[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » О любви скажет песок (Когда закончится Рассвет, поймешь, что в мире больше нет...)
О любви скажет песок
Nuro4kaДата: Четверг, 21.10.2010, 00:07 | Сообщение # 31
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


Quote (Petrarka)
Каков поворот
очень неожиданно. супер))

Ну вот так нафантазировалось. Буду страться и дальше eyas
Quote (Svetlyak)
Нюрочка, принимай меня в почитатели!!! Потрясающе написано!!! Ты так описываешь события, что верится, ИМЕННО ТАК И БУДЕТ!!!

Спасибо огромное, я всегда рада новым читателям bigsmile
Quote (Svetlyak)
А Роберта я себе таким и представляю!!!! ВДОХНОВЕНИЯ ТЕБЕ, ПУСТЬ МУЗА НЕ ПОКИДАЕТ ТЕБЯ!!!

Буду всеми силами удерживать своего муза и писать дальше. Спасибо еще раз. Скоро новая глава eyas

Добавлено (21.10.2010, 00:07)
---------------------------------------------

Глава 7.
Роберт.
Сбежать от себя.
Часть 1.

Реально, память — такая пустая вещь. Все, что ей принадлежит, уже не принадлежит человеку. В памяти живут тени поступков и чувств, которые можно вернуть лишь в мыслях. Поэтому воспоминания не дают облегчения, а только делают хуже…
Ричард Мэтсон

Я выскочил из ее квартиры как ошпаренный. Руки были сжаты в кулаки, так что заболели костяшки. Я разжал их и попытался успокоиться. Вдох, выдох, вдох, выдох….
Я нервно нажимал на кнопку лифта, который никак не хотел меня слушаться.
- Черт! – я треснул по ней с такой силы, что вся злость отдалась болью в руке.
Что она о себе возомнила? Да как она могла подумать, что все из-за роли? А разве она не права? Роберт ответь себе сам, неужели, ни этого ты добивался, когда ужинал с ней в этом пафосном ресторане и гулял по берегу Тихого океана? Да вначале, но потом…. А что потом, почему ты приперся к ней сегодня? Чего ты хотел от нее? Теплой встречи старых друзей? Черт! Она сводит меня с ума. Такая…Необъяснимая, загадочная, обворожительно нежная и колючая. Разная, не такая, как все. Не такая, как все в этом безумном городе!
- Да, где ж этот лифт?! – я с силой пнул его двери и, опираясь рукой на них, стал ждать, когда он, наконец, поднимется, чтобы помочь мне сбежать от всех этих эмоций и чувств.
- Злость не самый хороший друг для такого приятного молодого человека, - услышал я дребезжащий голос за спиной и обернулся. Это была дама лет шестидесяти-семидесяти. Волнистые седые волосы, какой-то пестрый балахон и розовые кроссовки на ногах. Я улыбнулся и сказал:
- Извините.
Она улыбнулась в ответ.
- Баффи, перестань, – это уже было адресовано маленькой рыжей собачке, которая обнюхивала мою обувь и заинтересованно облизывалась. Похоже, почувствовала запах вампира… Теперь ей придется меня съесть. – Нехорошо себя так вести при первой встрече. Сначала надо поздороваться.
Собака мило тяфкнула и продолжила исследование моей обуви. Я опутился на колено и потрепал маленькое рыжее чудо за ухо. Баффи и ее хозяйка приводили меня в восторг, обе походили на артистов из какого-то ситкома про домохозяйку и ее домашнего питомца.
- Барбара Милфорд, - представилась дама. – А это Баффи.
- Очень приятно. Роберт… Хм… Роберт Томсон. – Смущаясь своей лжи, ответил я и протянул ей руку. Она в ответ подала мне свою морщинистую ладошку. Я наклонился и прикоснулся к ней губами. От нее пахло ванилью и шоколадом.
- Ой, что вы. Это совсем необязательно, – залепетала она и высвободила свою ручку.
В этот момент открылись двери лифта, и я пропустил ее вперед, приподнимаясь.
- Спасибо. Вы очень любезны, – бросила Барбара, проходя в лифт и подтягивая за собой Баффи.
Я прошел за ними и, расположившись в углу кабины, нажал на кнопку «вниз». Лифт бесшумно начал свое движение, я прислонился спиной к стене и подумал о Саше. Кулаки опять самопроизвольно сжались. От чего? От безысходности ситуации. Или от того, что я сам не ожидал от себя всего этого? А чего я ожидал? Не знаю…
Я вспомнил ее глаза, наполненные страхом и удивлением. Неужели ей было так неприятно вспоминать обо всем? Возможно. Ведь я и сам не меньше удивился, когда вчера вечером все мои домыслы и воспоминания, словно части головоломки собрались в один миг. Вчера в супермаркете я просто… Я не верил тому, что видел. Внезапно я понял, кого она напоминала мне… И этот небольшой шрам на ее руке…
Поток мыслей вдруг стал двигаться в нужном направлении. Я вспомнил, что она говорила о муже: «Вместе учились, помогла сдать зачет». Или «без любви честнее» и «когда любишь постоянно сомневаешься». Все эти фразы я уже где-то слышал или точнее видел. У меня была хорошая зрительная память. Все встало на свои места, я понял, почему меня тянуло к ней, почему хотелось узнать ее ближе, понять какая она на самом деле. Я просто понял, что знал ее. Знал ее такой, какая она есть. Знал, чего она хочет от жизни, знал к чему она стремится, знал ее прошлое, ее беды и страдания. Знал и сам не мог поверить во все это. Знал, что она не чужая мне…
- Позвольте спросить? – обратилась ко мне Барбара, отвлекая от раздумий. – Что вас так разозлило?
Я повернулся к ней и, затерявшись в ее глубоких темных глазах, опять задумался.
В сущности, я сам не мог объяснить, что точно вызвало во мне такую ярость. Днем, когда мы ехали за ней в супермаркет, я просто хотел поговорить и извиниться за то, как вел себя в кафе. За то, что нагрубил и довел до слез. Ведь я злился скорее на себя. На то, что притащил ее на этот дурацкий пляж, на то, что согласился на план Стэфани, на то, что просто хотел использовать человека в своих целях, на всех этих фотографов и фанатов. Я злился на себя, но вся злость, выплеснулась на Сашу.
Сидя в своем номере и складывая головоломку, которая не давала покоя моему неспокойному мозгу, я понял, что это будет не просто разговор. Я подумал, что будет весело вспомнить все, что с нами было так много лет назад. Я почувствовал, что, наконец, нашел того человека, с которым могу разговаривать без оглядки и обдумывания своих фраз. Который понимает меня, с которым спокойно и легко. И главное я понял, почему я так себя могу чувствовать с ней. Потому что я знал ее раньше, и она знала меня, знала шестнадцатилетним парнем, который не пестрил своей физиономией на каждом желтом издании. Который просто болтал с ней и давал какие-то глупые советы, как жить, а как не жить. И да, я почему-то надеялся, что для нее это все значило то же самое, что и для меня. Но все оказалось не так. Что я мог ответить?
- Да, эээ… - начал неубедительно я. – В принципе я и сам не пойму в чем конкретно причина.
- Женщина, да? – с ухмылкой констатировала она.
Я ухмыльнулся в ответ. Барбара была милой и напоминала мне тетушку Роуз. Все-то они знают эти старики, во всем разбираются, всегда готовы дать совет, даже, если их об этом вовсе не просят.
- Вы угадали, – ответил я, пожимая плечами.
- Злость – не самое подходящее чувство, когда выходишь от женщины, – посетовала она.
Я усмехнулся. Да, она была права. Хотелось, чтоб это чувства были иными.
- Злость, ярость, раздражение, – говорила она, загибая свои пухлые морщинистые пальчики, - все эти чувства плохие спутники в жизни. Они только разъедают нас изнутри. Наносят большой удар по мировосприятию и душе. Забудьте все.
- Не уверен, что смогу.
- Хотите совет.
Я, улыбаясь, кивал головой. Ну, точно тетя Роуз.
- Просто думайте обо всем этом, как о прошлом. Что все, что там случилось с вами – было и прошло. Вот и все. – Она опустила голову и посмотрела на собачку. – Да, Баффи? Да, моя дорогая?
Собачка тяфкнула и облизнулась.
В этот же момент открылись двери лифта, и мы вышли в холл. Барбара уже было пошла к входной двери, но на секунду задержалась и, повернувшись ко мне, добавила:
- От ненависти до любви, как собственно, и от любви до ненависти один шаг. Главное понять, где эта грань и стараться не переходить ее.
В этот момент ее серьезное лицо озарила добродушная улыбка, и она озорно добавила:
- Удачи, Роберт. Она вам пригодится.
- Спасибо, – крикнул я ей вслед и тоже направился к выходу. Я поднял повыше воротник куртки, достал очки и вышел из дома Саши. До машины с телохранителями нужно было пройти вдоль пары зданий и завернуть на другую улицу. Я прибавил шаг и старался ни на кого не обращать внимания. Было, похоже, что меня никто не узнает.
Я шел и обдумывал слова Барбары.
Забыть…Что было, то прошло…
Что забыть? Мне и забывать собственно нечего. Ужин, поездка на пляж, мелодия, поцелуй… И что? Это что стоит моих переживаний? Стоит того, чтобы терзать себя необъяснимыми воспоминаниями подросткового возраста? Ведь это далекое прошлое. То, что было все прошло. Вот как все легко, оказывается. Почему же тогда так неприятно щемит сердце, и ком подкатывает к горлу? Почему чувствуешь себя как побитый щенок, выброшенный на грязный влажный асфальт? Нет, так просто все это не забыть. Да и что-то мне подсказывает, что я, вовсе, не хочу забывать.
Машина стояла на том же месте, возле здания из красного кирпича с железными решетками на окнах. И кто придумал ставить решетки на окнах. Кто придумал самих себя сажать за решетку? Черт. Что за ерунда лезет мне в голову?
Я направился к машине. Дин выскочил навстречу, хватая меня за руку и заталкивая на заднее сиденье, они оба были не довольны тем, что я весь путь проделал один.
- Это не разумно, - буркнул Майк.
- Не было времени позвонить, - оправдывался я.
- Ты совсем не учишься на своих ошибках.
Я ничего ему не ответил. Просто достал телефон и, сказав:
- В гостиницу… – набрал номер Стэф.
Машина тронулась, я слушал гудки в телефонной трубке и чувствовал, как во мне опять просыпается гнев.
- Да, Роберт, – уверенно отчеканила Стэф. – Что-то случилось?
- Да, - я перевел дыхание и добавил: - Я не… Стэф обещай мне, что мы не будем претендовать на роль в этом проекте.
- Почему? – неподдельно удивлялась она на том конце.
- Стэф… - выдохнул я. – Теперь мне дали ясно понять, что роли я точно не получу.
- Я ничего не понимаю? – перебила она меня. – Что произошло?
- Пфф... Саша раскрыла карты и сказала, что с самого начала подозревала, что все эти ужины и прогулки только ради того, чтобы выбить роль. Мне никогда не было так стыдно, Стэф… Черт! Мы повздорили и, я сказал, чтобы она засунула свой фильм куда подальше. Я идиот, но…
- Вот сучка! – пронеслось в трубке.
Вот черт! Я не хотел такой реакции.
- Да нет, я сам виноват, - надо было оправдать Сашу. - Было глупо все это затевать. Я чувствовал себя, как на презентации нового фильма. Когда тебе задают глупые вопросы, а ты пытаешься выдать себя за глубокомысленного урода и попробовать острить. Это я все испортил.
- Я не знаю, что тебе сказать. Это был шанс. Глупо было его упускать, и мы пытались сделать все.
- И, тем не менее… - начал, было, я, но потом подумал, что обсуждать все это со Стэф мне не хочется. Тем более истинную причину отказа от проекта она и вовсе не должна была знать.
- Роб, я не знаю. Ты не снимался полгода. Последний фильм с твоим участием выходит в конце апреля. От промоушен-тура ты отказался. Тебя забывают.
- Надо подыскать что-то другое. Ты говорила, что у тебя пылится парочка сценариев?
- Посмотрим… - задумчиво произнесла она. – Я не знаю, Роберт…
Стэфани молчала и я тоже. Не знаю, чего я сейчас хотел. Мне просто хотелось скрыться и спрятаться, как в детстве, когда тебя что-то не устраивало, ты мог просто забраться в стенной шкаф и просидеть там все обдумывая… Пока мама не уговаривала выйти или предлагала конфету.
- Я хочу пока съездить к родителям в Лондон, - я просто ставил ее в известность. Мне нужно было набраться сил и не знаю... Мне просто надо было еще раз все переосмыслить. За неделю в этом лживом городе улыбок, я просто растратил всю свою энергию.
- Хм… Как же работа, карьера?
- Если будет что-то стоящее, я сразу прилечу... – подытожил я.
- И когда ты планируешь сбежать? – ехидничала Стэф.
- Я не сбегаю Стэф. Я… - Черт!
- Роберт, я слишком давно тебя знаю… Ты пытаешься сбежать от чего-то. И это бывает у тебя только в самых тяжелых ситуациях… Что, черт побери, происходит?!
- Я не готов сейчас говорить об этом. Я… Стэфани, я все расскажу, когда вернусь.
- Окей, - обиженно проговорила она. - До встречи.
- Пока, Стэф.
Я посмотрел в окно. За тонированными стеклами было все темное и жуткое, как мое состояние. Точнее на улице как всегда светило приветливое солнышко, но сквозь темные стекла оно не казалось таким уж приветливым, как с утра. Хотелось курить. Я достал сигареты и прикурил, выпуская дым в приоткрытое окно вместе со своими эмоциями.
Да…Как давно все это было. Прошло более десяти лет с тех пор, как я первый раз получил сообщение от чудаковатой «apple». Нда… Первое время было странно получать ее: «Hi. You have time to chat»? (Привет. Есть время для общения?) В то время как все остальные сначала пытались осведомиться, как у меня дела или подходящее ли настроение для общения. Ее интересовали ее проблемы и мое мнение по этому поводу.
Она задавала вопросы, и мы около двух-трех часов обсуждали их. Совсем забывали о времени, переписываясь друг с другом. Или это я забывал? Не важно. Главное, что мы говорили абсолютно обо всем. О семье, о жизни, о религии, о любви, о сексе, о смерти, о самоубийстве, о страхе… Для меня, как для подростка это было просто открытие чего-то нового, неизвестного. Ее мысли, суждения порой не совпадали с моими, и мы часто спорили. Мне в силу моего возраста казалось тогда, что отвергая точку зрения кого либо, показываю миру себя, пытаюсь быть личностью, индивидуальностью со своим мнением и суждением.
Она смеялась надо мной и писала, что я «naive chukotski boy». Не знаю, что это означало, но звучало очень смешно.
Саша… Не зря меня торкнуло в тот первый день встречи на прослушивании. Что-то ее имя напомнило мне. Если б я тогда знал, что…
Я затянулся сигаретой и выпустил дым. Часть его просочилась в приоткрытое окно, остальная, обволакивая мое лицо, уносила в прошлое, которое сейчас не давало покоя ни мне, ни Саше. Я помнил ее историю. Помнил все от начала до конца. И даже тот вопрос, который, кажется, тогда так и повис в нереальности сети: «You were scared?»(Ты боялась?)
На улице тогда шел дождь, такой противный моросящий, шлепающий тебя по щекам, словно ветками кустарника. И совсем не дающий открыть глаза. Я прибежал после репетиции в театре домой и сразу включил свой компьютер.
Мы уже месяцев восемь, как переписывались с «apple». Она написала свое имя, но попросила не называть ее так. Сказала, что так ей проще общаться. Просто два обезличенных ника «Robert» и «apple».
Сейчас, я задумался, почему же в двадцать два ей так не хватало общения. Ведь это не переходный возраст… И… У нее было много друзей. Почему никто не мог понять ее, не мог помочь ей справиться со всем этим. А я чудаковатый парень из Барнса мог? По крайней мере, я думал, что мог.
Ее приветствие уже висело в моем окошке диалогов. Я ответил, что готов ее выслушать, и она начала писать:
«Ты боишься смерти? Хотя не важно. Не отвечай. Знаешь, мне порой кажется, что я совсем ее не боюсь. Она приносит спокойствие и сон. Но раньше… Я боялась.
Ты знаешь, когда мне было восемнадцать, я влюбилась в одного парня. Он был обыкновенным. Ничего особенного голубые глаза и светлый ежик волос. Его звали, как и меня Саша.
Нас познакомили общие друзья. И мне сразу захотелось ему понравиться. Ох, и глупа же я была. Я все время заинтересованно смотрела на него и ловила каждое слово, сказанное им. Много смеялась и шутила сама. А когда он предложил проводить – отказалась. Испугалась, себя что ли?
А на следующий день он позвонил мне и предложил прогуляться. Так все и началось. Я и сама не предполагала, что все зайдет так далеко и будет все слишком серьезно. Он признался, что любит через месяц после знакомства, и я сказала, что тоже влюблена. Мы встречали вместе закаты и порой рассветы. И думали, что так будет всегда. Любовь слепа в этом возрасте. Хотя, любовь всегда слепа…
Как хорошо, что ты меня не видишь, потому что слезы текут ручьем. Мне трудно об этом вспоминать. Но я думаю, что если напишу, то это отпустит меня навсегда.
Мы были вместе всего полгода, когда случилось несчастье. Глупая, бессмысленная смерть.
Он возвращался из парикмахерской, когда к нему подошел мужчина и попросил прикурить. Саша ответил ему что-то. Так рассказывали очевидцы.
А потом тот достал нож и нанес ему три колото-резанных раны и скрылся.
Я же в это время веселилась с подружками в баре и даже представить не могла, что случилось с любимым. Я даже ничего не почувствовала. Моя интуиция спала беспробудным сном.
Мы не жили вместе, поэтому о его смерти я узнала только на следующий день. Позвонил его друг и просто сказал: «Саша умер. Его больше нет с нами». Дальше он говорил что-то про происшествие и о том, что все показывали по телевизору.
Я хотела заплакать, но слез совсем не было. Была только обида на себя. За то, что не почувствовала. За то, что не простилась. За то, что любила и не смогла все сберечь.
Похороны я не помнила, все было, как в тумане. Гроб. Белые розы. И плачущая мать возле единственного сына.
А я все никак не могла поверить в то, что его уже нет.
Осознание всего пришло на четвертый день после похорон. Он приснился мне. Говорил, что любит и просил прощенья. А потом просто протянул руку и позвал с собой. Я проснулась от ужаса того, что захотела уйти вместе с ним.
Ты думал когда-нибудь о самоубийстве? Не отвечай. Конечно, нет.
До того сна я тоже никогда не думала об этом. Но он перевернул все в моем сознании. Я почему-то думала, что если я сделаю это, то я навсегда воссоединюсь со своим возлюбленным. Я никак не могла подумать, что он наоборот не за что в жизни не захотел бы этого. Не захотел, чтобы я ради него попрощалась с жизнью. Лишилась всего, что у меня есть.
Знаешь, а осуществить все это оказалось очень просто.
Говорят, что люди умирают от болезней. Мне кажется, что люди умирают от одиночества…
Ты боишься одиночества? Не отвечай. Ты даже не думал, наверное, об этом.
Так вот тогда мне было совсем одиноко. Примерно, как сейчас. Но сейчас у меня есть ты. А тогда… Тогда мне казалось, что у меня никого нет.
Все случилось весной. Где-то читала, что у сумасшедших и самоубийц, как раз весна время обострений.
Я не собиралась сделать это красиво. Я вообще не думала об этом. Просто в один из дней само собой все произошло.
Я налила в ванную воды, взяла лезвие из папиной бритвы и полосонула себе по запястьям на обеих руках. А потом погрузилась в ванну».
Я не выдержал и все-таки спросил:
«Как же ты осталась жива? Или ты меня разыгрываешь?»
«Нет», - ответила она. – «Это чистая правда. Просто потом что-то прорвалось в мое сознание. Поползли мысли. А ради чего все это? А вдруг я его не увижу там? А вдруг я ему там не нужна?
Тогда я выскочила из ванны и набрала телефон соседского парня Антона. Когда я открыла ему дверь, он просто был в шоке. Но потом быстро опомнился, вызвал скорую помощь и перевязал мне запястья.
Теперь только глупые шрамы напоминают мне обо всем этом».
Я не знал, что сказать и все-таки спросил ее:
«Ты боялась, ты боялась смерти и той неизвестности, что ждет тебя впереди?»
Но этот вопрос так и остался неотвеченный. Больше она не разговаривала со мной. И никогда не писала, не отвечала на мои письма. А потом ее ник и вовсе пропал из сети. Это означало только одно, что ей больше не о чем было со мной говорить. А я тогда был готов ей сказать многое. Саша… Саша…
Я докурил сигарету и выбросил ее в окно.
Машина неспешно подъехала к черному входу в гостиницу. Здесь как всегда дежурили паппараци. Камер пятнадцать не меньше. Я надел очки, застегнул куртку и вышел на улицу.
Как же достала эта суматоха. Со всех сторон слышалось мое имя, они просили улыбнуться. Мне захотелось крикнуть им все, что я не кукла неваляшка, которая обязана улыбаться двадцать четыре часа подряд, я – человек, и мне плохо. Но я лишь опустил пониже голову и постарался побыстрее оказаться за дверью гостиницы.
Я двигался как живое приведение быстро и ровно, когда почувствовал, что кто-то толкает меня в бок. Это был Майк:
- Вот возьми, она упала под сиденье в машине. – О Боже, он протягивал мне ее книгу. Точно, я, когда садился в машину швырнул ее рядом и совсем забыл. Я взял книгу в руки, говоря взглядом спасибо.
Теперь меня мучила жалость к себе. Я казался себе жалким и никчемным с этой книгой в руках. Почему? Почему она меня оттолкнула? Ведь хотела же того, что и я. Хотела и наслаждалась поцелуем. Отвечала также самозабвенно и чувственно. А потом как холодный гранит отстранилась и надела одну из своих непроницаемых масок. И только взгляд, брошенный в сторону фотографии на столе, мог дать разгадку этому.
Семья…У нее семья: ребенок, муж, с которым она прожила достаточно много лет. Так много, что измена была для нее неприемлема? Или она просто играла со мной? Знала с самого начала, по какой причине я проявляю интерес и молчала. Неужели ждала? Ждала развязки? Жестоко. Жестоко так унизить мои чувства и самолюбие.
На минуту я почувствовал стыд за себя, но тут же он сменился раздражением и злостью. Злостью на того, которого, казалось, считал родным и которого думал, знал. Женщины…Чего они хотят, о чем они думают, совершая такие поступки? И думают ли они вообще?
Захотелось скорее улететь в Лондон. В мой далекий туманный дом, где в такую погоду согреют, не только чаем, но и домашним теплом. Я представлял, как обниму маму и отца, как надерусь пива с друзьями в пабе, как буду горланить песни своего друга у него на выступлении в баре. От этого стало легко и светло в голове и сердце.
Майк и Дин не были в таком восторге, как я. Но что поделать вот такой я чудак. И сейчас мне был нужен отдых как никогда. Самолет отправлялся в десять вечера. Я заказал два билета и отправил Дина подготовиться к полету. На все сборы оставалось два часа. А потом еще долгих одиннадцать в перелете.
Время… Улетая отсюда я прощался с временем, которое здесь провел. И с надеждой думал о том, времени, которое проведу дома. Надеялся на то, что жизнь в Лондоне излечит меня от нахлынувших воспоминаний и горечи в душе, которую они вызывали. Надежда…
Откинувшись на сиденье в самолете, я вдруг почувствовал, что очень сильно устал. Как странно, занимаясь в тренажерном зале, порой совсем не чувствуешь усталости. А когда много думаешь, кажется, что устал так, будто ты таскал мешки с углем. Хотя, я их никогда не таскал и, как чувствует себя такой человек, не представлял.
Я прикрыл глаза и стал слушать, слушать звуки, которые окружали меня сейчас. Подошла стюардесса, она просила пристегнуть ремень. Включились двигатели, зашуршали шасси по взлетной полосе, загудели турбины, самолет слегка дернулся и плавно пошел вверх, набирая высоту. А я провалился вниз, в свой сон. Сон был нервный и не предвещающий ничего хорошего.
Я бежал по серому коридору с шершавыми бетонными стенами, который постоянно поворачивал или предлагал выбрать путь своей развилкой. Я не знал, куда я бегу, но я точно знал, кого я искал в этом коридоре. Я искал ее, Сашу. Я все время старался бежать направо, пока не услышал звуки, это была мелодия. Моя мелодия, которую я записал на днях и отдал ей. Точнее кинул. Диск с надписью «Fairy».
Я стал бежать на звук, он все усиливался и усиливался. Там в конце, в комнате с неокрашенными серыми стенами на диване сидела она. Она сидела, прижав к себе колени, положив голову на них, и слушала композицию. Во сне, мне показалось, что я позвал ее. Она обернулась, но была какой-то напуганной. Я не слышал ее слов, только музыку. Она играла слишком громко. Ее мог услышать кто угодно.
Она подбежала ко мне и стала тянуть за руку, уводя отсюда. Стала прогонять, я не хотел. Что, зачем она меня гонит? Я не мог понять этого во сне, не мог слышать ее слов, которые она похоже кричала. Было видно, как напрягались у нее вены на шее. Я ничего не понимал и только улыбался. Я был просто рад еще раз ее увидеть, прикоснуться, услышать. Но я не слышал ее…
И вдруг она отступила и прижалась всем телом к стене. К холодной сырой стене. Я протягивал к ней руку, чтобы она отошла от стен, но она не брала ее. Ее глаза были испуганы. Я повернулся туда, куда сейчас был устремлен ее взгляд и увидел силуэт. Я не видел ни лица, ни четкого очертания фигуры. Я только знал, что это был мужчина.
Я услышал пронзительный голос Саши и испугался. Она кричала. Кричала сильно без остановки…
А потом она, вдруг, стала говорить:
- Мистер Паттинсон. Мистер Паттинсон. Успокойтесь.
Черт!
Я открыл глаза, это была стюардесса. Я никак не мог прийти в себя ото сна.
- Простите, сэр. Вы слишком громко разговаривали во сне, мешая другим пассажирам, – успокаивающе проговорила она, улыбаясь одной из тех голливудских улыбок, которым учат на курсах стюардесс.
- Извините, – ответил я.
Она улыбнулась одной стороной губ и слегка наклонила голову, давая понять, что извинения приняты. И что она сама извиняется за прерванный сон.
- Ваша книга, – она протягивала мне книгу. – Она упала, когда вы спали.
- Спасибо, – прохрипел я в ответ.
Книга Саши. Боже мой. Я что так и таскал ее все время в руках? Я точно сошел с ума. Эту драгоценность надо было сдать в багаж вместе с чемоданами. Я открыл ее и посмотрел на надпись, которую Саша сделала на обложке. «И что же ты здесь написала, интересно», - подумал я. Хотя какая теперь разница…
Я опять закрыл глаза и провалился в сон, который теперь был спокойным и без сновидений…

Эта глава тоже из двух частей, видимо я такой автор, который пишет по многу страниц в главе :)) Здесь немного истории Саши... Пишите, что думаете по этому поводу. Во второй части опять сюрприз от Робки... Он будет отрываться в Лондоне:)))


Читайте О любви скажет песок
 
PetrarkaДата: Четверг, 21.10.2010, 06:43 | Сообщение # 32
Группа: Пользователи
Сообщений: 15

Статус: Offline

Награды:


Quote (Nuro4ka)
Говорят, что люди умирают от болезней. Мне кажется, что люди умирают от одиночества…

Сильно хочу еще что-нибудь написать, но понимаю что нужно время переварить.

Переварила)) Заново перечитала и ужаснулась тому какими мы бабы дурындами бываем. ну вот почему ответьте вы мне мы всегда стараемся делать хорошо всем, но только не себе. ну вышла Саша за Игоря, ну любит он ее, ну семья у них, но она НЕ ЛЮБИТ и по все видимости и не любила, просто поступала правильно, или как там это говориться " как должно быть", " так заведено", а теперь пытается быть железной леди. ЗАЧЕМ? ведь она головой она все четко понимает и хочет чтобы рядом с ней был совсем другой человек, совсем не такой как ее муж. мне просто мозг разрывает, ведь сама дурында такая же...
Простите дорогие мой меня за каламбур просто прорвало что- то меня)))

Сообщение отредактировал Petrarka - Вторник, 26.10.2010, 05:05
 
Nuro4kaДата: Четверг, 21.10.2010, 16:39 | Сообщение # 33
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


Quote (Petrarka)
Сильно.
хочу еще что-нибудь написать, но понимаю что нужно время переварить

Буду ждать, что переваришь и еще что-нибудь черкнешь. Спасибо за теплые слова hello


Читайте О любви скажет песок
 
usniДата: Четверг, 21.10.2010, 19:21 | Сообщение # 34
Группа: Удаленные


Награды:







Здорово!!! И хочется верить что он такой на самом деле.....Хотя, к сожалению, анализируя некоторые его интервью, высказывания и манеру поведения, выводы напрашиваются грустные..... Мы Русские действительно ИНЫЕ.....хоть и сильно опылились от Запада, в последнее время. Возможно, и в жизни он вынужден носить какую то выбранную маску, чтобы защититься от нашего назойливого любопытства.....Но определенные вещи, скрыть практически невозможно.... Ну а то, что мешков с углем он никогда не носил-это 100%!!! :)
Очень скучаю, уже сейчас, и жду продолжения!!!
Удачи во всем!!! hello
 
GoldbutterflyДата: Четверг, 21.10.2010, 19:37 | Сообщение # 35
Группа: Пользователи
Сообщений: 4

Статус: Offline

Награды:


Привет,уважаемый автор bigsmile
Позвольте мне преклониться перед Вашей гениальностью.Потому что, то что вы пишите,это не фики,нет это РОМАНЫ!!!!
Потому что фиком язык не поворачивается это назвать.Это роман о любви и душевных терзаниях актера и русской писательницы,надеюсь,со счастливым финалом,хотя...это как говорится палка о двух концах,какой может быть счастливый финал,если девушка,а если быть точной молодая замужняя писательница,МАТЬ,встречает молодого,интересного и к сожалению мега знаменитого актера и влюбляется в него.В этой истории не может быть счастливого финала,потому что кто-то останется одинок.Но...что-то я забежала слишком уж далеко в перед.
Итак, когда я открыла роман, то подумала, какое странное название,но как только прочитала пролог, поняла происхождение этого самого названия.Спасибо за легенду,она была прекрасна)) и...она дала надежду на счастливый...ну об этом уже говорилось))
Спасибо за то что показала людям Роба,настоящего Роба.Ты же знаешь,что я не фанатка и я не одобряю стремление людей стать частью жизни знаменитого человека,не одобряю не здоровый интерес к тому что они едят,где одеваются и с кем спят...Поэтому,когда я читала роман,я очень сочувствовала Робу,жизнь у него далеко не сахар,спасибо что сделала на этом акцент.
А потом...о таком повороте.... вряд ли кто мог предсказать такой поворот сюжета.Я о том что Саша и Роб встречались в далеком прошлом...Лично я считаю что это судьба,а как иначе это можно назвать,люди живушие в разнях странах,говорящие на разных языках,не имеющие общих целей и интересов несколько раз совершенно необъяснимым образом пересеклись в жизне...Что это?!Совпадение?Вряд ли!!!
То что Саша отвергла Роба-это конечно печально,но обосновано.Мне очень жаль ее мужа,но мне кажется,она к нему не вернется...Но,читатель предпологает,а автор.... eyas
Извини за сумбур...просто столько эмоций,а времени,как всегда,в обрез bad
Но теперь я буду комментировать каждую главку,если ты не против))
С нетерпением жду проду))
Сообщай о главах.
 
SvetlyakДата: Четверг, 21.10.2010, 20:58 | Сообщение # 36
Группа: Пользователи
Сообщений: 20

Статус: Offline

Награды:


Нюрочка, СПАСИБО за продолжение!!! cool Твое произведение вызывает очень сильные чувства!!! Жду с нетерпением новых глав!!! rob
 
usniДата: Пятница, 22.10.2010, 22:46 | Сообщение # 37
Группа: Удаленные


Награды:







Мне кажется, Саша поступила с Робертом жестоко..... Я понимаю, в трудный период жизни ей нужен был собеседник, а вернее -молчаливый слушатель, и она его нашла. Получается, что она использовала его как "мусорную карзину", как "одноразовый носовой платок", и когда в ее реальной жизни появился нелюбимый муж - она просто исчезла?! Даже не сказав спасибо?! Ведь она же прекрасно понимала, что там на конце провода-реальный, живой человек.... Для чувств и мыслей не существует расстояний....
И сейчас ее не мучает совесть от возможности предательства близкого и любящего ее мужа, ее пугает расплата за возможный поступок, ее мучает самолюбие и гордость, потому что она не верит в любовь Роберта, а видит лишь холодный расчет в его действиях....Ей даже не хватает смелости признаться самой себе в том, что она любит Роберта, даже перед сабой она оправдывается : любопытством, ответами на вопросы, сюжетом для книги....
Не думаю что счастливого конца быть не может..... В подобной ситуации крайне важна честность (прежде всего перед самим сабой) и сила чувств, сила намерения....
 
Nuro4kaДата: Вторник, 26.10.2010, 15:00 | Сообщение # 38
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


usni, приветик. Спасибо огромное за оба твоих комментария. второй очень сильно заставил задуматься. И почему-то я согласна с тобой - не понятно чего больше испугалась Саша. Быть изменницей или остаться в дураках... На счет жестокости, конечно, это сильно... Не думаю,чтоона поступила жестоко. Просто женщины порой сначала всегда поступают под впечатлением эмоций и ее эмоции и чувства пошли совсем в другом направлении. Она решила, что Роберт хочет все это использовать против нее, хотя он просто хотел сказать правду и все. И он на самом деле был рад ее встретить. И ждал другой реакции. Он, конечно, тоже слегка перегнул палку, можно было воздержаться от поцелуя. Но... Она просто сводит его с ума... Он только о ней и думает, поэтому это все произошло само собой.
Quote (usni)
Получается, что она использовала его как "мусорную карзину", как "одноразовый носовой платок", и когда в ее реальной жизни появился нелюбимый муж - она просто исчезла?!

Это не совсем так. Муж уже был, но об этом позже... И я не хочу ее оправдывать. Она такая, какая есть... Просто женщина со своими недостатками
Quote (usni)
Ведь она же прекрасно понимала, что там на конце провода-реальный, живой человек.... Для чувств и мыслей не существует расстояний....

Она понимала, но они договорились, что это просто разговор. А молодому человеку в шестнадцать лет показалось, что это больше, чем просто разговор и он реально еще тогда был влюблен в "эпл". И да, мы же пока точно не знаем почему Саша перестала писать...
Quote (usni)
Ей даже не хватает смелости признаться самой себе в том, что она любит Роберта, даже перед сабой она оправдывается : любопытством, ответами на вопросы, сюжетом для книги....

Да, она очень сильно этого боится. Потому что считает, что любовь - это источник боли. А ей она не нужна. Поэтому она оправдывает себя всеми возможными способами
Quote (usni)
Не думаю что счастливого конца быть не может..... В подобной ситуации крайне важна честность (прежде всего перед самим сабой) и сила чувств, сила намерения....

Пока не знаю, как все закончится. Посмотрим, куда заведет сюжет. Одно могу сказать точно, что на острове, как известно из пролога они будут счастливы какое-то время
Goldbutterfly, приветик. Очень рада тебе здесь bigsmile
Quote (Goldbutterfly)
Позвольте мне преклониться перед Вашей гениальностью.Потому что, то что вы пишите,это не фики,нет это РОМАНЫ!!!!

Ну возможно. Не мне судить
Quote (Goldbutterfly)
Спасибо за то что показала людям Роба,настоящего Роба.Ты же знаешь,что я не фанатка и я не одобряю стремление людей стать частью жизни знаменитого человека,не одобряю не здоровый интерес к тому что они едят,где одеваются и с кем спят...Поэтому,когда я читала роман,я очень сочувствовала Робу,жизнь у него далеко не сахар,спасибо что сделала на этом акцент.

Спасибо. я очень старалась. писать от лица мужчины, да еще такого сложно. но вот влезла в его пиджачок bigsmile и постаралась посмотреть на все его глазами. Только рада за то, если полчилось
Quote (Goldbutterfly)
Что это?!Совпадение?Вряд ли!!!

Обычно про такое действительно говорят - судьба!!!
Quote (Goldbutterfly)
Извини за сумбур...просто столько эмоций,а времени,как всегда,в обрез

Ничего все нормально и по теме
Quote (Goldbutterfly)
Но теперь я буду комментировать каждую главку,если ты не против))
С нетерпением жду проду))
Сообщай о главах.

Я только рада комментариям и постараюсь сообщать о главах eyas
Svetlyak, привет.
Quote (Svetlyak)
Нюрочка, СПАСИБО за продолжение!!! Твое произведение вызывает очень сильные чувства!!! Жду с нетерпением новых глав!!!

Пожалуста и мне приятно, что мой романчик тебя задел cool

Добавлено (25.10.2010, 17:06)
---------------------------------------------
Через пару дней выложу продолжение...

Добавлено (26.10.2010, 14:58)
---------------------------------------------

Глава 7.
Роберт.
Сбежать от себя.
Часть 2.

Реально, память — такая пустая вещь. Все, что ей принадлежит, уже не принадлежит человеку. В памяти живут тени поступков и чувств, которые можно вернуть лишь в мыслях. Поэтому воспоминания не дают облегчения, а только делают хуже…
Ричард Мэтсон

Лондон встретил серой погодой, но без дождя. А лучше бы он шел, смывая с меня гадость и ложь этого завораживающего Города Ангелов.
Получив багаж, мы сели в такси. Дин проводил меня до дома, и я отправил его в отель. Здесь мне не нужно было много охраны.
Поставив свой чемодан на тротуар рядом с домом, я огляделся и вздохнул полной грудью влажный воздух моего детства. Знакомые дома с небольшими лужайками. Парк, где мы часто гуляли с сестрами. Мой дом. Дом детства, воспоминаний, любви и тепла. Сейчас, стоя около двери передо мной проносились картинки прошлого: детство, юность,… Мне вдруг подумалось, что мои мысли, словно, мысли седого старика, еле поднимающегося по лестницам. А ведь мне всего двадцать семь…
Я постучал в дверь родительского дома. Там послышались голоса, видимо, как всегда решали, кто будет открывать дверь. Я улыбнулся, мне так сейчас этого не хватало. Мне так давно не хватало семьи.
Открыла мама:
- Роберт?! - она слегка опешила, не веря своим глазам. – Как? Когда ты приехал?
- Ма, только что. Войти можно? – я смущенно улыбнулся ей.
- Конечно, – она приоткрыла пошире дверь, предлагая зайти.
Я зашел и затащил за собой свой огромный чемодан.
- Роб, - еще раз повторила мама и, заключив меня в свои объятия, поцеловала в щеку. – Как я по тебе соскучилась, мальчик мой.
- Мама... – я опять смущался. Ведь я уже был не маленький мальчик.
- Ну ладно проходи, сейчас напою тебя горячим чаем с пирогом. Или тебе сварить кофе? В интернете пишут, ты предпочитаешь кофе… – она проговорила это и опять меня обняла.
- Неужели, ты все еще веришь в то, что пишут про меня? – я улыбнулся и обнял ее в ответ. – Я буду чай. Тот самый, который ты обычно завариваешь.
- Хорошо, – ответила она. Я погладил ее по спине и, наконец, почувствовал, что я дома.
В холл вышел отец, он пожал мне руку и похлопал по плечу:
- Молодец, что приехал сынок.
- Да. Я тоже рад.
Я стал раздеваться и только сейчас заметил, что в руках опять держал Сашину книгу. Оказывается, я так и держал ее все время в руке, и пока проходили контроль, и пока ехали в такси, и сейчас. Почему я так боялся расстаться с ней?
- Роб, проходи на кухню! – крикнула мама.
Мы сели все вместе за стол и мне стало так спокойно, как не было…
Боже мой, я даже не помню, когда я последний раз был у родителей, только звонки.
Мама выглядела хорошо, она все еще была красавицей в свои почти шестьдесят. Волосы цвета спелой пшеницы слегка забраны назад, улыбка как всегда непосредственная и мягкая. Пытливые глаза оглядывают меня, пытаясь понять, что я здесь делаю. Одета -просто, но со вкусом. Работа в модном журнале, которая уже давно была оставлена, давала о себе знать. Мама всегда была слегка модницей.
Отец немного сдал, мама говорила, что ноги побаливают. Вообще он очень хорошо выглядел, как всегда весел и слегка сдержан, такой настоящий англичанин, любящий футбол и пиво. Он все еще занимался своим бизнесом, который приносил им хороший заработок. Папа слегка приспустил с переносицы очки, чтобы посмотреть на меня, потом глянул на маму и вернулся к чтению газеты.
Я положил книгу на стол и взял в руки чашку с чаем.
«Как такие разные люди смогли найти друг друга и прожить всю жизнь вместе?» - подумал я.
Мои мысли прервала мама:
- Что это за книга? – спросила она и уже тянулась к ней. Я, вдруг, поставил чашку и хотел опять схватить свою книжку. Но потом подумал, чего я испугался, они же не знают русского языка.
- Это книга, по которой будет сниматься фильм. Я пробовался на роль в нем, – небрежно ответил я и опустил глаза, чтобы никто ненароком не увидел моих реальных чувств.
- И о чем он? - вдруг спросил отец, который все время за столом читал газету.
- Па, неужели ты хочешь знать про мою работу? – подняв брови, спросил я.
- А что ты так удивляешься? – было странно, обычно он не старался вникнуть во все тонкости актерского дела.
- Я приехал сюда, чтобы отдохнуть от всего, что касается работы. Может не стоит начинать этот разговор?
Он опять вернулся к газете. А я к своему чаю.
- Как знаешь, сын.
Мама открыла книгу и увидела надпись. Мне стало неудобно, я смутился и опять опустил глаза. Сейчас будет вопрос, на который я не хочу отвечать.
- Роберт, это написано на русском? – спросила она.
- Откуда ты знаешь?! – я проглотил только что отпитый из чашки чай, и удивленно посмотрел на нее.
- Твой отец учил этот язык, чтобы работать с русскими партнерами. А что здесь написано? – продолжала она, нахмурив брови.
- Мне не сказали, – разочарованно ответил я.
Она протянула книгу отцу, который опять отвлекся от газеты:
- Ричард, посмотри, может, вспомнишь что-нибудь.
Я уставился на него в ожидании того, что мне сейчас скажут. Лучше бы папа не знал, что там написано. Хотя…
Отец открыл книгу, пробежался пару раз по строчкам. Потом посмотрел на меня, улыбнулся и прочел по-русски:
«Не следует обижаться на людей, которые скрыли от нас правду: мы и сами постоянно утаиваем ее от себя. Франсуа де Ларошфуко. Не обижайся на меня. Саша Керн».
- Ну, что там, па? Ты понимаешь? – я почти заглядывал в книгу, мое нетерпение было на пределе.
- Это высказывание, Ларошфуко. Где-то я это уже слышал.
Он перевел на английский то, что было написано на обороте и мне показалось, что вся кровь, которая текла по моим венам, прилила сейчас к лицу. Я встал из-за стола и, пригладив рукой волосы и потерев лоб, схватил книгу и сказал:
- Спасибо за чай, я немного устал. Хочу прилечь, – в голове звучало только «не обижайся на меня»… Но ведь он писала это, еще не знав то, что я… Нет, она сказала, что не знала, что это я. Тогда про что она? Опять про роль? Черт!
- Да, конечно, дорогой, – ответила мама, возвращая мои мысли назад в кухню, и переглянулась с отцом.
Я мило улыбнулся, стараясь дать понять, что у меня все хорошо, потом поднялся в свою комнату и закрыл за собой дверь.
Черт, что же это такое твориться со мной?
Сбросив обувь, я залез на свою кровать и осмотрел комнату, в ней было все так же, как тогда, когда я покинул дом родителей в девятнадцать.
Комната была небольшая: слева от кровати письменный стол с компьютером, сверху полки и множество книг, которые я читал залпом, уходя от реальности. Справа стойка с музыкальными дисками – то же один из способов уйти от себя; дальше окно, выходящее во двор и открывающее наш небольшой садик. Комод для одежды – старый, еще бабушкин; рядом напольная лампа и коробки, которые я привез с квартиры, когда закрутилась вся эта фигня с актерством, фильмами, съемками. Здесь же в углу стоял мой синтезатор, над которым на крючках висело пару гитар.
Помню, как переезжал из родительского дома. Мне хотелось свободы и своего угла. Тогда мы с другом сняли квартиру. Было хорошее время. Вечерами можно было просто сидеть и брякать на гитаре, сочинять музыку и стихи. Я работал моделью, играл в небольшом театре и сколотил свою группу. Иногда вечерами мы играли свою музыку в каких-нибудь пабах и даже получали за это кое-какие деньги. У меня было полно друзей, и я был свободен…
Конечно, группа продолжала существовать и без меня, друзья занимались своими делами и изредка созванивались со мной, театр стоял все еще на том же месте, вот только я, казалось, был уже не тот. Не было у меня той свободы и легкости, независимости, какие были в девятнадцать, в двадцать…
Я вздохнул, потер глаза ладонями, лоб, прошелся руками по волосам и сложил их на груди. Было спокойно и в то же время тревожно. Что же теперь делать со всем этим? С тем, что чувствую я, с тем, что сказала она? Как все забыть?
Рука опять потянулась к книге.
Я смотрел на ровные буквы ее послания и еще раз вслух повторил: «Не следует обижаться на людей, которые скрыли от нас правду».
- Хм… - усмехнулся я и стал искать место в книге, на котором остановился читать.
Ее книга не была шедевром литературы, но она точно описывала отношения людей, основанные на лжи, предательстве, самообмане – на тех вещах, на которых именно в Голливуде строится большинство отношений. Конечно, все было покруче, чем в реальной жизни. Но жизнь, знаете ли – это тоже не сценарий кинофильма…
Я представил себе Сашу, у которой было свое ограничение в свободе. Я помнил, как она писала о том, как справлялась с депрессией. О том, что не смогла бы сделать этого без своего мужа. О том, что она только была рада тому, что судьба послала его ей. Но так же я помнил, что она не любила его, что он был для нее хорошим другом, старшим помощником, родным человеком, но не возлюбленным… Тогда почему? Почему она оттолкнула меня? Что ее остановило? Возможность измены или осознание того, что все это могло быть ради роли? Черт все упирается в эту «глупую роль». Мда…
На мгновение я представил себе ее мужа, такого уверенного в себе и своей семье. Я представил себе, как он обнимает Саша и радуется тому, что она есть. Как он целует ее… Мне стало жаль себя…Ну что я за идиот? Я глубоко вздохнул, и, схватив книгу, швырнул ее со всей силы в угол. Она, прошуршав страницами, врезалась в лампу, и они обе с грохотом полетели на пол. Я вздрогнул, выходя из плена своей злобы.
Хватит! Хватит изводить себя глупыми надеждами и иллюзиями. У нее своя жизнь, у меня своя. Надо просто постараться все забыть. Мы больше никогда не увидимся. Так стоит ли это все того, чтобы по нескольку раз прокручивать у себя в голове все ее слова и поступки? Нет. Надо просто решить, что делать дальше. И как жить дальше. Как жить дальше без нее… Один раз я уже с этим справился. Надеюсь, получится и второй…
В коридоре послышались шаги. Черт, это была мама:
- Роберт, у тебя все в порядке? – спросила она, постучавшись в дверь. Хорошо, что я закрыл ее на защелку.
- Все нормально, мам. Я просто задел за лампу, когда проходил мимо, – небрежно крикнул я ей. Потом встал с постели, поднял лампу и подошел к двери. Прислонившись к ней ухом, я стал слушать родителей. Они стояли рядом, вместе с отцом. Я слышал, как они шептались:
- Надо поговорить с ним. Думаю, что-то случилось, – это была мама.
Она была, как всегда очень проницательна. Да и зачем бы я приехал, если б не было проблем?
- Я думаю, он разберется сам, – отец. Вот это правильно. – Ему уже не десять. – Продолжал он. - Сам справится.
Верно, а проблем не меньше. Тут настала моя очередь:
- Я все слышу, - сказал я вслух, улыбаясь. – Хватит шептаться под моей дверью. У меня все хорошо, правда. Просто небольшая депрессия по поводу отсутствия новых проектов. Завтра все пройдет, обещаю.
В коридоре опять послышались шаги, только теперь они удалялись. «Вот и хорошо», - подумал я.
Мой взгляд еще раз прошелся по комнате и упал на гитары, я снял одну и уселся с ней на стул, положив левую ногу на колено и, откинувшись на спинку стула, я прошелся рукой по струнам, нажимая аккорды - расстроенная, давно не играли. Я стал натягивать струны, настраивая ее, все мысли в это время были сосредоточены только на этом. Так и должно было быть, я чувствовал себя сейчас прекрасно. Настроив гитару, я сыграл пару своих песен. Прекрасно. Потом сыграл еще пару, потом еще пару. Надо же, я ничего не забыл… Я все играл и играл, пока та мелодия сама не навалилась на меня и стала вылетать из-под моих пальцев. Губы шептали:
- Fairy, fairy…
В голове опять появились тревожные картинки несбыточной иллюзии. Как же выкинуть все из головы? Как забыть ее? Как очистить свой мозг, просканировать каждую его часть и удалить файлы с ее носителями?
Я положил гитару на кровать, достал из комода полотенце и, открыв дверь, прошел в ванную комнату. Надо было принять душ, расслабиться, а потом уже решать, что со всем этим делать. Душ освежил и расслабил. Вернувшись в комнату, я плюхнулся на кровать. Но смена часовых поясов и долгий сон в самолете, говорили о том, что сегодняшняя ночь будет бессонной.
Я повалялся еще немного в кровати, не теряя надежды заснуть. Но со сном ничего не выходило. Вставая, я натянул на себя какой-то свитер и приоткрыл окно. В комнату влетел прохладный весенний воздух. Воздух чего-то нового, светлого, теплого, что непременно приходит с весной. Воздух молодости, несбыточных желаний, первых поцелуев, влюбленности и …
Я закурил.
Из соседних домов на меня смотрели желтые глаза окон. Люди за ними тоже не спали. У кого-то тоже была бессонница, а кто-то просто хотел продлить последний день уикенда.
Мое окно выходило во двор. Я смотрел на кустарники, которые как тихие стражники столько лет караулят наше жилище. Смотрел на детскую площадку с песочницей, в которой мы не редко строил песочные замки. Неожиданно вдоль нее промелькнула тень. Сердце на секунду остановилось, вспоминая сон в самолете. Ух… Все в порядке. Просто собака…
Мне захотелось вспомнить что-то далекое и неуловимое, что-то такое, что напоминало мне о чувствах, которые я испытывал тогда, переписываясь с ней. Я помнил нетерпение, с которым включал свой компьютер, скрип модема, когда он пытался подключить меня к сети… Я волновался, как мальчишка, который отправляется на первое свидание и думает лишь о том, уместно ли будет целовать даму в первый вечер. Черт…Воспоминания… Что мы можем с ними сделать? Вернуть все, что было, мы не можем. И изменить что-то – тоже. Зачем тогда вспоминать все? Лучше, как сказала Барбара – забыть. «Все было и прошло». Теперь нужно строить новую жизнь, новую историю. Историю без прошлого... Историю без человека, который смог бы напомнить о прошлом. Историю о несбыточном счастье… Тьфу ты, черт! Опять все по кругу!
Я потушил сигарету и бросил ее вниз. Потом еще раз вдохнул в себя весенний апрельский воздух Барнса и закрыл окно.
Взяв на полке первую попавшуюся книгу, я включил ночник и посмотрел на автора. Генри Миллер. Хорошо. Вот это хорошо. Никаких сантиментов. Голый цинизм и правда жизни. Это как раз для меня. То, что нужно. Таблетка от всех моих заморочек и бредней. Я открыл книгу и начал читать…


Читайте О любви скажет песок


Сообщение отредактировал Nuro4ka - Вторник, 26.10.2010, 15:00
 
Pupsi4kaДата: Вторник, 26.10.2010, 15:02 | Сообщение # 39
Группа: Пользователи
Сообщений: 8

Статус: Offline

Награды:


Окей, помогаю eyas Давай скорее продку.
 
Nuro4kaДата: Вторник, 26.10.2010, 15:04 | Сообщение # 40
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


***
Проснулся я, когда солнце заглядывало ко мне в окно, а часы на столе показывали полдень. Голова трещала, как после похмелья. Открыв окно и, вдохнув несколько раз полной грудью и закашлявшись, я закурил. Надо было подумать, что делать дальше. Захотелось встретиться с друзьями и расслабиться. Я набрал Сэма.
Сэм Бредли, был одним из тех давних друзей, с которым можно было поговорить по душам и посмеяться над своими проблемами. Он продолжал играть свою музыку в пабах, сколотив небольшую группу, хорошо известную в Лондоне и США. Еще он был два года женат на девушке, с которой познакомился еще в школе, и которая недавно родила ему сына. «Рокер-папаша – это круто», - думал я.
Сэм согласился встретиться в нашем любимом пабе «Queen’s head» (Голова королевы). Он находился далеко от центра города, что давало возможность затеряться в огромном мегаполисе и остаться незамеченным для своих фанатов.
В половине восьмого я вызвал такси и сказал родителям, что хочу повеселиться. Мама сказала, что будет ждать меня, но лучше бы я не задерживался. Я оделся, как можно незаметнее: спортивный свитер, коричневые шерстяные брюки, черная куртка и шапка, которая спасала от дождя и ненужных усилий для придания моей голове ухоженного вида.
Таксист сразу меня узнал, но молчал до конца поездки, только поглядывая изредка в зеркало заднего вида. Я расплатился, вышел из такси и закурил. Чувство легкости, свободы – вот оно. Как же хорошо дома.
«Queen’s head» находился в здании пятиэтажного дома. Это был обычный паб с деревянной барной стойкой и стульями, которые тянулись по всей левой стене. Вдоль правой стояли столики, на стенах висели какие-то колеса, черепа животных и цепи, а в конце зала находилось пару мишеней для дартса и бильярд.
Сэм был уже здесь. Он сидел за барной стойкой и что-то пил. Увидев меня, он махнул рукой, приглашая присоединиться.
- Привет, Роб, – сказал он, когда я присел рядом. – Как жизнь? Наконец выпустил себя из заточения?
- Да, - усмехнулся я. – Привет, Сэм.
- Перестал копаться в своей свинской душонке?
Я подумал: «Отлично, Сэм – отжигает», - и поднял вверх большой палец, ехидно улыбаясь.
- Тогда давай выпьем.
- Для этого я сюда и пришел.
- Окей, – он повернулся к бармену и крикнул ему. - Две пинты «Гиннеса» сюда.
- Ну что? А как ты? – я потрепал его по плечу. – Как твоя роль новоявленного папаши?
- Отлично. Заходи как-нибудь к нам. Я дам тебе его подержать на руках.
- Не уверен… – замотал головой я. - А как все остальные Бобби, Маркус, Том?
- Да, нормально. Хотя Том к тебе ближе… Странно, что ты спрашиваешь про него у меня…
- Мы редко видимся, у него много работы. Хм… - я почесал затылок. – Теперь он очень востребован.
- Понятно, - недоверчиво пробубнил Сэм и стал рассказывать об остальных ребятах, с которыми меня связывала когда-то сильная дружба. И от которых я отгородился, когда они были мне нужны как никогда. Теперь я это понимал. Старые друзья – лучше…
Я слушал Сэма, а сам начинал думать о том, что все-таки от воспоминаний никуда не деться. Вот и он вспоминал что-то из прошлой жизни.
- А я решил больше не вспоминать то, что было, – вдруг сказал я.
- И что это за новая хрень? – поинтересовался Сэм. – Подожди, я попрошу еще пива, а то я что-то не понимаю тебя. Он подозвал бармена и тот принес еще две пинты «Гиннеса».
- Помнишь, у меня была подруга. Мы с ней писались в сети, – продолжал я.
- Помню. « Яблочко». Какая-то сумасшедшая, с задатками самоубийцы. Ты про нее?
- Да, - нахмурился я.
- И чего ты вдруг про нее вспомнил? Или там, в Нью-Йорке, у тебя крышу совсем сдвинуло?
От разговоров с Сэмом мне становилось легче. Его цинизм лечил меня так же, как Генри Миллер. А еще меня лечило пиво.
- Знаешь, я встретил ее в Лос-Анджелесе на прошлой неделе, – начал я.
- Да ты что? И что? Она попросила тебя помочь ей спрыгнуть с буквы «H» на Голливудских холмах? - проговорил Сэм сквозь смех. Который уже переходил просто в ржание коня. Я почему-то смеялся вместе с ним.
- Нет, – остановил я его, все еще давясь от смеха. – Подожди. Я хочу поговорить с тобой серьезно.
- Роб, по-моему, с тобой нельзя говорить серьезно.
- Я вижу, что с тобой тоже, - подкалывал друга я.
- Хорошо, прости. Просто я так разволновался, когда ты позвонил. Даже не знал идти или нет. Ведь мы были друзьями, а ты позвонил из Нью-Йорка только раз и сказал, что никого не хочешь видеть.
- Прости Сэм, но тогда я действительно никого не хотел видеть. Надеюсь, ты меня понимаешь?
- Да, ладно. Проехали, – отшутился он, похлопав меня по плечу. – Так что там с твоей знакомой?
Я смотрел на бар со всеми этими стеклянными бутылками и стаканами, такими блестящими и светящимися изнутри. Они излучали свет. Особенно те зеленые с узким горлышком. Они излучали свет ее глаз. Зеленых, диких, кошачьих…
- Мне кажется, она не безразлична мне, – вдруг выпалил я. – Что-то внутри меня сжимается, когда думаю о ней… Чушь, конечно. Но почему-то это беспокоит меня…
- Хм… А как же Кристен? - пробубнил он.
- А что Кристен? – удивился я.
- Роб, вся желтая пресса и весь интернет пестрит вашим поцелуем со Стюарт. Все пишут, что ваш роман «вспыхнул с удвоенной силой» или что-то в этом роде.
Я смотрел на него совершенно опустошенным взглядом.
- Значит, сработало, – слетело у меня с губ.
- Что сработало? – заинтересованно спросил Сэм.
Я сделал глоток пива и поведал ему все, что приключилось со мной за последнюю неделю. Мы пили и обсуждали все, что я натворил. Сэм иногда смеялся, а иногда осуждал меня за то, что я почти потерял себя. Иногда он старался дать совет, а иногда просто строил из себя самовлюбленного циника. Когда была наполовину опустевшей пятая пинта пива, он вдруг спросил:
- Роб, у тебя давно был секс?
- Зачем тебе это знать? – слегка заплетающимся языком спросил я.
- Ответь! – настойчиво просил он.
- Может пару недель назад, – я закатил глаза и почесал в затылке, вспоминая, когда он у меня на самом деле был в последний раз.
- Все понятно. Вся эта хрень лезет тебе в голову из-за отсутствия секса в твоей жизни, – вы посмотрите, какой Сэм отличный психолог.
- Не уверен…
- А я это точно знаю. Когда у меня с Кэрол нет секса неделю, мы цапаемся по любому поводу.
- И что ты предлагаешь? Затащить в постель первую попавшуюся девицу? Они все сразу сбегают от меня. Роберт на экране и небритый Роберт здесь в пабе – это два разных человека, – язык заплетался, понесло на философствования.
- Не тупи, вокруг полно симпатичных девчонок, которые готовы прыгнуть к тебе в койку, даже если ты не мылся две недели, – Сказал Сэм и опять залился смехом. – Мм.… Да вон, глянь какие красотки, думаю, они не откажут. – Сэм смотрел в сторону мишеней для дартса. Там и, правда, соревновались две очень даже симпатичные девчонки. Он мотнул головой в их сторону. – Какая тебе больше нравится? Раньше тебе нравились блондинки.
- Сэм, у меня давно не было практики. Не знаю, как сделать так чтоб мне дали сразу в день знакомства, – сказал я и усмехнулся над собой. – Да и вся эта фигня… Со знакомством… Привет, как погода? Все это полное дерьмо…
- Какая к черту практика, пошли. Включи это, как его там – актерское обаяние, – я все еще улыбался и искоса поглядывал на девушек. Сэм толкнул меня вбок и добавил:
- Ты ведь этот, как его самый сексуальный мужчина, разве не так? Тебе отказывать нельзя.
- Зато можно выкладывать мои фото в сеть. Понимаешь о чем я? – спросил его я, посмотрев на него в упор. Не знаю, что у меня было написано на лице, но мы оба заржали как кони. Это сработало и девушки посмотрели с интересом в нашу сторону.
- Так рыбки клюнули, – Сэм оживился. – Пора вытаскивать удочку.
Мы опять засмеялись.
- Эй, эй. Сэм, а как же Кэрол? – поинтересовался я.
- А что Кэрол, я ведь ей изменять не собираюсь. Я только хочу помочь тебе.
Все еще смеясь, словно накурившись травки, мы подошли к девушкам и завели разговор не о чем. О моде, о погоде, о жизни, о любви, о красивых мужиках… И дело пошло… Мы выпили еще пивка, потом еще пивка. Сыграли пару раз в дартс. И, приблизительно в час ночи, я был уже около квартиры блондинки по имени Грейс.
Она открыла дверь и предложила войти.
Это была небольшая квартира-студия, расположенная недалеко от паба. Здесь все находилось в одной комнате и спальня, и гостиная, и кабинет, и кухня. Она была похожа на одну из студенческих комнат. Сейчас мы были в небольшой прихожей.
Грейс скинула куртку и повесила ее на крючок.
- Раздевайся, красавчик, будь как дома, – сказала она, повернувшись ко мне, и загадочно улыбнулась.
Я сбросил куртку, стянул шапку и бросил все на какой-то сундук, стоявший здесь же. Она опустила голову и, прикрыв рукой рот, ухмыльнулась.
- Что? – спросил я.
Она подняла голову и, все еще с улыбкой, произнесла:
- Твоя прическа.
- О… Да, – я провел рукой по волосам и тоже улыбнулся. – Не собирался сегодня знакомиться с симпатичной девушкой, поэтому вот. – И я опять провел рукой по волосам, поправляя их.
Грейс посмотрела мне прямо в глаза и, покачивая бедрами, подошла ко мне так близко, что я теперь мог чувствовать ее дыхание у себя на губах. Левая рука легла мне на плечо, и она заглянула мне прямо в глаза. Я почувствовал себя неуверенным студентом.
Она коснулась губами моих и заглянула своими желтыми глазами мне в душу.
- В них можно утонуть, – сказала она. – Ты знаешь об этом?
Я помотал головой, не понимая о чем она.
- О чем ты?
Сейчас она уже отвела свой взгляд, ее правая рука легла мне на грудь, а взгляд был направлен куда-то вниз.
- Я о глазах... – ответила она, продолжая смотреть вниз. Ее рука стала двигаться по направлению взгляда и остановилась в районе молнии моих брюк. Она прошлась рукой в том месте вверх и вниз, и опять подняла глаза. Ее губы прошептали прямо в мои:
- Ну что, настало время узнать, каковы вампиры в постели? – и она подмигнула мне. Я нервно сглотнул и слегка отстранившись, спросил:
- Можно мне в ванну комнату?
- Хочешь поправить прическу? – усмехнулась она, разворачиваясь и направляясь к кровати, потом села на нее, болтая ногами, как маленькая девочка и указала мне рукой на дверь ванной. – Только надолго там не задерживайся.
Теперь я стоял перед умывальником и смотрел на себя в зеркало. Что я хотел там увидеть? Не знаю. Наверное, ужасно сексуального и уверенного в себе мужчину, но мне это с трудом удавалось. Больше всего хотелось сейчас сбежать из этой квартиры к себе в комнату и улечься с гитарой к себе на кровать.
- Нет, это плохо, – сказал я себе.
Я включил воду и намочил руки, потом пригладил руками свои спутанные волосы и опять посмотрел на себя.
- Роберт – ты актер, – я смотрел на себя и не узнавал этого человека в зеркале. Я знал, что никакой секс не поможет мне справиться с тем, что у меня было на душе. Но я не мог уйти, иначе… Что иначе? Иначе завтра все сайты будут пестрить заголовками о моей несостоятельности. А что если мужчина просто не хочет спать с женщиной? Как объяснить, что не хочешь или не можешь? Что чувствовала Саша, когда прогоняла меня? Боже мой, опять…
- Я сделаю это. И освобожу свои мозги, – сказал я себе в зеркало, сложив руки на груди и подмигнув своему отражению. Потом я вытер руки и вышел из ванной.
Грейс ждала меня, прислонившись спиной к косяку стены, отделяющей прихожую и жилую комнату. Она повернула голову на меня и опять посмотрела прямо в глаза. Я подошел ближе, и она тут же обвила мою шею руками и поцеловала в губы. Я ответил на ее поцелуй, он был сладким с привкусом эля. Я стал гладить ее спину и спускался руками все ниже, потом схватил ее за бедра, а она подпрыгнула и обхватила меня ногами за талию. Мы еще несколько секунд целовались вот так, охваченные животным желанием. Потом я отнес ее на кровать, но она не хотела ложиться. Она встала передо мной и помогла стянуть свитер и футболку, потом сама сняла свою кофточку, и, поменявшись со мной местами, толкнула меня на кровать.
Я смотрел на нее, пока она избавлялась от джинс. А потом, взяв за руку, помог забраться ко мне на кровать. Она села на меня сверху, как наездница на скакуна и стала целовать меня везде, я даже не успевал следить за тем, как быстро двигались ее губы, пока не почувствовал ее жаркое дыхание у себя на животе. Мои руки трепали ее волосы, а ее руки умело расстегивали молнию моих брюк.
На секунду я забылся и просто откинулся на кровать, сейчас было хорошо, все мысли, абсолютно все покинули ее. Было только чувство восторга и наслаждения. Я закрыл глаза и наслаждался происходящим.
Я даже не понял, когда Грейс оказалась уже на месте своего горячего рта. Теперь она опять сидела на мне сверху и двигалась в одном ей известном такте. Я обхватил руками ее бедра и стал направлять ее движения. Она закинула голову назад и что-то простонала.
- Что? – прохрипел я.
- Не останавливайся, – простонала она.
От этого стона я почувствовал просто звериное чувство желания. Я поднялся к ней и, обхватив ее за талию, опрокинул на спину. Потом опять вошел в нее, и стал двигаться быстрее и жестче, придвигая ближе пик наслаждения. Я закрыл глаза, зрачки закатились, теперь я видел и слышал только то, что хотел мой разум. Я видел под собой не блондинку Грейс, а красавицу-фею, с зелеными, как Лондонский лес, глазами.
Дыхание совсем сбилось, я нагнулся к девушке и уткнулся ей в шею. Она двигалась подо мной и стонала.
Я запустил свои пальцы в ее волосы и знал, что там не светлые, как солома, а черные, как смоль локоны Саши. Я опустил свою руку на грудь, и чувствовал, что это ее грудь, той, что снилась мне вот уже неделю подряд. Я знал, что вот сейчас, именно сейчас, все закончиться, но мне этого не хотелось. И я не в силах сдерживать себя больше, с криком: «Оеее…Саша… Да….», - освободился от всех своих проблем.
Еще несколько секунд я лежал вот так вот на ней и упивался своим блаженством. Но стоило открыть глаза и бац… на меня вопросительно смотрят… карие глаза блондинки по имени Грейс. Хотелось спросить, куда же делись печальные зеленые изумруды, но я только перевернулся на спину и устроился рядом с ней на кровати. Я лежал, стараясь успокоить свое дыхание, и ждал вопроса. Хотелось курить.
- Что или кто такой Саша? – спросила, наконец, она.
В голове уже был придуманный ответ:
- Это по-русски. Что-то типа классно или супер. Меня научил один приятель, который ездил в Россию. – По-моему неплохо соврал. Я поднялся на руках, посмотрел на нее и добавил. – Там все так говорят.
- Понятно. Запомню, – она улыбнулась. Значит сработало.
Я отвернулся от нее. Черт, было противно врать ей. Мне вообще всегда было противно врать. Но так вышло, что я актер.
Она лежала молча. Тишина убивала меня, вот бы сейчас вскочить и убежать отсюда. А что мне, в сущности, мешает уйти сейчас? Да ничего.
Я лежа натянул на себя боксеры и брюки. Грейс все еще молчала. Это начинало напрягать. О чем она интересно думает? Я уже хотел встать с кровати, когда услышал ее вопрос:
- Мы еще увидимся?
- А ты как думаешь? – спросил я. Не хотелось самому отвечать на ее вопрос. Ведь, если честно она изначально знала на него ответ.
- Думаю, что нет, – ответила она.
Теперь надо было сказать что-нибудь приятное.
- Ты замечательная, Грейс. Веселая, сексуальная и очаровательная… - я хотел сказать что-то еще, но она продолжила за меня.
- Но я не Джулия Робертс и не Меган Фокс?
- Брось, ты лучше, – пора было сматываться.
Я встал с кровати и, обойдя ее, поднял с пола свою футболку и свитер. Сейчас я чувствовал жалость к этой девушке. И злость на себя. Зачем я это сделал? Секс ради секса - не есть хорошо. Хотя надо отдать должное Грейс, она прекрасно знает, что нужно мужчинам в постели.
Сейчас она сидела на кровати, прижав к себе ноги и положив голову на колени. Совсем так же как Саша в моем сне. Господи боже, да когда же это закончиться.
Я натянул футболку, потом надел свитер и подсел на край кровати рядом с Грейс.
- А знаешь, - начал я. Что я делаю, я сам себя загоняю в тупик. Она посмотрела на меня, опять задавая вопрос глазами. – Я запишу твой номер телефона, - продолжил я, опустив глаза. – Когда буду в следующий раз в Лондоне, обязательно тебе позвоню.
Она сразу оживилась, улыбнулась и стала диктовать номер. Теперь и мне стало немного легче. Тяжело причинять людям боль. По-моему в последнее время я только это и делаю. Черт! Какое я чудовище.
Я поцеловал девушку в щеку, забрал свою куртку и шапку и вышел из квартиры.
Я вдохнул прохладный лондонский воздух, достал сигареты и закурил.
Теперь, выпуская дым легкими пушистыми струйками, я знал, что может меня избавить от мыслей о ней. Конечно, работа. Только работа и ничего другого. Я решительно настроился на то, что поможет мне выкинуть ее из головы. Я загружу себя работой настолько, насколько будет хватать моих физических сил, чтобы никогда больше не думать об этих волшебных изумрудах.
С этими мыслями я поймал такси и поехал домой. И сейчас, сидя в машине, я наивно полагал, что я со всем этим справлюсь...

Нано Ктамадзе

Вот и вторая часть. Даже не знаю, что вам написать... Мне кажется, что здесь Роберт совсем другой. А может... Может такой и есть... Вот такой он мужчина: сомневающийся, но страстный:)) Как всегда очень важно ваше мнение, поэтому пишите все, что думаете. Я буду только рада.


Читайте О любви скажет песок
 
SvetlyakДата: Вторник, 26.10.2010, 18:56 | Сообщение # 41
Группа: Пользователи
Сообщений: 20

Статус: Offline

Награды:


Нюрочка, СПАСИБКИ!!! cool Наконец-то наш мальчик расслабился и ему полегчало!!! rob И теперь полностью окунется в работу eyas
Как всегда: ВДОХНОВЕНИЯ АВТОРУ!!! clapping и с НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДУ ПРОДОЛЖЕНИЯ!!!
 
GoldbutterflyДата: Вторник, 26.10.2010, 20:37 | Сообщение # 42
Группа: Пользователи
Сообщений: 4

Статус: Offline

Награды:


Привет,Анечка!!!! bigsmile
Глава-просто не оторваться!!! cool Читала что называется взахлеб. Да-да, я знаю,я всегда так говорю,но что я могу поделать если это правда.
Спасибо тебе за то удовольствие,которое я получаю наслаждаясь твоими историями!!!!! cool
Итак,Роберт. rob
Да,уж,творческие люди самый ранимый народ!!!!Так и хочется прижать Робика к своей груди и пожалеть его,сказать что все будет хорошо cray …но…даже если бы это было возможно,я бы не смогла ему помочь.Ему может помочь сейчас только один человек и этот человек его отверг.Но мне кажется, что Саше сейчас не легче чем Роберту…но сейчас речь не о ней))
Роб решил сбежать в Лондон-не помогло.
Роб решил напиться-не помогло.
Роб переспал с первой встречное-стало только хуже.
Думаю, уйти с головой в работу тоже не выход…
Выход только один-ехать к Саше и говорить…объяснять…умолять…
О,мне тут идея пришла!!!!А что если после того поцелуя с мышкой(с Крис),рейтинг его популярности резко возрастет…тогда его могут продюсеры фильма позвать на роль,что если они будут настаивать…Роб вынужден будет согласится…тогда им с Сашей придется видеться каждый день!!!!Вот это было бы круто!!!!Знаю-знаю,из меня такой же писатель как из Валуева балерина,просто …я не знаю как Робу с Сашей помочь,вот мой мозг и пытается найти выход…
Когда ты уже новую главку выложишь…я с ума сойду от переживания и неизвестности!!!!!
Вот ты пишешь, что в этой главе Роб отличается от того Роберта, которого ты описывала раньше, а мне кажется, что вовсе нет. Просто ты показала оборотную сторону медали.не уверенного в себе,звездного местами циничного Роберта Паттинсона,а ранимого парня,которого отшила понравившаяся ему девушка. Мне кажется, что твой образ настолько целостный и гармоничный,словно ты действительно знакома с Робом. Признавайся, вы с Паттинсоном лучшие друзья??? eyas
Спасибо еще раз.Прости за сумбур.Просто эмоции шкалят!!!!:070: Жду проду!!!!Не затягивай, пожалей меня!!!!
 
usniДата: Четверг, 28.10.2010, 21:20 | Сообщение # 43
Группа: Удаленные


Награды:







Здорово!!! и очень правдоподобно!
К сожалаению, я жуткая максималистка, и мое глубокое убеждение-мужчина должен быть сильнее, изобретательнее, романтичнее..... ОН должен суметь завоевать женщину, которую любит, при этом, сделать ЭТО достойно и красиво.....Он не может позволить, чтобы женщина, которую он любит принадлежала кому то еще, и горы свернет на своем пути..... Я понимаю, что в наше время это практически не реально..... но мне так хотелось бы, чтобы реальный Роберт был именно таким.....
 
PetrarkaДата: Пятница, 29.10.2010, 04:33 | Сообщение # 44
Группа: Пользователи
Сообщений: 15

Статус: Offline

Награды:


Глава просто замечательная и очень правдоподобная!!!! cool
Эмоции настолько реальны, что кажется будто переживаешь их сама.
с нетерпением жду следующей главы

flower

 
usniДата: Суббота, 06.11.2010, 00:35 | Сообщение # 45
Группа: Удаленные


Награды:







Ну где же продолжение?....Я почла последние главы уже пару раз ;)))
Самое мучительное на вашем сайте это ожидание... может нужно переждать с пол годика, чтобы потом перечитать все сразу до конца.....)))
 
Nuro4kaДата: Понедельник, 08.11.2010, 14:39 | Сообщение # 46
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


Глава 8.
Саша.
Кому достанется куш.
Часть 1.

Победа порождает ненависть; побежденный живет в печали. В счастье живет спокойный, отказавшийся от победы и поражения.
Будда.

Иисус Христос говорил: «Если кто-то ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую». А что делать, если все твое лицо исхлестано бесконечными пощечинами иронии судьбы? Как тогда быть? Как терпеть каждое последующее унижение? Как отвечать добром на зло, которое, кажется, хочет тебя сломить и повеселиться, танцуя ламбаду на твоих обессиленных чувствах?
На самом деле, все просто. Если ты стремишься к чему-либо, то для тебя и легкое унижение таковым не является. Главное, стоит ли того твоя цель?
Я размышляла, забирая свой багаж в Los Angeles International Airport (Аэропорт Лос-Анджелес) и думала только об одном: «Как сделать так, чтобы этот прекрасный город не надавал мне новых пощечин? Хотя, без них здесь вряд ли можно чего-то добиться…»
Я огляделась вокруг – люди были такими счастливыми, все улыбались, предвкушая свое первое знакомство с LA. Эта их радость вроде как передавалась и мне, но, все-таки, как то настораживала. А настораживала тем, что все в этом городе было неестественным и лживым. Даже эти улыбки…
Я вспомнила, что, когда улетала домой весной, люди вокруг меня не были такими счастливыми и радостными, как сейчас. Они были разочарованными, огорченными и даже обеспокоенными, но никак не радостными. Радости вокруг тогда было совсем мало, словно одна из тысячи песчинок в море, попадалась улыбка.
И тут я вспомнила героя одного американского фильма, который говорил о том, что все в этом городе лживо. Все, включая аэропорт, который встречает и провожает своих гостей на разных этажах. И те, кто улетает, не должны встретиться с теми, кто только прилетел, дабы не испортить им настроения и не спугнуть надежду. Надежду на что? На то, что в многомиллионном городе ты сможешь осуществить свою мечту? Надежду на то, что когда совсем не будет силы надеяться, ты сломишься и уедешь отсюда или останешься здесь проводить вечера в компании с Jack Daniels? Ответа на эти вопросы не было. Потому что я сама не знала, на что надеялась, возвращаясь в этот город. Не знала, потому что мечта, которая столько лет была мой основной движущей силой в работе, перестала давать мне надежду. Моя мечта вообще перестала иметь для меня значение, то значение, которое я приписывала ей. Теперь моя мечта была моим наказанием и проверкой на прочность всех моих ценностей в жизни.
Самолет задержался на пять часов. Лучше бы он задержался на пять столетий. Тогда бы мне не пришлось нестись из аэропорта сразу в здание кинокомпании, вспоминая по дороге день моего не первого и, я уже знала точно, не последнего унижения.

***
Это был понедельник. Тот самый понедельник, когда должно было быть принято решение по поводу главных ролей.
Рейчел и я сидели на небольшом кожаном диване в приемной, возле кабинета Дэвида, и ждали, когда у него закончиться совещание с инвесторами. На соседнем с нами диване сидели со-продюсер и директор по кастингу. Я улыбнулась им в знак приветствия и стала обдумывать то, ради чего мы все сегодня собрались. Я была настроена решительно. Решительно и бесповоротно, всеми усилиями отвергать Роберта Паттинсона, как претендента на главную роль. Я боялась… Боялась его… И, кажется, себя… Я боялась всего, что связывало меня с ним и могло еще раз связать.
Все, что произошло за день до этого, просто повергло меня в шок. Я не понимала за что мне все это? Почему все происходит именно сейчас? Почему моя спокойная размеренная жизнь должна сейчас пройти через все эти испытания? Зачем? Почему? Для чего нужны сейчас все эти испытаия?
Память… Зачем она нужна людям?
Я не хотела ничего помнить. Я бежала от своих воспоминаний, бежала от самой себя, от прошлой жизни и от всего того, что меня связывало с той прекрасной и милой девочкой, которая была влюблена. И которая похоронила свое сердце где-то там, рядом со своим прекрасным принцем, который больше никогда не вернется.
Боль сжимала сердце в тиски. Как он мог? Как он посмел шантажировать меня этим? Лучше бы снимки паппараци, честное слово… Я ненавижу его. Я всеми своими внутренностями ненавижу Роберта Паттинсона. Пусть он никогда не получит никакой роли!
И себя… Себя я тоже ненавижу. Дура. Наивная дура. Неужели, мне и, правда, хотелось верить, что его интерес не только профессиональный? Какая глупость. Все от начала до конца только ради роли, только ради фильма… Только…
- Блин… - непроизвольно вырвалось у меня.
- Что? – удивилась Рейчел.
- Да… - махнула я рукой. – Интересно сколько мы еще будем ждать?
- Я думаю, тебя сейчас должно волновать совсем другое, – заинтригованно проговорила она. Потом взяла в руки свой портфель и стала доставать из него какие-то журналы, свернутые трубочкой. - На, полюбуйся. – Ехидно заметила она и бросила журналы на стол, стоявший перед нами.
Я взяла первый попавший и взглянула на заголовок: «Старая/новая любовь Роберта Томсона». А под ним фото моих ног, торчащих из машины, и фото поцелуя Роберта… с Кристен Стюарт.
Я швырнула журнал обратно.
- Не-на-вижу… - зло и протяжно выговорила я и, сложив руки на груди, откинулась на спинку дивана.
- Я предупреждала, – так же снисходительно, как всегда заметила Рейч.
- И что там?
- Слава Богу, о тебе ни одной строчки.
- Странно… – теперь пришел мой черед удивляться. Я подняла журнал со стола.
- Они думают, что в машину садилась тоже Кристен.
Я судорожно листала страницы журнала, разыскивая статью. А когда нашла, стала читать, совсем не видя строк и перечитывая по два раза каждую, чтобы понять, что там написано:
«Новость, пролетевшая по всем страницам веб-порталов, посвященных нашему любимому и на какое-то время исчезнувшему с экранов кинотеатров сердцееду Роберту Паттинсону, может вас шокировать. Не более года назад всем известная пара Паттинсон/Стюарт, именуемая в известных кругах Робстен, объявила о своем разрыве, чем повергла своих верных фанатов в уныние.
Но вероятно это еще не конец их истории. Ликуйте фанаты, ребята снова вместе. На днях, их поймали паппараци. Они выходили из отеля, где временно остановился Роберт, приехавший в ЛА на кастинг к фильму «Мечта». И о чудо. Они поцеловались, тем самым прилюдно подтвердив то, что их роман разгорелся с новой силой.
Официальных комментариев от Роберта и Кристен пока нет. Да и вряд ли будут. Но будем надеяться, что поцелуй был искренним и пара воссоединилась».
- Между прочим, в интернете на самом деле – это новость номер один. Хороший у него агент, все-таки…
Я повернулась к Рейчел и недоуменно уставилась на нее.
- Что? – ответила она на мой взгляд. – Они проделали отличную работу.
- Отличную работу, Рейч?! О чем ты? – не понимала я.
- Пиар, дорогая! Ты знаешь, что это такое? – я была готова задушить ее за это снисходительное бормотание.
- Пиар…
- В чем дело? Почему такое удивленное лицо?
Я молчала. Рейчел продолжала восхищаться, а мне хотелось треснуть ей чем-нибудь тяжелым по голове.
- Молодцы. Все правильно разыграли и придумали, – она взяла журнал у меня из рук и продолжила. – Честно говоря, не понимаю одного, почему они не стали использовать тебя. Ведь на первой фотографии это точно ты. Вот посмотри это твои туфли. – И она ткнула пальцем на фото.
- Ты хочешь от меня объяснений? – пожала плечами я. – У меня их нет. Я ничего не знаю и ничего не понимаю.
Я на самом деле ничего не понимала. Скандал есть, а моих фото и истории нет. Почем? Почему он отказался от своего плана? Неужели я ошиблась и все его попытки вспомнить то, что было - вовсе не шантаж? Нет, нет… Он же ясно дал понять, что все было спланировано ради роли. Но потом? Что же он там говорил про потом? Я совсем его не слушала, а только старалась прекратить все это.
Как же все это? Когда был их поцелуй? Зачем тогда он целовал меня?
Я машинально провела рукой по губам, вспоминая то, что пережила в субботу. Сердце бешено заколотилось. Стоп. Прекрати думать о нем. Но ведь он… Он… Он не стал впутывать меня во все это. Почему? Блин. Я совсем запуталась. Я совсем ничего не понимаю…
- Странно, – вдруг, бросила Рейч.
- Что странно? – переспросила я, все еще прокручивая в голове все слова Роберта и пытаясь уловить в них смысл.
- Все странно. Они так здорово все разыгрывали. Я думала, что ты будешь главной героиней этих сплетен, - Рейч пристально смотрела, пытаясь найти ответы на свои вопросы. Но я точно не могла ей их дать.
- Я тоже так думала, – все еще в задумчивости произнесла я.
- Ты с ним переспала? – Внезапно, но, все-таки, с некоторой долей осторожности спросила она.
- Нет, - прошипела я. - Ты, что, Рейчел, совсем спятила? – фыркнула я и уставилась на нее. Слава Богу, что мы общалась с ней на русском, иначе наш разговор точно не остался бы незамеченным.
- Тогда где объяснение? – развела она руками.
- Я не знаю... – выдохнула я.
- Ты точно ничего не скрываешь? – не унималась она.
- Нет! – более решительно ответила я и опустила голову, рассматривая фотографии на журнале, который Рейчел бросила на стол.
Что за глупость придумала Рейч. Я и Роберт? Она совсем сошла с ума. Точно. Уже второй раз намекает мне на это. Может быть у них, здесь в Голливуде, это и в порядке вещей… Но я не собираюсь спать с первым встречным актером. Да? А с каким собираюсь, со вторым встречным? Пфф… Да ни с каким. У меня муж, семья, сын. У меня и так все хорошо.
Тоненький гадкий голосок внутри меня не унимался: «Так ли уж у тебя все хорошо? Почему же ты так страстно отвечала на его поцелуй? Чееерт!»
Стоило честно признаться самой себе, что ответов на вопросы не было. Или точнее я просто сама не хотела на них отвечать.
Пока я сидела и в задумчивости размышляла над всем, что произошло за эти несколько дней, дверь кабинета открылась, и из нее вышел не совсем довольный Дэвид.
- Добрый день, – поприветствовал он всех. – Саша. - Он произнес мое имя и кивнул головой в знак приветствия.
- Добрый день, – ответила я, вставая с дивана и направляясь к нему, чтобы пожать руку.
Дэвид на удивление был очень серьезен. Его глаза не бегали, как обычно, а были сфокусированы только на мне. Он хмурился. А я улыбалась, стараясь сгладить неловкость ситуации.
- Я хочу поговорить с вами.
- ??? - в моих глазах явно читалось удивление. Что еще за разговор? Я повернулась к Рейчел, ища у нее поддержки.
Дэвид остановил ее.
- Нет. Я хочу поговорить с глазу на глаз.
- Хорошо... – неуверенно пролепетала я.
- Проходи в кабинет, – обратился он ко мне, а сам на секунду задержался и пояснил остальным. – Я позову всех чуть позже. Извините.
Я прошла в кабинет. Он был очень большим и светлым. И состоял из двух комнат, разделенных между собой раздвижной стеклянной перегородкой. Та, что была ближе к входу, представляла собой что-то вроде гостиной с большими кожаными диванами, картинами на стенах и небольшим журнальным столиком. Мы расположились в соседней, где находился рабочий стол, множество шкафов с папками и полок, заваленных бумагами.
- Присаживайся, - предложил Дэвид, указывая на кресло, расположенное напротив стола.
Я села на краешек и притихла. Внезапно меня обуял такой страх, что я даже сама не могла себе объяснить, от чего так дрожат мои руки. Все это время я старалась не сводить глаз с Дэвида.
Он расположился за столом, сложил пальцы в замок и на секунду замешкался.
- Не знаю с чего и начать, – улыбаясь, проговорил он.
- Начните с главного, – пытаясь шутить, предложила я.
- С главного… - задумался он. – Хорошо.
- Что-то случилось? – так же шутливо предположила я.
- Надеюсь, пока нет.
Я ничего не понимала. Какие-то загадки. Что вообще происходит?
- Окей. Секунду? – попросил он и нажал кнопку громкой связи аппарата, стоявшего у него на столе. Дальше он стал говорить собеседнику на проводе. – Она здесь, можете с ней поговорить. И тут сквозь треск и шум телефонной международной связи я услышала знакомый, можно было даже сказать, родной голос:

Добавлено (08.11.2010, 14:30)
---------------------------------------------
- Обухова, мать твою! – раздраженный мужской голос, срывающийся на крик, матерился со всей присущей ему экспрессивностью. – Ты что там совсем остатки ума потеряла?! – Продолжал он орать по-русски.
- Зотов? – все еще не понимая, что происходит, спрашивала я у Дэвида.
- Да, это мистер Зотов. Я оставлю вас наедине... – Дэвид мило улыбнулся и удалился в соседнюю комнату, когда голос продолжал орать:
- Зотов?! – передразнивал он. - Да мать твою, это Зотов! Возьми трубку, меня бесит разговаривать по этой «громкоговорилке».
- Хорошо, – ответила я и, подойдя к телефону, переключилась на трубку.
- Обухова, ты явно ох… - уже более спокойно сказал голос в трубке. – Ты там кем себя возомнила? Ты вообще понимаешь, какие бабки здесь крутятся?
- Антон… – я все еще ничего не понимала.
- Шура, не нервируй меня. И сейчас же объясни мне, мать твою, все, что ты натворила!
Я вообще не понимала, почему Антон разговаривает со мной по телефону в кабинете Дэвида, а не по мобильнику? Почему он меня в чем-то обвиняет? В чем-то, о чем я даже представления не имею.
Да, Зотов был тем инвестором, который давал на фильм большую часть денег. Он помогал мне по старой дружбе, по старой соседской дружбе… Но я никак не могла понять в чем я не оправдала его надежд? В чем я провинилась на этот раз? Почему он вообще со мной так разговаривает?
- Стоп, Антон. Притормози. Я совсем не понимаю о чем речь, – начала я.
- Она не понимает о чем речь? – передразнил он меня опять. – Тебе повезло, что я сейчас никак не могу вылететь в Лос-Анджелес, иначе я бы тебе на пальцах показал, о чем здесь речь.
- Блин! – выругалась я. – Я действительно не знаю, о чем ты говоришь. Объясни мне все по-порядку.
- Я…- дальше шел, необъяснимый русский фольклор, от которого порой просто уши в трубочку скручивались, отказываясь слушать весь этот бред. Но, все же, я спокойно выслушала его сногсшибательные фольклорные напевы и повторила еще раз:
- Антон, объясни еще раз все по-порядку.
На что он так же спокойно ответил:
- Хорошо. По-порядку.
Он немного отдышался и начал свой монолог:
- Во-первых, как ты знаешь сегодня утром все инвесторы, Дэвид и Кэтрин. Все мы обсуждали претендентов на главные роли в фильме. Фаворитом на главную мужскую роль был Хью. Помнишь Хью?
- Да мы с ним встречались здесь на пробах, – промямлила я.
- Так вот. За выходные кое-что изменилось.
Мысли бешено стали шевелиться в голове и до меня, как «до верблюда на пятые сутки» стало доходить, о чем мне пытается втереть Антон. Я вспомнила журналы, фото и статью…
- Никто не ожидал, что этот парень способен поднять рейтинги стольких изданий. Дэвид привел статистику, и мы поняли, что нам нужен именно этот «сладенький пирожок». Как его там? – Я сглотнула.
- Пат-тин-сон… – еле слышно пролепетала я.
- Да. Роберт Паттинсон. Он нам нужен. Нужен, мать твою, чтобы отбить назад деньги, которые я трачу на твой фильм. Поняла?! – Зотов опять начинал заводиться.
- Поняла, – отрешенно ответила я.
- А ты что натворила?
- Да, Господи, Боже мой… Я то, что натворила? – выпалила я.
- Слушай? – Я слышала, как Антон громко выдохнул и откашлялся, чтобы успокоиться. – Пока мы совещались на счет остального актерского состава, точнее совещались они, а я только слушал. Дэвид в это время пытался связаться с агентом этого Роберта.
- Так, и что? – перебила я его. – Так они, наверно, должны быть просто счастливы, что роль, все-таки, досталась им.
- Все-таки? – опять изобразив мой тон, повторил Антон. – Так вот, все-таки, нет. Они не хотят принимать участие в этом проекте. А наш замечательный секс-символ слинял в Лондон к своим любимым маме с папой. О, как. Довольна?
Он помолчал секунду, но так как и я молчала, продолжил:
- А хочешь, я тебе скажу, по какой причине они отказываются от проекта?
- Я догадываюсь…
- Ах, ты догадываешься? – Зотов продолжал издеваться надо мной.
- Хватит Антон. Ты прекрасно знаешь, что я не люблю, когда ты так со мной разговариваешь.
- Не любит она. А как тебе еще мозги назад поставить?!
- Не кричи на меня. Скажи просто. Шура – ты дура. Но ты можешь все исправить, – давила на жалость я, понимая, что во всем этом накосячила именно я и никто другой. И что, вероятнее всего, исправлять ситуацию придется тоже мне. Не было печали…
- Б… - выругался он. – А я чем занимаюсь сейчас?
Мы оба молчали.
- Что она сказала Дэвиду? – собравшись спросила я я.
- Вот, молодец. Узнаю Обухову.
- Я Керн.
- Керн ты для этих всех олухов, которые читают твои книжонки. А для меня ты Шура Обухова. Была и будешь. Хватит мне зубы заговаривать…
- Окей- окей.
- И не «окей», мать твою, а «хорошо». Русский забыла что ли?
- Антон, прекрати. Я не забыла русский. Так, что она сказала? – повторила я вопрос.
- Сказала, что ты предложила этому красавцу засунуть сценарий себе в задницу, и забыть о проекте. Он типа обиделся и уехал в Лондон, – Зотов секунду помолчал и добавил. - Даже не хочу знать, что между вами на самом деле произошло.
- Блин.
- Вот те и блин. Сметаны не забудь намазать…
Я не знала, что сказать. В голове крутились только мысли о том, что все могут подумать, если вся эта информация распространится. Хотя в конечном результате, все всё равно будут думать… Будут думать, что я домогалась Паттинсона, а он мне отказал, так как возобновил отношения с бывшей пассией. Я русская стерва или еще что-то в этом духе…
Меня замутило, и я присела в кресло.
- Что теперь делать-то, Зотов? – извиняющимся тоном поинтересовалась я.
- Я бы сказал тебе, но у меня иссяк словарь.
- Как я теперь всем в глаза посмотрю.
- Она заботиться о себе. Ха... – усмехнулся он. – Ты о фильме подумай. Срочно ищи телефон этого мачо и умоляй его вернуться в проект.
- Нет. Нет, Зотов. Даже не уговаривай, - затараторила я. Да как же я ему позвоню? Я же сама сказала, что не хочу его больше видеть, сама выставила его за дверь…
Зотов продолжал:
- Я и не собираюсь уговаривать. Я настаиваю на том, чтоб ты срочно ему звонила и предлагала все, что только можно. Хоть себя, – Антон опять начинал заводиться. – Ты поняла меня. Иначе, никакого фильма тебе не видать. Я деньги на ветер просто так кидать не собираюсь. Хочешь фильм – звони.
- Нет! – крикнула я, отгоняя круги перед глазами.
- Саша. Я знаю, ты хочешь этот фильм. Это была твоя мечта, – он пытался говорить мягче. По щекам потекли предательские струйки. Голос срывался:
- Я не могу…
- Ты сможешь. Успокойся. Я уверен, ничего такого между вами не было. Наверняка он приставал, а ты отказала. Вот парень и разозлился, – он откашлялся. – Так ты пообещай ему, что после фильма все будет.
- Зотов, ты дурак? – улыбаясь сквозь слезы, спросила я.
- Я же не говорю - переспи с ним. Просто пообещай. А потом уедешь назад в Россию и все… Ничего не знаем, ни чего не помним.
- Это подло…
- А так, как он поступает, не подло? – усмехнулся Антон. – Вот и подумай. Мы здесь кто? Так, пешки… Они пытаются срубить на нас бабки. Так пусть тогда мы тоже не в долгах останемся.
Я молчала и старалась переварить все, что сказал Антон. Это у меня получалось с трудом. Как я могла после всего того, что я наговорила Роберту, звонить и просить его сыграть эту дурацкую роль? Что я ему скажу? Да он и не согласиться, а скорее всего вообще не захочет меня слушать. Хотя, конечно, в чем-то Зотов был прав… Их методы не лучше, но…
Странно, Роберт так боролся за эту роль. На какие ухищрения они только не готовы были пойти для того, чтобы ее заполучить… Почему же сейчас отказываются? Неужели, он не хочет сниматься в фильме из-за меня? Или это только предположения его агента? А я? Я хочу, чтобы он снимался в этом фильме? У меня просто нет выбора. Я должна звонить и умолять.
Голова начинала гудеть от перенапряжения и мыслей, копошащихся в ней. Хотелось выдернуть мозг и отдать его кому-нибудь другому. И как в мультике про Губку Боба просто прыгать и смеяться неизвестно чему, словно дурачок из психушки. Блин…
- Ну что не убедил? – после недолгой паузы спросил Антон.
- Не знаю, – неуверенно промямлила я.
- Сашка, это же тфу. Подумаешь, актеришка. Просто намекни… - он опять откашлялся. – Так давай по-другому. Ты хочешь, чтобы сняли фильм?
- Да, – уверенно ответила я.
- Так в чем тогда проблема? – не унимался он.
- Окей… - безысходно бросила я. - Я подумаю.
- Не окей, а… - саркастически произнес он
- Хорошо.
- Вот и умница. Все хватит лить слезы. Дело – есть дело. А сделал дело? Что?
- Вымой тело… - усмехнулась я.
- Тьфу тебя Обухова. Слушай, а давай, чтоб те думалось быстрее, мы помимо прав на экранизацию книги заплатим плюсом еще и процент от проката? А?
- Здесь не в деньгах дело, Зотов, – мне захотелось рассказать ему всю историю от начала до конца, но он не был настроен, слушать меня.
- Ну, ладно-ладно. У нас уже, между прочим, полночь. Приедешь, встретимся и все обсудим. Хорошо? – заканчивал разговор Антон, не давая даже шанса на апелляцию.
- Хорошо...
- Вот и умница. Саш, все будет хорошо. Вот увидишь. Сама знаешь так просто - только сыр в мышеловке. Так что, целую. И жду результата.
- Жди, - ответила я и положила трубку.
Нужно было срочно собраться с мыслями. Я совсем запуталась во всем этом. Совсем не понимала себя, не понимала Роберта, как всегда не понимала, что происходит с людьми в этом безумном всепоглощающем всех и вся «городе Ангелов».
Я взглянула на Дэвида, который стоял за стеклянными дверьми, сложив руки на груди и рассматривая меня самым пристальным взглядом, на который он только был способен. Когда мои глаза встретились с его, я поняла, что он поддержит меня во всем, но решение я должна принять сама…Я мотнула ему головой, спрашивая тем самым, что делать. На что он только пожал плечами и, развернувшись, покинул кабинет. Видимо решил мне дать время собраться с мыслями.
Блин… Почему женщинам всегда приходиться принимать решения? Кому я сейчас задавала этот мысленный вопрос? Сама не знаю. Хотелось, чтобы как всегда Зотов решил все мои проблемы, а я почивала на лаврах словно победитель. Но, нет. Для того, чтобы победить стоит приложить массу усилий и волю. Волю…
Да… Как говориться: «Труднее всего идти к победе на коленях».
И все же я никак не понимала, почему мне так трудно позвонить ему. Просто позвонить и спросить, почему он отказывается от проекта. Спросить о том, с какими условиями он не согласен. А если он не согласен с одним условием? Вдруг он не хочет, чтобы я была на съемочной площадке…
Я не решалась. Все обдумывала, что сказать, как ответить, какие он вопросы мне может задать, пока на мобильник не пришла «смс».
Она была от Зотова. Не удивительно!? На телефоне черным по белому было написано только три слова: «Ты уже позвонила?»
Блин…
Я стала искать в телефоне номер Роберта. На душе было так, словно я сдаю экзамен в университете. Все внутри дрожало и ныло.
Гудок… Еще один… Третий… Он вообще собирается брать трубку? Четвертый…. Пятый….
Вот и славно, он не отвечает. Я нажала на отмену вызова. Сейчас так и напишу Зотову: «Абонент не отвечает или временно…»
На телефон пришла новая смс: «Только не пиши, что телефон не отвечает. Позвони позже. Мне нужен результат».
Да, что же это?…
Я схватила свою сумку и вылетела из кабинета. Надо было упокоиться и логически выстроить весь разговор, иначе ничего не получиться. Вылетев в приемную, я извиняющимся тоном объявила:
- Простите, я не смогу сегодня присутствовать, – и добавила: – Дэвид, как все решиться я вам перезвоню.
Он утвердительно замотал головой и подмигнул:
- Удачи.
- Спасибо, – ответила я и, взяв Рейчел за руку, потащила ее к выходу.
Она выдернула руку, схватила свой «чемодан» и засеменила, догоняя меня и задавая на ходу глупые вопросы:
- Что случилось? Куда мы так спешим? Это что-то связанное с Паттинсоном? Что происходит?
- Потом, Рейч, – остановила я поток ее негодования. – Для начала срочно нужно найти Бар, чтобы находился поблизости. Знаешь такое место, где сейчас можно пропустить стаканчик?
Рейчел многозначительно посмотрела на меня и задала еще более глупый вопрос:
- Ты хочешь пропустить стаканчик в три после полудня?
- О, Боже. Да Рейчел. Я хочу выпить, сейчас. Понимаешь?
Она только пожала плечами и сказала:
- Окей.
Мы вызвали машину и поехали в какое-то место под названием: «Abbey Food & Bar». Рейчел точно издевалась надо мной, потому что мы ехали к нему почти час. Да еще улица, на которой находился бар-ресторан, была со звучным названием «Бульвар Робертсон»….
Мы расположились на террасе, по периметру которой стояли кадки с красивыми фикусами, а всю террасу оплетал кованый бордюр, и заказали мартини. Смуглый мускулистый официант, с прекрасным маникюром на руках, обслуживал шустро и дружелюбно. Он все время улыбался и предлагал попробовать фирменное блюдо – тыквенный пирог.
- Рейчел скажи ему, - вздохнула я, кивая на официанта, – мы пришли сюда напиться, а не есть.
На что она просто сказала:
- Спасибо, если нам что-нибудь еще понадобиться, мы вас позовем.
Официант удалился.
Я огляделась вокруг и залпом выпила свой мартини. Странно, это место мне очень напоминало один из Московских баров, в котором мы однажды бывали с Зотовым. Блин… Тот Бар был для геев и лесбиянок. Я попросила принести еще мартини.
Рейчел следила за мной с нескрываемым интересом.
- Знаешь? Говорят женщины – такие странные существа, их не понять. А мужики? Ты понимаешь мужиков? – спросила я.
Рейчел пожала плечами и выпалила:
- Я лесбиянка.
Супер. Только этого мне не хватало. Нет, я думала, что с ней что-то не так. Но никак не могла подумать на такое…Веселый сегодня у меня денек. День сюрпризов, ей Богу. Даже предположить страшно, что еще меня ожидает во второй половине дня. Когда же закончится этот невыносимый, сбивающий с ног день. День…
Она продолжала:
- Мы приехали сюда, потому что у меня назначена здесь встреча.
Еще лучше. Нет, я, конечно, лояльно отношусь к меньшинствам, но такой расклад меня не устраивал.
- Я вам не помешаю? - усмехнулась я.
- Нет, если сейчас начнешь рассказывать, в чем дело.
Я выпила второй мартини и начала рассказать моей «голливудской подруге» в чем же, все-таки, дело. Естественно, все я ей рассказать не могла. Я поведала ей только ту часть истории, в которой она должна была мне помочь, сделать звонок и уговорить Паттинсона сниматься.
На что моя снисходительная и рациональная Рейчел опять задала наиглупейший вопрос:
- Ты точно с ним не спала?
У меня не было сил отвечать ей на него, и я просто рассмеялась.
- Ты издеваешься? Считаешь, если я гетеросексуальна, то готова спать со всем, что движется вокруг меня?
- Вообще-то это самый естественный порос, который напрашивается после твоего рассказа, - констатировала она. О Боже, я так и думала. Все, исключительно все будут так полагать… Все будут думать, что я спала с Паттинсоном и из ревности отказала в роли. Или он не стал спать и я из ревности…
- Нет, Рейчел, - Я закрыла лицо ладонями и в бессилии взъерошила волосы. - Отвечаю третий раз. Я с ним не спала. У нас ничего не было. Я просто сказала ему, что с самого начала подозревала, что все его ухаживания ради роли. Вобщем, пристыдила его и сказала, что роль он не получит. А после выходных, вон как все повернулось.
- И агент теперь хочет, чтобы ты перед ним извинилась?
- Наверное.
- Тогда в чем дело, не понимаю? – вот она настоящая Рейчел. Опять ее это снисхождение. - Позвони и скажи - прости, мы хотим, чтобы ты у нас снимался.
- Рейчел, ты гений, – сыронизировала я. – И почему я сразу не догадалась?
- Не понимаю твоего сарказма. Или ты что-то скрываешь от меня?
А она, оказывается, очень проницательна, да. А собственно, с другой стороны, почему бы мне вот так просто не позвонить, как она предлагает? Чего же я, все-таки, так боюсь?
- Я ничего не… - начала говорить я, когда нас прервала симпатичная девушка, подошедшая к столику и поцеловавшая Рейчел в губы. Мой рот так и остался открытым на недосказанном слове. Чтобы это не выглядело нелепо, я начала заливать в него мартини.
Рейчел слегка смутилась, потом улыбнулась и представила свою подругу.
А я подумала, что мне пора их оставит наедине. Да… Рейчел – лесбиянка. Вот это новость. Почему она мне доверилась? Может, думала, что и я доверюсь ей. Нет, Рейч. Я хоть и открытый человек, но то, что связывает меня с этим… с Робертом. Никто не должен знать об этом.
Никто, кроме Зотова и, конечно, Роберта не должен знать, кто такая Шура Обухова!
- Рейчел, мне, наверное, пора, – заторопилась я.
- Саша, подожди. Мы не договорили.
- Нет. Я пойду. Пожелай мне удачи.
Она поднялась со своего места, обняла меня и в ухо сказала:
- Удачи. Я говорила тебе не заигрываться.
Я отстранилась и посмотрела в ее хитрый прищур. Рейчел… Она, определенно, начинала мне нравиться. Тфу ты черт. После ее признания – это не к добру. Я улыбнулась.
Придется решать проблемы самой…

Девочки, новая глава воть. С этой учебой совсем нет времени радовать вас продолжениями. Но я стараюсь, как могу. Всех спрошедшими праздниками. Читайте, наслаждайтесь и не забывайте писать, что думаете. Как вам новый персонаж, как открытия, что понравилось, что нет. Пишите

Добавлено (08.11.2010, 14:39)
---------------------------------------------
Svetlyak, Goldbutterfly, usni, Petrarka,
Девочки, спасибо большое за ваши комментарии. к сожалению, я пропала ненадолго. Но теперь постараюсь выкладывать продолжения почаще. Просто пытаюсь получить второе высшее, а сама совсем забыла как учиться bigsmile Надеюсь, на понимание.

Quote (Goldbutterfly)
О,мне тут идея пришла!!!!А что если после того поцелуя с мышкой(с Крис),рейтинг его популярности резко возрастет…тогда его могут продюсеры фильма позвать на роль,что если они будут настаивать…Роб вынужден будет согласится…тогда им с Сашей придется видеться каждый день!!!!Вот это было бы круто!!!!Знаю-знаю,из меня такой же писатель как из Валуева балерина,просто …я не знаю как Робу с Сашей помочь,вот мой мозг и пытается найти выход…

На самом деле, твой мозг работал в правильном направлении, поэтому ты все предугадала, так что читай и все узнаешь eyas
Quote (Goldbutterfly)
Признавайся, вы с Паттинсоном лучшие друзья???

Ну... мы... Порой бывает пивко с ним в Лондонских пабах попиваем bigsmile
Quote (usni)
К сожалаению, я жуткая максималистка, и мое глубокое убеждение-мужчина должен быть сильнее, изобретательнее, романтичнее..... ОН должен суметь завоевать женщину, которую любит, при этом, сделать ЭТО достойно и красиво.....Он не может позволить, чтобы женщина, которую он любит принадлежала кому то еще, и горы свернет на своем пути..... Я понимаю, что в наше время это практически не реально..... но мне так хотелось бы, чтобы реальный Роберт был именно таким.....

Любому мужчине, чтобы прийти к какому-то решению нужен толчок, пинок... Как хотите называйте. Они такие, все сначала в себе перемалывают, обдумывают, а потом уже... Так что все будет. Ведь любой мужчина, который понимает, что не может без кого-то жить, готов на любые рыцарские поступки.
usni,
Я не знаю про других авторов, но про себя могу сказать, что процесс написания на самом деле не так прост. И порой, чтобы настроиться на нужную волну и написать может пройти и несколько дней. Хотя я свои пока только редактирую, они были написаны. Но начиная со следующей буду писать. Так что простите, что такой я медлительный автор eyas


Читайте О любви скажет песок
 
usniДата: Понедельник, 08.11.2010, 23:21 | Сообщение # 47
Группа: Удаленные


Награды:







Я прошу прощения за нетерпение!!!
Очень редко, но наплывают дни повышенной ворчливости.....А автор Вы просто замечательный!!!
От всей души желаю успехов на экзаменах и ВДОХНОВЕНИЯ!!!

Добавлено (08.11.2010, 23:21)
---------------------------------------------
Глава очень интересная, персонажи яркие, особенно Зотов!!! Суппер!!!

 
SvetlyakДата: Вторник, 09.11.2010, 07:55 | Сообщение # 48
Группа: Пользователи
Сообщений: 20

Статус: Offline

Награды:


Нюрочка, мне как всегда все очень понравилось!!! bigsmile Удачи в получении второго высшего!!! Умница!!! cool
 
PetrarkaДата: Среда, 10.11.2010, 04:41 | Сообщение # 49
Группа: Пользователи
Сообщений: 15

Статус: Offline

Награды:


Нюрочка глава просто отличная! молодчинка! cool
прекрасно тебя понимаю, потому как сама совмещаю работу, вторую вышку и английский, поэтому буду ждать столько сколько нужно))) Главное чтобы твоя муза тебя не покидала)))
 
Nuro4kaДата: Среда, 10.11.2010, 14:09 | Сообщение # 50
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


Глава 8.
Саша.
Кому достанется куш.
Часть 2.

Прошло четыре месяца, а я до сих пор думала, что Роберт Паттинсон – это моя самая большая проблема. Такси, в котором я ехала на студию, простояло в пробке около часа, отчего я уже довольно порядочно опаздывала на общее собрание съемочной группы.
Вылетев из лифта, как сумасшедшая, расталкивая всех, кто преграждал мне путь, я направилась к кабинету Дэвида. Но я опоздала, его помощница сказала, что они уже отправились к залу для конференций. Черт! Я опять понеслась в сторону лифта… Теперь я стояла и тыкала во все кнопки вызова, только бы какой-нибудь приехал и отвез меня на первый этаж. Нервы были на пределе, я сложила пальцы в замок и просила только об одном, чтобы без меня не начинали. Что-то волновало меня так сильно… Но я никак не могла разобраться в своих чувствах. Не могла понять, что меня так накручивает, что заводит, что не хочет отпускать мои и так слегка потрепанные серые ниточки нервной системы.
- Александра? – я непроизвольно вздрогнула. Оказалось, это Рейчел. Только она меня так называла здесь в Америке.
Они подходили ко мне все вместе: Рейчел, Дэвид и Кэтрин.
- Почему ты такая напряженная? - подойдя ближе, спросила она.
- Я боялась, что опоздаю. Самолет задержали.
- Пойдемте, – лифт уже приехал и теперь Дэвид приглашал нас войти. – Моя помощница предупредила на счет твоего самолета, поэтому мы решили начать без тебя.
- Как без меня?! – испугавшись, воскликнула я.
Дэвид смотрел на меня, непонимающе подняв вверх левую бровь.
- Я не люблю опаздывать… – пояснила я, пытаясь оправдать свою нервозность и в самом деле успокоиться, направляясь в светлую кабину лифта.
На самом деле мне просто было страшно войти в зал одной, почувствовать, как все взгляды присутствующих направляются на тебя. Все оценивают, будто раздевают взглядом. Наверняка, всем интересно узнать из-за кого не подписывал контракт Роберт Паттинсон. А еще лучше узнать по какой именно причине это произошло. Ведь в интернете и журналах давно обсуждали возможные варианты.
И мне было страшно увидеть его. Увидеть его осуждающий, снисходительный, безразличный… Черт! О чем я? Мне не важен его взгляд… Боже, помоги. Он и так все понимает, он все знает, он все понимает… Почему? Почему меня так это страшит? Почему, мне страшно от того, что кто-то знает меня лучше меня самой, почему мне не хочется, чтобы этим кем-то был он?
Рейчел была права, я была напряжена до предела. Как я буду присутствовать на съемках? Как я буду видеть каждый день его лицо? Давать советы, поощрять, хвалить, ругать? Вообще, разговаривать с ним? Смогу ли я? Это не реально… Это выше моих сил…
Четыре месяца. Долгих четыре месяца я боролось с мыслями о нем. С мыслями о прошлом, но оно как коршун постоянно настигало меня и не давало забыть ничего. Не давало успокоиться, не давало смириться… И да, я не могла справиться с тем, что мне хотелось увидеть его. Просто взглянуть… Боже… Когда это началось, когда он занял такое место в моих мыслях? В последнее время, мне казалось, что я думаю о нем каждый день. Даже Игорь заметил, что я стала слишком задумчива. Все так запуталось, так закрутилось, что даже повседневные домашние будни не давали спокойствия. Я все время чувствовала напряжение и неизбежность. Неизбежность того, что что-то в моей жизни должно измениться, перевернуться, случиться… Я чувствовала присутствие необъяснимости и загадочности во всем, что касалось фильма и моей истории. Но я никак не могла разобраться во всем. Для чего мне все это предназначено, чему меня пытается научить жизнь? Два вывода напрашивалось в ответ на немой вопрос: стоит ценить то, что имеешь или наслаждаться тем к чему или точнее к кому тебя толкает та же самая жизнь. Черт… Опять выбор. Опять решение. Опять судьба…
- Саша, все в порядке? – это был Дэвид, он слегка вывел меня из транса. Лифт уже остановился, и он рукой подталкивал меня к выходу. – Ну что ты так переживаешь. Мы просто представим тебя всем и поставим всех в известность о том, что ты будешь курировать процесс съемок.
Рейчел переводила мне все, что сказал Дэвид, но я все еще была далеко.
- Да, конечно, – нужно было что-то ответить. Я на автомате отвечала на английском.
Кэтрин обняла меня за плечи и, прижав крепче, одобряюще сказала:
- Все уже позади. Я уверяю, что ни съемочная группа, ни актеры, никто не будет огорчать тебя ненужными вопросами. И потом, я думаю, Роберт сам неуверенно чувствует себя из-за всей этой шумихи. Думай лучше о том, что это бесплатная реклама будущего фильма…
Рейчел, начала переводить, но я вроде бы справилась с собой и остановила ее, поняв, что сказала Хардвиг. Я посмотрела на Кэтрин и сжалась от понимания того, что все здесь играют в одну и ту же игру, результатом которой было одно – выигрыш любой ценой.
- Хорошо, что все хорошо закончилось. Ну а теперь нам пора работать. Время – деньги, дамы, – констатировал Дэвид, подтверждая мои подозрения. Он развел руками, давая нам понять, что пора идти в зал.
Мы заулыбались и вошли в зал для пресс-конференций, где должна была состояться встреча с актерским составом. Я шла следом за Дэвидом и Кэтрин, опустив голову, чтобы никого не видеть. Уже в дверях я, обернувшись к Рейчел, спросила:
- Как я выгляжу?
- Хорошо, немного уставшая, – успокоила она меня. Я мотнула головой и прошла за ними.
Сегодня я была скромно одета, так, как рекомендовала мне Рейч. Голубые джинсы, бежевый пиджак, красный шарф на шее и красные ботинки, немного напоминающие классическую мужскую обувь. В этом я прилетела в Лос-Анджелес и сразу отправилась на студию. Было немного жарковато, то ли от проделанной мной пробежки, то ли от нервного напряжения, в котором я сейчас прибывала.
Я заняла свое место за столом, рядом с Дэвидом, сняла шарф и расстегнула пиджак. Руки дрожали, как у заправского алкоголика с похмелья. Но не только руки не слушались меня, мой взгляд тоже не слышал рассудка и витал по залу в поисках только одного человека.
«Только не смотреть на него, только не смотреть…» - носилось у меня в голове.
Но мои глаза уже встретились с его бездонными смеси неба и земли глазами. Он сидел в первом ряду рядом с британской актрисой, которую я сама предложила взять на главную роль в фильме. Его рука лежала на спинке ее стула, и он что-то шепотом говорил ей на ухо. Потом он на секунду оторвался от разговора, посмотрел на меня и опять опустил голову. Невыносимый человек. Все больше не смотреть на него. Равнодушие и снисхождение – вот мои друзья на съемках. Он просто актер, я просто писательница. Он не знает меня, я не знаю его. Мы просто коллеги. Мы просто…
Я уперлась глазами в бутылку с водой и стала переводить, что там было написано. Почему-то совсем не хотелось слушать то, о чем сейчас вещал Дэвид и Кэт. Но голос Рейчел, звучавший над ухом, мешал моей практике перевода. Но, как оказалось, не мешал мне предаваться тяжелым воспоминаниям о моем унижении, злости, слабости, совести и всех тех чувствах, которые я испытала после телефонного разговора с Робертом.

***
Тогда расставшись с Рейчел в ресторане, я поймала такси и направилась домой. Все это так не к месту свалилось на меня. Еще Рейч со своей ориентацией. Хотелось остаться в одиночестве и, все-таки, собраться с силами.
Я уже стояла возле двери в квартиру и искала ключи в сумке, когда меня окликнул незнакомый женский голос:
- Милая, можно вас попросить?
Я повернулась и увидела перед собой старушку с серебристыми волосами, в темных легинсах и пестрой футболке. Следом за ней бежала маленькая собачка, напоминающая «маленького лисенка».
- Вы не могли нам помочь? – задала она вопрос, направляясь ко мне.
- Какая помощь вам нужна? – поинтересовалась я.
- Барбара Милфорд, - представилась старушка, подойдя ближе и протянув мне руку.
- Саша Керн, - я пожала ей руку и улыбнулась.
- Хм. Мы с подружками, - начала щебетать Барбара, - собрались на девичник. Но оказалось, что никто из нас не умеет открывать шампанское, которое мы приобрели по такому случаю. Вы не могли бы нам помочь?
Шампанское я открывала всего пару раз в своей жизни, но почему-то отказать милой старушке постеснялась. Тем более что ее собачонка, наверное, задабривая меня, облизала мне всю пыль с обуви.
- Хорошо, давайте попробуем, - ответила я, и мы прошли к ее квартире.
Она была значительно больше моей, но очень милая и по-домашнему уютная. В гостиной, где и находились ее подружки, примерно такого же возраста, как и она сама, было чисто и пахло ванилью. На столе, тумбах и комоде – везде красовались ажурные, связанные крючком салфетки. Розовые шторы на окнах были подвязаны широкими лентами, вышитыми бисером, а на стенах висело множество миниатюр, расшитых крестиком. Честно говоря, не думала, что здесь можно встретить людей, которые занимаются такой красотой.
- Вы любите рукодельничать? – поинтересовалась я.
- Ах, это, - она смущенно махнула рукой, - этому я научилась от своей бабушки. Она родилась в России.
Теперь понятно, чем оправдывалась такая красота…
Барбара прошла вперед и подняла бутылку, показывая мне. Это было обычное шампанское, скорее всего из супермаркета, где я покупала продукты. Я попросила полотенце или тканую салфетку.
- И если можно, - улыбаясь, попросила я, - возьмите собачку.
Я действительно очень любила животных, но привязанность этой «псинки» не внушала мне доверия. А если я не смогу открыть бутылку? Она что меня загрызет?
Барбара обеспокоенно затараторила:
- Сама не знаю, почему она к вам так липнет. Обычно она не любит незнакомцев, громко лает или просто прячется под диван. Но вы вторая к кому она так относится.
Я стала осторожно вывертывать пробку из бутылки, а Барбара продолжала свой монолог:
- На днях мне возле лифта встретился такой приятный молодой человек, я даже подумала, что это актер. Глаза горят, волосы взъерошены. Так похож на моего покойного Эдгара. – Она замолчала и перевела взгляд на старое фото, стоявшее на комоде. – Высокий, голубоглазый, с сексуальной попкой. – Прощебетала она и толкнула одну из старушек в плечо, после чего они все хором расхохотались.
В этот момент я аккуратно выдернула пробку и сказала:
- Готово.
Я протянула бутылку, чтобы разлить в бокалы шампанское и уже была готова оставить прелестных старушек в покое.
- Милая, выпейте с нами, - предложила Барбара.
- Нет, спасибо. Я… У меня дела… Мне нужно сделать звонок, – оправдывалась я.
- Важный? – заинтересовалась одна из подружек-старушек.
- Да, – обреченно ответила я.
- Милая, тогда обязательно выпейте, - не унималась Барбара, и протягивала мне бокал. – Для храбрости.
- Вообще-то… - я хотела сказать, что я уже приняла для храбрости пару бокалов мартини, и это, я скажу вам, мне ничем не помогло. Но милая и доброжелательная улыбка Барбары заставили меня присесть за стол вместе с ними.
Я не пожалела, что задержалась у них. Было весело. Болтать о каких-то пустяках, ругать мужчин и признаваться в маленьких шалостях, которые совершал в жизни. Больше всех историй было у Барбары. В молодости она была очень характерной и стервозной дамочкой. Она постоянно посмеивалась над мужчинами и делала им всякие пакости.
- За это тебе Бог и послал Эдгара, дорогуша, - подколола ее одна из подруг.
- Может за это, а может быть за что-то и другое, какая теперь разница.
- Да, да… – повторяли они все. – Ты права.
- А вы, Саша? Ваш очень важный звонок тоже связан с мужчиной? – обратилась ко мне Барбара. Вот это проницательность…
- Да... – выдохнула я.
- Хотите порвать с ним? – не унималась она.
- Не совсем… – с улыбкой отвечала я.
- Так… Давайте еще один бокал шампанского, блеск в глазах – и звонить. Они не стоят того, чтобы из-за них у нас появлялись новые морщины.
Я глотнула шампанского, достала телефон, а Барбара проводила меня в соседнюю комнату. Она была чем-то вроде кабинета. Высокие стеллажи с книгами, стол, большое кожаное кресло и печатная машинка. В голове шумело от выпитого спиртного, но стыда и страха я совсем не чувствовала. Мне, казалось, что я и цель-то своего звонка забыла. Хотя нет. Я прекрасно понимала его последствия. Единственно чего я сейчас точно не могла понять так это разницу во времени, которая разделяла нас сейчас с Робертом.
В телефоне трещали гудки. Я как под гипнозом пыталась их считать:
Один… Второй… Третий, мать его… Четвертый… Пятый…
- Если ты сейчас не ответишь, - говорила я телефону, - то я тебя разобью…
Шестой…
- Я тебя убью, - прошипела я в трубку по-русски.

Добавлено (10.11.2010, 14:07)
---------------------------------------------
- Что? Кто это? – услышала я хриплый сонный голос в трубке.
Черт. Сколько же у него там времени.
- Это Саша, – безмятежно произнесла я свое имя.
- Какая Саша? Кто звонит? – продолжал хрипеть он.
- Sasha Kern. Remember, me? (Саша Керн. Помнишь меня?) – негодовала я. Недавно целовал, а сегодня после всех этих его взлетов в СМИ даже знать меня не хочет?
- Саша? Это правда, ты? – недоумевал он.
- Да, - хотела крикнуть я. Но понимая, что нахожусь не у себя дома, просто чуть повысила голос.
- Я…Я… - Роберт откашлялся и его голос стал менее сиплым. - Который час?
- Я не знаю. Я… Мне просто нужно было тебе позвонить, – подбирая слова, начала объясняться я.
- Подожди секунду, – попросил он.
В трубке что-то зашуршало, зашипело, мне послышалось, что что-то или кто-то упал. Надеюсь это не Роб…
- Я включил свет, - пояснил он. – Так, что? В чем дело?
- Я на счет роли, – неуверенно начала я и присела на краешек стола.
- Ты все никак не успокоишься, да? Что хочешь услышать еще раз мои извинения? Хм. Э…Хм… Прости, я подлец, и все такое… Что еще?
- Нет, это я хотела принести извинения, - неуверенность так и сквозила в моих словах, а рука, держащая трубку, похолодела и слегка подергивалась.
- Ты? Хм, - усмехнулся он. - За что? Тебе-то в чем извиняться?
- Во всем… - выдохнула я. Как же трудно признавать свои ошибки и быть проигравшим. - Что выставила тебя, что наговорила гадостей, что…
- И с чего вдруг такая доброта проснулась? – ухмыльнулся Роб, прерывая меня.
- Ты не понимаешь, или просто издеваешься надо мной? – я действительно никак не могла понять знает ли он, что твориться сейчас вокруг его имени.
- По-моему это ты постоянно надо мной издеваешься.
- Евпатий… - мне с трудом приходилось себя сдерживать, чтобы не нагрубить.
- Я знаю всего четыре слова по-русски, забыла? - было похоже, что он на самом деле не подозревал, по какой причине я могу ему звонить, и все доводы об отказе от роли, придумала агент. Черт… Надо собраться… Надо просто попросить его принять участи в проекте и все. Сделай это сейчас же, иначе вы опять просто так проспорите и выплеснете свою ненависть друг на друга.
- Роберт, я звоню тебе, чтобы официально предложить роль в нашем фильме, - стараясь говорить спокойно, выдавила из себя я.
Тишина… Чего он там?
- Ты меня слышишь? - переспросила я.
- Да, - небрежно фыркнул он.
- Да – слышишь, или да – ты будешь играть в фильме? – я спокойствие, я совершенное спокойствие…
- Да. Я слышал то, что ты сказала.
А фильм? Почему ты молчишь про фильм? Только не спугнуть, только не начинать настаивать… осторожно, потихонечку…
- Ты же не хотела видеть меня в главной роли? - логичный вопрос. – Я же не подхожу, я посредственный и…
- Теперь хочу... – осторожно ответила я.
- С чего такая перемена мнения? – иронично бросил Роб.
- Инвесторы и продюсер хотят видеть в картине именно тебя, – пояснила я. Внутри все дрожало от ожидания его ответа. Ведь я понимала, что теперь я зависима от него и от его решения… Ненавижу быть зависимой.
Молчание. Что теперь он обдумывает?
- А ты?
Я так и знала, что он задаст мне этот вопрос. Ну что я ему отвечу? Черт…
- Я?... Конечно… тоже… – стараясь говорить твердо, ответила я.
- Да?! – усмехнулся Паттинсон.
Так, постараюсь действовать, как Зотов. Попробую перевернуть ситуацию на свою сторону.
- Роберт, у тебя есть мечта? – внезапно выпалила я. Буду с ним предельно честна и откровенна, может это поможет не потерять лицо и не унизиться до предложения, которое озвучивал Антон. К тому же он сам пытался быть со мной откровенным, почему бы и мне не попробовать…
- Что? – удивился он.
- Мечта. Есть у тебя мечта? – еще раз повторила я.
- Нет. Я не люблю мечтать – это раздражает. Особенно, когда они не сбываются, – недоверчиво ответил он.
- И как же ты живешь без мечты? – не унималась я.
Роберт молчал. Похоже, он совсем не понимал, к чему я клоню и что я от него хочу. А хотела я только одного – согласие сниматься. Ирония судьбы: недавно кричала, что он не получит роль, а сейчас….
Он выдохнул и начал говорить:
- Пф.. Хм… - это у него получалось с трудом. – Хватит загадок, что ты хочешь от меня?
- Я уже сказала. Я хочу, чтобы ты подписал контракт.
- ...
Все. Хватит. Пусть знает всю правду, тем более мне от него нечего скрывать он и так знает все про меня. Я так больше не могу ходить вокруг и около. Мне нужен результат. И Зотову он тоже нужен, и другим инвесторам, и продюсеру, и Кэтрин – всем.
- Роберт, я не зря начала говорить про мечту... – он не прерывал меня. – У меня была мечта. Точнее она и сейчас есть. Моя мечта – фильм. Понимаешь?
- И что? Ты же сказала, я не получу роли ни при каких услоиях.
- А теперь мы хотим, чтобы ты там играл! – моему терпению пришел конец. – Не будет тебя – не будет фильма! Неужели трудно понять?!
- Значит, теперь я нужен? Объясни, почему? Это что просто прихоть? Сегодня хочу, завтра не хочу?
- Нет, не прихоть… Ты… Ты прекрасный актер, ты… на пробах ты был просто великолепен, я вообще была шокирована…
- Хватит, - прервал он меня. – Я знаю, что поднял рейтинги нескольких изданий и веб-порталов. Просто хотелось послушать, как ты будешь уговаривать меня… Хм… Да… Я думал, это я такой потерявший себя и веру в хорошее, а ты… ты… Что ты делаешь? Что ты делаешь с собой? Ты не такая…
- Заткнись! Что ты знаешь про меня? Знаешь только то, что я говорила и все. Изменилась? Да я изменилась, я не девочка, Роберт… И у меня есть свои цели…
- Саша, остановись. Ты только недавно кричала на меня за то, что я готов на все ради цели, а ты? – ухмылялся он, тем самым выводя меня из равновесия.
- Что я? Думаешь, мне легко разговаривать с тобой и умолять? Думаешь… Черт… Паттинсон… Я ненавижу тебя, - кричала я, сквозь слезы.
- Взаимно! – повысил он голос в ответ. - Скажи Дэвиду, что я согласен подписать контракт, – он явно смеялся и издевался надо мной. - Я готов его подписать, если ты признаешь то, что ты сама не лучше меня.
Черт! Черт! Черт! Что это еще за фигня? Я лучше, да лучше… Слезы просто текли и не останавливались, превращаясь в грудное рыдание… Я не могла поверить, что этот мужчина с постоянной регулярностью мог вывернуть все у меня внутри наизнанку, мог довести до слез, мог просто… Черт! Он вытаскивал меня саму из того, что со мной стало… Да, я должна была это признать и это меня пугало больше всего. Но что пугало больше – так это то, что я хотела свой фильм, я хотела его и была готова на все ради него. Да. Я была готова признать то, что я ничем не лучше Роберта Паттинсона. Не лучше.
- Да.
- Что да, Саша? – меня раздражал его спокойный тон.
- Я такая же, как ты, Роберт. Такая же! - я больше не могла его слушать и нажала на «отбой»…

***
Из плена воспоминаний меня вывела Рейчел.
- Роберт Паттинсон сейчас проделает в тебе дыру, – прошептала она.
- Что? – не поняла я.
Дэвид говорил о том, что все уже знали. О графике съемок, который был с каждым актером оговорен и прописан в контракте. О том, что каждому выдался план съемок фильма, где и в какое время будет сниматься та или иная сцена, кто в ней будет задействован и сколько времени проведет на съемочной площадке. И вдруг, между переводом всех этих речей Дэвида и Кэтрин, она заговорила про Роберта. Я посмотрела на нее.
- Что ты так смотришь? – удивилась она. – Он сидит и пилит тебя взглядом, а ты уставилась на эту бутылку воды, и гипнотизируешь ее уже целых полчаса.
Я все еще продолжала смотреть на Рейчел, сидя вполоборота к аудитории.
- Пусть смотрит, – выпалила я.
- Тогда почему не улыбнешься ему? Опять эти твои игры. Предупреждаю еще раз, хватит играть с огнем.
- Я не играю, Рейч. И хватит об этом. Это просто…
Я не успела договорить, потому что уже слышала, как Кэтрин начала представлять меня и рассказывать, какие функции я буду выполнять на съемках. Я развернулась лицом к залу и стала слушать ее. Она говорила о том, что актерам придется прислушиваться к моему мнению, потому что я написала роман и знаю, как должна выглядеть та или иная сцена. Потом она попросила меня встать и сказать несколько слов. Это было для меня каторгой. Тысяча миллионов глаз разглядывали меня с головы до ног…
Я попросила Рейчел все переводить, потому что не было сил говорить по-английски, во рту пересохло, меня бросило в жар, и я решила снять пиджак. В процессе я начала свой монолог:
- Добрый день. Меня зовут Саша Керн, – это было еще на английском. – Я не очень хорошо говорю по-английски, простите. – Я хотела продолжить и сказать о том, что меня будет переводить Рейчел, но меня перебил один из актеров. Он был приглашен на одну из главных ролей в фильме. Джерард Батлер. Красавец, бабник и балагур. Черные короткие волосы, карие глаза, ярко выраженные скулы, сильные мужские руки и потрясающая улыбка – вот что было в арсенале этого знаменитого актера. И еще его наглость, и способность говорить все, что думаешь.
- Кхм- кхм… - откашлялся он, пытаясь привлечь к себе немного внимания. - С такими губками, сиськами и попой ты можешь вообще молчать. Мы можем просто смотреть и… Мать твою, где вы ее нашли? Пусть она играет в этом фильме. Я согласен сниматься только с ней. – Кричал он с последнего ряда, обращаясь к Кэт и Дэвиду.
Я стояла возле стола, раскрыв рот, и ничего не могла сказать. Слова так и застряли где-то посередине не успев превратиться в звук. Все, кажется, тоже слегка опешили и уставились на Джерарда. Некоторые мужчины присвистнули, а женщины захихикали…
Я посмотрела, на Роберта. Его рука уже не лежала на стуле соседки, а нервно была сжата в кулак у него на коленях, его стул слегка сдвинулся, было видно, что он злился. Эти его сжатые кулаки надолго запомнились мне после нашей прогулки по пляжу. Но… Что? Неужели, это я виновата в его злости? Что произошло? Я обернулась на Дэвида и поймала на себе его снисходительный взгляд. Ох, да… Какая же я… Повернувшись к Рейч, я увидела тот же взгляд и снисходительную улыбку.
Пиджак… Снимать пиджак не стоило? Это был необдуманный шаг. Я совсем забыла, что под пиджаком у меня был топ от «Victoria’s Secret», на тонких бретелях и с глубоким вырезом на груди. Я бросила взгляд на пиджак, но подумала, что меня примут за сумасшедшую, если я опять его на себя натяну. Поэтому я взяла себя в руки и просто мило улыбалась всем присутствующим.
Ситуацию спас Дэвид. Он встал рядом со мной, обняв за плечо и похлопывая по нему начал говорить:
- Прости, Джери. Мы предлагали ей сниматься, но Саша сказала, что будет лучше, если она украсит съемки, находясь по другую сторону экрана.
- Жаль… – расстроился Батлер, но тут же расплылся, сверкая своей голливудской улыбкой.
- Теперь можешь продолжать, – подбодрил меня Дэвид.
Я, собираясь с мыслями, засунула руки в карманы джинс, подняла голову, оглядев зал и начала говорить:
- Если честно, немного не понимаю чем я смогу помочь на съемках. Но Кэтрин и Дэвид хотят, чтобы я курировала процесс.
- Да ладно, мы тоже не против, – это был все еще Джери. Я улыбнулась ему, он начал забавлять меня своей простотой.
Потом я представила Рейчел, рассказав, что не всегда понимаю американскую речь, поэтому со мной всегда рядом переводчик. Моя помощница.
- И откуда же к нам прибыла такая красавица, если не секрет? – Джерард умилял своим нахальством. Сейчас он сидел в своем стуле, закинув правую ногу к себе на колено, подперев рукой щеку, и мило улыбался.
- Такие красавицы живут в России, - я решила подыграть ему.
- Да что ты? Ох, черт, всегда хотел там побывать, – продолжал он. Я улыбнулась и опустила глаза. Я что кокетничаю с ним? Еще этого мне не хватало. Комплименты от такого актера. Я опять взглянула на Роберта, но тут же отвела взгляд, поняв, что он тоже пытается на меня посмотреть.
- А, правда, что у вас на центральной площади медведи гуляют? – продолжал Батлер.
Я рассмеялась. Господи, да где же они все этой дури начитались?
- Нет, все животные живут в зоопарке, – Рейчел, смеясь, переводила все мои слова.
- А водка. Она такая же, как у нас? Слышал, что русская водка, даст фору любой другой.
- Она такая, какой ее создал Дмитрий Менделеев, – улыбалась я.
- Говорят в России самые красивые девушки. Нда… - задумчиво произнес он и оглядел меня с ног до головы, на секунду задержавшись в районе груди. - Нам надо встретиться и обговорить все это. – Джери оживился и разговаривал уже со мной так, будто здесь кроме нас никого не было.
- Я подумаю над вашим предложением, – опустив голову, ответила я. На самом деле я уже не знала, что еще говорить и просто хотела, чтобы мне кто-нибудь пришел на помощь и прекратил этот глупый треп. Моим спасителем стал… Роберт.
- Кэтрин, - обратился Роб к режиссеру. – Может, мы устроим отдельную пресс-конференцию для Саши? – Иронизировал он. Я бросила на него презрительный взгляд - Пора, пожалуй, вернуться к тому, ради чего мы здесь все собственно собрались. – Это было уже сказано всем.
Роберт немного помолчал, потом повернулся назад, и добавил уже лично наглецу:
- Ты согласен, Джери?
- Я соглашусь, если она, - и он указал на меня пальцем, - согласится со мной поужинать.
Ну, наглец. Его бесстыжие карие глаза смотрели на меня в упор, и весь зал, казалось, ждал моего ответа. Я краем глаза опять взглянула на Роберта. Он, сложив руки на груди, разглядывал что-то на носке своего ботинка, делая вид, что его это никак не интересует.
Согласиться на ужин я не могла. Даже только из-за того, что я не могу ужинать со всеми, кто захочет побольше узнать о России. И потом я помнила, чем закончились все встречи с Робертом…
- Простите… – начала я. Роберт удивленно поднял голову. – Но я не могу с вами поужинать.
- Почему? – теперь была очередь удивляться Джерарду.
- Потому что я замужем и ужин с другим мужчиной может меня скомпрометировать в глазах общественности. Поэтому предлагаю оставить мою персону в покое и хочу передать слово Дэвиду, – его настойчивость все-таки начала меня злить. А Рейчел это, кажется, веселило, она переводила мои слова, еле сдерживая смех.
Я вернулась на свое место и налив стакан воды, осушила его. И только потом взглянула на Батлера, он погрозил мне пальцем, давая понять, что наш разговор еще не окончен. Я опустила глаза на листок с графиком съемок и почувствовала, как все глаза в этой аудитории, оценивающе разглядывают меня. Захотелось, чтобы это все побыстрее закончилось. Усталость после перелета давала о себе знать. Сейчас хотелось просто упасть и забыться чудным сном.
Минут через десять я услышала, наконец, заключительные слова Дэвида:
- На этом наша встреча заканчивается, увидимся на съемках. Если у кого-то возникли вопросы, вы можете подойти и задать нам их.
Ой, мамочки. Надо срочно убегать, какие еще вопросы. Я сейчас не готова отвечать ни на какие вопросы. Да еще этот Джерри… Не хочу, чтобы он меня поймал и уговорил встретиться с ним.
Я шепнула Дэвиду на ухо, что не могу сейчас отвечать ни на какие вопросы. Что мне нужно идти отдыхать. Он был согласен со мной и не стал задерживать. Честно хотелось сбежать ото всех: от Джерарда, от Роберта, от этих пристальных взглядов. Я вскочила со стула и, слегка подталкивая Рейчел вперед, говорила, что нам пора уходить. Мы были уже у дверей, когда меня кто-то схватили за руку. Сначала я подумала, что это все-таки Батлер-зараза, не унимается. Но потом я почувствовала тепло его руки, нежной и слегка холодной. Не узнать его руки было невозможно… Я так долго гнала все воспоминания о нем, что это прикосновение заставило меня вздрогнуть. В горле пересохло, сердце забилось быстрее и отдавалось каждым ударом где-то внизу, в животе.
- Саша? - негромко позвал он.
«Нет, только не это», - думала я. Сейчас я была не готова с ним заговорить. Сердце сжалось. Я боялась даже повернуться к нему. Надо было собраться, надо было взять себя в руки. Неужели четыре месяца борьбы с совестью и вины ничему меня не научили. Я постаралась за несколько секунд привести все свои мысли в порядок и, повернувшись с каменным лицом, посмотрела ему прямо в глаза.
Он не ожидал такого холодного взгляда. Его глаза забегали, потом посмотрели куда-то в пол, потом опять на меня.
- У меня был тяжелый перелет, - отрезала я. – Я должна отдохнуть.
Его рука все еще держала мою, он слегка сжал ее и тут же отпустил. Потом он опять посмотрел мне в глаза. Я была неприступна и держалась из последних сил.
- Простите, миссис Керн. Мишель, хотела познакомиться с вами поближе, – и он вытолкнул актрису из-за своей спины ко мне. – Она читала все ваши книги.
Передо мной предстала худенькая блондинка, с прозрачно голубыми глазами, сияющей улыбкой и доброжелательными намереньями. Я протянула ей руку, и мы поздоровались.
Роберт резко развернулся и, ничего не сказав, направился к Дэвиду и Кэтрин. Я смотрела на его спину и еле сдерживала свое каменное лицо. Когда он скрылся в толпе актеров, я взяла под руку Мишель и предложила ей прогуляться с нами до машины. Она оказалась очень милой девушкой…

Вот и вторая часть, как обещала. Не знаю, возможно здесь стоило описать все о чем Саша думала все эти четыре месяца, но боюсь не хватило бы опять места на главу. Поэтому думаю о ее мыслях узнаем позже. А тут только ее чувства по поводу разговора и предстоящей встречи. Читайте, пишите, жду:)))

Добавлено (10.11.2010, 14:09)
---------------------------------------------
usni, Да я не обижаюсь. Просто сказала, что порой не совсем легко так быстро написать то, что есть в голове :)
Но я буду вдохновляться и стараться. Обещаю bigsmile
Svetlyak, Очень рада, что все нравится, пишу дальше тогда
Petrarka, Спасибо. Муз думаю, пока не покинет. Вон сколько фоток его за последнее время, так что буду потихоньку строчить eyas


Читайте О любви скажет песок
 
SvetlyakДата: Среда, 10.11.2010, 19:56 | Сообщение # 51
Группа: Пользователи
Сообщений: 20

Статус: Offline

Награды:


Нюрочка, спасибо!!! ПОТРЯСНО!!! cool Почему-то так хочется, что бы все это происходило в самом деле!!! rob
 
GoldbutterflyДата: Пятница, 12.11.2010, 15:06 | Сообщение # 52
Группа: Пользователи
Сообщений: 4

Статус: Offline

Награды:


Привет,Анечка!!!!
Quote (Nuro4ka)
Ну... мы... Порой бывает пивко с ним в Лондонских пабах попиваем
А я так и думала,могла бы и меня с ним познакомить bigsmile
Глава просто отпад,очень много веселых моментов, cool
Робика жалко,он такой милый,а Саша-злюка!!!!Такого мальчика,и таким взглядом... cray
Надеюсь скоро все будет ооочень хорошо!!!
Спасибо.Удачи на сессии!
Возвращайся,мы тебя ждем(с продой конечно eyas )
 
usniДата: Пятница, 19.11.2010, 22:27 | Сообщение # 53
Группа: Удаленные


Награды:







Здорово!!! Очень хочется продолжения!!!
 
Nuro4kaДата: Воскресенье, 05.12.2010, 20:57 | Сообщение # 54
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


Svetlyak, Goldbutterfly, usni, Девочки, спасибо огромное за ваши комментарии. простите, что пропала. Но я писала главу. Вот что получилось, читайте и пишите, что думаете. Мне очень важно.
Глава 9.
Роберт.
Злость, отчаянье, желание, ревность, боль.
Часть 1.

Любовь бежит от тех,
Кто гонится за нею,
А тем, кто прочь бежит,
Кидается на шею.
У. Шекспир

Миша Бартон. Мишель… Ей нравилось, когда ее называли Мишель…
Какая же она все-таки живая и веселая, совсем не похожа на обычную англичанку. Но это и понятно ведь она уже десять лет живет в Лос-Анджелесе. За ее плечами множество кинофильмов не только американских режиссеров, но и французских, польских, англичан. Милая, беззаботная блондинка, пытающаяся найти со мной контакт и сотворить «химию», которую вскоре мы должны будем сыграть перед камерами. Я отпил свой «лате» и посмотрел на нее. Она что-то быстро тараторила про роль и съемки. В отличие от нее, я пока не влился в съемочный процесс. Сидел в своем номере в отеле и перечитывал до дыр сценарий. Представлял себе съемочный процесс и пытался не думать о том, что буду выглядеть полным болваном перед пристальным взглядом Саши.
Мы встретились в ресторане «KOI», который находился в западном Голливуде, недалеко от моей гостиницы и места съемок. Ресторан, как нельзя лучше, подходил нам, потому что здесь было достаточно охраны, чтобы мы могли спокойно насладиться обедом и поговорить. К тому же терраса, на которой мы расположились с Мишель, находилась на втором этаже, что создавало некоторые проблемы для паппараци, которые уже готовы были придумать новую сенсацию.
Солнце было ярко-осенним, блеском отражавшимся в белизне улыбки нашего официанта. Я прислушался к тому, что говорила Мишель. Теперь она щебетала о писательнице, которая сотворила «такое чудо», эту замечательную «драму, полную любви и романтики». Да уж…
«Хотя, хорошо, что есть Мишель», - пронеслось в голове. Она – пока именно та ниточка, те глаза, те уши, через которые я мог узнавать о съемочным процессом и о… Фух… Саше…
После ее звонка. Я не знал, что делать. Согласиться на роль – значило переживать злость, боль и желание снова и снова, отказаться – значило остаться в душевном спокойствии самому и заставить переживать ее. Я не мог причинять ей боль, хотя и так понимал, что достаточно ее помучил. Я сделал все, за те несколько минут нашего разговора, чтобы она поняла, как чувствовал я себя, находясь в таком же положении. Тогда я не понимал, что творю, мне просто хотелось избавиться от отчаянья, душившего меня, от наваждения, преследующего ночами, от злости на себя и на нее. И я сделал это, пусть так низко, но…
Рука непроизвольно с силой сжала чашку с кофе, но тут же расслабилась…
Неужели, я не видел ее четыре месяца. Мне, казалось, прошло четыре года. Пару раз, после подписания контракта, я прилетал в Лос-Анджелес, но ни разу ее больше не встречал. Все пробы проходили без нее. Я не спрашивал, где она и почему ее нет. Лишь раз Стэф обмолвилась, что все пробы, записанные на видео, отправлялись ей по почте. Лучше бы я этого не знал. На следующих же пробах, которые снимали на видео, я все делал не так. Я нервничал, хотел показать себя в лучшем свете, но на деле получалось наоборот. Кэтрин подбадривала меня и говорила, что это хороший знак, потому что ей вдруг показалось, что того Роберта, которого она снимала несколько лет назад уже нет. По-моему, всем в последнее время кажется, что того Роба уже нет. Черт… Я так этого боялся…
Когда? Когда же мы теряем тех, которыми мы были в девятнадцать, в двадцать… И она, она тоже, кажется, почти потеряла себя. Она была согласна запрятать ту себя поглубже, подальше, чтобы никто и никогда не смог увидеть той девочки, которая хотела жить, мечтать, быть кому-то нужной, интересной…
Все время подготовки к роли я пытался выкинуть ее из головы. Четыре месяца… Четыре месяца физической и моральной подготовки. Но это мне не помогало. Возвращаясь домой, я видел ее лицо везде: в серости лондонского смога, в красоте весеннего парка, в зелени новой листвы и даже в облаках нервно проплывающих по временами голубому небу. Я изнурял себя физическими упражнениями, которыми я должен был заниматься согласно контракту, перечитывал до дыр свой сценарий и все время думал о ней. Я понимал, что все это нереально, что мне стоило бы уже давно забыть ее. Забыть то, что она говорила, как смотрела, как вздыхала, глядя на океан. Пора было стереть из памяти ее нежные руки, изящный изгиб спины, стройную фигуру, высокую грудь. Забыть ее сладкий поцелуй, украденный мной. Забыть все…
Но просыпаясь утром, первое, о чем я мог думать – это о ней.
Я представлял себе, как мы встретимся. Как поговорим, возможно, нагрубим опять друг другу, я увижу бесенят в ее проницательных зеленых глазах. Но, я никак не представлял себе такого холодного и отстраненного взгляда, которым она обожгла меня на общем собрании. Наверное, я это заслужил… Вот только чем? Я просто сказал правду, как всегда… Только правда. Она не лучше меня, больше того, она такая же, как я. Такая же…
Поэтому мне хотелось быть ближе, мне хотелось, чтобы меня понимали, мне хотелось… Мне так много хотелось всего, но я знал, что я не могу получить и малого. Что теперь она только больше отгородиться от меня. Поставит защиту, железную, холодную и глухую.
- Роберт, ты меня слышишь? – толкнула меня в бок Миша.
- Да, – выходя и плена своих дум, ответил я.
- Я говорила тебе о том, что завидую твоему загару. Когда ты успел так загореть?
- Я уже две недели посещаю солярий, – я ухмыльнулся. – Даже не знаю, каким еще изощренным издевательствам меня подвергнет Кэтрин. Она каждый раз считает, что я еще не достаточно на него похож. Ты знаешь, как должен выглядеть сексуальный голливудский актер, мираж миллионов женщин?
- Наверное, могла бы себе представить.
- Вот и Хардвиг с Дэвидом каждый раз представляют что-то новое.
Она улыбалась открытой и милой улыбкой, заправляя за ухо прядь пшеничного цвета волос.
- И что она тебя заставляет делать помимо солярия?
- Я занимался в спортзале почти четыре месяца. Теперь у меня прекрасный бицепс и рельефный пресс. Хочешь потрогать? – предложил я и погладил себя по животу.
- Нет. Как-нибудь в другой раз, – отшутилась она и ее щеки слегка порозовели.
Я нахмурился. С чего бы это?
- Ты рад? – продолжала она.
- Чему? Если ты о фигуре, то да я рад, что избавился от пивного брюшка и стал больше похож на мужика, - иронично бросил я.
- Но…
- Меня не радует сам процесс, - вздохнул обреченно я. - Роберт Паттинсон в спортзале – это очень комично, поверь.
- Да, и что в этом смешного? – не отставала Миша.
- Ну… - я почесал затылок и продолжил: - Помимо простых тренировок на тренажерах мой тренер заставлял меня дубасить огромный мешок, предназначенный специально для боксеров. Ну, знаешь, такие есть почти в любом клубе?
- Понятно. И что?
- Так вот. У меня вроде бы уже начинало получаться. Удар – смещаешься слегка в сторону, – я объяснял и наглядно показывал ей, как это выглядело. – Удар – уходишь в другую.
- Если честно, я плохо тебя представляю боксирующим… Ты и сейчас комично выглядишь.
- Да? – с огорчением опустил руки я.
- А зачем это вообще тебе нужно? – интересовалась она.
- Тренер объяснил, что это поможет восстановить мою координацию движений.
- Ммм... Так в чем юмор?
- Ты постоянно перебиваешь. Слушай, - я отпил кофе и приготовился рассказывать самое интересное.
- Окей, окей.
- Так вот. В одни из дней тренировок тренер отправил меня к этому мешку и сказал боксировать его минут двадцать. Я начал заниматься и краем глаза заметил, что за мной наблюдают две девушки. Обе в коротеньких шортиках и топах на бретельках. Одна была блондинка, а другая такая вся в веснушках – рыженькая…
- Роберт, не томи, что было дальше? Неужели, ты думаешь, что я хочу узнать про каких-то там девушек?
- Окей, - я улыбнулся. - Я разволновался, хотел покрасоваться перед ними. Со всей силы ударил мешок, а ответный удар от него пропустил. Он с силой ударил мне в плечо, а я не удержался на ногах и свалился, а...
Мишель звонко рассмеялась. Я продолжал, объясняя на руках, как это все происходило:
- Это еще не все. Девушки засмеялись, а я оказался таким неуклюжим, что падая задел «кулер» с водой, который упал с грохотом на меня.
Мишель смеялась уже в полный голос и не могла остановиться.
- Кстати, после этого случая мой тренер решил, что с мешком пора закругляться.
- Хватит. Хватит меня смешить. Ты всегда принижаешь свои способности, Роб. О тебе слагают легенды, а ты на самом деле еще такой мальчишка.
- Ничего я не принижаю, так все и было. А на счет мальчишки… Ну…
- Ладно, – проговорила она сквозь смех и, улыбнувшись, смущенно опустила глаза. – Надеюсь, на съемках ты не будешь меня так смешить?
- Даже не надейся, – самодовольно пробубнил я, глотая уже остывший кофе.
- Ну ладно, Роб, мне пора возвращаться, – она встала из-за стола и поцеловала меня в щеку. – Спасибо за ланч. Я побежала.
- Увидимся на площадке.
- Да, через три дня на площадке. Будь готов. Мы все с тобой обговорили.
- Окей. Пока.
Мишель на ходу махнула мне рукой и скрылась в дверях ресторана.

Добавлено (05.12.2010, 20:56)
---------------------------------------------
***
Три дня пролетели очень быстро… И сейчас, сидя в кресле, в гримерной, со сценарием в руках, я размышлял о том, как себя вести и как реагировать на Сашины замечания, если они вообще будут. Я уговаривал себя, что я буду мягок с ней, и не буду напоминать ничем о том, что она умоляла меня подписать контракт. Что она готова была на все, чтобы я только согласился участвовать в этом проекте. И сейчас мне пришла в голову шокирующая мысль, что она могла бы и… Да, если бы мы вели разговор не по телефону, думаю, она бы не только льстила мне, она была бы готова… Черт! Неет… Или да? Она так убедительно лебезила… делала комплименты…
- Роберт, через две минуты на площадке, - раздался голос за спиной и тут же скрылся за дверью моей гримерки.
Черт!
Я посмотрел на отражение в зеркале, которое теперь точно плохо напоминало мне Роберта. Короткие волосы, смуглая кожа, загар ярко контрастировал с цветом моих глаз, которые теперь еще ярче отражали мой внутренний мир. Светлая рубашка, расстегнутые пуговки… Я усмехнулся, и парень в зеркале тоже рассмеялся данному факту. Черный приталенный смокинг. Это был парень из гламурной тусовки, прожигатель жизни и обласканный женским вниманием секс-символ. Это был не я, но это был тот, в котором нуждались инвесторы, продюсеры, режиссер и она.
Я провел рукой по ежику на голове. «Пусть только попробует, еще хоть кто-то сказать, что я не гожусь для этой роли».
- Мистер Паттинсон? - услышал я опять за спиной.
Это была девушка, помощник режиссера. Молоденькая и стеснительная, и, кажется, она просто таяла при виде меня. И, может быть, это было просто тщеславие, но мне не нравилось это. Я терялся сам от этих пристальных взглядов и нескрываемого восхищения мной.
- Просто, Роберт, - отрезал я.
- Окей. Роберт, пойдемте, нас ждут на площадке, - и она опустила глаза.
Нда… Схватив папку со сценарием, я проследовал в коридор огромного особняка и направился за девушкой во двор, где мы и должны были снимать одну из сцен.
Двор этого дома был просто огромен. Не знаю, кому он принадлежал, но одно можно было сказать с уверенностью, что этот человек был явно богат. Угловатые кипарисы, тянувшиеся вверх, направляли свои лапы в сторону сада, провожая взгляд дальше, где в конце аллеи было очень много света. Площадка освещалась специальными лампами и просто иллюминацией, потому как здесь, в темной глубине сада, возле старинного античного фонтана со львами собирались снимать некоторые сцены фильма, а именно встречу главной героини с героем.
- А, где Миша? – поинтересовался я.
Девушка обернулась и, украдкой взглянув в распахнутую рубашку, бросила:
- На площадке.
- Хорошо, - задумавшись, буркнул я, стараясь сосредоточиться на сценарии и том, что я должен буду показать. Пока я шел, окунувшись в свои раздумья, и пытаясь не потерять девушку из вида, до меня стали доноситься перешептывания людей, и я украдкой ловил на себе нескромные взгляды некоторых дам. Я как-то внутренне сжался и почувствовал холодок, пробежавшийся по спине. Мне было некомфортно и неловко от этих взглядов… Я потер кончик носа и постарался улыбнуться всем, кто так откровенно пялился на меня.
- Роберт! – закричала Кэтрин, хватая мена за локоть и заставляя крутиться вокруг своей оси. Шикарно…
Я был шокирован ее реакцией, кружась и пытаясь не выронить сценарий.
- Ты бесподобен! – констатировала она все так же восторженно.
Я сглотнул, предчувствуя подступающее чувство неловкости и смущения. А Кэтрин уже кричала опять:
- Дэвид! Дэвид, иди же сюда! Ты не представляешь, что они с ним сотворили. Он просто… Дэвид, это просто секс ходячий. А вы говорили… Боже, Роб!
- А что мы говорили? – лепетал Дэвид, приложив обе ладони к своим щекам и неподдельно удивляясь. – Мы ничего…
Интересно, кто это мы?
- Ты посмотри! – это уже было адресовано Мише, которая, похоже, тоже не ожидала увидеть во мне «ходячего секса».
Черт! Ну, там было что-то такое в зеркале, когда я заглянул в него, но я вовсе не думал, что смогу их так поразить. И чем? Не игрой, а… Я нервно сглотнул.
- Роб, - кокетливо проводя ладонью по моему предплечью и моргая глазами, начала Миша, - а может быть ему брюки поуже надеть? – Защебетала, продолжая она, но это уже было сказано Кэтрин.
- Нет, дорогая, - успокаивал ее Дэвид. – Это стандартный смокинг, никаких узких брюк, мы не в стриптизе.
«Слава Богу, Дэвид. Я так тебе благодарен», - мысленно проговорил я, смахивая так же мысленно пот со лба, потому как реально я не мог его смахнуть из-за гримера, припудривающего мне что-то на лице.
- Жаль, - как-то грустно выдохнула Миша.
У меня просто кружилась голова от всего этого. И я, находясь в этом бушующем урагане, вдруг, почувствовал нехватку воздуха в легких, грудь сдавило, и, теряясь в мыслях, я начал осознавать от чего это со мной происходит.
Вокруг было так много людей: костюмер, гример, осветители, Миша, Кэтрин, Дэвид, Дин. Черт! Даже Дин был здесь… Где она? Я не мог найти глазами Саши. Я оглядывался, рассматривая всех. Черт! Я был просто в панике, внутри все клокотало, а я сам с трудом сдерживался, чтобы внешне не выдать этого. Я не понимал, как так недавнее смущение, вдруг резко сменилось паникой и страхом. Страхом того, что она могла отказаться, могла улететь назад, могла… Но ведь я. Я согласился на роль, только ради нее. Точнее только из-за возможности хоть взглядом касаться ее улыбки, глаз, темных волос, тонких рук, изящной спины… Волна страха потери чего-то опять прокатилась по спине, и я уже был готов закричать, только бы увидеть ее… Да, что же это?
Через секунду гример и Миша, словно по мгновению волшебной палочки, отошли в сторону, открывая мне прекрасный обзор: Саша стояла недалеко от режиссерского монитора и камер. Она кокетливо улыбалась и смущенно отводила глаза, когда этот наглый шотландец что-то щебетал, слегка склонившись к ее уху. Батлер…
Я сжал челюсть, пытаясь захватить больше воздуха легкими и успокаивая себя при этом. Что, черт возьми? Что, меня так разозлило? Это не понятное чувство злости, уже не единожды повторяющееся. Просто… Просто, мне было неприятно, что он так близко наклоняется к ней. Что он касается ее, разговаривает с ней, а я не могу так заглянуть в ее глаза, раствориться в ее улыбке, смущать ее, делать комплименты, смеяться…
В этот момент она повернулась и…
Я пытался, старался уловить что-то в ее взгляде. Что-то, что сможет мне подсказать ее настроение, ее отношение ко мне, ее состояние, ее мнение. Но она тут же отвернулась, продолжая слушать собеседника, будто и не видя меня, словно я пустое место. Пока Кэтрин не окрикнула ее.
Но в ту же секунду все опять отошло на второй план, кроме злости и отчаянья. Батлер взял ее ладонь и прикоснулся к ней губами, а Саша… Черт! Что она делает? Она даже не выдернула руку. Она просто осторожно высвободила ее и с улыбкой попрощалась с ним, направляясь уже к нашей компании. Я убью Батлера! Кто придумал взять его в этот фильм? Кто вообще придумал его снимать? Вопрос остался без ответа, потому что я сам все понимал. Я знал, кому больше всех был нужен этот фильм.
Курить… Надо срочно закурить. Попросив Дина дать сигарету, я затянулся с таким удовольствием, ощущая, как обжигает легкие дым и, понимая, что через секунду придет недолгое облегчение и спокойствие.
Она подходила ближе. Еще затяжка…
Опустив глаза, я старался не пропустить момента, когда она будет совсем рядом, но теперь боялся посмотреть на нее, боялся увидеть тот холодный отстраненный взгляд. Лучше ненависть, она хоть какие-то чувства вызывает по отношению ко мне, только не холод и равнодушие.
- Саша, как тебе наш герой? – схватив за рукав, Дэвид вытолкнул меня к ней, давая возможность насладиться моей, мать ее, красотой.
Задыхаясь от сигаретного дыма, я наклонил голову и прочистил горло.
- Не плохо, - бросает она, ее руки заведены назад, они в карманах джинс. Улыбка открытая и непринужденная.
Я смотрю ей в глаза, боюсь этого, но ищу там что-то. Что? Сам не знаю, что пытаюсь найти в этих зеленоватых отражениях души. Возможно ее… Но она с каждым разом все с большим энтузиазмом прикрывает дверь в ее «я». Так и хочется барабанить и звать: «Саша, пусти!»
- Гримеры очень постарались. Надеюсь, в купе с талантом Роберта, герой станет именно таким, каким я его себе рисовала, - добавила она.
- Я выложусь на все сто, - выдохнул я вместе с дымом в сторону и осмотрелся, ища, где бы мне затушить сигарету. Помощница режиссера, угадав мое желание, тут же схватила окурок и куда-то с ним скрылась.
- Я в этом не сомневаюсь, - с ухмылкой бросила она.
И что это значит? Она опять издевается надо мной? Опять хочет заставить меня злиться и спорить с ней? Ну, уж нет, я буду само спокойствие, я буду делать все так, как она говорит, буду следовать всем ее указаниям, постараюсь не перечить ни в чем.
- Роберт? - обратилась Кэтрин. – Вы сейчас прогоните сцену со знакомством и ваш разговор с Мишей. Надо еще раз посмотреть свет, я хочу увидеть вас на мониторе, а потом уже будем снимать.
- Окей, - ответил я.
- Можно? – Саша обратилась ко мне и тут же подняла руки к моей рубашке. Пытаясь быть спокойным и сосредоточенным на фильме, я поддался чуть вперед и теперь был почти на десятисантиметровом расстоянии от нее. Она поправляла ворот моей рубашки и что-то говорила Хардвиг. Черт, черт! Что это еще за смена настроения? Что, черт возьми, происходит? Новая игра? Саша, ты, похоже, вообще не перестаешь играть. Кому это надо? Что случилось?
Я наклонился, помогая ей что-то показывать. Она то застегивала, то расстегивала пуговицы воротника и что-то говорила про бабочку. Сейчас, из-за того, что я так сильно нагнулся к ней, почти перегибаясь через ее плечо, я хорошо мог рассмотреть ее…
«Черт!» - мысленно произнес я, зажмурив глаза. – «Ну что это за чувство? Что это за состояние организма? Заставляющее тебя забыть о собственной заднице и думать все время о чужой?»
- Роберт ты нас слышишь? - Саша слегка отстранилась и, положив руку мне на грудь, пыталась надавить на нее, чтобы я поднялся.
- Что? – сводя брови, и не понимая, что происходит, замотал головой я.
- Мы говорили о том, - Кэтрин улыбалась, - что, когда ты будешь идти по аллее к фонтану, ты будешь в бабочке, потом ты должен небрежным движением развязать ее и засунуть в карман брюк или рубашки. Далее, ты видишь героиню Миши, прикуриваешь и идешь в ее направлении.
- Да-да, конечно, - я взглянул на Сашу. Недавняя улыбка сменилась гримасой недовольства, и она причмокнула губами.
Еще один «минус» в мою пользу. Черт, я прям какой-то лузер. Как же заработать бонусные очки? «Бонусные очки… Боже, Роберт, ты ж ни в кегли играешь?» - разговаривал я сам с собой. – «А почему нет, я бы поиграл в эти…» Черт! Надо собраться и работать. Надеюсь, я еще не забыл, что такое работа…
Я потирал переносицу, когда Саша и Кэтрин, продолжая что-то одухотворенно обсуждать, направились к своим креслам. И в эту же секунду, мимолетный ветерок донес до меня нотки сладковато-забытого шлейфа парфюма. Неужели, я и это помнил, мне казалось, что все это было совсем недавно… Но это, черт, все было так давно, что мне просто хотелось вытравить эти картинки из своей переполненной непонятным мне дерьмом башки…
Я подозвал Дина и, прикурив очередную сигарету, направился к фонтану, где меня ждала мисс Бартон. Пора включаться в работу. Я с самого утра уговаривал себя на работу, заставлял, угрожал, напоминал. Но все было тщетно. Все мои мысли, все равно, крутились, вовсе, не вокруг съемок и роли… Теперь меня мучил очередной вопрос. И я, выпуская в ночную синь неба дым от сигареты, задавал его себе: «Почему?»
Нда… Почему, она изменила свое отношение? Что это за милая улыбка? И желание показать, что между нами все хорошо? Что между нами, вроде, и не было никаких недомолвок, что мы прекрасно ладили, и это она хотела с самого начала, чтобы я снимался, черт, в ее фильме? Что это? Мозг взрывался, а еще даже съемки не начались…
- Роберт? – позвала Миша. – Послушай…
Я присел на краешек фонтана и был весь во внимании, периодически поглядывая за тем, что творилось недалеко от нас, где что-то бурно обсуждали Саша, Дэвид и Кэтрин.
Саша…
- Роб, я… Мы с тобой обсуждали уже эту сцену, но я вот, что думаю…
Почему же ты такая чертовски красивая и непредсказуемая…
- Я хочу сделать вот так…
Я опустил глаза, заметив, что и она смотрит в мою сторону. Я пытался избежать ее взгляда, хотя больше всего хотел увидеть, что ее пытаются спрятать от меня…
- А ты в этот момент делаешь так…
Парфюм… Эти сладковатые нотки… Я помню этот разговор… Что-то там было такое:

«Apple: Так как мы не можем друг друга ощущать и осязать… Ммм… Скажи, ты пользуешься парфюмом?»
Какой парфюм? Мне было шестнадцать. Я был закомплексованным парнем, на которого совсем не обращали внимание красивые девочки и некрасивые, по-моему, тоже.
«Robert: Я использую гель для душа. Он пахнет достаточно приятно… То есть… Он пахнет, как обычный мужской гель.
Apple: смайл с улыбочкой»

Конечно, над таким придурком, как я только и стоило смеяться.
«Robert: Ну, его запах, напоминает мне запах мускатного ореха и еще какой-то пряности.
Apple: Может, название напишешь? Я схожу в отдел парфюма и понюхаю».

Почему-то мне тогда это показалось таким… Эротичным что ли, горячим, чувственным. Все мои чувства тогда так перемешались, и я понимал, что весь этот разговор возбуждает меня лучше, чем… У меня сносило крышу, собственно, как и сейчас. От одного только дуновения ветерка, который воздушной волной задел тонкие рецепторы, донося этот чудный шлейф парфюма. Вот бы наклониться к ее пульсирующей жилке на шее и…
«Apple: Я пахну сладким дождем, вьюгой и ночью… Шучу. Моя парфюмерная вода называется … Так ты сможешь узнать, чем пахну я».
«Пахну я…» - проговорил я про себя. – «Черт, как же они назывались? Я не мог этого забыть… как же? Такое красивое название…» Я забыл. Черт, как они назывались?

Добавлено (05.12.2010, 20:57)
---------------------------------------------
- Роберт? – вернула меня к реальности Миша. – Ты все понял?
- Я, да… Я… Может, еще раз обговорим все это? – я совсем прослушал, что она тут щебетала. Мишель вскинула брови, обескураженная тем, что я хочу еще раз выслушать то, что она, похоже, мне уже не единожды повторяла.
- Окей, - строго сказала она. – Только на этот раз будь добр, слушай. Давай уже работать. Я не хочу проторчать здесь всю ночь.
- Хорошо-хорошо, прости, - поспешил успокоить ее я.
Теперь я старался изо всех сил не пропустить не единого сказанного ей слова, хотя в голове вертелось только то, что я забыл название Сашиных духов. Таких манящих, уносящих куда-то далеко в сказку… Может, они так и назывались «Сказка». Черт, нет, точно не сказка…
Вокруг все суетились, Кэтрин смотрела на нас в огромный объектив, давая указание оператору и осветительной группе. Хотя свет уже и был установлен, но Кэтрин, как всегда любила изменять все в последний момент. Она так трепетно относилась к каждой сцене, что все просто заряжались ее этим настроем. Оттого, наверное, и выходили ее фильмы такими хорошими и пропитанными только одними душевными чувствами.
- Затем, ты накроешь мою руку своей, - и она посмотрела на меня, намекая, что я именно сейчас должен сделать так, что бы это все не забыть в процессе съемки. - В знак, что ли душевной близости…
«Сказка»… Да нет же не сказка, да чтоб их…
Я поднял глаза и невольно посмотрел на Сашу. Она вздохнула, и разочарованно отвела взгляд, уткнувшись в какую-то папку. Все-таки, я сильно ее обидел, заставив признать, что она не лучше меня. Но она пытается быть невозмутимой, пытается не придавать этому значения, пытается показать всем, что она не такая плохая. Что она, возможно, совершила ошибку, не взяв меня сразу на роль. Она хотела быть хорошей для всех, она опять пыталась играть свою чертову роль. Роль для всех… И для меня в том числе.
- Роберт! – вскрикнула Миша. – Что ты делаешь? Мне больно…
- Ох… Прости. Прости, Мишель, я сам не свой с этими съемками, - оказывается, я так сильно сжал ее ладонь, что причинил ей боль. Идиот.
- Роб, о чем ты думаешь? Твои мысли где-то далеко отсюда. Ты совсем не думаешь о съемках и сцене, которую мы скоро будем снимать, - она была права.
- Я… Пфф… - Я пытался провести рукой по волосам, забыв, что моя прическа не позволяет сделать мне этого успокаивающего жеста.
- Докажи ей, - она кивнула головой в сторону Саши, - что ты способен сделать ее фильм шедевром. Она только и ждет прокола от тебя. Роберт, соберись. Ты ведь не плохой актер. Ты можешь показать класс. Я это знаю, я посмотрела некоторые твои фильмы. И ты…
- Миша… - я легонько прикоснулся к ее предплечью. – Спасибо, что веришь в меня. Ты очень хороший человек. Ммм… Я думаю, я попытаюсь. Да я разнесу тут все, чтобы они только поверили, что не зря взяли меня.
Она толкнула меня в противоположное плечо и улыбнулась.
- Ты, чертов придурок, Роберт. Похоже, то, что пишут про тебя в прессе, не многим отличается от тебя реального.
- Да, я такой… - я изобразил что-то такое, что напоминало парня нетрадиционной ориентации, вытягивая губы и хлопая глазами.
Миша смеялась в голос, что позволило и мне немного расслабиться. Пока, мы не услышали голос Кэтрин:
- Ребята?! Готовы?! Заберите у них все бумажки! – кричала она помощникам. – Готовность номер один! Роберт займи нужную позицию. Дайте ему пачку сигарет! И бабочку ему на шею…
Звучало смешно, но пора было и, правда, постараться, чтобы убедить в своей компетентности всех присутствующих.
«Сказка»… Нет… Черт… «Волшебство»…
Я снял пиджак и повесил его на руку, тут же подбежали гример и костюмер. Одна осматривала мой грим, вторая пыталась повесить мне на шею развязанную бабочку. Какая-то девушка принесла мне пачку сигарет и зажигалку. Я встал на изготовку, и стал ждать команды.
- Так! Мне нужен общий план и съемка справа! – предупредила операторов Кэтрин.
Я взглянул на Сашу, она стояла за спиной режиссера, готовая смотреть онлайн отснятый материал. Я сглотнул, пытаясь прогнать страх и смятение.
- Всем внимание! – командовала Хардвиг. – Съемка!
Перед камерой вышла помощник режиссера и, пробубнив номер дубля, хлопнула хлопушкой.
Я попытался достать сигарету из пачки и тут же услышал:
- Стоп! Стоп!
Черт! Что не так?
- Миша расслабься. Ты сидишь, словно восковая фигура. Ты пришла отдохнуть сюда от шумной вечеринки. Вытяни ноги, скрести их в щиколотках и смотри в небо. Не знаю, может счет звезд тебя успокаивает, - улыбнулась Хардвиг.
Вздох облегчения сорвался с губ. Я уж думал, что это я начинаю косячить, еще и не начав сниматься. Так все нормально, я герой, я супер герой, мать…
- Все сначала! - крикнула Кэтрин.
И все началось сначала. Мотор… Съемка… Дубль один… Дубль два…
На десятом дубле, я все-таки смог дойти до Миши, порядком наприкуриваясь, и накурившись до сипа в легких. Честно говоря, даже времени не было взглянуть на реакцию Саши, хотя я знал, что она следит за каждым моим движением, чтобы потом было, что предъявить мне и наступить на больную мозоль.
Но в башке, все еще, была каша, которая заставляла порой забывать реплики. И я все еще пытался вспомнить это название… «волшебство», «сказка», «фея»… Все смешалось в одну кучу.
Мы опять сидели на холодном мраморе фонтана и были, кажется, каждый в своих мыслях, наслаждаясь перерывом. Я следил за перемещениями Саши и вспоминал…
Я вспоминал, как я взял тогда с собой Тома в огромный супермаркет в Сохо. Он говорил, что он спец в парфюме, и знает так много женских запахов. Откуда? Напрашивался вопрос, но я просто поверил ему, и мы пошли искать ее волшебный аромат…
Было весело прикладывать к носу эти белые полосочки с разными запахами. Помню, потом я весь пах женскими духами, и мама вечером задала мне, само собою, напрашивающийся вопрос: «Роб, ты встречаешься с девушкой?» Я покраснел и не знал, что ответить. И у меня вырвалось только: «Мы с Томом…»
Помню, как у мамы округлились глаза… Я улыбался, вспоминая это и ловя на себе заинтересованный взгляд Саши. Я отвел глаза, понимая, что она чем-то недовольна или расстроена. Что я не так делаю? Я стараюсь. Стараюсь изо всех моих британских, мать вашу, сил…
Все внутри меня переворачивалось вот от таких ее взглядов, и я с трудом старался сдержать хладнокровие и спокойствие, чтобы продолжать съемку. Я видел… Точно, теперь она что-то шептала Хардвиг. Что-то ей не нравилось. Но что? Я все… Все стараюсь сделать так, как было оговорено, так, как я чувствую героя, так как Кэтрин чувствует его. Саша… Не нравятся мне эти взгляды.
Мне принесли «Лате», пока Миша ушла поправить грим. Я болтал с Дином в стороне, курил и пил кофе.
- Роберт? – услышал я за спиной и чуть не подавился. – Я бы хотела обсудить с тобой героя. Ты не против?
Сказать, что я был обескуражен, ничего не сказать. Я был ошеломлен поведением Саши. Ее открытым взглядом, милой улыбкой. Мне не давал покоя тот факт, что я совсем не могу понять, чего она добивается. Просто хорошо снять фильм? Или все-таки заставить меня нервничать? Это что такая месть медленная и мучительная?
- Да, конечно, - я тут же затушил сигарету и переглянулся с Дином.
Мы отошли немного в сторону, и она, робко заглядывая мне в глаза, начала говорить:
- Понимаешь… Твой герой… Он… - что это с ней? Что за робость? Почему она так нервничает? Еще пара секунд смятения и… Она встряхнула головой, посмотрела мне в глаза с вызовом и продолжила:- Твой герой, он понимает, кто он. Он не запутавшийся романтик. Понимаешь? Не надо играть себя. Нам нужен мой герой. Уверенный, сильный, слегка высокомерный…
- Подожди… - я провел свободной рукой по ежику на голове. – Я что-то не пойму. Я пытаюсь играть кого-то другого?
Черт! Я злился и был обижен ее тирадой. Я играю не то… Но Кэтрин. Я посмотрел на режиссера, она была занята какими-то вопросами.
- Нет, Роберт, - в груди тоскливо екнуло от произнесенного ее моего имени. – Просто перестань играть себя.
- Почему Кэтрин ничего не говорит? Ей, вроде, все нравится.
- Она просила меня поговорить с тобой… - Саша отвела глаза. Я задумался, предвкушая, что это какая-то ее очередная игра.
- Стоп-стоп, - я поставил стаканчик с кофе на бордюр фонтана и пристально посмотрел на нее. – Это что новая игра?
- Что ты? С чего это ты взял? – нервничает.
- Саша, - как приятно смаковать ее имя. – Я знаю тебя немного.
- Ничего ты не знаешь, - шепчет она. Так-так… Не хочешь, чтобы тебя слышали остальные?
- Хочешь быть хорошей для всех? – продолжаю давить я, хотя и дал себе слово быть спокойным, как удав.
- Я просто… - она бросила презрительный взгляд. – Хочу делать то, для чего я здесь нахожусь. Пытаюсь направить тебя…
- Или сделать так, чтобы я опозорился? – я старался говорить спокойно.
- Что ты такое несешь? – усмехнулась она, будто и вправду не понимая, о чем я веду речь.
- Я намерен сделать все, что от меня зависит. И я, в отличие от тебя, не пытаюсь доказать, что я лучше.
Она стрельнула глазами, в которых читался весь жар ее внутреннего мира. Черт… Пфф…
- Как знаешь… - она тоже сдерживала себя. – Я не собираюсь препираться, я давно вышла из этого возраста мистер Паттинсон.
И не дав мне вставить свое последнее слово, она развернулась и двинулась прочь.
Fuck… Fuck… Fuck…
Я ругал себя за все… Что я наделал? Я идиот, придурок, балбес… Возможно, она и правда просто хотела помочь, хотела направить, а я все сразу в штыки воспринял. Идиот. Я не находил слов, чтобы себя еще раз обругать.
Я схватил уже остывший кофе и попытался залить вспыхивающий внутри пожар. И этот аромат опять обескуражил меня. Заставляя с еще большим усердием вспоминать его название.
- Все нормально? – поинтересовался Дин.
- Да, кажется, - ушел от ответа я, запивая холодным кофе пожар от разговора.
Немного помедлив, я нарушил наше с Дином неловкое молчание:
- Ты понимаешь женщин? Нет, в смысле ты хоть раз пытался их понять? Это вообще возможно?
Он усмехнулся.
- Женщины, как мороженое, Роб. Сначала холодные, потом они тают, а потом начинают липнуть к тебе.
Я тоже улыбнулся. Хорошее сравнение…
- Нет, я о другом. Как понять, что им от тебя нужно. Как понять, чего они сами из себя представляют?
- На это у меня есть еще одна байка, - он все так же усмехался.
- Давай, - ответил я, стараясь отвлечься от всего этого.
- Женщины делятся на три категории.
- Интересно.
- Уху… - он подмигнул. – На тех – кто дам, тех – кто не дам и на тех – кто дам, но не вам.
Я рассмеялся в голос. Да уж… Категории…
- Роберт, - это была помощница, - твоя очередь поправить макияж и костюм. Через десять минут будем продолжать.
- Окей, - улыбнулся я ей, и она опять смущенно опустила глаза.
Через пятнадцать минут Кэтрин давала указания оператору и нам. Мы должны были снять крупные планы. Наш разговор. И наши монологи.
Часы показывали полночь. Черт, а снята только половина сцены. Ладно, все хорошо. Главное доснять ее, наконец, и мы свободны на сегодня.
«Волшебство», «Волшебница»… Нет-нет. Но точно что-то сказочное.
И все началось сначала. Мотор… Съемка… Дубль один… Дубль два…
Все шло по плану, мы пересняли только пару раз и, почти, все дубли получались со второго и третьего раза. Чему я был несказанно рад. Это же спокойствие и удовлетворение я видел на лице Кэтрин и Саши, которые постоянно что-то обсуждали в перерывах, а потом Хардвиг направляла нас и мы опять снимали.
Все шло до того момента, пока мы не должны были прощаться с главной героиней и Миша стала говорить что-то там про чудо…
«Miracle…» - забарабанило в голове. – «Точно. Miracle…»
- Что? – услышал я голос Миши. – Роберт, что ты болтаешь?
Черт, похоже, я сказал вслух и достаточно громко.
- Стоп! – крикнула Кэтрин. – Что там у вас происходит?! Роберт, о каком чуде ты говоришь? Этого нет у тебя в сценарии.
- Простите, - я поспешил извиниться за то, что сорвал дубль.
Кэтрин подошла к нам и посмотрела мне в глаза.
- Miracle…Чудо, что вы еще не валитесь с ног от усталости. Давайте, соберитесь, ребята. Еще парочку дублей.
Я вспомнил. Хвала тебе, Боже…«Miracle»…

Нашла песню... Вроде бы подходит:)) Queen "The Miracle"


Читайте О любви скажет песок
 
SvetlyakДата: Воскресенье, 05.12.2010, 23:04 | Сообщение # 55
Группа: Пользователи
Сообщений: 20

Статус: Offline

Награды:


Боже, наконец-то!!! clapping Нюрочка, СПАСИБО!!! cool Ожидание того стоило!!! Как же бедному мальчику тяжело, Саша такая неприступная и холодная, и он так мучается rob Анюта, у меня такое ощущение, что ты часто бываешь на съемках;)) Так точно описывать процесс может только очевидец!!! cool ВДОХНОВЕНИЯ ТЕБЕ!!! flower
 
Nuro4kaДата: Понедельник, 06.12.2010, 13:27 | Сообщение # 56
Группа: Пользователи
Сообщений: 27

Статус: Offline

Награды:


Svetlyak, Пожалуйста bigsmile
Quote (Svetlyak)
Ожидание того стоило!!! Как же бедному мальчику тяжело, Саша такая неприступная и холодная, и он так мучается

Я рада, что понравилось. Потому что боялась потерять настрой. Но вроде все получилось, хоть и так долго. Саша просто не знает как себя вести с робертом, ведь она понимает, что у него что-то к ней есть. и этот поцелуй и эти условности. А он просто сам себя изводит и очень сильно переживает а съемки
Quote (Svetlyak)
Анюта, у меня такое ощущение, что ты часто бываешь на съемках;)) Так точно описывать процесс может только очевидец!!!

Не... У меня просто воображение хорошее... Буду стараться и дальше eyas


Читайте О любви скажет песок
 
PetrarkaДата: Вторник, 07.12.2010, 04:58 | Сообщение # 57
Группа: Пользователи
Сообщений: 15

Статус: Offline

Награды:


УРА УРА УРА!!! наконец я дождалась новой главы)) Спасибо )) Робка такой притягательно мило неуверенный в себе, но такой настоящий и живой. Спасибо flower
 
usniДата: Вторник, 07.12.2010, 23:13 | Сообщение # 58
Группа: Удаленные


Награды:







Здорово!!! roses roses roses roses roses roses roses
Спасибо!!!
Даже не знаю, как ему помоч сосредоточиться на съемках....Ему трудно, когда она рядом, но видимо еще хуже, когда ее нет. Только поддержка Саши сможет помочь ему, но они оба так ранимы и уязвимы... У Вас как у автора очень сложная задача, помирить их... Но, я уверена-вы справитесь! Желаю ВДОХНОВЕНИЯ!!!
 
GoldbutterflyДата: Понедельник, 13.12.2010, 16:06 | Сообщение # 59
Группа: Пользователи
Сообщений: 4

Статус: Offline

Награды:


Анечка,привет!Спасибо огромное за главу,она выше всяких похвал))
Ах...Роберт..бедный мальчик,так переживает...Им обоим тяжело,я все понимаю,но Саша...ну как можно быть такой холодной с Робертом.
Может ему стоит пофлиртовать с кем -нибудь,может это Сашу встряхнет?Кажется что Миша,была бы совсем не против,если бы Роб ей глазки построил и чуток внимания уделил....да и мало ли помимо нее желающих))
Роб,помни,чем меньше женщину мы любим...Что ж ты совсем раскис?Любовь-морковь и все такое...это понятно,но Саша-русская девушка,а нас надо завоевывать,покорять,как вершину Эвереста...а ты совсем размяк.
И Роб поаккуратней с эмоциями,а то с площадки загремишь за решетку,за убийство на почве ревности,в твоя партнерша в больничку с переломом или вывихом конечностей))
Анют..я тут представила себе Робика в том образе,котором он был на съемочной площадке...Ну как Саша смогла устоять,не понимаю.Это все маска,правда?!А в душе у нее такой же пожар как и у Роберта,и была бы ее воля,она бы зацеловала его до смерти...уж я бы точно так поступила))
Анечка,спасибо еще раз.Ты гений!!!
 
usniДата: Пятница, 14.01.2011, 21:39 | Сообщение # 60
Группа: Удаленные


Награды:







Я так надеялась, что после праздников Автор порадует нас продолжением..... hello
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » О любви скажет песок (Когда закончится Рассвет, поймешь, что в мире больше нет...)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX