[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » В постели с Паттинсоном...
В постели с Паттинсоном...
kristalikДата: Четверг, 15.09.2011, 15:21 | Сообщение # 1
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


Бегущая строка в HTML



УПС!!! Возрастное ограничение-18+



Автор: kristalik или Веста7718.(это тоже я)
Бета: Microsoft Word.
Дисклеймер:Роберт Томас Паттинсон и Другие знаменитые личности принадлежат только себе, а выдуманные только мне.
Пейринг:Кроме Роберта Паттинсона не отмечу больше ни кого, потому как сама еще не ведаю куда заведет меня моя фантазия, и с кем этот молодой человек захочет разделить постель.
Рейтинг:R, местами NC-17.
Жанр:Romance/Angst,POV, Lemon,AU.
Описание: Треть женского населения земного шара мечтает разделить постель с Робертом Томасом Пааттинсоном. А стоит ли? А если стоит, то на что можно пойти ради этого?

Добавлено (15.09.2011, 15:21)
---------------------------------------------
Глава 1.

Прохладное утро. Сидя на балконе своего номера, я пил кофе и курил. Отпив глоток из кружки, и затянулся – голова закружилась. Чувствовал я себя, в общем-то, не важно! Может, я заболел? Голова гудела, перед глазами плыло, было то холодно, то жарко. Я позвонил Дину, он ответил сразу. Ни сразу ответить он в принципе не мог! Дин мой охранник.
- Дин, привет!
- Привет, Роберт!
- Что-то случилось?
- Я по ходу заболел, купите мне лекарство.
- Я сейчас Стеф передам трубку, сам ей все расскажешь. – в трубке зашуршало и послышался голос Стефании. Она мой агент, а я Роберт Томас Паттинсон собственной персоной!
- Роб, что опять?
- И тебе привет, Стеф!
- Привет. Что случилось?
- Да я не знаю, мне как-то не по себе! Спину ломит, рука ноет, бок хрустит, глаз дергается, челюсть сводит, в горле першит, лоб чешется, в носу хлюпает! Что мне делать?
- О, ну этому легко помочь! Знаешь, что мой дорогой, повернитесь, дверь откройте, сразу прямо, вниз, на лево, коридором, там три двери, вам вторую, вниз на лифте, и пешочком выходите, и подальше от больницы. Все понятно!
- Да. Спасибо! – я засмеялся.- Ты тоже смотрела этот русский фильм? Как там он называется?
- «Кавказская пленница».
- Точно. Классный фильм, мне его русские фанатки прислали с переводом.
- Ладно, Роберт, что болит-то? Только теперь серьезно!
- Стеф, да обычный вирус. Ломает всего, из носа Ниагарский водопад, а в остальном все тип-топ!
- Хорошо, все куплю и приеду, а ты завари себе чай, и ни сиди на балконе, на улице не лето! – после ее слов о балконе я завертел головой на право и на лево.
- Ни верти головой Роб, меня все равно рядом нет! – усмехнулась Стеф. – И не вылупляй глаза! Я просто знаю тебя как облупленного!
- Ведьма! – засмеялся я, и отключился.
Просьбу Стеф пришлось исполнить, я поднялся с кресла и зашел в номер. Сегодня съемки постельных сцен с Риз, и я был весь в предвкушении. Риз!!!!
Она необыкновенная женщина! Ее голубые глаза сводят меня с ума! Как только я увидел ее, у меня снесло «крышу»! Я влюбился! Она увлекла меня! Ее нежный смех, ее грация, ее невероятный ум! Она идеальна!!!!
Рядом с ней я чувствовал себя мальчишкой, глупым юнцом. Разговаривая с ней я нес всякую чушь, и со стороны это выглядело очень глупо.
Она старше меня, но она такая маленькая и хрупкая, что возраст просто не заметен и это меня не останавливало заигрывать и флиртовать с ней! Меня не останавливало даже то, сто у нее есть бой-френд. Мне очень хотелось дотрагиваться до нее, чувствовать тепло ее рук, гладкость кожи, и по этому я всегда порывался помочь ей во всем. Она, конечно же, замечала мои порывы, но не как это не комментировала.
И вот сегодня такой чудесный день для меня! День, когда я смогу удовлетворить некоторые мечты.
Я зашел в комнату, улегся на кровать, закрыл глаза, и меня закружил водоворот фантазий. Я представлял ее лицо, голубые глаза, маленький носик, розовые губки, м….. Мечта! Я представил поцелуй, и кровь во мне забурлила. В фантазиях я гладил ее руки, плечи, спину, и жар разливался по всему телу. Мои руки накрывали ее груди, маленькие, удобно вмещающиеся в мои ладони. Я возбудился! О, это блаженство, но с мечтами надо заканчивать. Я открыл глаза, и, ни фига себе, оказывается я лежу с расстегнутой ширинкой, мой член стоит как солдат «по стойке смирно», а рука сжимает его. Надо идти в душ, или довести дело до конца. Второе дело было приятнее и я не смог себе отказать. Опять закрыв глаза, я представил Риз, но в мечтах она уже была готова заниматься со мной чем угодно.
Она встала передо мной на колени, обхватила мои ягодицы руками приятно их, поглаживая, а рот принял мой член. Йепт….
Ее ротик, такой теплый и влажный, а язычок шаловливый. Она то вбирала меня, посасывая и постанывая, то выпускала почти всего, оставляя во рту только головку, а ее язычок лизал, проникая в каждую щелочку. Я двигал бедрами ей на встречу, а она сосала, с каждым разом убыстряя темп. Одной рукой она массировала мои яички, а другой мяла мою задницу. Я весь дрожал!
Открыл глаза – моя рука ходит ходуном вверх – вниз. Еще пару таких манипуляций, и я кончу. Закрыв опять глаза, я представил последние секунды блаженства с Риз. Она вбирала меня еще и еще. Вбирала до самого основания, и я чувствовал одновременно касание губ моих яичек, и касание головкой ее горла. Я кончил! Волны наслаждения накатывали на меня одна за другой. Когда кончал, представил, как моя сперма бьет струей ей на грудь. И как потом, встав перед ней на колени, я целую ее, и глажу ее грудь, втирая свои соки.
Блядь! Я хочу этого по настоящему, а не в своих фантазиях! И если я не получу это в ближайшем будущем, Риз выскачет за муж, а я превращусь в озабоченного извращенца дрочащего на ее имя.
Встав с кровати, я поплелся в душ, ликвидировать последствия онанизма. Проходя мимо зеркала, и увидев свое отражение - я заржал. На меня смотрел идиот, с безумными глазами, взъерошенными волосами, расстегнутыми штанами, из ширинки которых свисал задушенный «змееныш» болтающийся в разные стороны. Да, Патц! До чего ты докатился! Занимаешься онанизмом!
Это нехватка секса, оправдывал я себя! И матеря себя, наконец-то доплелся до ванной.
Стоя под теплыми струями воды, я издевался сам над собой, занимаясь самобичеванием. Я ведь ни когда не был помешан на сексе. И даже в юности, когда гормоны зашкаливали, я не занимался рукоблудством. А сейчас…. Я точно извращенец! Потому, что мои мысли опять занимала Риз, и фантазия опять разбушевавшись, привела к эрекции.
- Fack! – выругался я, и включил ледяной душ. Не важно, что я заболел, мне надо было остыть. Чтобы отвлечься, я стал вспоминать тексты старых песен, и мне наконец-то удалось это осуществить.
Выйдя из душа, я услышал стук в дверь. Думая, что это Стеф и Дин, я пошел открывать дверь, не одеваясь. Стеф я не стеснялся. В каком виде она меня только не видела, и моей наготой ее не удивишь. Правда, полотенец вокруг бедер на всякий случай повязал.
Распахнув дверь, я уже собирался выдать тираду по поводу их «быстрого» передвижения, но осекся. На меня, во все глаза смотрела незнакомая девушка. Она явно была в шоке, потому что ее нижняя челюсть почти упала на пол.
- Япона мама! – высказалась она, немного придя в себя. – Охринеть!!!
Ее глаза метались от моего лица, к полотенцу, опять к лицу, потом к груди. Я почувствовал, как капельки воды упали с моих волос мне на плечи, и потекли по груди. Заметив это, она сглотнула, и посмотрела еще раз мне в глаза.
- Извините! Я ошиблась дверью! – сказала она, и включила задний ход. Я, понимая, что она сейчас уйдет, схватил ее за руку, и втянул в номер. Я не знаю, зачем это сделал? Просто в ту минуту, когда наши глаза встретились, я утонул и растворился в ее сладком и густом шоколаде.
Закрыв дверь, я прижал палец к губам, показав жестом, что надо помолчать, и припал ухом к двери. Она смотрела на меня как на идиота!
- Что? – спросил я, и, не дав ей ответить, продолжил. – Там кто-то шел!
- И что? – спросила она.
- Меня могли увидеть!
- Ты ненормальный?
- Нет!
- Ты от кого-то прячешься?
- Да. От фанатов!
- Чьих? – она удивленно приподняла одну бровь, и мне это очень понравилось.
- Моих! – ответил я смущенно.
- А ты что, звезда? – опять удивилась она. Её акцент был очень странным. Она явно не американка.
- Я? Да… не знаю, возможно. – смутившись промямлил я. Меня удивило, что она не знает меня. Или знает, но прикидывается «шлангом»?
- Какой-то ты робкий для звезды? – и оценивающе глядя, обошла вокруг меня.
- Я робкий потому, что зовут меня Роб! – ответил я ей, и обнаружив ее взгляд у себя на полотенце опять засмущался. – Роберт Томас Паттинсон! - протянул ей руку.
- Елена Сергеевна Иванова. – сказала она, и протянув свою руку коснулась моей, вложив свою ладошку в мою. Меня ударило током! Я вздрогнул, но руку не выпустил. Она опять смотрела на меня широка раскрыв глаза.
- Ты иностранка? – спросил я и она кивнула.
- Русская.
- Можно я буду звать тебя Хелен? – спросил я, и сам удивился своему вопросу. Зачем спросил? Мы может быть, больше не увидимся.
- Если тебе так нравится, зови Хелен, а я буду звать тебя Робкой. – я кивнул соглашаясь.
- Робка, я пойду. Я и так задержалась из-за тебя! – сказала она, и потянула свою руку из моей. Отпускать ее мне не хотелось, но пришлось.
- Пока, Роберт Томас Паттинсон! Приятно было познакомиться! Даже очень приятно! – и ее взгляд опять скользнул к полотенцу. От этого взгляда мой член решил, что надо бы посмотреть, кто заинтересовался его персоной, и стал пробивать себе дорогу головой, отодвигая полотенец.
- Я надеюсь, в следующую нашу встречу, ты будешь в штанах! – и не дав мне ответить, подмигнула и скрылась за дверью. Если бы она задержалась еще на секунду, то увидела Роберта идиота, Томаса со стояком Паттинсона во всей неописуемой красе. Так как полотенец упал, а член стоял как копье, ожидая – либо горячей ладони, либо ледяного душа. Надеяться на большее он сейчас просто не мог! Подобрав полотенец, я опять поплелся в душ, навстречу ледяным иглам воды.
Но и через 20 минут, когда я был выбрит, причесан, одет и обут, Хелен не выходила у меня из головы.
Я детально вспоминал ее внешность, рост примерно 160 см, белокурая нимфа с глазами темного шоколада, курносый носик, пухлые губки и щечки, и белозубая улыбка. Когда она удивлялась, щечки краснели , а нижняя губка чуть-чуть выпячивалась. Она была полненькой, с округлыми формами, попка и грудь что надо! И лишний вес меня ни сколько не смущал. На вид ей было лет 25-28, но возможно я ошибался. Ни когда не умел точно определять возраст человека. Да это совсем не важно, сколько лет человеку, 15, 30, или 50, главное чтобы в любом из возрастов он оставался человеком.
Анализируя ощущения от встречи с Хелен, и чувства к Риз, я пришел к выводу, что у меня все таки нехватка секса. Надо что-то с этим делать!!!!
В дверь опять постучали, я открыл, и в номер влетела фурия, и ввалился медведь.
- Роберт, ты температуру мерил? – спросила Стеф, и вместо обычного поцелуя в щеку, смачно чмокнула меня в лоб.
- Да нет у меня ни какой температуры! – пробурчал я, и поцеловал ее в ответ.
- Вот твои лекарства, принимай и быстро в машину! Мы и так опаздываем!
Приехав на съемочную площадку, я сразу же увидел Риз. Она уже переодетая и загримированная стояла возле кофейного аппарата и пила кофе. Я побежал в ее сторону, но подумав, что это будет совсем по мальчишечьи сменил бег на шаг. Подойдя к кофейному аппарату будто бы за кофе, я коснулся ее плеча.
- Привет Риз! – она вздрогнула, но обернувшись, улыбнулась.
- Привет Роберт! Ты меня напугал!
- Извини, я не хотел! – и я по привычке, которая выработалась с утра, шмыгнул носом.
- Ты что заболел?
- Есть немного. Насморк замучил!
- И как ты себе представляешь нашу постельную сцену? – наморщила она носик.
- В смысле? – не понял я. – Идеально представляю!
- А я вот с твоим мокрым носом уже вообще не представляю эту сцену! – грубо сказала она, и скрестила на груди руки, как будто отгораживаясь от меня.
- Да ладно тебе Риз, все будет а «шоколаде»!
- Ага, и в твоих соплях! – цепляла она меня, и я стал злиться.
- Ну, что я, виноват, что ли? Я же не специально заболел!
- Ты не специально, а я должна заболеть специально! – сердилась она.
- Риз, я тебя понимаю, но не паникуй раньше времени! – она начала меня бесить.
- Я сейчас попрошу дезинфицирующее средство, и обработаю тебя и себя! – это была последняя капля моего терпения. Я схватил ее за руку и прижал к себе. От неожиданности она выронила стаканчик с кофе.
- Роб, что ты делаешь? – вскрикнула она, упершись ладошками мне в грудь.
- Сейчас мы будем проверять сопротивляемость твоего организма вирусам! – и я накрыл ее губы своими губами.
Одной рукой я, обхватив ее талию, второй придерживал ее голову. Риз сначала сопротивлялась, молотя кулачками по моей груди, но я не сдавался, а все сильнее и сильнее вжимался в нее, и поцелуй мой был настойчивей и жестче. Я пытался проникнуть языком в ее привлекательный ротик, но она не пускала меня, сжав губы в тонкую линию. Руки ее опустились, и она просто стояла как истукан. До меня дошло, что она просто ждет, когда я наиграюсь, и отпущу ее. Меня это не устраивало, и я решил действовать иначе.
Немного отстранившись, я прижал ладонь к ее щеке, заглянул в ее красивые голубые озера, и провел большим пальцем по ее, чуть припухшим от моей настойчивости губам.
- Риз, прости меня за грубость! Но я … очень хочу тебя поцеловать! Ты такая красивая, такая необыкновенная и обворожительная! Это крышеснос! Разреши мне, или я умру!
Я опять провел пальцем по ее губам, и они приоткрылись. Приблизившись к ее лицу, и проведя языком по ее губам, я застонал. Ее руки обвили мою шею, а пальчики запутались в волосах. Захватив ее нижнюю губку, я втянул ее, по смаковал, и пропустив через зубы, отпустил. Провел языком по верхней губе, и проник им в ее ротик. Как сладко! Коснувшись ее языка, я задохнулся от ощущений! Он такой мягкий, нежный и податливый! Я ласкал его своим языком, закручивался и раскручивался, упиваясь его вкусом! Трогал, как будто на ощупь ее небо, щеки и зубки. Её язык стал сопротивляться, выталкивая мой изо рта. Я отступил, и он проник в мой рот исследуя его, лаская и дразня до одури! Я стал посасывать его, и тут мой мозг просто взорвался от того, что я услышал. Её стон… Мне в губы…. Душа моя улетела в Рай! Я был счастлив! Она чувствует тоже, что и я, и ей это нравится!
Мои руки блуждали по ее телу, исследуя каждый изгиб, каждую выпуклость и впадинку. Она прижалась ко мне теснее, и выгнула спину, когда я провел по ней кончиками пальцев…
- О, я смотрю, вы репетируете? – этот голос, жесткий, мужской, ворвался ураганом между нами, и мы отпрянули друг от друга. Возле нас стоял Кристофер Вайц.
- Типа того. – ответил я, и глянул на Риз. Она стояла такая взволнованная, и такая по-детски испуганная, что я подался порыву, и обнял ее. Она положила голову мне на грудь и спросила у Кристофа:
- Как ты думаешь, у нас получится «химия»?
- Да, несомненно! Я сейчас это ощутил! – сказал Вайц, подмигнул мне, и развернувшись ушел. Мы так и стояли, глядя ему в след, и боясь нарушить этот момент.
- Роб!
-Риз! – сказали мы, одновременно посмотрев друг на друга, и замолчав, покраснели.
- Роберт – это не правильно! Так нельзя! Я не могу!...
- Но ты хочешь! – заглянул я ей в глаза. – Хочешь, но сдерживаешься! Не сдерживай себя, не надо! Сдерживаться – вот что не правильно!
Она хотела что-то сказать еще, но я прикоснулся пальцем к ее губам.
- Молчи, и ни чего сейчас не говори! Мы поговорим обо всем после! – сказал я глядя в голубые озера, потом сорвал с ее губ легкий поцелуй, и быстрым шагом направился готовиться к съемкам.


Сообщение отредактировал kristalik - Четверг, 15.09.2011, 15:22
 
belДата: Четверг, 15.09.2011, 21:51 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные


Награды:







Quote (kristalik)
Она мой агент, а я Роберт Томас Паттинсон собственной персоной!
- очаровательно bigsmile
Quote (kristalik)
- Да я не знаю, мне как-то не по себе! Спину ломит, рука ноет, бок хрустит, глаз дергается, челюсть сводит, в горле першит, лоб чешется, в носу хлюпает! Что мне делать?
- bigsmile омазался по- полной
Фантазии Робки конечно... нечто eyas
С Риз тоже чудненько получилось
 
nrosekДата: Суббота, 17.09.2011, 13:17 | Сообщение # 3
Группа: Супер Модераторы
Сообщений: 992

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Думаю, kristalik, ты права,что ничто человеческое Робу не чуждо, в том числе и мужское. довольно часто мы по-разному мыслим с мужчинами, хотя иногда и одинаково bigsmile
Что сказать? Горячо bigsmile только темку файером не получилось подсветить?
Quote (kristalik)
А стоит ли? А если стоит, то на что можно пойти ради этого?

Еще и это будет? bigsmile bigsmile Уж мы почитаем clapping


 
kristalikДата: Понедельник, 19.09.2011, 04:12 | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


Quote (bel)
Фантазии Робки конечно... нечто

Дааа, Робертий фантазер еще тот)))))
Quote (nrosek)
только темку файером не получилось подсветить?

Это что за звЭрь такой? Я его по моему не знаю)))))
Quote (nrosek)
Еще и это будет?

Будет, будет diablo Фсе будет))))))

Добавлено (19.09.2011, 04:12)
---------------------------------------------
ГЛАВА 2.

Господи, спасибо тебе за «сбычу мечт», за то, что «невозможное возможно»!!!!Я ехала в такую даль не зря! !!
Роберт! Роберт Томас! Роберт Томас Паттинсон!!! Я дура, идиотка, ненормальная, но сидеть возле компьютера и вздыхать над его фотографиями и короткими видео не было больше сил! Накопив денег на билеты и заняв на проживание у подруги, клятвенно пообещав через пол года ей все вернуть, я рванула на встречу мечте!
Приехав, и поселившись в том же отеле, что и Он, я ждала. Ждала, искала, но так что бы ни кто не заподозрил. Сидя в фойе сегодняшним утром, я чисто случайно, услышала, как девушка на рецепшене сказала: « Хорошо, мистер Паттинсон!», и позвонив, куда-то передала заказ: «Чашку кофеев 315 номер»
Посидев еще несколько минут в фойе для отвода глаз, я поднялась на 3 этаж, где собственно и находился номер Роберта. Проходя мимо его номера, я увидела, как из него выходит мужчина, а Роберт закрывает за ним дверь.
Что же делать? Мне очень хотелось с Ним поговорить, посмотреть в Его необыкновенные глаза, спросить как дела и услышать его бархатный голос!!! Ни чего, не придумав, но, прослонявшись по коридору около получаса, я решила действовать «наобум».
Постучавшись в его номер, я уже хотела уйти. Страх охватил меня с ног до головы, но все-таки не ушла. Не успела! Дверь распахнулась, и я офигела от счастья! Конечно же я хотела увидеть Роберта, но что бы почти голого, да что там лукавить голого, во всей его неописуемой красе даже и не мечтала! А тут… Роберт обнаженный, на бедрах полотенце и больше ни чего! Япона мама! Ахринеть! Ни фига себе, я это сказала в слух! Надо брать себя в руки! Но как? Подумать, как это осуществить я не успела, меня бесцеремонно затащили в номер!
Офигев от такого счастья: «Ой, мамочка! Я в номере Роберта Паттинсона!» я смотрела на него безумными глазами.
- Что? – спросил он, после того как жестом показал мне молчать, и припал ухом к двери, а потом как будто оправдался:
- Там кто-то шел!
- И что? – не поняла я. Меня просто переклинило, а так я сообразительная особа.
- Меня могут увидеть! – до меня наконец-то дошло, что он хотел этим сказать. Мозг включился, Слава Богу! Я решила не показывать, что я его знаю.
- Ты ненормальный?
- Нет!
- Ты от кого-то прячешься?
- Да. От фанатов!
- Чьих? – играю до конца.
- Моих. – он засмущался. В реалии это нечто!!!
- А ты что, звезда? – цепляла я его. « Только бы не молчал… Слушать его голос одно удовольствие!»
- Я? Да… не знаю, возможно. – Вот скромник, опять смущается.
- Какой-то ты робкий для звезды! – Стоять на месте я больше не могла. Мне хотелось рассмотреть его со всех сторон, и я двинулась вокруг него.
- Я робкий потому, что зовут меня Роб! – я задумалась: «Вот он смущается, что он звезда, а то, что он стоит передо мной почти голый его вообще не беспокоит, по ходу!» Мой взгляд упал на полотенце, и он наконец-то покраснел.
- Роберт Томас Паттинсон! – протянул он мне руку.
- Елена Сергеевна Иванова. – Ответила я, и вложила свою руку в его. Разряд прострелил меня от макушки до пят, но почему-то дернулся он, а не я. Или мне показалось? Он смотрел на меня, а я залюбовалась его глазами, пытаясь понять, какого же они цвета на самом деле. Сейчас они были стального цвета с дымкой.
- Ты иностранка? – спросил он. Я кивнула, от его взгляда слова застряли в горле.
- Русская. – еле выговорила я.
- Можно я буду звать тебя Хелен? - Спросил Роберт.
- Если тебе так нравится, зови Хелен, а я буду звать тебя, Робка. - Он кивнул соглашаясь.
- Робка, я пойду. И так задержалась из-за тебя! – сказала я, и попыталась высвободить свою руку из его ладони. Он отпустил, но с неохотой. Меня это удивило.
- Пока, Роберт Томас Паттинсон! Приятно было познакомиться! Даже очень приятно! – и мой взгляд опять упал на полотенце. Йепт… У него, что встал? Пипец! Надо быстрее уходить и не искушать ни себя, ни его!
- Я надеюсь, в следующую нашу встречу, ты будешь в штанах! – выпалила я, и, подмигнув, выскочила за дверь.
Ох… Ни хрена себе знакомство! Мое сердце готово было выпрыгнуть и груди! Руки дрожали, а в голове был полный хаос! У меня получилось познакомиться и пообщаться! Не очень я люблю Билана, но йопт… «невозможное возможно», главное в это верить!!!
Прейдя в свой номер, я завалилась на кровать, и перед глазами замелькали картинки: вот он распахнул дверь и у него удивленное лицо, вот он взял мою руку и…. мама дорогая, я ему понравилась! Вот я отпустила его руку и прощаюсь, а он смотрит с сожалением. Мечты завертелись, закружились, а я так и лежала в эйфории безмерного счастья!
К вечеру, немного отойдя от утренних приключений, я решила, что план «Х» выполнен и мне врятли так подфартит еще раз. Заняться было нечем, но сидеть в номере мне не хотелось. Я решила прогуляться и посмотреть достопримечательности. Порывшись в своем гардеробе, и найдя джинсовый комбинезон, верх - корсет, низ – брючины – Капри, одела его с босоножками на танкетке в греческом стиле.
Выйдя из отеля, направилась, куда глаза глядят. Прогуляв часа полтора, я поняла, что зря так обулась и, поймав такси, решила по городу покататься. Колеся по разным улицам, я рассматривала дома, магазины, кафе, и все что попадало в поле моего зрения. Проезжая по одной из улиц, я увидела маленький бар под названием «Tiki – ti». С наружи он был необычный и мне захотелось туда зайти. Попросив остановить машину, я расплатилась и вышла, но так как я страдаю хронической неуклюжестью, по этому спотыкнувшись, и чуть ли не упав, на кого-то налетела.
Упасть я, правда, не упала. Меня держали чьи-то сильные руки. Подняв глаза, я встретилась взглядом с глазами изумрудного цвета, которые посмеивались надо мной.
- Извините! – промямлила я, и попыталась вырваться из цепких рук. Но не тут-то было.
- Мисс, вы наступили мне на ногу, и без зазрения совести до сих пор на ней стоите! По этому извинениями вы не отделаетесь! – мои глаза опустились ниже, и обнаружили красивые пухлые губы, растянувшиеся в улыбке.
- Отпустите! – начала вырываться я. Руки неожиданно разжались, и я чуть ли опять не грохнулась на тротуар. Меня опять поймали те же руки и еще сильнее прижали.
- Сами на ногах не держитесь, а просите отпустить! Вы пьяны? - парень явно издевался.
- Ни чего я не пьяна! Я только иду напиться!
- Значит, мне придется к вам присоединиться. Если вы трезвая на ногах не держитесь, что же будет с вами, когда вы напьетесь? - я отстранилась от него, пытаясь рассмотреть. Вроде бы, ни чего себе, так! Внешность, внушающая доверие, хотя как говориться, внешность бывает, обманчива, но я решила согласиться.
- Хорошо, присоединяйтесь! И, да, я вас угощаю, за свое спасение! Меня зовут Хелен. – улыбнулась я.
- Мартин. – представился обладатель изумрудных глаз. – У вас необычный акцент. Вы не местная?
- Нет, не местная. – опять улыбнулась я ему. - И даже не американка. Я русская.
- О, интересно! Расскажете о медведях, матрешках, балалайке и валенках? – заинтересовался он.
- Всенепременно! – подмигнула я ему, и взяв под руку потянула в бар. – А вы мне тогда расскажете об этом баре.
Зайдя в него, я удивилась! Внутри он был еще меньше чем снаружи. Посетителей могло поместиться не больше 12 человек. К нашей радости один столик был пуст, и мы уселись за него напротив друг друга.
- Хелен, можно на ты? Спросил Мартин.
- Да, конечно.
- Отлично, с чего начнем?
- С рассказа о баре, и его необычных напитках. – ответила я рассматривая меню. Обычных напитков, таких, как мартини или пиво в меню не было, и почти все коктейли, которые подавались в этом баре, были на основе рома.
- Молодец, сразу подметила, что напитки необычные. Этим и привлекает это бар. Особенно популярен здесь коктейль Ray’s Mistake. Этот легендарный коктейль получился в результате неудачной попытки сделать классический напиток, но клиенту настолько понравилась новая версия, что Ray’s Mistake подают до сих пор. Я советую тебе его попробовать.
После пары коктейлей мой язык развязался, и я поведала Мартину, что медведи у нас, как и везде, живут либо в лесу, либо в зоопарке или цирке. Что матрешки у нас тоже стоят как сувениры, на балалайке уже практически ни кто не играет, и что в валенках ходят в основном только в деревня. А еще рассказала, как у нас красиво зимой, все белое от снега и очень холодно.
- Хелен, ты меня заинтриговала! Я теперь очень хочу увидеть Россию!
- Приезжай, проведу экскурсию, но чтобы увидеть снег, приезжать надо в январе или феврале.
- Договорились, я обязательно приеду, только адрес оставь. – и я написала на салфетке свой адрес. Была бы трезвая, ни когда бы этого, ни сделала!
Потом Мартин много рассказывал о знаменитых актерах и актрисах, как они живут, и обещал свозить на экскурсию в Беверли-Хилз.
В итоге разговор был легким и не принужденным, а коктейль необычайно вкусным, так что к часам 12 ночи мы «наклюкались», как говориться «в зюзю». Совсем охмелев, но, еще соображая, что надо выдвигаться в отель, я засобиралась. Мартин предложил проводить, и я не отказалась. А почему я в принципе должна была отказаться? Мартин мне был очень симпатичен. Брюнет, изумрудные глаза, немного курносый нос, выдающиеся скула, волевой подбородок, и пухлые губы. Плюс – рост около 185 см, а тело как у Геракла, сплошные мускулы. На его фоне я чувствовала себя дюймовочкой!
Подъехав к отелю, мы вышли из машины.
- Мартин, спасибо за прекрасный вечер! Мне было очень приятно познакомиться и пообщаться с тобой, но мне пора! – и я уже было направилась к дверям, но не тут-то было. Опять, как при знакомстве, Мартин притянул меня к себе. Я стояла, прижавшись к нему, и даже не сопротивлялась. В один миг, То ли алкоголь совсем ударил в голову, то ли от избытка пережитых сегодня эмоций, я приподнялась на носочки, закинула руки ему на плечи и, притянув ближе, поцеловала. Сначала робко и застенчиво, а потом грубо и страстно. Мартин как будто только этого и ждал. Придерживая мой затылок, впился в мои губы как коршун в свою добычу, и все целовал и целовал. Мне уже не доставало воздуха, а он все не отпускал. Я пыталась оттолкнуть его, но разве это, возможно, сдвинуть такую груду мышц? Попытка номер два оказалась удачней, и он меня отпустил. Отстранившись, он смотрел на меня безумными глазами.
- Поехали ко мне? – спросил он и взял меня за руку.
- Нет, Мартин! Прости, но я пойду к себе!
- Точно, пойдем к тебе! – и потянул меня в сторону дверей.
- Стой, Мартин! Ты не понял, я пойду к себе одна! – и вдруг, он как будто очнулся.
- Да, да , конечно Хелен! Прости! Это просто наваждение! Я понимаю, что я первый встречный, но меня к тебе тянет!
- Мартин, перестань, все в порядке! Ты тоже мне нравишься, но ни сейчас, ни сегодня!!!!
- Хорошо, Хелен! Не сердись! Прости еще раз и пока!
- Пока! – и он отпустил мою руку, сел в такси и уехал.
Достав сигарету и подкурив, я постояла еще пару тройку минут. Голова закружилась от принятого никотина, и я, выбросив сигарету в урну, зашла в отель. Идя до лифта, я переваривала ощущения, испытываемые от поцелуя. Вроде бы приятно, но как будто чего-то не хватает.
Ноги уже отказывались идти, и все время заплетались друг о дружку. Меня «развозило» конкретно! То ли организм расслабился от сознания того, что кровать уже близко, то ли у коктейля был побочный эффект, но поднявшись на свой этаж и выходя из лифта, ноги все таки подогнулись, и я рухнула на пол. Последнее что я помню, это чьи-то нежные, но сильные руки поднимают меня и несут, и что кто-то завет меня по имени. А потом меня поглотили тьма и сон. Красивый, яркий сон, где главные герои я и Роберт Томас! Его руки нежно обнимают меня, раздевают, гладят по лицу, по волосам, а голос нежно окутывает и одурманивает. Это наивысшее наслаждение, хоть здесь, во сне почувствовать все это, потому что в реальности это ни когда не случится.

 
nrosekДата: Четверг, 22.09.2011, 23:58 | Сообщение # 5
Группа: Супер Модераторы
Сообщений: 992

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Да, фантазии героинь не менее смелые))) Как и у автора bigsmile kristalik, отжигай дальше! clapping

 
kristalikДата: Пятница, 07.10.2011, 03:47 | Сообщение # 6
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


ГЛАВА 3.

Как приятно проснуться и ни куда не спешить, но вот почему-то болит голова! Почему? Ах, да, я же вчера напилась! С кем? М… вот блин, как же его зовут? Мейсон, Майкл – нет! Мэт, Маилз, Маркус… блиииин, имя на «Мэ». У меня что амнезия? Да как же его имя? А что я, кстати, вчера пила? Какой-то коктейль! Что-то про ошибку! Ура! Я вспомнила, как звали моего сококтейльника! Мартин!
Епсель-дрын, да что же так болит голова! Надо встать и выпить Аспирин. Срочно!!!
Я, не открывая глаз, попыталась встать и…. не получилось! Кто-то сгреб меня, и прижал к себе. Я попыталась открыть глаза, но, черт, голова так болела, что глаза не открывались. Я опять попыталась встать, но меня прижали еще сильней.
Неужели это Мартин? Но мы же вроде как попрощались вчера! Ну, да, поцеловались, правда, но он уехал, я это помню! Так, Елена Батьковна, напряги извилины! Что дальше-то было? Фойе, лифт, из лифта вышла, а дальше…
А дальше провал в памяти… Сон, красивый и яркий, и голос, очень знакомый, можно сказать даже родной… Нет, надо определенно встать! И…
- Если еще раз дернешься – выпорю! Не мешай спать! - Йопт… опять этот голос!
- У меня болит голова, мне нужен Аспирин. – прошептала я. – А ты кто?
- Конь в пальто!
- Понятно! Но голова от этого болеть не перестала! – и я опять дернулась, порываясь встать.
- Лежи уже! Сейчас все принесу. – Это кайф, а не голос!
- Спасибо!
- За что?
- За сравнение моего голоса с кайфом!
- Еперный театр! Я что, сказала это в слух?
- Сказала!
- Fuck!
- Не матерись! Или это предложение?
- Кто-то обещал аспирин!
- Несу уже. – рука, обнимающая меня убралась скользнув по моему бедру. Кожа от прикосновения загорелась.
- Не лапай!
- А вчера не сопротивлялась!
- Fuck!
- Сказал же, не матерись! – послышались удаляющиеся шаги, хлопанье дверцей шкафчика, льющаяся вода и приближающиеся шаги.
- Вставай! – я как зомби с закрытыми глазами села. – На, пей!
Я протянула ладошку для таблетки.
- Да открой ты глаза!
- Не могу, голова еще больше болит!
- Держи стакан, Аспирин растворимый. – стакан прижали к губам, и я придерживая его своей рукой выпила за несколько глотков. Стакан забрали.
- Спасибо!
- Не за что! Ложись, я еще спать хочу. – Я легла, и меня опять сгребли и прижали.
- Так кто ты?
- Тсш… спи! Проснешься – узнаешь! - Мне опять снился тот же сон. Там Роб и я… Я и Роберт…. Это самый классный сон! И ради таких снов я еще пойду в тот бар, и напьюсь того же коктейля!

Что-то мне жарко! Я попыталась вылезти из-под одеяла, но меня кто-то держал.
- Теперь что? – Опять этот голос! Если он опять что-то скажет, я кончу!
- Я тоже хочу… кончить! - Я распахнула глаза. Блядь! Я в чужом номере! И я опять сказала мысли в слух!
Обладатель секси-голоса придвинулся ко мне еще ближе, и я почувствовала пятой точкой, как он хочет… кончить.
Лежа и не дыша, я пыталась опять вспомнить, что произошло после того, как я вышла из лифта. Мозг не хотел работать, но я его заставляла. Нет, не хочет работать, придется спрашивать.
В голове носился рой мыслей. Как я очутилась в чужом номере? Кто лежит у меня за спиной? Это он меня раздел? (До меня дошло, что я голая.) Был ли у нас секс? Мне стало стыдно! Я ни когда так не напивалась, и всегда вела себя прилично. А секса с малознакомыми мужчинами у меня вообще ни когда не было.
Лежащий за спиной стал сопеть мне на ухо, и у меня побежали по телу мурашки.
- Ты кто? – не выдержала я. Как я сюда попала? Это ты меня раздел? Мы с тобой ну это… ну,… в общем, секс у нас был? – он засмеялся, и у меня опять побежали мурашки.
- Ну, хорошо, мисс любопытство, сейчас все расскажу. Начну с самого начала. Ты вышла из лифта, а я из своего номера. Ты была очень пьяна и упала. Я поднял тебя, спрашивал какой твой номер и где ключ, но ты молчала. Тогда я решил принести тебя к себе в номер. Ну не мог же я бросить тебя на полу в коридоре? Положил на кровать. Думая, что тебе будет не удобно спать в комбинезоне – раздел. И… охренел от такого счастья! Ты всегда не носишь белье?
- Да практически всегда! – он заерзал, все теснее прижимаясь ко мне, вдавливая свой возбужденный член мне в ягодицы. – Прекрати тереться об меня! И дай хотя бы развернуться к тебе лицом!
- Все в свое время! И, да, не прекращу! Мне так нравится! А секса, к моему сожалению, у нас не было! Я с «бревнами», да еще с не трезвыми, сексом не занимаюсь! Я вообще с малознакомыми дамочками ни чем не занимаюсь, и к себе не привожу! Ты исключенье! Отказаться не смог. Особенно когда…
- Когда увидел меня голой? – он ухмыльнулся мне в затылок, и я дернулась как от удара током.
- Нет, когда ты стала меня звать, и просила не уходить!
- Я? Звала… тебя? Да, кто ты, черт тебя дери? - я стала вырываться, но он сам развернул меня к себе.
- Роберт…
- Томас Паттинсон! – прошептала я, и мимолетно скользнув по его лицу взглядом, зажмурила глаза. Мля…. Как стыдно! Я хотела провалиться сквозь землю, только бы это все прекратилось, исчезло, а я оказалась в своем номере, в своей кровати, одна. Пипец! Я лежу в одной кровати с Паттинсоном, закрыв глаза, а он молчит, и видимо смотрит на меня, потому что его дыхание обжигает мое лицо.
- Хелен, открой глаза!
- Нет!
- Я так ужасно выгляжу, что ты не хочешь на меня смотреть?
- Мистер самоуверенность, вы слишком много на себя берете! Мне просто стыдно!
- Перестань, все нормально. Ну, с кем не бывает? Я вот тоже напивался, что потом ни чего не помнил!
- И просыпался голый в постели незнакомой девушки? – он засмеялся.
- Нет, пока еще не разу! Но я ведь совсем не незнакомый! Я знакомый! Еще, какой знакомый!
- Робка, пожалуйста, отпусти меня! Сходи в ванную, а я в это время соберу свои манатки и свалю! Ты больше меня не услышишь. Да, и не увидишь меня больше ни когда!
- Нет. – зашептал он мне на ушко. – Я не хочу, что бы ты уходила! Я хочу заняться с тобой сексом! И ты тоже этого хочешь… - шептал Роб, а сам уже гладил мой живот, мои бедра, мою грудь, мои руки и плечи. – Ты сама это говорила. И не один раз!
В моей голове от его слов что-то щелкнуло. А что я теряю? Ни чего! Я ведь мечтала заняться сексом с Робертом! Мечтала каждую ночь! Фантазировала, как он целует меня, обнимает и ласкает меня! А сейчас веду себя как малолетка, испугавшаяся первого секса. Я выиграла Джек Пот, и пытаюсь отказаться от него! Дура! Ну, уж нет! Дудки! Я возьму все, что мне предлагают! И я открыла глаза, а в этот момент Роб накрыл мои губы своими.
Мое тело загорелось огнем. Я тонула в водовороте чувств, и цеплялась за его волосы как за спасательный круг. Он терзал мои губы так неистово, что я их уже не чувствовала. Но мне хотелось его поцелуев еще и еще. Я пила страсть с его губ и не могла напиться. Эти губы, такие мягкие и нежные, и в тоже время требовательные и страстные сводили с ума. Его язык, то щекотал уголки моих губ, то ласкал сами губы, то проникал в мой рот, заводя разговор с моим языком.
Робкины руки, с его длинными, сексуальными, тонкими пальцами обжигали мою кожу своими прикосновениями. Они мяли мою грудь, пощипывали мои соски, сжимали мои бедра. Пальцы как по клавишам или струнам пробегали по моему позвоночнику, спускаясь к копчику и поднимаясь до самого затылка.
Его язык, освободившись от моего, пустился в исследования моего тела. Очертив скулу, он заглянул за ушко, поиграл с мочкой, и стал ласкать ушную раковину.
Роб дышал тяжело прямо мне в ухо, как будто бежал марафон. Его дыхание наполняло меня чувством страсти, заставляя дрожать от каждого его выдоха. Он то нашептывал нежные слова, то говорил разные непристойности, и это распаляло до дрожи.
Преподняв меня чуть выше на подушки, его рот приник к моей груди. Он терзал ее, как и губы так, что мне стало немного больно, но это была приятная боль. Соски набухли, и от малейшего прикосновения подрагивали. Я выгнула спину желая, что бы он сосал как можно сильнее. Роб раздвинул мои ноги коленом, и я оказалась всадницей. Он прижимал свое колено к моему естеству, а я терлась об него как обезумевшая. Его пальцы проскользнули мне между ног, и, раздвигая складочки, проникли в самую глубь. Они, то входили, то выходили, то двигались круговыми движениями во мне, то сжимали, то щекотали клитор, а я стонала и хрипела, извиваясь в его руках.
Ни чего уже почти не соображая, я впивалась в его спину ногтями, оставляя отметины в память обо мне. Пальцы ускорили темп, и я уже как безумная, то кричала, то поскуливала, прося взять меня всю без остатка. Но Роберт вероятно считал, что время еще не пришло. Отпустив меня на пару секунд, он встал, и протянул мне руку. Ухватившись за нее, я тоже поднялась.
- Встань ко мне спиной, раздвинь ноги и нагнись! – приказал он, и я, как марионетка, подчинилась ему.
Опираясь о кровать, я расставила ноги и нагнулась. Роберт встал сзади меня на колени и приник губами к моей киске. Его язык проникал в меня в определенном ритме, и я стала двигаться ему на встречу. Он то посасывал, то покусывал, то лизал мой клитор. Меня трясло так, что спинка кровати ходила ходуном. Я ревела как белуга, умоляя взять меня, а он все дразнил и дразнил. И вот, когда я уже и не надеялась почувствовать у себя внутри, он вошел без предупреждения, и вышел до конца. Опять вошел по самое основание, и тут же вышел.
- Роберт, не останавливайся! Я хочу сильнее и жестче! – просила я.
- Да, золотце, непременно! Твое желание закон! Все только для тебя! – и он стал ускорять темп.
С каждым его толчком мне казалось, что его член входит в меня все глубже и глубже. Моя грудь от скорости его толчков ходила ходуном. Он обхватил ее обеими руками, и не сбавляя темпа стал сжимать ее. От такого кайфа я выгнула спину и откинула голову. Мои волосы рассыпались до самой поясницы. Роберт схватил их, и, намотав на руку чуть потянул. Мне было не больно, но я чувствовала его власть над собой. Скорость толчков еще усилилась, живот скручивало в тугой узел, и с каждым толчком затягивало все сильней. Последней каплей оказался гортанный звук Роберта. И стон, и рык одновременно. Он потянул за мои волосы еще сильней, спина моя прогнулась, а зад подался на встречу последнему его толчку. Волна дрожи прошла от кончиков пальцев ног до корней волос на голове, и тугой узел лопнул, рассыпавшись на миллиарды осколков счастья. Роб кончил вместе со мной, медленно вошел в меня еще пару раз и замер.
Я попыталась отстраниться от него, но он не дал мне этого сделать. Отпустив мои волосы, и обхватив меня обеими руками вокруг талии, и вокруг груди прижал спиной к себе. Стал целовать мой затылок, макушку, за ушком и шею, шепча ласковые слова.
- Хелен, прости, я сделал тебе больно!
С чего ты взял?
- Ну,… я… мне так показалось. – Я все же развернулась, и, обхватив его лицо руками, сказала, смотря прямо в глаза:
- Все хорошо, Роберт! – поцеловала коротким поцелуем. – Все хорошо!
Он поднял меня на руки и уложил на кровать. Умастившись рядом со мной, обняв и прижавшись, он закрыл глаза. Я разглядывала его лицо. Лицо Роберта Паттинсона – это произведение искусства!
Всматриваясь в каждую черточку, я не удержалась, и стала водить пальчиком, касаясь его. Провела по бровям – он их нахмурил, по переносице к кончику носа – он его сморщил, как будто ему было щекотно. Коснулась его губ – они растянулись в улыбке, а потом обхватили мой палец и чуть-чуть пососали. Я рассмеялась. Он резко открыл глаза, и сгреб меня в охапку, подминая под себя, при этом пытаясь меня щекотать.
Я сначала смеялась, и пыталась оттолкнуть его, но это было бесполезно, и я сменила тактику. Просунув руку между нашими телами и нащупав его член, я обхватила его и сжала. Роберт замер на пару секунд, а потом, рассмеявшись, стал целовать меня.
- Искусительница! – шептал он мне в губы. – Куртизанка! – а я продолжала гладить его возбужденный орган.
- Хел, ты сводишь меня с ума!
- Нет, Роб, это ты сводишь меня с ума! Ты необыкновенный! – он замер.
- Прекрати! Не надо меня идеализировать, я самый обыкновенный! – и заглянув мне в глаза, спросил: - Договорились?
- Я постараюсь!
- Постарайся! А сейчас мы с тобой пойдем завтракать. – сказал он и подняв меня на руки понес на кухню. Ни чего себе! У него в номере есть уголок, оборудованный под кухню. Пронося меня мимо дивана, мой взгляд заметил его рубашку, и я, зацепив ее ногой, захватила с собой.
Пока Роб колдовал у плиты, я нарядилась в клетчатую красоту. На груди она, правда, сходилась с трудом, но это было неважно.
- Хел, я не великий кулинар, но тосты с кофе сварганить могу, так что принимай завтрак. – подняв глаза, я хотела его поблагодарить, но увидев «картину маслом» рассмеялась. Роберт, голый, но в переднике, с шухером на голове, и подносом в руках, подходил ко мне дефилируя, как на подиуме.
- Мистер Паттинсон, вы самый сексуальный повар на свете! – сказала я томным голосом, наигранно прикусив пальчик, а потом облизала его.
- Мисс Хел, перестаньте меня искушать, или я за себя не ручаюсь! – грозно нахмурив брови, сказал Роб, а мой взгляд упал на фартук, которым был прикрыт его «дружек». «Дружок» видимо был солидарен с Робертом, потому, что как только я обратила на него внимание, сразу же решил показать себя во всей красе. Я шумно сглотнула, и подняла глаза на Роба. Он смотрел на меня и был явно в шоке. Подойдя ко мне, и поставив поднос передо мной, командным тоном приказал:
- Ешь! – и резко развернувшись, почти бегом ушел в спальню.
**************************************

POV Роб.

Йепт… что же это за наваждение? Я ведь только что удовлетворил свою потребность! Так почему же она на меня так действует? Один ее взгляд ниже пояса, и я опять хочу ее.
Вчера ночью, выходя из номера, я увидел как Хелен, оступившись, вывалилась из лифта. Помогая ей подняться, я ощущал ее запах. Он, конечно, смешивался с запахом алкоголя, но меня это, ни сколько не смущало. Я захотел ее именно тогда! Меня просто переклинило! Ее округлые формы были очень аппетитны. Она вся такая кругленька, мягкая, и на тот момент податливая, лежала на моих руках, и не сопротивлялась. Белокурые локоны рассыпались по плечам, грудь, затянутая в джинс, вздымалась как после марафона. Я наслаждался ее запахом, пока нес к себе в номер, и понял, что она должна стать моей!
Уложив ее на кровать, я не смог удержаться, и раздел. Меня раздирало желание рассмотреть ее, прикоснуться к ее бархатной коже, вдыхать ее ванильный запах. Расстегивая корсет, пуговка за пуговкой, я высвобождал ее полную красивую грудь. Полушария были идеальной формы, а как только я дотронулся до сосков они стали твердыми и манящими. Я уже мечтал, как мой язык играет с ними, но сдержался. А стянув комбинезон меня, накрыло основательно! Она будет моей! И я буду не я, если не заманю к себе в койку!
Но потом, когда уже лежал рядом с ней и не мог уснуть от ее близости, все сомневался, а нужно ли мне это? Ведь теперь у меня есть Риз. И мы теперь не просто коллеги, мы - любовники! Сегодня у нас было все, поцелуи, ласки, объятья и СЕКС!
После поцелуя возле кофейного аппарата, я понял – стена рухнула! На съемках, при каждом моем прикосновении, она отдавалась чувствам без остатка. Мои ласки и поцелуи заводили её! А я… я специально запарывал дубль за дублем, чтоб только опять касаться ее, чувствовать шелк ее кожи, ощущать ее дыхание на своем лице, смаковать ее нежные губы.
После очередного проваленного дубля нам дали получасовой перерыв, и я уединился в своем трейлере. Сидя в кресле с закрытыми глазами откинувшись на спинку я курил. В мыслях зрел план по соблазнению Риз. Открылась дверь, и кто-то зашел в трейлер. Это мог быть кто угодно, но свой. Дин лучший охранник! У него и муха без досмотра в окно не залетит.
- Роб, когда же ты бросишь курить? – я аж дернулся. Глаза мгновенно распахнулись, и я, поперхнувшись дымом, закашлялся. Она подошла ко мне в плотную, и, отобрав сигарету, затушила.
- Риз, я… - я попытался встать, но она толкнула меня обратно в кресло, и, перекинув свою миниатюрную ножку через мои ноги, уселась мне на колени, оседлав меня. Ее платье задралось, и я любовался ее коленями. – Риз, что ты делаешь?
- То, что ты начал! – прошептала она мне в губы, и прильнула к ним. Я попытался снять ее с коленей, но она прильнула ко мне еще тесней.
- Риз, нас могут увидеть!
- Тебя это смущает?
- Но..
- Замолчи, не переживай и наслаждайся! Ты же хотел именно этого! – И я сдался, подчиняясь ее рукам, губам и всему телу. Она запустила свои ручки в мои волосы, а губы чертили влажные дорожки на моей шее. Ощущение было незабываемым! Она делала так , что бы хорошо было ей, но я понимал, что того же хотел и я. Ее руки, мягкие и ласковые исследовали, а губы нежные и обжигающие, растворяли мое сознание в своем поцелуе.
Я гладил ее плечи, спину и руки, касаясь кончиками пальцев, а хотелось впиваться ей в кожу, оставляя следы, клеймя собою! Моя! Навсегда? Неважно! Или важно? Думать не хочу, потом! Главное сейчас, сию минуту, сию секунду она моя!
Я развязал узелок ее платья на шее, и лиф соскользнул, открывая идеальную грудь. Касаясь ее сосков кончиками пальцев, очерчивая контур ее груди, я наслаждался нежностью ее кожи. Оторвавшись от ее губ, я накрыл ее грудь своими, и, зажав сосок зубами, поиграл с ним языком. Она застонала, выгнув спину. Её стон – это красивая песня для моей души!
Мои руки опускались все ниже и ниже, и вот я уже сжимаю ее ягодицы. А вот моя рука забралась под подол, и гладит живот, подбираясь к самому сокровенному. Ее трусики были мокрыми, и меня это распалило. Отодвинув их, и раздвинув ее нежные складочки, я нащупал ее маленькую бусинку. Нажав на клитор, потирая и поглаживая, я массировал его. Она стала судорожно цепляться за меня, пытаясь снять мою рубашку. Пришлось отпустить ее и поднять руки. Рубашка полетела в угол, а она прильнула своей голой грудью к моей. Обхватив ладошками мое лицо, поцеловала, сначала в губы, а потом стала покрывать поцелуями мои глаза, брови, виски, щеки, скулы и подбородок. Спустилась по шее, проложив влажную дорожку к «адамову яблоку». Поцеловала его, и, прикусив шею, добралась языком до ложбинки между ключицами.
Я возбудился до предела, до дрожи во всем теле, до боли в паху. Мне хотелось войти в нее, чувствовать себя и двигаться в ней. Зазвенела пряжка ремня, послышался звук расстегиваемой ширинки, и вот ее рука, отодвинув боксеры, высвободила мой член наружу. Обхватив его своей маленькой ручкой, она гладила и массировала его. В ее ручке он выглядел просто гигантом!
Сжимая его еще сильней и раскрывая головку, Риз сползла передо мной на колени, и потянулась губами к моему «другу».
- Не надо, Риз! – я попытался ее остановить.
- Заткнись, и расслабься! Я так хочу! Хочу знать тебя на вкус и запах! – и, оттолкнув мою руку, которой я ее удерживал, наклонилась над членом. Ее язычок прикоснулся к головке и полизал ее как мороженное. У меня выделилась смазка, и она, черпая ее языком, смаковала на вкус. Решив поиграть со мной, она облизывала его как леденец, лишь немного обхватывая головку губами, а когда я стал просить впустить меня в ее ротик, не заставила себя уговаривать. Обхватив губами только головку, она опустилась до основания, потом втянув воздух, медленно прокатилась губами вверх. Она сосала, создавая во рту вакуум, втягивая щеки, а я был уже на грани конца. Но мне хотелось оттянуть этот кайф. Я приподнял ее и встал с кресла, брюки упали, и я, перешагнув через них, отпихнул в сторону. Боксеры отправились вслед за штанами. Расстегнув ее платье, спустил его через ноги вместе с трусиками.
Опрокинув ее спиной на диван и встав перед ней на колени, я подсунул руки под ее бедра и притянул к краю дивана. Раздвинув ее ноги и закинув их себе на плечи, я приник к ее влажной желанной киске. Найдя языком ее клитор, и проведя по нему, стал сосать. Я пил ее, наслаждаясь вкусом, а душа ликовала, от ее стонов. Наконец-то я могу осуществить свои фантазии, не прибегая к собственной ладони!
Я терзал ее, сосал, покусывал, поглаживал, заставляя извиваться от моих ласк. Вцепившись мне в волосы, она, то притягивала ближе, то пыталась оттолкнуть, но я делал так, как считал нужным, не подчиняясь ей. Почувствовав, что на вкус она изменилась, я понял, что она сейчас кончит, приподнялся и резко вошел в нее, заполняя собой как можно глубже.
Стал двигаться, с каждым толчком ускоряя движения. Она двигалась мне на встречу, подстроившись к моему темпу. Водила бедрами в разные стороны, сжимая внутренними мышцами. Ее ноги лежали на моей груди, и я, поймав ее пальчик губами, немного прикусил. Она взвизгнула от неожиданности, а я, отпустив его, поцеловал ее пяточку.
Двигаясь в ней все сильней и жестче, я понимал, что сдерживаться больше не могу.
- Давай, Риз! Давай вместе! – и вошел в нее, насадив до самого основания, ускорил темп, и уже вдалбливался в нее все сильней и сильней. По моему лицу текли капельки пота, и я пытался смахнуть их рукой. Она закричала, а меня накрыла волна оргазма. Волны накатывали одна за другой, но двигаться я не прекращал, продлевая удовольствие. Риз билась подо мной, откинув голову и выгнув спину. Я придерживал ее.
- Тсш… моя хорошая! Тсш…. – она содрогнулась последний раз и расслабилась. Стоять я больше не мог, поэтому рухнул прямо на нее. Она обняла меня, положив мою голову себе на грудь, и гладила по затылку, ероша мои волосы.
Я не знал, что ей сказать, да мне и не хотелось ни чего говорить. Я был просто счастлив!
- Роберт!
- М…
- Посмотри на меня. – я поднял глаза. – Это было чудесно! - Я улыбнулся.
- Это было прекрасно! - она продолжала ерошить мои волосы. – Но нам пора!
Она выкарабкалась из-под меня и начала одеваться. Вытянувшись на диване, подперев голову рукой, я улегся на бок и наблюдал, как она натягивает трусики. Ее попка маячила у меня перед глазами.
- Риз?
- Что?
- Ты меня стесняешься?
- С чего ты взял?
- Вижу!
- Ясновидящий?
- Типа того! Повернись ко мне!
- Сейчас!
- Повернись, или я сейчас встану и разверну тебя сам!
- Сказала же сейчас! – она, наконец-то, натянула трусики и развернулась.
- Присядь. – похлопал я по дивану.
- Нет, нас уже ждут.
- Риз, не выводи меня, и сядь. Нам надо поговорить.
- Я смотрю, ты осмелел!- она вздернула бровь, уперев руки в боки.
- А то! Я царь, повелитель, король! И вы мадам, должны мне подчиняться!
- Ха, сейчас!
- Конечно сейчас, и ни секундой позже!
- Месье, да вы зазвездились!
- Это вам кажется, а я таким был всегда!
- Звезданутым королем? - она засмеялась, а я подорвался с дивана, и чуть ли не навернулся, спотыкнувшись об собственные штаны.
- Ах, тебе весело? Ну, держись у меня! – и, схватив ее в охапку, перекинул через плечо, что бы удобнее было укусить ее за пятую точку. Она верезжала и извивалась, молотя кулачками по моей спине, угрожая вырезать меня из фильма, как в прошлый раз, если я не поставлю ее на ноги. Пришлось сжалиться над шантажисткой и вернуть, откуда взял.
Она, все еще смеясь, подобрала и надела платье, но не как не могла справиться с лямками. Я развернул ее к себе спиной и помог завязать их. Не удержавшись, обнял, прижав ее к себе, и поцеловал за ушком.
- Риз, ты необыкновенная! Я… - она отстранилась, и, развернувшись, закрыла мой рот своей ладошкой.
- Ни чего не говори, Роб! Это было удивительно! Но это был просто секс! У нас были напряженные полдня, и нам нужна была разрядка! Ты хотел этого, и я тоже! Но это, ни когда больше не повториться! – и подойдя ко мне, поднявшись на носочки, поцеловала и вышла из трейлера. А я так и стоял ошарашенный, переваривая ее последние слова.
Очнувшись, я усмехнулся:
- Посмотрим, золотце мое, сможешь ли ты устоять под моим напором теперь, когда попробовала меня «на вкус»! Посмотрим!
**************************
Вспоминая это, я теперь не мог понять себя! Зачем мне эта девчонка, сидящая у меня на кухне? Не знаю! Но чувствую, что так надо, так правильно! Я не могу отпустить ее! Я хочу, что бы она была рядом!!! И Риз должна быть рядом! Я и ее хочу! Но так не должно быть, так не правильно, подло, низко! Но я не могу отказаться, ни от одной из них! Я закурил, и поднявшись с кровати пошел на кухню.
Хелен сидела за стойкой, так и не притронувшись к завтраку. Я подошел, и сел напротив нее.
- Хел, что не ешь?
- Не хочу! - огрызнулась она, а я улыбнулся.
- Ты прекрасна, когда злишься!
- Спасибо.
- Не за что.
- Роб, отдай мои вещи, и я уйду! – выпалила она, спускаясь со стула. Я взял ее за руку, и, удерживая, заглянул в глаза.
- Что случилось, Хел? Я тебя чем-то обидел?
- Нет, Роб, ни чем! Но мне пора! Я не хочу мешать тебе! Все было чудесно и сказочно, но в реальной жизни только сказки и заканчиваются словами «и жили они долго и счастливо!» - и выдернув руку попыталась пройти мимо меня.
Я кинул в пепельницу сигарету, поймал ее, и прижал к себе.
- Хел, не уходи! – выдохнул я ей в волосы. – У меня есть несколько свободных дней, и я хочу провести их с тобой!
- А потом?
- А потом, будет потом! Я не могу ни чего тебе обещать! Я живу одним днем, и не знаю, что будет завтра, где я буду завтра, с кем я буду завтра! Я могу предложить тебе только сегодня! – она обняла меня, прижав руки к моей спине и поглаживая ее, ответила:
- Хорошо, я останусь. Но мне надо переодеться. – я взял ее за подбородок, и наклонившись поцеловал.
- Встречаемся в маленьком кафе возле отеля через полчаса. Комбинезон в спальне на стуле. А сейчас быстро переодеваться, а я в душ. – развернув ее в сторону спальни и шлепнув по соблазнительной попке, я направился в душ.
 
nrosekДата: Суббота, 08.10.2011, 12:30 | Сообщение # 7
Группа: Супер Модераторы
Сообщений: 992

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Quote (kristalik)
Роберт, голый, но в переднике, с шухером на голове, и подносом в руках, подходил ко мне дефилируя, как на подиуме.
- Мистер Паттинсон, вы самый сексуальный повар на свете! – сказала я томным голосом, наигранно прикусив пальчик, а потом облизала его.

kristalik, ты озвучиваешь наши самые смелые фантазии bigsmile bigsmile


 
belДата: Суббота, 08.10.2011, 17:28 | Сообщение # 8
Группа: Удаленные


Награды:







Первая часть главы 070 фух, аж вспотела, однако леди и джентльмен поддают парку... пойду попью водички
 
belДата: Суббота, 08.10.2011, 17:37 | Сообщение # 9
Группа: Удаленные


Награды:







Quote (kristalik)
- Посмотрим, золотце мое, сможешь ли ты устоять под моим напором теперь, когда попробовала меня «на вкус»!
- однозначно придет сказав что не распробовала eyas
Спасибо за главу
Жду следующую hello
 
Катюшкин91Дата: Суббота, 22.10.2011, 22:47 | Сообщение # 10
Группа: Друзья
Сообщений: 83

Статус: Offline

Награды:


Кстати.. я сие творение так и не дочитала.. =))) автор проду намерен выкладывать? bigsmile

 
kristalikДата: Среда, 30.11.2011, 02:52 | Сообщение # 11
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


Прошу прощения за задержку проды, но все дела, да дела))))

ГЛАВА 4.

Стоя перед зеркалом, я уже примеряла четвертый наряд, и не знала что надеть. Куда мы пойдем? Что будем делать? Если пойдем на прогулку пешим ходом, что маловероятно, то лучше надеть джинсы и удобные мокасины. А вдруг, потом, он пригласит меня в ресторан, что тоже маловероятно, ведь он предпочитает фаст-фуд, то можно было бы надеть сарафан и босоножки на не большом каблучке. А если он еще что ни будь, придумает, например, погулять по пляжу, то вообще лучше всего подойдут шлепки, и шорты с майкой. И все-таки выбор пал на сарафан с босоножками. Волосы я завязала в конский хвост. Оставив несколько локонов обрамляющих лицо.
Спустившись вниз, и зайдя в кафе, я обомлела! Передо мной, за барной стойкой, спиной к выходу сидел Бог Апполон, в белых джинсах и голубой рубашке. Волоса как всегда в художественном беспорядке, а на глазах неизменные Ray-Ban. Он курил и пил кофе. Это было так сексуально, что у меня в животе запорхали бабочки! Его пальца держали сигарету небрежно нежно, а от каждого глотка мои губы в моих фантазиях уже целовали его сексуальный кадык.
Тряхнув головой, отгоняя наваждение, я подошла к нему. Он склонил голову на бок и улыбнулся.
- Привет. – от его голоса опять перехватило дыхание.
- Привет.
- Ну, что? Ты позавтракаешь, или мы пойдем?
- Пойдем. Не хочу есть. – и мы вышли на улицу. К нам тут же подъехал джип. Роберт. Как истинный джентльмен, открыл передо мною дверь, придерживая за локоть, помог забраться в него, и сел рядом.
- Куда едем? – спросила я.
- Это сюрприз. Но тебе понравится! – он притянул меня к себе, обнял и поцеловал в макушку. Так мы и ехали, наслаждаясь скоростью и ощущением близости. В машине играла тихая приятная музыка. Саксофон.
- красивая мелодия! Что это? – поинтересовалась я.
- Это«Бабочка» - Гато Барбиери. Тебе нравится?
- Да. Завораживает.
- А что ты любишь слушать? – спросил Роберт.
- Смотря, какое у меня настроение. В основном попсу, но я, как говориться – «всеядна». В каждом направлении музыки есть что-то, что привлекает. А еще люблю слушать классику. Вивальди например – «Времена года». Особенно «Февраль». А ты?
Роберт, с вдохновением стал рассказывать о своих музыкальных пристрастиях, о друзьях, которые пишут музыку, и сестре Лизи, которая очень популярна в Англии как певица. И я видела, как он горд всеми ими.
За разговорами время пролетело не заметно, и мы не заметили, как приехали. Выйдя из машины, я изумилась той красотой, которая нас окружала.

- Где мы?
- Это Венис бич.
- Как красиво! – удивлялась я, крутя головой.
Мы как будто попали в сказку. Это была маленькая Венеция. Узкие каналы, по которым плавают гондолы, арочные мостики, большой пирс. Мы гуляли по узеньким дорожкам вдоль каналов, переходили через мостики с берега на берег. Роберт взял лодку, и мы, сидя в ней, целовались и нежились в объятьях друг друга. Проплывая мимо одного из магазинчиков, расположившихся вдоль берега, Роберт увидел гитару. Попросив гондольера остановиться, он купил ее и устроил мне мини концерт. Это было умопомрачительно! Роберт в лодке, с гитарой, поет только для меня. О таком я даже и не мечтала! Песня трогала за душу! Его взгляд манил, и я тонула в нем, растворяясь без остатка.
Когда лунный свет крадётся вдоль улицы,
Прогоняя, прочь летний зной,
Я слышу шаги где-то внизу,
И мир переворачивается - я даю волю своим чувствам.
Над этой улицей мы воздвигли собственный храм -
Здесь мы занимаемся любовью.
Сладкий аромат твоей кожи,
Я весь пропитан им, я ношу твой запах.
Всё, что мне сейчас нужно, это обнимать тебя.
Моё сердце уже бешено стучит,
А я лишь едва тебя касаюсь...

Слова рвали сердце! Я понимала, что это ни его слова, ни его чувства, но мне хотелось обратного. Хотелось, что бы он любил меня, как и я его! Чтоб нужна ему была как он мне!

Выключи свет,
Разденься,
Позволь показать,
Что в своей любви к тебе
Я ненасытен.
Заведи меня,
Не останавливайся,
Я хочу вкусить всё до последней капли.
В своей любви к тебе
Я ненасытен…
Но это не возможно! Кто я для него? Случайная попутчица в его кровати! Девочка на время! Девочка для забавы! И ни каких чувств, ни каких обязательств!

Лунный свет играет на твоей коже.
Растворившись в долгом поцелуе,
Я засыпаю внутри тебя.
Не слышно слов,
Есть только истина -
Вдохи и выдохи
На фоне тишины.
Мы вместе движемся то вверх, то вниз.
Мы невесомы, наши тела парят в воздухе,
И ноги не касаются земли.
Никто не знает тебя так, как я.
Вряд ли кто поймёт,
Но я становлюсь сильнее в твоих объятиях.

Я расплакалась! Йопт… ну зачем? Зачем он поет эту песню?
Он отложил гитару и обнял меня.
- Хел, что случилось?
- Ни чего! Все в порядке! – он пытался заглянуть мне в глаза, а я отворачивалась и закрывала их.
- Посмотри на меня, Хел! – я отрицательно мотнула головой. – Открой глаза! – он взял меня за подбородок, и у меня не осталось выбора. Пришлось подчиниться.
- О, Господи, Хел! Перестань плакать! – и он стал вытирать соленые дорожки, размазывая их по моим щекам, при этом, целуя, куда попало. – Я больше не буду петь. Это, наверное, было ужасно!
- Нет, Робка, нет! Это было обалденно! Мне понравилось тебя слушать! У тебя красивый голос! Это все песня. Она так романтична, что я растрогалась! – он все продолжал целовать меня. На моем лице не осталось ни одного местечка, где бы не прикоснулись его губы. Кроме моих губ. Я ждала в предвкушении десерта. Он прикоснулся к ним через секунду, почти незаметно, будто дотронулся перышком. Потом еще раз, и еще. Он стал пробовать мои губы на вкус, как опытный дегустатор, смакуя их. Это было сладко! Ванильно! Ванильно – шоколадно! Ни какой французский поцелуй, ни сравниться с Его поцелуем! Я растаяла в его объятьях, а он, по ходу, возбудился, потому, как его потряхивало не по-детски!
Я попыталась отстраниться от него, но Роб сопротивлялся, пытаясь притянуть меня ближе.
- Роб! Роб, успокойся! – он смотрел на меня, а глаза выдавали страсть. Он провел рукой по волосам, разлохматив их еще больше.
- Хел, это наваждение какое-то! Я хочу тебя все время! Это не нормально! Но я хочу! - и он спрятал лицо в ладонях.
- Почему ненормально? - удивилась я. – Я тоже тебя хочу, и не считаю это ненормальным! – он убрал руки от лица и улыбнулся.
- Пойдем. Погуляем по пляжу. – предложила я.
- Пойдем. – и мы попросили гондольера остановить. Мужчина, оказывается, узнал Роберта и попросил автограф. Бумаги с ручкой мы не нашли и Роб расписавшись моей помадой на новехонькой гитаре отдал ее в подарок.
Прейдя на пляж, приятно было окунуть ноги в чистый, теплый, белый песок, освободив их от обуви. Роберт закатал штанины до колен, скинул туфли, и наслаждался ласковым прикосновением песка вместе со мной. Мы ходили по кромке воды, утопая во влажном песке, а океан лизал теплым языком наши ноги. Роберт рассказывал о съемках «Воды слонам», о слонихе Тай, о ее привычке совать свой хобот в приличные и не приличные места. Смеялся, говоря, что она постоянно обнюхивает его причинное место. А я смеялась, говоря, что Тай чувствует в нем самца!
- Роб, я хочу, есть! – сказала я, завидев не далеко маленький шатер со столиками.
- Точно! – он, ребячась, хлопнул себя по лбу. – Ты же у меня голодная! - и схватив меня за руку, побежал в направлении шатра. Добежав до него, он подхватил меня на руки, закружил, а потом, поцеловав, усадил на стул.
Плюхнувшись напротив, и усевшись поудобней, Роб подпер свою мордашку руками, облокотившись, о стол. Я любовалась им, запоминая каждую черточку, каждую родинку, каждую ресничку, что бы потом, когда все это будет казаться сном, вспоминать и наслаждаться.
Щеки у него раскраснелись от бега, губы стали алого цвета, крылышки ноздрей вздымались от тяжелого дыхания. Сущий ребенок, после долгой игры в догонялки. Ему осталось только попросить попить, как обычно это делают дети.
- Хочу воды! – не заставил ждать себя Роб, и я рассмеялась. - Что смешного?
- Да так. Ни чего.
- Врушка.
- Я?
- Нет, я. – засмеялся он, а я, смяв, кинула в него лежащую на столе салфетку. Он подобрал ее, и что-то стал с нею делать. К нам подошел официант, и мы заказали сендвичи, минеральную воду, и холодный чай.
Роб закурил. Я попнулась в его пачку, лежащую на столе, а он стрельнул в меня строгим взглядом.
- Положи! – сказал он.
- Почему?
- Не хочу, что бы ты курила!
- А я хочу покурить! – настаивала я, и подкурила сигарету.
- Сказал выкинь! – и перегнувшись через стол, вырвал у меня из рук сигарету. Я разозлилась.
- Роб, ты ни офигел ли? Что за командный тон? Ты мне ни муж, ни брат, ни кто! И я не собираюсь тебе подчиняться! - он нахмурился, а я полезла к себе в сумочку, и, достав свои сигареты, подкурила. Он опять перегнулся через стол, вырвал сигарету и забрал пачку.
- Засранец! – буркнула я по-русски. – Что ты о себе возомнил? Пуп земли?
Я зло смотрела на него, а он ехидно улыбался и молчал. Меня это злило еще сильней.
- Звезданутый Казанова! Идиотина! – он откинулся на спинку, скрестил руки и внимательно слушал.
- Дубина! Бестолочь! Тупица! – Его губы растягивались в самой обворожительной улыбке на свете, а взгляд меня убил на повал. Он смотрел на меня раздевающе. Так может смотреть только ОН! Он брал меня этим взглядом, и одновременно предлагал себя! Я сдалась. Но меня несло, и свой словесный поток остановить не удалось.
- Необыкновенный! Сказочный! Восхитительный! – говорила я, еще хмуря брови, но тон мой уже поменялся. – Дурашка самый сладкий! Любимка самый желанный! - он понял, что я остываю, и уже не злюсь на него, и ллыбился во все 32 зуба. А я. Уже не замечая за собой, уже говорила то, что хотела сказать ему, как только увидела его на экране своего телевизора 4 года назад.
- Роб, - он вскинул бровь, и, понимая, что я обращаюсь к нему, перестал улыбаться. – вот ты сидишь сейчас передо мной, кривляясь и ехидничая, и не понимаешь, сколько счастья мне даришь в эту минуту! Не понимаешь, что я чувствую сейчас, и это хорошо! Но я хочу тебе сказать, хоть ты этого и не поймешь – я люблю тебя! Люблю безгранично, всей душой, всем сердцем! Но… - и я замолчала. Взгляд его был задумчивым. Он тоже молчал, и я не выдержав, все-таки подкурила сигарету, забрав у него пачку. Роб тоже подкурил, и мы молча смотрели друг другу в глаза. Молчанье тяготило. Я уже хотела сказать, что ни будь, что бы разрядить обстановку, но Роб меня опередил.
- Это было красиво! – хриплым голосом сказал он, и выдохнул струйку дыма. – Не знаю, что ты говорила, но это было здорово! Ты мне переведешь?
- Нет!
- Почему?
- Не хочу!
- А потом?
- И потом не переведу!
- Вредина! – я улыбнулась, а он надул губы, типа обиделся.
- Не злись, Роб! - теперь уже я перегнулась через столик и поцеловала его в надутые губы. Он расслабился, и тоже улыбнулся.
Нам наконец-то принесли еду и мы поели. Решив, что мне надо отойти, я встала из-за столика.
- Пойду, припудрю носик. – подмигнула я Роберту, а он кивнул.
Проходя между столиков, которые стояли очень близко друг к другу . я пыталась ни кого не задеть. Почти дойдя до пункта назначения, меня кто-то схватил за руку. Повернувшись, я увидела женщину. Она была одета как цыганка, только цыгане обычно кареглазые, темноволосые, и смуглые, а у нее были голубые глаза и фарфоровая кожа. Она была миловидна, лет 40 - 45, и вся как будто светилась. Повстречавшись с ней глазами, на душе у меня стало тепло и спокойно, и я ей улыбнулась.
- Извини, дорогая, что беспокою! - сказала она. – Но мне понравилась ваша пара! Вы необыкновенно смотрите друг на друга! Особенно ты. Ты любишь его, а он пока в неведении о своей любви к тебе. Но он полюбит! Он уже любит! Только…. Трудно вам достанется эта любовь! Не сдавайся!!! - я смотрела на нее во все глаза, и не могла ни как придти в себя. – Удачи тебе, моя хорошая! Она тебе, ох, как понадобится!!! - погладив меня по руке, она ее отпустила, и я, в шоке, пошла дальше, лавируя между оставшимися столиками.
Зайдя в туалет, я подошла к умывальнику. Руки тряслись, а в глазах летали черные точки. Что это было? Кто эта женщина? Гадалка? Нужно ли ей верить? Тысяча вопросов и ни одного ответа! Освежившись, и приведя себя в порядок, я вернулась к Роберту. Он сидел с задумчивым лицом, нацепив очки, и курил. Сев за столик, я обернулась. За тем столиком, где сидела женщина ни кого не было. Странно! А была ли она? Может, мне померещилось от передоза счастья? Да нет! Вон стоит ее стакан недопитого сока! Значит я в порядке, и «дурку» вызывать не надо.
Роб взял меня за руку. Именно за ту же руку, и в том же месте. Я дернулась, он тоже.
- Ты что дергаешься?
- Да, так.
- Тебя напугала та женщина?
- А, значит, все-таки не померещилось! – нервно усмехнулась я.
- Так что она тебе сказала?
- Она… мы ей просто понравились!
- И все?
- И все…
- Хорошо. – сказал Роберт, но взгляд его был задумчивым. – Хорошо.
Только видно было не все хорошо, потому что он нервничал. А когда он нервничает, то ворошит свои волосы. Этим и занимались сейчас его руки.
- Пойдем в кино? – предложил Роберт. Но мой настрой на романтику как ветром сдуло, и я предложила:
- Поехали лучше домой. Ну, в смысле в отель. Я немного устала. – он кивнул головой соглашаясь со мной и вызвал машину.
Обратно мы ехали, опять молча и сидели на «пионерском расстоянии», но ближе к отелю, он сгреб меня в охапку и, усадив к себе на колени, уткнулся мне в шею.
Его объятья, такие теплые и такие нежные, все равно казались не реальными. Я прижималась к нему, вдыхая его свежий запах. Запах солнца, океана и ветра.
Подъехав к черному входу отеля, и выйдя из машины, мы прошли к лифту. Роберт все время держал меня за руку, как будто боялся, что я исчезну. Зайдя в лифт он прижал меня к себе, и держа одной рукой за талию, а вторую запустил в мои волосы, и откинув мою голову заглянул в глаза.
- Хел, пожалуйста, не уходи сейчас! – прошептал он. – Ты мне нужна! Мне так спокойно с тобой! - Его взгляд метался по моему лицу, и в нем было столько мольбы, что я задохнулась от счастья. «Я нужна ему! Нужна!» Крутилось у меня в голове. Нужна… Нужна!
- Я не уйду, Робка! Иди сюда! – мои руки запутались в его волосах. Я встала на носочки и поцеловала. Оторвалась от его губ и снова прошептала. – Я не уйду!
Он впился мне в губы. Его язык проник в мой рот, живот скрутило в тугой канат. Его руки были везде, и в тоже время ни где. Мы целовались, не давая друг другу ни вздохнуть, ни выдохнуть. Воздуха не хватало, но желания оторваться друг от друга не было. Двери лифта давно уже открылись, а мы все целовались и целовались.
- Кхм... молодые люди, я так полагаю, ваш номер чуть дальше этой кабинки. – услышали мы. Отпрянув друг от друга, мы обернулись. Перед нами стоял мужчина лет 65, седовласый, но статный. Первым очнулся Роберт.
- Извините! – и схватив меня за руку потянул из лифта. – Извините!
- Не извиняйся, мой дорогой! За то, что любишь, не надо извиняться! Особенно в молодости! Только береги ее, любовь эту! Держи двумя руками, и не отпускай! Отпустишь, потом можешь не поймать! – сказал мужчина, заходя в лифт. Он улыбался, но в глазах его промелькнула грусть. Двери почти закрылись, но перед тем как им сомкнуться, он подмигнул, а Роб подхватил меня на руки и занес в номер со словами:
- А я и держу! Двумя руками держу, и ни куда не собираюсь отпускать! – и поставив меня на ноги прижал к двери. – Я хочу тебя, Хел! Не могу больше терпеть!
- Так берт!
Роб дотронулся ладонями моего лица, пробежал пальцами по шее, спускаясь к плечам. Подцепив обе бретельки, он спустил их с плеч, и сарафан беспрепятственно соскользнул к ногам. Переступив через него, я откинула его в сторону, и в ту же секунда его руки накрыли мою грудь, сжав соски.
- Ах…- выдохнула я, выгнув спину вцепившись в его рубашку. Она мне мешала. Дрожащими руками я пыталась расстегнуть ее, но пальцы не слушались. На помощь пришли Робкины руки. Они разорвали рубашку без особого сожаления, за то я смогла теперь прикоснуться к его телу.
Положив руки ему на грудь, я чувствовала жар его тела. Волоски щекотали ладони, и от этого по венам разливалась горячая лава. Лава желания.
Руки спустились на живот, и, пробежавшись пальчиками по дорожке любви, наткнулись на препятствие. Но и оно было ликвидировано через пару секунд. Ремень и ширинка без сопротивления сдали свои позиции, а брюки и боксеры были спущены и отброшены в сторону. Наконец-то я смогла взять в руки его член. Обхватив ладошкой у самой головки, я сжала его, и прокатилась по стволу к его основанию.
- М… - простонал Роб. – Еще! – и я повторила манипуляцию.
Его руки, ласкавшие до сих пор мою грудь, спустились ниже живота. Одна рука обхватила мою попку, а потом скользнула пальчиком между ягодиц. Вторая опустилась к самому влажному и горячему месту на моем теле, и раздвинув складочки нащупала клитор.
- Ох – выдохнула я, когда Роб надавил на него, и моя рука не произвольно сжала его член. Стон, сорвавшийся с его губ смешался с моим. Пальцы уже вели себя бесцеремонно, проникая в самое средоточие.
- Роб, я не могу больше! – прохрипела я.
- Да, моя красавица! Сейчас! – и закинув мою ногу себе на бедро, вошел, не дожидаясь второго приглашения.
Его движения были медленными и плавными. Выходя из меня, Роб, каждый раз оттягивал момент входа. Ему нравилось меня дразнить. Я смотрела в его глаза, в них плескалась страсть, перемешиваясь с весельем.
- Не дразни! – прохныкала я. – Хочу жестко и быстро!
- Нет, радость моя! Жестко и быстро было в прошлый раз, в этот раз будет нежно и долго! - и продолжил мою пытку.
Я пыталась резче двигаться сама, но Роберт уперся рукой в мои бедра, сдерживая натиск. С каждым его движением узел закручивался все сильней. Он впился в мои губы, посасывая и покусывая их. От дикого возбуждения стоять сил уже не было, по этому вися на нем, я почти рыдала, умоляя о пощаде, но Роб был не приклонен. Он все медлил и медлил, все тянул и тянул. Его самого трясло уже так, что вибрация передавалась и мне.
Но вот, видимо чувствуя приближение конца, его толчки наконец-то усилились. Вжимая, меня в дверь, он двигался все быстрее. Дверь ходила, ходуном угрожая сорваться с петель, но сейчас это было не важно, потому, что, толкнувшись в меня еще раз, меня пронзило яркой вспышкой фейерверка чувств. Вспышки продолжались пока, я не почувствовала, что его постигла та же участь, что и меня, но двигаться он не перестал. Просто немного замедлил темп, и меня накрыла еще одна волна оргазма. Я закричала его имя ему в губы, и он поцеловал меня. Поцелуй был такой силы, что из моей губы выступила кровь.
Выйдя из меня Роб, подхватил меня на руки и отнес на кровать. Ноги его путались, руки дрожали. Кое-как, дойдя до нее, мы рухнули в мягкие подушки, и растянулись, не отпуская друг друга, нежась в объятьях.
Я закрыла глаза, наслаждаясь его теплом, и упиваясь счастьем близости. Роберт, наверное, смотрел на меня, потому, что через некоторое время, я почувствовала его язык на своих губах.
- Я опять сделал тебе больно! Прости! – выдохнул он мне в губы, слизывая кровь. – Я неотесанное, грубое животное! Прости! Прости! Прости! – каждое «прости» сопровождалось легким поцелуем в губы.
Я пыталась сдержать улыбку, что бы его совесть немного помучилась, но не смогла. Губы, не подчиняясь мне, разъехались в широкой улыбке. И я, открыв глаза, прошептала:
- Красивое животное! Нежное животное! Мое животное!!!
 
belДата: Среда, 30.11.2011, 09:43 | Сообщение # 12
Группа: Удаленные


Награды:







Quote (kristalik)
- Сказал выкинь! – и перегнувшись через стол, вырвал у меня из рук сигарету. Я разозлилась.
- Роб, ты ни офигел ли? Что за командный тон? Ты мне ни муж, ни брат, ни кто! И я не собираюсь тебе подчиняться! - он нахмурился, а я полезла к себе в сумочку, и, достав свои сигареты, подкурила. Он опять перегнулся через стол, вырвал сигарету и забрал пачку.
- Засранец! – буркнула я по-русски. – Что ты о себе возомнил? Пуп земли?
Я зло смотрела на него, а он ехидно улыбался и молчал. Меня это злило еще сильней.
- Звезданутый Казанова! Идиотина! – он откинулся на спинку, скрестил руки и внимательно слушал.
- Дубина! Бестолочь! Тупица! – Его губы растягивались в самой обворожительной улыбке на свете, а взгляд меня убил на повал. Он смотрел на меня раздевающе. Так может смотреть только ОН! Он брал меня этим взглядом, и одновременно предлагал себя! Я сдалась. Но меня несло, и свой словесный поток остановить не удалось.
- Необыкновенный! Сказочный! Восхитительный! – говорила я, еще хмуря брови, но тон мой уже поменялся. – Дурашка самый сладкий! Любимка самый желанный! - он понял, что я остываю, и уже не злюсь на него, и ллыбился во все 32 зуба. А я. Уже не замечая за собой, уже говорила то, что хотела сказать ему, как только увидела его на экране своего телевизора 4 года назад.
- Роб, - он вскинул бровь, и, понимая, что я обращаюсь к нему, перестал улыбаться. – вот ты сидишь сейчас передо мной, кривляясь и ехидничая, и не понимаешь, сколько счастья мне даришь в эту минуту! Не понимаешь, что я чувствую сейчас, и это хорошо! Но я хочу тебе сказать, хоть ты этого и не поймешь – я люблю тебя! Люблю безгранично, всей душой, всем сердцем! Но… - и я замолчала. Взгляд его был задумчивым. Он тоже молчал, и я не выдержав, все-таки подкурила сигарету, забрав у него пачку. Роб тоже подкурил, и мы молча смотрели друг другу в глаза. Молчанье тяготило. Я уже хотела сказать, что ни будь, что бы разрядить обстановку, но Роб меня опередил.
- Это было красиво! – хриплым голосом сказал он, и выдохнул струйку дыма. – Не знаю, что ты говорила, но это было здорово! Ты мне переведешь?
- Нет!
- Почему?
- Не хочу!
- А потом?
- И потом не переведу!
- clapping очарованна этой частью и чисто по русски bigsmile получилось bigsmile
Спасибо за главу cool
 
kristalikДата: Понедельник, 05.12.2011, 16:23 | Сообщение # 13
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


ГЛАВА 5.
Проснувшись утром в его постели, я была счастлива, что я еще здесь. Вот оно мое счастье, лежит на боку в позе эмбриона. Ручки под щечкой, волосы еще влажные от ночных «трудов» прилипли ко лбу. Лоб расчерчен парой морщинок – хмурится, что-то снится волнующее. Я не удержалась и провела пальчиком по бровям, разглаживая их. Шелк! Дотронулась до лба, убирая волосы и разглаживая морщинки. Он расслабился. Разглядывая дальше, обсматривала каждую черточку и родинку. Щетина отросла прилично, но мне она нравится. А вот…. О, что это? Синяк? Или засос? Маленькое пятнышко на скуле из-за щетины почти не было видно. Это сделала я? Возможно! После такой ночки грех не иметь синяков и засосов! После 8 раза считать слияния наших тел я перестала, но если учесть, что восьмой раз был часика в три, а заснули мы примерно в семь, то раз пять точно было! Ну может не пять, но не меньше четырех!!! Я засмеялась…. Половой гигант! Секс – машина! Ненасытный сексоман!!!!
- Роберт, как же я тебя люблю! – прошептала я. – Я хочу, что бы ты это знал! Но я не скажу тебе этого пока… - А что пока? Ни чего…. Вообще ни чего…. Пустота. Завтра все закончится! Он уедет. Я уеду. И все…. Как будто ни чего и не было…
Из глаз потекли слезы. Блядь! Я хотела встать, но ни как не могла оторваться от его лица. Его скулы, нос , губы… Глаза…. Ресницы… И тут его глаза распахнулись и заморгали. Мне показалось, что от взмаха его ресниц меня обдувает легкий ветерок.
- Ты опять плачешь? – хрипло спросил Роб, изучая мое лицо.
- Я от счастья! – вытирая слезы, ответила я.
- Хорошо, что от счастья! А то, если с горя, я начну тебя осчастливливать или счастливить! Йопт… не знаю, как сказать! В общем, приносить счастье! – засмеялся он, и, подмяв под себя, стал щекотать и зацеловывать одновременно.
- Какие планы на сегодня? – смеясь, спросила я.
- А что ты хочешь? – ответил Роб вопросом на вопрос.
- Диснейленд! – выдохнула я ему в губы, когда он сорвал поцелуй с моих губ. Одна его бровь взметнулась вверх в немом вопросе.
- Что? – спросила я. – В России нет такого чуда!
- Понятно, сказочница! - усмехнулся он. - Так бы и сказала, что впала в детство, а то стразу давай достоинства России принижать!
- Ни чего я не принижаю! Но в Диснейленд, если что, пойду даже без тебя!
- Не ной – бейб! Позавтракаем и в путь! – и, взвалив меня на плечо, отнес на кухню.
Сидеть голой, и завтракать с мужчиной, от которого замирает дыхание, даже когда он одет, было как-то необычно. Отправляя кусочки тоста, намазанные джемом себе в рот, у меня засвербело между ног! Он продолжал, есть, не понимая, что своими действиями сводит меня с ума. Или понимая, но тщательно скрывая это от меня. Я заерзала на стуле.
- Зайка, что случилось? – спросил он, засунув еще один кусочек тоста себе в рот, облизав большой палец. А мне сразу же захотелось облизать его другой «палец». Епсель дрын, по ходу сексомания болезнь заразная, передающаяся половым путем!
- Все нормально!
- Точно? – еще один кусочек во рту, и пальчик тоже.
- Да… - я сглотнула. Кусок застрял в горле, но я продолжала есть.
- Честно – честно? - еще один кусочек, и пальчик.
Нет! – почти закричала я, перехватив его руку, когда он попытался облизать еще один палец. Поднеся руку к своему лицу, я засунула его палец себе в рот. Облизав указательный пальчик, и посмаковав чуть-чуть, я подняла глаза, посмотрев на него. Он шумно вдохнул и присвистнул. Его взгляд манил, и я не выдержав, забралась на барную стойку, за которой мы трапезничали. Встав на четвереньки, я приблизилась к нему и поцеловала. От него пахло клубникой, и его особым, неповторимым запахом. Я вдыхала и наслаждалась. Он обхватил мое лицо ладошками и поглаживал скулы. Руки переместились на плечи, а потом на спину. Оторвавшись от моих губ, он встал. Поглаживая мою спину и бедра, он спросил:
- Что такое, Хел?
- А то ты не знаешь! – он пробежал пальчиками по позвоночнику, и я как кошка выгнула спину. – Соблазнял меня, облизывая пальцы, а теперь спрашиваешь!
- Я? Соблазнял? – сделав невинное лицо, ответил он. А сам, в это время одной рукой обхватил мою грудь, а второй, проведя средним пальчиком между ягодиц, добрался до моей «киски», обхватил ее и сжал.
- Ох… - выдохнула я.
- М… - простонал Роб. – Какая ты уже влажная!
Мы смотрели друг другу в глаза, а он поглаживал меня, дразня и улыбаясь. Глаза его, наливаясь страстью, превращались из серо-голубых в угольные.
- Повернись! – прошептал он, отпуская мою плоть и помогая мне развернуться.

Роб.Straigh To Number One
Чертовка. А не девчонка! Она сводит меня с ума! Я даже поесть нормально не могу! Вот как можно спокойно это делать, когда она сидит передо мной голая? Ее грудь! Блядь.… Вот она протянула руку за тостом, а сосок коснувшись барной стойки, затвердел. Блядь… Надо держать себя в руках. Не буду смотреть! Не буду! Не бу-ду! Я отвел взгляд, от ее груди занявшись своими пальцами, которые выпачкал в джем. Облизнул их, и опять глянул на Хел. Она сидела, замерев, и смотрела на меня, как загипнотизированный кролик смотрит на удава. Спросив, что случилось, я съел еще один кусочек тоста, и опять вымазал пальцы. Облизывая их, до меня наконец-то дошло! Да она возбуждается, когда я так делаю! И меня понесло… Еще кусочек, а потом пальчик, и еще один кусочек, и еще один пальчик… Хел сорвалась, и перехватив мою руку, засунула мой палец себе в рот. Пиздец! Я, представив другой палец у нее во рту, присвистнул! Её зрачки расширились. Она забралась на стойку, и поцеловала меня. Губы ее были в джеме. Как сладко! Я погладил ее по лицу, коснулся плеч, спустился к спине. Она стояла в такой заманчивой позе, что у меня засвербело в паху. Я встал, и, пробежав пальцами по ее позвоночнику, скользнул пальцем между ягодиц, обхватив ее горячее лоно.
- Ох… выдохнула Хел, а я застонал. – Какая ты уже влажная! - прохрипел я, смотря ей в глаза. Она хотела меня! И я хотел ее! Очень хотел! Мне хотелось пробовать ее на вкус, вдыхать ее запах. Я вспомнил его. Он дурманил!
- Повернись! – хотел сказать я, но горло сдавило от предвкушения, рот наполнился слюной, и получился лишь сдавленный шепот. Она повернулась, и я охренел! Она красива везде! Её упругая попка торчком – манила, а киска текла, зовя попробовать на вкус.
Я провел языком по пухлым губам, слизывая живительную влагу. Хел напряглась.
- Расслабься, котенок! – выдохнул я, и еще раз провел языком по складочкам. М… Это самый вкусный десерт! Раздвинув ее створочки, язык скользнул в щелочку, и она подалась навстречу ему. Ухватившись за ее бедра, я лизал, щекотал и гладил ее сокровище. Она извивалась и хрипло стонала, выгнув спину. Нащупав клитор, я стал водить вокруг него, стараясь не задеть. Её трясло! Надавив языком на клитор, мои губы стали целовать ее складочки. Я посасывал ее киску, и останавливаться мне не хотелось. Захватив клитор зубами, я чуточку сжал его. Хел взвизгнула, ее тело выгнулось и тряхнуло. Я отпустил клитор и приник опять к складочкам. Она захныкала.
- Еще Роберт! – пришлось исполнить просьбу, и клитор был зажат опять между зубов. Хел кончила. Волны оргазма накатывали на нее одна за другой, а я все терзал маленькую бусинку, продляя ей оргазм.
Успокоившись, она расслабилась, и грудью опустилась на стойку. Её попка еще больше подалась вперед, а лоно раскрылось, предлагая погрузиться в ее тугие и влажные недра. Мне понравилось разглядывать ее, и наблюдать за ее реакцией на мои действия.
Проведя по ее нежной плоти, я погрузил в нее один палец.
- Да… - протяжно выдохнула она.
Я стал двигать пальцем вверх-вниз, она крутила попкой, ища в себе новые ощущения. К пальцу присоединился еще один.
- О, черт… Роберт! Возьми меня уже! Не дразни! - я продолжал трахать ее пальцами. Другая моя рука обхватила мой член и стала сжимать его. Голова Хел была повернута на бок, и она наблюдала за мной. Протянув свою ручку, она обхватила мой член своей ладошкой, и, отпихнув мою руку, сказала:
- Моя нежнее! Я сама!
Её рука сжимала и разжимала мой член то, поднимаясь вверх, то, опускаясь вниз. Пальчики ласкали головку, размазывая смазку. Я ускорил темп, и Хел, сжав мой член со всей силы, закричала. Мне на мгновенье стало больно, но это была охуенно приятная боль! Свои пальцы я вонзил как можно глубже, и она, отпустив меня, ухватилась за столешницу, поддерживая себя. Убрав руку, я без предупреждения вошел в нее. Блядь! Какая же она горячая и тугая! Её мышцы обхватили мой член и сжали. Я застонал и вонзился еще раз. Это кайф! Ноги дрожали, угрожая подогнуться от напряжения, мне нужна была опора, и я ухватился за ее бедра. Двигая ими все быстрей, и быстрей, стал входить в нее с бешеной скоростью, вдалбливаясь так, что слышались шлепки моего паха об ее ягодицы. Она кричала, выгибала спину, и меня это раззадоривало еще сильней. Я все бился, и бился в ней. Раз, за разом входя все глубже и глубже. Почувствовав, как она напряглась в преддверии оргазма, я вышел из нее, развернул к себе лицом, усадил попкой на столешницу, и вошел в нее резко и глубоко, глядя ей в глаза. Хел выкрикнула мое имя и забилась в моих руках. Я яростно приник к ее губам, и меня тоже накрыла волна наслаждения. Спазмы экстаза накатывали раз за разом, и мы уже содрогались в объятиях друг друга. Я прижал ее к себе, и уткнулся носом в ее шейку. После того, как нас отпустило, мы все еще не отпускали объятий. Я водил губами по ее шее и плечам, нежно целуя, а она зарывала свои пальчики в моих волосах, гладя меня по голове.
- Хел.
- М…
- Мне хорошо с тобой!
- И мне с тобой! Я не хочу, что бы ты уезжала!
- И я не хочу уезжать!
-Я хочу… - Но договорить она мне не дала, накрыв мои губы своей ладошкой.
- Ни говори больше ни чего, что бы не пожалеть потом!
- Но… - не унимался я.
- Молчи!
- Мы поговорим обо всем позже. – она молчала. – Хел, ты слышишь?
- Да.
- Да – слышишь, или да – поговорим?
- Просто – да, Роб! Просто – да!
Сняв ее с барной стойки, и поцеловав, я отпустил ее в душ, а сам пошел в спальню. Надо собираться, нам еще в Диснейленд. Я засмеялся. Взрослые дядька и тетька, трахающиеся только что на барной стойке, поедут сейчас в Диснейленд, и будут вести себя как дети. Но мне это нравилось!
Через час, подъезжая к Диснейленду, я все ни как не мог налюбоваться на рядом сидящую аппетитную «пышечку». Правду говорят, что самые красивые девушки из России. Она как ребенок была в предвкушении праздника.
Остановившись возле входа, я помог ей выбраться из машины. Хел, с замиранием сердца смотрела на все это сказочное великолепие.
- Пошли быстрей! – потянула она меня за руку.
- Да не спеши ты так, а то успеешь! – смеялся я, но она как маленький ребенок все тянула меня и тянула.
Сначала мы решили прогуляться, что бы полюбоваться всей этой сказочной красотой. Я накупил Хел много воздушных шаров, и привязал к ее руке, прокомментировав, что это для того, что бы она ни потерялась. Мы ели попкорн и сладкую вату, пили колу и наслаждались непосредственной радостью друг друга. Хел выудила из сумочки фотоаппарат, и я фотографировал ее. Ее улыбку, ее веселый взгляд, ее детскую радость. Побывав почти на всех аттракционах, и устав до чертиков в глазах, мы решили зайти в кафе перекусить. Кафе было не большим, уютным, и битком набитое детьми с родителями. Протиснувшись к столику, мы уселись, и разглядывали окружающих, ожидая официанта.
Вдруг я услышал до боли знакомый голос. Риз! Я обернулся. Точно. Сомнений быть не может. Она сидела за соседним столиком со своими детьми, и что-то оживленно обсуждала. Я отвернулся, делая вид, что не замечаю ее, а у самого душа ушла в пятки! Мне так хотелось подойти и поцеловать ее! Fuck! А Хелен? Я посмотрел на нее… И ее мне хочется целовать, и не только! Я извращенец! Сто процентов! Нет, даже двести! Йепт, идиот! Но я ни чего не могу с собой поделать!.
Я еще раз обернулся, и мы столкнулись взглядом с Риз. Она сначала удивилась, но потом улыбнулась, и помахала своей миниатюрной ручкой. Я уже решил подойти поздороваться, но меня остановил мужской голос, обращавшийся к Хел. Повернувшись, я увидел стоящего рядом с нашим столиком амбала. Поздоровавшись с Хел, он поцеловал ее в щеку. Меня это возмутило! Но вида я не подал. Может это родственник. Хел представила нас друг другу.
- Роберт – это Мартин, Мартин – это Роберт! – я пожал протянутую руку.
- Не помешал? – спросил качек.
- Нет. – улыбнулась Хел. - А ты здесь, какими судьбами?
- Да вот, племянника выгуливаю. - улыбнулся Мартин. Меня чуть не стошнило от его елейной улыбочки, предназначенной Хелен. – А вы кого?
- Меня. – засмущалась Хел. – Это я уговорила Роберта показать мне такое удивительное чудо света. – амбал кивнул.
- Хел, ты обещала позвонить! Я еще не все узнал про Россию, и ты не все коктейли пробовала в том баре! – я приподнял одну бровь, удивляясь. - Так что жду звонка!
Хел смерила Мартина убийственным взглядом, но ответила таким масленым голосом, что я обалдел.
- Прости, Мартин! Времени не было! У меня появился хороший гид, который, вот уже 2 дня показывает мне все достопримечательности Лос-Анджелеса. – Амбал скосился на меня, оценивающе разглядывая, и прикидывая, насколько я ему достойный соперник. По его взгляду было понятно, что в достойные меня не записали.
- Жаль, Хелен! Я бы многое тебе мог показать, я ведь…- но я не дал ему договорить.
- Мартин, не напрягайся! – перебил я его. – Мы с Хел завтра уезжаем, и показ достопримечательностей придется отложить!
- Как завтра? – удивился он.
- Так завтра! – он сразу поник. – Я предложил Хелен работу, она не отказалась! А так как моя работа – это сплошные переезды, значит, и ее работа не имеет определенного места.
- И куда вы едите?
- ????- я увидел ее немой вопрос.
- Нью-Йорк, Берлин, и еще несколько городов.
- Нью-Йорк… - повторила Хел. Она смотрела мне в глаза, и взгляд ее вынимал мне душу. Я понимал, что поступаю эгоистично, не посоветовавшись с ней, и не спросив ее, хочет она этого или нет. Но почему-то я был уверен, что она мне не откажет.
- Ну, хорошо. – кивнул Мартин. – А в Россию ты когда?
- Я не знаю! – Хел пожала плечами. – Но к Новому Году приеду обязательно.
- Отлично! Значит наш уговор в силе? – Я перевел удивленный взгляд с Мартина на Хелен.
Да, не вопрос! Приезжай, конечно! Я буду, рада тебя видеть! – смущенно ответила она. Но тут наш разговор прервал сорванец, подлетевший к амбалу, и тот подхватил его на руки. Малец обхватил ладошками его лицо, и важно сказал:
- Дядя Мартин, я все сделал как взрослый. – и обернувшись к нам, улыбнулся. – Меня дядя Мартин отпустил одного в туалет.- Серьезно сообщил он нам, а потом, внимательно посмотрев на меня, добавил: - А я тебя знаю! Ты вампир! Моя мама сходит по тебе с ума!
Я кивнул в знак согласия, и оскалился как вампир – малыш засмеялся.
- Пауль, пойдем! – отвлек мальчишку Мартин. – Не будем больше надоедать молодым людям. - И повернувшись к Хел, попрощался. – Увидимся! – Пауль взял его за руку, и они вышли из кафе.
Меня снедала ревность. Как это так, я пригласил ее с собой, давая понять этому «ходячему анаболику» понять, что эта женщина моя, а она приглашает его в гости! И куда? В Россию! Это уже неслыханная наглость! Сейчас я ей устрою! Я расскажу ей по чем фунт стерлинга! Но не успел я и рта раскрыть, как Хел накинулась на меня с вопросами.
- Роб, что это за комедия с поездкой в Нью-Йорк? – Браво милая! Лучшая защита – это нападение! Браво!
- Какая комедия? - пожал я плечами. – Я на полном серьезе предлагаю тебе поехать со мной!
- Зачем?
- Просто так.
- Не убедил!
- И не пытался! – ухмыльнулся я. Да, милая, да, и еще раз да. Я не буду просить, ты сама должна захотеть со мной поехать, и ты захочешь. А что бы ты захотела я приложу кое, какие усилия, и сорву с твоего языка согласие.
- Так зачем тебе это?
- Не знаю? – опять пожал я плечами. – Просто хочу!
- Понятно. – она закусила губку, задумавшись. – Ну, так что? Едешь?
- Не знаю. Я подумаю. – Отлично, девочка моя! Ты не сказала да, но и не сказала, нет! А это уже на пару процентов ближе все-таки к «да».
- На раздумье у тебя осталось мало времени!
- Не напрягай!
Я уже начал злиться, но меня отвлек знакомый голос, раздавшийся за моей спиной. Обернувшись, я встретился взглядом с Риз.
- Привет, Роберт!
- Привет, Риз!
- Познакомь меня со своей девушкой! – попросила она, и, положив руку мне на плечо, сжала его так, что ее коготки впились мне в кожу. Я понял, что она злится.
Окинув Хел недобрым взглядом, Риз села за столик без приглашения. Протянув Хелен руку, она представилась:
- Риз Уизерспун.
- Елена Иванова.
- Ты русская?
- Да.
- И что тебя занесло так далеко от России? – Хел вздрогнула и как-то странно взглянула на меня, но увидев, что я тоже смотрю на нее тут, же отвела глаза.

Добавлено (05.12.2011, 16:23)
---------------------------------------------
ГЛАВА 5.2.
Хелен.

- Обычное путешествие. – как можно обыденней сказала я. Риз улыбнулась, только улыбка была холодной.
- Надолго в ЛА? – опять спросила она.
- Нет, я скоро у…- но меня перебил Роберт.
- Я Хелен предложил работу, возможно она поедет с нами. – улыбнулся он Риз. – Правда согласия она пока не давала.
Риз уже не скрывала недоброго взгляда обращенного на меня, и я поняла, что она ревнует. Ни фига себе! Тетке уже около сорока, и она туда же! Мир точно сошел с ума, но я ее понимаю! Как ни кого понимаю! Но это меня подстегнуло. Чувство соперничества, и чувство собственности. Если я сейчас уеду, он будет ее. Всецело ее. А если останусь, возможно, он влюбится в меня. Хотя…. Но попробовать стоит. Это ведь не я к нему напрашиваюсь, а он сам меня завет.
- Я просто еще не успела ответить – да. Мы как раз говорили об этом, когда вы к нам подошли. – я с вызовом посмотрела Риз в глаза, и она ответила тем же. Я перевела взгляд на Роба, а он пока что пребывал в недоумении. То ли от нашего немого диалога, толи не мог прийти в себя от положительного ответа.
- Отлично. – ответила Риз. – Значит, будим видеться часто. – она встала из-за стола. - Извините, что побеспокоила вас. Мне пора.
Роберт подскочил и как-то суетясь, поцеловал ее в щеку на прощанье, а она по-свойски взлохматила ему волосы, что мне не понравилось. Но что я могла сказать или сделать. Ничего! Я тупо пялилась на них подавляя злость, закипавшую в моей душе, и улыбалась во все 32 зуба.
Риз ушла, а Роб все смотрел ей в след и меня это взбесило. Я поднялась, и, взяв свою сумочку, направилась ко второму выходу, который находился у меня за спиной. Роб ни чего как будто не замечал. Он все стоял и смотрел, засунув пятерню в свои волосы. Подойдя к выходу, я обернулась, та же поза. Мудак! Развернувшись, я сорвалась со всех ног бежать, куда глаз глядят. Я все поняла. Не нужна я ему! Я игрушка! Мной на время можно заменить вот такую как Риз. И я разревелась. Йепт… Ленка, а что ты хотела? Признаний в любви? Предложения руки и сердца? Ха… Если ты на это надеялась, то ты полная дура! Я все логически понимала, только сердцу не прикажешь этого делать. Да оно и не умеет понимать, оно умеет чувствовать!
Выбежав на дорогу, и поймав такси, я вернулась в отель. Хороша прогулка! Зайдя к себе в номер, и по дороге скинув одежду, я прямиком направилась в душ. Полчаса под горячей водой привели меня в норму. Укутавшись в белый махровый халат, я вышла из ванной и… О, Боже! Дверь тряслась как осиновый лист. Грохот стоял неимоверный.
- Хелен, открой! – кричал Роб. – Я знаю, что ты в номере! Открой немедленно, или я вынесу эту чертову дверь!
Я подошла к двери, но открыть не решалась. Зачем? Травить себе душу? Не хочу! Пусть уходит!
- Хел, открой! – тарабанил он еще сильнее. Я не выдержала.
- Уходи Роберт!
- Слава Богу, жива! – выдохнул он. – Открывай!
- Нет! Не открою!
- Хел, сейчас же! Я хочу с тобой поговорить!
- Нет! – почти шептала я, а ком уже подкатывал к горлу. – Уходи! Я не желаю ни чего слушать.
- Хелен, перестань! Впусти, я все тебе объясню.
- Тебе нечего мне объяснять, ты волен как ветер!
- А я хочу объяснить! Мне надо! – настаивал Роберт.
- Уходи! Мне не надо! – он врезал по двери со всей дури.
- Сука! – меня как кипятком окатило.
- Да, я такая!
- Прости, Хел! Я не про тебя! Эта чертова дверь!
- А я про себя! Уходи!- за дверями все затихло. Ну, вот и все! Он ушел. Я, где стояла, там и села на пол. Обхватив колени рукам, и уткнувшись в них лицом, опять разревелась. Правильно! Все правильно! Пусть идет и не оборачивается на таких как я. Я - это утопия! Я камень на шее его карьеры, который будет тянуть только ко дну. Все, понимая, душа рвалась наружу, и я, не сдерживаясь, рыдала уже в голос.
Когда до моих рук кто-то дотронулся, я вздрогнула. Подняв голову, я офигела. Передо мной на коленях сидел Роберт и смотрел тревожным взглядом.
- Хел, прости! – я уставилась на него, как будто не понимая.- Ты слышишь меня? – я кивнула.
- Мне не за что тебя прощать, Роб! Все так и должно быть!
- Нет, Хел, ты не понимаешь! Это не правильно!
- Правильно, Роб! Правильно! Я ни кто, а она тебе ровня!
- Замолчи, Хел! И ни неси ахинею! Есть статус, нет статуса, есть деньги, или их нет, не имеет ни какого значения! Есть ты, такая как есть! Милая, красивая, наивная, страстная, и мне все это нравится! И не будем говорить о ней! Она третий лишний в нашей компании! – он заглянул мне в глаза и улыбнулся. – Я не хотел тебя обидеть!
- Хорошо, Роб!
- Вот и чудненько! Иди сюда, я соскучился! – и сгребя меня в охапку прижал к себе что есть силы.
- Роберт, ты меня задушишь!- шмыгнув носом, пискнула я.
- Прости! – повторил он и, ослабив хватку, отстранился, но только для того, что бы поцеловать.
Just One Last Dance
Его губы, такие мягкие и нежные, ласкали мои, даря сладкие минуты счастья. Его язык чертил дорожки на моих щеках, слизывая соленые следы слез. Его пальцы гладили мои скулы, зарывались в мои волосы, касались шеи, доводя до головокружения.
- Хел, я дурак! – шептал он. – Я не знаю, что со мной происходит, но я не хочу что бы ты уезжала!
А я млела от его слов и прикосновений его рук.
Роб подхватил меня на руки и отнес в спальню. Уложив на кровать и распахнув на мне халат, он встал на колени передо мной и, рассматривая мое тело, кончиками пальцев касался моей кожи. Это было мучительно нежно. В тех местах, где касались его пальцы, разгорался огонь страсти. Он чертил дорожки пламени, заставляя мое тело сладко мучиться от его ласк. Роб смотрел мне в глаза, а его губы что-то шептали. Встав с коленей и раздевшись, он улегся рядом. Уткнувшись носом за моим ушком, он вдыхал мой запах. Его губы, поймав мочку уха, посасывали ее, иногда прижимая зубами. Руки гладили скулы, нежно трогали шею, ласкали ключицы. Одна моя рука была зажата между нами, но я смогла ею нащупать его член. Он был очень напряжен и пульсировал немного подергиваясь. Я обхватила его ладошкой, и Роберт застонал, но тут, же перехватил мою руку и отстранил ее.
- Не надо, Хел! Или все произойдет очень быстро! Сегодня я волшебник, а ты главный получатель подарков!
- Ну, тогда подари мне самый волшебный подарок! – он обнял меня за талию, и прижал к себе, что было мочи. Прикусив мочку и облизав раковину уха, он прошептал, своим дыханием будоража мои нервы.
- Всенепременно! – и подмяв меня под себя, перекатился, усевшись сверху. – Закрой глаза, расслабься, и наслаждайся! Я закрыла глаза, и почувствовала нежное прикосновение на животе. По животу двигался пальчик, рисуя замысловатые узоры, оставляя влажные дорожки. Приоткрыв глаза, я из полуопущенных век наблюдала, как член Роберта ласкал мой живот. Его головка скользила, очерчивая контуры живота, чуть захватывая бедра, и рисуя круги вокруг пупка.
Роб приподнялся, и член коснулся моей груди. Головка скользнула на холмик, коснувшись соска. Трепетное и нежное чувство разлилось по венам, стекая к низу живота. Головка скользнула меж грудей, и проложила путь к горлу, окунувшись в яремную впадину. Я нашла занятие своим рукам. Обхватив груди и прижав, их друг к другу, я зажала член между ними. Роберт чуть отодвинулся, пытаясь высвободиться из плена. Но, не тут-то было! Я сжала грудь еще сильней, и он оказался в тисках.
- Черт! Хел, прекрати! – прохрипел он. – Это ты должна сейчас получать удовольствие, а не я!
- А это и так для меня удовольствие! Замолчи, и наслаждайся!
Он опять подался вперед, а я, вместо того, что бы откинуть голову, дав ему свободу выхода, опустила ее и приоткрыла рот. Его член плавно вошел в него, и я сомкнула губы, захватив головку. Роберт застонал, закатив глаза, и откинув голову. Я потянула его член на себя, засасывая еще глубже. Роб шумно выдохнул, и попятился назад, отбирая у меня «сладкую конфетку».
Откинувшись назад, и опершись о мои колени руками, он стал двигаться меж моих грудей, то вводя член до конца, и тогда я могла поймать его языком или губами, сося и облизывая, то едва касаясь головкой уже влажных от его смазки холмиков. Темп все нарастал, и Роберт поменял позу, нависнув надо мной своим, покрытым капельками пота торсом. Руками, ухватившись за спинку кровати, он все быстрее и быстрее двигал бедрами. Член его теперь все время входил в мой рот, и я могла наслаждаться его вкусом. Роб откинул голову, и из его горла вырвались хриплые звуки похожие на обрывки рычания. Я почувствовала, как увеличился, и напрягся его член, и поняла, что Роб скоро кончит. Его последний толчок был резким и глубоким, поэтому обхватить его губами мне не составило большого труда. Я потянула воздух на себя, тем самым создавая вакуум во рту, и сжимая член, провела по головке языком. Струя спермы ударила мне в горло, но я была к этому готова, и проглотила ее незамедлительно. Роб зарычав, подался вперед, и еще пара струй выплеснулась мне в рот. Я сосала его, не останавливаясь, и глотала сперму. Он был необычный на вкус, не много солоноватый, но, в общем-то, приятный. До Роберта мне ни когда не приходилось пробовать сперму, и мне казалось, что она очень противна. Но, то ли это была сперма Роберта, толи она правда была приятна на вкус, она мне понравилась.
Отстранившись, и рухнув рядом на подушки Роб, обнял меня и прильнул к моим губам. Поцелуй, сначала робкий и нежный, перерос в жесткий и страстный. Он 100% чувствовал свой привкус, но не как на это не реагировал, просто целовал, и целовал, как будто не мог насытиться этим поцелуем. У меня уже кружилась голова, а в животе, стадом слонов носились бабочки. Его руки, блуждающие по моему телу, то втирали его смазку мне в грудь, зажимая и сдавливая меж пальцев соски, то гладили живот и бедра, то ласкали чувственный бугорок меж ног. Его пальцы проникли в меня, и нащупав точку G нажимали и поглаживали ее, то входя, то выходя из меня.
- Я хочу чувствовать там твои губы… - прошептала я. И Роб ежесекундно привел в исполнение мою просьбу.
Он уже почти спустился, и улегся у меня между ног, когда я остановила его. Уложив обратно на подушки, я встала над ним на колени, приняв его недавнюю позу. Потом, опустившись ему на грудь, стала тереться об него. Приподняв меня обратно, и спустив голову с подушки меж моих ног, Роб впился в меня, обхватив мою «киску» губами. Руками он поддерживал меня за ягодицы, раскрывая и поглаживая все мои складочки своими нежными пальчиками. Его язык ласкал мой клитор, то нажимая на него, то теребя, то покусывая. Проникал в самое средоточие, слизывая капельки моего желания, заставляя извиваться от его страстных поцелуев. Я ухватившись за спинку кровати извивалась над ним как уж, а его язык продолжал овладевать мной, двигаясь в определенном ритме и темпе. Робкины пальцы впивались уже в мою попку, а рот вгрызался, доставляя неописуемое удовольствие. Его зубы сжали мой клитор, и я, откинув голову и закричав его имя, забилась в конвульсиях оргазма. Но Роб не отпускал меня, все, посасывая и покусывая клитор, тем самым продляя мое удовольствие.
Наконец отпустив мою киску, он уложил меня рядом с собой и нежно поглаживал мое тело. Я понимала, что только что кончила, но мне хотелось еще. Ведь сегодня наша последняя ночь. Я так решила! Тянуть больше не к чему! Лучше сейчас, чем потом! Потом будет больнее! Это я люблю его годы! Это я хочу быть с ним вместе всю жизнь! Это я хочу нарожать от него кучу детей! Только ему сейчас этого не надо! И я отступлю. Уйду. Уеду…. Значит, сегодня нужно все сделать по максимуму. По максимуму запомнить его каждую черточку, родинку, шрамик, по максимуму отдать всю себя, и по максимуму забрать все взамен.
Приподнявшись на локтях, я заглянула ему в глаза. И… О, Боже!... Чуть ли не разревелась. В них столько нежности и страсти!... Ну как это бросить?
Положив ладошку ему на щеку, я провела по ней. /Его уже отросшая щетина колола мне пальцы, но я хотела это чувствовать, Хотела, что бы он касался своим подбородком моего тела, рисуя замысловатые рисунки, царапая кожу. Откинув его опять на подушки, и оседлав его, перекинув через него ногу, я улеглась сверху и поцеловала. Целовала его глаза, брови, виски, обжигала губы, целуя скулы и подбородок, Ласкала языком его шею, покусывая кадык, целовала ключицы. Его руки поглаживали мои ягодицы и спину, накрывали грудь, лаская соски. Почувствовав своей пятой точкой его возбуждение, приподнялась и погрузила его в себя. Роберт выгнул спину, подавшись на встречу. Я медленно стала подниматься и опускаться на нем, сжимая его член внутренними мышцами. Он помогал, приподнимая свои бедра мне на встречу. Его руки мяли, поглаживали, и покручивали мою грудь. Я, как и он оперлась о его колени и откинула голову. Теперь уже ему приходилось входить в меня, двигая бедрами резче и резче.
- Посмотри на меня. - просил он. Но я не могла, по щекам у меня катились слезы. Он видимо чувствовал что-то, потому что просил и просил. – Хел, подними голову. Посмотри! Ну, пожалуйста! – Я не соглашалась, мотая головой. Тогда , неожиданно для меня, он резко поднял торс с подушек и сел, обняв меня и уткнувшись мне в грудь. Сидеть на нем мне стало неудобно, и я вытянула ног, обхватив его талию. Смотря друг другу в глаза, он стал поднимать и насаживать меня на свой член. Наши тела были в самом тесном контакте, и я ощущала его всеми своими клеточками. Он уперся своим лбом мне в лоб и, не мигая, смотрел в глаза. Я почувствовала скорую разрядку и напряглась, закрыв глаза.
- Открой их, Хел! Смотри на меня! Я хочу видеть твои глаза когда ты счастлива! – И я открыла, отдавая свою душу, которая стремилась к нему, с каждым взрывом фейерверка чувств. Мы кончили вместе, забирая друг у друга частицы души. Не знаю как он, а я забирала навсегда. И даже если он будет просить вернуть эту часть, я ни когда ее, ни отдам!

 
nrosekДата: Воскресенье, 11.12.2011, 18:42 | Сообщение # 14
Группа: Супер Модераторы
Сообщений: 992

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Quote (kristalik)
Мы кончили вместе, забирая друг у друга частицы души. Не знаю как он, а я забирала навсегда. И даже если он будет просить вернуть эту часть, я ни когда ее, ни отдам!

Мечта россиянки bigsmile bigsmile
kristalik, круто cool только мне кажется,что мечты и реальность - очень разные вещи...Но на то и "фанатские бредни"!!!! Я почему-то представила,что Р. прочитал твой фик и раскраснелся весь... bigsmile


 
kristalikДата: Среда, 14.12.2011, 05:08 | Сообщение # 15
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


Quote (nrosek)
только мне кажется,что мечты и реальность - очень разные вещи...

nrosek, то то и оно.... но без мечты жить не интересно)))))
Quote (nrosek)
Я почему-то представила,что Р. прочитал твой фик и раскраснелся весь...

Ахахаха.... все возможно.... люблю когда он смущается....
 
OlushkasДата: Пятница, 16.12.2011, 01:52 | Сообщение # 16
Группа: Пользователи
Сообщений: 1

Статус: Offline

Награды:


[color=red][font=Optima]БЛИН ХОЧУУУУУУУУУ....НЕТ ТРЕБУЮ
ПРОДУ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
 
kristalikДата: Вторник, 20.12.2011, 23:56 | Сообщение # 17
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


ГЛАВА 6.

4-30 утра. Роберт недавно заснул. Я лежала и ждала когда услышу его мерное дыхание. Ну, вот и все! Закончилось мое трехдневное счастье. Я не могу требовать от него большего. Мы ни чего не обещали друг другу. Я и так получила намного больше, чем хотела. Роб лежал, откинувшись на подушки, на лице сияла улыбка. Как он красив во сне. Ангел! Из моих глаз текли слезы! Как я не хочу уезжать! Как хочется скорей уехать!!! Роберт, я тебя теряю!!!
Больше тянуть с отъездом я не могла. По этому, потихоньку встала, и на цыпочках вышла из комнаты, прихватив свою одежду и вещи. Сумка была собрана, я ее и не разбирала. Одевшись, взяла бумагу и ручку и написала: « Роберт, когда ты будешь читать эту записку, я буду уже далеко от тебя! Но я хочу, что бы ты знал – наша встреча не случайна! Я устроила ее. Я прилетела, что бы хоть краешком глаза увидеть тебя! Но судьба была ко мне благосклонна и подарила незабываемый подарок, знакомство с тобой! А Ты подарил мне сказку, которую я буду помнить всю жизнь! Мы больше ни когда не увидимся, и я не знаю, будешь ли ты вспоминать обо мне, но мне хочется, чтоб ты знал - это были самые счастливые дни для меня! Прощай!» Вернувшись в комнату, положила листок на свою подушку. Роб пошевелился, но не проснулся. Рыдания уже рвались наружу, я сдерживалась из последних сил. Не смогла удержаться и, нагнувшись, сорвала поцелуй с его чуть приоткрытых губ. Он опять пошевелился, и я рванула из комнаты. Взяла телефон, и, выйдя на балкон, вызвала такси. В голове крутилась песня Пугачевой:
Три счастливых дня было у меня
Было у меня с тобой
Я их не ждала я их не звала
Были мне они даны судьбой
Среди тысяч лиц ты меня узнал
Голос различил в толпе
Ты мне милым стал долгожданным стал
Но подвластны мы судьбе
Как же эту боль мне преодолеть
Расставанье маленькая смерть
Расставанье долгий путь к причалу
Может быть когда нибудь мы встретимся опять
Там где ты нет меня там где я там нет
Там нет со мною места рядом милый
Там где ты нет меня вот и все прощай
Унесет меня быстрый самолет
К тем кого давно уже люблю
Мой привычный круг мой забытый друг
Вновь меня к себе влекут
Три счастливых дня три больших огня
Три больших огня на берегу
Я их сохраню я их сберегу
Сберегу навек в душе
Как же эту боль мне преодолеть
Расставанье маленькая смерть
Расставанье долгий путь к причалу
Может быть когда нибудь мы встретимся опять
Там где ты нет меня там где я там нет
Там нет со мною места рядом милый
Там где ты нет меня вот и все
Три счастливых дня было у меня
Было у меня с тобой
Это о нас! Если я сейчас не уйду, я закричу в голос! О, Боже как тяжело!
Зайдя в комнату, бросив телефон, и подхватив сумку, я направилась к выходу.
- Куда собралась? – я вздрогнула.Croatian Rhapsody
Роберт стоял, подперев плечом входную дверь голый и злой.
- Ну? Что молчим? Кого ждем? – я молчала, пытаясь придумать, что сказать.
- Повторяю вопрос второй, но последний раз! Куда собралась не попрощавшись?
- Домой!
- Ответ принят. Следующий вопрос – зачем?
- Там… это…. Мне надо. – выдохнула я.
- Понятно. Еще один вопрос – а как же работа? Ты ведь вчера согласилась?
- А сегодня передумала! – выпалила я, и пошла на пролом. – Дай пройти! Меня ждет такси!
- О, да, наконец-то робость прошла. Пропущу непременно, - он перехватил меня возле двери, прижав к стене. – Только сначала объяснишь, на кой черт, ты мне морочила вечером голову.
- Роб, прекрати! Я сейчас уеду! Так будет лучше!
- Это для кого лучше? Для тебя? – я растерянно кивнула.
- Да, для тебя, для меня, для всех.
- Для кого это для всех? – злился Роб, и его рука сильно сжала мою руку, а голос уже срывался на крик. – И с чего это ты взяла, что для меня так будет лучше?
- Роб, не усложняй! Я так решила!
- Ты – решила! – уже орал он. – Ты – решила! А меня ты спросила – чего я хочу?
- Прекрати орать! – теперь кричала и я. – А что тут надо было спрашивать? Я что не знаю за чем я тебе! Очередная грелка в кровати, очередная игрушка, очередная подстилка, да еще и бесплатная!
Роб стоял ошарашенный, вцепившись обеими руками мне в плечи. Глаза наливались кровью, как у разъяренного быка.
- Бесплатная, говоришь? Значит, за твои услуги надо заплатить? Стой здесь! - он оттолкнул меня, схватил первый попавшийся кусок материи, им оказалась скатерть, и, обмотавшись ею, прикрыв наготу, выскочил за двери.
Я, схватив сумку, тоже кинулась бежать, но он настиг меня возле лифта. В руках была приличная пачка денег, и он, тряся ею мне перед носом, опять заорал.
- Денег тебе захотелось? На, подавись ими! – и, расстегнув молнию на сумке пихнул их в самую глубь.
- Спасибо за щедрость! – заорала я. – Они мне непременно пригодятся! А ты еще заработаешь себе на других подстилок, таких как я! - и кинулась к двери с надписью «Выход». Несясь по ступенькам, и размазывая слезы по щекам, я кляла себя, на чем свет стоит! Ну, зачем я его обидела? Зачем? Ведь он ни в чем не виноват! Это я дура ненормальная! Сама ему навязалась, а теперь нагадила в душу и ушла!
Сев в такси, которое ждало меня возле входа, я разрыдалась.
- В аэропорт. – кое как выговорила я, и машина тронулась, навсегда увозя меня от Роберта.

Роберт.Whataya Want From Me(Что ты хочешь от меня?)
Я стоял возле окна ее номера и смотрел, как отъезжает такси, увозя Хел. Ну, за чем она так со мной? Зачем? Ведь я хотел быть с ней! Она меня зацепила! Отойдя от окна, и зайдя в спальню, я упал ничком на кровать и вцепился в ее подушку, уткнувшись в нее лицом. Она пахла ею, и я не мог оторваться от нее. Рука нащупала какой-то листок. Сердце забилось с неистовой силой, надеясь, что этот клочок бумаги поможет разгадать мысли Хел, и успокоить мою рвавшуюся на части душу. « Роберт, когда ты будешь читать эту записку, я буду уже далеко от тебя! Но я хочу, что бы ты знал – наша встреча не случайна! Я устроила ее. Я прилетела, что бы хоть краешком глаза увидеть тебя! Но судьба была ко мне благосклонна и подарила незабываемый подарок, знакомство с тобой! А Ты подарил мне сказку, которую я буду помнить всю жизнь! Мы больше ни когда не увидимся, и я не знаю, будешь ли ты вспоминать обо мне, но мне хочется, чтоб ты знал – это были самые счастливые дни для меня! Прощай!» Я читал ее послание, а буквы плясали от навернувшихся слез. О, Боже! Ведь ей тоже тяжело! Может ей тяжелее, чем мне! Что же делать? Что делась?
В голове созрел план. Надо остановить Хелен. Одевшись, и вооружившись сотовым, я позвонил Стеф.
- Доброе утро, Стеф!
- И тебе Роберт, если оно доброе! Чему обязана в столь ранний час?
- Стеф мы летим в Нью-Йорк.
- Конечно, летим, только не в 5-00, а часиков так в 8-00.
- Отлично, значит, мы с Дином ждем тебя в аэропорту.
- Не поняла, за тобой не заезжать?
- Нет, Стеф, прямиком езжай в аэропорт.
- Ты только для этого звонил? Нет, но если все получится, ты узнаешь самая первая, после Дина.
- Роб, что ты задумал? – кричала Стеф в трубку, но я, ей не ответив, отключился.
Следующий звонок был Дину.
- Дин, доброе утро, через десять минут жду тебя в фойе, и это не обсуждается!
- И тебе Роб доброе утро! – ответил Дин и положил трубку. Вот за что люблю своего охранника, за немногословность, и оперативность. Через десять минут мы уже сидели в такси, а еще через двадцать были в аэропорту. По дороге я все рассказал Дину, умолчав только про ссору. Он укоризненно качал головой, но советов не давал, понимая, что я все равно, ни буду его слушать и сделаю все по-своему. Уже в аэропорту идя к кассам, я повторял как мантру: «Только бы успеть! Только бы успеть! Только бы успеть!»
Подойдя к кассе, и спросив об отлете ближайшего самолета до Москвы, мне сообщили, что посадка уже закончилась, а следующий рейс только через три с половиной часа. Уточнив, где происходит посадка, я рванул к нужному терминалу. Пока бежал, в голове пронеслось миллион мыслей, но я опоздал. Возле терминала ни кого уже не было, только охрана. Я попытался уговорить впустить меня, но мои попытки осек Дин, сказав, что если я сейчас не успокоюсь, ему придется меня вырубить. Охранник показал мне на самолет, который набирал высоту. Я прижался лбом к прохладному стеклу, и смотрел, как улетает девчонка, которая смогла за три дня перевернуть мою душу. За окном пошел дождь, размывая образ удалявшегося самолета. Вот и все! Все закончилось, не успев начаться! На душе было хреново, но убиваться не было сил, и времени. Значит так и должно быть! Значит, для нашего счастья судьбой было отведено только три дня.
Опустив голову, я шел впереди Дина, еле передвигая ноги. Спешить уже было не куда. Ко мне подошли две фанатки, и скромно попросили автограф. Отказать я не смог, хотя очень хотелось послать все и всех к чертовой бабушки! Я с натянутой улыбкой взял протянутые фотографии с моим изображением и, спросив, как их зовут, расписался. Что-то изменилось! Атмосфера как будто накалилась, а в душе стало волнительно. Я поднял глаза, и… увидел ЕЕ! Она стояла напротив, опершись спиной о колонну, и во все глаза смотрела на меня. У меня перехватило дыхание, радость разлилась живительной негой, обволакивая своей тягучей субстанцией мою душу и сердце. А сердце готово было выпрыгнуть из груди. Господи, она не уехала!!!
Я готов был броситься к ней и задушить в объятиях, но она отрицательно качала головой. Я огляделся по сторонам и увидел папарацци, идущих к нам. Поблагодарив меня девчонки, отошли, и я, наклонившись к Дину сказал:
- Дин, мне нужна помощь! – а так, как я не сводил глаз с Хелен, он все понял.
- Это она?
- Да, и она едет с нами! Надо как-то все это организовать.
- Хорошо! Пойдем. – и мы направились в ее сторону. Проходя максимально близко, я смотрел ей в глаза, а Дин очень громко сказал:
- Первый терминал, там Стеф… - и мы прошли мимо. Я надеялся, Хел поняла, что эти слова были адресованы ей. Но пойдет ли она за мной? Я не знал.
- Роб, ты уверен, что тебе это нужно? - спросил меня Дин, отвлекая от мыслей, крутившихся в голове.
- Да. – уверенно ответил я, и сам себе удивился.
Подойдя к терминалу, Дин объяснил охране, что со Стеф будет еще один пассажир. Частные самолеты, это, конечно же, дорого, но очень удобно.
I Will Always Love You
Зайдя в самолет, Дин позвонил Стеф, объяснив что к чему. Я ждал. Минуты тянулись как часы. Выкурив несметное количество сигарет меня, разбирало желание позвонить Стеффани и поторопить.Я держался из последних сил, крутя в руках телефон, хаотично тыкая на все кнопки подряд. Нервы сдавали. Но вот машина подъехала к трапу, и я прижался лбом к иллюминатору. Сердце отбивало барабанную дробь, грозясь выпрыгнуть из груди. Открылась дверь, и вышла Стеф. Она постояла немного возле трапа смотря в сторону машины. Я ждал…. Ну же…. Давай Хел…. Выходи из нее. Но Хел не было. Стеф уже поднималась по трапу, а из машины ни кто не выходил. Все…. Это конец! Она не передумала…. Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Идиот! Ну почему я не подошел к ней? Почему не поговорил?А ведь хотел наплевать на всех и вся, и первым порывом было сказать, как она мне нужна! Что я не хочу ее ни куда отпускать, что у нас могут быть отношения! Так почему не подошел? Побоялся папиков? Трус!!!!
Стеф уже щебетала о чем-то с Дином, но я их не слушал, а занимался самобичеванием.
Мысль пришла внезапно, я поговорю с ней, чего бы мне это не стоило! Объясню, чего я хочу, и что могу дать!На душе стало легко, и я рванул воплощать свою идею, но не успел. В проходе стояла Хел, держа сумку двумя руками перед собой. Как будто отгораживаясь ею. Я подскочил, и сгреб ее в охапку, зарывшись лицом в ее волосы. Тиская в объятиях, я целовал ее за ушком, скулы, щеки, носик, глаза, а она, бросив сумку, обхватила меня за талию. Подхватив ее на руки, и развернувшись, я уселся в кресло, посадив Хел себе на колени. Дин и Стеф тактично удалились в другую комнату, оставив нас наедине. Я впился в губы Хел, целовал и наслаждался ее нежным запахом.
- Прости меня, Хел! – шептал я между поцелуями. – Прости! Я не хотел тебя обидеть!
- Тсш… - отвечала она мне. – Я не обижаюсь!
- Почему ты ушла?
- Я думала, так будет правильно!
- Почему не улетела?
- Не смогла!
- Я рад, что не смогла! – Я опять целовал ее за ушком. – Я очень рад!
- Роб, ты много говоришь! Замолчи и поцелуй меня! – сказала Хел, и, обхватив мое лицо ладошками, прижалась своими губами к моим губам.SEX
Я скользнул рукой под ее футболку, и, спустив чашечку бюстгальтера, обхватил нежное полушарие, с уже твердым бугорочком. Сжав сосок меж пальцев, покрутил, и она тут же откликнулась на мою ласку хриплым стоном. Ее стоны и хриплые звуки, самая замечательная музыка для моих ушей. Мне хотелось ласкать ее губами, но я не мог дотянуться, по этому, я приподнял Хелен, и, перекинув ее ногу через колени, усадил на себя как наездницу. Задрав ее футболку, и высвободив вторую грудь, я обхватил губами напряженную черную жемчужину.
- Роб, ты что? Здесь же люди! – засопротивлялась Хел.
- Тсш…. Малышка! Они не выйдут, пока я их не позову!
- Но….- начала, было, она.
- Хорошо, трусиха, сейчас ни чего не будет видно. – засмеялся я, и прильнув опять к соску, натянул ее футболку себе на голову. Хел рассмеялась, и ее переливчатый смех грел мою душу.
- Роберт, вылези немедленно! – смеялась она, а я еще крепче присосался к ее груди, мотая головой. Она стянула футболку с моей головы, и попыталась оттолкнуть меня. Но я тоже не пальцем деланный! Сжав ее нежный бутончик зубами, и пощекотав его языком, я запустил свою руку ей между ног, и сжал ее горячий бугорок.
- Ах…. – выдохнула она, и, выгнув спину, подалась навстречу моим губам. Я ласкал ее киску, но мне мешали ее тесные джинсы. И все попытки пробраться под них были тщетны. Мой «младший брат» рвался наружу, распирая мою ширинку. Мне хотелось поскорее высвободить его, но возможности не было, ни какой. Я массировал ее киску, а Хел извивалась на мне, прижимаясь все теснее.
Высвободив руку, и обхватив ее за ягодицы, я стал вжиматься меж ее ног, двигая ее бедрами вверх – вниз. Бесконтактный секс это круто!!!! То ли эмоции, переполняющие нас после сегодняшних событий, то ли бесконтактность завели не по-детски, и разрядка была неминуема. Хел содрогнулась, и уперлась лбом мне в лоб. Ее сотрясали волны оргазма. Я кончил вместе с ней. Мы смотрели друг другу в глаза, и улыбались.
Я видел, что ей этого мало, да и я бы еще не отказался.
- Пойдем. – прошептал я Хел в губы, и приведя ее немного в порядок встал вместе с ней, направляясь к туалету. Можно было бы, конечно же, потревожить Дина со Стеф, но тогда бы пришлось компрометировать Хелен.
Черт, я и не думал, что кабинка туалета такая тесная, но деваться было не куда. Я поставил Хел и, расстегнув ее и свои джинсы, стянул их. Усадив ее на раковину, и раздвинув ножки, насколько позволяли джинсы, плавно погрузился в тугое и горячее лоно. Йепт…. Хелен, да ты мой наркотик! Как же ты хороша! Ее ручки забрались под мою футболку и чертили коготками круги и линии, сводя меня с ума. Я ускорил темп, наблюдая, как мой член входит в ее влажные недра. Нащупав пальцами ее уже возбужденную бусинку, я поглаживал и тер ее, заставляя Хел стонать и издавать неприличные, но возбуждающие меня звуки. Самолет немного потряхивало, и из-за вибрации ощущения были еще острее. Я ускорил темп, приближаясь к взрыву чувств и эмоций. Хелен по ходу приближалась к тому же, что я, и двигала свои бедра мне на встречу, насаживая свою киску на мой ствол, с неистовой силой. И тут я остановился.
Она распахнула глаза, всматриваясь в мои. Обволакивая мое сердце своим горячим молочным шоколадом, смотрела как будто в душу.
- Ты не уйдешь? – спросил я.
- Пока не прогонишь! – ответила она, и я, кивнув, закончил нашу марафонскую гонку, проходившую на высоте скольких–то там тысяч метров или километров.
Сидя потом в кресле самолета, и держа за руку Хелен, которая мирно посапывала у меня на плече, я пребывал в радостной эйфории. Стеф, сидевшая теперь рядом, смотрела на меня укоризненно, но в данный момент я плевать хотел на ее и взгляды, и укоры.
- Роб. – шепотом позвала Стеф. – Зачем она тебе?
- Не знаю. – пожал я плечами. – Но, нужна!
- Баламут! – усмехнулась она.- Заморочишь ведь девочке голову, и бросишь потом!
- Потом, Стеф, будет потом! А сейчас я счастлив как никогда!
- Поглядите-ка, наш мальчик влюбился!- улыбнулась Стеф.
- Нет…. Не знаю! Но мне хорошо с ней! – ответил я, и поцеловал Хел в макушку, покоящуюся на моей груди. – Помоги нам! Пожалуйста! Дай ей, какую ни будь работу, что бы она была все время рядом, но никому не бросалась в глаза!
- Вот что мне с тобою делать? Я ведь и отказать тебе не могу! Хорошо, что ни будь, придумаю! Только прошу вас, будьте осторожны! У тебя контракты!!!
- Мы постараемся! - кивнул, соглашаясь, я. – Спасибо! – И послав ей воздушный поцелуй, закрыл глаза, ненадолго погружаясь в царство Морфея.
 
MarinessДата: Понедельник, 26.12.2011, 01:53 | Сообщение # 18
Группа: Друзья
Сообщений: 626

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
вот это да......Джоанна Линдсей после этого романа стоит и нервно курит в сторонке 225 "но я тоже не пальцем деланный.." cool кто б сомневался! bigsmile

 
kristalikДата: Суббота, 28.01.2012, 01:40 | Сообщение # 19
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


ГЛАВА 7.
Cамолет приземлился, и я открыла глаза. Роберт спал, тихо посапывая и улыбаясь. Я потянулась, и поцеловала его в скулу. Он открыл глаза, и еще шире улыбнулся моей любимой кривоватой улыбкой.
- Привет, соня!
- Привет! – ответил он, и, взяв меня за подбородок, нежно поцеловал.
К нам подошел Дин, и сказал, что я пойду со Стеф впереди них. Роберт встал, пропуская меня, а я, взяв свою сумку, и перекинув лямку через плечо, направилась к выходу, но меня что-то остановило. Я обернулась. Роб ухватил меня за нее, и тянул к себе.
- Давай я понесу! – сказал он.
- Не надо, я сама! – уперлась я.
- Хел, я помогу. Пожалуйста! – улыбнулся Роберт самой обворожительной улыбкой в мире, и я согласилась.
Выйдя из самолета, Стеф взяла меня под руку, и завела беседу, расспрашивая, откуда я, но сама, как коршун зорким глазом смотрела по сторонам. Заметив папарацци, она попросила улыбаться, поддерживать разговор, и не оборачиваться на Роберта. Выйдя из здания аэропорта, мы сели в джип. Я смотрела в окно, а Стефани разговаривала по телефону.
- Гвен, я приведу к тебе девочку, ее надо одеть. Не вычурно, что бы она не бросалась в глаза, но и не терялась в толпе. – договорив и попрощавшись она отключилась.
- Ну, с твоей одеждой мы разобрались, теперь оденем нашего супер-мальчика. – и подмигнув мне она опять набрала чей-то номер.
Я сидела напротив Роберта, и все время за ним наблюдала, а он пытался подремать еще немного. Веки его подрагивали, на лице пробилась щетина, губы расплылись в милой улыбке. Но попытки были тщетны. У него зазвонил телефон.
- Привет! – ответил он после того, как глянул на экран. – Да, могу.
Видимо у него спросили, может ли он говорить. Потом, слушая собеседника, он хмурил брови и теребил волосы – нервничал. Он был такой забавный, и меня это веселило. Роб посмотрел на меня и нахмурился еще больше. Поговорив, и отключившись, он спрятал лицо в ладони, и, опершись локтями о колени, промычал:
- Как мне все это надоело! – Но уже через пару секунд был улыбчив как всегда.
В отель мы опять входили группами по двое. Мне предоставили отдельный номер, чему я была ни сказано рада! В номере, разложив вещи по полочкам, я направилась в душ. Встав под теплые струи, я наслаждалась ощущением расслабленности. Мысли крутились одна, сменяя другую с непреодолимой скоростью. Не успевая собраться во что-то целостное. Все они были о Роберте. Роб счастливый, Роб грустный, Роб злой, Роб уставший, Роб озабоченный проблемами.
Проблема, а она у него появилась! Появилась после звонка! Кто же звонил? И что его обеспокоило? Интересно, со мной это как-то связанно?
Думая обо всем этом, я взяла гель для душа, и налив на ладошку стала растирать его по телу. Руки скользили, по плечам, груди, животу, трогали самые сокровенные уголочки тела, а в голове замелькали картинки секса с Робертом. Представив его обнаженное тело, мое отреагировало мгновенно тянущей истомой между ног. Я запустила туда свою руку, и нащупала пальчиком маленькую, но уже твердую бусинку. Проведя по ней, и надавив, волны возбуждения прокатились по мне с головы до пят. Надавив на клитор еще раз, я не произвольно облокотилась спиной о стену, и раздвинула ноги. Другой рукой я растирала гель по животу, груди, шее. В моих фантазиях это Роберт ласкал меня. Его руки были везде, они возбуждали и дарили счастье.
Вдруг что-то изменилось. Возникло ощущение, что за мной кто-то наблюдает, и я огляделась. Чувства не подвели. В дверном проеме стоял Роберт, и подпирал стену плечом. Выглядел он сексуально! Мокрая после душа голова, голый торс. Правда нижняя часть тела была одета в спортивные брюки, едва держащиеся на бедрах. В глазах пылал огонь страсти и похоти. Ероша волосы, он облизывал губы, в предвкушении наслаждения.
- Котенок, а как же я? Я тоже хочу! – выдохнул он, а я теперь не могла остановиться. Меня должен был снедать стыд, но он куда-то исчез, испарился.
Я поманила его пальчиком, и Роберт с наигранной грацией пантеры подошел ко мне. Я остановилась. И смотря ему в глаза, облизала нижнюю губу, и прикусила ее. Он приложил ладонь к моей щеке, и провел большим пальцем по моим губам.
- Не останавливайся, малыш! Это захватывающее зрелище! – и накрыв мою руку своей прижал мои пальцы к клитору. Я застонала, и стала двигать пальчиками, доставляя опять себе наслаждение.
- Да, моя милая! Вот так! Покажи, как тебе нравится! – просил Роберт, а его пальцы вместе с моими, погружались в мое разгоряченное лоно. Не снимая одежды Роб, забрался в душ, и, развернув меня к себе спиной, прижал к груди. Руку, помогающую моей, он не убирал, продолжая иметь меня своими нежными длинными пальцами. Свободной рукой он взял мою руку и продолжил то, на чем я остановилась. Наши руки скользили по моим бедрам, животу, очерчивали контур груди. Нежно водили вокруг сосков.
- Какая ты мыльно – гладкая! – шептал он на ушко, прикусывая мочку.
Его Роберт-младший через ткань упирался в мою голую задницу, а я вжималась в него все сильней. Он отнял наши руки от моей киски, и, поднеся их к моему рту, попросил:
- Оближи их! Попробуй себя на вкус! - а я как марионетка подчинилась, погрузив пальцы себе в рот, и пососала их. Он застонал, и, обхватив мой сосок, сильно сжал его. Одновременно с этим он сжал клитор, и меня накрыло волной незабываемого наслаждения. Пока я кончала, он терся своим уже каменным членом, вжимаясь в меня все сильней и сильней, а руками все ласкал мое распаленное тело.
Успокоившись, я убрала его руку и повернулась к нему лицом. Глаза Роберта горели, губы пересохли, а тело била мелкая дрожь. Я закинула руки ему за голову, запустила пальцы в его мягкие непослушные волосы, и, притянув, поцеловала. Он ответил с обжигающей страстью, проникнув своим языком мне в рот, и между нашими языками завязался страстный эротический танец. Мои руки, не задерживаясь надолго на одном месте, пустились в исследовательское путешествие по его еще не до конца изученному телу. Оторвавшись от его языка, я обхватила его нижнюю губу, и немного прикусывая, пососала. Одновременно с поцелуем пробежала ноготками по его позвоночнику, спустившись к ягодицам, обхватила их. Лаская его супер-попку, я уже представляла, как она сжимается от напряжения в процессе. Не удержавшись и забравшись к Робу в штаны, я мяла эти упругие полушария, лаская промежность, мимолетно касаясь яичек. Спустив брюки до колена вместе с боксерами, я залюбовалась красотой неописуемой! Его член, как пионер «всегда готов» уперся в мой живот. Чуть отстранившись, я присела, помогла Роберту снять эти чертовы мокрые вещи, и отшвырнула их. Его член, великолепный красавец, твердый, со вспухшей венкой и розовой головкой, манил и тянул к себе магнитом. Упустить такое предложение я не смогла. Проведя языком от яичек до головки, я обхватила его губами, и пощекотала языком, ощущая под ним гладкую нежную кожу. Роб запутал свои пальцы в моих волосах и притянул ближе, так что его член, войдя в мой рот, почти достал до горла. Отстранившись, но, не выпуская плоть изо рта, я обхватила ствол рукой, чуть ниже своих губ сомкнутых на нем, и прокатилась пальчиками и губами по его основанию. Робу это понравилось, и он, откинув голову, застонал. Подняв газа, я смотрела на него снизу вверх, и наслаждалась видом. Грудь его вздымалась от учащенного дыхания, дорожка любви вызывала во мне волнующие до дрожи чувства.
Роб опустил голову, и наши взгляды встретились. Пожирая его глазами. Я не выпускала его член изо рта, и мне нравилось наблюдать за его реакцией на мои манипуляции. Я расслабила губы, и провела аккуратно по члену зубами – его глаза распахнулись от неожиданности, обхватила головку, и втянула ее, со всей силы сдавливая губами – Роб шумно выдохнул, и, вцепившись пальцами в мои плечи, сжал их.
Выпустив Роберта-младшего, немного отодвинувшись, я привстала, и опять плотно прижавшись своей грудью в районе его блядской дорожки, вставая, прокатилась грудью по его животу и груди.
- Вернись назад! – попросил Роберт, но я отрицательно помотала головой, и, взяв бутылочку с гелем, выдавила ему немного на грудь. Размыливая гель по его плечам, груди , животу, я терлась о его тело своим, скользя и наслаждаясь тем, как приятно прикасаются его волосинки к моей коже.
Решив, что мыльной полностью должна быть и я, Роберт тоже взял гель, и налил себе в ладонь. Размазывая гель по моей спине и попке, он иногда запускал пальчики между ягодицами, касаясь самого сокровенного. Его губы хаотично блуждали по моему лицу, оставляя влажные следы то на скулах, то на носу, то за ушком, везде, где могли достать.
Я гладила его живот, опускаясь все ниже, и перебирала пальцами волосинки в паху. Его член подергивался от напряжения, и я, взяв его в мыльные ладошки, гладила и сжимала, втирая гель. Встав на носочки, и обхватив одной ногой бедра Роберта, вставила этого «непослушного Робоманьяка» в свои влажные недра. Роберт вцепился пальцами в мои ягодицы, и, приподняв меня, стал насаживать на член.
Пол душа был скользкий, и нам нужна была опора, что бы ни упасть. Первым, что попалось, была стена, и Роб незамедлительно припечатал меня к ней спиной, приподнял мою вторую ножку, и обернул вокруг своей талии. Теперь его «похотливый сорванец» был максимально глубоко во мне, а наши тела тесны друг к другу. Мы стояли под душем. Роберт насаживал меня на себя, а струи теплой воды смывали с нас гель, пенясь в ногах. Он ловил мои губы, и жадно целовал их, не обращая внимания на то, что вода заливала глаза и нос, не давая дышать.
Толчки во мне увеличились, скорость нарастала с каждым мгновеньем, и я понимала, что скоро конец этой «водной Регате». Войдя в меня еще пару раз, Роберт закричал мое имя мне в губы. И после его крика, накрыв его губы своими губами, я кончила, рассыпавшись на миллионы маленьких, счастливых Хелен.
Прижав меня сильно к стене, и уткнувшись лбом в мой лоб, Роберт пытался восстановить дыхание.
- Хел, ты искушающее яблоко Эдема! Я тебя все время хочу! Apple, моя apple! – я засмеялась, и, обхватив его чисто выбритые скулы, поцеловала. Поставив меня на ноги, он вылез из душа, взял полотенце, и, закутав меня в него, отнес на кровать.
- Как ты сюда попал? – спросила я, пока он вытирал мои ноги.
- У меня соседний номер, и … на балконе есть проход. – ответил он, целуя мои пальчики на ногах. – Ммм…. Конфетки!
- Роберт, а мне обязательно идти на премьеру? – продолжила я допрос. – Может, я подожду тебя в номере?
- Ни какого номера, яблочко мое! Я хочу твоего присутствия. Не ощущать, так хотя бы видеть! Тебе будет весело, не сомневайся!
Подняв меня с кровати, вытерев с ног до головы и поцеловав, он обмотался полотенцем, и удалился к себе в номер со словами:
- В 15-30 я зайду за тобой! Будь готова!
Правда, через несколько секунд его шаловливая мордашка выглянула из-за балконной двери, и сказала:
- Хочу тебя, яблочко мое! – я послала ему воздушный поцелуй, и он скрылся обратно за дверью.
В 14-00 за мной зашла Стефани, и сказала, что отведет меня к Гвен. Бутик Гвен находился в том же отеле, где мы разместились, так что идти далеко нам не пришлось. Гвен была очень приятная особа. И в свои 48 выглядела максимум на 35 лет. Стеф она приняла как родную сестру, обняв и расцеловав в обе щеки. Отправив меня в примерочную, они завалили меня нарядами. Началась примерка.


В 15-30 я вышла из номера и обомлела…. Передо мной стоял Бог! Мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Оно клокотало в горле, ухало в ушах, и пульсировало в низу живота! Господи, за что мне такое счастье? Хотя – не важно! Спасибо тебе, Боже, за этого мужчину! И не важно, с кем он будет, со мной, или еще с кем-то, главное, что он есть!!!!
Роберт стоял, и в упор смотрел на меня. В глазах плескалось восхищение вперемешку с похотью. Убийственный взгляд! У меня побежали мурашки. Интересно, он всегда будет так действовать на меня? Или все таки, когда ни будь, отпустит?
- Хел, ты великолепна! – его глаза раздевали, и я засмущалась. – Пойдем! – протянул он руку, и я ухватилась за нее, будто боялась, что он сейчас исчезнет. В фойе нас встретили Стеф и Дин.
- Хел, прекрасно выглядишь! – сказал Дин, и, подмигнув, объяснил, кто в какую машину садится.
Опеку на до мной опять взяла Стеф, и мы вышли первыми. Как ни странно, все было тихо, и, рассевшись по машинам, мы выехали. В машине Стеф вынула маленькую коробочку, и вручила ее мне.
- Хел, это сотовый передал тебе Роберт. В нем наши номера, и Роберта тоже, если что-то понадобится – звони. Твой номер у нас тоже есть, так что ни чего не пугайся, и будь на связи. – Я раскрыла коробочку, в ней лежал миниатюрный телефон украшенный стразами, не люблю блестяшки, но так как это подарок Роберта, я буду ходить с ним. Под телефоном лежала записка в виде цветка сделанного из салфетки. Та, которую я кинула в него в кафе на побережье, и которую он потом крутил в руках. На цветке тонким маркером было написано «Я на связи!». От этой надписи сердце трепыхнулось, сжалось, и радостно застучало, придавая мне уверенности.
- Спасибо, Стеф! Я обещаю не теряться! – улыбнулась я ей, а она похлопала меня по руке, и сказала:
- Когда приедем, не пугайся, и ни чему не удивляйся. Так происходит всегда.
- Хорошо, я постараюсь. – опять улыбнулась я.
Мы подъехали первыми, и вышли из машины. Проведя меня в кинотеатр, и оставив в холле, Стеф вернулась к выходу встретить Роберта. Я подошла к окну, и смотрела на происходящее через стекло. Сначало был гул, фанатки и фанаты стояли плотным кордоном с плакатами, журналами, и фотоаппаратами, а потом началось сумасшествие. Подъехал Роберт, и девчонки, словно умалишенные стали, орать, визжать и плакать. Находясь в здании - это было оглушительно! А что же тогда твориться на улице? Пипец! Но я их понимала! И если бы я сейчас не стояла здесь, и не была знакома с ним лично, возможно была бы там, за перегородкой. И так же кричала или стоя в сторонке, тихо плакала, глядя на этого умопомрачительного красавца!
Около часа Роберт раздавал автографы, фотографировался, и общался с СМИ. Приехали его родители и, прошествовав по красной дорожке, тоже зашли в кинотеатр. Я разглядывала их, пытаясь понять, на кого похож Роберт.
Спустя какое-то время в кинотеатр вошли виновники этого грандиозного торжества, и Роберт подошел к родителям. Сестер он обнял и расцеловал. Я наблюдала, как он общается с родственниками и мне стало немного грустно от того, что я сейчас не могу вот так обнять своих маму и папу. От этого зрелища меня отвлек Дин. Подойдя ко мне, и встав рядом, он все время наблюдал за Робертом.
- Грустишь? – спросил он.
- Есть немного! – кивнула я.
- Не грусти, скоро будет, повеселей. Пойдем, я провожу тебя в зал, и мы выберем тебе самое лучшее место.
- Спасибо, Дин. – ответила я, а он по отечески обнял меня за плечи, и повел в зал. Проходя мимо Роберта я, конечно же, оступилась, и Дин как истинный джентльмен подхватил меня, за талию прижав к себе. Роб окинул нас взглядом и отвернулся. Мне стало обидно, но я поборола это чувство, и улыбнулась Дину. В зале я не стала садиться по центру, как предлагал Дин, а села с краю.
- Наслаждайся! – шепнул мне на ушко «супер-охранник», и, подмигнув, удалился.

Добавлено (27.12.2011, 23:10)
---------------------------------------------
РОБЕРТ.
Это безумие! Конечно, вся эта популярность тешит самолюбие, но когда вот так орут и визжат – напрягает.
Я искал глазами Хел, хотел убедиться, что с ней все в порядке, но нигде ее не видел. Подошла Стеф, сказала, что отвела Хелен в кинотеатр, и что телефон она приняла. Я расслабился.
Безумие закончилось через час, и я наконец-то попал внутрь. Оглядевшись, я увидел родителей и подошел поздороваться.
- Здравствуй сынок! Поздравляю! Ты молодец! – тут же запела дифирамбы мама. Я улыбнулся, и, обняв, поцеловал ее.
- Спасибо мам! Ты лучшая! И тебе пап спасибо за то, что пришел поддержать меня! – обнял я отца и похлопал его по спине. Тут подскочили две сорванюги сестры, которые не могли не подмахнуть.
- Роб, Слава Богу, тебя там не затоптали, а то у Тай был бы сердечный приступ от того, что она постеснялась сделать это первой.
- Молодец Лиззи! Не подмахнешь – не проживешь! И ты Викки туда же! Нахалки! – и с гребя их в охапку, расцеловал.
Обернувшись, я заметил Дина, он с кем то разговаривал, но мне из-за него не было видно. Я отвернулся, а когда опять повернул голову в его сторону Дин прошел мимо нас в обнимку с Хел. Что это еще за нахрен? Она висит на нем, а он прижимает ее будто это сокровище. Пообщавшись еще немного с родственниками, я все-таки не мог удержаться, и как только отошел, достал телефон, и набрал номер Хел.
- Привет Роберт. – прошептала она.
- Привет яблочко! Как дела?
- Скучно!
- Не скучай! Я скоро буду с тобой!
- Хорошо, Роберт, я подожду! – отключившись, я увидел, как из зала выходит Дин, и идет ко мне.
- Дин, где Хел?
- В зале. Я хотел посадить ее по центру, но она не захотела, и села с краю. – он смотрел на меня укоризненно. – Зачем ты ее сюда привел? Что бы она мучилась? Она как отшельник – ни кого не знает. Ни с кем, ни общается! Мне ее жаль! Ты хотел похвастаться своей популярностью, и показать, что в любой момент можешь выбрать любую? Идиот! Она это и без тебя знает! Я разочарован в тебе! С женщиной так не поступают! - и, развернувшись, отошел к Стеф.
Ко мне подошли Кристоф и Риз, и я отвлекся. А через пару минут нас уже вызвали на сцену. Мы развлекали публику, отвечая на вопросы. Отыскав Хел , я смотрел только на нее. Она тоже не сводила с меня глаз и улыбалась. На душе стало спокойно. Не обиделась! Наконец шоу закончилось, и я попросил Дина спросить у Хелен, будет ли она смотреть фильм, или пойдет с нами в комнату отдыха. Дин зашел в зал, и тут же вышел с Хелен и Стеффани. Оказывается, она все это время сидела рядом с Хел. Надо будет за это ее поблагодарить!
Подойдя к Хелен, я взял ее за руку и потянул.
- Пойдем, надо поговорить.
- Что-то случилось? – испуганно спросила она.
- Нет, трусиха, ни чего не случилось. Но… прости, что не могу быть с тобой! Мне так этого хочется, но нельзя! Контракты, черт их дери! Но я кое- что придумал! Не волнуйся, все будет тип – топ!- и с наглой ухмылочкой потянул к родителям и сестрам.
- Мам, пап, Лиззи, Викки, познакомьтесь – это Хелен. Моя очень хорошая знакомая из России.
Внимание сразу переключилось на Хел, и я был рад, что она им понравилась. Конечно же вопросами заваливала Лиззи. В процессе расспросов я узнал, что оказывается Хелен певица, и что работает она в ресторане. А еще подрабатывает на свадьбах. Что у нее большая семья, есть два брата и две сестры, что они очень дружны, и стараются собираться по любому поводу. Слушая Хел, я поймал себя на мысли, что хочу знать про нее все, но нас прервали наглым образом. Кто-то повис у меня за спиной, закрывая мои глаза. Ручки были маленькие, с коротко стрижеными ногтями.
- Привет Кристен. – засмеялся я, отнимая ее руки от моего лица. – Я очень рад тебя видеть! – хотя, чувствовал я противоположенное чувство.
Когда она сегодня позвонила, и сказала, что готовит сюрприз, я понял, что она приедет. Но до конца лелеял надежду, что этого не случится. Кристен хорошая девчонка, когда-то она мне нравилась, и я думал даже что люблю ее, но оказалось это только влюбленность. Она милая, заботливая. Но не моя! Только вот я ей еще об это не сказал, и походу встрял по полной программе. Три женщины, с которыми я сплю в «одном флаконе», такого у меня ни когда еще не было. Что же делать? Может Хелен отправить домой? Нет, проблема не решится, а еще более усугубится. Она же не дура, сразу все поймет и вот тогда ее ни кто не удержит. А я этого не хотел! Ко мне подошла Лиззи и отвела меня в сторонку.
- Что горе-любовник, не знает, что делать со своими пассиями? – засмеялась она.
- Вот за что я тебя люблю, так это за твою проницательность! – засмущался я, и запустил руку в волосы. – Не знаю… что делать…
- Эх, Роберт, Роберт, что бы ты без меня делал? Кого отвлекать –то Крис или Хел?
- Лиз, отвлеки Хел, а я пока постараюсь спровадить Кристен. Но если мне это не удастся, то тогда я передаю опеку над этой милой девочкой в твои руки!
- Хорошо, я все сделаю, как ты просишь, но ты будешь мне должен! – ткнула она кулаком мне в плечо.
- Спасибо, Лиз! Ты настоящая сестра! Я тебя…
- Ладно, Роб, не загоняйся, я все это уже тысячу раз слышала! - и, развернувшись, подошла к Хелен.
Я тоже вернулся к честной компании и предложил выпить. Рассевшись за столики, Лиззи подсела к Хел, а Кристен уселась возле меня. Лиззи до сих пор устраивала Хелен допрос с пристрастием, а Я все не знал с чего начать разговор с Крис. На помощь пришла выпивка. Пропустив бокал пива, я почувствовал себя раскованней и завел разговор.
- Крис, с чего это ты решила приехать?
- Ну, вроде как поддержать тебя! – усмехнулась она. – Мы же пара, и должны это делать!
- Да я вообще-то не падаю, что бы меня поддерживать. – засмеялся я, и пропустил еще один бокал пива. – А вот на счет пары я хотел бы поговорить!
- Тебя не устраивает, что мы пара? - Усмехнулась она опять.
- Да какая мы пара, Крис? Когда ты меня целовала? Когда ты последний раз хотела меня?
- Роб, так тебя вроде бы устраивали наши отношения. Свободная любовь и все такое…..
- Что такое… Крис, какое такое? – начал злиться я.
- Пойдем, выйдем, поговорим. – сказала Крис, и встала. – Не здесь нам выяснять отношения!
- Хорошо, пойдем. – ответил я, и встал. – милые дамы, вы уж нас извините, но нам нужно поговорить с глазу на глаз. – Хелен удивленно вскинула одну бровь, и я залюбовался, но тут же заставил себя отвлечься.
Выйдя на задний двор через черный вход, мы закурили. Первой начала Крис.
- Роб, объясни мне, пожалуйста, что ты от меня хочешь? Тебя ведь все время устраивало, как мы общаемся! – встала он в позу, скрестив руки у себя на груди.
- Да все меня не устраивает, Крис, все! Не устраивает, что ты не проявляешь ко мне какие-то чувства! Лишний раз не обнимешь, ни поцелуешь. Все какие-то отговорки, то я небрит, то еще что ни будь. А я хочу любви и ласки.
- Так нам нельзя афишировать наши отношения! – взвизгнула она.
- Да я и не просил на людях все это делать! Хотя прости, Крис, но я уже вообще этого не прошу! Закончились наши отношения!
- Нет, Роберт, успокойся! Подумай! Ведь было все хорошо! Пусть видимся мы не часто, но все еще можно изменить! Я согласна все изменить! – она выкинула окурок, и я последовал ее примеру.
- А я нет Крис, я нет! – Крис отвернулась, и плечи ее стали подергиваться. – Крис, ты что, плачешь? - Я подошел к ней, и, развернув, притянул к своей груди. – Да перестань ты, Крис! У тебя вся жизнь впереди, таких как я будет вагон и маленькая тележка, если ты захочешь! Ну, а я, зачем я тебе такой нужен?
Она подняла голову, и, вытерев слеза, выдохнула:
Не знаю, но хочу, что бы ты поцеловал меня! - и, не дожидаясь моей реакции, приподнялась на носочки, и впилась в мои губы своими. Меня захватил водоворот чувств и воспоминаний. Удержаться я не мог, и, приподняв ее за ягодицы, ответил на поцелуй. Она целовала жестко и настойчиво, ее язык ворвался в мой рот, и тут же почувствовал себя хозяином положения. Мой пытался сопротивляться, но попытки были тщетны.
Я сжимал и гладил ее маленькую упругую попку, и мой член хотел уже чувствовать на себе ее горячую, влажную киску.
- Крис, я хочу тебя! – прошептал я, и он меня поняла. Не отрывая губ, мы ласкались, и попутно устраняли одежду. А так как одежды на нас было раз - два и обчелся, то и к делу мы приступили незамедлительно. Крис стянула с меня брюки и боксеры, а я задрал подол ее короткого платья, и, отодвинув трусики, вошел в нее, приподняв, и усадив ее на себя. Ее ноги обвили мой торс, а руки вцепились в плечи. Она все целовала и целовала меня, а я продолжал входить в нее. Чувствуя приближения оргазма, я уже было расслабился, но вдруг, что-то во мне оборвалось, и предвкушение кайфа исчезло. Я стал входить с новой силой, наращивая скорость, но произошло то же самое. Я растерялся! Благо Кристен уже кончила, и мне не надо было беспокоиться об этом. Она все поняла без слов, и присев на корточки, взяла мой член в рот. Ее губы сомкнулись вокруг моей головки, и она впустила меня очень глубоко. Выпуская член, она провела языком от яичек до головки, и немного ее полизала, как мороженое. Потом опять вобрала его всего, и опять отпустила. Так продолжалось какое-то время, чувство оргазма накатывало и опять исчезало. Я не знал что делать! Меня привлек звук скрипнувшей двери, и я обернулся. В дверях стояла Хелен.
О, Боже, нет! Нет! Нет! Только не это! Ее глаза!
- Прости! – прошептал я, и закрыл свои глаза. Когда я их открыл Хел как и не было. Может мне это все показалось? Я услышал стук удаляющихся каблучков. Не показалось!
Отстранившись от Кристен, я помог ей подняться.
- Прости Крис, но я не могу. Я не знаю что не так? Но не могу! Прости! – и, натянув боксеры и брюки, направился обратно в ресторан.
Зайдя внутрь, и отыскав Лиззи, спросил, где Хелен. На что Лиззи ответила мне, что я мудак, а Хел уехала в отель. Кинувшись к Дину, я сказал, что мы уезжаем, но тут подошла Стеф, и сказала, что надо воспользоваться удобным случаем и поддержать миф о Робстен. Кристен поехала с нами, и мне пришлось на публике прятать свои эмоции, и надеть маску влюбленного Ромео. Но как только мы приехали в отель, я стал самим собой.
- Кристен придется у тебя переночевать! – предупредила меня Стеф, и деваться мне было не куда. Кругом одни контракты.
- Хорошо, но я желаю сегодня напиться, так что закажите побольше выпивки мне в номер.
Позже, сидя в номере, я заливал двойное горе русской водкой. Больше конечно меня беспокоил вопрос, связанный с Хел! Что делать? Но и то, что я не смог кончить меня беспокоило очень сильно! Крис молча, маячила перед глазами, расхаживая в зад вперед, и мне пришла в голову идея. В пьяную голову! В пьяную голову хорошие мысли не приходят, но на тот момент она мне показалась решением хоть одной моей проблемы.
Я подхватил Крис на руки и кинул на кровать. Она смотрела на меня испуганно, но я ее успокоил.
- Не бойся, маленькая моя, но я хочу попробовать еще раз, и закончить то, что не получилось в ресторане.
Стянув с себя всю одежду, и помогая раздеться Крис, я ласкал ее тело. Гладил ее живот, очерчивал контур ее бедер, сжимал ее маленькую грудь, и чувствовал, что что-то не то. Это не то тело, которое я хочу, не тот человек, который мне нужен. И до меня наконец-то дошло, почему я не могу кончить. Вскочив с кровати, я, наспех извинившись, ринулся на балкон.
Вбежав в номер Хелен, я рванул в спальню. Она стояла перед зеркалом, расчесывала свои белокурые волосы, и была до сих пор одета. Подскочив к ней, и сгребая в охапку, я накинулся на ее губы. Сначала она напряглась, а потом стала сопротивляться, молотя кулачками, почему попало. Но с каждым ударом я чувствовал, что оборона скоро рухнет, и Хелен сдаст свои позиции. Оборвав поцелуй, и обхватив ее лицо, я посмотрел ей в глаза и сказал:
- Ты ведьма! Ты меня околдовала так, что я не смог даже кончить! Так не честно! Надо исправлять то, что натворила! – и, не дожидаясь ответа, задрал подол ее платья.
Запустив свою руку ей между ног, я ошалел. Она была как всегда без белья. Но двинув рукою чуть выше, я нащупал клочок шелковой ткани. Что за черт! Как это она в трусиках и без них? Расстегнув платье, я почти содрал его с нее, и она осталась в нижнем белье. Да в каком белье!


- И для кого весь этот маскарад? – оторопело спросил я. – Ты же не носишь белье?
- Для тебя! Только ты, походу, не оценил мой порыв соблазнить тебя! Тебе вообще все до лампочки, лишь бы, куда ни-будь присунуть свой член!
- Что? – заорал я. – Что ты сказала? - я схватил ее за волосы и притянул ее лицо к своему.
- Что слышал! – зашипела она. – Отпусти меня, скотина! Мне больно!
- Больно тебе? Я покажу сейчас, как бывает больно! - И толкнув ее на кровать, навалился всем своим весом.
Разведя коленом ее ноги, я резко вошел в нее, она завизжала и начала сопротивляться. В меня как будто бес вселился! Схватив ее руки, я завел их ей над головой, продолжая иметь ее все жестче и жестче. Она начала кричать.
- Сволочь, прекрати! Мне больно!
- Хелен, заткнись, или я сделаю тебе еще больнее!
- Урод, отпусти! – брыкалась она, тем самым распаляя меня. Что бы ни слышать ее воплей, я зажал ее рот рукой, и продолжил жесткий трах. Я вдалбливался в нее с неистовой силой, смотря ей в глаза. Она извивалась подо мной пытаясь выбраться, но ее попытки не увенчались успехом. Из глаз ее потекли слезы, но я уже не мог остановиться, поэтому я только отпустил ее руки и рот.
- Прости, милая, но мне нужно кончить! – прохрипел я ей в лицо, и впился ей в губы. Хелен лежала как кукла без действий и без эмоций, а слезы текли неровными дорожками по ее раскрасневшимся щекам. Войдя в нее еще пару раз, я наконец-то кончил, и, скатившись на бок, уткнулся лицом в подушку.
Блядь! БЛЯДЬ! БЛЯДЬ!!! Что я наделал?! Урод! Ведь я ее изнасиловал! Я лежал и ждал ее мести, или хотя бы оскорблений, но она молчала. Потом просто встала и вышла из комнаты. Я вышел следом за ней, но нигде ее не обнаружил. Обойдя весь номер, я заглянул в ванную. Хел сидела на полу, опершись спиной о стену, и уронив голову на колени, плакала.
Я встал перед ней на колени, и попытался оторвать ее руки от ее лица. У меня не получилось.
- Хел, прости меня!!!
- Уходи, Роберт! Я видеть тебя не могу! – я попытался ее обнять, но она оттолкнула меня. – Не трогай меня!
- Хелен, прости! Я урод, идиот, скатина, сволочь, называй меня, как хочешь! Хочешь ударь меня, только прости! - Я сел и обхватив ее колени, уткнулся в них лицом. – Прости!!! – мы сидели и молчали, а я не знал, что мне сделать такого, что бы она меня простила.
- Роберт! – наконец позвала она меня, и я почувствовал ее руку в моих волосах. – Я боюсь тебя! – Я вскинул голову и, вскочив на ноги, поднял на руках ее с пола.
- Не бойся! Я не причиню тебе больше боли! Ни когда! Прости! – и, зарывшись лицом в ее волосы, уткнулся носом ей в шею. – Только не прогоняй меня!
Её руки обвили мою шею, а губы прикоснулись к затылку.
- Я прощаю тебя Роберт Томас Паттинсон! Поцелуй меня! - и я, посмотрев ей в глаза, нежно поцеловал. А потом…. А потом не было ни какого секса. Мы лежали в объятиях друг друга, и просто разговаривали, о прошлом, о настоящем. Немного затрагивая будущее.

Добавлено (28.01.2012, 01:36)
---------------------------------------------
ГЛАВА 8.
Хелен.You Are Not From Here
Проснувшись рано утром, я лежала, откинувшись на подушки, и размышляла о случившемся, а рядом мирно посапывал Роберт. Он уткнулся носом мне в плечо, и меня это отвлекало от мыслей. Потихоньку выбравшись из постели, обмотавшись простынею, и выхватив из сумки пачку сигарет, я вышла на балкон. Утренний воздух врывался свежестью в легкие, и холодил не прикрытые участки тела. Достав из пачки сигарету, и подкурив ее, я оперлась о поручни балкона и затянулась.
Размышляя о происшедшем, я пыталась понять саму себя. Почему я не вышвырнула его? Почему простила? И простила ли? И что мне теперь делать? Чувства переполняли, в душе творилось невообразимое, и боль, и обида, и ненависть, но любовь перевешивала, отметая все попытки и предлоги расставания. А еще… может это глупо и неправильно, но в тот момент, когда его жестокость зашкалила, я чувствовала вовсе не страх и боль, а желание….
Да, желание, возбуждение, похоть, это можно назвать как угодно, но я это испытывала! А ревела вовсе не из-за боли! Нет, совсем не из-за боли! Это была обида, на него, на себя, на Кристен, хотя и с ней поступил он не лучше! Мысли перенеслись к ночному разговору. Как ни странно, но Роберт попытался объяснить свой поступок, шокировав меня своей откровенностью. До этой ночи мы практически не разговаривали, вот так, по душам, а все больше молчали и занимались сексом. Он неустанно просил прощения и рассказал, что хотел порвать с Крис, и что потом из этого вышло. Слушать было больно, но необходимо, чтоб понять его поступок. Вспоминая момент, когда Роб объяснял, что не смог кончить, немного умилял. Он, уткнувшись лицом в ладони, заикаясь и прерываясь на каждом слове, кое-как все же выговорился. Его голос дрожал, а глаза ловили мой взгляд, ища понимания – и я поняла! Он был очень напуган! Такое с ним было в первый раз!
Память вернула меня в задний двор ресторана, и меня обуяла опять злость и обида! Мне хотелось пойти и вмазать ему по наглой физиономии. Особенно сильно зачесались кулаки, когда я вспомнила Кристен с его членом во рту. Боже, как больно! Я смотрела на него, а он на меня. Его глаза выражали сожаление, смешанное с похотью. Он прошептал слова прощения и закрыл глаза. Но в тот момент мне не нужны были его слова! Мне уже вообще ни чего не было нужно! Я хотела умереть!!! Да, он ни чего не обещал, но…. Я опять чуть не разревелась!!! Блядь!!! Ну почему все так? Почему не могло быть иначе? Ленка, ну что же тебе делать? Хорошо, поговорили вы с ним по душам, и что? Возможно, с Крис у него ни чего и не будет, но в место Крис может быть и Риз, и какая ни будь Лиз, или Саманта. Тебя это разве устраивает? Не устраивает, но изменить ты ни чего не можешь! Кто ты для него? Ни кто! Значит и претензий не может быть, ни каких! Теперь выбор за тобой. Остаешься или уезжаешь? Думать не хотелось, да и что тут думать, я одержима им, и пока он хочет быть со мной, я ему не откажу! Значит, ответ был и будет однозначным – остаюсь! Пока не прогонит! Осудят ли меня потом? А мне плевать! Я ведь говорила, что я дура! При чем с большой буквы! Ведь я его очень сильно люблю!!!
Задумавшись, я не заметила, что рядом кто-то стоит. Обернувшись, я увидела Кристен. Она, тоже замотавшись в простыню, курила, и смотрела на меня.
- Привет! - Поздоровалась я.
- Привет! – ответила она. – Где Роберт?
- Спит.
- Передай, что я ушла.
- Крис, прости меня! Я не хотела …
- Забей, все хотят, и даже я не исключение! Только сильно не убивайся, когда он бросит! А он бросит!
- С чего взяла?
- Не ты первая, не ты последняя! – она последний раз затянулась и выкинула сигарету за балкон. – Аrrivederci!!!
Кристен. Танго
Я вошла в номер, и, скинув простыню, повернулась к зеркалу. Разглядывая себя, я думала, что во мне не так? Чем я хуже всех тех на кого он меня меняет? У меня есть и фигура, и мордашка вроде ничего! Грудь конечно маленькая, но ведь когда-то он не жаловался….. Может он прав, и это я сама все разрушила? Но ведь я старалась для нас двоих, ведь если бы я допустила проявления чувств наедине, то и на людях мы, когда - ни будь, прокололись! Его же устраивали наши свободные отношения. Ни кто, ни кому, ни чем не обязан. Все идет, как идет. Он не задумывался ни о детях, ни о семье, ему это было совершенно не нужно. Да и секс ему был, по сути, не нужен. Ему требовался друг, с которым можно напиться до чертиков, с которым можно поговорить на самые сокровенные темы, и он нашел его во мне.
Сев на кровать, и уронив голову на руки, я закрыла глаза, а в моей памяти мелькали картинки сегодняшней ночи. Вот он встретил меня радостной улыбкой, а вот обняв, ведет за столик в ресторане. Но потом все изменилось! Его взгляды, обращенные в сторону Хелен, его полуулыбки предназначенные тоже ей. А потом разборки на заднем дворе ресторана, и секс! Не законченный секс! Не удовлет

 
MarinessДата: Суббота, 28.01.2012, 01:50 | Сообщение # 20
Группа: Друзья
Сообщений: 626

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Quote (kristalik)
Не удовлет

жду продолжения bigsmile


 
kristalikДата: Суббота, 28.01.2012, 12:58 | Сообщение # 21
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


Не удовлетворенный секс! И его бегство.… А потом отель, и опять секс! Когда он бросил меня на кровать я испугалась. Испугалась его безумных глаз, которые лихорадочно метались по моему телу, его трясущихся рук, его резких движений. Но потом он заговорил ласково и нежно, и я успокоилась. Обняв его, даря ему поцелуи и ласки, я была на седьмом небе от счастья, что он опять меня хочет. Но счастье длилось не долго! Он вскочил, и наспех извинившись, выбежал на балкон. Я хотела пойти за ним, но решила дать ему время успокоиться, а потом обо всем поговорить. Спустя полчаса, когда он не появился в номере, я вышла за ним – его не было, и я все поняла! Там, в другом номере есть та, которая заменила меня! Подойдя к их двери, я увидела, что они лежат в объятиях друг друга. Он что-то говорил, гладил ее по голове, и периодически целовал невинными легкими поцелуями ее лицо. На глаза навернулись слезы. Желание закричать в голос уже рвалось наружу, и я, развернувшись, кинулась в его номер. Упав в подушки, которые пахли им, я разрыдалась. Меня трясло от злости, от ненависти, от собственного бессилия! Я кричала, и била ногами в спинку кровати добиваясь, чтобы физическая боль заглушила душевную. Откуда она взялась? Почему он потащил ее за собой, и заказал именно такой номер, со смежными комнатами? Ни когда раньше он не брал своих девок с собой! Может быть, у него с ней все серьезно?
Взяв его, не допитую бутылку, и налив себе полный стакан, я попыталась выпить его содержимое. Но при первом же глотке горло обожгло, а так как я запрокинула стакан, решив выпить залпом, то водка потекла отовсюду. Швырнув стакан об стену, и вытерев лицо тыльной стороной руки, я разрыдалась еще сильней. Так рыдая, и проклиная их, на чем свет стоит, я заснула.
Сон нарушил запах тлеющей сигареты. Выйдя на балкон, я увидела ее. Соперница! Хм… Она стаяла, завернувшись в простыню, и курила. Желание было схватить ее за белобрысые патлы, и оттаскать. Но по весовой категории я бы не справилась, поэтому желание пришлось задавить на корню. Решила тоже закурить, да что тут лукавить, надеялась на появление Роберта. Девушка меня не замечала, а я этим нагло пользуясь, рассматривала ее. Формы этой красотки меня воодушевили. Толстуха, с упитанной пятой точкой, и круглым, как луна лицом вряд ли могла заинтересовать Роберта надолго. Ну, Роб, конечно, любит у нас брошенных, убогих и обделенных, но статус не позволит при себе держать такое чудо, поэтому наигравшись в рыцаря, он бросит эту Дульсинею Тобосскую, и вернется ко мне. А я подожду, спешить мне не куда. Мне всего лишь 21.
Дульсинея наконец-то меня заметила, и, повернув голову в мою сторону, поздоровалась. Отвечать не хотелось, но пришлось.
- Где Роберт? – спросила я, подтверждая свои же догадки.
- Спит. – просто ответила она.
- Передай, что я ушла. – она просто кивнула в знак согласия.
- Крис, прости меня! Я не хотела … - начала свою речь Дульсинея, но слушать мне ее не хотелось, поэтому, я оборвала ее на полуслове.
- Забей, все хотят, и даже я не исключение! Только сильно не убивайся, когда он бросит! А он бросит!
- С чего взяла?
- Не ты первая, не ты последняя! – выдохнула я, и последний раз затянувшись, выкинула сигарету за балкон. – Аrrivederci!!! – помахала ей на прощанье уже отвернувшись, и не дожидаясь ответа зашла в номер.

Роберт.
Проснувшись, и открыв глаза меня, накрыла реальность. Ужас от содеянного проникал в сознание. Хелен…. Как я мог так поступить? Зачем? За что? Урод! Как мне теперь смотреть ей в глаза? Что говорить? Как жить теперь с этим? Вспоминая наш ночной разговор, до меня дошло, что она меня простила, но на душе все равно «скребли кошки». Йопт… Я отброс общества, моральный урод, и меня пора изолировать от людей! Боясь встретиться с Хелен, но понимая, что это неизбежно, я медленно повернулся, и уставился на пустое место возле меня. Она ушла – меня, словно окатило кипятком. Я резко развернулся, оглядываясь по сторонам, но ее нигде не было. Правильно, так и должно быть! Так и должно…. Но тут я услышал голоса. Балкон…. Хелен…. И меня окутало чувство радости! Она не ушла! О, Боги, спасибо вам за предоставленный мне шанс, я не подведу!
Подойдя к балконной двери, я увидел ее. Она была неотразима в лучах восходящего солнца. Ее кожа светилась, а белокурые локоны развевал ветер. Хелен походила на божество! А мне хотелось дотронуться до нее, что бы убедиться, что она настоящая.
Подойдя сзади, и обняв ее за плечи, я зарылся лицом в ее волосы. Вдыхая, я наслаждался ее запахом. Как она пахнет! Восхитительно!
- Прости меня!!! Я знаю, что не заслуживаю прощения, но все же прости!!!! – развернув Хелен к себе лицом, и обхватив за талию, я уткнулся носом в ее шею. – Прости!
- Доброе утро, Роберт! - попыталась она отстраниться. – Перестань извиняться! Мы же обо всем договорились ночью!
- Ты не уедешь?
- Будешь вести себя как идиот – уеду! – взъерошила она мои волосы и поцеловала в скулу.- Хватит прятать глаза, посмотри на меня.
Я поднял голову и посмотрел на нее. Хелен улыбалась, а в глазах плясали бесенята потому, как ее руки, блуждая по моему голому телу, уже нащупали член, и поглаживающими манипуляциями приводили его в состояние эрекции.
Больше сдерживаться я не смог, и запустив свои руки ей в волосы, обрушил свои губы на ее сладкий притягательный ротик. Ее язык незамедлительно ворвался в мой рот, и затеял круговорот скользящих движений, приглашая присоединиться моему языку к этому безумному танцу. Мои руки очерчивали контур ее тела, а ее продолжали ласкать мой пенис. От ее прикосновений он уже дрожал и плакал, моля согреться в ее теплом и влажном гроте любви. Подхватив ее и усадив на поручни балкона, я распахнул простыню и чуть не задохнулся от красоты ее тела. Встав передней на колени, я водил губами по ее животу вычерчивая круги и линии, подбираясь к ее сокровищу. Она вцепилась мне в волосы, и при каждом моем прикосновении пыталась оттягивать мою голову назад.
- Роберт, ни здесь…. – шептала она. – Нас могут увидеть. – А я лишь улыбался, продолжая свое коварное дело, так как знал, что к этому отелю и муха без спроса не подлетит, и балкон спрятан от людских глаз.
- Тсшшш….. моя сладкая, нас ни кто не увидит, я тебе обещаю. – и, опустившись меж ее ног обхватил губами желанный мне бугорок. Она застонала, подаваясь чуть вперед, и раздвигая шире свои чудесные ножки. Влага сочилась из нее наивкуснейшим нектаром, и я пил его с неописуемым наслаждением. Пил, и не мог напиться. Раздвинув нежные складочки, проникал в нее языком, заставляя дрожать и извиваться. А обводя языком вокруг клитора, требовал просить не останавливаться.
С трудом оторвавшись от приятного занятия, я встал, и, поддерживая ее под спину, вошел одним резким толчком. Хел обхватила ножками мои ягодицы, прижимаясь ко мне еще теснее. Ее грудь с твердыми, как камень сосками терлась об мою грудь, и я не смог удержаться, что бы ни пососать ее. Она выгнула спину и выдохнула мое имя. Мои поступательные движения ускорились и я попросил:
- Повтори…..
- Роберт… - выдохнула она опять и стала направлять свои бедра мне на встречу так, что бы наши движения стали резче.
- Попроси…. – прохрипел я, еле сдерживая себя, пытаясь смягчить толчки в ней.
- Пожалуйста, Роберт…. Быстрее…… и… жестче…. – я не стал ее мучить и подчинился просьбе. Обхватив ее ягодицы и сжав, их я уже врывался в нее с бешеной скоростью, так что мои ягодицы и пресс свело от перенапряжения.
- Да… да… да… - хрипела она при каждом моем толчке. – Только не останавливайся…. - И я не останавливался, терзая ее киску.
Но вот она выгнулась и сжала меня внутренними мышцами. Ее накрыло мощным оргазмом, а волны наслаждения накатывали одна за другой. Она была восхитительна в своей блаженной агонии, и я кончил, наслаждаясь сознанием того, что все это моих рук дело.
Подхватив ее обессиленную на руки, я отнес ее в комнату и уложил в постель. Она прижалась ко мне, свернувшись калачиком в моих руках, закинув одну ногу мне на бедро, и водила рукой по моей груди, накручивая волосинки на пальчик. Я лежал на спине, смотря в потолок, и улыбался как дурак! Как счастливый дурак!
На прикроватной тумбочке зазвонил ее телефон, и я, протянув руку, взял его, что бы передать ей.
- Ответь сам, это все равно тебя в розыск подали. – сказала она, когда я протянул ей трубку.
- Слушаю. – ответил я, и на другом конце раздался нервный смешок.
- Роб, ни стыда у тебя нет, ни совести! - выдала тираду Стефани. – Почему я должна тебя вечно искать?
- И тебе привет, мой любимый агент! – засмеялся я.
- Хватит нежиться в кровати, отрывай свою голую задницу, и собирайся! Я жду тебя в фойе отеля через полчаса! Придешь раньше – выдам премию!
- Какую? Теффи или Оскар? – опять хохотнул я.
- Канскую лавровую ветвь! – огрызнулась она. – Все, хватит трындеть, собирайся! Да, пожелай Хелен доброго утра, и передай, что она едет с нами. – после этих слов на том конце трубки раздались короткие гудки. Вот так всегда, позвонит, выдаст ЦУ, отключится, и ни здравствуй тебе Роб, ни до свидания!
- Котенок, нам велели собираться, и спускаться в фойе. – прошептал я ей в волосы, и поцеловал в макушку.
- Ну, раз велели, значит надо подчиняться. А то она нам устроит «Райскую жизнь»! - улыбнулась она, и попыталась подняться, но я не отпустил ее, пока не насладился сладким поцелуем, сорванным с ее губ.
Через полчаса, мы ехали на пресс – конференцию и я просматривал примерные вопросы, продумывая на них ответы. Стефани выдала Хелен телефон, и дала инструкции кому и что отвечать. Мне казалось, что ей было немного неловко, ведь она наверняка ни когда не была секретарем. Но после пары звонков, она освоилась. Ей даже стало интересно управлять моим временем, расписывая график, чуть ли не по секундам. Обратив внимание на то, что я за ней наблюдаю, она показала мне язык, а я усмехнулся.
- А тебе идет! – сказал я. – Может быть, ты заменишь Стеф, и мы ее отправим в отпуск.
- Нет. – ответила она. – Это ее работа, и она с ней удачно справляется, а я могу быть только помощницей.
- Ну, хорошо, помощница, значит помощница.
Целый день, мы как белки в колесе разъезжали по студиям, офисам, залам, где я давал интервью, общался с фанатами, удовлетворяя их интерес. К вечеру в голове был сплошной каламбур, а мысли путались и рассеивались. Я устал! Мне хотелось в отель, принять душ, и завалиться спать, но на вечер был запланирован ужин. Хелен устала не меньше.
- Роберт, нам еще, куда ни-будь ехать, или на сегодня все?
- С интервью покончено, но еще ресторан.
- О, Боже! Я больше не могу! – захныкала она, а я, обняв, поцеловал ее в висок.
- Ну, хочешь, поедешь в отель, а я появлюсь в ресторане, помаячу немного у всех на глазах, и сбегу к тебе. – заглянув ей в глаза спросил я.
- Да. Хорошо, я согласна. – улыбнулась она, и устало вздохнула.
Заехав в отель переодеться, я забежал в номер к Хел, и, поцеловав ее на прощанье, пообещал долго не задерживаться. Она, соблазнительно улыбнулась, и пообещала ждать.
В ресторане меня опять одолели расспросами и предположениями, только уже мои коллеги. Я улыбался и хохмил, увертываясь от каверзных вопросов, стараясь давать однозначные ответы.
Через полчаса мне все это надоело, и я, сев за столик, заказал себе выпить. В зале играла приятная музыка. Я расслабился, и, откинувшись на спинку дивана, закрыл глаза. Подошла Стеф.
- Устал? – спросила она.
- Устал! – еле выговорил я.
- Хочешь уехать?
- Хочу…. – но тут раздался приятный моему уху голосок, и я, открыв глаза, увидел, что передо мной стоит Риз. Похлопав ладонью по дивану рядом со мной, я предложил ей присесть. И она не отказалась.
Усевшись как можно ближе ко мне, она положила свою руку мне на колено, и стала ее поглаживать, будто успокаивая. Стеф ретировалась кого-то увидев, пообещав скоро вернуться.
- Роб, ты, что такой грустный? – спросила Риз.
- Устал! Напряженный день сегодня.
- Так надо расслабиться! Сейчас мы это исправим…. – и, позвав официанта, заказала выпить.
- Что сегодня делал?
- Как обычно, интервью, автографы, поклонники. Иногда это надоедает, но это моя работа, и я не жалуюсь. Я вообще-то люблю своих поклонников, тех которые ведут себя адекватно. Которые не орут, ни визжат, и не льют слезы, закатывая истерики.
Так беседуя, и запивая разговор виски, я не заметил, как прилично накачался. От спиртного Риз тоже заметно осмелела, и уже не просто гладила меня по коленке, а все ближе подбиралась к паху. В глазах ее вспыхнул огонек страсти, и мне это понравилось. Она соблазнительно облизывала губки своим нежным розовым язычком. Мне захотелось попробовать его на вкус, но я осекся, напоминая себе, что в отеле меня ждет Хелен. Я себе-то напомнил, вот только Риз не знала о напоминании, и продолжала свои вольные прикосновения. Её ручка накрыла мой член, и мягко его поглаживала, от чего он набух со скоростью звука.
- Риз, перестань! – сказал я, убрав ее ручку, но она вернула ее на прежнее место.
- Патц, ты что ломаешься?
- Я не ломаюсь, я просто устал. – я опять убрал ее руку.
- Значит надо отдохнуть. – наклонившись, выдохнула она мне в губы, пытаясь поцеловать.
- Нет, Риз. Извини, я не хочу ни чего. Да и сил уже нет. – но она опять сжала мой член, а он предательски меня выдал.
- А дружок твой говорит о другом. – засмеялась она, и сжала его так, что мне захотелось взять ее здесь же.
- Риз, успокойся. – почти проскулил я. – Не надо. – и, откинув ее руку, попытался встать.
- Ну, хорошо, обещаю больше не приставать, но отдохнуть тебе все же стоит. Сиди, а я сейчас приду. – сказала она, и встав куда-то ушла. Через пару минут подошел официант, и попросил пройти меня за ним. Лишь когда мы пришли в приваткомнату, до меня дошел смысл слов сказанных Риз. Войдя в комнату, я ни кого там не обнаружил. Усевшись на удобный диван, я расслабился, и откинулся на подушки.
Таркан
Заиграла восточная музыка, и в комнату вошла девушка в эротичном костюме. На бедрах были шифоновые шаровары, пояс которых был украшен стразами, грудь прикрывал эротичный бюстгальтер. Он, правда, скорей не прикрывал, а поддерживал округлую грудь, с нагло выпирающими сосками. Подойдя ко мне, она повязала мне повязку на глаза. И тут началось. Ее тело скользило по моему телу, касаясь упругой грудью всего, к чему могла прикоснуться. Скинув с меня куртку, она гладила мои руки, плечи, шею. Перекинув ногу через мои колени, и усевшись как наездница, стала тереться об меня своими бедрами. Я схватил ее за ягодицы пытаясь прижать теснее к себе, но она откинула мои руки, и, встав, сказала:
- Без рук, милый, без рук. За это не заплачено! - а потом, схватив меня за футболку, подняла с дивана. Встав у меня за спиной, она в такт музыке поглаживала мои плечи и затылок, спускалась по спине к бедрам, а потом, обняв, и поглаживая мой живот, опять терлась об меня своей грудью.
Усадив меня на стул, она опять уселась на меня, и продолжила то, что прервала, там на диване. Я вцепился в сиденье стула руками так, что у меня на костяшках пальцев натянулась кожа. А она все терлась, и терлась об меня, нежно дыша мне на ушко.
- Я плачу. За все плачу. – выдохнул я, и схватив ее за бедра, сжал с такой силой, что наверняка у нее останутся теперь синяки. – Я так больше не могу.
- Не надо ни за что платить, мальчик мой! Я за все уже заплатила! - выдохнула она мне в губы, и поцеловала. Я офигел! Это же голос Риз. Твою мать! И я сорвал с глаз повязку, что бы в этом убедиться.
Оторвавшись от ее губ, я заорал:
- Йопт твою мать, Риз, что ты делаешь?
- Солнышко мое, успокойся! Я просто пытаюсь тебя расслабить. – засмеялась она мне в губы и снова поцеловала.
Сдерживаться я уже не мог, поэтому позволил ей делать со мной все, что ее душе угодно. А угодно ей было все. Сорвав с меня футболку, и отбросив ее в сторону, Риз накрыла мою грудь своими ладошками, и, скользя ими, вниз провела по ней ноготками. Я откинул голову и застонал, а она прильнула губами к моей шее. Гладя ее по спине, я нащупал молнию, и, потянув за нее, расстегнул ее платье. Массируя ее плечи, я спустил лямки и помог вынуть ее руки из них. Лиф соскользнул, и моему взору предстала идеальная грудь. Протянув руку, и накрыв одно полушарие, я чуть не кончил. Блядь! Какая нежная кожа! Какой красивый сосок! И я, обхватив его губами, потянул на себя. Теперь выгнуть спину и откинуть голову пришлось ей. Придерживая ее одной рукой под спину, второй я массировал ее грудь, сжимая и покручивая сосок. Она терлась о мой пах своей киской, и во мне росло непреодолимое желание оттрахать ее. Немного приподняв ее, расстегнув ширинку, и выпустив пенис из тесных боксеров, я стал водить головкой по ее промежности, прикрытой уже влажными трусиками. Она обхватила ладошкой ствол, помогала моей руке двигаться в правильном направлении. Подцепив нежное кружево, я сжал его в руке и рванул. Клочок красивой, но уже ненужной ткани остался в моей ладони, и я не задумываясь, сунул его в карман джинсов. Дотронувшись головкой до ее нежных складочек, меня затрусило. Но я все оттягивал момент вхождения, и терся о ее клитор, дразня и раззадоривая Риз.
Нашей игры она не выдержала первой, и, направив член в нужное русло села на него. Это было чудесно! Стенки ее влагалища обхватили мой пенис, и, сжимая, массировали его. Я приподнял ее бедра, и, выйдя почти до конца, опять насадил на свой ствол. Еще раз приподнял, и опять насадил, доводя ее до безумия.
- Еще, мальчик мой…. Хочу еще….. – и я продолжал, медленно и степенно. – Вот так, мой малыш…. Вот так….
Ее волосы разметались, выбившись из прически, и она, выдернув шпильки, распустила их совсем. Двигаясь на мне, выгнув спину, и облизывая пересохшие губы, она выглядела как обольстительная куртизанка. Ее грудь плясала перед моими глазами, выписывая круговые пируэты, и я, расслабившись, кончил, заполняя ее киску своей спермой. Риз тоже, вцепившись мне в плечи, и сев еще пару раз на мой член, застонала, выдыхая мое имя, и утонула в волнах оргазма.
Очнувшись от приятной эйфории, и подняв с себя прелестную красотку, я встал. Помогая надеть лямки, и застегнуть сзади молнию, я продолжал бесстыдно лапать ее, и целовать куда попало. Она смеялась.
- Ну, вот это мой любимый мальчик! А то заладил, не хочу! Не буду! Я устал! – журила она меня, отвечая на мои ласки, а я смеялся ей в губы, желая зацеловать ее до смерти.
- Ты бестия! Развратная, сексуальная бестия! И я не мог тебе отказать!
- Конечно, не мог! Я это знаю! А с приваткомнатой я просто подстраховалась! Но нам пора! – и дождавшись, пока я оденусь, взяла меня за руку, выводя из комнаты.
Придя в зал, и посидев немного со мной, Риз упорхнула, как ночной мотылек, увидев вдали новый блик света. Я заскучал, и, позвонив Дину, собрался ехать в отель. И тут меня накрыло! Отель… Хелен…. Блядь! Да что же это со мной? Ну почему они так на меня обе действуют? Когда я с Хел, я забываю о Риз, и наоборот! Это наваждение какое-то! Что с этим делать я не знал, но знал точно, что сейчас, по приезду в номер, я забуду даже думать о Риз, не то, что чувствовать к ней что-то!!!!
 
AngelikaДата: Понедельник, 13.02.2012, 01:48 | Сообщение # 22
Группа: Пользователи
Сообщений: 2

Статус: Offline

Награды:


Не ну Роберт пипец какой кАзел! Я бы ему все что можно повыдергивала! А Ленка, дурында, простила! Криску жалко, ну да что поделать.....
Вот я не пойму мужиков наверное ни когда! Как можно любить двоих? Вот хоть бы раз мне кто объяснил!
Ладно.... жду продолжения! Очень!!!!!!!!



Люблю до слез, до дрожи в кончиках пальцев!
 
kristalikДата: Среда, 18.04.2012, 13:50 | Сообщение # 23
Группа: Пользователи
Сообщений: 10

Статус: Offline

Награды:


Глава 9. ч.1.
Зайдя в номер, и бросив куртку на кресло, я направился к Хелен. В предвкушении чего-то необыкновенного я приоткрыл балконную дверь. Предчувствие меня не подвело. В спальне было очень светло, но не от электричества, а от того, что повсюду были расставлены горящие свечи. Возле кровати стоял небольшой столик на колесиках, а на столе ваза с фруктами, коробка шоколадных конфет, клубника и взбитые сливки. Моя девочка ждала меня. Оу, уже моя девочка, это что-то новое Паттинсон. Ты оказывается сентиментальный малый! С каких это пор она твоя девочка? Пока для меня это было необъяснимо, но мне уже это нравилось.
Обведя взглядом комнату в поисках белокурой феи, я обнаружил ее спящей на кровать. Ее вид поразил меня. На ней было белье. Это уже второй раз, когда Хел что-то одевала для меня. Она спала на животе, поджав одну ногу под себя, сексуально оттопырив попку обтянутую кружевными трусиками. Мне сразу же захотелось погладить эту соблазнительную выпуклость, но я сдержался. Сверху был накинут прозрачный пеньюар, завязывающийся на плечах атласными ленточками. Ножки затянуты в чулки, пристегнуты к поясу, и все это великолепие довершали туфли на высоченном каблуке. Все это выглядело сексуально. Она выглядела мегасексуально!
Подойдя к кровати и потихоньку опустившись возле Хел, я положил голову на ее подушку, максимально придвинувшись к ней. Вдыхая ее запах, и наслаждаясь необычным, свеже – цитрусовым ароматом, я разглядывал ее черты. Какая же она хорошенькая, когда спит! Протянув руку, и дотронувшись до ее нежной персиковой кожи на розовой щечке, я сорвал самый легкий поцелуй с ее приоткрытых губ. Она придвинулась, и, закинув ногу мне на бедро, прижалась ко мне, всем своим телом. Наслаждаясь ее близостью, но, не смея беспокоить ее сладкий сон, я расслабился, и провалился в царство Морфея.
Хелен.
Открыв глаза и сразу же зажмурившись от яркого света, я попыталась потянуться. К моему прискорбному сожалению у меня это не получилось. Роберт вцепился в меня тигриной хваткой, и поворачиваться или двигаться было сложно. Он лежал лицом ко мне, а на губах играла полу улыбка. Я потянулась губами к его лицу, желая прильнуть в страстном поцелуе, но на полпути себя остановила. Стоп Ленка! Стоп! Ты же вроде вчера на него обиделась? Или уже отлегло? Утро вечера мудренее?
Вспомнив вчерашний вечер, я разозлилась. Прибежав в номер, и решив удивить Роберта, я приготовила все для романтического вечера за считанные минуты. Расставила свечи, заказала фрукты и вино, надела эротичное белье, подаренное Гвен и, приняв сексуальную позу, раскинулась на кровати. Первый час пролетел незаметно. Звонила мама, и Машка, моя младшая сестра. Правда младше она меня всего лишь на 15 минут, и похожа со мной, как две капли воды, только не такая взбалмышная, как я, и худая как тростинка. Проболтав, сними полчаса и, успокоив, что со мной все в порядке, я пообещала не пропадать, и звонить чаще. После разговора, решив, что уже пора я зажгла свечи. Прошло еще полчаса, но Роберта не было. И еще полчаса. И еще…. А сколько прошло после того, как я уснула, не знал ни кто. Но вот пока я ждала, я обиделась. Хотя это было вчера, и он не лежал так близко, и не дышал мне в лицо, и не улыбался улыбкой младенца. Что же делать-то? Что?
Пока я раздумывала, тело решило все за меня. Руки протянулись, и зарылись в его непослушных вихрах, нога, закинутая на бедро, передвинулась чуть выше, тем самым придвигая тело максимально тесно, а рот накрыл его припухшие губы. Я застонала, Роб обхватив мои ягодицы, и вжался в меня своими чреслами. Истома разлилась по всему телу, а кончики пальцев покалывало. Его близость – это невыносимо! Невыносимо возбуждающе, невыносимо приятно!
Я оторвалась от его нежных губ, и, царапая кожу лица о его щетину, потерлась щекой о его щеку. Дотянулась до его ушной раковины, и, захватив мочку, смачно пососала. Роб откинул голову, а с губ его сорвался хриплый стон. Его длинные умелые пальчики уже играли с моими, затвердевшими сосками. Я вдыхала его запах , а голова кружилась от счастья, что сейчас он мой, и только мой!
Чертя дорожку из тысячи поцелуев, мои губы спустились к горлу, обхватили кадык, позволяя зубам прихватить его нежную кожу. Я почувствовала движение под языком, который заменил губы, когда Роберт сглотнул.
- Еще…. – попросила я, и он подчинился.
Мои руки не знали покоя, исследуя его тело сантиметр за сантиметром. Забравшись под футболку ноготки, царапали кожу. Его же проворные пальчики мимолетным движением развязали атласные ленточки пеньюара, распахнули нежный материал, и, отодвинув чашечки бюстгальтера, высвободили грудь. Закинув ногу на его бедро еще сильней, я перекатилась, подминая его под себя, оседлав как наездница. Роб все лежал с закрытыми глазами и улыбался. Ухватив за края футболки, и потянув их вверх, я приказала:
- Руки подними!
- Я хочу спать! – наигранно захныкал он. – Не надо меня раздевать, мне холодно!
Хорошо, строптивец! Поиграть захотел? Сейчас поиграем!
- Не плачь, мой сладенький! Мамочка тебя согреет! Только надо раздеться. Ведь взрослые мальчики спят в постельке голенькими! - приговаривала я, стягивая с него футболку, а Роб улыбался, как кот наевшийся сметаны, и мешал мне, пытаясь ухватить меня за грудь. Сопротивляясь и выворачиваясь снять с него футболку, наконец-таки, удалось, но только продолжить свои исследования его умопомрачительного тела не получилось. Роберт, чуть приподнявшись, обхватил мой сосок губами, и яростно стал его сосать. Я выгнулась, а он обхватил второй сосок пальцами и сжал его, одновременно прикусывая первый. Я закричала, а он продолжал свое «коварное дело». Если он сделает так еще раз, то я кончу, а удовольствие от прелюдии хотелось продлить. Поэтому я оттолкнула его обратно на подушки, а сама спустилась к нему на колени. Передо мною предстала великолепная картина. Сильные плечи, широкая, с небольшой порослью грудь, плоский живот, и дорожка любви, спускающаяся к паху. Обведя руками грудь и плечи, я нагнулась и поцеловала его пупок. Язык, обведя вокруг впадинки, проскользнул внутрь, и Роберт дернулся. Не останавливаясь, я чертила дорожку, приближаясь к любимому «десерту». Передо мной возникло препятствие в виде джинсов.
Умостившись у него между ног, расстегнув ширинку и приспустив, боксеры, я выпустила его член. Обхватив подрагивающий ствол и сжав его, я потянула руку в низ, отодвигая крайнюю плоть и открывая рубиновую головку. От такого захватывающего вида у меня «потекли слюнки», и, не сдержавшись, я обхватила его губами. Сласть!
Прокатившись от конца до самого основания, я выпустила его изо рта, и языком облизала головку, скользнув в щелочку. Он «плакал» прося большего, и я, обхватив его губами, впустила опять себе в рот. Опускаясь снова и снова, я натыкалась на ремень и он меня раздражал. В очередной раз, наткнувшись на бляшку, я разозлилась и потянула за джинсы, стягивая, чтоб не мешались. Из кармана что-то выпало, и я отвлеклась, рассматривая предмет. На кровати лежал небольшой клочок гипюра. Стринги! Меня кинуло в жар, потом в гнев! Ах, ты мудак Роберт трахальщик Томас всех баб Паттинсон! Играем, значит дальше? На Кристен не остановились! Ну, хорошо! Играем! Только теперь по моим правилам!
Усевшись опять на него верхом, и целуя в губы, я терлась попкой, затянутой в кружевные трусики об его пенис. Роб стонал, и пытался войти в меня, отодвигая намокшую ткань.
- Сорви их! – прошептала я ему в губы, и он дернул со всей силы. Но прежде чем им разорваться, они впились в мой возбужденный клитор, сжав его. Я закричала, а Роб недолго думая ворвался в меня, проникая как можно глубже.
Схватив его руку с моими трусиками, и поднеся к его лицу, я попросила:
- Вдохни! – Роб потянул носом, вдыхая мой запах, и от наслаждения закрыл глаза. Я продолжала двигаться все быстрей и быстрей, сжимая его плоть внутренними мышцами. Член его напрягся, и я чувствовала приближение конца. Сымитировав свой оргазм, а потом, соскочив с его возбужденной плоти, я слезла с кровати.
- Хел, ты куда?- опешил он.
- В душ.- ответила я, швырнув в него своей находкой.
- Вернись! Я еще не все!
- За то я все! – крикнула я уже из ванной.
- А мне что делать? – спросил Роб, вставая с кровати, и чуть не навернувшись из-за собственных штанов, которые все еще болтались у него на ногах.
- По дрочи! – огрызнулась я.
- Хел, ты дура?
- Нет, Роб, это ты дурак! Идиот и фетишист, раз в карманах таскаешь чужое нижнее белье! – за дверью, которую я успела закрыть на замок, наступила тишина. Я стала прислушиваться, и тут дернулась ручка. Испугавшись, я отскочила, и сильно ударившись локтем об раковину, выругалась.
- Хел, открой, пожалуйста, дверь! - попросил Роберт.
- Нет!
- Прошу тебя! Я все сейчас объясню!
- Нет!
- Открой, сказал, или я ее вынесу! – Роб стукнул в дверь кулаком.
- Вынеси, и заплатишь за ущерб!
- И заплачу! Заплачу! Но до тебя доберусь! – тарабанил он в дверь.
- Роб, уйди, а? Отстань! Я так устала от твоего блядства! Сил моих больше нет!- заорала я, и тоже врезала кулаком по двери. Роберт затих. Я подошла к зеркалу и смотрела на свое отражение. Ну что во мне не так? Все есть! И ему вроде все нравится, а по бабам ходит! Провела рукой по груди - соски ныли. Дотронулась до живота, он был каменный от неудовлетворенности. Вот черт, придется самой довести дело до конца. Не просить же теперь Роберта, после того, как сама его кинула.
Кстати, о Роберте. Как-то тихо он себя ведет! Надо поглядеть, может что случилось? Я подошла к двери и приоткрыла ее. Роберт лежал на кровати, и, зажав в руке мои трусики, мастурбировал. Ни когда не видела такое воочию. В порнушке, да, а в живую нет. Привлекало и зрелище, и то, что все-таки, в руке было мое белье. Его рука ходила вверх – вниз, лаская орган. Пальцы сжимали его так сексуально, что у меня засвербело в низу живота. Чтобы не привлекать к себе внимания, я опустилась на колени, и, встав на четвереньки, запустила руку себе между ног. Каждое мое движение повторяло его. Я двигалась с ним в одном ритме, то ускоряя, то замедляя темп. Это было сумашедше – эротично! Приближаясь к финалу, я уже не могла поддерживать себя одной рукой, поэтому, не задумываясь, уперлась головой в дверь, и…. О, Йепт…. Она открылась! Роберт повернул голову и смотрел на меня. Как мне было стыдно, но я продолжала, и не могла остановиться. Не знаю, что он чувствовал в тот момент, но кончили мы одновременно. Поднявшись с колен, я опять закрылась в ванной, и на этот раз Роб сдержал обещания, сняв ее с петель.
- Хел, перестань дуться! – просил он, смотря мне в глаза. – Я не знаю, откуда у меня эти трусы! Может, мне их кто ни будь, подложил. А может от предыдущей подружки осталось, я ведь редко заглядываю в карманы. – Я смотрела на него, и понимала, что он прав. Он ни чего мне не обещал.
- Роберт, я не дуюсь, но мне нужен перерыв. Я прекрасно понимаю, что ты мне ни чего не обещал, но я человек, с чувствами, гордостью, нервами. Поэтому перерыв – в лучшем случае, в худшем – я уеду домой.
- Как перерыв? То есть мы видимся, но не спим?
- Да, видимся, но не спим! Если тебя не устраивает такой расклад, я уезжаю!
 
Катюшкин91Дата: Понедельник, 30.04.2012, 01:38 | Сообщение # 24
Группа: Друзья
Сообщений: 83

Статус: Offline

Награды:


Quote (kristalik)
Не плачь, мой сладенький! Мамочка тебя согреет!

Эх, Веста, Веста.. bigsmile2


 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » В постели с Паттинсоном...
Страница 1 из 11
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX