как её достать оттуда, честно, - пожаловался он, - Она же в полном неадеквате.
– Сейчас, подожди, - сказала Юля, - Разберёмся.

Она расстегнула босоножки, и сняла чулки. Выбравшись на крышу, она выпрямилась и встала рядом с Робертом.
– Что ты хочешь? – удивился он.
– Я пойду там, где боится идти неудача, - улыбнулась она, - Что она там про солнце несла?
Роберт, слегка наклонив голову, с улыбкой взглянул на неё.
– Будем вышибать подобное подобным, - догадался он.
Юля кивнула.
- Тогда добавим спецэффектов, - проговорил он, потирая руки, - Здесь, на чердаке, должно храниться моё оборудование. Твоё блестящее платье, как нельзя кстати. Сейчас засияешь.
Роберт исчез в оконном проёме, а Юля взглянула вниз. Стоящие внизу люди замерли в ожидании. Она чуть поёжилась от холода, и, с искренним сочувствием взглянула на Джоанну. Та, задрав голову к небу, вознесла очередной призыв к братьям по разуму. В этот момент яркий луч прожектора из чердачного окна озарил Юлю. Платье засветилось миллионами маленьких огоньков.
– Действуй, Принцесса! Я буду рядом – тихо произнёс Роберт.
Он с восторгом смотрел на неё, а она, судорожно соображала, чем можно призвать спуститься вниз невменяемого человека, не зная его родного языка. Луч света слепил её, она закрыла глаза и, сложив руки на груди, внезапно поняла, что может спасти их всех. Громко, нараспев, она стала читать на старославянском языке 90 псалом. В минуты опасности он помогал всем, кто верил в Спасителя.
- Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него, - её голос разносился над парком, прочитав единожды, она, не останавливаясь, пошла на второй круг.
Сверху раздался стон, и обнажённое тело стало сползать вниз. Роберт стоял в тени, сражённый горячей молитвой своей невесты. Она, не останавливаясь, читала псалом в третий раз, когда Джоанна, наконец, приблизилась к ней и, сев рядом на корточки, взяла её за руку.
– Пойдём со мной, - ласково произнесла по-английски Юля, закончив, - Ты совсем продрогла.
Та встала, не сводя с неё остекленевших глаз и пошла за ней. Роберт тихо шёл следом. Когда они подошли к самому окну, луч прожектора погас и в чердачном проёме показался Эдвард и Майкл. Роберт сзади подхватил Джоанну и подтолкнул её к отцу. Та вцепилась в Юлю но, вдруг обмякнув, потеряла сознание, повиснув на подоконнике. Мужчины аккуратно положили её на пол, и прикрыли покрывалом. Эдвард присел рядом на корточки и открыл свой чемоданчик. Юля повернулась к Роберту и прижалась к нему всем телом, её начинал бить озноб. Эдвард поднял на них глаза, набирая лекарство в шприц.
– Джулия, - произнёс он тихо, - У меня просто нет слов. Нет слов.
У Юли не было сил даже повернуть к нему голову. То ли сказалось нервное перенапряжение, то ли холодный октябрьский вечер пронизал её насквозь, ведь она была в лёгком платье, но ей хотелось только одного – скорее оказаться в тёплой постели.
– Роб, - прошептала она, - Проводи меня в комнату.
- Отец, - взволнованно произнёс Роберт, - Её всю трясёт. Зайди к нам, когда закончишь.
Фаррелл подхватил Юлю на руки и направился к выходу, спускаясь по лестнице, он наткнулся на спешащих наверх, остальных участников этого необычного вечера. Увидев Роберта, несущего Юлю на руках, люди остановились как вкопанные.
– Роберт, что с ней? - прикрыв от ужаса рукой рот, вскрикнула Джейн.
Элен вцепилась в сестру двумя руками и с ужасом глядела на племянника.
- Позже, тёти, позже, - проговорил Роберт и проскользнул мимо них.
Дойдя до комнаты, он хотел поставить Юлю на ноги, но взглянув на неё, увидел, что она уснула. Аккуратно нажав на ручку двери, он вошёл в комнату и, дойдя до кровати, положил свою бесценную ношу.
– Опять я не уберёг тебя, Принцесса, - с горечью произнёс он, присаживаясь рядом с ней.
Юля сонно приоткрыла глаза.
- Любимый, мне холодно, – проговорила она, поворачиваясь к нему.
– Я сейчас раздену тебя, и укутаю в одеяло, - сказал он и начал снимать с неё платье.
Затем, помог ей перебраться под одеяло, и подоткнул его со всех сторон. В дверь постучали.
– Войдите, - отозвался он устало, вытаскивая шпильки из её волос.
На пороге показалась Джейн, с каким-то свёртком в руках. Она подошла к кровати и взглянула на Юлю, та лежала с закрытыми глазами.
– Эдвард, сказал, что возможно она переохладилась, - сказала она шёпотом, протягивая ему нечто, - Я принесла грелку.
Молодой человек с благодарностью взглянул на неё.
– Я приказала заварить для неё чай из трав, сейчас его принесут, - сказала она и добавила, немного смущённо, - Ты прости нас Роберт, за то, что мы наговорили тебе с утра. Мы были неправы.
Роберт поднялся с места и, впервые за многие годы, прижал тётку к груди.
– И вы меня простите, - проговорил он, - Просто, до встречи с ней, я не жил. Моя жизнь была пуста. А теперь она стала моим дыханием, сердцебиением, всем, что определяет ход моего дальнейшего существования.
Джейн взглянула на племянника. В глазах её стояли слёзы.
– Можно я навещу её утром, - попросила она, - Вместе с Элен.
– Приходите, - сказал Роберт и проводил до дверей.
Вскоре принесли чай, но он не рискнул разбудить Юлю. Он прилёг рядом с ней, прямо поверх одеяла, прижал к себе и задремал.
Фаррелл проснулся оттого, что она заметалась во сне. Положив ей ладонь на лоб, Роберт вздрогнул, такой он был горячий и мокрый. Он включил ночник, Юля вся, словно горела в огне и бессознательно звала его.
– Девочка моя, - прошептал он, оценивая ситуацию.
Затем вскочил с постели и бросился прочь из комнаты, чтобы позвать отца. Но Эдвард уже шёл к ним, и они буквально столкнулись в коридоре.
– Как она? - на ходу спросил отец, подхватывая сына за руку.
– У неё жар, она бредит, - проговорил Роберт, зарываясь рукой в своей шевелюре от волнения, - Это невозможно. Она не должна так страдать.
– Успокойся, сынок, - постарался утешить его мистер Фаррелл, - Я быстро поставлю на ноги нашу принцессу. Верь мне.
Они вошли в комнату и Эдвард, не теряя времени, приступил к осмотру.
– Очень высокая температура! – констатировал он, доставая лекарства, и продолжая рассуждать, - Неужели, она так быстро среагировала на переохлаждение? Хотя её организм за последнее время сильно ослаб, не всякий выдержит подобное.
Он взял её за руку, и развернул внутренней стороной к себе.
– Мне кажется, - сказал он с грустью, я знаю уже каждую её вену, каждую…
Он поднял глаза на Роберта, тот с интересом наблюдал за отцом.
– Ну что ты так смотришь на меня? - смутившись, спросил он, - Ты же знаешь, что я никогда не встану у тебя на пути. Тем более, что в данном случае это категорически невозможно. Иди, лучше руку ей подержи.
Роберт присел с другой стороны кровати, чтобы завязать жгут на Юлином предплечье.
– Отец, - начал он нерешительно, испытывая некоторую неловкость, - Я знаю, что мама была для тебя всем, и знаю, что раньше ты не допускал даже мысли о том, что однажды какая-то другая женщина может занять её место. Неужели, что-то изменилось?
– Ты хочешь спросить, не подумываю ли я о второй женитьбе? – спросил, улыбнувшись, мистер Фаррелл.
– Да, - проговорил Роберт, - Ведь я вижу, какими глазами, ты смотришь на Юлю.
– Роберт, Роберт! – покачал головой отец, и воткнул в вену девушки иглу.
Юля тихо застонала, но не проснулась.
- Много лет, - решил признаться отец сыну, - Я как щитом прикрывался сознанием того, что моя чувственность умерла вместе с Элизабет. Но сейчас, я ощущаю себя полностью обескураженным. Я признаюсь тебе, что сегодня, я возжелал женщину, твою женщину, не из каких-то физиологических побуждений, а из-за того, что мне отчаянно захотелось любить и быть любимым. Мне показалось, что твоя мать вернулась ко мне. Какое-то фантастическое наваждение снизошло на меня.
– И как далеко ты в нём зашёл? – с лёгким подозрением спросил Роберт.
– Не переживай, - усмехнулся Эдвард, - Джулия, быстро привела меня в чувство, назвав папой. Она хороший психолог. Надо отдать ей должное.
Роберт тихо рассмеялся, и бросил исполненный нежностью взгляд, на невесту.
– На самом деле, - продолжил Эдвард, разделяя веселье сына, - Я думаю, что предпочту, остаться в статусе вдовца и впредь. Джулия, настолько гармонично вошла в наше с тобой личное пространство, что у меня есть искушение и далее оставаться её тайным воздыхателем. Да, сынок, я люблю её. Но в этом есть и свои плюсы. Очень удобная и не хлопотная жизненная позиция. А потом вы родите мне внуков, и моя любовь понадобиться им.
Эдвард встал, и Роберт поднялся вместе с ним.
– Отец, - спросил он, - Что мы будем делать с Бойлондами? Я не намерен больше терпеть их выходки.
Эдвард снова сел и задумался.
– За такие дела, вообще, нужно было бы упрятать их за решётку, - сказал он, - Но я не хочу выносить это на люди. Тем более перед вашей свадьбой. Какая мерзость, я до сих пор в шоке. Мне стыдно смотреть Джулии в глаза. Как я, хозяин дома, смог допустить подобное. А Джоанна, ей жизнью обязана, я еле откачал это дитя природы. Страшно представить, если бы ей стало плохо на крыше, она упала бы и разбилась. Предлагаю просто отказать им от дома. Я тоже с удовольствием от них избавлюсь.
– Согласен. Кстати, забыл тебе сказать, господина Филатова выпустили под залог, - произнёс Роберт, тяжело вздыхая, - Одно на другое.
Он посмотрел на отца, чувствуя, что ему тоже требуется поговорить с ним.
- Коньяк будешь? - спросил он, доставая из секретера бутылку Хеннесси.
– Да. Час от часу нелегче, - устало произнёс Эдвард, - Надеюсь, он сюда-то не доберётся. Я уже ничему не удивлюсь. Бери коньяк, пойдём, посидим вдвоём, не будем тревожить сон Джулии. Ей уже легче.
Он взял её руку, сосчитал пульс, затем приложил её к губам и поднялся.
– Идём, сын.
– Я боюсь оставлять её одну, - сказал Роберт, проделывая тоже самое с её рукой с другой стороны, - Пока в доме Бойлонды.
– Всё под контролем, - произнёс Эдвард, - За ними наблюдают. Но на ключ закрой, чтобы никто наше сокровище не похитил.
Роберт укоризненно взглянул на отца.
– Да уж закрою, - сказал он и потянул отца за рукав, - Ладно, пошли. На чердаке стояла моя аппаратура, которую я перевёз сюда год назад, и я снял видео.
Вскоре они расположились в удобных креслах, перед огромным экраном. Пока Роберт перебрасывал запись на флэшку, Эдвард, согревал бокал с коньяком в ладонях и рассуждал.
– Скажи на милость, заговор в нашем доме, - говорил он, - И ведь она знала об этом, но боялась сказать, полностью полагаясь только на себя. Я думаю, она станет действительна незаменимой в наших командировках. За один день, она выдержала три экзамена, если это можно назвать так. И всё, заметь, было полной импровизацией с её стороны.
Он сделал приличный глоток. Роберт, наконец, управился и сел рядом с отцом.
– Может тебе покажется странным, но я бы предпочёл запереть её в замке, только боюсь, она там либо умрёт с тоски, либо камня на камне не оставит. Веришь – нет? – они соприкоснулись бокалами, выпили и Роберт, хлопком погасив свет, включил запись. Там на чердаке, он автоматически решил снять всё на камеру, видимо сработал журналистский инстинкт. А сейчас понял, как на самом деле, он хотел в спокойной обстановке увидеть это вновь. Впервые, он смотрел на свою принцессу, словно со стороны. Вот на экране вспыхнул прожектор, и она появилась в кадре. Закрыла глаза, выдерживая паузу.
– Обрати внимание, - тихо проговорил отец, - Джулия, ещё явно не знает, что будет говорить, но в её очаровательной головке, за секунды рождается правильный импульс.
Роберт промолчал, он думал о другом. Что пришлось пережить ей в жизни, чтобы приобрести такую выдержку и самообладание. Ведь буквально за полчаса до этого её сначала чуть не отравили, и, вдобавок, попытались изнасиловать. В комнате Рональда, куда он тихо проник, его потрясла краткость и чёткость формулировки изложенной ею угрозы Бойлонду. Видимо, подобный натиск ей приходилось выдерживать не единожды. Если бы не его стопроцентная уверенность в ней, можно было бы записать её в агенты спецслужб, которых он повидал на своём веку. Роберт усмехнулся своему предположению. Он нажал на паузу кадр, когда Джоанна взяла Юлю за руку.
– Как ты думаешь, что Принцесса испытала в этот момент? – спросил Фаррелл отца.
- Она верила в то, что это случится, - подумав, прокомментировал тот, - Смотри, у неё закрыты глаза, но она, ни одним движением не выдаёт своего волнения, при соприкосновении с Джоанной.
– То есть, ты хочешь сказать, что она была уверена в том, что это поможет, -уточнил Роберт.
– Да, - подтвердил Эдвард, – Послушай, как она спокойно разговаривает с ней. Она полностью контролирует ситуацию до самого конца, и только, выполнив свою миссию, позволяет недугу охватить себя.
– Итак, - подытожил Роберт, - Здесь может быть два варианта. Либо в ней горит непоколебимая вера, либо она прошла серьёзную спецподготовку. Я хотел бы верить только в первое, но, не могу исключить и второе.
Эдвард с интересом уставился на сына.
– Что ты хочешь этим сказать? – спросил он, - Ты себе даже представить не можешь, сколь тщательно её проверяли во всех инстанциях.
– Я хочу сказать, - пояснил Роберт, - Что кем бы она ни оказалась, я люблю её до дрожи. Но способности, которыми она обладает, порой, меня поражают. А ещё, я с ума схожу от того, что не могу добиться её полного доверия. Ещё вчера мне казалось, что я прорвал её оборону, а сегодня она опять выставила шипы.
Он наполнил бокалы, и, не дожидаясь отца, выпил приличную порцию.
– Хочешь напиться? – усмехнулся Эдвард, - Послушай, лучше, что я тебе скажу. Ты вытащил счастливый лотерейный билет в любви. Эта женщина создана для тебя. Ты упускаешь из виду тот момент, что влюбился не в гимназистку. Перед тобой человек, состоявшийся в своих взглядах, обладающий множеством умений и навыков. Но самое главное, сынок, что она любит тебя. И вся её нерастраченная нежность направлена только на тебя. Ваша любовь возродила вас к новой жизни. Это чувство способно сворачивать горы, чем собственно вы и занимаетесь в последнее время. К тому же она глубоко верующий человек, то, что мы сегодня видели, яркий тому пример. Так что не стоит из-за этого записывать свою возлюбленную в Джеймсы Бонды в юбке. Хотя в кого ты ещё мог влюбиться? Не представляю рядом с тобой семейную матрону с вышивкой в руке, или …
Эдвард задумался.
- Вообще, кроме неё никого не могу представить, - проворчал он.
– А никого представлять и не надо, - улыбнулся Роберт, - Как говорится, есть браки, которые заключаются на небесах, это как раз тот случай. Я благодарен судьбе, что она подарила мне встречу с этой удивительной девушкой.
– Так, что ты ещё хочешь? – удивился Эдвард.
– Жениться поскорее, - рассмеялся Роберт, - До тех пор, пока я не надену на её палец кольцо, моя душа будет в смятении.
– Сумасшедший, - улыбнулся отец, вставая, - Нагородил тут бочку арестантов. Надо заняться твоей нервной системой, а то ты неизвестно до чего дойдёшь. А сейчас, пойду я отдыхать.
– Спокойной ночи, ты как всегда прав, нервы никуда не годятся, - вздохнул Роберт.
Когда, отец вышел, он достал гитару и в очередной раз запустил запись, убрав звук. Развалившись с ней перед экраном, он начал наигрывать, сочинённую для Юли мелодию. Но в голове пульсировало, вместо песни, одно единственное слово: «ЛЮБЛЮ».
Вскоре Роберта стало клонить в сон, и он отправился в свою, а теперь, правильнее сказать, в их с Юлей комнату. Там он прислушался к её дыханию, оно было ровным. Тихонько закрыв дверь на ключ, Роберт отправился в душ. Вода ещё больше успокоила его. Роберт кинул подушку с пледом на диван, чтобы у тётушек не возникло с утра лишних вопросов. Нырнув к Юле под одеяло, он прижал её к себе, после чего, как всегда бывало в такие моменты, почувствовал себя абсолютно счастливым и закрыл глаза. Она уже не была такой горячей, видимо, на этот раз всё обошлось. Он мысленно поблагодарил отца и вскоре заснул.

Добавлено (15.09.2012, 11:07)
---------------------------------------------

Добавлено (15.09.2012, 11:08)
---------------------------------------------
Мидвэй Мэнор

Добавлено (15.09.2012, 11:11)
---------------------------------------------

Добавлено (15.09.2012, 11:12)
---------------------------------------------
Мидвэй Мэнор парк


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Суббота, 15.09.2012, 15:38 | Сообщение # 39
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
– Чёртова девка, - вещал женский голос, - Все планы разрушила. Нет, это меня не остановит.
– Она красотка, - раздался голос мужчины.
Раздалась звонкая оплеуха. Юля вжалась в стену, прислушиваясь к разговору.
- Слушай меня, - произнесла женщина, - Есть несколько вариантов. Первое, ты её соблазняешь, хотя это вряд ли. Она в него влюблена, как кошка. Второе, я соблазняю его.
Раздался сдавленный мужской смех и новая оплеуха.
– Третье - самое надёжное, - со злостью проговорила она, - Держи пилюли. Вечером за ужином растворишь ей в бокале, только любыми путями заставь её выпить.
– Они остаются ужинать? – переспросил мужчина.
– Эти курицы уже от неё в восторге, - брызгала желчью женщина, - Старые дуры хотят пригласить её на ужин. Она будет в полном неадеквате. Можешь воспользоваться её слабостью и отодрать её где-нибудь.
– С удовольствием, - сладко пропел мужской голосок.


Юля, а как по-твоему они бы потом вышли из положения? В любом случае или ему /если он соблазнит Юлю/ или ей /если она соблазнит Роберта/ откажут от дома. А для англичан-аристократов это очень нежелательный исход дела. Может быть, он хотя бы засомневается, а она прикрикнет, что выход из ситуации - не его ума дело? Тогда читатели уже будут сами додумывать неслучившийся исход.

Какой чудесный особняк! Буду себе такую дачу строить)))) bigsmile


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Суббота, 15.09.2012, 23:02 | Сообщение # 40
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Arven, Я не прописала, что Бойлонды родственники из Америки. Они пара светских неадекватов, шляющихся периодически по Европе. Джоана поняла, что Роберт ей не достался и хочет просто отомстить, поэтому на последствия ей плевать. Она знает, что Фарреллы не вынесут ничего лишнего за стены дома. Подумаю, как это вписать.
Особняк и правда чудесный, рекомендую)))

Их разбудил стук в дверь. Роб не без труда открыл глаза и взглянул на Юлю.
– Привет, любимый, - произнесла она, вообще не открывая глаз, просто почувствовав его взгляд, - Кто это?
– Здравствуй, родная, сейчас узнаем, - произнёс он и, поцеловав её, встал, чтобы открыть дверь.
Это был отец.
– Доброе утро! – поздоровался он, входя в комнату, и тихо обратился к Роберту, - Ты в порядке?
Тот улыбнулся и утвердительно кивнул головой.
– Оставь нас ненадолго, - также тихо попросил мистер Фаррелл.
Роберт пожал плечами и скрылся в ванной. Эдвард подошёл и сел около Юли.
– Джулия, как ты? – спросил он, доставая градусник из нагрудного кармана, - Добегалась вчера, mia cara?
Юля хотела сесть в кровати, но голова закружилась и девушка упала обратно на подушку. Она молча взяла градусник и, повернувшись на бок, посмотрела ему в глаза. Эдвард смутился и отвел взгляд.
– На самом деле, я пришёл извиниться перед тобой, - сказал он, беря её за руку, - В моём доме, тебя чуть не убили. Да, дорогая. Если бы это выпила ты, я мог бы не успеть спасти тебя в этот раз. Слишком много на твою долю выпало в последнее время. Хорошо, что ты услышала их разговор. Плохо то, что ты не сказала об этом нам. Покушение было бы предотвращено.
– Значит, они придумали бы что-нибудь ещё, и вообще, сказали бы, что это мои выдумки, - сказала Юля,- Я пыталась отказать им, но они были так настойчивы. За что и получили, возможно, чересчур.
– Джулия, - обдумывая ситуацию, сказал мистер Фаррелл, - В твоих словах присутствует зерно истины. Ты привыкла решать всё сама. Но, тем не менее, давай договоримся. Роберт для меня самый близкий человек, и между нами не бывает тайн. В ближайшее время ты станешь его женой, и, стало быть, мне - дочерью. И отныне, мы всё будем решать вместе, между нами не должно быть недоверия. Ты согласна?
– Да, - не раздумывая, произнесла Юля, - Ты прости меня тоже, хорошо?
Он поцеловал ей руку. Запищал градусник, и Юля протянула его Эдварду.
– У тебя ночью был сильный жар, пришлось даже делать инъекцию, - сказал он, посмотрев температуру, - Но сейчас уже значительно лучше, правда, оставайся пока в постели.
Роберт вышел из ванной, в чёрном махровом халате с капюшоном на голове. Отец оглянулся и не смог сдержать улыбки.
– Вы из какого ордена, сын мой? – спросил он.
– Странствующих монахов, - проговорил Роберт и, грациозно обогнув кровать, прилёг около Юли.
– Воинствующая Принцесса, - обратился он к ней,- Разрешите стать вашим верным оруженосцем и телохранителем?
Эдвард рассмеялся.
– Нет, странник, - проговорил он, шутя, - Вы слишком безответственно относитесь к телу Её высочества, так что максимум, на что можете рассчитывать, это чистить её доспехи.
Роберт уткнулся носом Юле в плечо.
– Не будьте столь суровы к этому юноше, - поддержала она их игру, - Я думаю, у него обязательно получится.
– Да, уважаемый Целитель, - поддакнул Роберт, отрываясь от неё, - Я теперь с неё глаз не спущу.
– Посмотрим, - усмехнулся мистер Фаррелл, затем достал лекарства и листок бумаги. Быстро расписав схему приёма, он положил всё на тумбочку и встал.
– А теперь, мои дорогие, обсудим сложившуюся ситуацию, - серьёзно сказал он и облокотился на спинку кровати, – Сегодня утром Бойлондам будет отказано от дома. Полицию я счёл нужным не вмешивать. Это может негативно отразится на грядущем торжестве. Семье не нужны тёмные пятна, а эти двое, хоть и дальние, но всё-таки родственники. Будь не ладны эти американцы. Согласны?
Молодые люди кивнули.
– Отлично, - продолжил он, - Я, возможно, улечу на несколько дней. Это связано с пропажей моих друзей. Не хочу срывать вас сейчас из Англии. У Вас и так много дел.
– Отец, - обеспокоенно произнёс Роберт, - Я не хочу, чтобы ты ехал туда один. Всё равно, я уверен, что к организации свадьбы, тётушки нас и на пушечный выстрел не подпустят. Так что мы больше понадобимся в качестве действующих лиц.
– Эдвард, - поддержала его Юля, - В самом деле, если это вопрос нескольких дней, возьми нас с собой.
Мистер Фаррелл с грустной улыбкой взглянул на них.
– Ах, вы мои мятущиеся души, - сказал он, - Роберт, ну ты ладно, мужчина, тебе важен сам факт. Но Джулия! До такой степени не интересоваться собственной свадьбой.
– Ты не прав, - возразила она, - Просто я действительно буду рада, если за её техническую сторону возьмётся кто-нибудь другой. А с платьем мне обещала помочь миссис Хант. Если честно, я бы предпочла пышному торжеству – скромную церемонию венчания с минимумом гостей.

Роберт рассмеялся.
– Прости, Принцесса, пожалуй, единственное от чего я не смогу тебя защитить – это мои тётушки! Вот уж воистину, от любви до ненависти один шаг. Уверен, что они уже строчат списки гостей, и выбирают торт.
– Подтверждаю, - поддержал его отец, - И хорошо, что предупредили про платье, я думаю из-за его фасона, они уже успели переругаться. Сёстры с раннего утра, что-то горячо обсуждали. Договорились, я возьму вас с собой, если не будет экстренных обстоятельств, вылетаем завтра. Надеюсь, уложимся там дня за три.
– Отлично, - сказал Роберт, разминая кисти рук, - Позвоню сегодня на канал новостей, возьму заявку на репортаж.
Юля не знала, о какой стране идёт речь, но решила не задавать лишних вопросов. Она почувствовала прилив сил и села в кровати. Эдвард удивлённо поднял брови.
– Похоже, ветер странствий и правда будет тебе на пользу, - улыбнулся он, – Ты прямо оживаешь на глазах.
- Да, - рассмеялась Юля, - Скука последних лет доводила меня порой до странного желания, оказаться с чемоданом в руке, без денег и документов, в какой-нибудь стране, где все названия написаны непонятными иероглифами.
– Не слабо, - присвистнул мистер Фаррелл.
– Правда, с тех пор как я встретила Роберта… - начала девушка.
– …Она мечтает, чтобы мы вместе оказались в подобной ситуации, - не дал ей договорить Роберт и, обхватив её за плечи, опрокинул назад.
– Я прав? – спросил он, заглядывая ей в глаза и, в шутку хмуря брови.
– Почти, - улыбнулась она, - Всё равно где быть, лишь бы с тобой.
– Ну, вы тут разбирайтесь, -смущённо кашлянув, произнёс Эдвард, и посмотрел на часы, – Роберт, через полчаса завтрак, не задерживайся. Джулия, я могу распорядиться, чтобы тебе подали сюда.
– Нет, - поспешно ответила Юля, - Если можно, я присоединюсь к вам.
Эдвард очаровательно улыбнулся.
– Тогда я жду Вас двоих, - произнёс он и вышел из комнаты.
- Роб, - тихо спросила она, - Мы вернёмся ещё сегодня домой?
- Как скажешь, любимая, - он потёрся об неё щекой.
Юля перекатилась на другой край кровати.
- Тогда давай собираться, я в душ, - проговорила она.
– Возвращайся скорей, - сказал Роберт и, обняв её подушку, вздохнул.
До вылета нужно было многое успеть, и он предпочёл бы оставить Юлю здесь. Всё-таки у неё ночью был жар. Но он, так же понимал, что ей, вероятней всего, не хочется оставаться на попечении тётушек. Его размышления прервал звонок миссис Хант.
– Мальчик мой, - приступила бабушка сразу к делу, эта черта в ней очень импонировала Роберту, - Мне сегодня необходимо встретится с Юлей, мы должны просмотреть варианты платьев, и ко мне приедет замерщик. Я хочу заказать эксклюзив от лучшего кутюр. Меня уже разрывают звонками. Когда вы сможете?
Роберт просиял - это был оптимальный вариант.
– Бабушка! Как я люблю тебя, - ласково проговорил он, - Мы будем часа через три, подойдёт?
– Жду вас, - кратко ответила миссис Хант. Роберт вскочил с кровати, сбросил халат и, оставшись в боксерах, пружинисто упал на пол, сделал по двадцать отжиманий на одной руке и двадцать на другой. Заканчивая упражнение, он поднял голову и увидел знакомые ножки.
– Сэр, Вам не кажется, что Ваша дама давно ушла, - проговорил ангельский голосочек.
Со стоном, он рухнул на пол. Юля опустилась рядом с ним и потрепала по волосам. Затем, нежно провела руками по его шее и пробежалась по спине, кончиками пальцев ощущая его дрожь.
– Ты безупречен, - прошептала она, не в силах сдержаться, и прикоснулась губами к его коже.
Он перевернулся на спину и притянул Юлю к себе.
– Я люблю тебя, - сказал он, вдыхая волнующий аромат её тела, и тихо добавил, - Поцелуй меня, пожалуйста.
Она медленно приблизилась к нему, вглядываясь в любимые черты. Потом прикоснулась к его губам, на что он тут же пылко ответил и через секунду оказался сверху.
Вскоре они уже наспех приводили себя в порядок, чтобы вовремя спустится к завтраку.
– Звонила бабушка, - попутно рассказывал Роберт, надевая поспешно брюки, рубашку, галстук, - Я скоро отвезу тебя к ней. Решите вопрос с платьем, она уже развела такую бурную деятельность, что от тебя потребуется только ткнуть пальчиком в то, что тебе придётся по вкусу. У меня сегодня много дел, поэтому я попрошу тебя вместе с ней прогуляться до любого магазина, чтобы приобрести нечто более соответствующее для климата страны, куда мы отправляемся.
– А куда мы всё-таки отправляемся? - Юля подошла к нему и обняла его сзади за плечи, рассматривая его отражение в зеркале.
– В Африку, - коротко ответил он, и с интересом взглянул на неё, ожидая реакции.
– Классно, а там, что сейчас неспокойно? – спросила она таким тоном, словно узнавая, сколько сахара класть ему в чай.
– Ничего другого от тебя и не ожидал, Воинствующая принцесса, - пробормотал он и добавил, повернувшись к ней, - Там очень не спокойно, любимая. Официально, мы отправляемся туда сопровождать гуманитарный груз, но отец хочет разыскать там своего лучшего друга с женой. Они пропали без вести уже несколько дней. Скорей всего их взяли в заложники, но требования пока не выдвинули. Я займусь своей профессиональной деятельностью. А ты будешь, рядом со мной. И без самодеятельности, договорились?
Он взял её лицо в ладони, и с улыбкой заглянул в любимые глаза. Ямочки проступили на его щеках, когда он увидел, как в них запрыгали лукавые огоньки.
– Да, сэр! – быстро проговорила она, стараясь сделать самое честное выражение лица.
– Почему-то я не верю тебе, дорогая! – улыбнулся он, - Давай ещё раз.
Она обняла его и, стоя на одной ноге, второй обвила его за бёдра.
– Да, сэр! – прошептала она ему на ухо, таким страстным шёпотом, что его бросило в жар.
– Дикая кошка, - рассмеялся он, подхватывая её и кружа по комнате, - Ты невыносима. Ничего, скоро я буду вознаграждён за всё. Пойдём завтракать.
Роберт поставил её на пол, и они, потёршись носами, отправились в гостиную.
За столом сидели мистер Фаррелл, Элен и Джейн. Майкл с супругой уехали рано утром. Рональд находился в своей комнате под присмотром, а Джоанне было стыдно показаться на глаза, и она сказалась больной. Энджи, тоже осталась завтракать в своей комнате. Юля с Робертом вошли под руку в гостиную, и с улыбкой поздоровались. Присоединившись к остальным, они с аппетитом приступили к завтраку.
– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – с искренним беспокойством, спросила Элен.
– Спасибо, уже хорошо. Мистер Фаррелл поставил меня на ноги за одну ночь, - Юля послала Эдварду, полный благодарности взгляд.
– Джулия. Ты хочешь ехать с мужчинами? - немного помявшись, спросила Джейн.
– Конечно, - улыбнулась Юля, - Ведь моё место рядом с Робертом, куда бы он ни отправился. Но мы с ним очень переживаем по поводу организации свадьбы. Можем ли мы рассчитывать на Вашу помощь в этом вопросе.
Одновременно с Робертом они воззрились на тётушек, обезоруживающими взглядами.
– Ты посмотри на них, - умильно произнесла Элен, - Ну и что ты после этого скажешь?
Эдвард с трудом сдержал смех, кашлянув в кулак: «Двое из ларца, одинаковы с лица» - мелькнула у него мысль.
– На самом деле, - сказала Джейн, - Мы уже начали сегодня приготовления, и даже рады, что вы самоустраняетесь. Однако надо уточнить, что и как.
– Мы будем венчаться в храме Успения, миссис Хант, там всех знает и обещала взять эту часть на себя, - рванул с места в карьер, Роберт, - Свадебное платье уже в процессе приготовления, а вот всё остальное…
Молодой человек развёл руками.
– Если честно, мы даже не знаем, как к этому подступиться, - закончил он.
– Да, Роберт, - задумчиво произнесла Элен, - Ты же был крещён в православной церкви. И Юля, видимо, тоже. После того, что мы видели вчера, можно с уверенностью сказать, что эта вера помогает ей в жизни. Ладно, предоставим это миссис Хант. Нужно с ней созвониться. Значит, мы организуем регистрацию, место для празднования и приглашение гостей тоже возьмём на себя. Хорошо?
Юля сложила руки на груди.
– Я даже не знаю, как вас благодарить вас, - произнесла она с искренней благодарностью, - Страшно представить, насколько это хлопотливое занятие. Это такой для нас подарок с вашей стороны.
Тётушки степенно кивнули, им было приятно, что Юля осознаёт, какой титанический труд им предстоит. После завтрака Эдвард позвал Роберта к себе в кабинет, а тётушки завлекли Юлю к себе, дабы посвятить её уже в какие-то планы.

Добавлено (15.09.2012, 21:37)
---------------------------------------------
- Ну что, - мистер Фаррелл, взглянул на сына, - Давай закроем вопрос с Бойлондами. Я хочу, чтобы они как можно скорее покинули дом. Удивительно, как их сущность не выплеснулась наружу раньше.
– Вы просто не хотели этого видеть, - хмуро проговорил Роберт, - И Юля, была права, когда сказала, что они смогли бы отказаться от своих слов, и со свойственной ей русской горячностью вывела их на чистую воду.
Затем он улыбнулся, вспоминая что-то.
– Алекс сказал бы, что развела как лохов, - добавил он по-русски.
Мистер Фаррелл покачал головой.
– Это был такой риск, я с ума с вами сойду, - проговорил он, закрывая руками лицо, - Ладно, я пойду к Энджи, а ты займись этими двумя. Передай им, чтобы отныне…
- Я передам, - перебил его Роберт, - Чтобы отныне они забыли дорогу в этот дом.
– Хорошо, - сказал Эдвард, - Иди, только не будь слишком резок.
Роберт, усмехнулся и вышел из кабинета. Для начала он отправился к Рональду. Войдя в комнату, он застал его лежащим в одежде, на кровати поверх покрывала.
– Встать, - коротко приказал он, голосом тихим, но не терпящим возражений.
Тот встрепенулся и сначала просто сел на кровати. Но взглянув на Роберта, решил всё-таки не спорить и встал.
– Роберт, я не подумал… - начал он.
– Слушай меня внимательно, - Роберт начал медленно приближаться к нему, - Думать ты никогда не умел, поэтому просто заруби на носу. Ты вчера, сначала хотел отравить, а потом изнасиловать мою невесту. Только за это я должен был бы тебя убить. Но законы нашего общества, позволяют мне только сдать тебя на милость судей.
Роберт вплотную подошёл к Рональду, и тот, вжавшись в стену, с ужасом смотрел на него.
– Я не буду сейчас разбираться, как ты собирался выкручиваться после содеянного преступления. Но ты мне сейчас на камеру расскажешь о том, как и что тебя на это подвигло, - говорил он, вроде, как и спокойно, но почему-то Рональда от его голоса, бросило в жар.
Роберт достал телефон и стал настраивать видеокамеру.
– Я не буду этого делать, - вдруг заявил Рональд.
Роберт убрал телефон обратно в карман, и, вздохнув, подошёл и вырвал из бра шнур. Достав перочинный нож, он зачистил металлические провода.
– Что ты хочешь сделать? – с ужасом проговорил молодой человек.
Роберт вставил вилку в розетку и повернулся к нему.
- Я расскажу, - сказал Рональд быстро, - Я всё понял.
Роберт выдернул провод и, намотав его на кулак, снова достал телефон. С отвращением выслушав и записав его признание, Фаррелл продолжил.
- Это останется у меня на всякий случай, - сказал он, - Памятуя наши родственные отношения с Бойлондами, мы не станем вмешивать сейчас полицию. Запомни главное, если ты в своём гнилом нутре, помыслишь отомстить моей семье, лучше сразу застрелись. Потому что второго шанса остаться в живых у тебя уже не будет. Я понятно говорю?
Рональд молча кивнул.
– А теперь тебя проводят на выход, - сказал, Роберт, хрустнув костяшками пальцев - Твои дамы присоединятся к тебе.
Он пошёл к двери, и у выхода оглянулся. Роланд продолжал стоять, тупо глядя в пол. Стукнув кулаком в стену, Роберт развернулся и направился к шкафу. Распахнув его, он смахнул оттуда все вещи.
– Пять минут на сборы – прорычал он, - И вон из моего дома.
Рональд, словно очнувшись, бросился собирать с пола свою одежду. Роберт, брезгливо переступил через него, и вышел из комнаты.
Он распахнул дверь в комнату Джоанны. Та натянула одеяло на голову. Роберт прошёл к окну, и занял выжидательную позицию. Вскоре ей надоело прятаться и она, села на кровати, прикрывая грудь руками.
– Дорогой, - сказала она слабым голосом, - Неужели для того, чтобы ты пришёл навестить, мне потребовалось почти умереть.
Он возвёл глаза к потолку и про себя сосчитал до десяти.
– Джоанна, - начал он, отвернувшись к окну, - Между нами никогда ничего не было. И пока твои домогательства касались только меня, я терпел, потому что меня ты интересуешь не более чем карниз, висящий на кухне. Твоя вчерашняя выходка, расставила все точки над и, а заодно, открыла глаза моим родственникам на твою истинную суть. Я мог бы заявить в полицию, но не буду. Есть одно условие, ты сейчас исчезаешь из жизни моей семьи навсегда. На сборы пять минут.
– Это твоя девица всё устроила, - вдруг взвизгнула она, - У меня безупречная репутация в обществе, а эта шлюха неизвестно откуда. Это я должна заявить в полицию.
Роберт подошёл и перевернул кровать. Джоанна не ожидала этого и, больно ударившись головой об пол, села и ошеломлённо посмотрела на него. Он обошёл вокруг и, наклонившись к ней, сгрёб её волосы в охапку.
– Послушай ты, - проговорил он, и глаза его превратились в две холодные льдинки, - Корова Царя небесного, я не бью женщин и детей. Но если ты, сейчас же не уберёшься, у меня большое искушение выкинуть тебя отсюда в неглиже, которым ты уже всех достала. И можешь жаловаться хоть в полицию, хоть в лигу сексуальных меньшинств. Тебя нет для меня, и никогда не было. И, имей в виду, в архиве моего домашнего видео появились интересные записи, так что лучше тебе прикусить язык. А теперь собирайся и пошла вон отсюда. Сейчас за тобой придут. Твой прихвостень уже ждёт тебя внизу. Всё понятно?
– Да! – проговорила она, сжимаясь в комок.
Роберт выпрямился и пошёл к двери, мимо него пролетела ваза. Не оглядываясь, он помахал Джоанне рукой и вышел в коридор.
Из соседней комнаты вылетел Эдвард. Он отбивался от, вцепившейся в него, Энджи. Роберт вопросительно взглянул на отца, тот ответил умоляющим взглядом.
– Миссис Бойлонд, - сказал молодой человек, решительно взяв её за плечо, - Можно Вас на минутку?
Та на секунду ослабила хватку, и мистер Фаррелл, вырвавшись, встал за спиной сына, вздохнув с облегчением. Разъярённой фурией, она попыталась вцепиться в Роберта. Но тот увернулся, и, развернув её, втолкнул обратно в комнату. Войдя следом, он закрыл за собой дверь.
– Как ты смеешь, мальчишка? – как-то не очень естественно возмутилась она.
В глубине души она побаивалась Роберта, чувствуя в нём огромную внутреннюю силу, и не питая особых иллюзий на его счёт.
– Миссис Бойлонд, - перебил её Роберт, - Со мной этот номер у вас не пройдёт. Выслушайте меня внимательно. Вы косвенно оказались замешаны в преступлении, которое готовилось здесь вчера. Считайте, вам повезло, что ваша дочь не оказалась за решёткой. Однако, Вы навсегда будете вынуждены покинуть этот дом. Это не оговаривается.
– Я не знаю ни о каком преступлении, - уже совсем неуверенно фыркнула она.
– Вы не можете не знать, о чём идёт речь, - сказал он, прислоняясь к стене, его уже начал утомлять этот цирк, - Я даю вам на сборы пять минут, в противном случае этим займётся охрана.
– На протяжении многих лет… - начала она, доставая носовой платок.
– На протяжении многих лет, - перебил её Роберт, - Своими приездами вы отравляли существование мне и моему отцу. И если честно я расстаюсь с Вами без сожаления.
Он подошёл к окну и, достав из кармана телефон, позвонил в охрану.
– Ниддинг, - сказал он усталым голосом, - Возьми ещё двоих ребят. И помоги семье Бойлонд покинуть наш дом. В случае необходимости, помоги им собраться.
Проходя мимо шкафа, он сдёрнул чемодан сверху и кинул к её ногам.
– Время пошло, шутки кончились, - он вышел, облегчённо вздохнув, что здесь обошлось без истерики.
Он вышел на улицу, и увидел там отца.
– Всё обошлось? – спросил тот, благодарно пожимая руку сыну.
– Конечно. Забудь, как страшный сон. Сейчас состоится вынос тел, - улыбнулся Роберт.
Мистер Фаррелл, грустно улыбнулся и потрепал Роберта по щеке.
– Пойдём в дом, - сказал он, - Прохладно.
Они вошли и увидели спускающихся сестёр, ведущих под руки Юлю.
– Эдвард, - окликнула брата Джейн, - Что ты нас звал? Знаешь же, сколько у нас дел.
– Во-первых,- ответил тот, - Роберту с Джулией сейчас нужно уезжать. Им нужно подготовиться к поездке. Во-вторых, я хотел, чтобы вы присутствовали, во время, когда Бойлонды будут покидать наш дом.
– Не слишком ли много чести? – фыркнула Элен.
– Ну, это же ваши любимцы были, - с лёгким поклоном напомнил брат.
В этот момент, в сопровождении охраны в холл вышли Рональд и Джоанна. Первый проследовал сразу на выход, а вторая притормозила около Юли, которая в этот момент направлялась к Роберту.
– Между прочим, - с вызовом произнесла она по-итальянски, - Мы с ним спали.
– Ну, ему же надо было кого-то пользовать, - не растерявшись, ответила ей Юля на том же языке, - Ты, кажется, куда-то шла.
Джоанна вспыхнула всеми цветами радуги, а девушка, повернувшись к ней спиной, взяла Роберта за руки и подмигнула ему. Тот с трудом сдерживал смех, так как понял их разговор.
– Джоанна, - окликнула её Джейн, но та, не оглянувшись, выскочила за дверь.
Послышался голос Энджи, которая проклинала день, когда переступила порог этого вертепа, и что ноги её здесь больше не будет. Она, не задерживаясь, проследовала через холл, не переставая извергать проклятья в адрес всех обитателей дома. У сестёр лица вытянулись, как французские батоны.
– Эдвард! Что это было? – спросила Джейн, придя в себя.
– Её настоящее я, сестра, - произнёс он, и, взглянул на часы.
- Поверить только, - протянула Элен.
- Всё, забыли, - сказал мистер Фаррелл и, обняв сестёр, потрепал их за плечи.
- Ребята, - повернулся он к Юле с Робертом, - На минуту ко мне поднимитесь и в дорогу.
Пружинистыми шагами, он взлетел по лестнице к себе в кабинет. Роберт прижал к себе Юлю, и закрыл глаза.
– Мы, пожалуй, оставим вас, - сказала Джейн, и потянула сестру за рукав.
Молодые люди остались одни.
– Я люблю тебя, - прошептал он, - Люблю.
Юля подняла голову и встретила его поцелуй.

Добавлено (15.09.2012, 21:51)
---------------------------------------------
Они вскоре поднялись к мистеру Фарреллу в кабинет. Он сразу указал сыну на место за своим компьютером.
– Роберт, заполни ваши анкеты на вылет в Судан, - сказал Эдвард, - Джулия, подпиши пока бумаги из синей папки.
– Отец, - спросил Роберт, стуча по клавиатуре, подобно заправской машинистке, - Есть какие-нибудь новости о Джероме?
- Нет, - вздохнул тот, - Он должен был стать одним из независимых наблюдателей при прохождении голосования за независимость Южного Судана в январе. Возможно, что его похищение напрямую связано с этим. Провокация. Но я могу ошибаться.
– Он тоже врач? – спросила Юля.
– Да, мы вместе учились с ним, - ответил Эдвард, - Нас многое связывает.
– Ладно, - сказал Роберт, закончив с анкетами, - На месте разберёмся.
Он взял ручку и тоже подписал необходимые документы.
– Всё, любимая, - он обнял Юлю за талию, - Пошли собирать вещи.
Эдвард уже с кем-то говорил по телефону и только махнул им рукой. Буквально, через четверть часа они уже попрощались с тётушками и покинули Мидвэй Мэнор.
- Ты уже бывал там? – спросила Юля, когда они ехали в машине.
– Доводилось, - улыбнулся Роберт, - Если честно, страна на любителя. Надеюсь, в Африке у тебя нет поклонников?
– Напрасно ты так поспешен в своих выводах, - огорошила его Юля, - В России, в любом медицинском институте всегда полно ребят из этой страны. Мой ВУЗ не был исключением. А где-то в Судане у меня даже живёт знакомая по институту африканочка.
– Спасибо, что предупредила, - произнёс Роберт, - Я, по крайней мере, буду морально готов, если какой-нибудь африканец броситься к тебе со слезами и распростёртыми объятьями. Ладно, давай я в двух словах расскажу тебе о стране, куда мы отправляемся, чтобы ты имела для себя какое-то представление.
– Давай, - согласилась Юля, разворачиваясь к нему так, чтобы удобней было видеть его.
Всякий раз, когда он что-то начинал рассказывать ей, она ловила себя на мысли, что чтобы он ни говорил, можно было слушать бесконечно.
– Судан самое большое государство на африканском континенте, - начал он, - Немного истории о взаимоотношениях с моей страной. В девятнадцатом веке Судан поделили между собой Египет и Британия, то есть это была наша колония. После первой мировой войны, Британия взяла курс на превращение Судана в страну производителя хлопка. В ходе второй мировой войны, к 1941 году Судан стал важной базой британских воздушных сил. С 1956 года Судан получил независимость. Ключевые позиции в правительстве заняли мусульмане. С тех пор гражданские войны, военные, политические перевороты регулярно сотрясают эту страну. Но, ни один режим не способен справится там с проблемами сепаратизма, этнической разобщённости и экономической отсталости. Восемьдесят пять процентов населения страны безграмотны. Фактически север страны принадлежит арабам, а юг коренному населению. В следующем году планируется официальное провозглашение независимости Южного Судана. Страна живёт за счёт добычи нефти и сельского хозяйства. Основной язык арабский, английский, нубийский…
Роберт взглянул на Юлю.
- Ты слушаешь меня? – уточнил он, осознавая, что вывалил на неё слишком сложную, пожалуй, для женского восприятия информацию.
– Да, - сказала она, грустно улыбнувшись, - И не понимаю, как эта страна до сих пор существует.
– Значит это кому-то надо, - улыбнулся ей в ответ Роберт, - Кстати, Судан занимает одно из первых мест по своей нестабильности в плане безопасности. Только такой сумасшедший как я, может взять свою невесту в столь рискованную поездку.
- Только такая сумасшедшая как я, отправится туда вместо подготовки к главному событию своей жизни, - она взяла его руку и нежно погладила.
– Всё будет хорошо, - произнёс Роберт, - Главное ни на шаг не удаляйся там от меня.
– А где мы будем жить? – поинтересовалась Юля.
– Мы прилетим в Кению, - продолжал объяснять Роберт, - А оттуда путь наш будет пролегать на юг Судана. Нам повезло, сезон дождей закончился, и есть шанс, что на внедорожнике мы сможем там спокойно передвигаться.
– Сезон дождей? – удивилась Юля, - А как же там передвигаются местные жители?
– Пешком, любимая, - рассмеялся Роберт, - А самые состоятельные на велосипедах. Сезон дождей длится с мая по ноябрь, а в этой части страны отсутствуют железные дороги и аэропорты, в нашем понимании этих слов. Поэтому в данный период, многие племена оказываются отрезанными от внешнего мира. Даже лёгкий самолёт, иногда, не может неделями приземлиться – его тут же засасывает в землю. На территории Судана находиться самое большое болото в мире.
– Какой ужас, - содрогнулась Юля, - Там, наверное, полно змей.
– Ты прелесть, дорогая, - продолжал веселиться Роберт, - Если змеи – это единственное, что будет смущать тебя там, я буду счастлив.
– Так, - протянула Юля, - С этого места поподробнее, пожалуйста.
- Ну что же изволь, - серьёзно произнёс Роберт, - Для начала приготовься к тому, что будет очень жарко, сутки напролёт ты будешь ощущать себя потной и грязной, все твои мечты будут сводиться к канистре относительно чистой воды, которую абориген услужливо будет приносить тебе из ближайшего болота. О возможности позагорать - забудь. Во- первых, ты сразу сгоришь, а во-вторых, из-за малярийных комаров. Если я правильно понял, отец уже назначил тебе профилактические таблетки. Местные жители, независимо от пола и возраста, привыкли разгуливать там голышом и с автоматами Калашникова в руках. Оружие они используют исключительно для защиты. С ними нужно обязательно здороваться, иначе они очень обидятся. Жить мы будем на базе гуманитарной организации в достаточно комфортабельном домике, но если потребуется экспедиция, то ночевать придётся в палатке. Темнеет там, около семи часов вечера. Я куплю тебе персональный фонарик и защитный костюм с москитной сеткой, потому что ночью саванна кишит скорпионами, жуками и твоими любимыми змеями. В общем, тебя ждёт дикая Африка. Но спешу утешить, та красота первозданной природы, которую ты увидишь, останется навсегда в твоём сердце.
Роберт припарковал машину и взглянул на Юлю. Её глаза горели огнём.
– Да, - вздохнул он, - Другой реакции я от тебя и не ожидал.
– Роберт! – воскликнула она и, забравшись на сидение с ногами, обняла его за шею, - Так бы и говорил сразу, а то от сепаратизма и этнической разобщённости я, честно говоря, чуть не впала в депрессию. Люблю живой язык.
Он снова вздохнул и перетянул её к себе на колени.
– Вот такой я занудный англичанин, дорогая, - произнёс он, - у меня всё строится на цифрах и фактах.
– Зато и слова не расходятся с делами, - утешила его Юля.
Он приблизился к её лицу.
– Мне уже начинает казаться, что у нас никогда не будет в жизни покоя, - прошептал он, водя губами по её щеке, - Хотя эта поездка, в некотором роде защитит тебя от меня. До свадьбы ещё несколько дней, а я чувствую, что сил сдерживаться, во мне с каждым днём всё меньше и меньше.
Он провёл рукой по её ноге и со стоном примкнул к её губам.

Добавлено (15.09.2012, 22:11)
---------------------------------------------
- Юля, - сказал он, переводя дух, - Я сейчас провожу тебя к бабушке и уеду. Желаю тебе выбрать самое красивое подвенечное платье. Постарайся только, пожалуйста, чтобы на нём, было поменьше застёжек.
– Роб, - смущённо сказала Юля, - Ты можешь думать о чём-нибудь другом?
– Извини, любимая, - пожал он плечами и ласково погладил её по волосам, - Должен сознаться, что нет. Обладание тобой в первую брачную ночь, уже как навязчивая идея. Хотя только благодаря ей, я ещё держусь. А теперь пойдём, моя искусительница, время не терпит.
Они быстро добежали до бабушкиного дома и вскоре звонились уже в дверь. Им открыла Абигель.
– Добрый день, - с ласковой улыбкой произнесла она, - Миссис Хант сама не своя сегодня. Я провожу вас в её кабинет, она там сейчас распекает очередного дизайнера по телефону.
Роберт с Юлей проследовали вслед за горничной. Войдя в комнату, они застали следующую картину. На столе и вокруг него были разбросаны наброски и рисунки свадебных нарядов. Миссис Хант держала ещё несколько в руках и, потрясая ими, отчитывала невидимого собеседника по телефону.
– Вы это кому прислали, милочка? – тоном, не терпящим возражений, говорила она, - Я просила прислать мне самое достойное, что у вас есть. А это что? Для прогулки по ночному Сохо? Какие ещё новые веяния? У нас венчание, а не кабаре. Я очень не довольна вами.
Она бросила трубку. – Вот и вы, наконец, - она преобразилась в лице, взгляд её потеплел, - Это какой-то ад кромешный! Проходите, знакомьтесь, это Жан Люмьер.
Юля окинула взглядом комнату и увидела, сидящего в углу комнаты с журналом мужчину. Он тут же вскочил и подошёл, а правильнее сказать дотанцевал до них.
– Очень приятно познакомится, я буду изготавливать для Вас платье, - произнёс он и приложился к Юлиной руке, затем с интересом взглянул на Роберта.
– Я решила остановиться на доме Диора, – объявила бабушка, - Этот человек от них.
– Вы будете самой восхитительной невестой, - восторженно говорил Жан, обходя Юлю со всех сторон, - Отличная фигура, бесподобно, бесподобно.
Он немного пришепётывал, что делало его речь презабавной.
– А жених? – он немного отошёл назад, и, сложив руки на груди, вздохнул, - Мечта! Миссис Хант, это будет самая красивая пара, которую мне доводилось обслуживать.
- Здравствуйте, - поздоровалась Юля и кинула смешливый взгляд на Роберта.
– Э, привет бабушка! – поздоровался он, подозрительно разглядывая модельера, - Здравствуй Жан. Я сейчас оставлю с вами Юлю, мне нужно много успеть, мы завтра вынуждены будем улететь на несколько дней.
– Я не поняла, - удивилась миссис Хант, - А под венец ты отправишься в пиджаке, в котором заканчивал колледж?
Роберт замялся.
– Что ты смотришь на меня как солдат на вошь? – спросила бабушка подбоченясь, - Жан, сними с него мерки, а потом пусть едет на все четыре стороны. Девочка моя, иди ко мне, я покажу тебе свои задумки.
Она направилась к столу, и Юля, бросив сочувственный взгляд на жениха, отправилась за ней.
– Роберт, прошу вас, - Жан вцепился в его рукав и потащил в угол, где сидел до их прихода, - Я вас долго не задержу. Посмотрите, пожалуйста, эскиз. Какие-нибудь пожелания будут? Нет. Прелестно, прелестно. Если не трудно, снимите пиджак. О, какой торс. Ахиллес бы умер от зависти. Руки в стороны, отлично.
Он прыгал вокруг Роберта с метром, как цирковая обезьянка, пришепётывая, приседая и охая. У Роберта было одно желание – поскорее вырваться из его цепких лап. Юля же присела около бабушки и с восторгом погрузилась в мир свадебных нарядов.
– Значит, платья будет два, - шептала бабушка, - Одно на венчание, в стиле девятнадцатого века, всё как положено. А другое платье оденешь после первого танца. Это будет что-то в стиле греческой туники. В нём ты будешь чувствовать себя комфортно до конца вечера. Ну как?
- Мне очень нравится, - Юля обняла миссис Хант, и та поцеловала её в щёку.
Роберт, наконец, освободился от примерки.
– Бабушка, - подошёл он к столу, за которым расположились дамы, - У меня к тебе будет одна просьба.
Миссис Хант мгновенно перевернула эскизы лицом вниз. Роберт улыбнулся и закрыл ладонями глаза.
– Я не подсматриваю, - сказал он, - Так можно попросить тебя ещё об одном одолжении?
– Можешь открывать глаза, - сказала бабушка, с обожанием взглянув на внука, - Что ты ещё хочешь от старушки?
– Ты не похожа на старушку, - проговорил Роберт, присаживаясь около неё на корточки и заглядывая в глаза снизу вверх.
– Дорогая, что он ещё задумал? – с деланным ужасом спросила миссис Хант у Юли.
- Я думаю, нам лучше выслушать его самого, - рассмеялась Юля.
– Бабушка, - сказал он, - Я увожу Юлю в Судан. И совсем не успеваю помочь ей с гардеробом, который будет соответствовать тропическому климату.
– Сумасшедший, - прошептала бабушка, прижимая ладони к щекам, - Впрочем, ты - достойный сын своих родителей.
– Ты поможешь нам? – спросил Роберт, кладя голову ей на колени.
– Конечно, помогу, - грустно сказала она и потрепала его по волосам, - Что же с тобой поделаешь?
Он немного посидел около неё, но вскоре поднялся.
– Проводи меня, дорогая, - попросил он Юлю, поцеловав руку бабушке.
Они вышли из комнаты, и Роберт обхватил её за талию.
– Жаль расставаться с тобой даже на несколько часов, - сказал он ей, - Вечером придумаем что-нибудь?
– Придумаем, - улыбнулась она, - Я буду с нетерпением ждать тебя. Они поцеловались и Роберт, ещё раз прижав её к себе, вышел за дверь.
Сев в машину, он завёл двигатель и попытался связаться с Алексом и Аликом, но женский голос занудливо вещал, что абоненты вне зоны действия сети. Тогда он послал им сообщения о том, что Филатов на свободе и попросил держать руку на пульсе. Роберт закрыл лицо руками, сколько всего навалилось со всех сторон. Выстроив в голове ещё с утра, чёткий план действий, он пока находился в графике. Самое главное, он хотел успеть заехать подтвердить свадебное путешествие. Он обещал Юле ночь на острове и втайне от неё уже заказал тур.
– Вперёд, - сказал он сам себе и резко взял с места.

Добавлено (15.09.2012, 23:02)
---------------------------------------------
Примерка прошла без сучка, без задоринки. Единственный неловкий момент вышел, когда Жан воскликнул, увидев шрам. Но Юля выразительно посмотрела на него, и он дал ей понять, что всё уладит и видно его не будет. Бабушка в этот момент говорила по телефону и ниче


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Суббота, 15.09.2012, 21:36
 
Arven7Дата: Воскресенье, 16.09.2012, 09:33 | Сообщение # 41
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
– Вы из какого ордена, сын мой? – спросил он.
– Странствующих монахов, - проговорил Роберт


-Вы из какого ордена, сын мой?
-Поклоняющихся Юлии, - ответил Роберт. )))))))))

Quote (lady_farrell)
Роберт вскочил с кровати, сбросил халат и, оставшись в боксерах, пружинисто упал на пол, сделал по двадцать отжиманий на одной руке и двадцать на другой. Заканчивая упражнение, он поднял голову и увидел знакомые ножки.
– Сэр, Вам не кажется, что Ваша дама давно ушла, - проговорил ангельский голосочек.


Знакомая фраза, но всегда жутко веселит! rofl2

Quote (lady_farrell)
Роберт выпрямился и пошёл к двери, мимо него пролетела ваза


Крепкая девочка


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Воскресенье, 16.09.2012, 12:36 | Сообщение # 42
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Примерка прошла без сучка, без задоринки. Единственный неловкий момент вышел, когда Жан воскликнул, увидев шрам. Но Юля выразительно посмотрела на него, и он дал ей понять, что всё уладит и видно его не будет. Бабушка в этот момент говорила по телефону и ничего не заметила. Затем они пообедали, обсудили все детали и отправились снаряжать Юлю в поездку. Жан напросился их сопровождать. Это было кстати, так как она, чувствовала себя не в состоянии поддерживать разговор, а бабушка не переставала сокрушаться по поводу их отъезда. Жан же трещал без умолку, отвлекая их обеих от невесёлых мыслей. Они отправились в тот же универмаг, где Юля уже была однажды. Там заодно были приобретены свадебные туфли к двум платьям. Свадебное бельё, включая чулки и подвязки. Бабушка попросила их зайти с ней в магазин очков, и Юля, ожидая её, приобрела себе набор цветных линз. Она хотела использовать их для своих игр с Робертом. Жан превзошёл сам себя, попав в магазин этнических костюмов. Он охапками носил вещи в примерочную, и уже сам переодевал Юлю. Модельер вертел её как манекен. Миссис Хант веселилась от души и давала советы. В результате, Юля могла поспорить убранством с дочерью вождя самого богатого племени континента. Изнурённые шопингом они засели в кафе, чтобы немного подкрепить силы.
Войдя в здание телевиденья, Роберт постарался как можно быстрее проскочить мимо приёмной, старшего режиссёра канала новостей.
– Стой, - раздался сзади знакомый голос, - Почему ты приехал и не позвонил?
Фаррелл мысленно выругался. С девушкой Селеной он хотел сейчас объясняться меньше всего. Последние несколько месяцев, до его отъезда в Россию, их связывали некоторые отношения, которые носили чисто сексуальный характер. Селена рассчитывала, возможно, на что-то более серьёзное, но Роберт не испытывал к ней никаких нежных чувств и честно ей об этом говорил не раз. Однажды, проводив её до дома после вечеринки на работе, Роберт остался у неё. Это случалось потом ещё несколько раз. Он ненавидел себя за слабость, понимая, что просто использует девушку. Единственным слабым оправданием перед самим собой, служило то, что он не скрывал это от неё, а она убеждала, что ей кроме секса больше ничего и не надо. Он вернулся обратно и облокотился на стойку, за которой сидела красивая девица лет двадцати пяти.
– Привет, - произнёс он, - А откуда ты знаешь, что я приехал?
Он смотрел на неё и не мог понять, что раньше в ней находил. Да, красивая женщина, но рядом с ней он мысленно видел Юлю, и все прелести Селены разом тускнели. Это была просто не его женщина.
– Я видела газету, - сказала она и прикусила язык, ей не хотелось сразу переходить к щекотливой теме.
– Селена, значит, ты сама можешь ответить на свой вопрос, - тихо сказал Роберт.
– Ты женишься? – спросила она, и губы её затряслись.
– Да, - сказал он, чувствуя себя не в своей тарелке, - Я женюсь. Прощай!
Он повернулся, чтобы уйти.
– Ты не любишь её, - крикнула она ему, - Ты никого никогда не любил.
Роберт замер, как от пощёчины и повернулся к девушке. По лицу её текли слёзы.
– Что с тобой? Я действительно, никого никогда не любил, но и никому ничего не обещал, - сказал он, доставая платок и подавая ей, - Однако, представь себе, это со мной произошло.
Она взяла платок, но, тут же отшвырнула его в сторону.
– Это к расставанию! - вскрикнула она.
– Мы расстаёмся, Селена, если то, что было между нами, ты считала отношениями, - сказал Роберт, - Ты хорошая девушка. Я желаю тебе тоже узнать, что такое настоящая любовь.
– Но я… я люблю тебя, - она подбежала и вцепилась в его куртку.
Он решительно отцепил её руки от себя.
– Но я не люблю тебя, и никогда этого не скрывал. Теперь мне очень стыдно за то, что между нами было перед тобой, перед собой и перед… впрочем, это тебя не касается, - произнёс он, - Прости меня, если сможешь и позволь мне уйти. Я, действительно очень спешу.
Он проводил её на место, и, поцеловав руку, быстро вышел из приёмной. Решив все вопросы по поводу репортажа, Роберт покинул это место.
В машине он подумал, что есть ещё один человек, которого он должен поставить в известность о своей свадьбе. Со времён колледжа у него осталась подруга, Кори. Наверное, это была единственная женщина, до встречи с Юлей, с которой он мог беседовать часами. Здесь уже была не физиология. Они с ней встречались в колледже, была взаимная симпатия, но потом он выбрал войну, а она вышла замуж за другого однокурсника. Несколько лет назад, она попала в автомобильную аварию и могла передвигаться только с помощью инвалидного кресла. С мужем Кори разошлась и жила с родителями. Роберт, на правах старого друга, часто навещал её, когда бывал в Англии.
Он набрал номер, трубку на том конце сняли сразу.
– Привет, Роберт, - радостно воскликнула Кори, - Ты вернулся?
– Привет! – искренне обрадовался Роберт, услышав её голос, - Я вернулся и хотел бы заехать к тебе, но только на полчаса.
– Жду, приезжай, - сказала Кори и повесила трубку.
Вскоре он уже звонился в знакомую дверь. Ему открыла она сама. Откатившись назад, она пропустила Роберта вперёд. Он чмокнул её в щёку и прошёл в знакомую комнату.
– Ты голоден? – спросила она, - У меня есть холодная индюшатина.
– Нет, спасибо, Кори, - сказал Роберт, несмотря на то, что он не обедал, аппетит у него отсутствовал в этот день.
Он сел в знакомое кресло, а она подъехала к нему и заглянула в глаза. Роберт откинул голову на подголовник, и они некоторое время молчали.
– Ты приехал сказать мне что-то важное, - наконец произнесла она, тяжело вздохнув, - И я, кажется, догадываюсь, что.
– Ты всегда была умной женщиной, - сказал Роберт, и, взяв её руку, с уважением прикоснулся к ней губами.
– Ты полюбил, - констатировала она, и пожала его руку, - Преобразился, твои глаза горят по-новому, и ты стал… немного чужим.
– Мы всегда останемся друзьями, - произнёс он.
– Да, конечно да, - снова вздохнула она, - Но это уже будет совсем по-другому. Вы женитесь?
– Да, - сказал Роберт, - Дату уточню. Ты приглашена, конечно же. Приедешь?
Кори, не ответив, отъехала к окну и, закрыв глаза, призвала всё своё самообладание.
– Это должна быть очень необычная женщина, раз смогла покорить твоё сердце, - проговорила, наконец, она.
– И снова ты права, - усмехнувшись, сказал Роберт, думая, насколько термин «необычная» неспособен вместить в себя все характеристики его любимой, - Она покорила меня с первого взгляда и я не мыслю своего дальнейшего существования без неё. Прости, что я говорю тебе об этом.
– Не извиняйся, - она повернулась к нему, - Кто, как ни ты достоин настоящей любви. Ты встретил её в России?
– Да, - кивнул Роберт, доставая и протягивая Кори телефон, - Она русская. Её зовут Юля.
Женщина взглянула на изображение и улыбнулась.
– У неё очень светлое лицо, - сказала она, - Человек с такой улыбкой не может быть плохим.
Они помолчали.
- Ты не ответила на мой вопрос, - сказал Роберт, поправляя плед на её коленях.
– Я приеду, наверное, - сказала она, опуская глаза.
Фаррелл взял её лицо в ладони.
– Кори, - сказал он тихо, - Я хочу, чтобы ты знала. В моей жизни всегда останется место для нашей дружбы.
Женщина провела руками по его волосам, и он нежно, прикоснулся к её лбу губами.
– Я должен идти сейчас, - сказал молодой человек, вставая.
– Да, иди, - сказала она задумчиво, - Мне нужно побыть одной.
Роберт внимательно взглянул на неё, но она рассмеялась.
– Не переживай, - сказала она, поняв его взгляд, - Я взрослая женщина и не сделаю глупости. Будь счастлив и сделай счастливой её.
Фаррелл встал перед ней на колено и поцеловал руку.
– Ты замечательная Кори, - сказал он, - Скоро увидимся.
Поднявшись, он улыбнулся ей на прощание и вышел за дверь.
Выйдя на улицу, Роберт испытал двойственные ощущения. За один день он покончил со всеми тяготившими его отношениями. Это касалось Джоанны, с которой не было ничего, и Селены, с которой что-то было. Но лёгкий привкус горечи остался после визита к Кори. Она не плакала и не скандалила, в отличие от тех, других, но он знал, что она единственная из этих девушек, кто действительно его любил. Он поднял глаза на её окна, там никого не было видно. Это был первый раз, когда она не выглянула, чтобы помахать ему рукой.
Сев за руль, он отправился дальше по делам, и мысли его уже не возвращались к прошлому. В восемь часов вечера он позвонился к бабушке. Юля открыла ему дверь, и он прижал её к себе, словно и не было этих часов разлуки. Они поужинали у миссис Хант, которая с наслаждением наблюдала за внуком, который впервые за день поел с аппетитом. После чего они стали собираться домой и бабушка благословила их в дорогу. Оказавшись в машине, Роберт сразу рванул с места. Юля, молча, наблюдала за ним, интуитивно чувствуя, что у него выдался непростой день.
– Любимая, - спросил он вдруг, - А почему ты никогда не спрашиваешь меня о моём личном прошлом?
Она с интересом взглянула на него.
– Ты этого хочешь? – спросила Юля, внутренне насторожившись.
– Нет, - замялся Роберт, он сам не знал, зачем начал этот разговор.
- Видишь ли, - сказала она, понимая, что что-то мучает его, - Я на самом деле, не хочу знать о том, сколько в твоей жизни было женщин. Потому что «было» – это прошедшее время и меня оно не интересует. Единственное, что мне хочется, пожалуй, знать, бывал ли кто-нибудь до меня в нашем доме на Итон-Сквер?
– Нет, любимая, могу поклясться, тебе в этом, - он с нежностью взглянул на Юлю.
– Вот и славно, - сказала она, - А остальное, ты мне расскажешь сам, если сочтёшь нужным.
– Да мне собственно и рассказывать-то нечего, - сказал он, хлопнув ладонью по рулю, - Хотя я понимаю, что иногда поступал очень некрасиво.
– Я тоже поступала иногда некрасиво, - сказала Юля серьёзно, - И каждый человек, когда-нибудь допускает в жизни поступки, за которые несёт потом раскаяние . Роберт остановил машину около дома.
– Ты права, девочка моя, - он немного помолчал и добавил, - Пойдём скорей домой, я так соскучился. Просто хочу прижаться к тебе и не думать больше сегодня ни о чём.
Он вышел из машины и помог выйти Юле. Забрав все пакеты, они отправились домой.

Добавлено (16.09.2012, 12:36)
---------------------------------------------
- Может, искупаемся? - спросила Юля, падая на кровать, когда они вошли в спальню, - Если я правильно поняла, этого удовольствия мы будем лишены в ближайшие дни.
– Ты правильно поняла, - промурлыкал Роберт.
Он прилёг рядом с ней и начал расстёгивать пуговицы на её пиджаке.
– Тогда давай переберёмся туда сразу, - прошептала она, - А то что-то мне подсказывает, что ещё немного и мы не сможем преодолеть эти последние метры.
Он рассмеялся и уткнулся в неё головой.
– Согласен, - сказал он, - Уже пошёл готовить ванну для Вашего Высочества. Жду Вас там, Принцесса.
Встав над ней на колени, он окинул её взглядом.
– Никогда не устану повторять, - прошептал он, - Ты прекрасна.
Юля улыбнулась и прикрыла глаза. Когда хлопнула дверь, она встала с кровати и задумалась. У неё сложилось впечатление, что он сегодня с кем-то расстался. Роберт ни сказал ей, ни слова, но она почувствовала, что он её словно сравнивал с кем-то. Утешало то, что сравнения явно были в её пользу. И ещё ему совершенно точно хотелось поговорить об этом. А Юля соскользнула с неприятной для неё темы. Она, глубоко внутри, была жуткой собственницей в любви, и даже в мыслях не хотела ни с кем делить своего мужчину. Она предпочла бы в жизни остаться одна, чем половинить своего возлюбленного с кем-то ещё. Тут же ей пришло на ум воспоминание о Филатове. Почему ей было абсолютно всё равно, спал ли он с кем-либо, в ожидании свадьбы с ней, или нет? Ответ пришёл сразу. Она его НЕ ЛЮБИЛА. А здесь Юле неприятна даже была мысль о том, что кто-то у Роберта был раньше. Девушка уже имела неприятный опыт общения с Джоанной, но вышла оттуда с гордо поднятой головой. И только она сама знала, как ей было больно и неприятно.
– Ладно, Роб, - тихо сказала Юля, - Нам обоим не помешает встряска, в хорошем смысле этого слова.
Она достала из сумки диск с африканской музыкой, который приобрела сегодня и постучалась в ванную комнату.
– Заходи, любимая, - послышался его голос.
Она вошла и застала его уже лежащим в наполняющейся ванне.
– Ты почему ещё одета? – удивился он.
– Я разденусь, - усмехнулась она, - Потом, если захочешь.
– Опять что-то придумала? - довольным голосом спросил он, поглядывая на неё своим самым искусительным взглядом.
– Хочу настроиться на Африку. Можно я поставлю другую музыку? – спросила она самым невинным голоском.
Он, улыбнувшись, указал пультом на музыкальный центр. Юля поставила диск, ненадолго удалилась и вернулась со свечами и аромолампой. Он, молча и с интересом, наблюдал за её приготовлениями. Музыка пока была спокойная, с лёгкими постукиваниями тамтамов. Юля пока ждала его у миссис Хант, успела бегло прослушать диск. И уходя переодеваться, захватила пульт с собой, для танца у неё была припасена очень чувственная дробь. В комнате она быстро скинула одежду, нанесла на всё тело и лицо крем, придавший ей сразу смуглый оттенок кожи. Надела на себя нечто отдалённо напоминающее купальник, а более смахивающее на набедренную повязку и топ из материала, похожего на кожу, но в реальности весьма устойчивого к воде. Подобрала украшения соответствующие моменту. Взяла огненно-рыжий шифоновый отрез, отороченный монетами, и поспешила назад.


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Воскресенье, 16.09.2012, 12:48 | Сообщение # 43
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
Юля, ожидая её, приобрела себе набор цветных линз. Она хотела использовать их для своих игр с Робертом


Похоже, Юля читала специальную литературу))))))))))))))))))

Я, конечно, не мужчина в ванне, но люблю смотреть на красивые женские танцы) Вот бы взглянуть....


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Воскресенье, 16.09.2012, 16:24 | Сообщение # 44
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений

Muzicons.com

Юля вошла в ванную комнату, где аромат чувственного масла иланг-иланг уже успел создать нужную атмосферу, из ванны послышался стон. Вода уже была выключена. Свечи давали красивый свет. Она нажала на выбор нужной мелодии и, услышав знакомые звуки начала свои движения. Юля танцевала очень чувственно, то красиво изгибая всё своё тело, то переходя к танцу живота. Её браслеты бренчали в такт, грудь красиво вздымалась, она чувствовала, что завелась сама и украдкой бросила взгляд на Роберта. Он сидел, приоткрыв рот, не сводя с неё глаз, и машинально раскачивался в такт. Когда музыкальный ритм достиг своего апогея, Юля шагнула к нему в воду и встала на колени перед ним. заговорила, глядя ему прямо в глаза,
– Ты стал моим желанием, но не станешь моею волей, - проговорила она, глядя ему в глаза, - Ты стал моей жизнью, но не станешь моею смертью. Всё, что есть во мне – для тебя влечение, и я отдам себя всю до капельки. Только перед тем как свяжем наши судьбы в узел, поклянись, что будешь честен ты и не предашь меня, будь то горе, будь то радость. А коль обманешь, то не обессудь потом. Улечу я в небо белой птицею. И искать будешь, только не найдёшь.
– Я клянусь тебе, - прохрипел он, привлекая её к себе, - быть всегда с тобой. Но коль обманешь ты, я убью тебя.
С этими словами он впился в неё губами и с неистовой силой начал покрывать её тело поцелуями. Когда она содрогнулось, словно от конвульсии, он отпустил её и, включив ледяную воду, ушёл с головой под струю. Юля лежала, положив голову на бортик ванны, и сердце её бешено колотилось.
– Любимая, - спросил Роберт, показавшись, наконец, из воды, - Что это было?
- Клятва в любви и верности, - произнесла она, не открывая глаз.
– Ты играешь с огнём, девочка, - сказал он, кладя её к себе на грудь, - Никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Ты пробуждаешь во мне какие-то первобытные инстинкты.
Юля села на него сверху взяла шампунь и с улыбкой начала намыливать ему голову.
– Ты хоть понимаешь, что я чуть не порвал тебя на кусочки? – рассмеялся Фаррелл.
– Нет, - сказала она, делая замысловатые причёски из его намыленных волос, – У меня не было ранее опыта в подобных играх. Поэтому всё постигаю методом проб и ошибок. Ныряй!
Роберт покорно опустился под воду, чтобы она смыла шампунь. Затем Юля намылила его с ног до головы и смыла из душа.
– Теперь моя очередь, - сказал он, садясь на бортик ванны и рассматривая её баночки и флакончики.
– Нет, любимый, - усмехнулась она, начиная снимать с себя браслеты и ожерелья, - С тебя, пожалуй, на сегодня хватит острых ощущений. Это удовольствие, я доставлю тебе после свадьбы. Я буду тебе признательна, если ты приготовишь мне мятный чай.
Роберт вздохнул и, выбравшись из ванны, повернулся к ней спиной, чтобы снять плавки. Она отвернулась.
– Ваше Высочество, Вам в постель подать или соизволите прийти в гостиную, - спросил он, обернув бёдра полотенцем.
– Соизволю, - она повернулась к нему и замерла, невольно залюбовавшись им.
Он был красив, как греческий бог, и с этим было не поспорить.
– Что-то случилось? – настороженно спросил он.
– Да, - улыбнулась она, - Миру явился самый совершенный мужчина.
– Юля, - смутился он, - Ну что ты говоришь?
- Истину! – сказала она, пожав плечами, - Ладно, оставь меня, ненадолго.

Добавлено (16.09.2012, 13:17)
---------------------------------------------
Они уже сидели в гостиной за чашкой ароматного горячего напитка, когда раздался звонок от мистера Фаррелла. Он сообщил, что машина приедет за ними в пять часов утра.
- Нам нужно ещё собраться сейчас, - сказал Юле Роберт, - Не бери много вещей, только самое основное.
- Ты уверен, что мы успеем вернуться к свадьбе? – вдруг спросила она.
Фаррелл удивлённо взглянул на неё.
– Абсолютно, - он взял её за руки, - Тебя что-то тревожит?
- Не знаю, как это объяснить, - затруднилась она с ответом, - Возможно, мне пока сложно представить, что в Африку можно слетать на несколько дней.
– Скорей всего это займёт неделю, - поправил её Роберт.
– А, может, - продолжила она, кивнув головой, - Это банальная предсвадебная лихорадка, повышенная тревожность, будто что-то может произойти.
– Иди ко мне,- тихо позвал он её к себе, и она перебралась к нему на колени.
Он нежно погладил её по влажным волосам.
– Девочка моя, - проговорил он, вглядываясь в её зелёные глаза, - В этом мире нет силы, способной разлучить нас отныне. И даже если обстоятельства задержат нас там, дата свадьбы может перенестись. А если захочешь, я буду готов, жениться на тебе по законам какого-нибудь африканского племени.
Она улыбнулась, и Роберт крепко прижал её к себе.
– Если мне предложат вечность без тебя, я выберу миг, но с тобой – прошептала она.
И он, не в силах сдержать свой порыв, снова начал целовать её.
- Такое чувство, что лучше уже и не ложится, - сказала Юля, закрывая чемодан.
– Ты не права, любимая, отдохнуть надо обязательно, - Роберт уже собрался, и лёжа на кровати, фотографировал её, настраивая новый объектив, - Я в шоке, имея такую аппаратуру и такую натуру, не иметь времени фотографировать. Завтра же начну исправляться. А то нечего будет детям показать.
- Надеюсь, на создание детей мы найдём время? - улыбнулась Юля, выключив свет и забираясь под одеяло.
– О, да любимая, - с жаром произнёс он, отложив фотоаппарат и прижимаясь к ней всем телом, - Можешь в этом не сомневаться.
И вновь целовал, целовал её.
Было четыре утра, когда прозвонил будильник. Юля открыла глаза, и взглянула на Роберта. Он приветно улыбнулся и подмигнул ей.
– Привет, Принцесса! Нас ждут великие дела, - сказал он, - Кстати, десять минут у английского зануды сегодня заложено на утреннее приветствие. Он открыл свои объятия, и Юля прильнула к нему.
Как хорошо было в эти предрассветные часы просто обнять любимого. С невероятной нежностью она открывалась в поцелуях, ощущая его, горячее и исполненное желанием, тело. Но время неумолимо и вскоре они уже собирались, умывались и пили обжигающий, но фантастически вкусный кофе.
– Ой, любимая, - в шутку посетовал Роберт, окидывая Юлю взглядом, - Задаёшь ты мне задачу. Чувствую, в Африке за тобой нужен будет глаз да глаз. Похитить могут.
– Я смогу за себя постоять, - усмехнулась Юля, - Ты ведь дашь мне парабеллум?
Роберт закашлялся.
– Что я тебе дам? - переспросил он, и со смехом добавил, - О, небеса, я же забыл, Воинствующая принцесса сама даст отпор любому, кто посмеет к ней приблизиться. И, тем не менее, заклинаю тебя, никакой самодеятельности там. Ты мне обещаешь?
Юля задумалась.
– Нет,- наконец, проговорила она, обворожительно улыбаясь, - Не хочу сотрясать воздух пустыми обещаниями. Согласись, всегда может сложиться ситуация, когда от меня потребуется самостоятельное решение.
Роберт возвёл глаза к потолку и молитвенно сложил ладони.
– Бедная Африка! Не советую поднимать хвост на мою невесту, - он, как бы вскользь, процитировал её недавнюю фразу.
Юля в упор посмотрела на него.
– Ты хочешь поговорить об этом? - спросила она, продолжая улыбаться, но взгляд её стал настороженным.
Она до сих пор испытывала некоторую неловкость за тот вечер. Роберт похлопал её по руке.
– Принцесса, не сердись. Мне просто понравилось выражение, хотя меньше всего ожидал подобное услышать от тебя, - постарался успокоить он её.
– Гм, - будто призадумалась Юля, - Наверное, лучше было бы сказать ему: «Уйди, противный!» и дать пощёчину.
– Р-р-р-р! – поддразнил её Роберт, и добавил, – Ты поступила правильно. Всё, любимая, брейк. Давай одеваться. Вот-вот отец приедет.
Так получилось, что, не сговариваясь, они оделись в одном стиле и, увидев друг друга, удивлённо переглянулись. На Роберте были слаксы и рубашка с многочисленными карманами красивого бежевого цвета. А на Юле слитный костюм, с длинной отстёгивающейся юбкой, такого же оттенка. Он подошёл и, обняв её за плечи, подвёл к большому зеркалу.
– Без комментариев, - улыбнулся он.
Раздался телефонный звонок.
– Выходим, - коротко ответил Роберт в трубку.
Он ещё раз прижал Юлю к себе, глубоко вздохнул.
– Девочка моя, всё будет хорошо и мы скоро – скоро вернёмся, - сказал он, зарываясь носом в её волосы, - Пойдём.
Подхватив вещи, они направились к выходу.

Добавлено (16.09.2012, 15:34)
---------------------------------------------
Эдвард вышел из машины поздороваться.
– Ну, прямо Кен и Барби в стиле сафари. Привет, - улыбнулся он, и обратился к Юле, пока Роберт с водителем укладывали вещи.
- Не выспалась, дорогая? - спросил он.
- Не страшно, дорога длинная – успею наверстать, - улыбнулась она, поёжившись в накинутой на рубашку, коротенькой кожаной курточке, так как утро выдалось холодным.
– Ты права, - сказал мистер Фаррелл, открывая перед ней дверь, - Садись в машину, а то замёрзнешь.
Она нырнула в салон бентли и огляделась. Светлый кожаный салон красиво контрастировал с торпедой, включающей элементы красного дерева. Чувствовалось, что Эдвард высоко ценил комфорт и стиль. Когда Роберт сел с ней рядом, она положила голову ему на плечо.
– Отдыхай, моя хорошая, - сказал он, погладив её по волосам, - Отдыхай.
И Юля, прикрыв глаза, почувствовала, что и правда хочет вздремнуть, поэтому дорога в аэропорт Хитроу показалась ей очень короткой. Они достаточно быстро прошли регистрацию на рейс Лондон-Найроби, и сели в самолёт.
– Нам долго лететь? - спросила Юля, располагаясь у окошка. – Восемь с половиной часов, а потом ещё переезд в Судан,- сказал Роберт, - Я, поэтому и сказал, что поездка затянется минимум на неделю.
-Эдвард, - задала Юля, давно мучающий её вопрос, - А как ты предполагаешь выяснить местоположение твоего пропавшего друга и его жены.
– Видишь ли, - сказал мистер Фаррелл, растирая виски, - Я надеялся, что похитители выдвинут какие-либо требования, и для их выкупа нужно было быть там. Но за эти два дня, ничего не изменилось. Я боюсь, что они с женой просто могли попасть в руки какого-нибудь дикого племени. Там некому заниматься их поисками. Они могут просто сгинуть и всё. А я потом никогда себе не прощу, что не пришёл им на помощь.
- Ты собираешься перетряхнуть всю Африку за неделю? – удивилась она.
– Нет, только Южный Судан, - ответил за отца Роберт, - Это лишённое цивилизации место таит в себе много тайн. Представляешь, там до сих пор существуют племена, считающие, что солнце живое. Людям там абсолютно всё равно, что уже кто-то покоряет космос, создаёт компьютерные программы, они понятия не имеют и о более простых вещах. Они сегодня живут так, как делали их предки много веков назад.
- Мы, по крайней мере, сможем оценить ситуацию на месте, - стал вводить Юлю в курс дела мистер Фаррелл, – Я уже договорился. Там нас встретит новый проводник, некий Джонни Багг, говорят весьма экзальтированный тип, но знаток своего дела. Он будет сопровождать нас в наших поисках. Я общался с ним по телефону, у него есть уже кое-какие предположения о том в каком направлении нужно искать. Но я не могу пустить это на самотёк.
– А там можно пользоваться мобильным телефоном? – спросила Юля.
– Забудь, - рассмеялся Роберт, - Только спутниковая связь на территории миссии.
Вскоре стюардесса предложила завтрак. Затем Юля откинула сидение и прикрыла глаза, Роберт достал плед и укрыл её.
– Пока ты спишь, я немного попишу, - шепнул он ей.
Мистер Фаррелл погрузился в раздумья и на некоторое время каждый оказался предоставленным сам себе. На самом деле, Юле уже не хотелось спать, просто она хотела немного поразмышлять над тем какая крепкая дружба может существовать между людьми. И был ли раньше в её жизни человек, который вот так, бросив всё, помчался бы спасать её на другой континент. Перебирая мысленно друзей и знакомых, она пришла к неутешительному выводу, что, к сожалению, таковых в её окружении нет. Да и она сама, по сути, не лучше, потому что живя ранее в бешенном, как ей казалось, ритме, в жизни не находила места для решения чужих проблем. И, тем не менее, наверное, было три подруги, к которым она могла позвонить в любое время ночи, и попросить о помощи. Юля с теплотой вспомнила о них. Потом, она подумала об Ульрихе, которому так и не позвонила. Чтобы она ему сказала? Наверное, просто хотелось бы пообщаться. Ведь, пожалуй, это был единственный человек, с которым Юля всегда была сама собой. Видимо, необычные обстоятельства, при которых они познакомились, сразу дали такой посыл их отношениям. Он много ей дал и многому научил. Она даже не сердилась на него за то, что, когда он уехал из России, на неё наехали люди, которых, как выяснилось, Ульрих кинул на крупную сумму денег. Юля вспомнила ту страшную ночь, которая показались ей вечностью. Она возвращалась тогда поздно вечером домой, погружённая в свои мысли, когда из припаркованного автомобиля, выскочили два парня и, приложив её об капот, сунули в машину и увезли на другой конец города. Обвинения были достаточно серьёзные и угрозы тоже. Но её в тот момент не испугал, ни нож, приставленный к горлу, ни то, что её подвесили вниз головой с высоты девятиэтажного дома. Она, действительно ничего не знала об этой его последней афёре, да если бы и знала, не сказала. Ситуация была настолько стрессовая, что после вспоминая эту историю, её пробирала дрожь. Но тогда парней удивила невозмутимость хрупкой девушки, и, только когда они предприняли попытку изнасилования, Юля серьёзно испугалась. Пустив в ход всё своё обаяние и манипуляции, ей удалось избежать и этого. Но Юлю не хотели отпускать. Один из парней проникся к ней серьёзным, как он объяснил, чувством. Проведя в этом обществе какое-то время, девушка аккуратно свела отношения на нет.
Вдруг ей до боли стало обидно, что столько лет её жизни потрачено впустую. Сейчас, когда она обрела любовь и новую семью, ей всё равно чего-то не хватало. Эта поездка в Африку, для неё показалась каким-то спасательным кругом перед тем, как она окончательно станет мужниной женой. Она задалась следующим вопросом, а могла ли она считать Роберта своим другом? Он её единственно любимый мужчина – это факт. Но в дружбу между мужчиной и женщиной она не верила никогда. С другой стороны, друг, это тот, кто предоставляет тебе свободу быть самим собой. В их отношениях всё строилось на полном доверии, они не ломали никаких комедий. Хотя, конечно, каждый из них имел какие-то тайны друг от друга, которые предпочёл сохранить внутри себя. И это нормально, даже просто ради того, чтобы не нарушать покой любимого человека. Она приоткрыла глаза, чтобы взглянуть на него. Он почувствовал её взгляд и обернулся. И тут же все мысли и сомнения вылетели прочь из её головы. Словно тёплой волной настиг её взгляд любимых глаз. «Я люблю его, и больше ничто не имеет смысл», подумала она. Он отложил свою работу и, откинув своё сиденье и подлокотник, нырнул к ней под плед. Мистер Фаррелл кинул на них взгляд и закрыл глаза.
- Я думал - ты спишь, - прошептал он, обнимая её.
– Роб, - спросила она шёпотом, - Ты веришь в дружбу между мужчиной и женщиной?
– До недавнего времени был уверен в её существовании, - сказал он, не уточняя, что потерял эту веру только вчера.
- А почему ты спрашиваешь об этом? – спросил он, аккуратно просовывая ей руку между пуговиц, под платье.
– Роб, - вспыхнула она.
– Тихо! – улыбнулся он, приложив палец к губам, - Ты не ответила на мой вопрос.
– Я думала о том… - проговорила она, загораясь огнём от его прикосновений, - Роб, прекрати!
– О чём ты думала, радость моя? – улыбаясь, шептал он.
– О том, что могут ли муж и жена считаться друзьями или это нечто совсем другое, - ответила она, закрывая глаза.
– Я думаю в семье это необходимо, - ответил он, подумав, - Всё время, что тебя знаю, я пытаюсь добиться от тебя полного доверия и дружбы, но ты словно ежик сворачиваешься в колючий клубок.
– Неправда, - улыбнулась она, - Я просто оберегаю тебя от информации, которая могла бы расстроить тебя.
Роб слегка ущипнул её.
– Поверь, любимая, - произнёс он с улыбкой, - Меня гораздо более расстраивают последствия того от чего ты меня пытаешься уберечь. Позволь мне оберегать нас от любого ненастья. Всё-таки это больше мужское занятие. А что касается дружбы, так я думаю, ты действительно права. В нашем случае, например, я считаю тебя женой, любовницей и другом, и, можно сказать уже своим alter ago. Сложно назвать такие отношения просто дружбой. Есть такое слово в русском языке – супружество. Наверное, оно и есть, наиболее, точное название всей той химии, которая происходит между истинно любящими людьми.
– Ты прав, - она взглянула в иллюминатор, - Как всегда прав. Роб, я так хочу, чтобы мы скорее поженились.
– Я тоже, - ответил он, - И вскоре это произойдёт. Но почему в твоих словах я чувствую затаённую тревогу?
– Не знаю, стоит ли говорить об этом…, - начала она и умолкла.
– Стоит, Юля, обязательно стоит, - сказал он, - Это и есть доверие, которого я так хочу.
– Видишь ли, - сказала она, - Созданная мною же защитная оболочка, столько лет служившая мне верой и правдой, теперь стала для меня обузой. Я закрываю глаза от счастья, но где-то внутри я слышу тревожный стон раненного зверя, и он не даёт мне полностью расслабиться.
– Я вылечу твоего зверя, - прошептал он ей на ухо, закрыв глаза, - Верь мне. И разорву оболочку, которая мешает нам стать единым целым.
– Роберт, ты о чём? – спросила она с улыбкой, взглянув на него.
Он открыл глаза, и, осознав двусмысленность сказанного им, залился румянцем.
– Это называется в русском языке, кто про что, а вшивый про баню, - сказала Юля и они, обняв друг друга, весело рассмеялись.
Сон как рукой сняло, и они ещё долго разговаривали. После обеда Эдвард предложил Роберту пересесть к окну, работать. Юля села между ними, и мистер Фаррелл занялся с ней английским языком, пожурив сына за то, что они совсем не уделяют этому времени. Она попала под его обаяние, и время полёта промчалось незаметно. Юля даже удивилась, когда стюардесса объявила о скорой посадке.

Добавлено (16.09.2012, 15:55)
---------------------------------------------
Африка.
Аэропорт Найроби, произвёл на девушку тяжёлое впечатление. Наверное, потому что сотрудники этого заведения, смотрели очень недружелюбно, помещение было грязным, вентиляция работала очень слабо. Пока мистер Фаррелл оформлял визу в Судан, Роберт с Юлей отправились в Дьюти фри, где купили несколько канистр питьевой воды.
– Ты себе не представляешь, какая там противная вода, - сказал Роберт, расплачиваясь на кассе, - Я очень надеюсь, что мы здесь в этот раз долго не задержимся. Если честно, так это всё некстати. Но я не мог отпустить отца одного.
Юля удивлённо взглянула на него.
– Брось, любимый, - подбодрила она его, - Всё будет хорошо.
- Уверена? – спросил он, демонстрируя ямочки и глядя на неё из под ресниц.
– Да, - ответила она, надевая на глаза очки, - И прекрати строить мне глазки.
Фаррелл рассмеялся и тоже опустил очки с головы. Подошёл Эдвард, утирая капельки пота со лба.
- Всё, ребята, с документами уладил, можем лететь, - сказал он и спросил, - А вы это что?
- Не обращай внимания, - улыбнулась Юля.
– Это мы от искушения прячемся, - сдал её Роберт.
Эдвард сверкнул в Юлину сторону глазами и блеснул белоснежной улыбкой.
– Ах, Принцесса, - произнёс он, обнимая её за талию, - Я смотрю, ты присутствия духа не теряешь. Честно говоря, думал, что ты уже в Найроби впадёшь в лёгкий шок.
– Я не понял, - в шутку возмутился Роберт, - Ты мою женщину будешь обнимать, а я весь багаж и воду потащу.
– Мальчик мой, - обернулся Эдвард, довольно улыбаясь, - Для этого есть специально обученные люди. Реши вопрос.
Юля укоризненно взглянула на мистера Фаррелла.
- Да, дорогая, на чём мы остановились? – повернулся он к ней, и тоже опустил на глаза очки.
– Старый ловелас, - проворчал Роберт, - Никогда не думал, что придётся конкурировать с собственным отцом.
– Что, сынок? – спросил тот, бросив взгляд через плечо.
– Иди, иди, - сказал Фаррелл и подозвал жестом носильщика.
Они прошли паспортный контроль, и машина, отдалённо напомнившая Юле милицейский уазик, доставила их к небольшому самолёту.
– Никогда не летала на такой крошке, - сказала Юля, забираясь внутрь.
Она с удовольствием ощутила прохладу салона, так как снаружи было тридцать градусов выше нуля.
Роберт сел рядом и предложил ей попить.
– Это, наверное, здесь эквивалентно золоту, - сказала она, с удовольствием отпивая приличный глоток. Живительная влага, казалось, наполнила всё её существо.
– Ты недалека от истины, - сказал Роберт, обнимая Юлю за плечи.
– Ты так вкусно пьёшь, - сказал он, прижимаясь к ней щекой, - Люблю наблюдать за тобой.
Самолёт взял разбег и взмыл в воздух. Юля с интересом осмотрела открывающийся вид из окна, а Роберт, решив не отвлекать, взял её за руку и разговорился с отцом. Беседа шла на английском языке, и она постаралась вникнуть в их разговор. Мужчины, заметив это, постарались говорить медленнее. Когда прибыли в Дарфур, уже стемнело. Их встречали на машине, как выяснилось позже, сотрудники Красного креста. От последнего перелёта Юля чувствовала себя не очень хорошо. Поэтому, держась за Роберта, она перебралась в машину, и, не обращала внимание уже ни на что, мечтая только об одном, поскорее добраться до конечного пункта назначения. Дорога была отвратительная, их трясло, подбрасывало и кидало друг на друга.
– Авторалли Париж-Даккар отдыхает, - шепнул Юле Роберт. Она слабо улыбнулась ему в ответ. Кондиционер в машине отсутствовал и ещё не остывший воздух обдувал их как из пылесоса. Когда они глубокой ночью прибыли на место, желания было всего два. Умыться и уснуть. Управившись с первой частью, ребята прошли в отведённую им комнатку и, раздевшись, буквально рухнули в кровать.
Юля проснулась и, тихонько выскользнула из постели. Ей хотелось дать Роберту выспаться, как следует. Выйдя на улицу, она сразу надела очки от слепящего солнца. Обозрев окрестности, девушка обнаружила, что они находятся в равнинной местности. За территорией она увидела несколько иссиня-черных людей очень высокого роста. У неё сложилось впечатление, что это пастухи, потому что неподалёку от них расположилось целое стадо красивых белых коров, несколько отличающихся от тех, что Юля видела на родине. Люди с интересом уставились на неё, а потом принялись оживлённо что-то обсуждать. Она услышала звук мотора, и скоро к дому на огромной скорости подлетел открытый джип. За рулём сидел интересный мужчина, лет сорока. Рядом с ним, на переднем сиденье, развалившись, сидела обезьяна. Выйдя из машины, мужчина сорвал с головы шляпу и кинул назад. Животное поймало её на лету и напялило себе на голову. У приезжего были чёрные волосы до плеч, со светлыми прядями. Он был выше среднего роста, отлично сложенный, и очень смуглый. Глаза были невероятно живые, красивого шоколадного цвета. Аккуратно подстриженные усики и бородка, придавали немного кошачье выражение его лицу. Из-под закатанных рукавов и расстёгнутого ворота льняной рубахи, выглядывали татуировки. Поверх голубых джинсов, его бёдра опоясывала красивая кобура. Мужчина взлетел на крыльцо и притормозил около Юли. Обойдя со всех сторон, он бесцеремонно оглядел её. И, видимо, остался доволен увиденным. Взяв её левую руку и не обнаружив кольца, он расплылся в улыбке.
– Ты здесь одна, детка? – спросил он, переместив быстрым движением ей очки на лоб, - Да ты – красавица. Я раньше не видел тебя. Новенькая? У меня здесь небольшое дело. А потом я готов познакомиться с тобой поближе.
Юля, вспыхнув, возмущённо хотела хлопнуть его по рукам, но он перехватил их и дёрнул её на себя. Она на мгновение оказалось в его объятьях. И он рассмеялся, но не зло. Она отпрянула от него и влепила звонкую пощёчину. В этот момент на улицу из окна выскочил Роберт и, подскочив к незнакомцу, схватил его за отвороты жилета, а тот приготовился обороняться. С мгновение они изучающее смотрели друг на друга.
– Я так понимаю, прибыл Джонни Багг, - раздался голос мистера Фаррелла, который появился в дверях и наблюдал за происходящим, - Предлагаю начать знакомство заново. Роберт остынь.
Тот ослабил хватку.
– Это твоя женщина? Извини. Но почему ты выпускаешь её одну? Украдут, – осведомился Джонни, двумя пальцами снимая с себя руки своего визави.
Он повернулся к Эдварду, чтобы поздороваться.
– Вы правы, - сказал он, - Я, Джонни Багг, а вы значит мистер Фаррелл.
Тот пожал ему руку.
– Познакомься, - представил ребят Эдвард, - Это мой сын Роберт и его невеста Джулия.
Джонни повернулся к ним.
– А вы горячие ребята, - усмехнулся он, - Прости, Джулия. Я давно не видел белую женщину, совсем одичал. Но драться было не обязательно.
Он перевёл взгляд на Роберта и протянул ему руку. Тот, нахмурив брови, пожал её.
– Да ладно, парень, не злись, - обаятельно улыбнулся Джонни, - Она, правда, у тебя классная.
– Без тебя знаю, - сказал Роберт, - Ладно, проехали.
Они вошли в дом, и обезьяна, выбравшись из машины, поспешила за ними.

Добавлено (16.09.2012, 16:13)
---------------------------------------------
Мистер Фаррелл провёл их в комнату, где был накрыт лёгкий завтрак. Сев за стол, они приступили к обсуждению проблемы.
– У меня есть все основания предполагать, что Ваших друзей похитило племя Мунов, - заявил Джонни, с аппетитом принимаясь за еду, - У них в ходу человеческие жертвоприношения.
Эдвард нахмурился.
– Насколько мне известно, официально это искоренёно в стране, - сказал он и вопросительно взглянул на Багга.
– Слово «официально» не очень уместно в этих местах, господа. Я много лет живу в Африке и, поверьте, знаю, что говорю, - с лёгкой усмешкой произнёс он, и достав из кармана портмоне, бросил его на стол.
- Взгляните, - произнёс Джонни, - Эта вещь валялась неподалёку от места обитания того племени. Я там охотился недавно. Собственно говоря, поэтому я и предложил свои услуги проводника, будучи почти уверенным в местонахождении ваших друзей.
Эдвард взволнованно схватил портмоне и извлёк оттуда документы .
– Джером Вальмонт! – воскликнул он, и хлопнул ладонью по столу, - Да, это вещь моего друга. Как далеко отсюда место, где Вы это нашли?
– Ну, если быть точным, - улыбнулся Джонни, указывая на обезьяну, - Это нашёл не я, а Матиас. Он обожает такие штучки. Я готов, как мы и договаривались проводить вас, туда. Там неподалёку есть туннель, ведущий к месту обитания Мунов.
Мистер Фаррелл взглянул на сына. Роберт покачивался на стуле, крутя в руках перочинный нож, и исподлобья наблюдая за Джонни.
– Как ты узнал, что именно мы ищем этих людей? – спросил он вдруг.
Джонни положил немного еды на тарелку и протянул обезьяне.
– Подкрепись, Малыш! – сказал он и взглянул на Роберта, – Я наведываюсь сюда где-то раз в месяц, за новостями и так, пообщаться. Земля слухами полнится. Только желающих, тащится в те заброшенные Богом места, не нашлось.
– Ты не похож на альтруиста, - сказал Роберт жёстко, убрав нож и хрустнув костяшками пальцев, - И мне кажется, что деньги тебя не очень интересуют. Какова твоя мотивация?
Он не сводил взгляда с Багга. Тот замолчал, раздумывая, стоит ли посвящать их в свои планы.
– Ты прав, парень, - наконец сказал он, - У меня, действительно есть свой интерес к Мунам . Но я не хочу соваться к ним один. Однажды, это чуть не кончилось для меня плохо. Я не готов говорить Вам пока, что меня влечёт туда. К вашему делу это не относится. Втроём мы можем попробовать пробраться туда.
– Вчетвером, - вставила Юля.
Джонни удивлённо уставился на неё, а Роберт довольно усмехнулся и подмигнул ей.
– Да, девушка отправится с нами, - подтвердил он, - Но тебе придётся сказать о своём интересе. Можем обсудить это с глазу на глаз.
– Малыш, ты слышал? – обратился Джонни к своей обезьяне, - Эта леди хочет отправиться на встречу с дикарями. Куда катится этот мир? Но это, в конце концов, ваше дело.
– Странно, - задумчиво сказал Эдвард, - Если я правильно понял, Муны всегда живут на одном месте. Но ведь в большинстве своём, племена ведут кочевой образ жизни. Они всё время путешествуют по саванне, чтобы прокормить свой скот.
– Эти тоже весь год не сидят сиднем, но там можно сказать их вотчина, куда они всегда возвращаются, для совершения ежегодного обряда. Они очень тщательно скрывают это место. Даже создали искусственный проход к нему, который сокрыт от посторонних глаз, - пояснил Багг, вытягивая ноги на соседний стул, - Муны верят в своего Бога, который, по их мнению, от них отвернулся, с тех пор, как на землю пришёл белый человек. Поэтому, раз в год, по окончании сезона дождей, они приносят ему в жертву какого-нибудь белокожего, в надежде, что он простит их. В прошлом году, я случайно избежал этой участи. Бр-р-р, не хочу вспоминать.
- Ты уверен, что этот обряд ещё не был приведён в исполнение? - с тревогой спросил мистер Фаррелл.
– Нет, - сказал Джонни, доставая флягу из-за пазухи и делая приличный глоток, - Отличный ром, к сожалению, остатки! Обряд состоится в ближайшее полнолуние, а это уже завтра. И если, вы хотите помочь своим друзьям, нужно выдвигаться в ближайшие часы.
– Как ты думаешь, нам удастся договориться о выкупе наших людей? – спросил Эдвард.
– Я думаю, вряд ли, - ответил Джонни, пытаясь сбросить с себя Матиаса, который забрался на него и пытался отобрать флягу, - Нужно устроить им побег.
Роберт встал и подошёл к окну. Ему предстояла непростая задача. Решиться на такой поход, означало подвергнуть всю свою семью опасности. Но он понимал что, ни отец, ни Юля не откажутся от этой рискованной операции. Значит, нужно было просчитать всё до мелочей.
– У тебя есть для нас оружие? – спросил он, наконец, приняв решение, отправиться в путь всем вместе.
– Найдётся, - растянулся в улыбке Багг, - Так вы готовы?
– У нас нет другого выхода, - сказал Роберт, посмотрев на отца.
Тот облегчённо вздохнул. Всё-таки окончательное слово в подобных вопросах было за сыном. Юля наблюдала за Робертом с интересом. Ей ещё никогда не приходилось видеть его таким серьёзным и таким… прекрасным. «Мужчина с большой буквы», подумала она о нём с уважением, - «Мой мужчина!».
– Я, правильно понял, что ты хорошо знаешь ту местность и имеешь представление о рекогносцировке их сил, - обратился он к Джонни, беря лист бумаги и карандаш, кстати, оказавшиеся на подоконнике.
– Ты хочешь сейчас заняться рисованием? - спросил тот, вставая, - У нас время в обрез. Обсудим всё в пути.
– Нет, так не пойдёт, - обрезал его Роберт - Мы не на рыбалку отправляемся. Сядь и рисуй. А по дороге, расшифруешь. Мы будем готовы через полчаса.
– И ты хочешь выйти замуж за эту зануду? – спросил Багг у Юли, плюхаясь обратно на стул. Роберт, вспыхнул, но ничего не сказал. Онв проглотила улыбку, не сводя глаз с любимого мужчины. Он заметил, что Юля наблюдает за ним. С минуту они смотрели друг на друга.
– Пойдём, поговорим, Принцесса, - сказал он, наконец, - Отец, я скоро зайду к тебе.
Молодой человек подошёл к Юле, подал ей руку и они вышли из комнаты.
– Принцесса, - буркнул Джонни, вертя карандаш, - Матиас, начинай разучивать реверанс? Я пока вспомню, как этим агрегатом пользоваться.
Но обезьяна схватила со стола бумажник и сунула себе под шляпу. Эдвард рассмеялся и протянул животному банан.
– Я тоже пойду собираться, - сказал он, поднимаясь из-за стола, - Меня предупредили, что ром – ваш любимый напиток. Я привёз несколько бутылок вам в подарок.
Джонни благодарно взглянул на него.
– Вы возвращаете мне веру в людей, мистер, - воскликнул Багг, - Родная мать не смогла бы обрадовать меня больше.
- Окей, Джонни - улыбнулся мистер Фаррелл, - Я тоже пойду собираться.
– Один вопрос, - мужчина поднял вверх руку, подобно школьнику, - А Ваш сын всегда такой нервный?

Добавлено (16.09.2012, 16:24)
---------------------------------------------
– Когда дело касается его невесты – да, - констатировал Эдвард и вышел.
- Не нравится мне этот Багг, - в сердцах сказал Роберт, когда они вошли в свою комнату.
Он развернул и прижал Юлю к себе.
– Ты немного предвзято к нему относишься, - сказала она, утыкаясь носом ему в плечо, - Для человека, который много лет живёт в этой дикой стране, такая непосредственность вполне естественна. Мне так кажется.
– Тем не менее, это не даёт ему право набрасываться на чужих женщин, - Роберт немного отстранил её от себя, и добавил тихо, - Я же предупреждал тебя, ни на шаг не отходить от меня. А ты в первое же утро сбежала.
– Прости, - сказала Юля, опустив глаза в пол, - Я не думала, что это столь буквально.
– Ладно, - сказал, вздохнув он, - У меня к тебе, на самом деле, есть более серьёзный разговор. Присядем.
Они сели рядом на кровать, и Роберт, помолчав, рассмеялся.
– Никогда не думал, что задам своей невесте подобный вопрос.
– Какой? – спросила Юля, с интересом взглянув на него.
– Ты хорошо умеешь стрелять? – спросил он, становясь серьёзным, - Это может понадобиться для самообороны.
– Да, - сказала она, глядя ему в глаза.
– А ты сможешь выстрелить в человека? – задал он следующий вопрос и возвёл глаза к потолку, - Я чувствую себя полным идиотом.
– Смогу, - спокойно ответила Юля, - Если он будет угрожать нашей жизни.
Роберт встал и начал измерять шагами узкое пространство комнаты.
– Есть одно условие, - наконец произнёс он, вставая около неё на колени.
– Говори быстро, проси мало, - улыбнулась она, кладя руки ему на плечи.
– Юля, - сказал он, накрывая их своими ладонями, - Ты беспрекословно будешь выполнять в этой экспедиции все мои приказы.
- Я специально не говорю просьбы, - подчеркнул он, - Потому что это не увеселительная прогулка, а очень, повторю очень рискованное мероприятие. Или ты соглашаешься, или остаёшься ждать нас здесь. Третьего не дано.
– Да, - прошептала она и поцеловала его.
Он, не отрываясь от её губ, перебрался с ней на кровать и утонул в долгом поцелуе.
– Я люблю тебя, - шептал он, - Прошу тебя, не наделай глупостей.
Он плавными движениями стаскивал с неё одежду.
– Оденься, пожалуйста, так, чтобы ничто не стесняло твоих движений, - шептал он.
– Ты имеешь в виду купальник, - пытаясь освободиться от него, шептала Юля.
– Не заводи меня ещё больше, - он прильнул к её шее, - Я сумасшедший, что привёз тебя сюда, но ты моя жизнь и я не могу даже дышать нормально, когда тебя нет рядом.
Он дрожал от желания и даже не сразу услышал, как отворилась в комнату дверь. Юля подскочила на кровати и тут же рассмеялась, Матиас, держа листок бумаги в руках, с интересом разглядывал их. Роберт обернулся и тоже не смог сдержать улыбки.
– Давай сюда, симпатяга, - сказал он и протянул руку.
Матиас осклабился и, быстро доковыляв до их постели, отдал листок.
– Что-то ещё? – спросил он, удивлённо подняв брови.
– Как ты не понимаешь, его нужно отблагодарить, - подсказала Юля, застёгивая рубашку.
Она встала и, достав из сумки печенье, протянула обезьяне. Матиас схватил угощенье и, издав радостный вопль, умчался из комнаты.
– Намного приятнее хозяина, - прокомментировал необычного визитёра Роберт.
- Ладно, давай переодеваться, - сказал он, положив листок на стол, - Не забудь, кстати, воспользоваться солнцезащитным кремом. А то сгоришь в один момент.
Юля подошла к нему и, провела по его пушистой руке пальчиками.
- А тебя намазать, любимый, или твоя природная лохматость спасёт тебя? – спросила она.
- Дразнишься? – рассмеялся он, - Я лучше сам намажусь, а то мы ещё не скоро выйдем отсюда.


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Воскресенье, 16.09.2012, 13:03
 
Arven7Дата: Воскресенье, 16.09.2012, 22:20 | Сообщение # 45
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Этот Джонни Багг+обезьяна - колоритная фигура))
Ой, что-то я боюсь дальше читать.... При просмотре фильмов, когда начинаются такие приключения, я сижу с закрытыми глазами и ушами, пока мой сын мне не скажет, что все прошло) А как читать с закрытыми глазами?


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Воскресенье, 16.09.2012, 22:59 | Сообщение # 46
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Юля облачилась в облегающий удобный костюм в стиле милитари, только сочетания цветов были белый, розовый и коричневый. На ноги она одела удобные, дышащие кроссовки. Роберт, выходивший ненадолго к отцу, застыл на пороге комнаты. Юля по военному вытянулась и приложила руку к виску.
– Здравия желаю, мой командир, - звонко отрапортовала она, поблёскивая глазами из под козырька кепки, - Разрешите примкнуть к Вашему подразделению.
– Разрешаю. Сразила на месте и без оружия, - смеясь, сказал Фаррелл, - Я не знал, что существует военная форма для блондинок.
– Я готова, можем выезжать, - сказала Юля.
– Подожди, я должен это сфотографировать, - сказал Роберт, доставая из сумки фотоаппарат. Сделав несколько снимков, они, взяв вещи, направились к выходу.
Джонни уже был на улице и рылся в багажнике. Матиас сидел на крыльце, выискивая у себя блох. При виде Юли, он вскочил и, подняв валяющийся рядом фантик от печенья, протянул ей, всем своим видом показывая, что хочет ещё. Она улыбнулась и достала из сумки другую упаковку. Отшвырнув бумажку, обезьяна взяла печенье и, тут же занялась им. Джонни вышел из-за автомобиля и распахнул заднюю дверь.
– Прошу Вас, Принцесса, - шаркнув ногой, произнёс он, лукаво блеснув глазами из-за стёкол солнцезащитных очков.
Юля широко улыбнулась ему и заняла своё место. Несмотря ни на что, ей нравился этот мужчина. К тому же, видя его искреннюю дружбу с шимпанзе, она пришла к выводу, что заслужить подобное доверие у животного может только очень добрый человек.
– Покажи свой арсенал, - попросил Роберт, пряча глубоко своего ревнивого дракона, который поселился в нём.
– Пойдём, у меня есть чем похвастаться, - оживляясь, сказал Багг, и они отправились смотреть оружие.
Тем временем, вышел мистер Фаррелл и, поставив свою сумку около машины, сел рядом с Юлей.
– Я думаю, пока ребята будут обсуждать планы, нам лучше сесть вместе, - сказал он, протягивая ей бутылку с минералкой, - Не возражаешь?
– Конечно, нет, - улыбнулась она, - Поболтаем по дороге.
Мистер Фаррелл взял её руку и приложил к губам. Тут в машину запрыгнул Матиас и, слегка отпихнув Эдварда, удобно уселся рядом с девушкой, преданно взглянув ей в глаза. Юля с мистером Фарреллом взглянули друг на друга и весело рассмеялись. Матиас посмотрел на врача, как солдат на вошь, и снова обернулся к новому предмету своих чувств. Роберт с Джонни вышли из-за машины, с ружьями в руках, оживлённо обсуждая что-то. Юля про себя порадовалась, что не увидела больше вражды между ними.
– Опа, Матиас! – воскликнул Багг, - А ты прыткий малый. Смотри, как бы Роберт тебе не накостылял.
Роберт добродушно улыбнулся и, уложил ружьё в районе переднего сиденья.
- Да, Джонни, - произнёс он с усмешкой, - Боюсь, друга ты потерял. Можешь мне поверить.
Они принесли из дома бутыли с водой и сумку с провизией. Пока Джонни упаковывал всё это в багажник, Роберт подошёл к Юле и протянул ей кобуру с пистолетом.
– Убери пока под сиденье, - тихо сказал он, - Разберёшься?
- Да, - кивнула она и спрятала оружие.
Мистер Фаррелл с удивлением наблюдал за ними.
– Всё отлично, отец, - сказал Роберт, обнимая Юлю, - Мы сделаем это.
Эдвард тяжело вздохнул.
– Дай Бог, - сказал он, посмотрев на сына, - Дай, Бог.
Роберт поцеловал возлюбленную, и, обойдя машину, занял своё место. Джонни сел за руль, и завёл мотор.
Они ехали по саванне, солнце припекало, но терпимо, зато дул сухой раскалённый ветер. Багг что-то рассказывал, и Юля тихо спросила у Эдварда, о чём речь.
- Он рассказывает, - пояснил тот, - Что подул «Хартман». Это северо-восточный ветер, который значительно усложняет дорогу, так как приносит много пыли и ухудшает видимость.
Джонни остановил машину и начал раскладывать откидной верх.
– На каком языке вы разговариваете? - удивлённо спросил он, облокотившись на машину и потрепав Матиаса за ухо.
– На русском, - ответил мистер Фаррелл, - Джулия ещё не очень хорошо знает наш язык.
Рука Багга зависла в воздухе.
– С этого места поподробнее. Хочешь сказать, что ты русская? – Джонни смотрел на Юлю, как если бы перед его носом возникло очередное чудо света, - Я в ауте. Где мой ром?
- Багг, поехали, - оглянулся Роберт, - Как можно пить в такую жару. И вообще, ты за рулём.
Джонни улыбнулся ему, отхлебнул из фляги, и сел за руль.
– Русская, ну надо же, - не мог успокоиться он, ёрзая на сидение, - Я сразу заметил, что она не похожа на англичанку. Они совсем другие.
Юля отключилась от его причитаний и стала смотреть в окно. На фоне колыхающейся под ветром травы, мелькали редкие заросли кустов, напоминающие акацию.
– Ой, - вдруг воскликнула она, - Это же антилопы! - Роберт оглянулся и с умилением взглянул на неё.
– Любимая – это Африка. Так что я думаю впереди у тебя много интересных открытий.
Он обнял рукой подголовник и сел так, чтобы удобней было видеть её.
– А кого ещё мы можем повстречать? – спросила она, доставая веер, - Кстати, спасибо твоей бабушке, что уговорила меня приобрести этот аксессуар.
Роберт с улыбкой наблюдал за ней, как ему хотелось бы никуда не ехать сейчас, а оказаться с ней где-нибудь на берегу моря. «Ничего, - подумал он, - Эта мечта осуществиться уже почти через несколько недель. И никто, и ничто не сможет помешать нам».
– Роберт, - окликнула она его, возвращая к действительности, - Ты где?
- Судя по блаженному взгляду, рядом с тобой, но не здесь, - очень точно подметил мистер Фаррелл, - Так что придётся мне ответить за него. Это антилопы аддакс. Здесь водится более пяти видов антилоп, если не ошибаюсь. В саванне нам могут встретиться также буйволы и газели, дикие ослы и жирафы, зебры. Ну а хищники, я думаю, постараются избежать встречи с нами. А ещё впереди нас ждут Джунгли. Это вообще отдельная песня.
- Джонни, а как сейчас здесь дело обстоит со слонами? - обратился он к Баггу, - Я не понаслышке знаю, что в ходе гражданской войны поубивали много диких животных из-за мяса, бивней и шкур. И был массовый исход животных в соседние страны.
– Во время путешествия по болотам, - начал рассказывать Джонни, - Я обнаружил остров, на котором обитает несколько десятков этих животных. Я знаю, что учёные тоже добрались до него. Я встретился как-то с одним, он утверждает, что это сенсация, прямо-таки парк юрского периода. Но конечно об этом широко не трубят.
– Почему ты живёшь именно в Судане? – вдруг спросила Юля.
– У меня есть здесь свой интерес, - уклончиво ответил Джонни, взглянув в зеркало заднего вида.
Он некоторое время смотрел на неё, и машина налетела на здоровую кочку.
– Ты куда смотришь-то? – рассердился Роберт, стукнувшись головой о дугу крыши автомобиля.
– Дорога отвратительная, - проворчал тот.
До сих пор дремавший Матиас, очнулся и забрался к Юле на колени. Джонни, не поворачиваясь, передал назад бутылку с водой. Матиас ловко открутил крышку и с удовольствием попил. После чего протянул сосуд Юле.
– Это высшая форма проявления чувств с его стороны, - рассмеялся Багг, наблюдавший за ними в зеркало.
– Ты за дорогой будешь следить? - воздев руки к небу, простонал Роберт, - Давай я сяду за руль или сейчас же откручу зеркало заднего вида.
Джонни постарался сделать серьёзное лицо, но не выдержал и снова рассмеялся. Роберт повернул зеркало так, что там теперь вместо Юли отражался мистер Фаррелл.
– Интересный открывается вид, - скроив удовлетворённое лицо, прокомментировал отражение Джонни, - Но предыдущий был гораздо милее глазу.
Так за разговорами и шутками, они по раскуроченной дороге мчались вперёд. Иногда им попадались поселения людей, представлявшие из себя весьма временные сооружения. В одном из таких мест Юля увидела женщину, несущую на голове огромный тюк.
– Что это? – изумлённо спросила она.
– Обычное дело, - сказал Эдвард, разминая затёкшие от долгой езды ноги, - Это их способ носки своего хозяйства.
– Однако, - протянула она, - Не думала, кстати, что в Африке такой высокий народ.
– Суданцы в этом плане действительно отличаются от других, - согласился мистер Фаррелл, - Средний рост мужчины здесь метр восемьдесят пять. Это хорошая планка.
Он взглянул на неё.
– Что-то ты побледнела, - озабоченно проговорил он, - Нормально себя чувствуешь?
– Так. Укачало немного, - ответила она.
Эдвард достал таблетку и протянул ей.
– Выпей и ложись, - порекомендовал он, - Положишь голову мне на колени. Тебе будет легче.
Она послушно приняла лекарство, и, ссадив Матиаса с рук, последовала совету. Обезьяна устроилась в районе её ног, выставив задние лапы в окно. Юле действительно стало легче, и вскоре она задремала. Роберт оглянулся и с благодарностью взглянул на отца. Тот приложил палец к губам, и тот повернулся обратно, продолжив обсуждать с Джонни, что можно будет предпринять для спасения их друзей.

Добавлено (16.09.2012, 22:59)
---------------------------------------------
Когда начало темнеть они въехали в джунгли и остановились.
– Здесь неподалёку есть место, где можно встать на ночную стоянку, - сказал Джонни, вглядываясь в заросли, - Да, вот этот поворот.
Все были рады, что наконец-то закончилась эта пытка, под названием суданская дорога. Роберт с Баггом несколько раз меняли друг друга за рулём. По счастью, на пути их никто не остановил, и они успели до темноты добраться до места предполагаемого ночлега. Роберт достал палатку, и мужчины принялись её устанавливать. Юля вышла из машины и немного размялась. Оглядевшись, она почувствовала себя героем сказок Киплинга, хотя про Африку он не так много и писал. Тем не менее, никакой другой писатель не шёл ей на ум. Она хотела немного углубиться в лес.
- Подожди, - окликнул её Роберт, - Возьми фонарик, и, пожалуйста, не уходи далеко, ночные джунгли полны неожиданностей.
После этих слов, у неё пропало всякое желание уходить от машины, но, тем не менее, она направилась прочь, светя себе фонариком под ноги, и молясь, чтобы никто не прыгнул ей на голову. Матиас, было, хотел отправиться за ней, но потом предпочёл остаться с мужчинами.
Вскоре всё было готово. Палатка была установлена, весело потрескивали дрова в костре и над огнём жарились куски промаринованного мяса. Роберт откупорил бутылку красного вина и разлил по стаканам. Юля весь день наблюдала за ним, и только диву давалась, насколько гармонично он вписывался в окружающую обстановку. Его ловкие движения, манера двигаться выдавали в нём истинного охотника, и были как нельзя более уместны в этих местах. Джонни дурачился с Матиасом. А мистер Фаррелл полулежал у костра, немного абстрагировавшись от происходящего.
– Джонни, последи за мясом, пожалуйста, - попросил Роберт, вытирая руки и вытягиваясь около Юли, которая сидела, обхватив колени руками.
– О чём задумалась, любимая? – спросил он, целуя её в плечо.
– Джунгли наполнены такими разнообразными звуками, - сказала она, облокачиваясь на него, - Такое ощущение иногда, что где-то кого-то едят.
– Маленькая модель нашего мира, - усмехнулся Роберт, отпивая вино из стакана, - Где тоже всё время кто-то кого-то ест. Возможно, правда, несколько гротескная.
– Как это племя не боится жить здесь? – спросила она, - Джонни, они вообще что-нибудь боятся?
– Пожалуй, только своё Божество. Завтра, когда попробуем проникнуть в лагерь, увидишь там статую этого красавца. Считается, что у него есть помощница, карающая неугодных ему, собственно её боятся ещё больше. Ходят легенды, что когда она является на землю, это означает, что на племя посылается очередная порция гнева.
– Помощница? - переспросила Юля, и в шутку вздохнула, - Ах, и здесь женщинам нет покоя. Забот у неё, можно подумать, других нет, как только карать этих несчастных дикарей, пока это божество себе бока в астрале отлёживает.
Роберт рассмеялся и перевёл Джонни Юлины слова.
– Ты угадала, - улыбнулся Джонни, - Он всегда изображается сидящим или лежащим, повернувшимся к людям спиной, а она всегда стоит рядом, облачённая в шкуру зверя и сверкает своими красными глазами.
- Почему красными? - удивилась она, - Вампиризм здесь в моде?
– Нет, - сказал Багг, снимая мясо с огня, - Просто, они считают, что она способна испепелять взглядом. Поэтому, когда они готовятся к ежегодному ритуалу, то в глазницы её глиняной фигуры вставляют раскалённые угольки, и сжигают своих жертв заживо. Прошу отужинать.
– Какой ужас! – пробормотала она, даже не подозревая, какую роль сыграет эта легенда в их жизни.
Во время ужина разговор перешёл к завтрашним действиям. Мужчины разговаривали на английском, а Юля пыталась понять, о чём они говорят, и у неё это уже немного получалось. Роберт нежно поглаживал её по спине, а она, сорвав травинку, щекотала его ногу, выглядывавшую из-под брюк. Вскоре, отбросив её в сторону, она стала делать это рукой, с удовольствием ощущая его горячую кожу, скрытую лёгкой лохматостью (как она это называла).
– Юлька, - прошептал он ей, - Не буди во мне зверя, мы не одни.
Она рассмеялась, но руку не убрала.
– Предлагаю умыться и лечь спать. Завтра у нас будет очень непростой день, - наконец, сказал Роберт, и обратился к Юле, - Принцесса, мы хотели предложить тебе выбор. Где ты хочешь спать в палатке или в машине?
- В машине, - быстро ответила Юля, - Надеюсь, туда не заползёт никакой гад.
Роберт перевёл.
– Значит со мной, - рассмеялся Джонни, - Потому что там всегда сплю я. И единственный гад, которого мы туда пустим, будет Матиас.
Роберт кинул в него апельсином и сразу запустил вторым. Первый Джонни ловко перехватил, но второй угодил ему в лоб.
– Похоже, ты перебрал с ромом, - сказал Роберт, вставая и помогая Юле подняться, - Как ни странно, я на тебя уже не сержусь. Начинаю привыкать к твоим шуткам. Но будь аккуратен в выражениях.
– Простим его? – спросила Юля, улыбаясь.
– Куда же от него деваться? - поцеловав её в щёку, сказал он, - Стало быть, мы спим в машине.
- Как бы хотелось искупаться, - вздохнула Юля и вопросительно взглянула на Роберта.
Тот переспросил у Джонни и, получив ответ, рассмеялся с укоризной, взглянув на него.
– Позволь мне не переводить досконально его слова, - сказал он, - Просто потерпи до завтра. Джонни говорит, что по пути будет чистое глубокое озеро с водопадом. А пока тебе придётся довольствоваться бутылкой с водой. Я пока приготовлю нам место для сна.
Вскоре они расположились в машине. Матиас попробовал вломиться к ним, но Роберт решительно выставил его за дверь. Обезьяна настойчиво стала стучать палкой по машине, а из палатки донёсся довольный хохот Багга. Роберт закрыл окна, и несостоявшийся квартирант вскоре удалился, не солоно хлебавши, к мистеру Фарреллу, оставшемуся дежурить у костра.
- Иди ко мне, любимая, - тихо позвал Роберт Юлю.
– Ты хочешь сказать на тебя? – уточнила она, так как они лежали и без того слишком близко.
– Да, - он протянул руки к ней и, когда она перебралась на него, добавил, - Как я люблю ощущать тебя целиком. Можно сказать, что всё моё сейчас на мне.
– Тебе удобно? - побеспокоилась она, так как всё-таки он не мог вытянуться в полный рост, даже когда лёг по диагонали.
Ответом ей был поцелуй и последнее, что промелькнуло у неё в голове, было нечто о его неутомимости. Горячей волной их накрыла нежность, накопленная за этот день, полный нелёгкой дороги. Но, интуитивно, они чувствовали, что завтра несёт с собой неизвестность, и это придавало их близости ещё большую остроту ощущений. Она горела сама от его прикосновений и ощущала дрожь его раскалённого желанием тела.
– Я люблю тебя, ты жизнь моя, - шептал он, и она повторяла его слова, словно во сне.
Стёкла в машине запотели и Роберт, когда они, наконец, оторвались друг от друга, нарисовал на одном из них сердце с их инициалами внутри. «Первый класс, вторая четверть» - подумала Юля, но вслух конечно этого не произнесла, тем более, что ей было это приятно.
– Пожалуй, я сейчас вряд ли усну, - сказал он, целуя её в макушку, - Если ты не очень устала, пойдём, сменим отца, заодно проветримся чуть-чуть.
– Тебе, конечно, лучше бы выспаться, я-то отдыхала днём, - вздохнула она, - Но если сон к тебе не идёт, с удовольствием составлю компанию на дежурстве.
Они оделись и вышли из машины. Эдвард лежал в одиночестве, так как Матиас уже смылся, и, увидев их, сел потягиваясь.
– Не спится, молодёжь? – спросил он, кинув взгляд на запотевшие окна машины и задорно взглянув на сына.
– Да, отец, - улыбнулся смущённо Роберт, - Можешь идти отдыхать.
Мистер Фаррелл достал из сумки спрей от насекомых и протянул им.
– Обработайте друг друга ещё раз, - сказал он серьёзно, - Я видел парочку опасных экземпляров. Спокойной ночи.
Он обнял и, поцеловав их по очереди, направился в палатку. Там он, несмотря на осторожность, всё-таки наступил Джонни на ногу.
– Мало того, что не блондинка, так ещё и тяжёлый как слон, - проворчал тот сквозь сон, - Неужели, я вышел в тираж? Матиас, иди хоть тебя обниму.
И, придвинув к себе обезьяну, Багг вскоре вновь заснул. Эдвард усмехнулся и занял своё место.
Некоторое время они просто сидели молча, наблюдая за бликами костра.
– Слушай меня, девочка, внимательно, - наконец сказал Роберт, помешивая угли, - План на завтра будет такой. Миль пять ещё мы проедем на машине, а дальше вынуждены будем отправиться пешком, внимательно запоминай дорогу. Ты, вообще, хорошо ориентируешься в подобной местности?
У Юли мурашки побежали по коже, когда до неё полностью дошёл смысл сказанного.
– В подобной местности я впервые, но в обычном лесу проблем не возникало. Ты хочешь сказать, что обратно мы можем вернуться не все? - спросила она, вся внутренне сжавшись.
– Я хочу сказать, любимая, только то, что хочу сказать, - произнёс Роберт, ласково взглянув на неё, - Ситуация достаточно прозрачная, и мы должны обговорить все варианты. До туда всего, со слов Багга, восемь миль.
– Мне это ни о чём не говорит, - вздохнула Юля, - Скажи, сколько это в километрах?
Роберт усмехнулся и задумался.
– Если округлить, получается тринадцать, - сказал он, подбросив веток в огонь, - Племя располагается в уединённом месте. Они специально отгородились от внешнего мира, и, не смотря на всю свою отсталость в прогрессе, создали тоннель, о котором знают лишь посвящённые. Это находится около красивейшего водопада, ниспадающего в глубокое озеро. Лагерь их не очень хорошо охраняется, так как они уверены, что и так прекрасно укрылись от остального человечества. Поэтому проникнуть туда, судя по всему, не составит труда, если грамотно снять охрану. Отец, конечно, хочет вести с ними переговоры, но Джонни утверждает, что это бесполезно. Он говорит, что, будучи у них в плену, его держали с краю поселения, так что можно незаметно прокрасться туда и незаметно похитить пленников. Но у него есть там ещё одно дело, он хочет похитить драгоценный камень, который хранится у шамана этого племени и обладает какими-то необыкновенными свойствами, и я должен ему в этом помочь. Это его условие. Поэтому, при удачном раскладе, ты с отцом будешь сопровождать Джерома с женой до машины. Имея при себе оружие, я уверен, вы сможете постоять за себя, в случае чего и вернуться назад, где и будете ждать нас. Мы вернёмся позже. Юля молчала, уткнувшись лицом в колени. – Юля, всё будет хорошо, - негромко произнёс он, становясь перед ней на колени, - Сама подумай, неужели нам была дарована наша встреча для того, чтобы пропасть в дебрях Африки не за грош. Она подняла на него глаза, и взгляды встретились. Их немой диалог был выразительнее многих слов, которые они могли бы сказать друг другу.
Затем Роберт достал из машины различное оружие и ознакомил Юлю с тем, что оказалось ей незнакомым. Из палатки выбрался Джонни, взглянув на них, он включил фонарь и отправился за территорию лагеря по надобности. Матиас последовал за ним. Почти сразу как они скрылись в зарослях, раздался треск кустов, рычание и отчаянный вопль обезьяны. Роберт с Юлей сжимая оружие бросились туда. Их взглядам предстала жуткая картина, освещаемая лежащим на земле фонарём. Джонни, сцепившись с пятнистым леопардом, катался по земле. Матиас визжа, промчался мимо них. Роберт не раздумывая, вскинул ружьё, и, выбрав момент, когда леопард оказался сверху – выстрелил. Тот выгнулся и затих. Парень поднял безжизненное тело животного и отбросил его в сторону, и, вместе с Юлей, склонился над Баггом. К ним подоспел мистер Фаррелл, и направил луч света на него. Нижняя часть лица Джонни была обильно залита кровью.
– Я в порядке, - прохрипел он с земли, и улыбнулся, - Дикие кошки моя слабость. Правда, свидание с ними как всегда непредсказуемо. Матиасу повезло, что пушистик немного промахнулся. Это из-за фонаря, которым я его ослепил.
– Джонни, ты точно не ранен? - взволнованно спросил Эдвард, - Всё цело?
– Всё в порядке, отделался несколькими царапинами, - произнёс тот, - Но всё-таки, помогите мне подняться. Мужчины подняли его, и, облокотившись на них, он, покачиваясь, побрёл к костру. Юля озираясь по сторонам и, держа ружьё, наготове отступала за ними. Всё-таки некоторые раны оказались достаточно глубокими, и мистер Фаррелл решил наложить несколько швов.
– Ты в порядке?- спросил Роберт, прижимая к себе невесту.
– Ты только что спас жизнь человеку, - проговорила она, утыкаясь в него лицом, - Ты бесподобен.
– Да, ладно тебе, - рассмеялся он, - Я сделал то, что на моём месте сделал бы каждый мужчина.
Юля чересчур горячо поцеловала его.
– Э-э, я могу ещё парочку завалить, - проговорил он, расплываясь в улыбке, - Раз это тебя так заводит.
– Не стоит, - проговорила она, - Я против бессмысленной смерти.
Роберт, притащил тело леопарда к огню.
– Не хочу, чтобы сюда сбежались любители мертвичинки, - прокомментировал он свой поступок.
– Правильно, - сказал Джонни, морщась от врачебных манипуляций Эдварда, - Я сейчас решу этот вопрос.
Юля, тем временем, придя в себя, отправилась в палатку к Матиасу. Он лежал, спрятав голову под подушку, и дрожал. Она ласково позвала его, и обезьяна уже через некоторое время, примостилась около неё, положив голову ей на колени. Юля задремала и уже, словно в тумане, помнила, как любимый мужчина перенёс её по месту сна. И крепко прижав к груди, напевал ей какую-то очень красивую песню.


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Понедельник, 17.09.2012, 19:44 | Сообщение # 47
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
Ах, и здесь женщинам нет покоя.


clapping


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Вторник, 18.09.2012, 00:43 | Сообщение # 48
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
А на утро Юля проснулась оттого, что Роберт щекотал её плечо своей щетиной. Почувствовав, что она открыла глаза, мужчина склонился над ней.
– Просыпайся, любимая, - с улыбкой произнёс он, убирая пряди волос с её лица, - Как ты прекрасна и соблазнительна, особенно в эти рассветные часы.
Он прикоснулся губами к её шее, нежно целуя. Юля потянулась и пробежалась пальцами по его спине, он довольно зарычал.
– Мой прекрасный лев, - прошептала она, поглаживая его, - Ты снова и снова даришь мне волшебное пробуждение ото сна.
Понежившись, таким образом, около четверти часа, они выбрались из машины. Мистер Фаррелл, уже бодрый и подтянутый, готовил кофе на газовой горелке.
– Доброе утро, ребята! - приветствовал он их, - Умывайтесь, завтрак вот-вот будет готов.
Они кивнули ему и огляделись вокруг. Вчера уже темнело, и Юля не смогла как следует рассмотреть окружающую красоту дикой природы. Она обвела взглядом их небольшую стоянку, и вздрогнула, когда взгляд наткнулся на выделанную шкуру леопарда. Роберт, почувствовав её волнение, обнял сзади за плечи.
- Мы были вынуждены его убить, - прошептал он ей, - Поверь, мне тоже очень жаль. Джонни решил оставить этот трофей себе на память. Пойдём умываться.
Навстречу, из зарослей к ним вышел Багг с Матиасом. Обезьяна висела у него за спиной, поедая какой-то плод. Он тепло приветствовал Роберта, не забыв шаркнуть ножкой перед Юлей.
– Там сегодня никого, - улыбнулся он, и вручил ему своё ружье, - Но на всякий случай возьми.
– Спасибо, - поблагодарил его Роберт, пожимая протянутую руку, - Случаи действительно бывают разные.
Когда они вернулись на поляну, Багг, имитируя бой, наносил удары по воздуху.
– Давай со мной, - крикнул Роберт, и подбежал к нему, - Я тоже хочу размяться.
Они оказались достойными противниками, и Эдвард с Юлей с удовольствием за ними понаблюдали.
– Он был лучшим в сборной по восточным единоборствам в университете, - шепнул мистер Фаррелл, наклонившись к ней, - А я с детства обучал его приёмам классического английского бокса.
Было видно, что он испытывает чувство гордости за своего сына.
– Роберт также отлично держит удар, как и атакует, - сказала Юля, и мистер Фаррелл приложил её руку к своим губам.
За завтраком беседа шла о чём угодно, только не о предстоящем походе. У Юли сложилось мнение, что мужчины уже всё обсудили ночью, и сейчас специально не хотели тревожить её. Но время летело быстро, и вот они уже разобрав оружие, ехали по джунглям по узкой, еле проходимой тропе. Роберт молчал, мучимый желанием оставить Юлю в машине, и не вмешивать её в операцию. Но он понимал, что она не останется, и более того, неизвестно, что безопасней, взять её с собой или оставить в джунглях одну, хоть и с ружьём в закрытом джипе. Бросая на неё взгляды, он ругал себя, за то, что вообще впутал её в эту историю.
– Прекрати себя терзать, - наконец сказала Юля, дёрнув его за рукав, - Мы уже всё решили, третьего не дано. От того, что вы молчите мне ни тепло, ни холодно. Прекратите этот театр.
Роберт удивлённо взглянул на неё и, рассмеявшись, прижал к себе.
– Принцесса, я забыл, что ты так же хорошо читаешь меня, как я тебя, - покаялся он, гоня сомнения прочь, - Я, действительно, очень переживаю за то, как всё пройдёт.
И достав план, нарисованный Баггом, он принялся растолковывать ей детали операции.
- Приехали, - сказал Джонни, притормаживая машину и загоняя её под некое имитированное укрытие, - Дальше придётся идти пешком. Стреляем, только в случае крайней необходимости. Не следует привлекать ни чьё внимание. Ключи я оставляю на всякий случай под капотом.
Он спрятал один комплект в карман на застёжке, а второй положил в указанное место. Перекусив, они взяли всё необходимое и отправились в путь. Роберт достал из кармана компас и протянул Юле.
– Умеешь пользоваться? – спросил он, с надеждой взглянув на неё, - У отца тоже есть, но мало ли что.
– Меня дед в детстве учил, разберусь, - сказала она, одевая его на руку, - В двух словах напомни.
Юля понятия не имела, как пользоваться этой штукой, но ей хотелось успокоить Роберта. Дед, действительно, пытался в своё время обучить её, но она каждое лето проводя с ним на туристической базе, умела выбираться из леса каким-то седьмым чувством. Тем не менее, она выслушала инструкцию по использованию этого прибора, не забывая при этом примечать места, которые они проходили. Деревья хорошо защищали от солнца, но всё равно было душно.
– У нас так бывает перед грозой, дышать нечем, - сказала Юля, расстёгивая воротник, - Роберт, я правильно поняла, что всё-таки это племя занимается обычно мирными делами, такими как скотоводство и земледелие, и война – не их конёк?
- Да, - ответил тот, с любопытством взглянув на неё, - Если не брать в расчёт их кровожадные языческие обряды, вполне мирный народ. А почему ты спросила?
- Видишь ли, - подумав, сказала она, - Одно дело, если мы идём с оружием спасать ваших друзей – это нормально. Но совсем другое дело, если придётся стрелять в них из-за камня, который по праву принадлежит этим аборигенам.
– Юля, - вздохнул Роберт, обнимая её, - Мне самому это не нравится. Но время на увещевания Джонни не было, равно, как и возможности вызвать подкрепление, ибо сегодня вечером ритуал будет приведён в исполнение. Поверь, я только буду прикрывать его и применю оружие только в случае крайней необходимости, и не на полное поражение. Мы всё-таки в чужой стране.
Вскоре послышался шум воды, и они, не выходя из зарослей, увидели красивый небольшой водопад. Ниспадающий поток воды, отбрасывал брызги, в которых отражалась радуга.
– Какая красота! – воскликнула Юля и обратилась к Джонни, - А здесь можно купаться?
- В Африке я влезаю в воду, только если за мной гонится лев. Как альтернатива. Не более того, - усмехнулся тот, - Над водопадом начинается тоннель к нашей конечной цели экспедиции. Поэтому ведите себя тихо и будьте максимально внимательны. Роберт, как договаривались, пошли чуть вперёд, а мистер Фаррелл с Юлей пусть следуют поодаль, в случае опасности, они смогут вернуться назад.
– Что значит назад? - вскинулась Юля, - Я не брошу Роберта одного.
Фаррелл закатил глаза и укоризненно взглянул на невесту.
– Ты забыла наш уговор? Поверь, мне легче будет уйти от них, когда я буду знать, что ты в безопасности, - тихо сказал он, - И прекрати метать молнии, вспомни, что ты мне обещала.
Джонни тем временем отправил Матиаса, на прогулку, договорившись только им одним известным способом.
Они поднялись вдоль водопада наверх, и Багг с Робертом, включив фонари, нагнувшись, вошли в скрытое от человеческого глаза отверстие в скале. Юля с мистером Фарреллом стояли около входа, выжидая положенные, десять минут. Она стояла, покусывая губу, наблюдая за бесконечным потоком воды. Мысли её были там, рядом с Робом.
– Всё будет хорошо, - сказал Эдвард, взяв её за руки, понимая, что она переживает за его сына, - Ты мне веришь?
Юля подняла на него глаза и грустно улыбнулась.
– Роберт любит так говорить. А ему я верю, - сказала она, проведя рукой по щеке Эдварда, - А ещё у него такой же гипнотический взгляд при этом. Видимо всё это он унаследовал от тебя. Пойдём, пора.
Отодвинув лианы, они тем же способом проникли в тоннель. Выпрямившись, они осветили, одетыми на голову, фонарями тёмный, но достаточно широкий проход. Быстро шагая вперёд, Юля про себя считала шаги, скорее для успокоения, чем для исследования. Как ни странно, больше чем столкновение с дикарями, она страшилась встречи с какой-нибудь, пусть даже самой завалящей, змеёй. Насчитав порядка пятисот шагов, они дошли до конца тоннеля. Там их уже поджидал Роберт, приложив палец к губам, он сделал им знак, следовать за ним. Выбравшись наружу, Юля увидела двух связанных чернокожих верзил с кляпами во рту и завязанными глазами. Тихо скользя по лесу, они прокрались к месту расположения племени. Багг появился неожиданно и велел им сесть на корточки.
– Как я и предполагал, - зашептал он, оглядываясь, - Пленники находятся в крайнем строении. Аборигены заняты подготовкой к празднику, и им не до них.
– Ты уверен? – удивлённо спросил мистер Фаррелл.
– Да, - сказал Джонни, - Я разговаривал с ними сквозь стену. Они привязаны. Женщине очень плохо. Она, оказывается, скоро должна родить.
– О, мой Бог! – схватился за голову Эдвард, - Я не знал об этом, бедная Аннет.
Роберт выпрямился и, укрывшись за деревом, приложил к глазам бинокль. Жилища были сделаны из веток, то есть проникнуть внутрь, не составит особого труда. Единственная опасность - если их заметят. Люди сооружали помост в центре. Несколько женщин разделывали мясные туши. В голове у него сложилась чёткая картина того, как надо действовать. Жизнь тут текла своим чередом, и не нарушая её, можно, действительно, сработать по-тихому. Ах, если бы не этот камень. Юля встала около любимого, с интересом рассматривая поселение. Роберт передал ей бинокль, и присел к Джонни.
– Твой план действительно должен сработать, - сказал он, потирая руки, - Освободим пленников и проводим их до выхода, после вернёмся за тем, что нужно тебе.
Тем временем, Юля наткнулась взглядом на две золочёные фигуры, находящиеся на противоположной от них стороне. Они размещались на высоком холме, который несколько женщин украшали диковинными венками из цветов. Это видимо и было божество со своей помощницей.
– Ну и прическа, - проговорила она, рассматривая вздыбленную шевелюру подвижницы, вечно лежащего вдохновителя племени.
– Юля, пора, - проговорил Роберт, тихо выросший за ней, - Делаем всё, как мы договаривались. Если нас заметят, отстреливаемся и уходим. Заряди сейчас пистолет и держи наготове. Твоя задача будет помочь Аннет. Она, возможно, очень ослаблена и физически, и психологически. Я знаю, ты справишься. Не ориентируйся на меня, я провожу вас немного и вернусь. Жди меня у машины.
Он притянул её к себе и, закрыв глаза, крепко поцеловал её. Почувствовав вкус его губ, у неё закружилась голова.
– Я люблю тебя, - прошептал он, - Люблю.
– Другого места не нашли, - раздалось снизу ворчание Джонни, - Пошли уже.
На деле, всё действительно оказалось просто. Проникнув через заднюю стенку жилища, Роберт с Баггом обнаружили Джерома с женой. Они находились в ужасном состоянии. У Джерома вся спина была исполосована гноящимися ранами. А Аннет, видимо находилась на последних неделях беременности и была в сильном нервном расстройстве. Они хорошо знали Роберта и чуть не задохнулись от счастья, увидев его. Аннет расплакалась, а Джером не мог даже найти слов. Освободив пленников от колодок, которые сковывали их, мужчины помогли им встать. Немного размяв затёкшие конечности, они покинули темницу. Вскоре мистер Фаррелл сжимал их в своих объятьях. Стянув с себя куртку, он помог другу одеться. Юля взяла на себя Аннет. Она дала ей бутылку воды, и та жадно приникла к ней. Потом, она взяла несчастную за руку и повела за собой. Быстро, насколько это было возможно, все они добрались до тоннеля.
– Я скоро вернусь, - шепнул Роберт Юле на ухо, и, чмокнув её в щёку, снова скрылся в зарослях.
– Где-то я уже это слышала, - сказала она, приложив руку к месту поцелуя, пытаясь сохранить его тепло.
Слёзы подступили к её глазам, интуитивно она почувствовала, что не должна его отпускать. Но тут Аннет охнула и согнулась пополам. Мощной струёй у неё отошли воды.
– Юля, помоги мне, - прошептал Эдвард, - У неё скоро пойдут схватки. Нам нужно добраться до машины, чтобы в случае погони мы смогли увезти её.
Они подхватили женщину с двух сторон, и, включив фонари, направились к выходу. Джером, прихрамывая, направился за ними. Он до сих пор не мог поверить до конца в их спасение, и шёл что-то невнятно бормоча под нос.
– Эдвард, - сказала Юля, закидывая руку Аннет себе на шею, - А не лучше ли родить на берегу озера? Всё-таки вода рядом.
– Нет, - сказал тот, подумав, - Не нужно так рисковать. У нас есть канистры с водой в машине, к тому же и её желательно вскипятить. Аннет, какой у тебя срок?
– Тридцать восемь недель, - тяжело дыша, сказала она, - Эдвард, как мне вас благодарить, это просто чудо. Как вы нашли нас?
- После расскажу, - ласково ответил он, - Старайся сейчас дышать ровно, и не трать силы на разговор. Нам далеко идти.
Он оглянулся к Джерому.
– Ты в порядке? – спросил он, разрываясь между желанием помочь и его жене, и ему.
– Эдвард, я твой вечный должник, - прохрипел он, махнув рукой, - Сейчас главное Аннет. Я справлюсь.
Женщина вновь начала плакать, Юля как могла, постаралась её утешить. Но мысли её были рядом с Робертом. Она пыталась молиться за него, но Аннет, висевшая на ней, никак не давала ей сосредоточиться.
– Не плачь, лучше скажи сколько тебе сейчас лет? - спросил мистер Фаррелл.
– Тридцать восемь, - простонала она, - Эдвард, вы ведь спасёте моего ребёнка? Это мои первые роды. Ах, зачем нас понесло в тот день в джунгли. Романтики захотелось.
И она снова начала рыдать.
– Успокойся, Аннет, - уговаривал её Эдвард, - С тобой рядом три врача, так что переживать не о чем.
Так, за разговорами, они добрались до озера. Из кустов к ним бросился Матиас. Юля подхватила его на руки, и, обняв, расплакалась. Джером с Аннет с наслаждением умывались в прозрачной воде. А Юля, закрыв глаза, плакала и не могла остановиться. Мистер Фаррелл подбежал к ней и прижал к себе. Матиас выпутался из их объятий и, спустившись, прижался к её ноге.
– Девочка, ну что с тобой, - шептал он, гладя её по голове, - Роберт сможет постоять за себя. Не переживай.
– Я должна вернуться Эдвард, ты справишься без меня? - порывисто проговорила она, вцепившись в его рубашку, - Я не верю Джонни. Он подставит его, я чувствую.
Эдвард помолчал.
– Джулия, - сказал он тихо, оглянувшись на своих друзей, - Нам, скорей всего придётся кесарить Аннет. Останься, нам вдвоём будет не сделать операцию в этих условиях. Я обещаю, что после, если ребята не вернуться, мы вдвоём отправимся туда. Нам до машины два часа ходу. Сейчас час дня. Мы должны управиться до темноты. Юля всхлипывая, уткнулась в его плечо. Он погладил её по спине, а потом, взяв лицо в свои руки, нежно поцеловал в мокрые от слёз глаза.
– У меня тоже душа не на месте, - проговорил он, ощущая на губах горечь её слёз, - Но мы врачи, и должны исполнить свой долг. Умойся, моя хорошая, и пойдём.
По дороге у Аннет начались схватки, к счастью они были не очень сильные, и им удалось-таки добраться до машины. Там Юля с Джеромом принялись быстро разводить костёр, чтобы вскипятить воду. А Эдвард разложил на капоте плед, и накрыл его простынёй. После этого он раскрыл свой походный чемоданчик врача. Обработав руки специальным раствором, он набрал несколько препаратов в шприцы, и, подозвав к себе Джерома, сделал ему серию уколов.
– Джулия,- произнёс он, надевая стерильные перчатки, - Когда управишься с костром, обработай его раны, пожалуйста. Джером, помоги Аннет забраться на капот.
– Ты решил жениться второй раз? – тихо спросил его друг, - Очень красивая девушка. И снова русская?
Мистер Фаррелл смутился и бросил на Юлю взгляд. Видимо, Джером не правильно истолковал его поведение на берегу.
– Нет, дружище, - рассмеялся Эдвард, - Это невеста Роберта, а для меня она... как дочь. В этой суматохе я не представил её вам. Джулия, в скором времени Фаррелл. И она действительно из России.
Юля приветственно улыбнулась.
– Как здорово, - сказала Аннет, отдыхая между схватками, - Я так рада за Роберта. Он всегда был так одинок. Очень приятно.
У Юли заныло в области сердца, когда услышала имя любимго. Она тайно надеялась, что Роберт вот-вот появится из-за кустов. Аннет с помощью мужа легла на капот, и мистер Фаррелл приступил к обследованию. Через некоторое время он подозвал Джерома и Юлю.
– Ситуация очень нехорошая, - сказал он негромко, чтобы Аннет не услышала, - Ребёнок лежит неправильно, и началась отслойка плаценты. У меня была надежда, что обойдёмся без операции, но, увы. Джером, спокойно, ты же знаешь, что хирургия мой конёк. Через полчаса будешь держать в руках своего малыша. Обрабатывайте руки. Джулия, там, в багажнике есть ещё чистая простынь. Достань, пожалуйста. И держи при себе оружие. Главное, чтобы на запах крови к нам не пожаловал никто.
– Может лучше в машине, будешь оперировать? – не очень уверенно спросила Юля, вспоминая ночного гостя.
– Как ты себе это представляешь, дорогая? - спросил он, с улыбкой взглянув на неё.
– Я себе это и на капоте слабо представляю, - сказала она, воздев руки к небу, - Но ты врач от Бога, уверена, что ты бы прооперировал и не в таких условиях.
– Спасибо, - проговорил он, и, подмигнув ей, повернулся к Аннет. Прояснив ситуацию, и, получив согласие обоих супругов (причём Джером оформил его в письменном виде), он сделал женщине наркоз и вскоре приступил к операции. Вскоре посреди джунглей раздался вопль младенца. Пока мужчины зашивали чрево матери, Юля выдавила несколько капель молозива из её соска и приложила малыша. Тот довольно почмокал, и вскоре довольный уснул. Юля положила его на одно сиденье машины и разложила другое, для роженицы. Вскоре они перенесли её туда, и счастливый новоиспечённый отец занялся малышом. Юля села у костра, стараясь привести мысли и чувства в порядок. Эдвард присел около неё на корточки, бросая окровавленные тряпки и бинты в огонь. Тлеющими паутинками они поднимались в воздух.
– Сколько времени? – спросила она, когда молчание стало невыносимым.
– Начало седьмого, - сказал он, и голос его дрогнул, - Скоро начнёт темнеть.
– Мы должны идти, - Юля повернулась к нему и пристально посмотрела в глаза, - Или я отправлюсь одна.
– Идём, - сказал Эдвард, - Мы выполнили свой долг.
Они поднялись, чтобы начать собираться. Вдруг вдали послышались чьи-то шаги. Юля бросилась на звук. Из зарослей навстречу ей вышел Джонни Багг. Он был ранен, и он был один…

Добавлено (18.09.2012, 00:43)
---------------------------------------------
- Где он? – прорычала Юля, хватая его за руки.
Вопрос был задан по-русски, но тот понял бы его и без слов.
– Мы уже всё сделали, и начали пробираться к выходу, когда нас заметили, - начал рассказывать он, - Мы бежали вместе, и даже проскочили туннель. Я прыгнул в водопад, а его, видимо, схватили. Я не сразу вынырнул, возможно, туземцы решили, что разбился и не стали меня преследовать. Я не стал возвращаться к ним без оружия…
– Нет! – Юлин крик буквально разорвал наступающие сумерки. Она упала на колени, и истошно завыла. И в вое этом было столько боли и тоски, что казалось, жизнь её оборвётся вместе с ним.
– Нет, нет, нет, - она начала колотить кулаками по земле.
Джонни тронул её за плечо, но девушка, вскочив, впилась ногтями ему в лицо.
– Ради чего он рисковал жизнью? Чтобы ты раздобыл какой-то камень? – выплёскивала она ему в лицо, всё, что накопилось в ней за эти часы ожидания.
Мистер Фаррелл попытался оттащить её от Багга, который, похоже, прибывал в полном шоке.
– Успокойся, Джулия, - сказал Эдвард, насилу оторвав её от Джонни, по лицу которого струилась кровь, - Мы сейчас пойдём за ним.
Она устало опустилась на землю, и, уткнувшись лицом в колени, замолчала. Багг вопросительно взглянул на мистера Фаррелла, тот приложил палец к губам. И они отправились к багажнику за оружием и боеприпасами. Вдали прогрохотал гром.
– Похоже, разразится гроза, - сказал Джонни, - Не даром весь день так парило.
Он испытывал огромную неловкость перед Эдвардом и был шокирован поведением Юли.
Она тем временем поднялась с колен, подошла к ним, и, молча, выдернула свою сумку из багажника.
– Что ты хочешь сделать? - обеспокоенно спросил мистер Фаррелл.
– Во сколько состоится ритуал? - спросила она бесцветным голосом Багга, проигнорировав вопрос Эдварда.
– Праздник начнётся в десять, а ритуал, должен свершиться в полночь, - ответил Джонни, на всякий случай, отступив от неё на пару шагов.
– Значит, успею, они не должны убить его до этого времени…- сказала она сама себе и, прикусив губу, добавила, - Если он ещё жив.
Юлин взгляд упал на шкуру леопарда, она дёрнула её на себя, и вместе с ней из багажника вылетела какая-то банка. Крышка была слабо прикручена, и её содержимое немного высыпалось.
– Аккуратнее, это же фосфор! – воскликнул Джонни.
– Фосфор, - повторила Юля, погружённая в свои мысли, - Фосфор – это хорошо.
Она отошла к капоту машины, и, скинув с себя всю одежду, обильно опрыскала себя спреем от насекомых. Мистер Фаррелл смущённо отвернулся и одёрнул Джонни, который стоял, раскрыв рот. Юля достала из косметички тени для век и, высыпав их на салфетку, перемешала в однородный порошок, после чего нанесла на всё тело и лицо. Оно приобрело переливающийся золотистый оттенок. Она надела купальник, с горечью вспоминая своё первое выступление в нём на Итон Сквер, и смазала его и сапоги порошком фосфора. Неужели, это было всего пару дней назад? Натерев также и шкуру леопарда фосфором, она закрепила её у себя на плечах. Затем, достав расчёску, она соорудила на голове начёс, и, опустив голову вниз, так, чтобы волосы совсем встали дыбом, обильно закрепила это всё дело блестящим лаком. Потом, кое-что вспомнив, она снова залезла в сумку и достала оттуда линзы. Выбрав красную пару, она вставила её в глаза.
– У тебя есть ракетница? – обратилась она к Джонни.
В этот момент, задремавший было, Джером проснулся, и, видимо, увидев, что-то непонятное перед машиной, включил дальний свет. Мужчины же повернулись на её голос. Из машины раздался истошный крик, на этот раз мужской. Мистер Фаррелл схватился за сердце, а Багг попятился назад. Перед ними стояла, будто бы ожившая статуя из поселения дикарей, сверкающая, прекрасная и, в то же время, нагоняющая животный страх. Юля, осталась довольной, произведённым эффектом.
– Раз здесь поверили, - усмехнулась она, - Значит и там этот номер пройдёт.
– Что ты задумала? – воскликнул Эдвард и, совсем как его сын, запустил руки в свои волосы, - Джулия, они могут убить тебя.
Он хотел подойти к ней, но она жестом остановила его.
– Если Роб жив, значит, я тоже останусь жива, а если нет – мне нечего делать на этой земле, - ровным голосом произнесла она, - Переведи этому псу, что мне нужна ракетница.
Мистер Фаррелл перевёл. Багг подошёл к машине и затем к Юле. Он протянул ей ракетницу и заплечную кобуру с двумя пистолетами. Опустившись перед ней на колени, Джонни закрепил на её высоком обтягивающем сапоге ножны с острым кинжалом. Юля тем временем проверила предложенное ей оружие.
– Помочь надеть это? – аккуратно спросил парень, указывая на кобуру.
– Да, - кивнула она, - Эдвард, мне нужен скальпель и несколько шприцов. Покажи мне, какие у тебя есть лекарства в ампулах.
Мистер Фаррелл не стал ни о чём спрашивать. Просто снова открыл чемодан и рассказал, что имеется в его аптеке. Вскоре, набрав в шприцы несколько выбранных препаратов и укрыв это различными побрякушками на бедре, Юля закрепила на запястье скальпель и предстала перед мужчинами. Джером уже выбрался из машины и стоял рядом с остальными, с интересом наблюдая за ней.
– Эдвард, переводи, - попросила она, - Джонни, мы можем прокрасться в племя со стороны статуи?
– Да, - сказал он, также решив не задавать этой чокнутой девице лишних вопросов, - Если они не встретят нас уже на входе.
Она задумалась.
- В этот раз первая пойду я, - сказала Юля, - В принципе, мне всё равно, откуда начинать. Но от статуи было бы натуральнее. Следующий момент. Как проходит ритуал? Кто им управляет? Какие их слабые стороны?
Получив ответы на все вопросы, Юля удовлетворённо кивнула головой.
– Всё, трогаемся в путь! – сказала она, беря с собой бутылку с минеральной водой.
Оставив Джерома с семьёй и Матиасом, они скрылись в чаще, освещая себе дорогу мощным лучом огромного фонаря.
Весь путь Юля проделала молча, не считая редких вопросов, задаваемых Баггу. Он уже решил ни чему не удивляться и спокойно отвечал на вопросы из области лингвистики этого племени или их вкусовых предпочтений.
– Вы уверены, что она в порядке? – только лишь спросил он у мистера Фаррелла так тихо, чтобы она не услышала.
– То немногое, что я знаю о ней, - также тихо ответил тот, - Позволяет мне с полной уверенностью следовать за ней. Несколько раз я становился свидетелем её искусных манипуляций. Если и из этой переделки она выберется живой и спасёт моего сына, я окончательно преклоню колена перед её талантом.
- Скажи мне, ты не видел, Роберта ранили?- с болью в голосе, немного помолчав, спросил он.
– Нет, Эдвард, - честно признался Джонни, - Я не знаю, они стреляли в нас. У них есть немного оружия, хотя они не очень хорошо умеют им пользоваться.
Снова прогремел гром, но уже ближе.
– Похоже, мы всё-таки попадём под тропический ливень, - сказал Джонни, недовольно морщась, - Это осложнит нам дорогу назад.
– Вернуться бы всем живыми, - грустно улыбнулся мистер Фаррелл, - А с дождём как-нибудь справимся.
- Багг, - спросила вдруг Юля, - А что это за камень, который ты у них похитил.
– Это алмаз, очень крупный алмаз, - ответил Багг, и, помолчав, добавил, - Но мне он нужен был не из-за своих ценных качеств. Год назад у меня была женщина, их шаман убил её. Я не успел прийти ей на помощь, и вскоре, чуть сам не стал жертвой их ритуала. Этот камень они вставляют выбранной жертве в рот, в надежде, что их чучело примет дар.
Девушка снова ушла в свои мысли.
И вот они вновь стояли перед туннелем.
– Я пойду, - повернувшись к мужчинам, повторила Юля, - Идите за мной, на таком расстоянии, чтобы вас не было видно. Чтобы я не вытворяла, не вмешивайтесь. Как я выгляжу, причёска не развалилась?
Мистер Фаррелл осветил её фонарём.
– Как исчадье ада, - прокомментировал Джонни, поёжившись.
– Никогда не думала, что обрадуюсь такому комплименту, - сказала Юля, поморщившись, - Но в данной ситуации, то, что надо.
Она сжала в кулаке скальпель, закрыла глаза и, словно окончательно всё взвесив, нагнулась и проскользнула в туннель. Постояв некоторое время, чтобы привыкнуть к темноте, она поняла, что совсем без света двигаться не получится. Её купальник и шкура на плечах, давали фосфоресцирующий свет, но конечно, его было недостаточно. Она предполагала, что дикари могут выставить охрану и здесь, но ей повезло. Включив фонарь, она двинулась вперёд, продвигаясь максимально тихо. Через некоторое время, она услышала сзади шаги и поняла, что Джонни с Эдвардом следуют за ней. Вскоре потянуло свежим воздухом, и вдали показался лунный свет, освещавший выход из пещеры. Не выключая, она положила фонарь на землю, чтобы мужчины подобрали его, так как себе положить его было просто некуда. Юля приготовила на всякий случай шприц, и тронулась вперёд.
Совсем близко от выхода она услышала голоса. Разговаривающих людей было двое, и, судя по всему, они сидели на земле у костра. Она посмотрела под ноги, и, увидев камень, подняла и кинула его далеко вперёд в кусты. Прижавшись к стене, Юля увидела как один иссиня-чёрный детина, вскинув ружьё, удалился в лес. Она тихо шагнула из туннеля и предстала перед огромным негром, сидевшим на земле в метрах трёх от входа. Огонь осветил её во всей красе. Она начала приближаться к нему, извиваясь всем телом, соблазнительно и призывно улыбаясь. Сказать, что его охватил ужас, было бы недостаточно, он сначала вскочил, но потом упал на колени, склонившись перед ней бормоча какие-то заклинания, или как это у них называется. Она быстро подскочила к нему и вколола в плечо сильнодействующий препарат. В этот момент показался второй верзила.
– ИШШШИАС, ИШШШИАС, - зашипела Юля.
Всё-таки религиозный страх вкупе с полной безграмотностью - сильная вещь. Как на нём, можно сыграть. Этим, видимо, активно пользуются служители местных культов. Бросив ружьё, этот несчастный также пал ниц. Юля достала второй шприц и спокойно уколола очередную жертву иллюзии. После чего вернулась в пещеру, откуда за ней наблюдали Эдвард и Джонни.
– Молодец, детка, - негромко похвалил её мистер Фаррелл, - Уложила двух амбалов без единого выстрела.
- Надеюсь, они не обделались там со страху? – усмехнулся Джонни, - Снимаю шляпу, миледи!
Юля посмотрела ему в глаза.
– Джонни, отдай мне камень, - попросила она тоном, не терпящим возражений, - Я верну тебе его, обещаю.
Тот достал флягу с ромом и прилично отпил оттуда. Немного подумав, он снял с груди кожаный мешочек и протянул ей.
– Бери, - проговорил он, - Если тебе удастся уделать их шамана так, как этих двоих, можешь не возвращать. Хлебнёшь?
Юля улыбнулась ему и, взяв флягу, сделала несколько глотков.
– Спасибо, - поблагодарила она и повернулась к мистеру Фарреллу, – Эдвард, введёшь их в полный наркоз или им хватит?
– Я думаю, ты выключила их минут на сорок, - подумав, сказал он.
– Добавь им тогда, и выкини подальше оружие, - сказала Юля, - За сорок минут, можем не уложится, я не знаю в каком состоянии Роберт и где он.
Из поселения раздавались звуки тамтамов, она прислушалась.
– Сколько время? - спросила она, - Судя по звукам, они уже входят в раж.
– Ну и глазищи у тебя, - сказал Эдвард, передёрнув плечами, - Как из страшилок про вампиров. Половина одиннадцатого.
– Всё! Я побежала вперёд, догоняйте, - быстро проговорила она и исчезла в зарослях.
Аккуратно пробираясь сквозь деревья, Юля достаточно быстро оказалась за холмом где возвышалась статуя её двойника. Пригибаясь к земле, она поднялась наверх. И с возвышения оглядела окрестности. Первое что ей бросилось в глаза, был помост, на котором, к вертикальному шесту, был привязан её любимый мужчина. Сердце забилось в груди в бешеном ритме. Самое главное, он жив и их разделяют какие-то тридцать метров. Она всматривалась в любимые черты, пытаясь понять, в каком он состоянии. Роберт стоял обнажённый по пояс, опустив голову вниз. Никаких видимых серьёзных повреждений на его теле, она не заметила. Почему же он не смог уйти от них, думала она. И вспомнила, что он не хотел стрелять в этих людей, а они, видимо, с ним не очень-то церемонились. Она огляделась вокруг, от холма к помосту вела свободная дорога, остальная площадь была занята танцующими людьми, кипели котлы и жарилось мясо. Монотонный стук барабанов начал действовать ей на нервы. Так и в транс тут недолго впасть. Сзади подползли мистер Фаррелл и Джонни. Юля чуть спустилась к ним и зашептала.
– Я приведу Роберта сюда. Эдвард, если он будет ранен, уводи его. У вас будет минут десять, - она дождалась утвердительного ответа и обратилась к Баггу, - Когда я вставлю камень в рот, кому-то из аборигенов, разверни их чучело к ним лицом.
Тот тихо засмеялся.
– Отличная идея, я давно так не веселился, - он постучал пальцами по статуе, - Дерево. Если оно не вросло в землю, то разверну.
Бой тамтамов изменился, Юля снова выглянула из-за статуи. Около помоста теперь стоял высокий мужчина в наряде, сильно отличающемся от окружающих. Около него скакал невысокий человек, потрясая каким-то посохом и бубном. Вдруг он направился в сторону холма, выкрикивая какие-то гортанные звуки и периодически припадая к земле. Юля тенью выскользнула из-за статуи и высоким голосом затянула из оперы «Князь Игорь» песню невольниц. Пение не было её сильной стороной. Но несколько любимых песен было отточены ею идеально. Роберт, услышав её голос, поднял голову.
– Oh my God! Девочка моя, что ты задумала? – выдохнул он, и мир вокруг вновь засиял яркими красками.
Последние часы тянулись для него невероятно долго. Он попал в плен из-за собственной глупости. Решив проявить благородство, он не сделал ни единого выстрела, а понадеялся на свою скорость. Но оступившись, был настигнут и скручен десятком озлобленных аборигенов. Теперь он мог надеяться только на чудо, и вот оно перед ним. Юля начала спуск с холма. Люди, заворожено наблюдавшие за ней, попадали на колени. Сознание их, и без того одурманенное, было полностью блокировано. Шаман удивлённо рассматривал непонятное явление, пятясь назад. Юлино наступление приняло агрессивную окраску, она уже не пела, а только выдавала, уже недавно выручивший её «ИШШИАС». По своему звучанию звук этот напоминал змеиное шипение, а по рассказам Джонни, эти твари у них были в почёте. Взлетев на помост, она, взяв двумя пальцами за подбородок возлюбленного, взглянула в его глаза.
– Ты в порядке? Не ранен? – одними губами спросила Юля его.
Фаррелл слегка кивнул ей. Она начала вертеться вокруг него, скальпелем разрезая не очень крепкие, но многочисленные верёвки.
– Юля, шаман! – предупредил он её.
Выдернув шприц из-за пазухи, она зажала его в руке. Метнувшись к служителю культа, девушка обняв его, сделала ему незаметно укол в мышцу ноги. Он, охнув начал оседать. Наклонившись к его лицу, Юля заглянула ему прямо в глаза, исполненные ужасом.
– Морок, - прошептал он дрожащими губами, и потерял сознание. Она встала над ним, и, не переставая вертеть бёдрами, извлекла из кожаного мешочка алмаз. Зажав его двумя пальцами, она подняла руку высоко над головой. Вождь, стоял внизу и, не понимая, своей роли в этом представлении, внимательно наблюдал за происходящим. Продемонстрировав камень вождю, Юля села на шамана и раскрыв ему рот, демонстративно вложила его туда. Бросив, взгляд в сторону холма, она увидела, что идол развёрнут к народу. Роберт тем временем окончательно выбрался из верёвок. Из-за статуи вверх, одна за другой в небо взмыли две светящиеся ракеты. Люди повернули головы туда и восторженно закричали, приветствуя своё божество. Не теряя времени, Юля поманила за собой Роберта и начала спуск. Задержавшись около вождя, она напоследок прошипела и указала на небо. Тот бросился на помост к шаману, и в этот момент сверкнула молния, и прогремел гром.
– Погода сегодня за нас, - тихо прошептала Юля и быстро побежала к холму, держа Роберта за руку. Сзади раздался гортанный вопль вождя. Но они не оборачивались, будучи почти у цели. Только на вершине, Юля повернулась и, достав свою ракетницу, выстрелила в низ помоста, набитого соломой, словно тюфяк. Он моментально вспыхнул и охватил пламенем всю его небольшую площадь. Вождь стоял на коленях над шаманом и что-то вопил в небо. Пока внимание племени переключилось туда, Юля, в сопровождении мужчин, бросились по тропе к выходу из этого дикого места. Не разговаривая, друг за другом, они совершили марш-бросок к месту стоянки. Добравшись до машины, компания не стала дожидаться утра и, наскоро переодевшись, распределила места в машине. Аннет ещё спала, будучи под наркозом, на разложенном сидении. Муж подколол ей обезболивающее, и сел сзади, с малышом. Мистеру Фарреллу пришлось сесть посередине и взять себе Матиаса на колени, который перенервничав за день, тут же поотрывал ему все пуговицы с куртки и затолкал себе за щеку. Юля с Робертом завернулись в плед и сели за водительским сиденьем. Она расположилась у него на коленях, и, положив голову ему на плечо, закрыла глаза, а он сжимал её в объятиях, пытаясь хоть немного согреть. Роберт до сих пор не мог полностью осознать, что эта девочка только что избавила его от мучительной и бессмысленной смерти. Джонни сел за руль и, оглядев пассажиров, рассмеялся.
– Прямо какой-то Ноев ковчег, - сказал он, и, заведя мотор, вывел машину на тропу.
Некоторое время, ехали молча, погружённые каждый в свои мысли. Юля постепенно приходила в себя, у неё не было сил даже пошевелиться. Ощущая всем существом своим тепло тела любимого человека, она не хотела больше вспоминать о событиях сегодняшнего вечера, но звуки тамтамов до сих пор стояли у неё в ушах. Мысли её стали путаться, перед глазами то вставало смертельно испуганное лицо шамана, то виделся Роберт, привязанный к шесту, то пылающий костёр. Одно видение сменяло другое. Вот она сама извивается золотой змеёй среди беснующихся дикарей. Они приближаются к ней и протягивают руки, а она, пытается заслонить собой возлюбленного, и повторяет словно заклинание «ИШШИАС». Она вздрогнула и проснулась.
– Тише, любимая, тише, - прошептал Роберт, - Всё позади, я рядом, успокойся.
Он начал гладить её по волосам, по спине и, наткнувшись рукой на парео, быстро проник под него. Садясь в машину под проливным дождём, Юля просто скинула купальник, и обмоталась большим платком. Роберт же просто тогда стянул мокрые насквозь джинсы, и поэтому сейчас они оказались под пледом фактически раздетыми. Он взглянул на отца и Джерома, они спали. Тогда он бросил взгляд в зеркало заднего вида. Джонни слушал негромкую музыку и тихо подпевал, словно почувствовав взгляд, он встретился глазами с Робертом, понятливо улыбнулся и не


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Вторник, 18.09.2012, 20:58 | Сообщение # 49
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
он был один…

Юля Крынская! Блин! Нельзя так со мной.................!! Ужасно! У меня будет разрыв сердца...


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Вторник, 18.09.2012, 22:06 | Сообщение # 50
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
"Юля Крынская! Блин! Нельзя так со мной.................!! Ужасно! У меня будет разрыв сердца...")))
Это ещё не всё...

Он начал гладить её по волосам, по спине и, наткнувшись рукой на парео, быстро проник под него. Садясь в машину под проливным дождём, Юля просто скинула купальник, и обмоталась большим платком. Роберт же просто тогда стянул мокрые насквозь джинсы, и поэтому сейчас они оказались под пледом фактически раздетыми. Он взглянул на отца и Джерома, они спали. Тогда он бросил взгляд в зеркало заднего вида. Джонни слушал негромкую музыку и тихо подпевал, словно почувствовав взгляд, он встретился глазами с Робертом, понятливо улыбнулся и немного прибавил звук. Затем опять поймав его настойчивый взгляд, рассмеялся негромко и чуть развернул зеркало от себя.
– Юля, - позвал Роберт её тихо.
Она отстранилась от его плеча и взглянула на него. Девушка уже вытащила эти жуткие линзы, и он, с наслаждением, утонул в зелёном омуте любимых глаз сиявших даже в полумраке салона.
– Как я соскучился по тебе, - прошептал он, - Моя Принцесса, моя спасительница.
Роберт нежно провёл своими фантастическими пальцами по её лицу, шее, груди, почувствовал, как она напряглась. Медленно приблизил свои губы к её губам, и, обхватив их, проник языком внутрь. Ощутив вкус, он почувствовал нестерпимое желание осязать её ещё больше. Его рука рванула вниз, к бёдрам и, не смотря на лёгкое сопротивление, достигла желаемой цели. Она с трудом подавила стон и чуть не потеряла сознание. Фаррелл слегка ослабил свой натиск, и их ласки приняли более мягкий характер. Они целовались и не могли оторваться друг от друга. Мистер Фаррелл в какой-то момент открыл глаза, но тут же закрыл их обратно. Время потеряло счёт для них.
К рассвету они добрались до места их первой стоянки. К счастью, дождь прекратился, но дорогу всё равно размыло обстоятельно. Им оставалось уповать на проходимость внедорожника и опыт тех, кому предстояло ехать за рулём. Солнце вставало над джунглями, согревая путешественников своими первыми лучами. Все вышли из машины, чтобы размяться. Аннет пришла в себя и впервые покормила своего малыша. Пока Роберт готовил завтрак, Юля умывала и пеленала, как умела, ребёнка. Он с нежностью наблюдал за тем, как она ещё совсем неловко, но очень старательно, это делала. Врачи, тем временем, занялись матерью. Багг, всю ночь ехал за рулём, поэтому улёгся в спальный мешок, около ребят, и моментально уснул. Управившись с приготовлением еды, Роберт взял ружьё и обследовал территорию вокруг лагеря. Вернувшись, он застал Юлю, убаюкивающую младенца тихой колыбельной песней. Он подошёл и, присев около неё, обнял за плечи.
– Тебе очень идёт быть мамой, - прошептал он ей на ухо, - До встречи с тобой я совсем не думал ни о создании семьи, ни о детях. Но с твоим появлением в моей жизни, я стал часто мыслить об уютном доме, горящем по вечерам камине, и чтобы мы, могли играть с нашими детьми на мягком пушистом ковре перед ним. А по ночам любить друг друга без устали. И никакого экстрима.
Юля улыбнулась и встала, чтобы передать уснувшего ребёнка его матери.
– Знаешь, - сказала она, вернувшись, и присев перед ним на корточки, - Есть песня одна, и там такие слова: «Воровка никогда не станет прачкой, а вор не станет спину гнуть». Ты не думаешь, что в один прекрасный день, тебе захочется скинуть домашние тапочки и вновь отправится на войну?
- Почему ты так решила? - спросил Фаррелл, внимательно посмотрев на неё.
– Наверное, потому, - вдруг жёстко произнесла Юля, - Что ты вчера, не моргнув глазом, поставил на кон свою жизнь, а стало быть, и мою. Из-за того, что не смог просто договорится с человеком. И, если бы ты не вернулся, я бы тоже умерла. И не было бы в нашей жизни детей, камина, пушистого ковра, да и нас самих тоже.
Она смотрела ему в глаза, и Роберт, не выдержав, отвёл взгляд. Юля встала и, подхватив ружьё, направилась к зарослям. Ей хотелось немного побыть одной. Мистер Фаррелл, подошедший в этот момент, чтобы налить себе кофе с тревогой взглянул на них, почувствовав, что в воздухе запахло ссорой. Роберт вцепился в свою шевелюру руками, затем вскочил и отправился за Юлей.
Услышав его шаги, она остановилась.
– Любимая, я очень виноват перед тобой, - тихо сказал он, стоя у неё за спиной, - Ты уже жалеешь, что связалась со мной?
– Я этого не сказала, - ответила Юля, - И ты говоришь чушь.
– Тогда что ты имела в виду? – недоумённо спросил любимый мужчина, кладя руку ей на плечо.
– Я имела в виду, дорогой, - проговорила она, поворачиваясь к нему, - Что при таком образе жизни, мы вряд ли сможем позволить себе завести детей. Это будет очень безответственно по отношению к ним.
Фаррелл взял её двумя руками за плечи и слегка встряхнул.
– Я клянусь тебе, что никогда более не поступлю так глупо и безответственно, erare humanum est. человеку свойственно ошибаться.
Она рассмеялась.
–Amicus Plato, set magis amica veritas, Платон мне друг, но истина дороже,- с артикуляцией произнесла она.
Он нахмурился, а потом схватил её на руки.
– И всё-таки я за камин и ковёр, - также чётко проговорил Роберт, - И ты будешь рожать мне детей. Потому что я хочу их иметь от тебя.
– Роб, да я-то только за… - начала она.
– Скажи, что ты любишь меня, - попросил он, - И больше можешь ничего не говорить.
– Я очень люблю тебя, - сказала она, кладя голову ему на плечо, и с облегчением вздохнула, - Конфликт исчерпан.
- Я хочу здесь немного погулять, - сказала Юля, увидев, что он несёт её обратно, - Нам ещё предстоит столько ехать сегодня.
Роберт усмехнулся.
– Любимая, посмотри внимательно на дерево, около которого мы беседовали, - сказал он, немного пройдя вперёд и, поставив её на землю.
Юля, обернулась и увидела достаточно крупную змею, покачивающуюся на ветке.
– Мама дорогая, - прошептала она и… упала в обморок.
Роберт еле успел подхватить её у самой земли. Он вынес Юлю на поляну, недоумённо взглянув на отца, который ожидал их возвращения.
– Что случилось? – крикнул тот и, не на шутку встревоженный, бросился к ним.
От его крика проснулся даже мирно спящий Багг, и сел протирая глаза. Роберт опустился с Юлей на землю. – Она увидела змею, - сказал он, и по-доброму рассмеялся, прижимая к себе своё сокровище.
– Джулия испугалась… змеи? – переспросил мистер Фаррелл, беря её за руку и нащупывая пульс, - Джером, подай мне нюхательную соль.
Тот быстро подошёл, и присел рядом с ними, открывая флакончик. Юля сделала вдох и, вздрогнув, открыла глаза.
– Где она? – простонала она, - Роберт, поехали скорее отсюда.
Мистер Фаррелл рассмеялся.
- Ах, Джулия, Джулия! – проговорил он, и приложил её руку к своим губам, - Ты не перестаёшь меня удивлять. Но я рад, что, ни что человеческое тебе, ни чуждо. А то, после вчерашнего, я уже не знал, что и думать.
– Обхохочешься, - проворчала Юля, но осознав комичность ситуации, не выдержала и присоединилась к веселью.
Во время завтрака был поднят вопрос об официальной версии произошедшего вчера. Ситуация была достаточно щекотливая. И о том, что Роберт, попал к племени в плен, и тем более о Юлином вмешательстве, было решено умолчать. Ребята, вообще, переживали, что официальное расследование может задержать их. Им очень не хотелось опоздать на собственную свадьбу. После еды, начали готовиться в дорогу. Матиас с любопытством заглядывал во все сумки, выискивая хоть что-нибудь для своей обезьяньей души. Почему-то Юлины розовые носочки сразили его наповал. Вытащив из её сумки, он долго и восторженно их разглядывал, а потом натянул себе на лапы. Шимпанзе сел на землю и, прижав одну лапу в носке к груди, посмотрел на неё такими глазами, что она сразу согласилась передать их ему в вечное пользование.
Роберт с Джонни отошли поговорить в сторону.
– Прости, - сказал Роберт, - Получается, я не выполнил свою часть договора.
Джонни немного помолчал и добавил.
– Твоя женщина решила мою проблему, - сказал он, и бросил взгляд в сторону Юли, - Правда, несколько иным путём.
У Роберта округлились глаза.
- Каким образом? – удивился он, - И, кстати, как ей удалось забрать у тебя камень? Я думал, ты с ним уже не расстанешься.
– Попробуй этой бестии, что-нибудь не дай, - рассмеялся Багг, и показал на своё серьёзно поцарапанное лицо, - Когда я вернулся один, то думал, она с меня живого шкуру спустит. Это её работа.
Роберт охнул и прикрыл рукой рот.
– Это она тебя так отделала? – с ужасом спросил он.
– Я думал, она свихнулась, твой отец еле оттащил её от меня, - сказал Багг, - Она словно парализовала меня своим криком. А когда она вырядилась таким чудом, я уже просто не решился с ней спорить. Правда, мистер Фаррелл, выказал определённую уверенность, в задуманной ею афере. А алмаз? Он был нужен мне больше для того, чтобы отомстить шаману, за мою женщину, которую он убил. Но она потребовала его, и я понял, что он ей необходим, чтобы спасти тебя. О такой изощрённой мести, которую она воплотила в жизнь, я даже не мог и мечтать. Так что, считай мы квиты. А мне остаётся только завидовать тебе. Надо было всё-таки… украсть её в то утро.
Он посмотрел на Роберта и снова рассмеялся, похлопав его по плечу.
– Да, ладно, расслабься! – проговорил он, - И сядь за руль, а то меня до сих пор в сон клонит. Хочешь, возьму твою дикую киску себе на коленки.
– За руль сяду, - ответил Роберт, думая о чём-то своём, и, встрепенувшись, добавил, - А по поводу киски – забудь! Съем с потрохами.
– Я почему-то так и подумал, ну и семейка, - Багг потёр руками разодранное лицо, - Ну хоть рядом посижу. Ладно, где мой ром?
И, достав пустую флягу, он пошёл к багажнику, чтобы наполнить её. А Роберт повернулся в сторону Юли, и вспомнил её слова о том, что он элементарно не смог договориться. «Она права, тысячу раз права», - думал он. Девушка сидела на капоте машины, скрестив ноги по-турецки и снова разговаривала с малышом. Врачи поставили Аннет капельницу, и готовили её в дорогу. Роберт подошёл к любимой и, облокотившись на автомобиль, кольцом рук обвил её и ребёнка. Она встретилась с ним глазами, и увидела в его взгляде столько любви и нежности, что ей стало неловко за недавнюю сцену. Фаррелл понял это и, хитро улыбнулся.
- Так с кого начнём, с девочки или мальчика? - спросил он и весело блеснул глазами.
– Кого Бог пошлёт! – она протянула ему ребёнка.
Тот взял малыша на руки, и, взглянул на Юлю., - Такой маленький, никогда не думал, что они рождаются такими крошками, - прошептал он, о чём-то задумался и добавил, - Я обязательно буду присутствовать на родах.
Юля хотела было возразить, но, поймав его взгляд, поняла, что это бесполезно. Он рассмеялся.
– Мне нравится, что многие вопросы, мы можем решать без слов, - прокомментировал он их бессловесный диалог, и продолжил, - Юля, Багг попросил меня сесть за руль, ты сядешь с отцом, хорошо?
– Не вопрос, - кивнула она, - Поехали уже поскорее.

Добавлено (18.09.2012, 21:57)
---------------------------------------------

Добавлено (18.09.2012, 21:59)
---------------------------------------------
И вот они снова заняли свои места, чтобы тронуться в путь. Джонни, в шутку, всё-таки попытался поменяться с мистером Фарреллом «пассажирами», удобно расположившимися на них. Но всё-таки ему пришлось довольствоваться компанией Матиаса. Поэтому он, хлебнув рома, вскоре задремал. Эдвард настоял, чтобы Юля приняла лёгкое успокоительное, и она, обняв его за шею, тоже уснула почти сразу, как они отъехали. Ей уже не хотелось никаких красот Африки. Она мечтала поскорее очутиться с Робертом в их уютной квартире. И никакого экстрима. Вспомнив, что это его же слова, которым не поверила с утра, она улыбнулась и провалилась в сон. Вечером они прибыли в миссию. По дороге им всем всё-таки пришлось несколько раз выталкивать машину из грязи, поэтому первым желанием было умыться. Джерома с женой там встречали восторженно, так как не чаяли их уже увидеть в живых. Юля также помогла Аннет привести себя в порядок и обустроить место для ребёнка. Мистер Фаррелл взял на себя решение всех организационных моментов, связанных с отъездом в ближайшее время из этой страны. Он уже с вечера сделал массу важных звонков. Роберт, умывшись, удалился отдохнуть часок перед ужином. А Джонни, несмотря на темноту, отправился разбираться со своим железным другом. Матиас, разжившись у Юли мешком от туфель, сложил туда все свои богатства и отправился в столовую. Там женщины готовили праздничный ужин, и он не мог пропустить такое, сулящее новые подарки, мероприятие. Прикинувшись несчастной обезьянкой, Матиас выцыганил массу вкусностей, а также разжился персональной ложкой, которую облизав, по-хозяйски засунул в свою новую торбу. Утолив своё чрево, он надел Юлины носки, чем необычайно развеселил присутствующих дам. Под эту лавочку, он выпросил красивое кухонное полотенце, белое в розовую полоску, и, накинув его на плечи, отправился к своему хозяину, волоча за собой мешок. Между прочим, унося в нём угощение для Джонни.
Когда всё было готово, Юля отправилась за Робертом. Войдя в комнату, она застала его спящим. Сев около него, ей стало жалко будить возлюбленного. Но он почувствовал её присутствие и, не открывая глаз, в мгновение ока подмял девушку под себя.
– Пора ужинать, любимый, - тихо сказала она, обнимая его.
Фаррелл положил ей голову на живот и вздохнул.
– Можно я съем тебя? –хитро спросил он и, щекотя её языком, стал спускаться ещё ниже.
Юля попыталась вывернуться, но ей это не удалось.
– Не бойся, - прошептал он, целуя её поверх белья, - Это просто поцелуй.
Он вскоре вернулся наверх и, глядя ей в глаза, стал ласкать её тело рукой.
– Ты очень красивая, - прошептал он, - Я бы назвал это невыносимая красота. Не могу спокойно смотреть на тебя.
Он приник к её губам и чуть не взорвался от нахлынувших на него чувств.
Пировать решили на улице. Разведя там большой костёр, мужчины вынесли на улицу столы, и женщины стали раскладывать снедь. К ним присоединились люди из местного населения, которые за долгое время соседства с миссией стали здесь практически своими. Юля с Робертом вышли, когда все уже расселись за столами. Они были немного взбудоражены и глаза их блестели. Мистеру Фарреллу хватило одного взгляда в их сторону, чтобы понять, что у этой парочки сейчас были дела поинтереснее, и только природная вежливость вытащила их сейчас на улицу. Он скрыл улыбку в кулак, и предложил им места рядом с собой. Юля поначалу с некоторым недоверием посматривала на аборигенов. А они, совершенно не стесняясь, откровенно разглядывали её. Так как официально в Судане алкоголь категорически запрещён законом, на столе стояли только безалкогольные напитки. Но друзья решили сегодня расслабиться, и, замаскировав кувшины, пили коньяк. Джонни сидел со своим неизменным ромом. Разговоры были очень аккуратные, потому что повсюду могли быть уши. Постепенно, вечер перетёк в более свободную форму. Аборигены принесли свои тамтамы и их женщины начали свои необычные танцы. Юля с интересом следила за их движениями. А Роберт, улыбаясь, наблюдал, как она чуть ли не подпрыгивала на месте.
– Принцесса, - наконец, обратился он к ней, - Покажи им класс.
Мистер Фаррелл поддержал сына.
– Иди, Джулия, - попросил он, - Доставь нам удовольствие, ещё раз увидеть твоё исполнение.
Её не нужно было долго упрашивать, и она вышла в круг. Темнокожие женщины расступились, поглядывая на неё с некоторым удивлением, но, не прекращая своего танца. Для Юли природа этого действа оказалась очень близка. Так в Африке танец, это не просто комплекс движений, это целый мир, если хотите ритуал. Отталкиваясь от изменения в природе и каждодневной жизни, местные племена развили необыкновенные танцы, чтобы переживать энергию окружающего мира в себе, связываясь с ней и исцеляясь. Юля по своему обыкновению закрыла глаза и впустила ритмы музыки в своё тело. Раз, два, три, разворот, там-там-там-там. Она двигалась очень естественно, чётко следуя такту музыки. Пластика, необыкновенная растяжка, делали её танец фантастически не реальным в данном антураже. В этот вечер она решила надеть белый костюм, состоящий из свободных шароваров, и обтягивающего верха, дополнив свой образ интересным комплектом из крупных пластин под золото. Среди этих иссиня-черных женщин, она была, словно ангел среди бесов. Роберт смотрел на неё, и в голове, словно неоновое табло, светилась только одна мысль: «не сдержусь». Ритм музыки немного изменился и мужчины племени, войдя в круг, присоединились к танцующим женщинам. Роберт скинул рубашку, обнажив свой красивый торс, и вышел к Юле. Она радостно встретила его. И дальше танец принял достаточно горячий характер. Джонни отставил флягу в сторону, и смотрел во все глаза. Мистер Фаррелл пребывал в лёгком шоке.
– Они созданы друг для друга, - прошептал он, - И это мои дети.
Даже аборигены, заинтересовались их танцем, и, рассевшись вокруг, принялись одобрительно хлопать. Но Юля с Робертом не замечали никого. Только он и она, словно инь и янь существовали сейчас в этом мире. Их территория истинной и неподдельной любви, принадлежала им, и только им. Наконец, Роберт не выдержал и, перекинув Юлю через плечо, словно пушинку, исчез с ней в доме. Эдвард тактично постарался объяснить их уход, что называется по-английски. Но из открытого окна раздался грохот падающей мебели, тогда он махнул рукой и постарался сменить тему.

Добавлено (18.09.2012, 22:00)
---------------------------------------------

Добавлено (18.09.2012, 22:03)
---------------------------------------------
Вдали раздался гул приближающегося вертолёта.
– Кто это может быть в такой поздний час? – удивился Эдвард.
Миссионеры удивлённо пожимали плечами и переглядывались.
– Вы никого не ждёте? – встревожено спросил Багг.
– Нет, - пожал плечами мистер Фаррелл.
Тогда тот вскочил и, бросившись к машине, схватил бинокль и поднёс его к глазам.
– Быстро все в укрытие, - закричал он, - Это вертолёт сомалийских пиратов. Там на борту их символика.
Вертолёт уже приземлялся, когда народ бросился врассыпную. Из него выпрыгивали вооружённые люди в масках, одетые достаточно разношёрстно. Эдвард и мистер Хоуп, выполняющий здесь административные функции, остались стоять на месте, чтобы встретить непрошенных гостей. Услышав крик Джонни, Роберт не сразу понял, в чём дело. Но быстро пришёл в себя и, вскочил с кровати. Взглянув на Юлю, он обвёл глазами комнату, и, схватив её в охапку, быстро засунул в шкаф.
– Умоляю тебя, не высовывайся, - быстро проговорил он, и наспех поцеловав, захлопнул дверцы.
Он выпрыгнул в окно, чтобы успеть схватить оружие. Джонни бежал уже навстречу к нему вооружённый двумя ружьями и сумкой с патронами. Перекинув ему один ствол, он бросился в дом.
– Отец, уходи, - крикнул, было, Роберт, но было поздно.
Пираты уже обступили их, тогда молодой человек подошёл и встал рядом с мистером Фарреллом. А проблема была вот в чём. У шамана племени Моро, оказывается, был сын, промышляющий разбоем в Аденском заливе. И пару раз в год, сей отпрыск древнего шаманского рода навещал отца со своими друзьями. Чтобы немного развлечься, они выбирали дни крупных праздников. В этот раз они прилетели часа через три, после ухода Юли и её спутников. Вождь всё-таки вытащил из огня служителя культа, но тот, похоже, сильно тронулся умом. Конечно же, прибывшие не поверили ни в какое пришествие вестницы божества, и, допросив людей, поняли, что какая-то женщина развела целое племя как лохов. Сопоставив дневное исчезновение пленников, которые, как было известно аборигенам, служили миссионерами, и похищение вечерней жертвы, они путём не хитрых вычислений поняли, что искать эту женщину нужно в местных благотворительных миссиях. Их требование в данный момент, состояло в том, чтобы им выдали эту особу, если она находилась здесь. В случае сопротивления, они грозили уничтожить здесь всё живое. Роберт судорожно соображал, как ему правильно поступить, чтобы спасти Юлю, и не дать погибнуть другим людям.
– Здесь нет женщины, которую вы ищете, - сказал мистер Фаррелл, - Наши люди не покидали территорию последние дни.
Но тут из вертолёта выпрыгнул ещё один человек, явно не относившийся к этой группировке. Он подошёл к разговаривающим, и внимательно посмотрел на Роберта. Отозвав человека, который вёл переговоры, туземец начал что-то шептать ему на ухо. Отец переглянулся с сыном. Они оба поняли, что правда сейчас выплывет наружу.
– Иди к ней! – тихо прошептал Эдвард.
Роберт бросил взгляд на здание, оценивая расстояние, которое ему нужно было преодолеть. Рассчитав всё до мелочей, он бросился за машину, вслед ему сразу раздалась автоматная очередь. Но он буквально подкатился под неё, а из дома раздались выстрелы, давшие ему возможность добраться до входа. Вбежав в их с Юлей комнату, он увидел, что Джонни занял уже оборону у окна. Юля, конечно, не стала сидеть в шкафу, а стояла, прислонившись к стене и вертела в руках пистолет.
– Мы не продержимся долго, - процедил Джонни сквозь зубы, - И других погубим. Скажи в двух словах, что им нужно.
Роберт быстро прояснил ситуацию.
– Единственная возможность спасти других, - сказала Юля, подняв глаза на мужчин. - Покинуть этот дом. Им нужна только я.
Роберт подошёл и обнял её. На улице было странное затишье. Бандиты переговаривались между собой. Мистер Фаррелл подошёл к ним, но на него сразу навели пистолет. Тогда он поднял руки и начал быстро что-то говорить. Роберт наблюдал за переговорами, прижав к себе Юлю одной рукой.
– Он пытается договориться о выкупе, - произнёс он, напряжённо наблюдая за отцом.
Сердце его разрывалось от беспокойства за него.
- Нам бы выиграть время, - сказал он, - Я уверен, что Джером уже успел связаться с нашим консульством. Они вышлют подмогу.
Бандиты, тем временем, выслушали предложение Эдварда и взглянули на старшего. Тот начал орать на них на своём диалекте. Джонни выругался.
– Ты умудрилась свести с ума отца этой образины. Всё бы ничего, если бы он не был здесь старшим, - пояснил он речь их вожака.
Оттолкнув мистера Фаррелла, несколько людей бросились к другой половине дома, и вскоре выволокли на улицу Аннет с ребёнком, и ещё двух женщин. Поставив их на колени перед окном, из которого неслись выстрелы, они приставили к головам заложниц ружья и потребовали немедленной выдачи белой стервы. Джонни с Робертом оказались в тупике. Они смотрели в прицелы, прикидывая, успеют ли они первыми выстрелить, чтобы спасти женщин. Но бандитов было двенадцать человек. Один из них, вырвал у Аннет ребёнка, и, отшвырнув простыню, поднял младенца за одну ногу. Роберт прицелился этому бандиту в голову, и в этот момент услышал Юлин звонкий голос.
– Стой, мразь! – крикнула она по-русски и выпрыгнула на улицу из соседнего окна, - Тебе нужна я.
Роберт прыгнул за ней, но его тут-же сразил выстрел и он рухнул словно подкошенный. Юля кинулась к нему, но к ней быстро подбежали несколько человек и, схватив, потащили к вертолёту. Джонни открыл по ним прицельную стрельбу и два человека упали на землю. Превозмогая боль, Роберт вытянулся на земле и, прижав ружьё к плечу, уложил ещё двоих. Бандиты залегли за редкими кустами акации. Мистер Фаррелл с мистером Хоупом бросились к машине. Автоматная очередь зацепила последнего, и он упал, не добежав совсем немного. Эдвард бросился к сыну и затащил его за машину.
– Я в порядке, отец, - прохрипел тот, держась за бок, - Просто был болевой шок. Беги к Джонни в дом, возьми моё ружьё, прикроете меня. Быстро.
Он сел в автомобиль, зная, что Багг хранил запасные ключи и пистолет под водительским сиденьем, и завёл мотор.
Мистер Фаррелл уже открыл огонь из окна, дав передышку Баггу. Завязалась перестрелка, бандиты видимо не ожидали подобного сопротивления, а также понимали, что им нужно убираться отсюда поскорей, поскольку в миссию могло прибыть подкрепление. В это время сын шамана затащил Юлю в вертолёт. Взяв девушку за подбородок, он с интересом, взглянул в её лицо. Осклабив белые зубы, бандит рванул на ней одежду и ударил со всей силы. Пролетев в угол вертолёта, Юля застонав, закрыла глаза. Бандит быстро подошёл и наклонился над ней. В следующий момент в её руке блеснул скальпель и воткнулся в его грудь. Удар оказался точным, и он рухнул прямо на неё. Скинув с себя его тушу, она почувствовала резкий приступ тошноты, и её вырвало. Юля услышала шум мотора и, покачиваясь, подошла к выходу. Её глазам предстала картина, освещаемая яркой луной. На огромной скорости внедорожник нёсся в сторону вертолёта. Сзади бежали бандиты, стреляя по автомобилю, она посмотрела под ноги и увидела рядом ящик с гранатами. Захватив парочку, она спрыгнула к притормозившей рядом машине, и быстро села в неё. Сердце её зашлось от радости, когда она увидела Роберта. Он подмигнул ей.
– Ты умеешь пользоваться этим? – спросила она, протягивая ему гранаты.
– Немного, - усмехнулся он, выталкивая локтём крошево разбитого бокового стекла, - Пригнись и возьми ствол.
Он резко развернул машину и помчался прямо на бандитов . Те бросились врассыпную, а Роберт, затормозив неподалёку от них, выдернул чеку из одной гранаты. Метнув её в бок, он нажал на газ до упора и рванул с места. Сзади раздался оглушительный взрыв, но они были уже для него недосягаемы. Притормозив около здания миссии, молодой человек резко развернул машину. Они с Юлей увидели, как оставшиеся бандиты забираются в вертолёт. Когда завертелись лопасти винта, Роберт взглянул на Юлю, и потерял сознание.

Добавлено (18.09.2012, 22:06)
---------------------------------------------


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Среда, 19.09.2012, 21:11 | Сообщение # 51
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
"Юля Крынская! Блин! Нельзя так со мной.................!! Ужасно! У меня будет разрыв сердца...")))
Это ещё не всё...

Значит, все-таки будет............

Quote (lady_farrell)
Наверное, потому, - вдруг жёстко произнесла Юля, - Что ты вчера, не моргнув глазом, поставил на кон свою жизнь, а стало быть, и мою. Из-за того, что не смог просто договорится с человеком. И, если бы ты не вернулся, я бы тоже умерла. И не было бы в нашей жизни детей, камина, пушистого ковра, да и нас самих тоже.


Жестко, но верно. Жалко Роберта.
Quote (lady_farrell)
Матиас с любопытством заглядывал во все сумки, выискивая хоть что-нибудь для своей обезьяньей души.


Quote (lady_farrell)
Матиас, разжившись у Юли мешком от туфель, сложил туда все свои богатства и отправился в столовую. Там женщины готовили праздничный ужин, и он не мог пропустить такое, сулящее новые подарки, мероприятие. Прикинувшись несчастной обезьянкой, Матиас выцыганил массу вкусностей, а также разжился персональной ложкой, которую облизав, по-хозяйски засунул в свою новую торбу. Утолив своё чрево, он надел Юлины носки, чем необычайно развеселил присутствующих дам. Под эту лавочку, он выпросил красивое кухонное полотенце, белое в розовую полоску, и, накинув его на плечи, отправился к своему хозяину, волоча за собой мешок.


Нравится мне эта обезьяна!!!!!!!!! cool

Дочитала до конца. Выдохнула. До завтра доживу.


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Четверг, 20.09.2012, 00:50 | Сообщение # 52
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Девушка схватила его за руку и, нащупав пульс, облегчённо вздохнула.
– Эдвард, - закричала она, выпрыгивая из машины.
Обежав её с другой стороны, Юля распахнула дверцу. Мистер Фаррелл, держась одной рукой за плечо, вышел на крыльцо, за ним показались две женщины, с которыми Юля так и не успела толком познакомиться. Они испуганно взглянули на неё, и побежали к мистеру Хоупу. Из-за ограды бежал другой персонал, успевший скрыться не в доме.
– Жив? – коротко спросил врач, направляясь к машине.
Юля кивнула головой. Отец подошёл к сыну и быстро оценил его состояние.
– На первый взгляд всё не так плохо, нужно перенести его в дом, - сказал он, и взглянул на Юлину окровавленную одежду.
- Детка, ты ранена? – спросил мистер Фаррелл.
- Нет, это чужая кровь, - тихо сказала она, и посмотрела Эдварду в глаза.
– Я понял тебя, - сказал он и закусил губу, - Не говори ни кому об этом.
К ним подбежали два молоденьких парнишки, с испуганными лицами. Юля с отвращением взглянула на них и отвернулась. Она не выносила мужской трусости.
– Несите носилки, - коротко приказал им Эдвард, и обратился к Юле, - Иди, переоденься и приходи, поможешь.
Она взглянула на Роберта.
– Иди, я сказал, - улыбнулся Эдвард, вспоминая недавние события в России, повторившиеся здесь, с точностью до наоборот, - Заодно, посмотри как там Джонни.
И врач отправился вслед за волонтёрами. Они перенесли Роберта в операционную, которая была очень чистая и достаточно просторная, рассчитана на пять пациентов. Для этой страны, ситуация с большим количеством раненных, не была редкостью. Мистер Фаррелл быстро сделал сыну несколько уколов и поставил капельницу.
Юля вбежала в их с Робертом комнату, и застыла. Багг лежал на полу с закрытыми глазами, а Матиас, обняв его голову с запёкшейся кровью в волосах, сидел и плакал. Вы когда-нибудь видели, как умеют горевать животные? Неподдельно, искренне, потому что им незнакомо ханжество и ложь. Она бросилась к ним, и слёзы брызнули у неё из глаз.
– Джонни, - Юля торопливо схватила его за руку.
Не нащупав пульс, но чувствуя ещё тепло его тела, она понадеялась, что успеет вернуть его к жизни. Заткнув ему нос, она впилась в его губы, чтобы сделать ему искусственное дыхание. Но он тут-же затрепыхался и обнял её. Юля отпрянула от него, а он, открыв глаза, улыбнулся ей своей хитрой улыбкой.
– Мне понравилось, давай продолжим, - проговорил Багг, - Только чур за нос больше не хватать.
– Ой, прости меня, - смущённо пробормотала она, - Мне показалось, что ты убит, Матиас ввёл меня в заблуждение.
– Ничего, ничего. После твоего поцелуя, моё состояние далеко от холодного, - проговорил он, приподнимаясь на локте.
– Час от часу не легче, - пробормотала Юля, и уже громче сказала, - Отвернись, пожалуйста. Мне нужно переодеться, Роберт серьёзно ранен.
Джонни перевернулся на живот и уткнулся головой в свои ладони. Она быстро сбросила с себя одежду, и, достав тоник, протёрла своё тело. Ей хотелось смыть с себя чужую кровь. «Надеюсь, он остался жив», - подумала она, Юле не хотелось брать такой грех на душу, каким бы мерзким чудовищем не был тот человек.
– Что, ты говоришь, с Робертом? – спросил Джонни, вставая, когда она оделась.
– Ещё не знаю, - встревожено сказала Юля, - Он увез меня от вертолёта, и только здесь отключился. Пойдём, ты ведь тоже ранен? Матиас так горевал, что я, действительно подумала, что ты умер.
Джонни взял шимпанзе на руки и поцеловал в макушку.
– Он очень нежное существо, - рассмеялся Багг, - Но я думаю, что он плакал из-за того, что где-то потерял свою сумку.
Матиас тяжело вздохнул и уткнулся Джонни в плечо.
– Догоняйте, - произнесла Юля, погладив обезьяну, и выбежала из комнаты.
По всему дому сновали люди. Девушка увидела Аннет, прижимающую ребёнка к груди. Та бросилась к ней со слезами, бормоча слова благодарности.
– Аннет, позже, пожалуйста! Подскажи, где операционная? - спросила девушка, нетерпеливо перебив её.
Женщина показала на одну из дальних комнат, и Юля побежала в указанном направлении. Войдя в бокс, она огляделась. Каждое место здесь было отгорожено белой простынёй. Она бросилась к столу, на котором лежал Роберт, и взяла его за свободную от капельницы руку. Он открыл глаза и улыбнулся ей. Юля плюхнулась, на вовремя подставленный, Эдвардом стул. Она приникла губами к его руке, а Роб повернув к ней голову, улыбнулся. Они встретились взглядами, и у Юли слёзы потекли по щекам. Она хотела что-то сказать, но рыдания вырвались у неё из груди и, уткнувшись в его ладонь, она больше их не сдерживала. Роберт с нежностью смотрел на неё, понимая, что она пережила в душе, пока он был без сознания.
– Господи, благодарю тебя, - давясь рыданиями, шептала она, - Мальчик мой, я всё вынесу. Только живи, пожалуйста. Я буду любить тебя, чтобы не случилось с тобой.
Эдвард подошёл к Юле, и тронул её за плечи.
– Всё хорошо, дорогая, - сказал он, - Успокойся. Ты сможешь мне помочь?
Она последний раз всхлипнула, и, зажмурив глаза, постаралась унять свои слёзы.
- Да, конечно, - прошептала Юля, подняв голову и вопросительно взглянув на него.
- Тогда отвлеки своё сокровище, пока я буду доставать из него пули, - сказал мистер Фаррелл.
- Элен, - позвал он одну из медсестёр, – Ты готова?
Та вкатила столик со стерилизатором и лекарствами. И снова вышла, а вскоре вернулась с перегородкой, которую установили над Робертом и халатом с шапочкой для Юли.
– Ты его будешь под местным наркозом… резать? – спросила девушка, стараясь говорить как можно спокойнее, но голос её предательски дрогнул.
– Так лучше, - сказал Эдвард, повернув сына на бок, - Всё сидите оба за ширмой. Элен, шприц с анестезией.
Юля посмотрела на Роберта и ободряюще улыбнулась.
– Это он, чтобы нам больше неповадно было во всякие авантюры ввязываться, - улыбнувшись в ответ, хрипло произнёс Роберт, облизывая пересохшие губы, - Но ты для меня лучший наркоз. Так что ему непросто будет расквитаться с нами.
Юля приложила палец к его губам.
– Молчи, любимый, береги силы.
Роберта снова положили на спину.
- Никаких афёр больше, - произнёс врач, - Я устал уже вас откачивать по очереди. Элен, скальпель.
За соседней ширмой тоже шла операция. Там Джером извлекал пули из мистера Хоупа. К счастью, у него тоже не были задеты жизненно важные органы. Но оттуда слышались стоны. Юля посмотрела на Роба.
– Почитай мне стихи, - попросил вдруг он, сдавленным голосом – Любимые, а ещё лучше свои.
Капельки пота выступили у него на лбу. Юля взяла лежащую рядом салфетку и, промокнув ему лоб, начала читать стихотворение, которое сочинила совсем недавно.
Моя жизнь до встречи с тобой,
Была чередою ошибок.
Могилою был мой покой,
А жизнь лишена улыбок.

Ты, словно весенний луч,
Ворвался в моё сознание.
И рядом не стало туч,
Лишь тяжесть воспоминаний.

Они, как Дамоклов меч
иль тягостные оковы,
Жизнь мою хотели пресечь,
Иль в клетку запереть снова.

Я, будто раненный зверь,
Была найдена в бурю тобой.
Новой жизни открыл ты мне дверь,
Помог вновь стать самою собой.

Пусть нас с тобою любовь,
Упасёт от беды и разлуки.
Я хочу, чтобы каждую ночь,
Обнимали меня твои руки.

Чтобы вместе встречали рассвет,
Чтобы я подавала ужин,
Чтобы стала женой тебе,
А ты моим ласковым мужем.

Подарю я тебе детей,
Знаю, что мечтаешь об этом,
Буду я качать колыбель,
На нашем острове где-то.

А если однажды уйдёшь,
Упорхнёт душа белой птицей.
И захочешь , а не вернёшь,
Любовь не может дважды родиться.
Она читала, согревая его руку, своим жарким дыханьем. Их взгляды пересеклись и, словно, невидимый разряд тока пробежал между ними. Роберт слушал её, и чувствовал, как пульсирующая боль оставляет его. Он уже не слышал чужих стонов и бряканья металлических инструментов, не чувствовал запаха лекарств, витавших в воздухе. Перед ним было два зелёных озера, в которых он тонул. Он слышал, словно издалека её голос, который сладким нектаром вливался в его сердце. А Юля, закончив одно стихотворенье, не останавливаясь, перешла к другому. Теперь это были стихи Есенина…
- Всё, - через некоторое время сказал мистер Фаррелл и хлопнул в ладоши.
Ребята вздрогнули и недоумённо посмотрели на него.
– Ты прекрасно справилась со своей задачей, - улыбнулся врач, - Прости, сынок, я так заслушался, что чуть не зашил тебе зажим в живот.
Юля наклонилась над Робертом и поцеловала его долгим, нежным поцелуем.
- Джулия, часа через два прибудет за нами вертолёт, - произнёс мистер Фаррелл, присев около сына на краешек стола, - Собери, пожалуйста, ваши вещи. Мы улетаем, сегодня домой. Здесь опасно оставаться. Роберта сейчас перенесут в вашу комнату. Подготовь ему постель.
Юля бросилась Эдварду на шею.
– Неужели этот кошмар сегодня закончится? – радостно проговорила она.
– Эй, эй – раздался ворчливый голос Роберта, - Я ещё не остыл, а ты уже обнимаешь другого.
Юля повернулась, и укоризненно взглянула на него.
– Роб, ты неисправим, - вздохнула она, и тут же, наклонившись, расцеловала и его.
Потом, сняв халат, выпорхнула из операционной, столкнувшись в дверях с Баггом. Он попросил приглядеть её за Матиасом, который сиял как медный чайник, держась одной рукой за штанину хозяина, а в другой сжимая заветную сумку.
– Весь двор обыскал, пока нашёл, - пожаловался Джонни.
– Иди ко мне, маленький! - ласково позвала Юля обезьянку и протянула к ней руки, - Пойдём, я ещё что-нибудь подберу для тебя.
Та быстро забралась к ней, заговорщицки заглядывая в глаза. Удивительно то, что Юля автоматически сказала это по-русски, но у неё сложилось мнение, что шимпанзе её понял.
– Спасибо, миледи, - поблагодарил Багг, - Я спокоен, когда он с тобой.
Юля кивнула и быстро удалилась. Джонни проводил её взглядом, цокнул языком и вошёл в операционную.
По дороге Юля зашла в столовую, чтобы взять для Матиаса немного фруктов. А в комнате, порывшись в сумке, достала ещё пачку печенья. Заняв, таким образом, своего гостя, она, напевая, перестелила постель и стала собирать сумки. Её мучил один вопрос, как после такой перестрелки, они смогут быстро и беспрепятственно покинуть страну. Но раз Эдвард сказал, значит так и будет. Юля решила настроить себя на положительные эмоции, хотя бы ради Роберта, которому для скорейшего выздоровления, понадобится её забота и оптимизм. Словно в ответ на её мысли о нём, в дверь постучали. Она впустила ребят, которые занесли носилки с Робом. Юля села у кровати и улыбнулась.
– Неужели, мы поменялись местами? – спросила она, наклоняясь к нему, - Не всё же тебе меня выхаживать.
Он поманил её и прижал к себе, когда Юля прилегла рядом.
– Я не переживу этого, - прошептал он, зарываясь в её волосы, - На нашей свадьбе я хочу кружить тебя в вальсе. А потом, ночью, показать тебе небо в алмазах.
– Значит так и будет, - прошептала она, - Уверена, ты быстро поправишься. Рана не так серьёзна. Я приложу все свои силы, чтобы ты выздоровел, как можно быстрее.
– Девочка моя любимая, - словно выдохнул он, - Поцелуй меня, пожалуйста. Это лучшее лекарство для меня.
Она закрыла глаза и прильнула к нему. Роберт с наслаждением ощутил влагу её губ. Как ему хотелось сейчас переместить её под себя, чтобы почувствовать каждую клеточку любимой Принцессы. Но, к сожалению, после наркоза, он ещё даже не чувствовал себя ниже пояса.
– Нужно собираться, - прошептала она, с трудом отрываясь от него.
Его поцелуй, погружал её в мир фантастических ощущений, и было очень сложно прерывать его.
– Р-р-р-ррррр! – прорычал он, и, стукнув кулаком по стене, добавил, - Но ты права, любимая.
– Поспи немного,- попросила она, гладя его по волосам, - Тебе нужно набираться сил.
Он вздохнул и послушно закрыл глаза. Но тут же приоткрыл один, и хитро взглянул на неё.
– Учти, я буду капризничать, - предупредил он её, улыбаясь, - Если ты будешь надолго оставлять меня.
– Куда я от тебя денусь, - рассмеялась она, и пропела, - Ты мой наркотик, моё тело, ты – моя душа. Разве можно убежать от всего этого?
– Такая же ерунда, - вздохнул он, и успокоено закрыл глаза.

Добавлено (20.09.2012, 00:38)
---------------------------------------------
Юля встала, чтобы продолжить собирать вещи. Девушка совсем забыла, что они не одни в комнате и обернулась в поисках Матиаса. Её взгляд упал на большую сумку, куда она складывала свои вещи. Одежда её была выкинута оттуда, а обезьяна лежала в ней, подложив свою торбу под голову. Юля рассмеялась и достала её оттуда.
– Ты хочешь поехать с нами? – спросила она, сажая её на стол, - Боюсь, нам тогда придётся брать и твоего хозяина.
Слова её оказались пророческими. В комнату вошёл Эдвард. Он присел около сына и взял его руку.
– Как ты? – спросил отец, взглянув на часы, - Наркоз отходит?
Роберт попробовал пошевелить пальцами ног, но не почувствовал их.
– Нет, - встревожено сказал он, - А что, уже должен?
Эдвард достал шприц, и сделал сыну укол.
– Всё в порядке, - понимающе улыбнулся он, - Не переживай. Слушайте, меня внимательно. Ситуация очень неприятная. Улетаем сегодня в следующем составе, мы, Джером с семьёй и Джонни, естественно, с Матиасом.
Юля замерла со стопкой сложенных вещей в руках.
– У Багга могут возникнуть осложнения с местными властями, - пояснил Эдвард, вставая, - Поэтому я оформляю ему медицинские документы, для, якобы, срочной операции, которую можно сделать только в Лондоне. Джулия, ты должна продемонстрировать временную потерю памяти. Я сам буду отвечать на все вопросы. С местным персоналом я уже обо всём переговорил. Так что очень прошу вас ничего больше не натворить до отъезда. Вы раненные и контуженные, немые и глухие. Всё понятно.
Юля с Робертом переглянулись, и, не выдержав, расхохотались.
– Обещаем, - сказала Юля, и подхватила Матиаса на руки, - Обезьянка, я приглашаю тебя на свадьбу, будешь нести мою фату!
- Не знаю, стоит ли уже ложиться спать, - продолжил мистер Фаррелл, подходя к окну, - Скоро уже будет светать.
Юля подошла к нему и тихо спросила.
– Эдвард, они могут арестовать нас? - она посмотрела на него так, что он не смог ей солгать.
– Да, Джулия, я буду честен с тобой,- сказал он, обнимая её за плечи, - Местные власти здесь не очень любят разбираться. У Джонни много незарегистрированного оружия, которое, между прочим, спасло нам жизнь. Плюс к этому, он с Робертом пытался похитить святыню местного племени. А ты, спасая последнего, свела с ума служителя культа и вмешалась в жизнь аборигенов. И доказать, что они хотели убить твоего жениха, будет очень сложно. Поэтому если они начнут глубоко копать, нам не поздоровится. Суданская тюрьма – последнее место на свете, где я хотел бы побывать.
Юля оглянулась на Роберта и с удивлением обнаружила, что он спит. Она вопросительно взглянула на мистера Фаррелла, а он показал ей пустой шприц.
– Пусть поспит немного, - сказал он, и присев на подоконник привлёк её к себе, - Я не знаю, как мне отблагодарить тебя за то, что ты спасла моего сына. Понимаю, что ты делала это ради вашей любви. И я, старый болван, здесь не причём. Но в нём вся моя жизнь. Ведь это из-за меня он, а с ним и ты, поехали сюда. А стало быть, по моей вине всё это произошло. Бандиты унесли с собой раненых и убитых, так что давать показания против вас некому. Я думаю, они не встречали ещё такого сопротивления. Для окружающих вы герои, а победителей не судят. Поэтому, надеюсь, мы выйдем сухими из воды. В Лондоне же - с меня причитается. И не говори мне нет. Обещаешь?
Эдвард отстранил её, и заглянул в глаза.
– Для меня счастье – быть рядом с вами, а большего мне не надо, - сказала Юля, недоумённо пожав плечами.
– Ну, Джулия! - попросил он, - Пообещай, принять мой подарок, я уверен, тебе понравится.
– Ладно, обещаю, - улыбнулась она.
Мистер Фаррелл снова обнял её.
– Спасибо, - проговорил он довольным голосом, - Я горжусь, что у моего сына будет такая жена, и рад, что именно ты станешь продолжательницей нашего рода.
– Эдвард, это чудовище, ведь я его, наверное… - она не договорила, потому что он приложил палец к её губам.
– Молчи девочка, - сказал он, и погладил Юлю по голове, - Пусть это тоже будет на моей совести. Своим поступком, ты спасла сегодня жизни хороших людей. А там ты защищалась. Ведь так?
Она кивнула.
– Кстати, куда ты дела ту одежду? – спросил мистер Фаррелл.
- Положила в пакет и выкинула, - удивилась она, - Не стирать же её.
– Стирать не надо, - озабоченно произнёс он, - Лучше сжечь. Ты если всё собрала, всё-таки приляг. Может хоть часик удастся поспать. А я всё сделаю. Да, Матиас на твоей ответственности, Джонни самостоятельно не сможет сейчас передвигаться. Так надо. Он просил передать тебе документы на обезьяну. Эдвард достал какую-то книжечку и передал её Юле.
– Ветеринарный паспорт? – удивилась Юля,- Ну надо же, не думала, что у этого бродяги есть документы.
– Сам поражён, - улыбнулся Эдвард, - Но Джонни, очень трепетно относится к своему другу. Ведь это вся его семья здесь. Ладно, документы пусть всё-таки останутся у меня. Ведь я занимаюсь оформлением.
Он, было, направился к двери, но притормозил, вспомнив что-то.
– Да, - он улыбнулся, - Мальчишки-волонтёры очень расстроены, пожаловались, что ты их обдала таким холодом и презрением, что они готовы сквозь землю провалиться.
– Не выношу мужской трусости, - вспыхнула Юля, - А они сбежали. Что теперь, в дёсна с ними треснуться?
Эдвард рассмеялся.
– Джулия, детка, им же чуть больше двадцати, и они не воины, а в остальном, неплохие ребята, - похлопал он её по плечу.
– Мне с ними, к счастью, детей не крестить, и дело не в возрасте, - чуть мягче, сказала она, - Ты хочешь что-то конкретное?
- Ох, Ваше Высочество! – Эдвард приложился к её руке, - Если это возможно, простите их. Я думаю, они и так полны раскаяния.
– Только ради Вас, - Юля присела в реверансе.
Они обменялись улыбками и Эдвард, захватив пакет с одеждой, вышел из комнаты. Девушка устало вздохнула, взяла со стула плед и накрыла, сладко спящего на сумках, шимпанзе. Потом поправила Роберту одеяло, и, не раздеваясь, прилегла рядом.
Примерно через час, они проснулись от гула. Это прибыл вертолёт. И вскоре всё здание наполнилось чьими-то громкими голосами. Роберт сонно посмотрел на Юлю.
– Привет, мой любимый, - улыбнулась она ему, бодро сев на кровати, хотя голова гудела, и хотелось только одного, упасть обратно на подушку и проспать как минимум сутки.
– Привет, жизнь моя, - ответил Роб, облизнув губы.
Он попробовал пошевелить пальцами и облегчённо вздохнул.
– Я думал этот коновал, обездвижил меня навсегда, - улыбнулся он и попробовал сесть, но, закусив губу, схватился за бок.
Юля вскочила и, налив стакан минералки, протянула ему.
– Ты читаешь мои мысли, - улыбнулся он, чуть ли не залпом осушив бокал.
– И это тоже, - сказала она, расчёсывая волосы, - А ещё, ведь я сама не так давно пребывала в таком же состоянии. И прекрасно помню первые достаточно физиологичные желания, которые приходили в голову.
Он улыбнулся, и чуть поморщившись, всё-таки сел. Раздался стук в дверь и вошёл мистер Фаррелл. Вид у него был уставший, он вообще не ложился в эту ночь спать. Поздоровавшись, он взглянул на Юлю и глазами попросил оставить их одних. Она взяла умывальные принадлежности и выскользнула за дверь. Когда девушка возвращалась обратно, то проходя мимо операционной, наткнулась на горе волонтёров. Они, увидев её, опустили глаза в пол и постарались незаметно проскользнуть. Но Юля, словно случайно оступившись, охнула и опустилась на одно колено. Молодые люди стремглав бросились к ней, и, подхватив с обеих сторон под руки, буквально затащили её в кабинет и посадили на стол. Она не ожидала такой бурной реакции и едва сдерживала смех. А они, по всей видимости, решив реабилитироваться перед ней по полной программе, начали что-то быстро тараторить по-английски. Один из них извлёк из шкафчика охлаждающий пакет, а второй стащил с неё мокасины и начал ощупывать ногу. Юля улыбалась и кивала им головой, мечтая поскорее удрать, проклиная свою благотворительность. Падая, она всего лишь хотела немного поднять их самооценку, дав им возможность помочь ей. Но дело, похоже, принимало серьёзный оборот. После осмотра они приступили к действиям. Когда она поняла, что они сейчас будут вправлять вывих, ей стало не по себе. На её счастье в кабинет вошёл мистер Фаррелл, и, осведомившись, что произошло, поблагодарил их и вежливо выпроводил. Уходили они счастливые. Когда за ними закрылась дверь, врач взглянул на Юлю. Она, наконец, не выдержала и рассмеялась.
– Ты их разыграла? – пожурил он её, разулыбавшись, - Как мало, оказывается, нужно им было для счастья. Спасибо, что выполнила мою просьбу, хотя и несколько своеобразно. Они теперь это долго будут вспоминать.
Эдвард поднял мокасины и надел ей на ноги. Затем подал руку и помог спуститься со стола.
– Иди сейчас в вашу комнату, выезжаем через четверть часа. Не забудьте Матиаса.
Юля вошла в комнату и застала Роберта переодетым, сидящим на кровати.
– О! – воскликнула она, - Ты уже вот-вот побежишь?
Любимые ямочки появились на щеках, и он распахнул объятия.
– Принцесса, - проговорил Роберт, склонив голову на бок, - Я крепкий орешек!
Юля подбежала и прижалась к нему.
– Роб, - прошептала она, целуя его плечи, - Я так счастлива, что этот ужас, наконец, закончится. Но ты ведь так и не снял репортаж.
Она немного отстранилась от него и вопросительно взглянула.
– Действительно, - развёл он руками, и сделал вид, что задумался, - Знаешь, как-то не было времени.
Они рассмеялись и вдруг, став серьёзным, Роберт вдруг попросил её.
- Можешь найти мне двух орлов, которые тут бегали?
- Легко, - сказала она, не понимая, зачем они ему понадобились.
Но, тем не менее, через пять минут они стояли перед ним.
– Насколько мне известно, - начал он, посмотрев на молодых людей исподлобья, здесь нет сотовой связи, - Но я видел у вас вчера за ужином мобильные телефоны.
Ребята покраснели, и, Роберт понял, что не ошибся. Юля вдруг поняла, к чему он клонит.
– Кинишко весёлое сняли? - спросила она.
Те стояли, понурив головы.
– Я жду, - жёстко сказал он.
Два телефона перекочевали ему в руки, и он, обнаружив то, что ожидал увидеть, скачал на свой мобильник. После этого, он удалил всё, что было связано со вчерашним происшествием, и вернул хозяевам.
– Кто-нибудь ещё снимал? – спросил он голосом не предвещающим ничего хорошего.
– Нет, честно, - затараторили они, - Мы сами случайно, так для себя…
– Ребята, ничего личного, - сказал он, усмехнувшись, - Но мне неприятно было бы увидеть это в интернете, а ещё хуже где-нибудь в интерполе. До свидания.
Когда они вышли, Роберт обнял Юлю за плечи.
- Вот тебе и мальчики-зайчики, - сказала она, покачав головой, - Недаром, мне они сразу не понравились. Но Эдвард так просил за них…
И Юля рассказала Роберту о том, как ей чуть не оторвали ногу. Он посмеялся, но пожурил её, за «совращение малолетних».
– Твою бы энергию, - сказал он, целуя её, - Да в мирных целях использовать.
Мистер Фаррелл заглянул в комнату.
– Простите, - улыбнулся он, - Я как всегда не вовремя, но пора улетать. Готовы?
Роберт игриво посмотрел на Юлю.
– Принцесса, может, останемся, мы ещё не везде побывали? – спросил он.
Она схватилась за голову и застонала.
– Ты хочешь сказать, что вы ещё не всё здесь разнесли? - уточнил Эдвард, - Смею напомнить, вы скоро женитесь . Так что прошу на выход.
Он сделал кому-то знак и в комнату вновь вошли уже знакомые молодые люди с носилками.
- Увидимся, - сказал врач и отправился давать последние указания.
Юля разыскала Матиаса, и последовала за Робертом. Обезьяна занервничала, когда они, миновав машину, проследовали дальше. Она начала что-то лопотать, словно спрашивала у Юли о своём хозяине.
– А, правда, где Джонни? – удивилась девушка, не видевшая его с ночи, расположившись в салоне рядом с любимым.
- Я думаю, вскоре узнаем, отец же сказал, что Багг летит с нами.
Вскоре в вертолёт вновь вернулись «мальчики-зайчики» с носилками, на которых лежал кто-то весь перебинтованный. Они, с очень серьёзным видом поставили их около Роба, а Юля, увидев озорной взгляд, брошенный в её сторону с носилок, получила немой ответ на свой вопрос.
Обезьяна, тоже унюхала своего хозяина и успокоилась. Её внимание заняли Юлины бусы, а в жизни появилась новая цель. Аккуратно перебирая бусинки, Матиас загадочно улыбался и вздыхал. Похоже, в мыслях, он уже видел себя в этом дивном украшении. А дальше время полетело незаметно. Все перелёты ребята проспали, прижавшись, друг к другу. Правда, в Судане, прямо в аэропорту Юлю и мистера Фаррелла провели в отдельное помещение. Там им пришлось ответить на вопросы представителей власти, о произошедшем нападении на территории миссии. К слову сказать, уже оттуда они летели с человеком, проводившем на месте расследование. Но мистер Фаррелл, по своему обыкновению, умело оберегал своих детей от подобных диалогов. И на все вопросы отвечали он сам и Джером. Потом была пересадка в Кении. И только когда их самолёт взмыл в воздух, по маршруту Найроби-Лондон, Юля окончательно успокоилась. Страшный сон, под названием Африка, закончился.

Добавлено (20.09.2012, 00:42)
---------------------------------------------
Англия.
- Я предлагаю вам сразу поехать в Мидвэй Мэнор, - предложил мистер Фаррелл Роберту, смакуя по глоточку «Хеннесси» в салоне самолёта.
– Нет, отец, - поблагодарил Роберт, - Позволь, нам хотя бы немного побыть дома.
– Но мне нужно продолжить твоё лечение, - произнёс он, и, закрыв глаза, продолжил наслаждаться напитком, - Какое блаженство!
- Ты забываешь, что со мной теперь рядом дипломированный врач, можешь дать ей задание на дом, - усмехнулся молодой человек, целуя руку, погружённой в свои мысли, Юле, - Да, любимая? Принцесса, вернись к нам.
- Вы о чём? – вздрогнув, спросила она, вынырнув из лабиринта воспоминаний.
Эдвард посмотрел на них и вздохнул.
– Да, похоже, нам всем нужно отдохнуть и расслабиться, - грустно улыбнулся он, - Давайте, через недельку, все вместе выберемся в ресторан или куда душе угодно, если вы не против?
Роберт взглянул на Юлю, и она согласно кивнула головой им в ответ.
– Тогда ровно неделю вам прийти в себя и созвонимся, - обрадовался мистер Фаррелл, и, вспомнив, добавил, - Багг пока будет гостить у меня, так что нас уже набирается четверо.
Он достал блокнот и начал там что-то писать, затем вырвал листок и протянул Юле.
– Держи, дорогая! – проговорил он, - Лекарства вам привезут домой. Здесь действительно нет ничего сложного, справишься. Пойду, навещу Джонни, правда он, скорее всего, уже наглотался рому и спит. Мистер Фаррелл встал, и направился в хвост самолёта.
– Поиграем сегодня в доктора? – поинтересовался Роберт, полулёжа на сидение, и включил магию своего взгляда.
– Конечно, любимый, - сказала Юля, подмигнув ему, - Буду для тебя сегодня и врачом, и сестрой милосердия, и всем кем ты пожелаешь. Только прекрати на меня так смотреть.
– Иди ко мне, - тихо сказал он.
– Ты что? - Юля выглянула из-за него, но увидела, что люди через проход от них крепко спят. Она посмотрела на Роберта.
– Достань плед, любимая, - растянулся в улыбке он, и, подняв, разделявший их подлокотник, откинул сидение.
Сзади сидели Джером с Аннет и ребёнком, и тоже крепко спали. Юля встала за пледом и Роберт, воспользовавшись моментом, дёрнул её на себя. Их сидения были в первом ряду, так что они были застрахованы от нежелательных зрителей. Хотя, похоже, его уже это не интересовало. Настойчиво раздвинув языком её губы, он проник в неё, и они буквально захлебнулись в поцелуе, исполненном страсти и нежности. Юля почувствовала, как взбунтовалась его плоть, и ощутила, как кровь запульсировала в её теле.
– Как я люблю тебя, - прошептал он, когда она оторвалась от него, чтобы не задохнуться от переполнявших их чувств, - Я не думал, что так бывает в жизни. Это не передать словами. Иди ко мне. Я хочу тебя снова.
Он привлёк её к себе, а она краем глаза успела заметить, что Эдвард стоит в проходе, и, не отрываясь, смотрит на неё.
– Роб, там отец идёт, - прошептала она, чувствуя, что щёки её запылали огнём. Роберт нехотя выпустил её из объятий.
– Скоро мы будем дома, - прошептал он, целуя её напоследок, - И там уже ничто и никто не сможет нам помешать.
Юля перебралась на своё место, и, завернувшись в плед, закрыла глаза. Она слышала, как Эдвард вернулся на место, но только плотнее сжала веки, делая вид, что решила уснуть. Ей очень было жаль его, потому что она понимала, ему, как мужчине, очень тяжело рядом с ними. Но как помочь? « Интересно, - думала она, - Он встречается с кем-нибудь? В любом случае, ему требуется какая-то разрядка. А то он скоро заработает апоплексический удар из-за нашего бурного темперамента. Чтобы придумать?» Разные мысли проносились в её голове, пока одна не озарила её сознание. Ведь в Лондоне находится сейчас Кляйн - мастер на всякого рода развлечения. Нужно найти его визитку, он приглашал их на какое-то шоу. Если, конечно, Роб не будет против». Вскоре, самолёт пошёл на посадку. Как и в прошлый раз, их встречали две машины. Юля, как родному, обрадовалась их автомобилю. За мистером Фарреллом прибыло что-то похожее на микроавтобус, так как цирк с Баггом ещё продолжался. Его прикатили на специальном кресле. Матиас гордо восседал на коленях у хозяина, бусы были ему чрезвычайно к лицу. Роберта тоже к машине доставили на коляске, хотя тот порывался всё время встать. Эдвард передал Юле кое=какие лекарства для сына, а Джонни, вручил ей достаточно большой пакет.
– Дома посмотришь, - улыбнулся он, - Это принадлежит тебе по праву. Можешь поцеловать меня в знак благодарности. Я не обижусь.
Багг сделал губы трубочкой и закрыл глаза.
– Спасибо, - рассмеялась Юля и, нагнувшись к нему, чмокнула в щёку.
Тот стрельнул в неё недовольно глазами.
- Искусственное дыхание было круче. Ты поцеловала меня сейчас, словно я твой старый дедушка. Надеюсь, мы ненадолго расстаёмся?
– Ненадолго, - решил вмешаться Роберт, и добавил, - Ничего, что я здесь рядом? Прекрати совращать мою невесту.
Они пожали друг другу руки, обменявшись взглядами соперничающих сторон. Отец обнял по очереди сына и Юлю. После чего она села за руль , а Робу, водитель, пригнавший автомобиль, помог устроиться рядом с ней. Поцеловав любимую в губы, Фаррелл не преминул, после этого, бросить победный взгляд на Джонни. Багг наблюдал за ними из машины Эдварда, и, в ответ, соорудил не очень приличный жест пальцами. Но Роберт только расхохотался и, помахав на прощание, закрыл окна, укрывшись с любимой за тонированными стёклами. Джером с семьёй также погрузился в машину мистера Фаррелла. И оба автомобиля выехали из паркинга. Только Астон Мартин за его пределами моментально набрал скорость и умчался прочь.
- Ангел мой, куда ты так рванула? - пожурил её Роберт, хотя по его лицу было видно, что на её месте, он сделал бы то же самое.
– Есть такое выражение, - улыбнулась она, ловя драйв от того, что наконец-то вновь оказалась за рулём, - Не стоит ездить быстрее, чем летает твой ангел. Мой белокрылый хранитель, наверное, тоже любит скорость. Поэтому, я до сих пор жива. - Может, посоревнуемся как-нибудь, - Роберт лукаво взглянул на неё, - Есть хорошая трасса! Я принимаю Ваш вызов, принц, - кивнула она. По дороге они заказали ужин домой, чтобы уже не думать сегодня о хлебе насущном.
– Вид у нас немного диковатый, - сказала Юля, взглянув на себя в зеркало на лобовом стекле, - Мы словно после катастрофы.
– Да, ладно тебе, - протянул Роберт и оглянулся по сторонам, - Всегда любил первый день возвращения в цивилизацию. А теперь испытываю странное чувство. Ты рядом со мной и это - главное. А где мы находимся, не имеет значение.
Он посмотрел на неё и добавил.
- Хотя есть одно условие, - улыбнувшись, он замолчал.
– Какое условие? – спросила Юля, недоумённо взглянув на него.
– Чтобы рядом не было больше никого, - проговорил он, чуть наклонившись к ней, и взглянул так, что у неё мурашки побежали по коже.
– Мужчина, - произнесла она, пощекотав пальчиком ему колено, - Вы меня вгоняете в краску.
Рука поползла вверх, щекотя его. Роберт быстро перехватил её за пальцы.
– Девочка, не искушай судьбу, - промурлыкал он, - Я могу не посмотреть, что вокруг люди. Возжелав тебя однажды, я потерял всякое представление о том, что можно, а что нельзя. Раньше…
- Не надо, - попросила Юля мягко, закрывая уши руками, - Я даже не хочу думать о том, КАК это было у тебя раньше и с кем.
Он посмотрел на неё серьёзно.
– Я не жил до тебя, я был полным бревном, - признался он с улыбкой.
Юля обвела салон в поисках предмета, который можно в него запустить. Не найдя ничего лучше, она метнула в него упаковкой бумажных платков.
– Так ты ревнива? – обрадовался он, как ребёнок, уворачиваясь в сторону, - А я думал, что только у меня эта проблема.
– Ни что человеческое, мне ни чуждо, я, кажется, уже недавно говорила,- улыбнулась она, - Не понимаю только, чему ты радуешься?
Роберт задумался.
– Я хочу поговорить с тобой об этом, - сказал он, наконец, и озорно блеснул глазами. – Поехали скорее домой, любимая. Там продолжим.
– Поехали, - вздохнула она, - Дома даже стены помогают.
- Роберт, - помолчав, спросила она, - Мне неловко тебя спрашивать об этом…
Он удивлённо приподнял бровь.
– Я думал, между нами не осталось невыясненных моментов, - сказал он, и добавил, - Правый поворот, любимая.
– Напрасно ты так считаешь, - улыбнулась она, - Но речь сейчас не о нас. Я хотела спросить тебя о твоём отце.
– Подожди, подожди, подожди, - оживился он, и, словно по клавишам, постучал пальцами по своей ладони, - О невыясненных моментах. Можно с этого места поподробнее?
Фаррелл закинул ногу на ногу, и, подперев щеку рукой, превратился весь во внимание. Юля скользнула по нему взглядом и рассмеялась.
– Что же ты сам тогда закрылся сразу от меня? - вопросом на вопрос ответила она.
Он усмехнулся и принял прежнюю позу.
– Я просто представил, что ты, наконец-то поведаешь мне самую страшную свою тайну? Например, что ты прошла спецподготовку и работаешь на иностранную разведку? Мне стало не по себе. От тебя, любимая, что хочешь можно ожидать, – произнёс он с невинной улыбкой.
– Ну вот, начали за здравие, а кончили за упокой, - произнесла Юля, ловко обходя болтающийся под носом форд, - Мы так сейчас неизвестно до чего договоримся. На самом деле, я имела в виду, что нельзя узнать о человеке всё за такой короткий срок. Да и не надо. Иногда обстоятельства складываются таким образом, что в один момент обнажается вся человеческая сущность, а второстепенное отходит на задний план. Это наш с тобой случай. Он идеален. Потому что зачастую можно годами заблуждаться в человеке, которого ты считал близким и родным, снимая с него обёртку за обёрткой.
Она ненадолго замолкла, словно, прогоняя какие-то неприятные воспоминания, но быстро взяла себя в руки и хитро подмигнула ему.
- Но и это второстепенное, никто не отменял, - закончила она, - Наверняка, и ты хранишь какой-нибудь скелет в шкафу. Здесь налево если не ошибаюсь?
– Да, - кивнул он, - Ловко ты перевела разговор на меня.
Они подъехали к дому, остановились и ещё некоторое время смотрели друг на друга. «Родная моя, - думал он, - сколько же выжженная калёным железом рана в твоём сердце, будет ещё заживать. Как бы я хотел, чтобы все тяжёлые воспоминания поскорее стёрлись из твоей памяти».
– Люблю тебя, - произнёс он, и, приблизив её к себе, поцеловал нежно-нежно. – Пойдём домой, - сказала она тихо, прижавшись к нему лбом.

Добавлено (20.09.2012, 00:50)
---------------------------------------------
Переступив порог дома, Юля поставила сумку и прошла к Роберту, которому швейцар помог добраться, прямо до спальни.
– Давай я помогу тебе умыться? - спросила она
– Хорошо, - согласился Фаррелл.
Влюблённые потёрлись носами и потихоньку отправились в ванную комнату. Ровно через час он полулежал в кровати, завёрнутый в полотенце, как римский патриций, чтобы не сверкать своим шрамом. Юля уже тоже искупалась и стояла перед зеркалом, досушивая волосы феном. Роберт, подождав, пока она закончит, позвал её к себе , взял расчёску и начал аккуратно разбирать пряди её волос.
– Говорят, что когда причёсываешь другого человека, можно проникнуть в его мысли, - сказала она, перехватывая его взгляд в зеркальном отражении.
Он зарылся носом в её волосы, вдохнув их аромат, и прого


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Четверг, 20.09.2012, 19:28 | Сообщение # 53
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Слава Богу, мы в Англии! clapping

I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Суббота, 22.09.2012, 10:23 | Сообщение # 54
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
– Говорят, что когда причёсываешь волосы другого человека, можно проникнуть в его мысли, - сказала она, перехватывая его взгляд в зеркальном отражении.
Фаррелл зарылся носом в её волосы, вдохнув их аромат, и проговорил, разворачивая Юлю к себе.
– Мне кажется, что сейчас ты больше всего на свете, хочешь оказаться со мной в постели и… уснуть, - он взял её лицо в свои ладони и улыбнулся, - Я угадал?
– Абсолютно, точно. Но, ты ещё хотел поиграть в доктора и побеседовать на тему «Ревность в нашей жизни»?- напомнила она ему.
– А ты хотела поговорить о моём отце, - продолжил он, обнимая её, - Но я думаю, что всё это потерпит до завтрашнего дня. Кроме небольшой порции любви и ласки, которую я хотел бы получить, несмотря ни на что.
– Ты прав, но помимо этого ты ещё получишь порцию уколов, - строго сказала она, - И не вздумай, сказать мне - нет. Прошу ложиться.
Он молитвенно сложил руки у груди и улыбнулся.
– Слушаю и повинуюсь, - произнёс Роберт и лёг на кровать. А она, достав инструкцию и лекарства, разложила всё аккуратно на тумбочке, быстро набирая препараты в шприцы. Пока Юля занималась всеми этими манипуляциями, он с улыбкой наблюдал за ней.
– Пока ты барахталась в воде, - сказал он, поворачиваясь на бок, и чуть поморщившись от укола, - Я записал тебя на всевозможные процедуры в Харродс на три дня вперёд, я – умница?
– Ты волшебник, самый лучший на свете, - обрадовалась она, благодарно взглянув на него, - Всё, любимый.
Незаметно пролетела неделя, Роберт выздоровел и почувствовал в себе прежние силы. В назначенный день, приехал отец, чтобы снять швы. Они вместе пообедали, и мистер Фаррелл отправился в клинику. А вечером Роберт уговорил Юлю лечь раньше обычного. Он лежал на спине, закрыв глаза и положив руки под голову. Быстро натянув на себя кружевную сорочку, девушка выключила свет и юркнула к нему под одеяло. Почти в тот же момент она ощутила на себе приятную тяжесть его тела.
– Какое счастье, - прошептал он, - Что никто не посмеет сейчас нам помешать.
- Осталось ещё немного, - говорил он, порхая кончиком языка по её шее, - Несколько дней, как целая вечность. Я не знаю, как мне пережить их.
Юля слегка, ноготками скользила по его спине и думала о том же. Несмотря на их чересчур близкие отношения, она почему-то начала бояться уже этого последнего шага. Юля ругала себя, но ничего не могла поделать. Всё в ней сжималось, когда она представляла, что он овладеет всем её существом, когда ворвётся своей плотью в её тело. И в тоже время девушка жаждала близости с ним, ибо не представляла своё существование отдельно от него. «Какой-то комплекс девственницы уже, да вы, матушка свихнётесь скоро» - рявкнула Юля на себя, глубоко внутри. Тем временем он уже гулял по её груди, и она почувствовала как запульсировал низ живота. Тогда Юля решила объявить войну собственным страхам, сформированным скорей всего слишком долгим воздержанием. Оторвав его от своих прелестей, она дала ему понять, что хочет поменяться с ним местами. Роберт лёг на спину и потянулся в предвкушении её поцелуев. Юля начала с кончиков пальцев его рук, затем взяв один из них в рот, втянула в себя и услышала, как он застонал. Это придало ей силы, и она продолжила свои изыскания. Он был невыносимо прекрасен в лунном свете, который проникал через незашторенное окно. Она начала подниматься губами по внутренней стороне руки, не пропуская не сантиметра. Затем скользнула к шее, задержавшись у ямочки в её начале, и добралась до уха.
– Я очень люблю тебя, - прошептала она, - Без тебя жизнь моя не имеет смысла. Ты всё, что есть у меня. Остальное не имеет значения.
Юля пустилась в дальнейшее путешествие по его телу, словно пытаясь поцеловать каждую его клеточку. Она почувствовала, какими твёрдыми горошинами налились основания его груди, и стала спускаться ниже. Поласкав его живот, она миновала запретный пока плод, и приступила к основанию его ног. Тут он не выдержал и застонал уже в полный голос, вцепившись руками в спинку кровати. Слегка покусывая его, она добралась до коленной впадины и стала подниматься обратно.
– Ты сейчас сведёшь меня с ума, - проговорил Роберт и потянул её на себя.
Перекатившись, он прижался к ней основанием живота, сделал несколько резких движений и с рычанием обрушился сверху и замер. Сердца их бешено колотились в унисон, дыхание сбивалось и в сознании разноцветными бликами расплывались замысловатые узоры. Немного придя в себя, он посмотрел на неё и уткнулся лоб в лоб.
– Что ты натворила, проказница? – рассмеялся он, - Я чувствую себя, словно прыщавый юнец, который не успел даже раздеться до конца. Сейчас вернусь.
Он поцеловал её и, захватив полотенце, отправился в ванную.
Юля же почувствовала жажду и, пошла за минеральной водой. Приготовив два бокала с живительной влагой и лимоном, она удобно расположилась на диване в гостиной. Вскоре к ней присоединился Роберт. Они, молча, пили воду, не сводя глаз, друг с друга. Наконец, он поставил стакан на столик и облокотился на её колени.
– Мне очень хорошо с тобой, - тихо сказал он, - Ты делаешь счастливым каждый мой день и каждую ночь. А что я могу ещё сделать для тебя?
Юля прикрыла глаза и вытянулась в полный рост, закинув руки за голову.
– Просто люби меня, - сказала она, - Мне больше ничего от тебя не нужно. А если когда-нибудь наши отношения пресытят тебя, честно скажи мне об этом. Ложь любимого человека – что может быть страшнее? Это тоже предательство, и даже хуже.
Она села, сбросив ноги с дивана, глядя прямо перед собой. Он обхватил её за плечи и прижал к себе.
– Любимая, о каком предательстве идёт речь? - искренне испугался он, - Что с тобой?
Она повернула к нему лицо, и провела рукой по щеке.
– Я боюсь проснуться однажды и понять, что всё это был сон, - произнесла она, с грустной улыбкой, - В тот же момент жизнь моя оборвётся.
Он встал перед ней на колени и взял её руки в свои.
– Никогда, - очень серьёзно произнёс он, - Слышишь, никогда не смей даже думать об этом. Я всегда буду рядом с тобой, чтобы не случилось. Неужели, после всего, что мы с тобой пережили, ты ещё в чём-то сомневаешься.
Юля подмигнула ему, и, склонилась к его уху.
– Это предсвадебный мандраж, любимый, не бери в голову, - прошептала она, и язычком пощекотала его, - Знаешь, такое бывает с девушками.
Он отклонился назад и ямочки появились на его щеках.
– С тобой не соскучишься, Принцесса, - сказал он и взлохматил свои волосы, - А я уже испугался. Кстати, спасибо, что предупредила. До свадьбы глаз с тебя не спущу, а то рванёшь куда-нибудь.
– А после свадьбы? - рассмеялась она и, подражая ему, тоже взъерошила свои волосы.
– А после, я просто с тебя не слезу, - горячо прошептал он ей на ухо и повалил на диван.

Добавлено (21.09.2012, 22:33)
---------------------------------------------
Все эти дни ребята провели изолировавшись от внешнего мира. Они просто отдыхали и наслаждались друг другом. Очередное утро выдалось спокойным, никто не тревожил звонками, и они чувствовали себя абсолютно счастливыми в их маленьком мире. Ребята проснулись рано, и у них была уйма времени (по их меркам) на некоторые мирские радости. После завтрака они вышли прогуляться по Гайд-Парку, и в обнимку, не торопясь, наслаждались тёплым осенним днём.
– Это удивительная осень, - сказал Роберт, надевая солнечные очки, - Погода не перестаёт нас баловать. Будет здорово если и на свадьбу, в качестве подарка, небо преподнесёт нам такой же день.
В это утро, он взял с собой фотоаппарат, и занялся фотосессией. Молодой человек сделал множество снимков, и, наконец, обняв свою модель, заглянул ей в глаза.
– Не устала, не замёрзла? - заботливо спросил он, застёгивая ей куртку, снятую на время съёмки.
Она покачала головой. Юле давно не было так легко и спокойно. И, наверное, не солнечные лучи, а свет и тепло, исходящие из-под пушистых ресниц возлюбленного, согревали её больше всего на свете. И даже если бы сейчас стояла январская стужа, девушка не заметила бы её. Видимо, мысли их текли в одном направлении, потому что вид у него тоже был немного блаженный. Он, казалось, также купался в тёплом омуте её глаз. И они снова и снова целовались, не обращая внимания на редких прохожих, решивших прогуляться здесь в будний день. Потом они расположились на скамейке и приступили к обсуждению планов на ближайшее будущее. Созвонившись с бабушкой Анной, они пообещали навестить её на следующий день, равно как и примерить свадебные наряды. Затем Юля позвонила родителям и выяснила, что они прилетят только накануне бракосочетания. Мама, не знавшая о её поездке в Судан, отчитала её за то, что она позабыла их в своей Англии и совсем не звонит. Юля только улыбалась, мысленно представляя, как мама сидит сейчас на кухне в своём любимом кресле.
– Я люблю вас, - сказала Юля после длинной отповеди, - Скоро увидимся.
Не удалось, к сожалению, связаться с Аликом и Алексом. Потом Юля настояла, чтобы Роберт позвонил тётушкам, не взирая на то, что они сегодня и так их увидят. Он был очень удивлён, что они так обрадовались его звонку. Ему пришлось выслушать массу сумбурной информации по поводу организации предстоящего торжества.
– Я близок к обмороку, - шепнул он Юле по-русски, сделав большие глаза, - Джейн не остановить теперь.
Но кое-как ему удалось вставить слово, и остановить этот несущийся паровоз.
- Роб, - спросила Юля как бы невзначай, когда они покончили со звонками, - А что мы будем делать сегодня вечером? Если не ошибаюсь, Эдвард хотел встряхнуться. Как это делают джентельмены?
Любимый мужчина хотел пуститься в пространный рассказ, но уловил в её голосе уже знакомые нотки-хитринки. Слегка усмехнувшись, он заинтересованно взглянул на неё.
– Что-то мне подсказывает, - проговорил он, подмигивая ей, - О некой подоплёке этого вопроса. Я прав? Выкладывай начистоту.
Юля схватилась за голову.
– Любимый, это невозможно, - рассмеялась она, - Я что, уже ничего не могу скрыть от тебя?
Он потянул её к себе.
- У меня та же проблема, не переживай! - прошептал он любимой.
- Если честно, я хотела бы взглянуть на шоу своего старого знакомого. Я думаю, это будет классное зрелище, - выпалила она, на одном дыхании.
Краем глаза, Юля наблюдала за его реакцией. Роберт задумался, и, подобрав, лежащую рядом ветку, принялся чертить ею узоры.
– Почему бы нет, - наконец, сказал он, - Если ты считаешь это интересным. К тому же, эта встреча приоткроет для меня ещё одну страницу твоего прошлого.
Юля рассмеялась.
– Чем больше я пытаюсь спрятаться от твоего прошлого, тем больше ты погружаешься в моё.
Роберт ещё немного помолчал.
– Любимая, ты уверена, что ты этого хочешь? – спросил он, улыбаясь ей своей обезоруживающей улыбкой.
Юля нахмурилась.
– Не знаю, если честно, - призналась она, - Просто любопытно снова окунутся в мир иллюзий, который когда-то создавала и я. Но только в качестве зрителя. Честно.
Она закрыла лицо руками.
– Что с тобой, Юля? – Роберт обнял её за плечи и почувствовал, как она напряжена, - Хорошая моя, скажи мне.
– Такое не говорят, наверное, любимому мужчине, - проговорила она, глухим голосом, - Я очень устала за последнее время. Роберт, можешь считать меня слабой. Мне нужна какая-то разрядка. Хочу хлеба и зрелищ! А потом ночь в твоих объятьях.
- Это ты-то слабая? – он рассмеялся, - Звони этому старому шоумену. Давай зажжём сегодня, как ты хочешь!
- Спасибо, Роб, - она посмотрела на него внимательно, - И всё-таки, ты самый красивый мужчина в мире.
– Ах, ты лиса, - пожурил он её, - Но мне приятно, считай, что я проглотил эту наживку. Смотри, не забалуй меня комплиментами.
– Забалую, - она, приблизилась к нему, - Кого же мне ещё баловать?
Он не выдержал её близости, она была для него, словно магнит, и припал к ней губами.
Когда они вернулись домой, Юля нашла визитку, полученную в самолёте. Она была скомкана. Роберт заметил это, и улыбнулся в кулак.
– Кофе? – спросил он, блеснув глазами из под пушистых ресниц.
– Пожалуй, - кивнула она, усаживаясь за стол.
Пока молодой человек молол зёрна кофе, Юля прикрыла глаза, и перед её глазами встала картина из прошлого. Ульрих учит её обращаться с оружием, она смеётся и спрашивает, зачем ей это: «Запомни, девочка, в этом мире нужно быть готовой ко всему. Школа выживания, которую ты пройдёшь, когда-нибудь обязательно пригодится тебе. А сейчас запомни правило номер один, если ты достала пистолет – стреляй, другой возможности может не быть…» Она встряхнула головой, прогоняя воспоминания, и набрала номер. Ей ответил женский голос. Юля сначала удивилась, но потом, взглянув на часы, вспомнила, что Кляйн обычно в это время спит. И она сама, приезжая в офис, который он снимал в самых роскошных отелях, принимала звонки до обеда. Она по-английски попросила позвать его к телефону. Девушка на том конце вежливо попросила подождать, и тут же перейдя на русский закричала, прикрыв микрофон телефона.
- Уля, хватит спать, меня уже одолели твои жабы. Какая–то американка тебя теперь хочет, - прозвучало в трубке.
Юля рассмеялась от души. Похоже, Ульрих так и не изменил себе, и у него по-прежнему русская помощница. Конечно, кто ещё выдержит рядом с ним. Девушка, видимо, услышала её смех.
– Мисс? – встревожено спросила она.
– Сама ты жаба, дорогая! – сказала Юля весело, - Передай этому клоуну привет от Невской русалки.
Та задорно рассмеялась.
– Привет, землячка, - сказала она уже совсем другим голосом, - Наслышана о тебе. Сейчас.
- Я знал, что ты позвонишь, - вскоре услышала она взволнованный хриплый голос в трубке, - Ты не представляешь, как я ждал твоего звонка, моя девочка.
– Неужели ты сподобился выучить русский язык, - удивлённо произнесла Юля, - Браво, браво!
- Пришлось. Ты хочешь встретиться? У тебя всё в порядке? – выспрашивал он.
Юля развеселилась.
– А ты уже выискиваешь меня в Темзе? – спросила она, поглядывая на Роберта.
Он стоял, помешивая кофе, с интересом наблюдая за ней.
– Нет, детка, - с горечью произнёс её собеседник, - Я понял, что этот парень тебя не упустит.
Он рассмеялся.
– Твой жених чуть не испепелил меня взглядом, - добавил он, и, закашлявшись, крикнул куда-то в сторону, - Аня, едрит твою в дышло, где мои таблетки?
- Твоя жена? – спросила Юля, вдруг предположившая и такой вариант.
– Нет, - коротко ответил тот, -Я не женат, а у неё другие идеалы. У нас симбиоз.
– Уля, - она решила перейти к делу, - Твоё предложение ещё в силе? Что за шоу ты предлагал посмотреть? Мы готовы.
– Это совсем не то, что я делал раньше, - смущённо сказал он, - Но достаточно зрелищно.
– Ты больше не адреналинщик? – удивилась Юля.
– Здесь у народа другие потребности, - сказал он, и, помолчав, добавил, - Мне нужно поговорить с тобой. Мы с тобой тогда очень скоропалительно расстались. Я должен был уезжать, а ты отказалась ехать со мной. Скажи, у тебя не было… неприятностей после моего отъезда?
Юлина рука сжалась в кулак, да и она сама побледнела. Это не ускользнуло от Роберта.
– Ты имеешь в виду Крэга? – с горечью произнесла она, - Неприятные ребята.
– Я надеялся, что они не тронут тебя, - покаялся он, - Ты же там совсем не при делах была.
– Это была самая страшная ночь в моей жизни, - прошептала Юля, позабыв, что рядом находится ещё один слушатель.
Слёзы подступили к её глазам.
– Девочка, - серьёзно проговорил Ульрих, - Сегодня вечером поговорим. Окей? Я твой должник. Приезжайте к девяти.
Он назвал адрес и спросил, сколько забронировать мест. Ответив, Юля положила телефон и сидела, некоторое время, уставившись в одну точку.
У Роберта в голове вертелась масса вопросов. Он хотел знать, какую больную струну затронул сейчас этот человек в её душе. Словно случайно, он уронил около неё кофейную ложку, которая громко стукнулась об пол. Она вздрогнула и машинально наклонилась за ней. Он присел на корточки и перехватил её руку. Юля смотрела, будто мимо него.
– С тобой всё в порядке? – спросил он, целуя её пальцы, - Что так взволновало тебя? О какой ночи ты говорила?
И тут она расплакалась, соскользнув к нему со стула и обвив его шею руками. Он крепко обнимал её и гладил по волосам, по спине.
– Ну что ты, моя хорошая, это всё в прошлом, - шептал он, понимая, что это воспоминание просто стало последней каплей в череде недавних жутких событий.
Она вдруг стала рассказывать взахлёб, что произошло с ней тогда, много лет назад. Роберт, слушал её и чувствовал, как она вся дрожит. Закрыв глаза, он живо представлял описываемые ею события и холодел от ужаса. Как могла это выдержать двадцатилетняя девчонка? И чем, действительно, можно было бы её испугать после этого? Покончив с рассказом о давних событиях, она вдруг перешла к тому, что произошло с ними на днях. Вернее, о том, о чём не знал он – об инцинденте в вертолёте. Потом Юля замолчала, а Роберт, держа её на коленях, стал укачивать словно ребёнка, напевая свою песенку, сочинённую для неё. Он пытался переварить услышанный рассказ.
– Роберт, - вдруг сказала она тихо, - Ты должен хорошо подумать, прежде чем жениться на мне. Моё тело осталось нетронутым, но душа моя отравлена ядом. Наша любовь сотворила со мной чудо, но…
Он встряхнул её, как куклу.
– Что ты говоришь? – в ужасе воскликнул он, - Ты только подумай, что ты говоришь? Небеса, я сейчас сам её убью.
Он повалил Юлю на пол и посмотрел в заплаканное лицо.
– Когда-нибудь я расскажу тебе о себе, - сказал он помолчав, и вытирая ей слёзы , - И ты окончательно поймёшь, что мы просто не могли не встретится. И пусть наш союз исцелит нас обоих.
Он лизнул её щёку, солёную от слёз, и улыбнулся.
– Я очень рад, что ты, наконец, выговорилась. А я удовлетворил своё любопытство. Но за твои последние слова, я с тобой сейчас поквитаюсь, - добавил он и, хитро улыбнувшись, принялся расстёгивать ей пуговицы.

Добавлено (21.09.2012, 22:45)
---------------------------------------------
Спустя несколько часов они катили по дорожке парка к дому отца. Юля после салонных процедур, словно расцвела. И на её лице, не осталось и тени от недавних переживаний. Роберт пока она была в Харродсе, сделал кое-какие дела и сейчас просто наслаждался её обществом. Она была счастлива, и больше ничто не интересовало его в данный момент. Её откровенность неожиданно сблизила их ещё больше. Словно, рухнула ещё одна стена, за которой она пряталась от него. Роберт остановил машину у дома.
– Ну что, - сказал он с улыбкой, облокотившись на руль, - Пошли сдаваться тётушкам. Сделай милость, возьми их на себя.
Возлюбленный посмотрел на Юлю взглядом, который она про себя недавно окрестила «безотказничек».
– Так и быть, - усмехнулась она, - Я даже по ним соскучилась.
Он поцеловал её, проведя рукой по щеке, и прижал к себе.
– Я так счастлив, - шепнул Роберт, - Ты себе даже представить не можешь.
Из дома вышел Эдвард и подошёл к машине. Открыв дверцу с Юлиной стороны, он помог ей выбраться из машины.
– Прекрасна, как всегда, - поприветствовал он её, и крепко прижал к себе, - Я заждался вас.
Роберт вышел из машины и подошёл к отцу. Тот также горячо обнял и сына. Они вошли в дом, Элен и Джейн уже их поджидали. Как отличалась эта встреча от той, самой первой! После тёплых объятий, Юлю увлекли познакомиться со свадебным протоколом перед обедом, а Роберт, облегчённо вздохнув, направился к отцу.
К обеду вернулись Багг с Матиасом. Джонни был покорён лошадьми Фарреллов и весь день провёл в конюшне. Матиасу больше понравился дом, но волею хозяина, вынужден был проводить время с ним. Увидев Юлю, обезьянка, скинув с плеч тёплый платок, радостно бросилась к ней и забралась на руки.
- Я тоже по тебе скучала, - смеялась девушка, уворачиваясь от обезьяньих ласк, - И у меня для тебя подарок. Пойдём со мной в комнату.
– А со мной значит здороваться не надо, - обиделся Джонни, поставив руки в боки.
– Прости, - сказала Юля, подставляя щёку для поцелуя, - Но твой приятель атаковал меня первым, и взял, что называется, без боя.
Роберт подошёл к Джонни и пожал ему руку. Воспользовавшись моментом, Юля с Матиасом выскользнули из гостиной. Войдя в их с Робертом комнату, она достала пакет с детской одеждой, которую приобрела сегодня в магазине. Девушка подумала, что в этом климате Матиасу не помешает обмундирование. Шимпанзе тем временем по-хозяйски осмотрел комнату и уселся на кровати, замерев в ожидании подношений.
– Ну что? - спросила Юля, доставая джемпер, джинсовый комбинезон, тёплые носки, футболку и кроссовки, - Надеюсь, тебе понравится.
Она нарядила обезьяну, радуясь, что угадала с размером. Затем подвела его к зеркалу и, чтобы немного порадовать своего друга, нацепила ему несколько значков. Преобразившийся Матиас важно посмотрел на себя в зеркало и благодарно взглянул на Юлю. Погладив значки морщинистой лапой, он развернулся и поковылял к пакету. Усевшись около него, он с интересом извлёк оттуда всё, что там оставалось, издавая при этом довольное урчание.
Тем временем Роберт переговорил с отцом по поводу Юли, его всерьёз обеспокоил их дневной разговор.
– А что ты хотел? – удивлённо пожал плечами мистер Фаррелл, - Девочка действительно находится на грани нервного срыва. Она ещё очень хорошо держится. Но ты прав, я назначу вам обоим одну настойку, чтобы немного поддержать до свадьбы. А потом, уедете на остров, где будете только вы и ваша любовь. Это лучшее лекарство.
Он немного помолчал.
– Если честно, - усмехнулся он, - Я уже боюсь вас одних отпускать.
Роберт рассмеялся и хлопнул отца по плечу.
– Тогда, пожалуй, мы будем первые молодожёны, отправившиеся в медовый месяц с родителем.
Отец развёл руками.
– А что делать? - продолжал рассуждать он, - По мне, так вас вообще закрыть бы в доме на медовый месяц. Веришь – нет, только тогда я был бы уверен, что если что и пострадает, то только здание и мебель. А на остров с вами я не поеду. Ты уж меня прости. Но я тоже мужчина, пощади мои чувства. Ладно, давай перейдём к делам. Я хотел предупредить тебя, но не успел. Надеюсь, ты будешь не против. Я решил отблагодарить Джулию за то, что она спасла тебя.
Он сделал паузу и вопросительно взглянул на Роберта. Тот с улыбкой взглянул на Эдварда.
– И во сколько ты оценил моё спасение? – поинтересовался с лёгкой иронией Роберт.
Сын понимал, отцу хотелось баловать его невесту, словно свою собственную. Интересно, что на этот раз, ибо семейную реликвию он уже частично ей вручил, лишив Роберта этой возможности.
– BMW X6, - потупив глаза, произнёс мистер Фаррелл, - Ты ведь говорил, что она мечтала об этой марке.
– Неплохо, - развеселился сын, - Я хотел преподнести ей эту машину на свадьбу. Придётся поломать голову над новым подарком.
– Вот и отлично. Кстати, о свадебном подарке. Я решил подарить вам дом, который достраивается в конце парка. Надеюсь, тогда видеться будем чаще. Как ты на это смотришь?
- Я думаю, Юле понравится, - сын хитро взглянул на отца, - Похоже, мне остаётся только дарить ей шёлк и кружева. Ты обскакал меня во всём. Надо хоть к алтарю первым добежать.
Роберт зашёл за Юлей, чтобы пригласить её к столу и умилился, застав её с Матиасом, сидящейна полу перед зеркалом. Она учила его правильно надевать шапку. Он прислонился к шкафу и некоторое время наблюдал за ними. Он думал про себя, чем же ему её действительно удивить.
– Хочешь, я подарю тебе обезьяну? – вдруг брякнул он.
У Юли округлились глаза.
– Зачем? – спросила она, выронив шапку из рук.
Матиас с недовольной мордочкой наклонился, и, подняв, напялил её задом наперёд.
– Ну, будет у тебя домашний любимец, - пожал плечами Роб, и не выдержав комичности ситуации, рассмеялся, Юля поддержала его.
– Я не против, - сказала она, - Но ведь это очень большая ответственность. Можно, ближайшее время, ты будешь моим единственным домашним любимцем?
– Я? – Роб опустился на колени и с коварной улыбкой, стал приближаться к ней, - Любимая, я готов стать для тебя кем и чем угодно. Но учти, это тоже большая ответственность. Ты в ответе за тех, кого приручила.
Он остановился у неё за спиной и обнял её, языком пощекотав в районе шеи.
– Роб, - простонала она, - Только не при нём.
Роберт надул губы.
- Ты права, - подумав, сказал он, - С обезьяной пока повременим. Не хочу пока ни с кем делить твоё внимание.
Он встал и протянул ей руку.
– Прошу вас, Принцесса, - произнёс он с лёгким поклоном, - Проследовать в обеденный зал. Там ждёт вас приятный сюрприз .
Они вошли в гостиную, ведя Матиаса за лапы. Невозможно описать довольное выражение мордочки шимпанзе. Это была какая-то смесь счастья, гордости и блаженства одновременно. Сидящие за столом встретили их смехом и аплодисментами. Матиас прошёлся щёголем мимо сидящих людей и забрался на стул рядом с хозяином, затем взял ложку, и скромно потупив глаза, вздохнул.
– Приятель, - воскликнул Джонни, похлопав его по плечу, - Отлично выглядишь! Гораздо лучше чем в женской шали, которую ты отобрал у миссис Блум.
– А посмотрите, какой он сразу стал смирный, - с улыбкой произнесла Элен, - Остаётся надеяться, что Матиас продержится таким благовоспитанным как можно больше. Всё-таки хороший костюм играет определённую роль в поведенческих реакциях, как человека, так и животного.
– Несомненно, - развеселился мистер Фаррелл, - Элен, предлагаю тебе заняться на досуге научными изысканиями.
– Нет, брат, - сказала она, - У меня уже нет сил на это. Я лучше начну изучать детские справочники, в надежде, что наши молодые не заставят нас долго ждать. Да, Роберт?
Она повернулась к племяннику.
– Конечно, тётя, - скромно улыбнулся он, и взглянул на невесту.
Юля сочла уместным слегка вздохнуть и опустить глаза долу. Джейн умилилась и строго взглянула на сестру.
– Зачем ты вгоняешь Джулию в краску? – проворчала она, - Девушка ещё не вышла замуж, а ты с неё уже что-то требуешь.
Но Элен только улыбнулась в ответ.
- Ладно, друзья мои! – поднимаясь, сказал мистер Фаррелл, - Сегодня перед обедом, я хотел поговорить совсем на другую тему. Все повернули головы к нему. Он встал и, подойдя к музыкальному центру, поставил диск. Через некоторое время, над гостиной поплыла песня, которую Юля исполнила во время вызволения Роберта из плена. Хор чистых русских женских голосов ворвался вихрем в душу каждого присутствующего здесь.

Добавлено (22.09.2012, 01:01)
---------------------------------------------


Добавлено (22.09.2012, 01:18)
---------------------------------------------
Мистер Фаррелл стоял, прислонившись к стене и закрыв глаза. Когда песня закончилась, он вернулся к столу.
– Джейн, Элен. Я должен сказать, что отныне я вечный должник нашей Джулии, - произнёс Эдвард, взглянув на сестёр.
И он рассказал о том, что произошло в ту ночь, опуская некоторые подробности. Дамы слушали его, поглядывая на будущую родственницу с благоговейным ужасом. Закончив, Эдвард позвонил в колокольчик, вошёл человек, неся на подносе какую-то кожаную папку. Роберт с улыбкой вздохнул и взглянул на Юлю. Румянец заливал ей щёки, и он, не удержавшись, нежно провёл по одной из них тыльной стороной ладони.
– Я прошу тебя, - торжественно произнёс мистер Фаррелл, - Принять от меня в дар, за то что ты сделала, скромный подарок. Насколько мне известно, тебе он придётся по душе.
Он взял с подноса папку и подошёл к ней с улыбкой. Юля встала и, взяв её в руки, сразу поняла о чём речь. Там красовалась эмблема BMW. Хорошие машины были её слабостью и это действительно была её мечта. Слёзы снова подступили к её глазам, и она взглянула на Эдварда. Он сразу понял, что попал в точку , но, также понял, что надо немедленно протянуть ей руку помощи, чтобы она не расплакалась.
– Девочка моя, только ничего не говори сейчас, - сказал он, пронзая её синими глазами, - Я похитил у Роберта эту идею и, можно сказать, почиваю сейчас на его лаврах. Этот красивый, быстрый, надёжный автомобиль станет твоим верным другом.
За время, что он говорил, Юля пришла в себя. Эдвард увидел это и подмигнул ей. Она открыла папку и, достав ключи, положила её на стол. – Если ты скажешь, что он ещё и чёрный, - улыбнулась она, зная ответ заранее, так как успела скользнуть по верхнему документу глазами, - Я умру прямо здесь.
– Он чёрный, - рассмеялся мистер Фаррелл, - Только не умирай, пожалуйста. Хотя у меня уже имеется огромный опыт по твоему оживлению.
Юля обняла его и, крепко поцеловав, уткнулась в плечо. Затем она обратилась к присутствующим.
– Действительно, мистер Фаррелл подарил мне то, о чём я мечтала уже давно. Мне очень сложно будет дождаться конца обеда, потому что не терпится взглянуть на моего нового железного коня.
Она говорила, а сама судорожно соображала, как бы поблагодарить и Роберта, который сидел, улыбаясь, но внутри явно глубоко переживая этот момент.
– Я знаю, что Роб собирался подарить мне эту машину, - наконец вывернула она на верный путь, - Но будучи не только лучшим мужчиной на земле, но и верным сыном своего отца, он уступил ему право осуществить мою вторую мечту.
Роберт, который несколько минут назад, готов был провалиться под стол, вспоминая своё предложение подарить ей обезьяну, благодарно взглянул на Юлю и оживился.
– Я хочу немедленно узнать твоё первое желание, - сказал он, вставая со стула.
– Моя самая главная мечта, - улыбнулась она, поворачиваясь к нему, - Стать твоей женой.
Роберт закрыл глаза и порывисто прижал её к себе.
– Я люблю тебя, - прошептала она ему.
Джонни пребывал в лёгком шоке от всех этих перипитий. Элен прослезилась, а Джейн, достав нюхательную соль, пыталась прийти в себя от услышанного и увиденного. Один Матиас радостно улыбался, и чесал вилкой за ухом.

Добавлено (22.09.2012, 10:23)
---------------------------------------------


Lady Farrell

Сообщение отредактировал lady_farrell - Суббота, 22.09.2012, 09:46
 
Arven7Дата: Суббота, 22.09.2012, 10:38 | Сообщение # 55
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Когда же свадьба???? Боже, я, кажется, больше Юли ее жду)))))))))))))) bigsmile

I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Суббота, 22.09.2012, 11:45 | Сообщение # 56
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
После обеда все спустились вниз. На улице Юлю ждал её подарок. Она села за руль и втянула всей грудью в себя запах новой кожи салона. Заведя мотор, девушка взглянула в окно на Роберта. Отец что-то шепнул ему, и он, подойдя к машине, сел рядом с ней.
– Нравится? – спросил он, целуя её.
– Спрашиваешь! – довольно ответила Юля. Затем посмотрев на Эдварда, послала ему благодарный взгляд и подмигнула.
– Тогда вперёд, любимая! – промолвил Роберт, и включил музыку. Из динамиков полилась красивая песня битлов.
– Старый соблазнитель, - рассмеялся он, и слегка стукнул по торпеде, - Он ещё и музыкальную подборку тебе сделал.
Юля подавила улыбку, включила передачу и нажала на газ. Они проехались по парку, но ей хотелось на трассу.
– Что? - спросил любимый мужчина, - Железный конь копытом бьёт, душа дороги просит?
– Читаешь мысли, Роб, - ответила Юля, притормозив у конюшни, - Мне не передать тебе всех своих ощущений.
– Успеем ещё погонять, - сказал Роберт и, потрепав её по волосам, вышел из машины.
Он направился внутрь здания, а Юля задержалась, рассматривая различные приборы и кнопочки. Затем она отправилась искать Фаррелла. Найдя его в подсобном помещении, Юля остановилась, чтобы понаблюдать за ним. Он не заметил её появления, так как был занят метанием ножей в стену, и погружён, как ей показалось, в невесёлые мысли. «Всё-таки он расстроен», - подумала она. Проследив за летящими ножами, она удивилась его точному попаданию. Он втыкал клинки по прямой вниз, и уже образовалась ровная линия из пяти ножей. В её голову пришла одна идея.
– Стоп, - крикнула она ему, и направилась к мишени.
Вытащив из неё клинки, она вернула их Роберту. Затем вернулась к стене и, скинув куртку, раскинула руки в стороны.
– Что ты делаешь? – воскликнул он.
– Нарисуй мой контур, - сказала она вдруг.
– Юля, зачем ты так? – оторопев, спросил он.
– Ну, Роб, давай же, - продолжала подбадривать она его, - Я доверяю тебе, я вся твоя, ты не сможешь промахнуться, потому что любовь твоя защитит меня даже от тебя самого.
Она закрыла глаза.
– Давай, - крикнула девушка, топнув ногой.
– Не шевелись тогда, - решившись, сказал он.
Первый клинок воткнулся около правой ладони. Роберт кидал ножи, один за другим, тщательно прицеливаясь. Когда седьмой нож воткнулся над её головой, он облегчённо вздохнул. Юля открыла глаза и призывно взглянула на него, тогда Роберт бросился на неё и повалил в стоящий рядом стог сена. Он завёлся не на шутку и чувствовал, что возбуждение его на этот раз похоже достигнет своего апогея. Все раздиравшие треволнения покинули душу. Она принадлежит ему целиком и полностью. Его девочка только что подарила ему свою жизнь, доверилась так, как никогда. Его руки затряслись, и он не мог расстегнуть пуговицы на её рубашке. Тогда уже, теряя остатки самообладания, он рванул на ней одежду, разрывая тонкий шёлк. Покрывая её поцелуями, он сходил с ума от смешивающихся запахов. Нежного и утончённого исходящего от неё и пряного, сочного веющего от сушёной травы. Юля же, хватившая адреналина с лихвой, находилась в состоянии, близкому к обмороку. Её руки ощущали его горячее тело, но голова отказывалась что-либо воспринимать. Почувствовав знакомый мятный запах на губах, она отключилась.
Очнулась Юля у него на руках. Он сидел на скамье около конюшни, и слегка похлопывая её по щекам, ждал пока его сокровище придёт в себя.
– Любимый, я ничего не пропустила? - тихо спросила она.
– Я – чудовище, - произнёс он, и ямочки проступили на его щеках, - Но не до такой степени.
Юля села и критично оглядела себя. Рубашка восстановлению не подлежала, юбка была разорвана почти до бедра, и, похоже, нижней детали её белья тоже досталось.
– Что ты снова устроила? – спросил он, целуя её.
– Я?- удивилась Юля, показывая на себя.
– Ты каждый раз умудряешься пробудить во мне такого зверя, о существовании которого, я ранее не ведал, - поделился он своими ощущениями, - Вот теперь сижу и думаю, как в таком виде мы появимся дома.
– Принеси мою куртку, - попросила она, вставая.
Фаррелл быстро исполнил её просьбу. Юля надела куртку и застегнув, извлекла из кармана достаточно большой шёлковый платок. Сложив его по диагонали, она завязала его поверх юбки.
– Ну как – усмехнулась она, - Следы преступления скрыты?
– Копперфильд отдыхает! – обрадовался Роберт.
Молодые люди сели в машину и сделали ещё небольшой круг по парку.
Тем временем мистер Фаррелл с Джонни решил прогуляться до конюшни и увидел отъезжающий автомобиль. Войдя внутрь, Эдвард интуитивно начал обходить помещения, и вошёл туда, где недавно разгорались такие страсти. Увидев отброшенную в сторону мишень, и своеобразно воткнутые в стену ножи он охнул. «Интересно кто в кого бросал?», - мелькнул у него вопрос. Подойдя ближе и соотнеся пропорции роста, он получил ответ. Под ногой что-то хрустнуло. Он наклонился и подобрал пуговицу от Юлиной рубашки. Бросив взгляд на примятый стог, он мысленно дорисовал картину. Схватившись за сердце, он пошёл догонять Джонни.

Добавлено (22.09.2012, 11:45)
---------------------------------------------
Вернувшись в дом, Эдвард поднялся в свой кабинет и достал настойку, которую обещал Роберту. Подумав, он открыл её и выпил двойную дозу. Затем он отправился в комнату к ребятам, которым удалось вернуться в дом незамеченными. Эдвард постучался. Юля была в ванной, а Роб, мурлыкая что-то себе под нос, чистил брюки щёткой от приставшего сена.
– Заходи, - пригласил он отца, - Юля в полном восторге. Но я думаю, она сама тебе об этом скажет.
Эдвард бросил взгляд на стул, где висели разорванные вещи.
– Горячая штучка, - сорвалось у него с языка.
– Ты о чём? – встрепенулся Роберт.
– Э, о машине, - нашёлся мистер Фаррелл, - Самое то - для нашей девочки.
– Ну да, ну да, - произнёс Роберт, подходя к зеркалу и принимаясь вытаскивать застрявшую траву из волос.
– Я, пожалуй, пойду, - сказал Эдвард, забыв, про цель своего визита, и стараясь не смотреть на злополучный стул.
– А ты что хотел-то? – спросил Роберт, наконец закончивший приводить себя в порядок.
Он повернулся к отцу и вопросительно на него взглянул.
– Как у тебя глаза горят, - улыбнулся тот, сунув руки в карманы и наткнувшись на настойку, вздрогнул, - Я принёс вам лекарство.
Принимайте его по одной кофейной ложке два раза в день. Он протянул сыну флакон и, посмотрев на то, что осталось от Юлиных вещей, добавил, - А лучше по две. Это что-то!
– Так сильно действует? – удивился Роберт.
– Ты о чём? – рассеянно спросил Эдвард.
– О снадобье твоём, - рассмеялся сын, - Отец, ты чего?
В этот момент из ванной комнаты выскочила, напевая что-то, Юля в одном полотенце.
– Я, пожалуй, пойду, прилягу, - сказал мистер Фаррелл, с трудом отводя взгляд.
Он достал из кармана носовой платок, чтобы промокнуть лоб, вместе с ним выпала пуговица от Юлиной рубашки. Сын и отец одновременно наклонились, чтобы её поднять и встретились взглядами. Несколько секунд и безмолвный диалог состоялся. Эдвард взглянул на сына, покачав головой, а тот, поджав губы, отвёл взгляд. Юля подошла к ним, и мистер Фаррелл, быстро подобрав пуговицу, выпрямился.
– Позже увидимся, дорогая, - сказал он и, поцеловав Юлину руку, вышел из комнаты.
- Что он хотел? – спросила Юля, открывая сумку с вещами.
– Не что, а кого, - вполголоса пробормотал Роберт, падая на кровать.
– Я не услышала, любимый, - повернулась она к нему, держа в руках бельё и платье.
– Я говорю, настойку он нам принёс, - сказал он, закидывая руки за голову, - Надо, кстати принять. А то, я снова испытываю желание наброситься на тебя.
– Прими, - рассмеялась Юля, - Не то придётся ехать в джинсах.
Роберт сел на кровати и поманил её к себе.
– Только после настойки, - сказала Юля, измеряя глазами расстояние до дверей ванной комнаты.
Он сорвался с места, но в этот раз она оказалась быстрее, и захлопнула дверь перед его носом. Молодой человек упёрся лбом в дверь. Раздался звонок в его мобильном телефоне.
– Кошка дикая, Алик звонит! – радостно крикнул он, доставая телефон.
Дверь тут же отворилась и Юля возникла на пороге.
– Привет, брат! - сказал Роберт, и одной рукой обхватил её за талию, - Завтра прилетаете? Отлично. Конечно, встретим. Пришли смс, какой рейс – или сами приедем, или я водителя пришлю. Юля как? Нет, не сбежала ещё.
Видимо Алик что-то ляпнул, потому что Роб ещё сильнее прижал невесту к себе, и расхохотался.
– Ладно, шутник, - сказал он, - Ты же знаешь, на этой станции кипяточку не попьёшь. И нечего шарить по буфетам. Она девочка горячая. Давай, до завтра.
Он сбросил звонок и привлёк её к себе.
– На нашу свадьбу прибывают первые гости из России, ты рада?- спросил он, заглядывая ей в глаза.
– И какие гости! - вздохнула она, обвивая руками его шею, - Малыш на моей свадьбе. Кто бы мог подумать?
– Пойдём, поговорим об этом, - хитро сказал Роберт, увлекая её к кровати.
Вечером, компания погрузилась в новую Юлину машину. Матиаса было решено оставить на попечение сестёр. Они быстро добрались до места, хотя ехать было прилично. Шоу выступало в пригороде Лондона. Здание переливалось огнями, висели красочные афиши. Войдя внутрь, они разделись и прошли в зал. Их столики оказались почти перед самой сценой. Они приехали чуть раньше, и хотели заказать аперитивы. Вскоре, к их столику подошла красивая официантка и передала в подарок от устроителя шоу бутылку отличного коньяка. Мужчины принялись оценивать качество подарка, звеня бокалами, а Юля развернула записку, которую девушка передала ей отдельно. Прочитав содержание, она показала её Роберту, сгоравшему от любопытства, но не показывавшего вида.
- Ты не будешь возражать, если я ненадолго отлучусь? – спросила она, двумя пальчиками пробежав по столу.
Он посмотрел на неё и надул губы.
– Ладно, не буду, - сказал он, когда она чмокнула его в них, - Только возвращайся скорей.
Юля встала и от стены отделилась высокая рыжеволосая девушка, с хитрым, как у лисицы, лицом.
– Здравствуйте, я провожу Вас, - улыбнувшись, сказала она по-русски.
– Привет. Вы Аня? – послав ответную улыбку, спросила Юля.
– Нет, - рассмеялась девушка, - Меня зовут Алсу. Вообще-то я отвечаю за зверинец во всём этом безобразии, а Аня – администратор, но она сейчас занята и попросила меня Вас проводить к мистеру Кляйну.
Они подошли к двери с табличкой superBOSS.
– Как всегда скромен! – усмехнулась Юля, и в этот момент перед ней распахнулась дверь. На пороге стоял Ульрих, и улыбался в тридцать два зуба.
– Добро пожаловать на борт,- пригласил он её, - Спасибо, Алсу. Забери Монику, пока она мне все карандаши не сгрызла. И оставь нас, пожалуйста.
Он, взял Юлю за руку и ввёл в свой кабинет. Первое, что ей бросилось в глаза, была шимпанзе в розовой пачке и пуантах, сидевшая на письменном столе и увлечённо что-то писавшая на бумаге. При этом, ещё три карандаша было у неё в зубах. Алсу подхватила обезьянку, ловко выудив у неё карандаши. Та возмущённо заверещала и вцепилась ей в пышный рыжий хвост.
– Так, - гаркнул Ульрих, и Алсу, хохоча, выскочила из кабинета, пытаясь отбиться от обезьяны.
- Присаживайся, - пригласил Юлю Кляйн, указывая на диван, - Коньяк, шампанское, кофе?
– Спасибо, не хочу ничего, - сказала она, удобно располагаясь, - У тебя одни русские, теперь работают?
Он сел напротив, пожирая её глазами.
– Да нет, только три девочки. Аня, Лена и Алсу. Познакомишься с ними вечером, - ответил он и, включив торшер, стоящий рядом, спросил, - Ты загорела, в солярий, что ли походила? Из России такая бледненькая летела.
– Да, - уклончиво ответила она, - Подкоптилась немного, перед свадьбой.
– Расскажи мне, - сказал он, став серьёзным, - Всё, что произошло тогда.
Юля нахмурилась, и достаточно спокойно, так как уже всё утром пережила, рассказала ему то, что касалось той давнишней истории. Он слушал, и его голубые, всегда холодные глаза, метали молнии. Когда она закончила, Ульрих встал и подошёл к своему столу. Взяв оттуда что-то, он вернулся к ней на диван.
– Это причиталось тебе давно, - сказал он, протягивая ей папку с банковскими бумагами.
– Сто тысяч евро? - удивилась она, взглянув на цифру.
– Ты их честно заработала, - пожал он плечами.
Юля недоумённо продолжала смотреть на него.
– Не переживай, - сказал он, улыбаясь,- Я сегодня оформил это как твой свадебный подарок, здесь всё чисто. Я знаю, твой принц и без меня тебя неплохо обеспечит, но пусть это будет… твоё приданное, например. Окей?
Юля посмотрела ему в глаза, и они с минуту сверлили друг друга взглядами.
- Окей, - наконец сказала она, - Если это меня ни к чему не обязывает. Только я должна сейчас показать бумаги Роберту. Я в этом ничего не понимаю.
– Это твои деньги, - пожал он плечами, - Поступай с ними как хочешь.
– Я могу пригласить его сюда? – спросила она, вставая.
– Зови, конечно, - вздохнул он, - Что же с ним теперь делать? Только подожди немного. С годами, я стал сентиментальным, можешь сегодня исполнить мою просьбу?
– Интересно, что же вызывает ностальгию? – оживилась Юля, подходя к нему, – Я очень признательна тебе, твоя наука очень пригодилась мне в жизни. Так что проси, что хочешь, в пределах разумного, конечно.
Кляйн взял её за плечи.
– Детка, - он немного помолчал, - Я сохранил в программе один твой номер. Помнишь « Крылья Ангела»? Хочу, чтобы его сегодня исполнил автор.
Юля с нежностью вспомнила свою постановку.
– Да, - сказала она, подумав, - Но только инкогнито, и никаких фотографий.
– Как скажешь, - кивнул он, готовый на любую её прихоть.
– И мне нужно где-то пройти это хотя бы раз с партнёром, - добавила она.
Ульрих обнял её, и она с удивлением обнаружила, что хорошо помнит его парфюм.
– Я помню этот запах, - тихо сказала она, тоже обнимая его, - Ты остался ему верен. Знаешь, мы всегда были откровенны с тобой и поэтому я скажу тебе это. Последние годы, до встречи с Робертом мне хотелось вернуть всё на круги своя. После того, как мы расстались, я превратила свою жизнь в серое месиво будней. Словно и не было этих сумасшедших двух лет. И если ты вытащил меня из невской воды, то я вновь утопила себя в тоске и безразличии к окружающему.
– Ты сама не захотела ехать со мной, - тихо сказал он, - Всё мечтала, что однажды Алик вернётся за тобой.
– Алик вернулся, - с улыбкой произнесла Юля, отстраняясь от него, - Но слишком поздно. Теперь в моей жизни нет места больше ни для кого, кроме Роберта. Он есть – я есть, а по-другому никак.
– Снова я опоздал, - подмигнул ей Ульрих, - Но, знай, я всегда буду рад, если ты захочешь вернуться ко мне.
Он с надеждой посмотрел на неё.
– Ну, я думаю, - весело сказала Юля, - Мы можем позволить себе продолжать общаться. Дружба дорогого стоит. В наши дни – это роскошь.
– Да, - притворно вздохнул Кляйн, - Что делать! Не можешь любить, сиди, дружи! Пора с меня сдирать подковы.
И они, рассмеявшись, снова обнялись. И это действительно были искренние дружеские объятия, по крайней мере, с Юлиной стороны. Она словно вернулась домой.
- Пригласи Роберта сюда, - попросила она, присев на краешек стола, - Закончим бумажные дела и я пойду готовиться.
– А, глазки-то заблестели, - щёлкнул старый шоумен пальцами, и задорно взглянул на неё.
– Даже не думай, - рассмеялась она.
Тот загадочно взглянул на неё и достал телефон.
– Алсу, - сказал он, - Приведи с центрального столика некоего Роберта Фаррелла.
Кляйн закашлялся.
- Я ненадолго оставлю тебя, - сказал он и быстро вышел из кабинета, задыхаясь от кашля.
Через некоторое время, раздался стук в дверь, и Алсу заглянула в комнату. Юля сделала приглашающий знак рукой, и девушка пропустила Роберта вперёд. Он вошёл и, увидев Юлю, облегчённо вздохнул.
– Я тебя уже заждался, - сказал он, огляделся и спросил с лёгкой усмешкой, - А где супербосс?
– Сейчас вернётся, - сказала Юля и, взяв бумаги, протянула их Роберту, - Посмотри, пожалуйста.
Внимательно всё прочитав, он вопросительно взглянул на неё.
– Господин Кляйн возвращает долги, - пояснила она, - Юридически это правильно оформлено?
– Да, - утвердительно кивнул Роберт.
– Я не знаю, как правильно поступить с этими деньгами. Для Юлечки Петровой – это слишком много, а для Джулии Фаррелл – слишком мало. Давай эти вопросы в семье будешь решать ты. Хочешь, присовокупи к семейному капиталу, хочешь, вложи в благотворительный фонд, - распорядилась она.
Роберт с улыбкой посмотрел на неё.
– Ничего другого от тебя и не ожидал, - сказал он.
В это время вернулся Ульрих, они поздоровались с Робертом.
– Любимый, - попросила Юля, - Ты не возражаешь, если сегодня вечером, я исполню свой любимый номер, который поставила много лет назад? Я посвящу его тебе.
Она подошла к нему и нежно заглянула в глаза.
– Инкогнито, - добавила девушка.
– Я не буду связывать тебе крылья, делай, что хочешь, мой ангел, - сказал он.
Юля изумлённо взглянула на Кляйна, тот удивлённо крякнул.
– Это нереально, - воскликнула она и повернулась к Роберту, - Этот номер называется – Крылья Ангела.
Тот был удивлён не меньше них, и по привычке запустил руки в свою шевелюру.
– Судьба, - развёл руками Кляйн, - Иди, репетируй. Алсу в соседнем кабинете. Попроси её проводить тебя. А мы с Робертом поговорим, и пойдём в зал. У тебя сорок минут есть.
Роберт кивнул ей, и она с лёгким сердцем выпорхнула из кабинета.
- Что это? – жёстко спросил Роберт, когда за Юлей закрылась дверь.
– Не горячись, парень, - снова закашлявшись, сказал Ульрих, - Это мой долг. Я не хорошо тогда поступил.
– Я знаю, о чём ты, - перебил его Роберт, - Но…
- А, раз знаешь, чего спрашиваешь? – так же, не дослушав, вставил Кляйн, продолжая кашлять, - Чёртов кашель, сведёт меня в могилу.
– А ты всем так щедро платишь? – усмехнулся Роберт.
Мужчина налил два стакана коньяка и, протянув один Роберту, сел на диван.
– Нет. Я умею считать деньги, - сказал он, и, сделав приличный глоток, продолжил, - Но здесь другое. Ты не думай, между нами не было отношений, которые обычно случаются между мужчиной и женщиной. Я готов был на ней жениться, несмотря на разницу в тридцать лет. Но она ушла. Тем не менее, я не мог забыть Юлю все эти годы. У меня после неё всегда были только русские помощницы. Но они часто менялись. Год назад у меня их стало уже три, так как бизнес расширяется. Но в каждой из них я искал и находил какие-то Юлины черты. Не внешние, нет. Её удивительный многогранный характер.
– А почему ты не разыскал её раньше? – подозрительно спросил молодой человек.
Кляйн подошёл к открытому окну и взглянул на небо, полное звёзд.
– Ни одна звезда не сворачивает со своего пути, - помолчав, грустно сказал он, - Да. Она бросила меня через два года. И пошла дальше, наверное, навстречу тебе. Моё тело испещрено шрамами, но самый большой оставила она в моём сердце. Оставила и сама чуть не погибла. Ладно… я ответил на твои вопросы?
– Да, - ответил Роберт, - Несколько сентиментально, но я тебя понимаю. Слушай, мне интернет срочно нужен. Можно у тебя с какого-нибудь компьютера зайти, а то я свой мобильный в машине оставил. Не хочется идти за ним.
– Пойдём, - сказал Кляйн, радуясь, что поладил с молодым Фарреллом, - Я, правда, не обещаю. Моя администратор, Аня сейчас прямую трансляцию со своим любимым актёром в интернете смотрит. Она, вообще, отлично справляется со своими обязанностями. Но есть у неё один пунктик. Влюблена, как кошка в одного актёра. Мечтает заработать денег, и спродюссировать ему какой-нибудь фильм. Я в шоке. Пойдём, попробуем.
Они прошли по коридору к кабинету администратора. Ульрих пропустил Роберта вперёд. В комнате спиной к ним, сидела девушка с длинными чёрными волосами и разговаривала, как Роберту показалось, с ноутбуком.
– Аня,- строго сказал Кляйн, - Мне ненадолго нужен компьютер.
– Уля, я, кажется, просила не мешать мне, - сказала Аня, не поворачивая головы.
– Познакомься, это Роберт Фаррелл, - наш гость, - подмигнув Роберту, не отставал босс.
– Девушка, мне на одну минуту, - попросил Роберт.
– А-а-аааааа! Он идёт! – закричала она, не реагируя больше на окружающий мир, и судорожно начала, что-то выстукивать по клавишам.
– Бесполезно, - махнул рукой Ульрих, - Зайди с моего телефона лучше. Пойдём от греха подальше.


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Суббота, 22.09.2012, 14:19 | Сообщение # 57
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Quote (lady_farrell)
– Стоп, - крикнула она ему, и направилась к мишени.
Вытащив из неё клинки, она вернула их Роберту. Затем вернулась к стене и, скинув куртку, раскинула руки в стороны.
– Что ты делаешь? – воскликнул он.
– Нарисуй мой контур, - сказала она вдруг.
– Юля, зачем ты так? – оторопев, спросил он.
– Ну, Роб, давай же, - продолжала подбадривать она его, - Я доверяю тебе, я вся твоя, ты не сможешь промахнуться, потому что любовь твоя защитит меня даже от тебя самого.
Она закрыла глаза.
– Давай, - крикнула девушка, топнув ногой.
– Не шевелись тогда, - решившись, сказал он.
Первый клинок воткнулся около правой ладони. Роберт кидал ножи, один за другим, тщательно прицеливаясь.


Ничего себе шуточки(((


I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Суббота, 22.09.2012, 18:20 | Сообщение # 58
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
Юля тем временем познакомилась с партнёрами, с которыми ей предстояло выступить. Она координировала с ними действия, и параллельно разогревалась. Потом её провели к костюмеру и гримёру, это оказалась третья русская девушка, о которой говорил Ульрих.
– Лена, - весело представилась блондинка, - Давай-ка посмотрим, что мы имеем.
Она усадила Юлю в кресло, окинув профессиональным взглядом.
– Прелестно, - резюмировала она, и взялась за работу.
Вскоре она развернула Юлю к зеркалу и та ахнула.
– Ты волшебница, - сказала она, - Невероятно передан образ, который нужен для этого номера. И просто, очень красиво.
– Я старалась, - улыбнулась та, - Пойдём теперь одеваться.
Они разговорились, и Лена рассказала, что она познакомилась с Кляйном случайно, когда приехала в Киев искать работу. В первый же вечер, она подменила заболевшего гримёра в главной гостинице столицы, куда её рекомендовала знакомая. На её счастье, в этот вечер, на выступлении местного шоу оказался Ульрих, который был в Киеве проездом. Ему был срочно нужен хороший гримёр, и он внимательно всматривался в лица выступающих. Оценив мастерский грим, он прошёл за кулисы. С тех пор прошёл год, как она мотается за ним повсюду.
Юля прошла к занавесу, и поняла, что пропустила всё представление. А ведь ей так хотелось посмотреть, какой размах приняло их с Кляйном детище. Десять лет назад, это было всё в зачаточном состоянии. Они больше занимались другим направлением, поскольку в России конца девяностых, действительно были востребованы более острые развлечения. Она закрыла глаза, чтобы настроится на свой номер. Тем временем, Ульрих с Робертом прошли в зал, чтобы посмотреть Юлино выступление.
– Где Джулия? – шёпотом спросил Эдвард Роберта.
– Скоро придёт, - улыбнулся тот.
- Как вам представление? – спросил Кляйн гостей.
– Что-то потрясающее! – искренне сказал мистер Фаррелл.
Джонни, просто ошалевший от коньяка, спецэффектов и полуобнажённых танцовщиц, ошалело мотнул головой.
– Сейчас будет коронный номер! – улыбнулся шоумен, - Но этого исполнения, я ждал давно.
И вот опустившийся на некоторое время занавес, снова оголил сцену. Заиграл рок.

Добавлено (22.09.2012, 16:09)
---------------------------------------------

Добавлено (22.09.2012, 16:13)
---------------------------------------------
Вихрь цветовых бликов ослепил сидящих в зале. С потолка спускалась девушка в белой тунике и с крыльями за спиной. Сложно передать чувства, которые охватили Роберта. Он следил, затаив дыхание. Тело его возлюблённой, казалось таким хрупким, что он испугался за неё. Закрыв на мгновение глаза, перед его глазами встал образ восемнадцатилетней девушки в чёрно-белом исполнении, который он, однажды увидев на фотографии, запомнил навсегда. Встрепенувшись, Роберт вновь устремил всё внимание на сцену. Внизу Юлю встречала толпа полуобнажённых людей, буквально, поглотивших её. Сложная постановка и тяжёлая в психологическом отношении мелодия, словно вырвала сидящих в зале из реальности. Белый силуэт любимой танцевал в жёстких ритмах музыки. В какой-то миг она, словно осталась один на один с мужчиной. Затем мятущиеся тела сомкнулись над ними и, когда они вновь остались одни, девушка уже была без крыльев. На их месте расплывались алые пятна. Внезапно, мужчина оттолкнул её от себя и, за одну секунду, музыка приняла совершенно другой поворот. И вот, вокруг её тела уже колдуют люди, словно в медицинских масках. Сложная смена декораций, производимая за счёт движений колышущихся тканей и лазера, нагнетали обстановку. И вдруг, изогнутое, словно изломанное тело девушки начало подниматься вверх. Внизу уже снова была мятущаяся толпа. И вдруг всё смолкло. Внизу в центре оказалось согбенное тело юноши, а сверху посыпались перья… На какое-то время наступила тишина, а затем зал взорвался аплодисментами.
Юля не могла сдержать эмоций, и, оказавшись за кулисами, упала на колени и разрыдалась. Этот номер был её болью. Когда она создавала его много лет назад, она вложила в него всю энергетику своей нерастраченной преданной любви. К ней подбежали Лена и Алсу. Они помогли ей подняться, и, отведя в отдельную гримёрною, по её просьбе, оставили одну. Через некоторое время туда вошёл Роберт. Он тихо подошёл к ней. Любимая сидела за туалетным столиком, уронив голову на руки. Её спина по-прежнему, словно была залита кровью.
– Юля, - тихо позвал он, - Я люблю тебя. Не ускользай от меня. Я… Я боюсь потерять тебя.
Она молчала, и только тело её продолжало вздрагивать. Роберт аккуратно взял её за плечи и потянул на себя. Увидев её глаза, он не узнал их. Там была пустая бездна.
– Я с тобой, - закричал он, что есть мочи, - Не молчи! Я не хочу, чтобы ты страдала.
Фаррелл схватил её и встряхнул, словно куклу.
– Что мне сделать, чтобы ты больше не мучилась?- взвыл он раненным зверем.
- Прости, - сказала Юля чуть хриплым голосом, приходя в себя, - Тебе не нужно было сейчас приходить. Это страдание, словно осколок стекла, доставляет мне невыносимую боль. И ничто в такие моменты не отпускает меня.
Он крепко прижал её к себе и зарылся носом в её волосы.
- Завтра приедет он, - прошептал Роберт, - Но я не сдамся. Даже не думай. Я слишком долго ждал тебя.
– Не отпускай меня, - горячо прошептала она, отодвигаясь и поднимая на него глаза, - Что ты такое говоришь? Это было словно страшный сон, какое-то наваждение.
Юля слегка отстранилась от него, и её взгляд стал осмысленным.
– Ты вернулась? – улыбнулся он, убирая пряди волос с её лица, - Я думал, что ничто и никто в жизни не заставит меня плакать. Ты сделала это сегодня второй раз за то время, что мы знакомы.
– Прости меня, - прошептала она отчаянно, - В моей жизни есть только ты. Всё остальное блажь, туман… страшные отголоски прошлого, если хочешь.
Роберт больше не мог сдерживаться, и, скинув с ближайшего дивана костюмы, повалил её навзничь.
– Всё, любимая, всё, - шептал он, нежно целуя её, - До свадьбы больше никаких потрясений. Я закрою тебя дома на эти дни и ты, как в башне, будешь сидеть и думать только о хорошем, обо мне, например.
– Хорошая идея, - улыбнулась Юля, - А, прилетающие завтра Алик и Алекс, будут охранять мой покой?
Фаррелл замер и посмотрел ей в глаза, ямочки показались на его щеках.
– Только не это! Пожалуй, нужно будет спрятать тебя в другом месте, - решил он, и, подумав, хитро добавил, - У бабушки, например.
– Знаешь, - сказала Юля серьёзно, - А, пожалуй, ты прав.
Она села и взяла его за руки.
– Если бабушка не будет возражать, - продолжила девушка, - Я бы побыла у неё эти дни.
Роберт сел около её ног, и, взглянул снизу вверх.
– Ты в себе не уверена? – несколько напряжённо спросил он.
– Не говори ерунды, - рассмеялась она, - Ты же знаешь, что в моей жизни больше нет места другому мужчине.
Юля потрепала его по волосам.
– Мне действительно нужно подготовиться к самому важному событию в жизни, - сказала она, и нежно взяла его лицо в свои ладони, - Я хочу, как подобает, подойти к венчанию. А у тебя будет возможность, как следует по мне соскучиться.
– Ты хочешь лишить меня и ночей? - ужаснулся он.
– Ну, если ты по-прежнему хочешь, чтобы у нас была настоящая первая брачная ночь, то да, - пряча улыбку, сказала она, - С каждым разом нам всё сложнее сдерживать друг друга.
Роберт уткнулся ей лицом в колени.
– Ты права, - наконец, сказал он, - Я, действительно, уже не контролирую себя.
– А я себя, - добавила Юля, - А сегодня предлагаю устроить что-нибудь экстремальное. И насытиться друг другом на предстоящих три дня разлуки.
– Это невозможно, - пробормотал он, - Но зерно разума в этом присутствует. Я знаю, что из экстрима тебе предложить сегодня.
– Вот и отлично, - подытожила она их разговор, - А теперь мне нужно переодеться. Найди Лену, пожалуйста, она мне поможет.
Вскоре, приведя себя в порядок, Юля вышла в зал. Представление уже закончилось, и мужчины просто общались за столом. Роберт помог ей сесть. Она смущённо выслушала комплименты по поводу своего выступления.
– Тебе не кажется, что ты что-то упускаешь в своей жизни, избегая сцены? – вдруг спросил её мистер Фаррелл.
– А ты хочешь, чтобы жена твоего сына была звездой кордебалета? – вопросом на вопрос ответила она, внимательно взглянув на него.
– Ну, - протянул Эдвард, - Я понял о чём ты. Есть в этом некий резонанс. Но можно несколько изменить направление. Роб, не хочешь стать продюсером?
- И делить её с целым миром? – подняв брови, спросил тот, - Не готов, честно. Если, конечно, Юля сама этого не хочет.
– Не хочет, - утешила она его, - Сегодня я сделала это по просьбе моего старого друга, да и просто хотелось показать вам свою постановку. Ульрих, конечно, довёл её до ума различными техническими новинками, но всё остальное моё.
– Знаешь, - влился в разговор Джонни, - Я сто лет не бывал на подобного рода шоу, это было очень красиво. Но ты в роли ангела, была настолько же прекрасна и убедительна, сколь и в роли демона, которого мы видели несколько дней назад. Ты не должна бросать это. Подумай.
– Закроем тему пока, - улыбнулась она, - Я не готова сейчас это обсуждать.
Роберт сел к ней ближе и обнял её за плечи. Она почувствовала его поддержку и, повернувшись, поцеловала.
Из боковой дверцы вышел Ульрих и направился к ним.
– Это было последнее шоу в Лондоне, этой осенью, - сказал он гостям, - Мы через неделю уезжаем в турне.
Юля что-то шепнула на ухо Роберту, и, получив утвердительный ответ, достала из сумки свадебные приглашения, которыми её снабдили днём тётушки.
– Мистер Кляйн, мы с Робертом хотим пригласить Вас на нашу свадьбу, - с улыбкой обратилась она к нему.
– Почту за честь, - обрадовался он и, оживившись, добавил, - Если хотите, можем устроить для ваших гостей небольшое представление после банкета.
Юля вписала его имя в нужную строку и передала приглашение.
– Обсудим, - улыбнулась она, - Давай созвонимся завтра.
Они ещё немного пообщались, и стали собираться в дорогу.
– Вы останетесь у нас? – спросил Эдвард, сев в машину.
– Да, - сказал Роберт, - Юля решила спрятаться от меня на три дня. Боится уже со мной оставаться один на один. Так что эту ночь мы проведём у вас.
«Вот загнул» - подумала Юля, под всеобщий хохот.
– Ты знаешь, - посмеявшись, сказал Эдвард, - Она права. Дорогая, ты останешься у меня эти дни?
– Сейчас, - сказал Роберт, - Даже не думай. Принцесса отправится в гости к миссис Хант. Пожалуй, это единственное место на земле, где я могу оставить её в эти дни, и быть абсолютно уверенным, что с ней ничего не случится.
– Хорошего же ты мнения об отце! – возмутился мистер Фаррелл, - Хотя ты прав. У нас с тобой сейчас будет много дел. Вы очень разумно поступаете. Хотя это не ваш стиль.
По возвращении, Эдвард с Джонни попрощавшись, направились в дом, а Роберт с Юлей остались в машине.
- Ты очень хочешь спать? – спросил он.
- Если честно, я бы немного прогулялась, - сказала она.
– Тогда я сейчас кое-что тебе покажу, - обрадовался он, - Поехали, поставим твой танк в гараж.
– Мой танк? - возмутилась Юля, и шлёпнула его по ноге.
– Ну, на Астоне то я тебя на раз-два сделаю, - подцепил он её, - Папа, покупая тебе этого монстра, заботился о твоей безопасности больше, чем о твоих гоночных пристрастиях.
Она, прищурившись, посмотрела на него.
– Убила взглядом! – поднял он руки, - И, тем не менее, я покажу тебе сегодня, что такое скорость.
Он придирчиво взглянул на её платье.
- Не очень подходящий вид, ну да ладно, - сказал он, - Поехали, я погажу тебе наш паркинг.
Юля ещё там не была и удивлённо ахнула. Стало ясно, что автомобили занимали определённое место в жизни Фарреллов. Роб снял с её шеи платок и, завязав глаза, повёл за руку в самый конец гаража.
– Как ты думаешь, - спросил он, когда подвёл к цели их прихода сюда, - Что я хочу тебе показать?
– Реактивную метлу? – рассмеялась Юля.
– Почти! – улыбнулся Фаррелл, и развязал ей глаза. Перед ней стоял Харлей Дэвидсон.
– Ох, - она схватилась за голову, - Класс!
– Полетаем? – шепнул он ей.
– О, да! – обрадовалась девушка, - Я готова.

Добавлено (22.09.2012, 16:16)
---------------------------------------------

Добавлено (22.09.2012, 16:26)
---------------------------------------------
Они выехали из гаража, и, миновав парк, выскочили на дорогу. Роб нажал на газ, а Юля, прижавшись к нему, почувствовала, как они сливаются в одно целое. Он уверенно гнал вперёд, было видно, что мотоциклом молодой человек владеет в совершенстве. Молодой человек лихо влетал в повороты и нёсся дальше. Мимо мелькали населённые пункты, в какой-то момент Фаррелл свернул в лес, и они некоторое время ехали по лесной дороге. Когда выскочили на поляну, Юля поняла, что они оказались на какой-то специальной гоночной трассе. Притормозив, он снял шлем и повернулся к ней.
- Ну как? – улыбнулся Роберт.
Он разрумянился, его глаза блестели. Было видно, что молодой Фаррелл давно мечтал об этой прогулке.
– Бесподобно! – улыбнулась она, снимая свой шлем, и добавила, - Это самый мой лучший в жизни полёт.
– Полёт впереди, любимая, - сказал он, довольный её реакцией, - А теперь держись крепче, это специальная дорога для любителей острых ощущений. Одеваем головные уборы дорогая.
Роберт завёл двигатель и, когда почувствовал, что она готова, въехал на трассу. Невозможно словами описать всю гамму ощущений, которые пережила тогда Юля. Они взлетали и приземлялись, в некоторые повороты, входили под таким углом, что казалось, что падение неминуемо. Рёв мотора, скорость вызвали такой выброс адреналина, что ей казалось, что за их спиной выросли два крыла. Наконец Роберт съехал с трассы и вновь углубился в лес. Вскоре, он остановился на берегу озера. Луна и свет фары мотоцикла освещали ровную поверхность воды, казавшейся серебряной в таком свете. Влюблённые стояли, прижавшись друг к другу, и сердца их бешено колотились в унисон. Не нужно было слов. Придя в себя, они чуть отстранились друг от друга.
– Ты знаешь, - тихо сказала Юля, - Это лучшее в мире ощущение. Когда летишь, на бешеной скорости и прижимаешься к самому своему близкому человеку. Нет ни страха, ничего. Только понимание, что вы единое целое и уверенность в том, что всё будет хорошо. У меня никогда не было такой уверенности в жизни. Ты подарил мне её, однажды решив, что мы должны быть вместе. А сегодня продемонстрировал это несколько необычным способом.
Он привлёк её к себе.
– Я рад, что ты поняла это, - сказал он, – Что я ещё могу сделать для тебя?
Она посмотрела на озеро.
– Подари мне лунный свет, - попросила она, - Каждую ночь я хочу любоваться им в твоих объятьях. Как сегодня. Ты, я и наша любовь в мерцании серебристой луны.
Юля подняла к нему глаза и замерла. Его лицо светилось необычным светом, глаза из-под пушистых ресниц смотрели на неё с неземной нежностью.
– Так будет всегда, - прошептал он, - Я обещаю тебе. Ты никогда не пожалеешь, что выбрала меня.
– Я не выбирала тебя, - улыбнулась она.
– Да, - проговорил он, - Иди сюда.
Он сел на мотоцикл и привлёк её к себе, и они слились в глубоком поцелуе.
Обратно они возвращались уже в более спокойном режиме. Юля, положив на любимого голову, ощущала себя самой счастливой женщиной на земле, а он, чувствуя её у себя за спиной, думал, как сможет пережить три дня разлуки. Поставив мотоцикл, они прошли в свою комнату и, приняв наскоро душ, обнявшись, уснули почти сразу, как голова коснулась подушки. Мистер Фаррелл же облегчённо вздохнул у себя в комнате, когда услышал рокот вернувшегося мотоцикла, потому что несмотря на усталость, последние часы места себе не находил, когда понял, что они умчались на Харлее.
– Удивительно гармоничная парочка, - проворчал он, взбивая подушку, и, поворочавшись, закрыл глаза.
Перед ним возник дразнящий образ. Джулия в короткой тунике с крыльями за спиной, стояла у стены. Он застонал и накрыл голову подушкой. К видению добавился образ сына, который подойдя к ней, заслонил её от него. Но их дальнейшие действия не утешили. Встав, Эдвард принял успокоительные капли. «Она мне дочь!- сказал он себе, - Должна стать ею!» На этой спорной ноте он уснул.

Добавлено (22.09.2012, 16:38)
---------------------------------------------
Наступило новое утро. В этот раз первым проснулся Роберт. Склонившись над Юлей, он пощекотал её ушко кончиком носа. Она потянулась и открыла глаза.
– С добрым утром, счастье моё, - промурлыкала она.
– Привет, любимая, - ответил он, прижимаясь к ней всем телом.
– Осталось всего три дня, - сказала Юля, окончательно просыпаясь и обнимая любимого.
– Осталось ещё целых три дня, - перефразировал он, меняя интонацию, тем самым придавая её фразе совсем другой смысл.
Она выбралась из-под одеяла и села сверху на него.
– Ты мне скажешь, где мы сделаем это впервые? - спросила она, поправляя упавшую с плеча лямку.
– Если ты сейчас не переместишься чуть выше или ниже, то прямо здесь, - сказал он и тяжело сглотнул.
Юля испуганно спрыгнула с него, и покраснела.
– Не скажу, - сказал он, закрыв глаза и хитро улыбаясь, - Но могу гарантировать, что поблизости не будет ни одной живой души. Так что, любимая, готовься к полной монополии и террору.
– Ой, боюсь, боюсь, - рассмеялась она.
Он приоткрыл один глаз и, в мгновение ока, набросился на неё.
– Напрасно, смеёшься, любовь моя, - говорил он, борясь с ней, - Ты меня довела уже до состояния, когда я ни о чём другом, не могу думать. Даже когда ты просто находишься рядом со мной...
После завтрака, Роберт с Юлей отправились на Итон-сквер, чтобы она смогла взять необходимые вещи на три дня. Роберт договорился с бабушкой, которая пришла в восторг от их идеи.
– Это так правильно, - щебетала она, - Так редко встретишь сейчас такое благочестие.
Когда Роберт пересказал Юле их с бабушкой разговор, ей стало даже неудобно.
– Право, Роберт, - укоризненно сказала она, - Мы с тобой далеко не ангелы, ты вводишь бабушку в заблуждение.
– Если я правильно её понял, то по вечерам вы будете ходить в церковь на службу, а днём готовиться к свадьбе, - сказал он, подхватывая и вальсируя с ней по комнате, - Это действительно редкость в наши дни.
– А что будешь делать ты? – заинтересовалась она.
– Как что? – лукаво ответил он, - Прощаться с холостяцкой жизнью.
– По-аккуратнее, любимый, - не меняя интонации, произнесла она, но в глазах блеснула уже знакомая ему ледяная искра, - Прощайся поаккуратнее.
Он рассмеялся и прижал её к себе.
– Кошка моя дикая! – искренне сказал он, - Боюсь, что всё свободное время, я буду ошиваться под твоим балконом.
Она как-то странно посмотрела на него. По-своему истолковав взгляд, он взял её за подбородок и добавил строго.
- Так что не думай сбежать.
Она вздохнула, потупив взор.
– Что? – вскинулся он, - Я разгадал ход твоих мыслей?
- Боюсь, что теперь ты и не свободное время проведёшь там? – рассмеялась она, облегчённо вздохнув, - Все хотят хорошо провести время, но его невозможно провести! И меня тоже.
– Ах, ты так! – он внезапно подхватил её на плечо, и, вскочив на стул, посадил её на рядом стоящий шкаф, - В таком случае, моя дорогая, я подыщу для тебя ещё более укромное место.
Юля, скрестив ноги по-турецки, уже вытирала слёзы от смеха.
– Я удивляюсь, - сказал он, запуская руки в шевелюру, - Как с таким несносным характером, ты до сих пор жива?
Юля легла на живот и, облокотившись на локти, посмотрела на него удивлённо.
– У кошки девять жизней, - бархатным голосом произнесла она, - Ты разве не знал?
– Да, совсем забыл, - вздохнул он и протянул к ней руки, - Ладно. Иди ко мне, моя девочка. Поехали, я отвезу тебя к бабушке и подключусь к предсвадебным делам. Ещё вечером Алика с Алексом встречать. Скорее бы промчались эти три дня. Без тебя они будут тянуться неимоверно долго.
– Мне тоже будет тяжело без тебя, - вздохнула она, прислоняясь к его плечу.
– Я смогу пригласить тебя хотя бы на ужин? - спросил он, нежно заглядывая ей в глаза.
– Я подумаю об этом позже, - вздохнув, сказала Юля, - Не обижайся, Роб, мне нужно побыть немного наедине с собой. Я делаю это для нашего же блага.
- Я понимаю тебя и не обижаюсь, - сказал он, обнимая её, - Поехали.
Роберт попросил её оставить «бронетранспортёр» (как он окончательно окрестил БМВ) дома, потому что ему хотелось отвезти её к бабушке самому.
– Если хочешь, мы вечером с ребятами подгоним его под твои окна, - нашёл он выход из положения, не преминув удивиться, - Хотя не понимаю, зачем эта машина тебе в эти дни может понадобиться.
– Пусть это будет мой каприз, - улыбнулась она.
Через час он уже выходил от бабушки, с единственным желанием, вернуться немедленно обратно и забрать Юлю с собой. Сев в машину, Роберт взял себя в руки, достал органайзер и распланировал дела на три дня вперёд. Юля же поступила полностью под бабушкину опеку. Та оказалась очень тактичной женщиной, поняв без лишних расспросов, что девушка очень устала и нуждается в отдыхе и полной изоляции от окружающего мира в эти дни. Она отвела ей очень уютную комнату, пригласила на дом своих массажистов, парикмахеров, косметологов. Все примерки платьев, также проходили дома. И только каждый день к шести часам вечера они выходили на улицу и не торопясь шли в храм на службу. В первый вечер Юля долго разговаривала со священником, вышла от него с заплаканными глазами, но лицо её словно просветлело. И опять миссис Хант не о чём не спросила её. Вечером девушка после ужина прилегла отдохнуть с книгой и уснула. Бабушка заглянула к ней, и заботливо укрыв пледом, отключила звук на её телефоне. Когда вечером звонил Роберт, она отказалась её будить. Так же было отказано и Эдварду. Юля проснулась только в первом часу ночи. С удивлением взглянув на часы, она вышла на балкон, не веря, что проспала так много. На улице было тихо. Эннисмор Гарденс был погружён в сон, освещаемый только светом фонарей и витрин. Она бросилась к телефону и увидела несколько не отвеченных вызовов от Роберта. Юля уже хотела набрать его номер, как услышала на улице шум подъехавших машин. Она вернулась обратно и сердце её радостно забилось. Роберт вышел из Астон Мартина, а из её машины показался Алик с Алексом. Они некоторое время, молча, смотрели друг на друга. Вдруг с соседнего балкона раздался недовольный бабушкин голос.
– Это ещё, что тут такое? – строго спросила она своим мелодичным голоском, - Ромео! Я же сказала, что она спит. Дай ей прийти в себя. Довёл девушку.
Юля, беззвучно рассмеявшись, шагнула вглубь балкона, чтобы бабушка её не заметила.
– О, хранительница моего сокровища, - с поклоном обратился Роберт, - Я не думал, что ты будешь охранять мою невесту даже от меня!
– От тебя в первую очередь, - проворчала бабушка, - Езжай домой. Ещё бы с гитарой приехал.
– Отличная мысль, - сказал молодой человек, - Завтра так и сделаю. А сегодня я привёз её машину.
– На кой леший, она ей сдалась сейчас? – начала сердиться бабушка, перейдя на русский язык, - Всё, спокойной ночи, чтобы через пять минут вас тут не было.
Хлопнула балконная дверь и Юля поняла, что бабушка сейчас зайдёт к ней. Поэтому через несколько минут, вошедшая миссис Хант, обнаружила девушку мирно спящей в постели. Она немного постояла около неё, и, услышав шум отъезжающей машины, вышла из комнаты. Выждав немного, Юля позвонила Роберту, и они долго говорили, с замиранием сердца, ловя каждое слово.
На следующий день, когда она собиралась уже ложиться спать, с улицы раздались звуки знакомой ей мелодии. Она вышла на балкон и увидела своего любимого, прислонившегося к машине с гитарой. Бабушка в этот раз не стала прогонять несчастного влюблённого, хотя Юля слышала, как та тоже вышла послушать. Позже ночью произошёл смешной инцидент. Роберт всё-таки решил проникнуть к своей невесте через окно, но сработала сигнализация, и приехавшей полиции пришлось долго объяснять, что он не грабитель и не хулиган. После чего бабушка смилостивилась и по Юлиному ходатайству пустила внука в дом. Миссис Хант махнула рукой и отправилась спать. Роберт же прошёл за Юлей в её комнату, и, захлопнув дверь, прижал её к себе.
- Я соскучился и больше не мог ждать, - прошептал он, - Это ужасно, что в нашем веке невозможно забраться в окошко любимой девушки, без вмешательства полиции. Потеряв голову, я как-то упустил это из виду.
– Я тоже соскучилась по тебе, - вторила она ему в ответ, - По твоим глазам, голосу, губам…
Он подхватил её на руки и сел с ней на кровать.
– Любимая, - ласково проговорил он, гладя её по волосам и вглядываясь в любимые черты, - Ты придумала изощрённую пытку. Я не в состоянии так надолго разлучаться с тобой.
– Остался один день, - улыбнулась она, купаясь в его любви.
Те эмоции, которые влюблённые испытывали в данный момент очень сложно передать словами. Они смотрели друг на друга – и не могли насмотреться, слушали друг друга – и не могли наслушаться. Наконец их губы сомкнулись, дыхание смешалось и всё вернулось на круги своя, словно, и не было томительных двух дней разлуки. Тем не менее, Роберт в этот раз старался быть сдержанным, чтобы не встретить утро на улице.

Добавлено (22.09.2012, 16:55)
---------------------------------------------
На третий, последний день перед свадьбой события закрутились вихрем. Утром бабушка нашла внука на кухне, готовящего завтрак. Она пожурила его за вчерашнее вторжение и больше к этому вопросу не возвращалась. Потому что вскоре к ним началось буквально паломничество всех и вся. К обеду же приехали сёстры и мистер Фаррелл, чтобы ознакомить с окончательным протоколом всего действа. После обеда привезли свадебные наряды, которые были спрятаны в чехлы от постороннего глаза. Потом снова началась круговерть, которая характерна для всех, кто на следующий день вступает в брак. У Юли немного кружилась голова от бессонной ночи, и она радовалась, когда, наконец, закончился и этот день.
Оставшись одна, девушка распаковала своё подвенечное платье. Оно словно пришло из другого века. Корсет и юбка платья поверх шёлкового основания были частично покрыты красивым дорогим шитьём. Натуральный жемчуг красиво вписывался в общую концепцию платья. Юбка была с широким шлейфом, который красиво простирался далеко назад. Это напоминало снежный спуск в Альпах, который чуть тронутый утренней зарёй, переливался на свету. Юля погладила его рукой и улыбнулась от мысли, что завтра они с любимым поклянутся перед алтарём в вечной любви друг другу и свяжут свои судьбы воедино на веки веков. Она достала второе платье. Белая туника с лёгкой драпировкой выглядела такой воздушной, что казалось, что она создана из облака. Единственная лямка была отделана красивой драгоценной пряжкой на плече. В области груди шёл диагональный разрез по лифу, пояс был красиво расшит золотыми нитями, повторяя узор пряжки. Юбка была той длины, чтобы в ней было удобно танцевать. Она состояла из нескольких слоёв, что во время танца должно было смотреться очень эффектно. Мистер Фаррелл попросил, чтобы ребята исполнили в этот день два танца жениха и невесты. Первый вальс, как и положено в этот день. А второй на их усмотрение перед отъездом. Юля развесила наряды и вышла на балкон немного подышать свежим воздухом. Уже стемнело и она, сев в кресло, укрылась, лежащим неподалёку пледом. Небо было чистое и звёздное, судя по всему, погода и правда благоволила к ним. Юля хотела позвонить Роберту, но, потом решила не вмешиваться в его прощание с холостяцкой жизнью. Она закрыла глаза и подумала о родителях, которые прилетали завтра утром и должны были приехать сразу сюда. У неё было ощущение, что они не виделись целую вечность. Вообще, всё, что было с ней до встречи с Робертом, казалось ей далёким и призрачным. Она с глубокой нежностью начала вспоминать всё, что происходило с ними. Даже история с бывшим женихом казалась ей сейчас не более чем странным недоразумением, посмевшим встать на пути их всепобеждающей любви.
Добравшись в своих воспоминаниях до Алика, Юля слегка помрачнела. Сколько же можно испытывать тупую боль где-то в закоулках своего нутра, при мысли о нём. Ведь всё уже позади, и страдание, и прощение. Недаром говориться, что достаточно одной минуты, чтобы выявить из окружающих своего человека, один час нужен для выявления его достоинств, одного дня хватает, чтобы понять, что любишь его, но требуется целая жизнь, чтобы забыть, того, кто стал для тебя истинно любимым. Ей захотелось крикнуть изо всех сил: «Я не люблю тебя больше!». Но она не могла позволить себе сейчас этого и только проговорила вслух, словно выдохнула.
– Но и меньше тоже, правда? – вдруг услышала она.
Юля, вздрогнув, подняла голову. Не веря своим ушам, она пошла на голос. Алик сидел на полу, прислонившись спиной к стеллажу, делившему балкон почти пополам. Последовала немая сцена. Юля находилась в замешательстве, а он, встал и терпеливо ждал, пока она придёт в себя.
– Как ты попал сюда?- проговорила она, памятуя о сигнализации, сработавшей накануне.
– Ну, профессия обязывает быть сильным и ловким, - улыбнулся мужчина, радуясь, что она не бросилась сразу выгонять его, - Я всё-таки спецназовец.
– Сам себя не похвалишь… - пробормотала Юля, соображая как его выпроводить.
Снова последовала пауза.
– Хорошо, - наконец произнесла она, - Меня интересует, знает ли Роберт, что ты здесь? Ведь, если мне не изменяет память, вы должны быть на мальчишнике.
– Знает, - вздохнул Алик, задумавшись над проблемой, как объяснить ей, своё присутствие здесь.
Дело в том, что Роберт получил накануне неприятное послание. Вроде как поздравление со свадьбой, но с предупреждением о возможном неприятном сюрпризе. Посовещавшись, мужчины решили отправить Алика, охранять Юлю, пока они постараются обезопасить грядущее событие. Роберт просил не вмешивать её ни во что, а просто быть незримо рядом. Но искушение пообщаться с ней перевесило все доводы.
– Роберт беспокоится о тебе, - начал выкручиваться Алик, - А ему, вроде как, ты запретила видеть тебя до свадьбы.
– И он послал тебя, браво, - рассмеялась Юля.
Тот расслабился и тоже поддержал её в веселье. Но она подошла к нему вплотную и жёстко взглянула на него.
– Не рассказывай мне сказки, - сказала она тихо, - Ты последний человек, которому он доверит охранять мой покой. Для этого должны были быть очень веские основания.
Алик нахмурился, и положил ей руки на плечи.
– Я охраняю тебя от окружающего мира и от тебя самой в эту ночь, - проговорил он, пожирая её глазами, - Прими это как факт. Я не должен был показываться тебе на глаза, но это оказалось выше моих сил. Ты можешь идти спать. Я просто буду рядом, а утром уйду, договорились?
Юля задумалась.
– Более странной ситуации я себе представить в эту ночь не могу, - сказала она и, потеплев взглядом, добавила, - Но, тем не менее, ты сейчас мой гость, хотя и незваный, и просто отправиться спать, было бы некрасиво с моей стороны. Может, хочешь что-нибудь? Ты голоден?
– В некотором смысле – да, - улыбнулся Алик, скользнув по ней взглядом. - Но ты вряд ли сможешь мне в этом помочь.
– Прекрати, - сказала Юля, вспыхнув, но тут-же взяла себя в руки, - Если тебе не обязательно сторожить меня на балконе, пойдём в комнату. Становится прохладно, и нас могут услышать.
Они прошли в комнату, и Юля повернула ключ в двери. Алик подошёл к туалетному столику, где лежали белые перчатки от платья, и аккуратно погладил их.
– Значит, завтра моя девочка выходит замуж, - с грустью произнёс он.
Юля в этот момент набирала номер Роберта. Услышав его слова, она удивлённо повернулась к нему и нажала отбой.
– Я не твоя девочка, - тихо произнесла она, присев на кровать.
– Уже да, - вздохнул он, - Как мне не горестно это признавать.
Он подошёл, и, опустившись на колени, уткнулся в её колени. Раздался звонок, и Юля сразу схватила трубку. Услышав взволнованный голос Роберта, она поспешила его успокоить.
– Всё в порядке, любимый, - сказала она, но не удержалась и добавила с усмешкой, - Что со мной может случиться, когда рядом боец спецназа? Ты как?..
Похоже, она достигла обратного эффекта.
– Я же просил его, - прорычал Роберт, - Дай ему трубку.
– Успокойся, - строго сказала Юля, проведя рукой по коротко стриженным волосам Алика, - Я вышла на балкон подышать воздухом и обнаружила его. Не мог же он раствориться в воздухе.
– Что он тебе сказал? – уже более спокойно спросил Роберт.
– Что ты попросил его охранять меня незримо в эту ночь, - насмешливо сказала Юля, - Очень дальновидно с твоей стороны.
– И ты ему поверила? – недоверчиво спросил Роберт.
– Решила у тебя переспросить, как видишь, - ответила она.
– Да, - с некоторой досадой произнёс молодой человек, - Он делает это по моей просьбе. Принцесса, так надо. Только не расспрашивай его ни о чём. Ложись спокойно спать.
– Не буду, - пообещала Юля, - Меня сегодня устраивает эта версия. Я не хочу больше думать ни о чём, и, действительно, ложусь спать. Хотела только попросить тебя разрешения, пусть он охраняет меня в комнате. На улице становится холодно.
Роберт застонал на том конце провода.
– Ты мне что, - удивлённо спросила Юля, - Не доверяешь?
– Тебе доверяю, - вздохнул он. – Вот и не переживай, - сказала она, и тихо добавила, - Я люблю тебя, все мысли мои рядом с тобой. Нет на земле силы, способной разлучить нас.
При этих словах, послышался приглушённый стон снизу. Она попыталась скинуть руку, стиснувшую её колено.
– Как я хочу прижать тебя к себе, - с чувством проговорил Роберт, - Я люблю тебя. Спокойной ночи, любимая.
– Спокойной ночи, - ответила она, - Охране передать трубку?
– Да, - сказал он, - Передай.
Юля протянула телефон Алику, и тот, выйдя на балкон, о чём-то говорил с Робертом минут десять. Когда он вернулся, девушка уже лежала в постели. Он присел около неё и выключил свет.
Юля, честно говоря, думала, что он расположится в кресле. Его близость несколько напрягала. Она подтянула одеяло повыше и повернулась к нему спиной. Алик вздохнул, его мысли текли совершенно в противоположном направлении. Понимая, что завтра она выходит замуж за его друга, он, тем не менее, едва сдерживался от желания броситься и прижать её к себе. Их разделяло небольшое расстояние и, казалось, сила притяжения, нарушая все законы физики, сейчас сорвёт его с места.

Добавлено (22.09.2012, 17:17)
---------------------------------------------

Добавлено (22.09.2012, 18:20)
---------------------------------------------
– Не вздумай, - вдруг сказала она.
– Тогда поговори со мной, - облизнув пересохшие губы, проговорил он.
– Что ты хочешь услышать? – спросила она, и, повернувшись на спину, слегка присела, подоткнув под себя одеяло.
– Ну, предположим, то, что я хочу услышать, ты вряд ли скажешь, - сказал он, повернувшись вполоборота и наблюдая за ней.
– Тогда я расскажу тебе притчу, - подумав, произнесла Юля, пытаясь скрыть дрожь в голосе.
Она, всегда такая смелая, чувствовала себя сейчас, словно, на прицеле у охотника, причём сидящей в капкане своей же глупости. Алик удивлённо поднял брови и расположился в её ногах, превратившись вслух.
- Давным-давно, - начала она, - В старинном городе жил Мастер, окружённый учениками. Самый способный из них однажды задумался: «А есть ли вопрос, на который наш Мастер не смог бы дать ответа?» Он пошёл на цветущий луг, поймал самую красивую бабочку и спрятал её между ладонями. Бабочка цеплялась лапками за его руки, и ученику было щекотно. Улыбаясь, он подошёл к Мастеру и спросил:— Скажите, какая бабочка у меня в руках: живая или мёртвая? Он крепко держал бабочку в сомкнутых ладонях и был готов в любое мгновение сжать их ради своей истины. Не глядя на руки ученика, Мастер ответил:— Всё в твоих руках.
Юля сделала небольшую паузу и пристально посмотрела Алику в глаза.
– Я, словно, бабочка, Алик, - произнесла она, и слеза предательски блеснула на её щеке, - И однажды, ради своей истины, ты чуть не убил меня. Сейчас, моя жизнь вновь в твоих руках. Я надеюсь, что в этот раз ты не захочешь погубить меня. Но теперь я прошу у тебя обратного. Направь свою любовь к другим берегам, стань для меня просто другом. Ты – сильный, справишься.
Алик встал и отошёл к окну. Юля облегчённо вздохнула, похоже, охотник опустил ружьё.
- Спи спокойно, - сказал он, наконец, - Я не трону тебя.
Затем рассмеялся.
- Роберт пообещал, что если этой ночью с тобой ничего не случиться, он готов взять меня твоим телохранителем, - проговорил он.
– А что, всё настолько серьёзно, что мне по


Lady Farrell
 
Arven7Дата: Вторник, 25.09.2012, 00:07 | Сообщение # 59
Группа: Друзья
Сообщений: 1353

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений
Свадьба.... свадьба... свадьба... *лихорадочно примеряю наряды, хотя сидеть буду в дальнем ряду*)

I have died everyday waiting for you...
 
lady_farrellДата: Вторник, 25.09.2012, 00:36 | Сообщение # 60
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 172

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений
– А что, всё настолько серьёзно, что мне понадобиться подобного рода… - она замялась, слово «услуга» ей не очень хотелось употреблять, - … помощь?
- Возможно, - посерьёзнев, промолвил Алик, - Но не бери в голову. Мы со всем разберёмся. А теперь закрывай глаза и засыпай.
Он вышел на балкон, а Юля повернулась на бок и с ужасом представила картину, как день за днём, Роберт, отпуская её куда-либо, будет сдавать её с рук на руки Алику. Непонятно для кого из них троих это наказание будет более тяжёлым. С надеждой, что всё разрешиться лучшим образом, и хотя бы медовый месяц они проведут вдвоём, Юлины мысли стали расплываться и вскоре она уснула.
Мистер Фаррелл был поставлен в известность, о предположительной угрозе, нависшей над ними. В срочном порядке Эдвард договаривался об усиленной охране мероприятия. Роберт места себе не находил после разговора с Юлей. Он с Джонни и Алексом лично обследовали всю территорию парка вокруг дома. Уже устанавливались свадебные шатры, танцевальная площадка, люди, тёмными фигурами сновали туда-сюда. Подвох мог быть в чём угодно, самое ужасное было то, что ребята до сих пор не знали точно источник угрозы. Роберт и так был на взводе, но после разговора с Юлей и Аликом по телефону, он так треснул кулаком в деревянное ограждение, что оно рухнуло. Алекс подавил улыбку, а Багг удивлённо уставился на него.
– Я так и думал, - в сердцах произнёс Роберт, потирая руку, - Послать Алика охранять Юлю, было равносильно тому, как послать голодного волка охранять лань. Я - глупец. Мало того, что я этим причинил ей боль, так ещё этот боец проведёт ночь в её спальне. Классно.
Алекс похлопал его по плечу.
– Ты слишком сгущаешь краски, братишка, - сказал он, и с улыбкой добавил, - А ведь ещё недавно, ты мне говорил о том, что не ревнив. Помнишь?
- Помню, помню, - мрачно проговорил Роберт, - Но я тогда действительно не знал, что это такое. Давай заканчивать здесь и поехали.
– Согласен, - потягиваясь, сказал Алекс, - Завтра всё равно будем прикрывать вас всю дорогу.
Мистер Фаррелл сказал, что бронежилеты доставят к утру.
- Хорошо у нас с Аликом костюмы для этого рассчитаны, - прокомментировал Алекс, - А я дурак, переживал, что висеть будут. С тобой, братишка, не соскучишься. Видно судьба такая.
Они договорились с Джонни, что тот с утра ещё раз обойдёт территорию и уехали. Роберт быстро гнал машину, сжимая руль так, что побелели костяшки пальцев.
– А ты в ком из них не уверен-то? – насмешливо спросил Алекс, - Мне, кажется, они ещё не давали тебе повода для таких переживаний.
– Ты не знаешь, как она страдает до сих пор, - глухо ответил тот, - Я знаю, что Юля любит меня. И знаю, что Алик скорее отрежет себе руку, чем прикоснётся к ней. Но, тем не менее, я понимаю, как тяжело сдерживаться им рядом друг с другом. Либо она его прибьёт, либо он её …
Роберт не смог выговорить последнее слово. Он нажал на газ и лихо влетел в очередной поворот. Алекс посмотрел в окно.
– Красивый город! – сменил он тему, - Жаль не получилось оттянуться сегодня вместе. Но ничего, завтра посадим вас в самолёт, дай Бог, и в загул. А может махнуть с Вами на острова, мало ли что?
Алекс сделал серьёзное лицо и взглянул на Фаррелла. Они посмотрели друг на друга и расхохотались.
– Только не это, - сказал Роберт, - Я и она. Больше никого не должно быть рядом. Однозначно.
Они подъехали к бабушкиному дому. Роберт по уже проторенной дорожке забрался на балкон. Алик сидел, завернувшись в плед, и у несчастного влюблённого отлегло от сердца. Ему даже стало неудобно за все подозрения, которыми он уже извёл себя в эту ночь.
– Как дела? – спросил он, пожимая протянутую руку.
– Всё тихо, - ответил Алик, - А Юля спит.
Он встретился с Робертом взглядом и открыто улыбнулся ему. Тот склонил голову набок и вопросительно взглянул на друга.
– Она умеет быть убедительной, - сказал он, слегка смущённо, - Если честно, искушение было огромное. Но как всё-таки много зависит от женщины. Я ожидал от неё чего угодно, но она обезоружила меня своей искренностью. Она любит только тебя, брат. И я готов отдать жизнь, лишь бы она была с тобой счастлива.
С этими словами Алик встал, и друзья обнялись.
Роберт отвёз ребят на Итон-сквер. Было четыре часа утра, когда он вернулся обратно. В этот раз он воспользовался ключами, полученными накануне у бабушки. Пройдя в Юлину комнату, он вышел на балкон и обозрел окрестности. Всё было тихо и ничто не вызывало подозрения. Он вернулся и замер около кровати. Юля спала, разметав волосы по подушке и закинув руки за голову. Одна её нога выскользнула из-под одеяла. «Бедный Алик, понятно, почему ты всё-таки предпочёл балкон», - с улыбкой подумал он. Накрыв её, он отправился в ванную и встал под душ. Вернувшись, он не нашёл в себе силы уйти на диван в другую комнату. Он нырнул к ней под одеяло, но тут-же легко был сброшен с постели, так как не ожидал удара. Она села на кровати и спросонья уставилась на него.
– Любимый, прости, - простонала она, откидываясь на подушку. Он рассмеялся и потёр ушибленный локоть.
– Браво, Принцесса, - сказал он и восторженно посмотрел на неё снизу вверх. – Это называется полный контроль над ситуацией.
Она раскрыла объятия, и он приник к ней.
– Родная моя, - шептал он ей, - Сегодня наша свадьба. Уже через несколько часов, ты скажешь мне «да», и я назову тебя миссис Фаррелл.
Она встречала его горячие поцелуи, и всё внутри неё переворачивалось от любви к нему.
– Роб, - прошептала она, - Я так счастлива. У меня есть только одно желание, люби меня. Мне ничего больше не нужно.
Он нежно ласкал её, всматриваясь в любимые черты.
– Как ты прекрасна, любимая, - вздыхал он, - Невыносимо прекрасна.
Она уснула в его объятиях, а он ещё долго лежал с открытыми глазами, думая о ней.

Добавлено (25.09.2012, 00:36)
---------------------------------------------
Подвенечное платье будущей леди Фаррелл


Lady Farrell
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » Берег. Территория любви. Ю.Крынская (авторские права) (Роман о русской девушке Юлии и англичанине Роберте.)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX