[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Arven, bel 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » Смелее, детка, падай! (История о том, как надо не бояться жить)
Смелее, детка, падай!
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 14:35 | Сообщение # 1
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Смелее, детка, падай!
Автор: Минипута

Жанр: Роман
Рейтинг: R

Саммари:Жизнь - такая непредсказуемая штука! Когда кажется, что ты погряз в трясине текучей жизни, вдруг оказывается, что ты стоишь вовсе не в болоте, а на краю пропасти.
И, чтобы все изменить, надо сделать только шаг.
Только вот что последует за этим шагом: взлет или падение?

От автора: Это история обычной девушки, у которой есть свои страхи и сомнения, как у всех нас. Это история о том, как не надо бояться быть счастливой)))
Я специально не написала Пейринг, чтобы вам, мои читатели, было интереснее читать))
Приятного прочтения))

Разрешение: Буду рада, если мой рассказ принесет удовольствие еще большему кругу читателей))

Добавлено (03.01.2010, 12:32)
---------------------------------------------
Глава первая "Попытка - не пытка"

- У тебя какая-то дурацкая собака.
- У меня самая замечательная собака, которая только может быть.
- У нее же нет лапы!
- Ты наблюдателен. – Тихо пробурчала я себе под нос.
Джек, мой дорогой и любимый Джек, действительно был трехлапый. Но это не делало его менее замечательным.
Когда какой-то подонок на «Мерсе» сбил его на наших с мамой глазах, мы и секунду не сомневались в том, что будем делать дальше.
Потом были долгие месяцы лечения, бессонные ночи.. Но лапу, несмотря на наши усилия, спасти не удалось.
Правда, особенной потери Джекуша не чувствовал. Наверное полагал, что это небольшая плата за то, что он теперь спит на кровати, в ногах моих родителей, и ест всякие вкусности.
Джек действительно был самой замечательной собакой, которая только может быть. Он единственный слизывал слезы с моих щек, когда я в одиночестве плакала о своей первой любви.
Мой старый добрый Джек...
- Давай я тебе куплю другую, хорошую собаку! Какого-нибудь пинчера, или терьера!
Олег не унимался. И зачем только я позвала его на прогулку с Джеком?
Ах да! Я стараюсь жить нормальной жизнью. Я стараюсь быть нормальной женщиной, и принимать ухаживания от нормальных мужчин.
Олег очень подходил под определение «нормальный».
Почему только мне от этой мысли становилось так тоскливо?
- Мне не нужна другая собака. У меня уже есть. – Я проговорила сквозь зубы.
- Ох, ну ладно, Машуня! Все ради тебя, радость моя! – Сказал довольный собой Олег, и поцеловал меня в щеку.
У него всегда была такая привычка – предложить какую-нибудь ахинею, что-то вроде: «давай тебе руку сломаем?», а когда я говорила «нет», он принимал важный вид, и говорил: «все ради тебя, радость моя!».
Вообще он был неплохим парнем. Надежным, деловым. Его смело можно было назвать привлекательным. Высокий, крепкого телосложения. Многим такие нравятся. И Олег тоже многим нравился. А ему нравилась я.
К своим двадцати восьми годам он достаточно многого достиг – имел свой компьютерный магазин, хорошо зарабатывал.
Он был щедр, даже внимателен.
Но при этом при всем непроходимо и безоговорочно «нормален».
Мне давно прочили Олега в женихи – и подружки и мама. Папа мой был так тактичен, что никогда не вмешивался в мою личную жизнь, за что я была ему крайне благодарна.
Наверное, всеобщие уговоры не подействовали бы на меня, если бы недавно, одним прекрасным утром, я не проснулась и не осознала, что уже четыре года как одна, и перспектив встретить «того единственного» очень мало.
Да, что уж там - этих перспектив практически нет.
«Даже если вам немного за тридцать, есть возможность выйти замуж за принца...». Эх, Сердючка, знала бы ты, как неправа.
Я, к величайшей радости своей мамы, согласилась, что в двадцать четыре года уже можно и повзрослеть, и стать, наконец, нормальной женщиной, которая не будет мечтать о какой-то там неземной любви, «которая только в книжках и бывает».
В комплект «нормальной» жизни «нормальной» женщины входило:
- нормальный муж – 1 шт.;
- хорошая квартира – лучше несколько штук, или одна большая;
- выезд на дачу по выходным – обязательный регулярный ритуал;
- здоровый карапуз – 1, можно 2 шт.
На данном этапе у меня на примете был только «нормальный» Олег.
Ну, что же. Это первая ступень по дороге к моей новой жизни, которую я обязательно преодолею.
Я постараюсь.
Мы закончили прогулку подойдя к дому моих родителей. В последнее время я часто оставалась у мамы с папой просто потому, что мне совсем не хотелось приглашать Олега к себе на чашечку кофе. Хотя он уже давно намекал на то, что пора бы. И в общем, справедливо намекал – официально мы встречались уже три месяца, а сколько времени он за мной ухаживал – я и не вспомню.
Но что-то мне все-равно мешало. Причин не было – Олег физически был для меня приятен. И, как говорит одна из моих немногочисленных подруг Катя, почему бы и нет? Отчетливых аргументов «почему нет» у меня не находилось, и я понимала, что чашечка кофе наедине с этим настойчивым молодым человеком не за горами.
- Спасибо, что прогулялся со мной. И Джеком.
- Всегда рад. – Олег улыбнулся и поцеловал меня в губы. – Давай завтра сходим куда-нибудь? У меня друг открыл новый итальянский ресторанчик. Очень неплохое местечко!
Ресторан. Не люблю рестораны. Почему-то всегда чувствовала себя там неуютно.
- Конечно. Давай сходим. – Я согласилась, изображая заинтересованность.
- Отлично. – Олег очень воодушевился.
Забавно было за ним наблюдать, казалось я читаю его мысли: ресторанчик, романтическая обстановка, дорога ко мне домой... Да, завтра я от него никуда не денусь. И я и он это знали.
Зайдя домой, я отпустила Джека с поводка, после чего он с радостью побежал в кухню.
- Мам, пап! Привет!
- Привет, дочь. А где Олег? – Папа вышел из гостиной с книжкой в руках.
- Олег? Да..он ушел. – Ответила я, с трудом снимая ботинки.
Папа только кивнул и странно ухмыльнулся.
Я не стала спрашивать, что он хотел этим сказать, потому что прекрасно знала, что Олега папа считает не самой подходящей для меня кандидатурой.
Из кухни появилась мама. Она выглядела как всегда прекрасно. В ее пятьдесят ей нельзя было дать больше сорока лет. Моя мама была красивой женщиной.
И даже ее любимый нелепый фартук, с которым я безуспешно боролась не портил ее.
- Машенька! Привет, солнышко! А где Олег?
Я вздохнула и устало поглядела перед собой. Папа хохотнул и вернулся в гостиную.
- Олег ушел, мама. – Спокойным тоном сказала я.
Мама недовольно взглянула на меня и позвала ужинать.
Усаживаясь за стол я морально готовилась к лекции о том, «как надо жить».
Маму не волновало, что скоро мне исполнится четверть века. Кажется, она полагала, что я застряла в шестнадцатилетнем возрасте.
- Ты будь с Олегом помягче. Он хороший парень. Может даже лучший из всех твоих..
- Мама! Я разберусь сама! – Я ответила резче, чем хотело.
Встав из-за стола, я пошла к себе в комнату быстрым шагом. Захлопнув дверь, я упала на кровать и закрыла лицо руками.
Упоминание о «всех моих» - это был удар ниже пояса.
Всех моих у меня было только двое. Но зато каких! Их смело можно было записывать в ошибки молодости.
Первый – Саша Стрельников. Красавчик. Первая школьная любовь, которая вымотала всю душу за три года так, что у меня случился нервный срыв.
Неразделенная любовь – это неправильно. Это, должно быть, против природы.
Но еще более неправильно было со стороны Саши воспользоваться моими чувствами к нему, лишь для того, чтобы утешиться самому.
Он тоже был влюблен, и тоже безответно. Не в меня.
И в этой сложной для него ситуации, кто же мог оказаться рядом? Конечно, только я – полная юношеского максимализма и с полным отсутствием мозгов.
Я знала, что Саша не любит меня, но была счастлива, что он рядом... Мне было все равно.
Упиваясь его присутствием в моей жизни, я позволяла ему все, что он хотел.
Он стал моим первым мужчиной. После этого мне казалось, что теперь все изменится – он полюбит меня.
Наивная.
Чем дальше продолжался этот театр одного актера, тем более отчетливо я понимала всю унизительность своего положения.
Саша ничего не обещал, но это не помешало мне начать мучить его и себя.
Я устраивала скандалы, сцены ревности по любому поводу. Моя эйфория сменилась отчаянием. Я хотела если не добиться его любви, то потребовать.
Да, я требовала того, что он никогда не смог бы мне дать.
Я превратилась из уравновешенной и милой девушки в истеричку со стажем.
Вся эта катавасия происходила на глазах у моих родителей...
Я мучила всех: себя, Сашу, маму с папой.
В итоге у Саши просто кончилось терпение.
На прощание он сказал мне два слова:
- Хватит. Достала.
И ушел.
Сейчас я понимала, что он правильно сделал. Кто-то должен был прекратить эти безобразные отношения.
Я этого сделать не могла – слишком крепко подсела на свои страдания. Я была зависима, как любой наркоман, и самостоятельно остановиться мне не представлялось возможным.
Когда Саша ушел, у меня началась настоящая ломка. Я не могла есть, у меня болело все тело. Оно было как-будто избито, как будто не мое.
Я только плакала. Тихо, практически беззвучно.
Не знаю, как долго бы это продолжалось, если бы отец однажды не сказал: «Пожалей хотя бы мать. Если меня не жалко».
В тот момент мне стало стыдно. Впервые за долгое время я подумала о чем-то кроме своих собственных переживаний. Только благодаря совести, грызущей меня денно и нощно, я выбралась из болота, в которое сама же себя и загнала. Ради родителей, перед которыми я была виновата больше всех.
Наверное, это страшно, смотреть как твой ребенок сам себя уничтожает.
Когда я снова стала походить на человека, у меня началась нормальная жизнь. Я поступила в университет, где нашла новых друзей, с которыми дружила до сих пор. Все мои школьные подружки растворились, как только я стала встречаться с Сашей. Их можно понять – я была невыносима.
И вот в этот период новой студенческой жизни на горизонте появился второй из «всех моих». Николай.
Он был старше меня на двенадцать лет. Мы познакомились случайно – в кафе.
Он был уверен в себе, хотя не особо красив. Он был щедр, но не особо умел ухаживать. Даже когда дело дошло до постели... В общем, он все делал «не особо».
Николай был самой большой моей глупостью.
Позже я задавала себе вопрос – зачем я вообще связалась с этим мужчиной? Ответ лежал на поверхности: я просто хотела доказать себе, что способна на другие отношения, с кем-то кроме Саши.
Единственное, что я себе доказала, это то, что, может максимализм мой и ушел, но вот мозгов явно не прибавилось.
Я провстречалась с Николаем недолго. А потом просто перестала отвечать на его звонки.
Мне до сих пор было неприятно вспоминать об этой нелепой и никому не нужной связи.
После этой истории я решила, что никогда не буду больше растрачивать себя на такие дурацкие истории. Я решила ждать настоящих чувств. Мне не хотелось больше никому ничего доказывать, мне не хотелось быть одержимой страстью, как было с Сашей.
Мне просто хотелось любить.
И вот, в терпеливом ожидании того единственного, я распугала всех своих ухажеров, которых было не мало.
Я была привлекательной девушкой – стройная фигура, темные волосы, голубые глаза. Как говорила Катя, цепляла глаз.
Вот только претенденты на мое внимание мой глаз никак не хотели зацепить. И настойчивость проявлять тоже не хотели.
Олег оказался самым упертым. Да, он был очень настойчив. Но, было ли это его качество достоинством или недостатком – я не могла решить.
Лежа в своей комнате с закрытыми глазами, я поняла, что мама права.
Олег действительно лучший из всех мужчин, которые были в моей жизни.
Следующий день прошел очень быстро. Я сходила на работу и отсидела там положенные часы. Именно отсидела, а не отработала. Иногда я вообще сомневалась в ясности ума моего начальника, который принял меня в эту строительную фирму. Переводчик был нужен ему раз, может два, в месяц. Зачем, спрашивается, надо было зачислять меня в штат?
Я уже даже начала терять сноровку. Изученные французский и английский языки рисковали упокоиться на веки вечные в закромах моей памяти.
Пасмурная погода, как вечный спутник Питера, не особенно поднимала мне настроение, но и не особенно портила его. Мы все уже привыкли.
Когда рабочий день закончился я, раскрыв зонт, шагнула в человеческий поток и направилась в сторону кофейни, где должна была встречаться с Полиной.
Полина - моя подруга. Их у меня было только две : Катя и Полина – два светлячка, которые никогда не давали мне грустить. Жалко, что Катюня умотала за своим новоиспеченным мужем в Москву. Теперь остались только я и Полька.
Зайдя в наше любимое кафе, я тут же втянула в легкие приятный аромат горячего кофе.
- Маша! Привет! – Звонкий голос Полины разлетелся по всему помещению. Она сидела за столиком возле окна, и активно махала своей маленькой ручкой.
Полина, в принципе, все делала активно. Она постоянно участвовала в каких-то акциях по спасению вымирающих животных, собирала деньги в помощь детям инвалидам, бездомным собакам, брошенным младенцам и т.д. и т.п.
Как она все успевала – я никогда не могла понять. Создавалось такое впечатление, что Поля рождена для движения. Она была миниатюрной, ловкой. Ее хорошенькое личико обрамляла неизменная короткая стрижка. Полина была похожа на француженку.
- Машуня! Я так соскучилась! Как же давно мы не виделись!
- Давно! – закивала я, усаживаясь за столик.
- Безобразие. Это все из-за твоего Олега. – Полина сморщила носик, и взглянула на меня.
Да, она была права. Последнее время я старалась уделять Олегу больше внимания. Из-за этого реже стала встречаться с Полиной, чем огорчала и себя и ее.
Я не стала возражать и с кислым выражением лица ответила:
- Мда.. Ты права, Поль.
- Конечно права! – Полина закатила глаза. – Вот объясни мне, зачем он тебе нужен? Он же..
Полина так усердно старалась найти подходящее определение для Олега, что ее лицо скривилось, будто у нее болит зуб и она ощупывает его языком.
Я уже начала посмеиваться, глядя на ее старания, когда лицо Поли просветлело, и она подняла указательный палец вверх.
- Он же скучный!
- Ты так долго думала, чтобы назвать его скучным? – Усмехнулась я, наконец обратившись к меню. – Ты меня беспокоишь, честное слово! С каких это пор ты так медленно стала соображать?
- Я не долго думала, я долго выбирала. Хочешь весь список оглашу? – Злорадно сказала Полина.
- Ой нет, уволь!
Я прекрасно могла себе представить все те лестные слова, которые, по мнению Полины, охарактеризовывали Олега. Мне просто не хотелось их слышать.
- Ладно. – Поля махнула рукой. Видимо, на моего ухажера. - У меня предложение! Давай сегодня пойдем ко мне, накупим всякого разного вредного! И будем все это есть, смотреть «P.S. Я люблю тебя» и...плакать! – Слово «плакать» Полина произнесла с таким надрывом, что у меня невольно вырвался смешок.
- Полинка! Артистка. Я бы с удовольствием! Но, у меня сегодня в меню итальянский ресторан и Олег.
- Мда, Маша. Ты бы видела, какое у тебя сейчас было выражение лица, когда ты говорила «итальянский ресторан и Олег». – Мои слова она повторила таким голосом, каким, наверное, говорят только зомби в идиотских ужастиках.
Я рассмеялась.
- Давай попьем кофе, наконец.
- Давай. – Сказала недовольно Поля, и покачала головой.
Мы просидели в кофейне часа два, обсуждая последние новости.
Полина тоже не была удачна в любви, как и я. Но только у нее все было несколько иначе. Если я в упор не видела своего принца в окружавших меня парнях, то Полина видела его в каждом втором.
Она очаровывалась, «отдавала себя всю», как она говорила, а потом, неминуемо приходило разочарование.
И так уже в который раз. Самое смешное, что Поля прекрасно знала, что поступает неправильно. Но поделать с собой ничего не могла – надежда на хэппи энд в ней не умирала. Именно по-этому она так болезненно воспринимала наши с Олегом отношения. Полина считала, что я предала мечту.
Что ж. Она была права на все сто.
Расставшись с подругой у кофейни, я набрала Олега, и сказала, где меня забрать.
К моему удивлению, он не напоролся ни на одну пробку по дороге, и подъехал довольно быстро.
Я уселась в «Тайоту», и мы покатили в ресторан.
По дороге мой спутник увлеченно рассказывал о каких-то там новых компьютерах, партию которых они закупили, и что эти чудо-машины могут делать... Я не стала говорить, что его слова для меня - все равно что монолог на китайском. Я просто кивала и улыбалась, когда надо.
Потом он говорил, что мне надо купить машину, потом говорил, какую именно... Олег вообще много говорил, пока мы ехали.
Вечер прошел достаточно легко. Ресторан действительно был хорош, и накормили нас очень вкусно. Олег был мил, спрашивал как у меня дела на работе, спросил как дела у Полины. Когда я сказала, что у нее очередная несчастная любовь, Олег усмехнулся и ответил:
- Пока твоя подружка не возьмется за голову, у нее так и будет – не густо, не пусто. Пусть берет пример с моей девочки. – Он улыбнулся и погладил своей ладонью мою.
Я выдавила из себя улыбку. Мне было неприятно слышать пренебрежительные слова в адрес Полины, и, почему-то, меня покоробило то, что Олег назвал меня его девочкой.
Не потому, что мне не хотелось быть его девочкой, ведь этого я и добивалась последние месяцы. Просто это звучало...как будто не про меня.
После ужина мы направились ко мне. Как я и предполагала.
Машина остановилась у моего подъезда. У меня возникло сильное желание попрощаться с Олегом и пойти домой ...одной. Но в тот же момент я разозлилась на себя – сколько можно тянуть резину? Интересный парень, с серьезными намерениями ухаживает за тобой, ты эти ухаживания принимаешь, и при этом пудришь ему мозги.
- Может кофе? – Я проговорила это очень быстро, пока мой боевой настрой не прошел.
- Не откажусь. – Олег ласково посмотрел на меня, и вышел из машины.
Мы поднялись на третий этаж в абсолютной тишине. Звяканье ключей раздавалось гулом по подъезду, пока я открывала замок.
Мы зашли в квартиру. Я включила свет.
- Ты кофе обещала. – Олег улыбнулся, оперевшись о косяк.
Я подумала секунд пять, а потом посмотрела Олегу в глаза и сказала:
- А давай без кофе?
Олег хохотнул:
- Я только за.
Через мгновение он приобнял меня и прижал к стене. Такого поворота я не ожидала. Я не успела толком ничего сообразить, как его рот накрыл мой. Он стал жадно целовать меня, руками лаская мою спину.
Я была настолько удивленна таким напором, что даже не поняла сразу, что испытываю в этот момент.
Не могу сказать, что мне было неприятно. Целовался Олег совсем не дурно. Но меня все время что-то отвлекало. Я слышала как он громко дышит, и эти звуки поцелуя.. Странно, когда Саша целовал меня, я ничего этого не слышала.
Так. Стоп. Никакого Саши.
Олег оторвался от моего рта и начал целовать мою шею. Я на секунду открыла глаза..
Это было ошибкой. Дело в том, что мы стояли у стены аккурат напротив зеркала. И в этом самом зеркале я увидела свое лицо. Точнее его выражение.
Выражение абсолютной и безнадежной скуки.
Признаться честно, я испугалась. Может со мной что-то не так? Может за годы воздержания я стала..ээ..
Нет. Это слово я не могла произнести даже в мыслях.
Я оттолкнула Олега. Он удивленно посмотрел на меня.
- Что? Что-то сделал не так? – Его голос дрожал. В отличие от меня ему скучно не было, и я весьма бесцеремонно прервала его веселье.
- Нет-нет. Прости. – Я сложила руки на груди, как нашкодивший ребенок. – Просто...просто.. – Я судорожно соображала, что же я просто? – Мне нельзя! – Я почти выкрикнула это. – Сегодня нельзя, а я совсем забыла. Прости меня, пожалуйста.
Я неразборчиво протараторила эту чушь в лицо Олегу.
Он еще несколько секунд смотрел на меня, и когда, наконец, собрался с мыслями, сказал:
- Ну, ладно. Не страшно. – Это все, на что его хватило.
Олег еще постоял, немного растерянный, потом выдавил из себя «Я, тогда, пойду», поцеловал в меня щечку и ушел.
Я сползла по стене, пребывая в шоке от самой себя. Потом я рванула к телефону и набрала московский номер.
- Алло? – Послышался красивый голос на том конце провода.
- Катя! Привет! Со мной что-то не так!
- Спокойно, солнце! Рассказывай!
Я как на духу выложила все Кате. И про свои ощущения, и про свои страхи, и, особенно про то, что произошло буквально пятнадцать минут назад в моей прихожей.
Катя внимательно выслушала. Помолчала. А потом начала хохотать.
Я сжала трубку так сильно, что у меня побелели костяшки на пальцах. У меня трагедия, а она ржет.
- Ну и чего ты ржешь? – Сдавленным голосом спросила я.
- Ты, Маш, честное слово... – Опять смех. – Женька! Прикинь, Машка отрыла себе какого-то чудака на букву «м», которого не хочет, и теперь переживает, что фригидная! Ой, не могу!
- Спасибо, Катя. Пойди, узнай, все ли соседи слышали.
- Да ладно тебе! Ты его просто не хочешь, крошка. Найди себе нормального мужика, и выходи за него замуж! Как я!
- В том то и дело, что он самый нормальный из всех! И почему это я его не хочу?
- Потому что, хотеть за него замуж, не значит хотеть его...ммм..как бы это покорректнее, чтобы не ранить твою нежную натуру..
- Да что уж там. Не стесняйся.
- Хотеть его....видеть в своей постели! Вот! Правда корректно? – Весело продолжала Катя.
- Весьма. – Ледяным тоном ответила я.
- Женя, черт, не видишь, я разговариваю по телефону! Отвали! – Послышалось из трубки.
Женя – это муж Кати. Красавец, профессиональный пловец. Он, конечно, не семи пядей во лбу, но он добрый малый и с чувством юмора у него полный порядок. Кажется, именно о таком Катерина всегда и мечтала.
Катя была из тех редких женщин, которые всегда знали, чего они хотят. Она не закатывала мечтательно глазки, не кокетничала, не строила иллюзий и жила настоящей реальной жизнью.
Она безапелляционно красива. Она с легкостью могла бы стать моделью, но всегда считала, что зарабатывать деньги надо мозгами, которыми природа наградила ее так же щедро, как и красотой.
Иногда я задавала себе вопрос - на какой почве мы сошлись? Может потому, что я не была завистлива? Не знаю, что сыграло в этом главную роль – то ли мой склад характера, то ли воспитание.
Помню, как папа мне сказал однажды, что завидуя людям мы рискуем потерять единственное, чего никогда и ни у кого не будет, кроме тебя – себя самого. Правда, мне тогда было всего семь лет, и я не понимала всю глубину этих слов, но мне очень не хотелось себя терять. Я помнила, как прошлым летом потерялась Настя из соседнего подъезда – ее потом сильно ругали. Я зарубила у себя на носу, что завидовать – это плохо. И никогда больше этим не занималась.
А вот в окружении Кати ей завидовали все. У нее были подружки до нас с Полиной, но они относились к разряду «пиявок, да лягушек». Они целовали ее при встрече, улыбались, а за спиной говорили, что она «тупая, с надутой грудью, блондинка, к тому же крашеная». Катя действительно была не натуральная блондинка, и совершенно не стеснялась этого. Однажды она мне сказала, что «к черту естественность, если она тебя не красит». Но насчет груди – это явная чушь. Ей это было не надо.
Катя знала про всех этих сплетниц, но не обращала внимание. Просто она привыкла, что все эти подружки именно такие, и это нормально. Она была искренне удивлена, когда выяснилось, что мы с Полиной немного другого поля ягоды. Немного ненормальные. Кате это нравилось.
С моей подругой никто и никогда не вступал в конкуренцию – это было бы проигрышным делом изначально. С ней никто не ругался – она не лезла за словом в карман, и была остра на язычок.
С ней почти никто не сближался, и поэтому не знал, какой она была преданный и честный человек, с железными принципами и убеждениями.
Катерина была прекрасна, свободна и умна. Она была амазонкой 21 века.
Если бы я знала ее в детстве, то на тему школьного сочинения «Кем я хочу стать, когда вырасту?» я бы, наверное, написала, что хочу стать Катей Тихоновой, в девичестве Вешняковой.
- Знаешь, - Снова послышался Катин голос. Видимо, Женя отвалил. – Давай, дорогая, я свожу тебя отдохнуть! Развеешься! Найдешь себе НЕнормального парня, закрутишь романчик...
- Отдохнуть.. – Тихо повторила я. – А куда?
- А куда – это мы с Полей придумаем! О, я так давно вас не видела! – Катя так обрадовалась моему полусогласию, что почти кричала. – Все, душа моя, не волнуйся! Иди баиньки, я позвоню Польке, и мы организуем девичник на выезде! Аа! Женька, я уезжаю!
В отдалении послышалось озабоченное Женино «куда это?». Он явно не хотел расставаться с женой. Он обожал ее. Но это не помешало бы Кате. Все будет так, как она захочет. Она сумеет его убедить.
Потом послышались короткие гудки.
Я устало выключила телефон, посидела еще немного на полу, и, собравшись с силами, все-таки перенесла свое тельце в ванную.
Вообще-то, съездить отдохнуть – не такая уж плохая идея. Все смогу обдумать без давления мамы и Олега.
Да. Идея отличная.
С этой мыслью я направилась в спальню. Точнее в зал. Ну, в общем, в единственную комнату, в моей однушке, которая выполняла все функции сразу.
Квартира была маленькая, зато моя. Такое крохотное женское царство, где не ступала мужская нога.
Хотя нет, сегодня ступила. Но быстро ушла. Это хорошо.
Довольная я развалилась на любимом диване и крепко заснула.

Народ,если вам нравится - комментируйте,чтоб я могла выложить продолжение...Я прочитала этот фанф на одном дыхании.Читала до 6 утра,просто не могла от него оторватся.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Воскресенье, 03.01.2010, 14:40
 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 14:46 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные


Награды:







Camomile лапочка продолжай, я очень жду !!!!!!! многое понравилось, очень многое ПРОДОЛЖЕНИЯ 20 20 20
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 14:53 | Сообщение # 3
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
bel, понравилось?Дальше будет еще интересней...

Глава вторая "Все что ни делается - к лучшему"

«Ненавижу будильники. Как же я ненавижу будильники… Стоп! Это же телефон.»
Я подскочила на кровати, как ошпаренная, и начала шарить в поисках мобильника. Нащупав его на полу, я залезла обратно в постель и накрылась одеялом с головой.
- Да? – Все еще туго соображая спросила я.
- Ох, Маша! Ты еще спишь? – Полина была возмущена, казалось, до глубины души.
Ее голос прозвучал так убедительно, что заставил меня испугаться – может я и правда проспала и опаздываю на работу? Но, взглянув на мобильник, и увидев там 06:45, я ответила:
- Конечно, Полин. Это так удивительно – спать, когда еще нет семи утра.
- Конечно! Мы же сегодня уезжаем! Точнее улетаем!
Я не сразу поняла, кто улетает и куда. Потом в памяти всплыл вчерашний разговор с Катей.
- Как сегодня? – Сон как рукой сняло. – Катя же еще в Москве! Да я я же работаю! Вы забыли?
- Ой, да ладно тебе! Работает она. Знаем мы как ты работаешь – украшаешь кабинет своим присутствием. А, насчет Кати – так я уже на пути к вокзалу. Встречаю скоростной поезд. Через час Катюха будет в Питере! Ох, я так соскучилась!
- Оперативно.. – Только и смогла я выдавить из себя. – А как ты, дорогая, так быстро билеты достала?
- О! Да это элементарно! Помнишь, в прошлом году, был у меня Сергей. Ну, такой высокий! Я ему еще помогала с организацией акции по спасению..
- Не важно, Полин! Я все равно его не вспомню! – Честно сказала я. Полина только рассмеялась.
- Так вот, он работает в «Трансаэро», и помог заказать три билета! Только надо подъехать со всеми документами пораньше. Я же постоянно говорю – свои люди нужны везде!
- Да.. – С улыбкой согласилась я. – Ты, Полин, для меня свой человек.
- И я везде! – Радостно заключила подруга. – Я тебе посигналю сейчас, урод! Я на пешеходке! – Судя по всему, Полина переходила дорогу.
- Полин, иди спокойно, не отвлекайся! Катю встретишь, тогда и позвони.
- Хорошо. А ты иди разбирайся со своей работой! И вещи собирай!
- А куда едем хоть?
- Сюрприз!
Полина отключилась.
Сюрприз – это прекрасно, но как мне вещи собирать, если я не знаю, куда еду? Сборы было решено оставить на потом.
Звонить на работу или домой, чтобы предупредить о моем отсутствии, было слишком рано. Есть мне не хотелось, да и покидать теплую постель особенного желания тоже не было. Поэтому я закуталась потеснее в одеяло и, на удивление быстро, снова заснула.
Во второй раз меня разбудил все-таки будильник. Ненавижу будильники.
Еле встав, я первым делом побрела в ванную, и только успела умыться, как прозвенел звонок в дверь.
Гости в половине девятого утра? Интересно.
Я подскочила к двери и посмотрела в глазок. На лестничной площадке стояли мои подружки. Как же они все успевают?
- Ааа! Привет, соня! – Катя радостно бросилась ко мне на шею, как только я открыла дверь.
Выглядела она шикарно. Только слишком уж загорелой.
- Привет, Катюня! - Я отодвинулась от нее и оглядела с головы до ног. – Что это с тобой? Передоз солярием?
Катя закатила глаза:
- Еще одна нашлась. – Недовольно пробормотала она.
Полина захихикала.
- Я ей то же самое сказала.
- Это не передоз солярием. Это передоз Египтом. Что я могу поделать, если Женя любит валяться на пляже до ожога второй степени. - Катя беспомощно развела руками.
Да, похоже моя подружка крепко любила своего мужа. Чтобы Катя рисковала своей внешностью просто ради Жениной компании – это точно любовь.
- Ты вещи собрала? – Спросила Полина.
- Да я только встала! Это вы в супермены заделались – я так быстро все делать не умею. – Проворчала я и направилась в кухню. – Идемте завтракать.
Полина последовала за мной на кухню и сказала, чтобы я разобралась с телефонными звонками, а она сама сделает завтрак. Катя тем временем, по-хозяйски достала из шкафа мою дорожную сумку и объявила, что пошла собирать мои вещи.
Эх, как в старые добрые времена.
Я потопала к телефону и позвонила сначала на работу, где отпросилась сославшись на грипп. Потом позвонила домой. Трубку подняла мама:
- Алло?
- Привет, мам!
- Привет, солнышко!
- Ма, я предупредить звоню – меня не будет какое-то время в городе. Мы с Полей и Катей поедем отдохнуть.
- Конечно, милая. А почему такая спешка? Олег с тобой поедет?
Ооо... Опять Олег. Мне вдруг захотелось предложить маме усыновить его, если он ей так дорог.
- Мам, Олег не поедет со мной. Или ты хочешь, чтобы я взяла его в качестве третьей подружки?
- Ну, он хотя бы в курсе, что ты уезжаешь? Как-то спонтанно все это.
- Спонтанно. – Я повторила это слово, и довольная улыбка расползлась по моему лицу. Как же давно я не делала ничего спонтанного! – Ладно, мам! Я с Олегом, как-нибудь сама разберусь! Пока! Папу целуй! Люблю вас!
Я поступила некрасиво, потому что сразу положила трубку, и не дождалась, когда мама ответит. Но если бы дождалась, то она снова затянула песню «а как же Олег», и мы бы поссорились. Лучше так.
Теперь остался один звонок. Олегу.
Я набрала его номер. Он ответил моментально:
- Привет, Машунь! Как ты себя чувствуешь? – Олег говорил быстро и как-то отвлеченно. Наверное, вел машину. Тем лучше - не будет допытываться куда я лечу и почему.
- Привет! Нормально! Я хочу предупредить тебя, что улетаю с Полиной и Катей на некоторое время отдохнуть. Так что...меня не будет в городе. – Я произносила слова быстро, и как-то виновато.
Ответа не последовало. После некоторого молчания я не выдержала и спросила:
- Олег?
- Знаешь, Маш. Так дела не делаются. Нормальные люди такие вопросы обговаривают и не решают с бухты-барахты. – Его голос был не расстроенный, нет. Он был сердитый, даже злой.
Видимо, вчерашняя моя выходка и так не доставила ему большой радости, а тут я еще добавила огня, лишая Олега даже надежды на скорейшее продолжение банкета.
Мне стало неудобно перед ним.
- Олег, так вышло. Просто спонтанно договорились и..
- Понятно. Это все твои подружки. Полина? Да? – Олег злился все сильнее.
От того, что он произнес имя Полины таким отвратительным тоном, словно говорил о какой-то неприятной болезни, мое чувство вины перед Олегом начало замещаться раздражительностью.
Я, почему-то, всегда реагировала более болезненно на выпады в сторону моих друзей и родных, нежели в свою собственную.
Папа говорил, что так во мне проявлялась врожденная склонность к самопожертвованию. Катя говорила - склонность к идиотизму.
- Знаешь, Олег. Не разговаривай со мной таким тоном. И подруг моих не трогай. Я уезжаю, и просто предупреждаю тебя об этом. Это все. Пока.
Я произнесла эти слова с большим трудом и отключила телефон. Во мне боролось желание тут же ему перезвонить и помириться, и желание бросить чертов телефон об стену.
- Молодец. – Одобрительно сказала Полина и закивала головой.
Они с Катей стояли в дверном проеме и смотрели на меня.
- Как ты? – Катя с грустной усмешкой на лице, смотрела на меня сочувственно.
Я вздохнула, посмотрела на своих подруг и решительно сказала:
- Давайте уже уедем поскорее из этой треклятой Северной Пальмиры!
Мы позавтракали Полининой вкуснейшей кашей – готовила она блестяще. Даже когда она делала обычные бутерброды с маслом – они получались какими-то на удивление вкусными. Именно поэтому мы с Катей в былые студенческие времена любили оставаться у Поли с ночевкой – исключительно ради ее завтраков.
- Так, вроде все собрала. – Задумчиво проговорила Катя, закрывая мою сумку.
Да, Катя была мастер в отношении сборов в дорогу – очень уж она любила путешествовать.
Было время, когда ее квартиру затопили соседи сверху, и она, затеяв грандиозный ремонт, жила у меня.
Мы делили с ней все шкафы и полки в моем скромном жилище, так что она прекрасно знала, где и что лежит. Я была уверена, что благодаря стараниям Кати я собрана в дорогу лучше, чем когда-либо.
Мы уже одевались, чтобы выходить, как Полину осенило:
- Маша! А фотоаппарат? Где он?
Фотоаппарат. Надо же, даже я не вспомнила. Я раньше увлекалась фотографией, и выходило у меня совсем не дурно. Правда, потом я забросила это увлечение, сама не знаю почему.
- Да зачем он? – Кисло спросила я.
- Как зачем? Ты же классный фотограф! Давай, дуй за фотиком! Там, куда мы едем – будет что снимать.
- Куда ж мы едем-то? – Со вздохом спросила я и пошла за сумкой с фотоаппаратом.
- Скоро узнаешь. – Загадочным тоном ответила Полина.
Мы спустились со своими сумками на улицу, где нас уже ждало такси.
- Во сколько мы летим? – Спросила я, когда машина выехала из двора.
- Так, самолет из Питера у нас в четыре. – Сказала Поля, делая какие-то заметки в своем ежедневнике.
- А почему так рано выезжаем? – Не поняла я.
- Ну, ты же знаешь, там документы оформить, разобраться с билетами. К тому же Сергей мне обещал помочь купить билеты из Дюссельдорфа. А там и время пробежит – не заметите.
Катя взглянула на нас через плечо с переднего сидения:
- Из откуда? Дюссель..что?
- Дюссельдорфа. – Полина посмотрела на Катю, как будто та задала самый идиотский вопрос типа «сколько будет дважды два».
- Где это? – Катя ухмыльнулась.
- Ты не знаешь где Дюссельдорф? Позорище! Как ты университет -то закончила? – Спросила Полина насмешливым тоном.
- Действительно, Катя. – С наигранным возмущением поддакнула я, не в силах сдержать улыбку. Я сама понятия не имела, где этот чертов Дюссель..что-то там.
- Что у тебя было по географии в школе? – Полина не отставала от Кати, все с той же улыбочкой на лице.
- По географии? – Катя спросила, глядя на Полину, изображая крайнее изумление.
Я повернулась к Полине и с серьезным видом сказала:
- Не разговаривай с ней такими сложными словами – Кате тяжело, она же блондинка!
Полинка с Катей рассмеялись.
- Поправочка! – Сквозь смех сказала Катя. – Ненатуральная блондинка!
- Ничего, дорогая. Это состояние души! – Все еще посмеиваясь, ответила я.
- Мда. Я блондинка. И мне это чертовски нравится.
- Да, нам тоже. – Проговорила Поля, возвращаясь к своему ежедневнику, внимательно исследуя последнюю страницу. На бумаге творился хаос, состоящий из Полиных пометок и мелких записей. Только она могла что-то там понять.
- Что ты там ищешь? – Поинтересовалась я.
- Да...- задумчиво ответила Поля. – Ищу памятку, где же этот хренов Дюссельдорф находится.
Машину снова заполнил наш смех. Таксист устало покачал головой, не отрываясь от дороги.
Наконец, мы добрались до аэропорта, выложив кругленькую сумму за проезд. Вообще эта поездка обещала быть весьма накладной. Хорошо, что я откладывала деньги на покупку машины – есть что тратить.
Полина убежала с нашими документами куда-то, оставив нас с Катей на чемоданах.
По дороге мы все-таки выяснили, что Дюссельдорф – это место пересадки в Германии. А вот оттуда, мы уже отправимся в наш пункт назначения.
- Куда? Катя! Куда? Я же все-равно узнаю в этом Дюссельдорфе, куда мы летим. Давай, колись.
Катя вздохнула и тихо сказала:
- Только давай не истерить? Хорошо?
Я не поняла, почему я должна истерить, но согласно кивнула, с выражением явного недоверия на лице.
- Из Германии мы отправляемся...в Ванкувер.
Ванкувер. И что тут секретного. Это же просто ...Канада. Это же просто ...
- Мы летим через океан? – Спросила я и нервно сглотнула.
Катя закатила глаза и нетерпеливо сказала:
- Ты же обещала.
Теперь я поняла, почему это был сюрприз. Я страшно, нет – дико боялась перелетов над водой. Это была совершенно идиотская фобия. По сути – какая разница где случиться авиакатастрофе – на воде или на суше? Но для меня разница была.
Когда мне было всего десять лет, по новостям передали о крушении какого-то самолета над морем, и о том как нашли всего одного пассажира. Его тело обнаружили после шести дней поисков. Он покоился на какой-то отвалившейся части лайнера. Говорили, что он еще жил несколько дней после катастрофы...
Я в красках себе нарисовала эту ужасную картину – авария, падение, гибель людей, и затем, беспомощное существование на обломке самолета. Наверное, эта мука была бесконечна для него.
По мне так, было лучше погибнуть на месте.
Конечно, я выросла, и многие мои детские страхи покинули меня. Только не этот.
Я растеряно глядела на Катю.
- Не истерить! Повторяй себе как мантру, пока Поля не вернулась! Она мне голову свернет, за мой длинный язык!
- Не истерить. – Тихо повторила я.
Мозгом я понимала, что это глупо - бояться, но с эмоциями ничего поделать не могла.
Катя посмотрела на меня сердито, но потом смягчилась:
- Давай по кофейку?
Я молча кивнула.
Когда мы оказались в кафетерии и выпили ужасный кофе, я смогла снова говорить.
- А почему Ванкувер? Другого города в мире нет?
- У Поли спроси! Это ее идея. Она говорит, что давно туда мечтала съездить. Мол, там красиво. Должна признаться, это действительно так. К тому же, там зимние олимпийские игры будут – город вообще стал конфеткой. Расслабься, крошка, мы хорошо повеселимся!
У нас будет еще много шансов разбиться на земле, пока будем лететь в Германию. – Катя усмехнулась.
- Спасибо. Ты меня утешила. – Скептически ответила я.
Примерно через час появилась Полина.
- Так! Все отлично! Я оформила нам Билеты! Сергей такой милый! Он помог мне заказать билеты из Дюссельдорфа в Ванкувер. Так что, нам останется только распечатать электронный вариант, когда прилетим в Германию, а потом.. – Полина остановилась.
До нее дошло, что она проболталась про Ванкувер. Поля испуганно поглядела на меня. Я, с выражением усталого безразличия, встретила ее взгляд.
- Ты чего это молчишь? – Недоверчиво спросила она. – Где же крики: я не летаю над водой, и все такое?
- Смирилась. – Грустно ответила я.
Полина глянула на Катю. Та пожала плечами.
- Ну, я рада, что все... нормально. – Полинка бросила на меня еще один выжидающий взгляд, и продолжила. – В Германии мы пробудим 2,5 часа - не долго, согласитесь?
Мы с Катей закивали.
- Вот, а потом, из аэропорта Ванкувера в гостиницу. Катя, ты ведь заказала номера?
- Да, заказала. Только у них было только два номера свободных. И я подумала, что зачем нам разделяться? Я заказала только один, но большой.
- Почему нет. – Ответила Полина.
Я ничего не ответила. Я подумала, что стану самым счастливым человеком, если живой доберусь до Канады. И мне будет все-равно где спать – хоть на раскладушке возле ресепшена.
Мы проболтались в аэропорту еще пару часов. Когда прошли контроль и нас запустили в маленький зал ожидания, мы расселись по стульчикам.
Напротив сидели девушки. Симпатичные, наверное, помоложе нас. Через какое-то время, я заметила, что одна из этих девиц, брюнетка с длинными кудрявыми волосами, как-то странно смотрит на Катю. Она смотрела как...мужчина. С явным интересом.
Я пихнула Полину в бок, и весело сказала:
- Смотри, Полинка! Наша Катя сводит с ума не только мужчин!
Полина проследила за моим взглядом и удивленно ухмыльнулась.
- Катя! Да она же тебя, буквально раздевает глазами! – Поразилась я.
Подруга, наконец, оторвалась от какого-то автомобильного журнала и взглянула на кудрявую девушку.
Задорно улыбнувшись, Катя задумчиво сказала.
- Симпатичная. Только вот я замужем. Да, и не нравится мне это. Совсем не то, как с Женькой. – Катя мечтательно улыбнулась.
Мы с Полиной медленно и синхронно повернулись к Кате, уставившись на нее. Она повернула свою светлую голову в нашу сторону, вскинула брови, и, совершенно невинно, спросила:
- Что?
- Ты..ты хочешь сказать, что ...ты.. – Полина пыталась спросить то, о чем мы думали вместе.
- Была с женщиной? Занималась сексом? О да! – Катя засмеялась и вернулась к своему журналу.
Мы с Полинкой в ту же секунду отпрянули от нее в другую сторону.
- Ты..извращенка! – Я с глупой улыбкой на лице и выражением абсолютного шока, все так же пораженно пялилась на Катерину. – Куда ты дела мою подругу? Я тебя не знаю!
Катя только рассмеялась.
- Ты знаешь, кто это? – Я повернулась, указывая на Катерину, к Полине, которая скорее была удивлена, чем шокирована. Она посмеивалась с широко распахнутыми глазами.
Полина, тут же приняв крайне деловой вид, внимательно посмотрела на Катю.
- Кого? Эту белобрысую развратницу? В первый раз вижу. – Серьезнейшим тоном сказала она, и села ровно на своем месте.
Катя продолжала смеяться. А я продолжала смотреть на нее. Это все было так странно.
Катя, насмеявшись вдоволь, повернула ко мне свое прекрасное разрумянившееся лицо, и спросила:
- Ну что? Смотришь так, будто у меня рога выросли! Это было - то один раз – еще до Женьки.
- И...как оно? – Я спросила несмело.
Катя изменилась в лице, и томным голосом сказала:
- Если хочешь, крошка, могу показать.
Она положила свою ладошку мне на ногу, чуть выше колена, и сильно сжала.
У меня отвалилась челюсть, и секунд пять мы пялились друг на друга в тишине.
Затем у нас обеих задрожали губы, в попытке сдержать смех, и мы вместе расхохотались.
- Вот дуры. – Устало, сквозь улыбку, пробормотала Полина и посмотрела на часы.
После долгого и немного истеричного смеха, мне стало полегче. Предполетный мандраж отступил.
После томительного ожидания, мы все-таки попали в самолет. Поскольку билеты были куплены в последний момент, то сесть рядом у нас не получалось. Мы втроем разбрелись по разным пассажирским местам.
Полет прошел вполне спокойно. Я даже вздремнула.
Примерно через три часа мы оказались в Дюссельдорфе. Вот где началась суматоха!
Целый час мы разбирались с багажом. Сначала его задерживали, потом выдали чемоданы не с нашего рейса. И почему с вещами всегда такая морока?
Мы договорились, что Полина пойдет и займется распечаткой наших билетов, пока мы с Катей будем пытаться добыть багаж.
До отлета в Ванкувер оставалось около часа времени, когда все проблемы были решены. Нам надо было еще пройти таможенный контроль, и мы не успевали поесть. Конечно, в самолете будут кормить, но я никогда не любила есть в воздухе – меня тут же начинало мутить.
Когда мы поставили наши сумки на просветку, у меня начали трястись руки. Я вдруг вспомнила, что целых десять часов буду маячить над океаном.
- Таак. – Катя заметила мою безмолвную истерику.
Она открыла свою сумку и, порывшись там, вытащила какие-то таблетки.
- На, это успокоительные. Пей. Мне врач прописал, когда я сессии в двух универах сдавала. Расслабляют.
Полина протянула мне бутылочку с водой, чтобы было чем запить.
Я усмехнулась и взяла две таблетки из рук Кати.
- ЛСД? – спросила я, забрасывая дрожащими руками таблетки себе в рот.
- Не надейся. – Хохотнула Катя.
Таблетки действительно помогли. Но как-то странно. Я стала сомневаться, насчет шутки про ЛСД. Была ли шутка?
Мне стало так легко и весело, что я стояла и улыбалась блаженной улыбкой, пока мы стояли в зале ожидания. Минут через пятнадцать девчонки заметили мое состояние.
- Сколько ты таблеток ей дала? – Обеспокоенно спросила Катю Полина, говоря обо мне в третьем лице, будто меня там вообще не было.
- Две. – Неуверенно ответила Катерина, и внимательно посмотрела на меня. – Я по две пила.
- Ага, на голодный желудок? – Возмутилась Поля.
Я все с той же идиотской улыбкой наблюдала за ними.
- Черт. – Сказала Катя, понимая, что мое дурацкое состояние – ее рук дело.
- Вот тебе и черт. – Недовольно прошипела Поля. – Она же как пьяная.
- Да ладно тебе! Смотри на нее! Ей хорошо. – Катя рассмеялась. Полина покачала головой.
Я рассмеялась вместе с белокурой подругой. Мне почему-то совсем не хотелось говорить. Мне и правда было хорошо.
Девчонки буквально под ручку отвели меня в самолет, хотя с координацией у меня был полный порядок.
На этот раз мы сидели вместе.
- Ты только тихонько, хорошо? – Спросила у меня Полина, разговаривая, как с психбольной.
Я кивнула.
- Полин! Ее надо сфотографировать! Это будет бесценный кадр! – Катя давилась смехом, глядя на мою довольную физиономию.
- Я тебя сейчас сфотографирую! Бедная я, бедная! Лечу в одном самолете с двумя неуравновешенными – одна тихая, другая буйная. – Проворчала Полина.
Надо будет ее поблагодарить, за то что не дала меня фотать. Но это потом.
Как только тронулся самолет, я почувствовала себя такой уставшей, что, недолго думая, я заснула крепким наркоманским сном.
Когда я проснулась, то за окном было еще темно. Я открыла глаза и повернула голову к девчонкам.
- Черт.
Мою голову пронзила страшная боль. У меня было такое ощущение, что я проснулась с хорошего перепоя. Так отвратительно я себя не чувствовала, кажется, с восемнадцати лет, когда на новый год смешала водку, шампанское и что-то еще. С тех пор я зареклась пить вообще.
- Ммм.. – Из меня, помимо моей воли, вырывались стоны при каждом движении головы. Ну, хорошо хоть идиотская улыбка сошла с лица. В конце концов – везде надо искать плюсы.
Катя и Полина спали, как ангелочки.
Хороши ангелочки! Накормили подругу какой-то дрянью и спокойненько удрыхлись! Ну уж нет. Такого удовольствия я доставить им не могла.
Я собралась с духом, так как любое подергивание моего тела отзывалось болью в голове, и шлепнула рукой по плечу Полину, которая была ближе.
Она вздрогнула и подскочила на месте.
- А? Что? – Поля всегда выглядела такой растерянной после сна, такой забавной. Но тогда мне было не смешно.
Полина все-таки сообразила, где находится и уставилась на меня. Точнее на мое недовольное выражение лица.
- Маша? Что случилось? Тебе плохо?
А она проницательна.
- Нет, что ты! Мне не плохо. – Ангельским голосом сказала я. – Мне хреного! – Последние слова я прорычала.
От этого звука вибрация прошлась по голове, и я снова застонала, запустив руку в волосы.
Полинка испуганно растолкала Катю.
- Катя! Катерина! Маше плохо!
Катя подскочила на месте.
- Что случилось? Тошнит? - Она поморгала своими зелеными глазами, пытаясь побыстрее избавиться ото сна.
- Нет, голова болит. – Тихо сказала я.
- Секунду! – Катя достала свою сумку и начала рыться в ней.
Мы с Полиной внимательно следили за ней.
- Вот! – Обрадовалась блондинка, доставая очередные таблетки из сумки. – Супер средство! Боль, как рукой снимает!
Полина посмотрев на лекарства, начала тихонько посмеиваться. Я хотела помотать головой, показывая, что Катя невыносима, но не стала.
- Наркодиллер доморощенный! Как, скажи, тебя на борт самолета пропустили с таким количеством пилюль? – Спросила я глядя на подругу.
- Шутим? – Серьезно спросила Катя. – Значит все не так плохо. Давай спи, наркоша!
- Твоими стараниями, дорогая. – Язвительно ответила я.
Катерина завернулась в плед и демонстративно отвернулась от нас с Полиной.
- Сильно болит? – Заботливо спросила моя маленькая подруга, и погладила ладошкой по голове.
- Ничего. – Ответила я, смягчившись. – Терпимо. Спи, Поль.
Полина еще немного посмотрела на меня с жалостью в глазах, и тоже, устроившись поудобнее на своем месте, закрыла свои большие глаза цвета горького шоколада.
Я внимательно посмотрела на нее, и мне так стало обидно, что такая умная, красивая и добрая девушка остается одна. Полина, как никто другой, заслуживает любви и счастья. Надеюсь, она встретит того, о ком мечтает. Это было бы правильно.
Весь оставшийся путь я не спала. Боль в голове немного притупилась, но окончательно не прошла, продолжая мучить меня. А когда мы пошли на посадку, то меня еще и начало мутить, плюс ко всему.
Я была надута, как шар, и разговаривать ни с кем не хотела. Девочки это поняли, поэтому не трогали меня и не заговаривали по пустякам.
То, как мы оказались в аэропорту, забрали багаж, а потом сели в такси – все это было как в тумане.
Мы подъехали к гостинице, которая представляла собой очень красивое и внушительное здание. Судя по интенсивности уличного движения – она была явно не в центре города. Вокруг царили спокойствие и тишина.
Я даже не посмотрела в окошко, чтобы полюбоваться Ванкувером, пока мы были в машине! Мда, мне точно надо отдохнуть.
Катя с Полей уладили все на ресепшене - мне пришлось только расписаться, и мы двинулись к лифту.
Лифт, почему-то долго не шел. Мы уже начали переминаться с ноги на ногу от нетерпения.
- А на каком этаже номер? - Устало спросила я.
- На четвертом. – Ответила Катя.
Я вздохнула и посмотрела в сторону лестничной клетки.
- Я пойду по лестнице. Вы езжайте, на ближайшем лифте. – Я усмехнулась и двинулась в сторону лестницы.
- Уверена? – Спросила Полина.
- Да. Может немного прогоню эту дурь, которой меня Тихонова накачала! – Я грустно улыбнулась.
- Да ладно тебе! – С улыбкой начала Катерина. – Наверное, лучше было бы если бы ты разнесла самолет со криками «Мы все умрем! Мы все умрем!».
Катя и Полина рассмеялись. Я махнула на них рукой, и шагнула на лестничную площадку.
Странно, но с каждой преодоленной ступенькой моя головная боль становилась все тише и тише. Когда я поднялась на уровень третьего этажа, то на лестничную площадку из холла вылетел высокий парень. И сделал это настолько резко, что мы столкнулись с ним, и отлетели в разные стороны. От неожиданности я так испугалась, что закрыла рот ладошкой, чтобы не вскрикнуть и зажмурила глаза, вжимаясь в стену.
Такой глупый испуг, который случается например, если ты открываешь дверь, чтобы выйти из дома, а на пороге кто-то стоит. Чего, спрашивается, пугаться? А все-равно страшно.
Наконец, я смогла открыть глаза и уставилась на парня, который меня чуть не сбил. Он смотрел на меня с беспокойством и при этом был такой забавный: на голове бардак, на лице трехдневная щетина и совершенно детское выражение лица.
Почему-то мне показалось, что он француз. Очень уж он был...французский, в моем понимании.
- О, вы меня так напугали... – С выражением сказала я, наконец используя свой заброшенный французский язык.
Парень уставился на меня, как на инопланетянина. Так, не француз.
- Я сказала, что вы меня очень напугали. – Повторила я, но уже на английском.
Ага, реакция есть.
- Я вас не ушиб? Вы не пострадали? – Спросил он меня, оглядывая с головы до ног.
- Нет, нет! – Я поспешила успокоить его. – Только напугали, но это пустяки.
- Напугал? – Парень широко улыбнулся. – Я вроде не такой страшный. Может это потому, что я вампир? – На последних словах, он как-то грустно хмыкнул.
- Вампир. – Тихо повторила я, кивая головой.
Отлично, Маша. Просто отлично. Застрять на лестничной площадке наедине с незнакомцем, который думает, что он вампир. Как это в твоем стиле!
Интересно, если я закричу, девочки услышат?
Ох, ну что за бредовые мысли?
- Извините меня, - Я откашлялась. – Но, меня там..подруги ждут.
Я стала медленно двигаться в сторону лестницы.
- Да, я тоже тороплюсь. Извините, что напугал.
- Ничего страшного, до свидания. – Сказала я, уже поднимаясь по ступеням быстрее, чем стоило.
- До свидания. – Ответил парень и так же быстро стал спускаться вниз.
Когда я поднялась на нужный этаж, и подошла к двери номера, оказалось, что девочки еще не подоспели. Мне пришлось подождать минут пять, пока лифт с моими подругами соизволил появиться.
- О, я же говорила, что Маша будет быстрее нас! – Заговорила Полина, увидев меня у двери.
- Представляешь, даже в Канаде лифты ломаются! – Обратилась ко мне Катя с выражением невероятного удивления на лице.
- А чем, интересно, Канада хуже России? Здесь у лифтов тоже есть права. – Тихо ответила я.
Катя улыбнулась.
Мы зашли в просторный светлый номер. Там было достаточно уютно. Внутри располагалась одна огромная кровать, на которой могли поместиться человек пять, наверное. И одна кровать поменьше.
Мы переглянулись и, не сговариваясь, забросали маленькую кровать своими вещами. Хотя за окном и было ранее утро, после перелета мы с девочками так устали, что просто сняли верхнюю одежду и обувь и улеглись на ту кровать, что побольше.
Душ, еда, прогулки - все было отложено на потом.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 15:11 | Сообщение # 4
Группа: Удаленные


Награды:







Парень уставился на меня, как на инопланетянина. Так, не француз эт точно bigsmile
Он смотрел на меня с беспокойством и при этом был такой забавный: на голове бардак, на лице трехдневная щетина и совершенно детское выражение лица rob rob rob
ПРОДОЛЖЕНИЯ (умоляюще смотрю в твои глазки и в нетерпении ерзаю на стуле, в предвкушении, пошла принесу перекус)
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 15:15 | Сообщение # 5
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Quote (bel)
ПРОДОЛЖЕНИЯ (умоляюще смотрю в твои глазки и в нетерпении ерзаю на стуле, в предвкушении, пошла принесу перекус)

Все для тебя...

Глава третья "Случайные встречи"

Проснулась я во второй половине дня. Оглянувшись вокруг, ни Кати, ни Полины я не обнаружила.
Головная боль перестала меня мучить, но какая-то слабость в теле все еще присутствовала. Я потопала в ванную, где на зеркале нашла записку следующего содержания:
«Машенька, мы решили тебя не будить и пошли прогуляться! Надеемся будильник не причинил большого вреда твоей несчастной голове! Встречаемся в пять у входа в гостиницу.
Полина, Катя.»
О каком они будильнике?
Тут из комнаты послышалось слабое тиликанье мобильника. Наивные, они думали меня этим можно разбудить? Хорошо, что сама проснулась.
Я приняла душ, и почувствовала, наконец, себя человеком.
Надев темно-синие джинсы, замшевый жакет верблюжьего цвета и высокие сапоги на плоской подошве под цвет жакета, я стала похожа на одну из революционерок моды начала двадцатого века. Тогда женщины только робко осваивали вещицы мужского стиля.
Распустив волосы и вооружившись только фотоаппаратом, я направилась к выходу.
Недолго простояв в гордом одиночестве на улице, я дождалась своих подруг. Поля с Катей были одеты как и я – скорее комфортно, чем женственно.
- Привет! Как ты? – Спросила Полина, почему-то на английском языке.
- Нормально. – Я тоже ответила на английском. – А почему мы не по- русски болтаем?
- А у нас такая идея, раз уж мы за границей, будем освежать свою память. – Сказала Катя, почему-то нервно переминаясь с ноги на ногу.
- Отличная идея. – Ответила я, наблюдая за Катериной. – Что ты дергаешься?
- Все, не могу больше, девочки! Побежала! Думала до кафе дотерплю, но нет больше сил!
Катя побежала в гостиницу.
- Что это с ней? – Я вопросительно взглянула на Полину.
- Не знаю! Мы пока гуляли – Кэйт уже два раза бегала.
- Кэйт? – Мне было странно слышать Кэйт вместо Кати.
- Да. Будем на европейский манер звать друг друга. Катя – Кэйт, я – Полин, а ты – Мария.
- Мария...Так странно.
- Ну, это же твое имя. Красивое, между прочим.
- Ну да. Полин – тоже ничего.
Мария..Красивое. Но какое-то чужое. Меня все больше Машенькой звали...
Из моих раздумий меня вырвала рука Полины, которая с дикой силой схватила меня за запястье. Я думала, она сломает мне кость.
- Полина? Тебе плохо? – Я испугалась не на шутку, когда увидела ее лицо. Оно сначала побледнело, потом покраснело. – Полин! – Но она не реагировала на меня.
- Это же...это же... – Ее голос стал каким-то срывающимся. – Тейлор... Лотнер...- Сказала она с придыханием.
- Кто?
Совершенно не понимая, что с ней происходит, я проследила за взглядом своей подруги, который упирался точно в парня, стоящего сбоку, за моей спиной. Он с кем-то разговаривал по телефону.
Парень, конечно, был симпатичный: накаченный, приятная улыбка, смуглая кожа. Но не до такой же степени.
- Ты его знаешь? – Спросила я, освобождая свою руку от кисти Полины и беря ее за плечи.
Она, наконец, обратила на меня внимание и завороженным голосом сказала:
- Его все знают! Он оборотня играл! Я его обожаю..
Я уставилась на Полину пораженная. Конечно, она всегда была очень увлекающейся натурой, и влюбиться в актера или какого-нибудь певца для нее было - раз плюнуть. Но такой реакции я не ожидала.
- Вот дура! – Смачно и по-русски сказала я. – Ты напугала меня до чертиков! Я подумала что тебе плохо!
К нам вернулась Катя.
- Ну, что тут у вас? – Спросила она.
- У нас вон, – Я головой показала в сторону парня. – Полин его знает, и у нее истерика.
- Полин, я поражаюсь, мы тут несколько часов, а ты уже со всеми перезнакомилась? – Катя удивленно хохотнула.
- Да мы не знакомы! Он известный актер! На всей земле, наверное, только вы с Марией его не знаете!
Катя повернулась и внимательно посмотрела на парня. Он заметил ее пристальный взгляд на себе, но она, вместо того, чтобы отвернуться послала ему блистательную улыбку.
Парень ответил ей тем же, продолжая разговаривать по телефону. Ей невозможно было не ответить.
- Слишком молод. – Сделала заключение специалиста Катерина. То есть Кэйт.
- Нормально. – Сиплый голос Полин походил на голос профессионального маньяка. Просто Каннибал Лектор в юбке.
Мы с Кэйт переглянулись.
- Ты плохо слышишь? Он мелкий! М а л е н ь к и й. – Кэйт повторила это по буквам. Полин только махнула на нее рукой.
- Педофилка. – Со смехом сказала сказала Кэйт.
- Лезбиянка – Полин в долгу не осталась.
Я смеялась слушая их перепалку. Вдруг у меня возник один вопрос.
- Полина, если он такой супер-мега-пупер стар, то где его толпы поклонниц? Кроме одной сумасшедшей я здесь никого не вижу!
Полину, кажется, смутил этот вопрос. Она стала озираться.
- И правда, где они? – Тихо пробормотала Полин.
В этот момент мимо нас пробежали две девушки. Наверное девушки. Я полагаю так.
Сомнения у меня были потому, что из-за бесформенной джинсовой одежды и явно, ну очень явно, лишнего веса, возраст этих девушек стерся с их лиц.
- А вот и поклонницы. – Ехидно пробормотала Кэйт.
И правда, они ринулись к объекту обожания Полин, затормозив только возле него самого. Я бы на его месте испугалась, честно.
Но он, все так же не отрывая телефонную трубку от уха и прижимая ее плечом, спокойно взял у девиц какие-то бумажки и расписался на них. К его счастью фотоаппарата у них с собой не было.
Они, еще немного помявшись возле него, очевидно не желая уходить, все таки отодвинулись. Но недалеко. Бедный.
Мимо нас редко проходили люди, то заходя, то выходя из гостиницы. Вообще-то, я где-то читала, что Ванкувер славится тем, что здесь такие звезды как Роберт ДеНиро и Аль Пачино могут спокойно ходить по улицам и не волноваться, что за ними будут ходить толпы неуравновешенных людей.
Но судя по этим двум девочкам...девушкам. Уж не знаю, кто они. Больные все-таки в Ванкувере имеются.
Из главного входа вышла девушка. Самая обычная, с волосами по плечи, в джинсах. У нее было милое лицо, даже красивое.
Она прямиком подошла к смуглому парню, и, поздоровавшись, они уже вместе стали спускаться по лестнице, направляясь к заранее припаркованной машине. Когда парень проходил мимо нас, он еще раз взглянул на Кэйт. Она улыбнулась, а Полин злобно поджала губы.
- А это кто с ним был? Тоже звезда? – Поинтересовалась Кэйт, когда машина уже тронулась с места.
- Да. Это Эшли Грин. – Разочарованным голосом пояснила Полин.
- А чего же ты не пищишь в восторге? Она же тоже звезда!
- Ну, я же не ты! Я как-то больше по мальчикам, знаешь ли...
- Ну, то что по мальчикам – это я заметила. – Катя рассмеялась в голос.
Я услышала как урчит мой давно голодный желудок.
- Прошу внимания! Лезбиянки и педофилки! Прошу внимания!
Катя и Полина перестали обмениваться колкостями и посмотрели на меня.
- Может пойдем, поедим? – Жалобно спросила я.
- Ну, конечно, пойдем поедим! – Нежным голосом проговорила Полина и приобняла меня.
Катя рассмеялась, и взяв нас с Полин под руки, повела в какое-то кафе.
После кафе мы пошли прогуляться. Ванкувер действительно оказался очень красивым городом. Мы были далеко от центра, но решили, что поедем туда завтра.
Прохаживаясь по спокойным улицам и вдыхая прекрасный воздух, совсем не такой, как в Питере, я загрустила. Мне стало грустно от того, что все так складывается в моей жизни, что мне приходится буквально бежать в другую страну, чтобы просто подумать.
Мне даже дышалось здесь свободнее, чем дома.
Олег.. А что тут думать? Решение мной уже было принято. Я старалась никогда не принимать решения скоропостижно, и когда склонялась в какую-то сторону, то пересмотру дело никогда не подвергала. Мой суд был безапелляционным.
Полина с Катей всю дорогу обсуждали того актера, с которым мы столкнулись возле гостиницы. Полина все боялась, что не увидит его больше, а Катя спрашивала, зачем ей этот мальчишка.
- Как же мне подойти к нему? Ну, если я снова его увижу! Он, наверное, остановился в нашей гостинице.Может у меня есть шанс? – Полин выглядела действительно встревоженной.
Кэйт посмотрела на нее с жалостью и сказала:
- Ну, хочешь, я подойду! И познакомлю вас!
Я всегда поражалась, как можно быть такой уверенной в себе.
- Нет! – Взвизгнула Полин. – Если ты подойдешь, то он уже ни с кем не захочет знакомиться!
Катя рассмеялась.
- Глупая маленькая Полин! Ты же красотка, он будет слюнки пускать по тебе, если ты захочешь!
Полина скептически посмотрела на Катерину, и покачала головой.
- Послушай, - Вдруг воодушевилась Кэйт. – А давай так! Если он и правда остановился с нами в гостинице, то у тебя есть реальный шанс познакомиться с ним поближе! Я тебе помогу...советом.
Катя заговорщически посмотрела на Полину. А затем стала очень серьезной.
- Только, Поля. Имей ввиду, что даже если что-то получится, то закончится очень быстро. Он же актер, у него наверное целый гарем есть. Чтобы тебе не было больно потом!
Полин внимательно посмотрела на Катю и кивнула.
- Может это будет самым классным приключением в моей жизни. Пусть и коротким. – Поля задумалась, а потом усмехнулась и махнула рукой. – А.. все равно это нереально. Пустые мечты.
- Это мы посмотрим! – Оптимистично сказала Катя. Затем она повернулась ко мне, молча идущей с ними рядом. – Ау! Планета Земля вызывает! Ты чего молчишь?
- Да...- Нехотя отвечала я. – Об Олеге думаю.
- Нашла о чем думать! Расслабься! Здесь – не Питер. Можешь быть собой, или не собой – как хочешь. Лучше как Полин, выбери себе предмет обожания и сходи с ума! Правда, безрассудство тебе к лицу! – Кэйт веселилась.
- Спасибо большое! – Я с саркастической улыбкой посмотрела на белокурую подругу.
Мы гуляли до позднего вечера, и когда начало темнеть, то решили перед возвращением заглянуть в ресторанчик и поужинать.
Заказывая напитки, Катя, как обычно остановила свой выбор на красном полусладком вине для себя и Полин. Мне она заказала содовую.
Я посидела немного, подумала и сказала:
- Кэйт, мне тоже вина.
- Ты же не пьешь! – Катя и Полина вылупились на меня как две глубоководных рыбы.
- Это Маша не пьет, а я Мария, как вы помните. К тому же, безрассудство мне к лицу – не так ли? – Я хитро улыбнулась.
Во мне что-то шевельнулось.. Что-то давно забытое, или задвинутое на задний план. Что-то от той Маши, которая громко смеялась и горько плакала от несчастной любви.
Мне стало страшно. Я так долго переделывала себя, так усиленно боролась со своими эмоциями, которые сносили мне когда-то крышу, а тут они «бац» и шевельнулись.
Определенно, Ванкувер плохо на меня влиял.
Но я уже была не подростком, а взрослой девушкой. Так что, думаю, над эмоциями я могу возобладать.
Катя и Поля переглянулись и хохотнули.
- Ну, чтож. Повеселимся. – Хитрым тоном сказала Кэйт.
Ох, как мне не нравился этот тон. Он не предвещал ничего хорошего – это точно.
- Официант! Нам две бутылки вашего лучшего красного полусладкого вина!
- Куда две-то? - Испуганно я посмотрела на Кэйт.
- Думаешь мало? Официант!
Полина рассмеялась.
- Катя! Хватит. – Я тоже начала посмеиваться. – Ладно, давай две. Но, если что – вы несете меня до номера.
- Да не вопрос. – С улыбкой хором ответили подруги.
Чтобы опьянеть, мне хватило одного бокала. Я уже начала посмеиваться над каждым словом Кати или Полины. А после второго я уже начала тупо ржать.
Девчонки были более стойкими, у них длительного бойкота алкоголю не было, в отличие от меня. А мой организм успел поотвыкнуть за несколько лет.
Нести меня, к счастью, не пришлось. Своими, нетвердыми, но все же своими, ногами, я дошла до гостиницы. В холле Катя взяла меня под руку, так что я выглядела вполне прилично. Если не считать судорожных смешков от меня исходящих.
Мы подошли к лифту.
- Ну, что, Мария, забыла про своего Олега? – Спросила Катя, совершенно четко выговаривая слова. Даже когда она пьянела, речь у нее оставалась ясной.
- Ой. Не напоминай. Он просто..просто..- Я туго соображала, какое слово надо подобрать. На пьяную голову думать по-английски у меня выходило плохо.
- Да он просто зануда! Он тебе выносит мозг! Он тебя затрахал уже! – Полина разошлась не на шутку, громко произнося слова своим заплетающимся языком. Хорошо, хоть на русском.
Я уставилась на нее, пытаясь изобразить изумление, но мне опять стало смешно от гневного вида Полины.
- Затрахал? – Спросила Катя. – Да уж если бы! Да Мари? - И стала хохотать.
Я хотела сказать, что они две пошлячки, и я их не знаю. Но вместо этого вместе с ними стала смеяться, как ненормальная.
Это не было бы так смешно, если бы не было правдой.
Наконец, лифт открылся перед нами и мы зашли туда все еще смеясь. Двери уже собрались закрываться, когда мы услышали мужской голос:
- Пожалуйста, придержите лифт!
- Легко. – Сказала Катя, и рукой задержала дверцу.
В лифт забежали двое парней, и поблагодарили нас. Один был крупный такой, с короткой стрижкой. Очень был похож на Катиного Женю, только пониже ростом. Катя сразу смерила его оценивающим взглядом. Но парень внимания не обратил.
Второй был худощавый, с красивым, я бы даже сказала, несколько женственным лицом. Его волосы были затянуты в небольшой хвостик на затылке. Я бы, наверное, обратила на него внимание, если бы не была так занята тем, что продолжала хохотать вместе с Полей.
Оба парня держали сумки в руках. А тот что с хвостиком, еще и гитару. Наверное музыкант.
Лифт был огромный, и мы с подругами расположились у дальней стенки, а наши соседи возле входа.
- Я знаю в чем твоя проблема, Мари! – Начала Кэйт, когда подошла к нам.
- У меня есть проблема? – Чуть меньше смеясь спросила я.
- У тебя..не знаю, как это на английском.. я вычитала недавно где-то... – Катя взялась рукой за голову, видимо пытаясь перевести на английский язык.
Полин тоже перестала смеяться и повернулась к Кате. Ей тоже было интересно, какая у меня проблема.
- Да черт с ним, Кэйт, говори по русски!
- Ладно. – Согласилась Катя. – Мари, у тебя хронический недотрах!
Полина снова заржала. Она просто согнулась пополам, тихонечко пропищав: «точно».
Я взглянула на парней, которые наблюдали всю эту картину со странными улыбками. Как же хорошо, что Катя не перевела свой диагноз на английский язык.
- Да пошла ты! – Ответила я, стараясь состроить оскорбленное лицо. Но предательская улыбка растягивала мои губы без моего согласия.
- И боюсь, хроническая форма скоро перейдет в острую! – Катя еле выговорила, поскольку тоже смеялась. После этих слов мою броню тоже пробило, и я присоединилась к подругам в ненормальном хохоте.
Хуже всего было Поле. Она уже начала издавать какие-то странные всхлипывающие звуки.
Ладно, Кэйт, не одной тебе прикалываться.
- Да. Ты права, Кать. Я бы прям сейчас одного из этих парней прижала к стенке. Особенно того, что с хвостиком. – Я говорила по-русски, не поворачивая головы в сторону молодых людей. Катя вытаращила на меня глаза и стала смеяться еще сильнее. – Но, вот жалость, их двое – боюсь отобьются!
После этих слов Полина сползла по стенке явно в припадочном состоянии.
Я протерла глаза от слез и заметила, что мы проехали наш этаж.
- А куда это мы? – Спросила я.
Катя посмотрела на меня, потом на показатель этажей.
- Вот черт! Я забыла кнопку нажать! – И снова прыснула смехом. Я тоже присоединилась к ней.
- А на какой вам этаж? - Прозвучал низкий мужской голос, и мы вздрогнули. Мы забыли, что не одни в лифте, прямо как наркоман из анекдота, который девушку подвозил на машине, а когда проехал ее поворот, и она спросила куда они едут, он вздрогнул и сказал «кто здесь»?
Катя собралась с мыслями быстрее всех:
- Вообще-то на четвертый. – И опять стала посмеиваться.
- Хотите мы вас проводим? – Спросил все тот же крупный парень, глядя на Полину. Наверное, он думал, что она уже не встанет с пола.
Полина подняла голову и, посмотрев на нас с Катей, перевела взгляд на нашего заботливого соседа по лифту. Затем она прищурилась, потом наоборот вылупилась и резко встала.
- Келлан Латц и Джексон Ретбоун! - Сказала она с совершенно идиотско-счастливым выражением лица, как будто встретила одноклассников.
Мы с Кэйт синхронно повернули головы от Полины на парней и обратно.
- Вы знакомы? – Спросила я.
Полина закатила глаза, правда как-то медленно, насколько ей позволяла ее координация, и ответила:
- Ну нет же! Это актеры из того же фильма, что Тейлор Лотнер!
Я снова взглянула на парней, которые устало полуулыбались. Их, видимо, не прельщала, перспектива нахождения с нетрезвыми фанатками в одном лифте.
- А вы не могли бы..- Начала Полин, роясь у себя в сумке, наверное, пытаясь достать блокнот для автографа.
- Не приставай, к людям! – Сказала Кэйт, и схватила Полин за руку.
- Извините, - Пролепетала я. – Она слегка.. пьяная.
Парни посмеялись, кивая и давая понять, что они имели удовольствие заметить этот факт.
- Вы точно такие же! – Обиженно сказала Поля.
Мы с Катей переглянулись и вместе сказали:
- Мы знаем! – И засмеялись.
Лифт остановился и двери открылись.
Парни замешкались:
- Так вам помочь? – Уточнил парень с гитарой. Уж не знаю, кто он Келлан или Латц.. Или это одно имя?
А голос у него приятный.
- Спасибо, мы сами. – Я, пошатнувшись, подошла к кнопкам и нажала на четвертую. Когда двери начали закрываться, я встретилась глазами с музыкантом и, совершенно не знаю зачем, сказала:
- Вы такие милые, ребят.
На это они оба широко улыбнулись.
Двери закрылись.
Добравшись до номера, стараясь не шуметь, мы еле-еле справились с замком. Завалившись внутрь, Полина начала нас ругать:
- Вы почему не дали мне взять у них автограф? Может у меня один такой шанс был!
- Вот глупая! – Вздохнула Кэйт. – Ты Тейлора своего хочешь?
Полина пошатнулась с удивлением на лице:
- Хочу, а при чем здесь...
- А при том, что они же все вместе снимаются, ты же так говорила?
- Ну да.
- Ну, и захочет ли он с тобой теснее общаться, если узнает, что ты у его коллег автографы собираешь? Ммм?
Полина секунд пять соображала, что ей сказала Катя, и выдохнула:
- Ты права!
- Я знаю. – Хмыкнула Кэйт.
Я решила не ходить в душ, и завалилась в кровать точно так же, как и сегодня утром – в джинсах и свитере.
Через минуту я почувствовала, как рядом приземлилась Полин, а затем и Катя.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 15:47 | Сообщение # 6
Группа: Удаленные


Награды:







Сиплый голос Полин походил на голос профессионального маньяка. Просто Каннибал Лектор в юбке.
Мари, у тебя хронический недотрах!
clapping clapping clapping
продолжения 20 20 20
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 16:02 | Сообщение # 7
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
От себя:советую особое внимание уделить уроку по распитию текиллы...Я после него полчаса не могла отдышатся...

Глава четвертая "Урок"

Утром я проснулась от звона будильника. Резко подскочив, я тут же упала обратно на кровать.
- Вот чеееерт. – Проныла я, хватаясь за голову.
- Черт – это слабо сказано. – Послышался голос Полины.
- Что так плохо? – Катин голос звучал звонче всех. Она вчера выпила меньше, чем мы с Полей, да и переносила последствия алкоголя всегда легче.
- Угу. – Это все, что мы смогли выдавить из себя.
- Ладно. Валяйтесь. Пойду в кафе, куплю вам кофе.
Я не открывала глаз, но слышала, как Катя улыбалась. Потом ее легкие шаги и хлопок дверью ванной.
Минут через пятнадцать, мы с Полиной все так же лежали, держась за голову. Катя вышла из ванной.
- Девочки. – Ее голос стал какой-то сиплый.
Я сразу подняла голову, чтобы взглянуть на нее. Кэйт стояла вся бледная, как полотно.
- Катя, Катенька, что случилось? – Я подскочила к ней, напрочь забыв о своей голове.
- Меня тошнит. Наверное, нельзя напиваться после такого перелета.
- Давай, приляг! – К тому моменту уже подошла Полина, и мы вдвоем помогли Кате лечь.
- Я пойду схожу в кафе! – Вызвалась я. – Может в аптеку? Может тебе что-нибудь принести? – Катя выглядела очень бледной.
- Да, наверное, сок. Апельсиновый. В аптеку не надо.
- Хорошо, Катюша! Поль, побудешь с ней?
Полина согласно кивнула.
Я сходила в ванную и только умылась и почистила зубы. Посмотрев на себя в зеркало я скривилась. Пару раз попытавшись расчесать волосы и плюнув на это дело, взяла кошелек направилась к выходу.
Проходя мимо ресепшена, я решила все-таки узнать, где здесь ближайшая аптека.
Молодой парень, стоявший за стойкой, криво улыбнулся завидев меня. Еще бы, это у него на глазах мы вчера проходили мимо, пытаясь изображать из себя совершенно трезвых достойных девушек. И вот глядите на меня – во вчерашней одежде, наверняка помятой, и с ну очень творческим беспорядком на голове.
Я улыбнулась ему в ответ, и не успела открыть рта, чтобы задать вопрос, как он меня опередил:
- Вас, полагаю, интересует список близлежащих аптек?
- О, да. – Сиплым голосом сказала я, удивляясь его проницательности.
- Один момент. – Слегка посмеиваясь, молодой человек, которого звали Алекс, судя по бейджу, удалился.
Я осталась у ресепшена одна. Я опустила голову на стойку и закрыла глаза. Мои волосы рассыпались вокруг лица.
- Плохая ночь? – Рядом прозвучал мужской голос.
- Ннет...Ночь отличная. А вот утро далеко от совершенства. – Тихо ответила я, и только после этого подняла свою несчастную голову.
Рядом стоял вчерашний музыкант и широко улыбался.
- Оу...Привет. – Сказала я и опустила глаза вниз. Мне было страшно неловко.
- Привет. – Ответил парень, и снова улыбнулся. У него была такая красивая улыбка, что я невольно ответила ему тем же.
- Повеселились вчера? – Спросил он.
- Точно. Но, приходит час расплаты. – С усмешкой сказала я.
- Оно так всегда бывает. – С сочувствием сказал мой собеседник.
Я все пыталась вспомнить его имя... Но это было безуспешно.
- Ваш список аптек. – Алекс появился как черт из табакерки.
- Спасибо, Алекс. – Сказала я, и заливаясь краской, забрала этот проклятый список.
После некоторых колебаний я снова подняла глаза. Парень из лифта все так же улыбался.
- Извини, пожалуйста, я совершенно не помню, как тебя зовут. – Произнесла я с извиняющимся видом.
Это его явно рассмешило.
- Джексон Рэтбоун. – Он протянул мне руку.
- Мария. Мария Полотнякова. – Я пожала ему руку, он пожал мою очень нежно.
Когда он услышал мою фамилию, то попытался несколько раз ее воспроизвести. Когда я увидела его мучения я махнула рукой:
- Зови меня Мари.
- Мари. – Он произнес это имя с улыбкой. В этот момент я почувствовала, что это и правда мое имя.
- Привет, Джексон!
К нам подлетел тот самый Тейлор Лотнер и хлопнул Рэтбоуна по плечу.
Эх, вот бы Полине стоять здесь, а не мне!
Тейлор посмотрел на меня с интересом. Я ему улыбнулась. Он был очень симпатичный, хоть и молоденький. Но, кокетничать ни с Тейлором, ни с Джексоном я не пыталась: во-первых – потеряла сноровку, во-вторых – в моем виде это было невозможно.
- Знакомьтесь. Тейлор – Мари, Мари – Тэйлор.
Мы поздоровались и пожали друг другу руки. Ладони у Тейлора были такими горячими и сильными. Ну, я начинала понимать, почему он нравится Полине.
- Ребят, извините, но мне пора! А то мои подруги учинят надо мной страшную расправу, если не дождутся кофе.
- Конечно! Было приятно познакомиться! – Тейлор был очень мил.
- А что вы делаете вечером? – Спросил Джексон.
У меня отвалилась челюсть. Неужели его не оттолкнул вчерашний концерт в лифте? Хочет свидания?
Ладно. Я не могу отказаться. Если там будет Тейлор, то Полина не простит мне этого.
- Пока у нас планов нет. – Я быстро улыбнулась. Наверное, как больная фанатка. Черт.
- У меня предложение. Мы с друзьями сегодня едем в один ресторан. Там уютно. А поскольку мы все-равно в одном отеле, то мы вас привезем обратно. В целости и сохранности.
- Конечно. – Тейлор широко улыбнулся.
Ага, значит этот красавчик будет там! Может не ходить за кофе? А просто сказать Полине, что у нее сегодня вечером свидание с Тэйлором, и все благодаря мне? Уверена, все болячки у нее пройдут за две минуты.
- Отлично. Почему нет? – Как можно более непринужденно ответила я.
- Отлично. – Широко улыбнулся Джексон.
- Только вопрос: что нам одеть?
- Ээ. Как сейчас – будет превосходно. – Сказал Рэтбоун и показал на меня рукой.
Он что, издевается?
Тейлор закивал.
Издеваются оба.
Я кивнула, и, помахав им рукой, пошла искать кофе и аптеку.
Вернувшись в номер я застала Катю в совершенно нормальном состоянии.
- Ты как? – Спросила я у нее.
- Нормально! Странно так. Мне было плохо полчаса, а потом отпустило. – Катя развела руками.
- Слава Богу. – Ответила я, и протянула ей апельсиновый сок.
Полина лежала на кровати уже умытая, причесанная и переодетая. Но все с таким же страдальческим видом.
Я бросила пару таблеток какого-то средства от похмелья, которое купила в аптеке, и протянула Поле.
- На, Полин, пей. У меня для тебя шикарные новости.
- Какие еще новости..- Проскрипела Поля, беря у меня из рук стакан.
- Сегодня вечером...мы...идем..в..ресторан..с... – Я замолчала.
Полина вопросительно посмотрела на меня поверх стакана. Я многозначительно подвигала бровями.
Несколько секунд Полина не въезжала. Затем въехала, но, видимо, так резко, что слегка поперхнулась.
- Нет! – В изумлении сказала она.
- Да! – Я была очень довольна собой. – Твой Тейлор будет там. Вся их компания собирается и мы приглашены. Вот так-то.
- Надо Мари почаще за кофе отправлять. – Со смехом сказала Катя.
- А что я одену? – Логичный вопрос сорвался с губ Полины. Про голову она и правда забыла.
- Я так поняла, что стиль свободный. Я спросила, и Джексон сказал, что джинсы в самый раз.
- Ох. А во сколько?
Упс.
- А..я не знаю. Я забыла спросить.
- Мари!!! Как ты могла? Что делать теперь? Может из номера не выходить?
- Ага, а еще лучше иди и поджидай его на шестом этаже. – Кэйт издевательски хохотнула.
- Успокойся, Полин! У нас же есть телефон, они позвонят и предупредят, во сколько. – Я попыталась успокоить свою маленькую подругу.
- Тогда точно нельзя выходить из номера!
Полина побежала в ванную.
- Я беспокоюсь за нее. – Почти серьезным тоном сказала я.
- Правда? А я уже бросила это делать. Она безнадежна. – Кэйт вернулась к своему журналу, который читала.
Через час мы уговорили Полину пойти и поесть, с тем условием, что если нам будут звонить в наше отсутствие, то оператор обязательно запишет сообщение.
Мы спокойненько пошли поели во вчерашнее кафе, прошлись по городу и узнали, где можно взять машину напрокат – очень хотелось съездить за город, пофотографировать. Наша поездка обещала быть насыщенной.
Когда мы вернулись, оказалось, что нам действительно оставили сообщение. Очень короткое, но содержательное «Сегодня в восемь в холле. Д. Рэтбоун».
- Ну, вот видишь, а ты волновалась! – Сказала я Полине, которая чуть ли не прыгала от радости.
Ясначала пожалела, что мы так рано вернулись – в запасе было еще четыре часа. Но потом оказалось, что вернулись мы очень даже вовремя. Полина так долго выбирала что же ей одеть, что я боялась мы опоздаем.
Она перемерила все. Имеется ввиду не только свои вещи, но так же и мои и Катины. В итоге она остановилась на темно-синих облегающих джинсах, голубой блузке с фонариками, и серебристыми балетками. Она стала похожа на куколку. Голубой цвет явно ей был к лицу.
Катя остановила свой выбор на фиолетовом платье бэби-долл, которое больше походило на тунику, судя по длине, и высоких замшевых сапогах на плоской подошве. Шикарна, как всегда.
Я решила сильно не мудрить, если уж наших новых знакомых удовлетворял мой утренний внешний вид. Я надела черные джинсы и серую футболку с надписью «VODKA – сonnecting people» и кеды. Волосы я собрала в хвост, а сверху накинула серебристую олимпийку с капюшоном – подарок Кэйт.
К восьми мы спустились в холл, где нас уже ждали Тейлор, Джексон и второй парень из лифта.
- Привет! – Хором сказали они, когда нас увидели. Надо сказать, что их взгляды, которые скользили по нам, нельзя было назвать приличными.
Мы поздоровались и пошли на улицу.
- Что они так пялятся? Мы ведь не вызывающе одеты. – Тихонько спросила я Кэйт.
- Да ты просто посмотри вокруг – одна тоска. Вспомни хотя бы тех двух фанаток! Они в Европе и на Западе все такие. Не женщины, а... феминистки, одним словом.
- Ааа. А тут мы, такие все раскрасотки! – Мне стало смешно.
В нашем распоряжении оказалось две машины. Мы с Катей подсуетились, и сказали, что обожаем «Тойоты», на одной из них и ездил Джексон. Так что я с Катей , Рэтбоуном и вторым парнем из лифта, надо бы узнать, как его зовут, сели в «Тойоту». А Полин пошла вместе с Тайлером в его машину.
Я очень надеялась, что у нее не случится инфаркт по дороге.
Я села на переднее сидение.
- Отличная футболка! – Засмеялся Джексон.
- О, спасибо! – Я улыбнулась в ответ.
Через десять минут мы подъехали к ресторану.
Когда мы вышли из машины, я увидела Полин с Тейлором, которые подъехали сразу за нами. Он помог ей выбраться, галантно открыв перед ней дверь. Похоже, они нашли общий язык, потому что оба улыбались и смущенно поглядывали друг на друга. Дети.
Мы зашли внутрь, и нас встретил очень приятный интерьер: приглушенный свет, несколько столов и приятная музыка. Место не было пафосным, что меня лично очень радовало.
Пока я разглядывала все вокруг, то почувствовала как чья-то теплая ладонь нежно сжимает мою.
- Пойдем. – С улыбкой сказал Джексон.
Я не видела причин отнимать свою руку – рукопожатие было достаточно невинным. Кроме того, этот парень мне определенно нравился.
Мы прошли через весь зал и зашли за ширму, которая, видимо, отделяла эту зону от остального пространства. Что-то вроде VIP, но только условно – там стоял точно такой же стол, как и в основном зале, и интерьер ни чем не отличался.
За столом сидели две девушки и парень.
Джексон сразу начал нас знакомить.
- Ребят, знакомьтесь, это Мари, Полин и Кэйт. Девушки, это Ники, Кристэн и Роберт.
Мы все поздоровались и начали рассаживаться.
Обстановка за столом была не очень веселой. Когда я села за стол, то оказалась между Джексоном и Робертом.
Ники была приветлива, и сразу начала разговор с Кэйт. Я не особенно вслушивалась, но кажется они заговорили о платье моей подруги, а потом о шмотках. Похоже, они нашли друг друга.
Я повернулась к Роберту и Кристэн. Они сидели как бы вместе, и как бы порознь одновременно. Он закинул одну руку на стул этой худенькой темноволосой девушки, а она сидела скрестив руки на груди. Ее лицо было напряженным и губы сжаты в тонкую полоску.
Я посмотрела на лицо Роберта, и сначала обратила внимание на то, что он тоже был очень напряжен. И только после того, как я несколько секунд пялилась на него, до меня дошло, что мы с этим парнем уже встречались.
- Лестничный вампир! – Сказала я, показывая на Роберта, и глядя на него с улыбкой.
Значит он не псих. Это хорошо.
Никто моего восклицания не понял, и все повернулись в мою сторону.
Роберт, наконец, оторвал свой взгляд от пустоты, куда смотрел, и обратил на меня внимание. Несколько секунд он смотрел, нахмурив брови, а потом, видимо, вспомнил, и его губы тронула легкая улыбка.
- Пугливая лестничная девушка. – Сказал он кивая. – Я помню.
- Да, это я. – Я рассмеялась.
- А у вас, ребят, я посмотрю, много общего. По крайней мере интересы точно. – Кэйт обращалась к нам с Робертом с издевательской улыбочкой.
Мы оба не поняли о чем она толкует, и, переглянувшись, посмотрели на нее вопросительно. Она, вместо ответа, показала пальчиком сперва на мою грудь, а потом на грудь Роберта.
Мы, каждый одновременно, осмотрели себя, а потом посмотрели друг на друга и рассмеялись уже вдвоем. Если на моей груди красовалось «VODKA – сonnecting people», то на его «Столичная водка».
- Ну, тогда может водки? – Спросил Джексон.
Смех снова разлился по воздуху. Обстановка немного смягчилась.
Только Кристэн оставалась такой же напряженной, улыбаясь лишь слегка.
Потом началась оживленная беседа. Мы заказали выпивку – почти все пили пиво. Только я и Катя взяли себе сок. После вчерашнего хотелось отдохнуть.
Второго парня из машины звали Келлан. Мне это на ушко шепнул Джексон и тихо рассмеялся. Похоже его забавляло то, что я никого не знаю, это было странно для него.
Кэйт, Келлан и Ники бурно обсуждали авто. Какие там мощности и все такое. Джексон иногда что-то добавлял, они шутили. Я никогда не разбиралась в машинах, так что даже не пыталась вникнуть в разговор.
Полин и Тейлор вообще сидели так, будто они только вдвоем. Я видела, как Полин покинула ее неуверенность, и она рассказывала что-то с горящими глазами, а Лотнер внимательно слушал ее, улыбаясь.
- Так, откуда вы? – Я услышала голос Роберта и даже немного испугалась. Они с Крис так тихо сидели, что я забыла о них.
- Мм..Я и Полин из Санкт-Петербурга, а Кэйт из Москвы. – Я посмотрела в его безучастное лицо. Он спрашивал так, между прочим. Не потому что ему было интересно. Мне не очень хотелось отвечать на такие вопросы, потому что я чувствовала себя так, будто заставляла Роберта говорить со мной из вежливости.
- Вы приехали отдохнуть? – Продолжал он.
- Нет. Да. – Я начала путаться, потому что чувствовала себя неловко. – Наверное так.
Роберт, наконец, посмотрел на меня с таким выражением, будто только что меня увидел. Он придвинулся ко мне поближе.
- Да, нет, наверное? – Усмехнулся Роберт.
- Ну, просто, это мои подруги меня сюда вытащили. Чтобы дать мне шанс подумать, развееться.
- Над чем подумать?
- Надо многим. Лучше и не спрашивай. – Я слабо улыбнулась и уставилась на свои ладони. Особого желания вываливать личные проблемы на малознакомого человека у меня не было.
- А чтобы подумать, обязательно лететь через океан? – Роберт откинулся обратно на свой стул.
Я рассмеялась.
- А это ты у Полин спроси. Это ее идея – Ванкувер.
Роберт перевел свой взгляд на Полин и Тейлора.
- Эй, парень! Тебе разве можно пиво пить? – С недоброй усмешкой спросил Роберт.
Тейлор метнул на него злобный взгляд, сощурив глаза.
- А сколько тебе лет? – Спросила Кэйт, отвлекаясь от разговора.
Тейлор устало вздохнул, и сказал:
- Восемнадцать.
- Правда? Тебе восемнадцать? – Я искренне удивлялась.
Конечно, было видно, что Тейлор очень молоденький, но восемнадцать лет...
- Ну, что я могу сказать - если бы все восемнадцатилетние парни выглядели как ты, то мир стал бы прекраснее. – Я улыбнулась и отсалютовала ему своим стаканом с соком.
Тейлор улыбнулся и сказал «спасибо».
- Абсолютно поддерживаю Мари. – Подтвердила Полин.
Еще бы она не поддерживала.
- Мари. – Я услышала задумчивый голос Роберта, и повернулась к нему. Встретившись с ним взглядом, я покраснела. У него был очень пристальный взгляд – пробирал до костей.
Мы так сидели и смотрели друг другу в глаза, пока это стало совершенно невыносимо. Его лицо ничего не выражало – все та же напряженность смешанная с безучастностью. Но тогда зачем так смотреть мне в глаза? Казалось, он пытается сканировать мой мозг.
Меня спас Джексон.
- Ты любишь музыку? – Спросил он у меня, глядя нежным взглядом. Совсем не таким, как у его друга.
- Очень, я видела у тебя гитара? Ты музыкант?
- Да. У меня своя рок группа.
- Здорово! Я, знаешь, всегда восхищалась музыкальными людьми. Не представляю себе, как это сидеть и слышать музыку, которой еще никогда не было. – Я была полна неподдельного восхищения, музыка всегда меня завораживала.
- Ну, это как.. Фантазировать, только на тему музыки. – Сказал Джексон.
- Как красиво. – Я улыбнулась ему.
К нашему столику подошла официантка. Когда она спросила, что мы еще желаем, то Кэйт громко сказала:
- Водки!
- Ты с ума сошла? Кто ее будет пить? – Я уставилась на нее, качая головой.
- Мари, ты когда-нибудь пила текиллу? – Катя хитро улыбнулась. Мне это опять не нравится.
- Ннет. – Нерешительно ответила я.
- Так, кто считает, что можно заказать что-нибудь покрепче? – Задорно спросила я.
- Конечно пора! – Радостно согласился Келлан, глядя на Кэйт.
Эх, Келлан, Келлан. Никто и не скажет ему, что попытка приударить за Катей – пустая затея. Она скорее обреется наголо, чем изменит Женьке. Хотя пофлиртовать Кэйт всегда была не прочь.
- Давайте уже. – Тихо согласился Роберт.
Кристэн недовольно взглянула на него. Он не отреагировал, хотя уверенна, что заметил ее маневр.
Джексон пожал плечами, а Полин и Тейлор... По-моему они даже не услышали вопроса.
- Нам текилы, и все, что к ней прилагается! – Кэйт выглядела очень веселой. И Ники с Келланом тоже. Почему-то все, кто сидел с Катей всегда веселились. Надо было и мне тоже там сесть.
- А что полагается? – Спросила я.
- Увидишь. – Катя подмигнула мне.
Текила..Надеюсь я не сопьюсь в Ванкувере. Вчера вино, сегодня текила. А что же завтра?
Я повернулась к Робу и увидела, что они с Кристен разговаривают. При чем так странно – он приблизил свое лицо к ее, практически касаясь, и что-то довольно яростно шептал, при этом рукой с силой сжимая край стола.
Кристен пару раз пыталась ответить, но парень не давал ей и слова сказать. Я ничего не слышала, но когда она произнесла «Да пошел ты», это легко было прочесть по ее губам.
Затем она резко встала и уже на ходу бросила всем «пока».
Роберт пару секунд сидел на месте, наблюдая за уходящей девушкой, а потом вскочил и последовал за ней.
Мы все молча проследили за этим этюдом.
Кэйт вздохнула, и громко сказала:
- Ну где же текила! Сколько можно резать лимон?
После ее слов все немного оживились, словно отходя от шока.
Я наклонилась к Джексону и тихо спросила:
- А Роберт и Кристен..они вместе?
Джексон вздохнул и улыбнулся извиняющейся улыбкой:
- У них...все сложно. Понимаешь?
- О да, - Я криво улыбнулась. – Можешь даже и не объяснять.
Джексон снова улыбнулся и внимательно на меня посмотрел.
Нам принесли текилу. Девушка аккуратно расставила рюмки, две тарелочки с лимонами и соль.
В этот момент вернулся Роберт. Если сказать, что он был злой как черт – ничего не сказать.
Он сел на свое место возле меня. Все старались не обращать внимание на его возвращение, и уж тем более на его настрой. Кэйт весело рассказывала, как в первый раз попробовала тэкилу, и все ее слушали, посмеивались.
Я осторожно посмотрела на Роберта. Мне казалось, если я сейчас сделаю лишнее движение, то он меня просто прибьет.
Он резко повернулся ко мне, встретился со мной взглядом и недобро улыбнулся. Я улыбнулась ему в ответ, и представила себе, как жалко это выглядело. В тот момент я активно соображала, как же мне отсесть от этого парня, так, чтобы подальше, и так, чтобы не вызвать подозрений.
- Ты говорила не умеешь пить текилу? – Спросил он у меня, с усмешкой на губах.
Я уже пожалела, что вообще что-то говорила сегодня. Роберт реально меня пугал.
- Я научу. – Сказал он и схватил мое запястье своей большой ладонью.
Схватил очень крепко, должна признаться. Почти больно.
Я уставилась на него не понимая, что он делает, а он тем временем свободной рукой по хозяйски задрал мой рукав к локтю. Я попыталась вырваться... Хотя как попыталась – слабенько дернула рукой.
На лестничной площадке, когда мы первый раз встретились, Роберт показался мне довольно субтильным. Но сейчас, когда на нем была только футболка, я видела, что мышцы у него довольно приличные. Поэтому мои жалкие попытки вырваться он, наверное, даже и не почувствовал.
Он взял дольку лимона и вложил мне в пальцы руки, которую крепко сжимал.
- Держи. – Спокойно сказал он мне.
- Что ты...
Начала говорить я, но заткнулась. А точнее открыла рот от удивления.
Роберт поднес мою руку к своему лицу и языком провел по внутренней стороне предплечья. И не коснулся чуть-чуть, а основательно облизал нежную кожу.
Я только вздохнула и подняла брови. Я была смущена, шокирована и...что-то еще.
Как завороженная я проследила как он берет соль и рассыпает по моей руке. Затем он наклонился и снова коснулся меня языком, слизывая соль. Так же нагло, как и в прошлый раз.
Мои веки дрогнули.
Он взял рюмку и выпил содержимое одним махом, а затем поднес к своему рту мои пальцы, которыми была зажата долька лимона, и глядя мне в глаза, забрал лимон ртом, при этом губами касаясь кончиков моих пальцев.
Это, пожалуй, было самое сильное эротическое переживание, которое мне довелось пережить.
- Вот как надо пить текилу. – Сказал он, наконец отпуская руку, и все так же глядя мне в глаза.
Я смотрела на него ошарашенная.
- Ладно. – Немного спокойнее сказал Роберт отвернувшись, и забирая свою куртку со спинки стула. – Приятно было познакомится. Всем счастливо.
Он встал, и даже не посмотрел на меня. Через минуту его уже не было ресторане.
- Рот закрой. – До меня дошла русская речь. Катя откровенно посмеивалась надо мной.
Я и правда сидела с открытым ртом, а все оставшиеся смотрели на меня.
- Мари, ты извини Роба. Он.. – Начал было Джексон, но я его перебила.
- Джексон, все в порядке! Зато, теперь я знаю, как пить текилу! – Я попыталась пошутить.
- Это точно. – Подтвердила Полин без улыбки на ее удивленном лице.
В ресторане мы просидели еще пару часов. Когда Роберт и Кристен удалились, то всем стало явно веселее. Текилу я так и не пила, все еще находясь под воздействием каких-то смешанных эмоций, которые во мне вызвал поступок Роберта.
Мы говорили с Джексоном о музыке. Он был невероятно красив, когда говорил о своем творчестве. Я просто любовалась этим молодым человеком.
- Чем будете завтра заниматься? – Спросил Келлан.
- Ну, мы хотели взять машину напрокат, и съездить за город. До нас дошли слухи, что здесь не природа, а нечто невероятное! – Ответила я, мечтательно закатывая глаза.
- Это правда. Отличная идея. – Одобрила Ники.
- Да, только боюсь завтра мы понесем потери. – Сказала Катя, с усмешкой глядя на Полин, которая все так же была поглощена Тейлором.
Мы все дружно рассмеялись.
По приезду в гостиницу, мы все вместе зашли в лифт.
Келлан, видимо, под воздействием алкоголя, уже не сдерживал обращенные к Кэйт взгляды в рамках приличия. Казалось, если бы сейчас они были в лифте вдвоем, то от он перешел бы к активным действиям немедленно. Но...увы, Келлан.
Я смотрела на него, еле сдерживая улыбку. Когда я отвела взгляд, то увидела Ники, которая качала головой в адрес Латца. Да, похоже он заядлый баб...Дон Жуан.
- Вы надолго здесь? - Спросила Ники, обращаясь ко мне.
- Я даже не знаю. На неделю, может две.
- Лучше две. – Голос Джексона был низким и нежным. Надо будет послушать его музыку. Обязательно.
Я посмотрела на него и улыбнулась, ничего не ответив.
В своем номере мы быстренько умылись, и, наконец, переоделись для сна. В этот раз нам хватило терпения, чтобы не завалиться спать в чем были.
Полина, очень молчаливая, и с дурацкой улыбкой на губах, быстро уснула. А у меня все не получалось.
Я вертелась и крутилась, и все пыталась прогнать воспоминание о том, как Роберт учил меня пить текилу. Воспоминание о его руке вокруг моего запястья, о его языке, на моей коже...
- Ты уснешь сегодня или нет? – Злобный шепот Кэйт раздался после моего очередного перевертывания на кровати. – Я, конечно, понимаю, что болезнь под названием «хочу Роберта сейчас же» уже перетекла в острую стадию, но можно дать мне поспать?
Я открыла рот, чтобы возмутиться, но сразу сказать ничего не смогла – слишком сильным было удивление тому, что Катя знала обо мне больше, чем я сама. У нее что, встроенный радар?
Кэйт озвучила то, в чем я себе ни за что бы не призналась – то ли из-за гордости, то ли из-за трусости.
Гордая трусиха – как это похоже на меня.
- Я никого не хочу. – Я сделала жалкую попытку защититься.
Катерина рассмеялась.
- Ага, как же. Я думала у тебя в ресторане случится оргазм, когда этот Роберт соль с твоей руки слизывал.
- Иди ты, Катя, в пень. – Аргументы у меня закончились. Не только Катя так думала.
- Не то, что с Олегом? А? – С издевкой спросила подруга.
Я тяжело вздохнула:
- «Не то» - это не то слово. – Мой тон был замогильным.
- Ладно, давай спи, прекрасная Мари. Завтра можешь целый день думать о своем Роберте. – Катя с улыбкой повернулась ко мне и обняла, рукой гладя мои волосы. Это всегда действовало на меня как снотворное, еще с детства стоило маме погладить меня по голове перед сном, как мои веки начинали смыкаться.
Я заснула, думая о лестничном вампире и о текиле.

З.Ы.Сегодня в Кабачке пьем только текилу... eyas


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 16:26 | Сообщение # 8
Группа: Удаленные


Награды:







«хочу Роберта сейчас же» уже перетекла в острую стадию, но можно дать мне поспать? ооооооооооох нет слов Рооооооб
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 16:36 | Сообщение # 9
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Болезнь под названием «хочу Роберта сейчас же» уже перетекла в острую стадию - довольно точное название нашего диагноза,не так ли? eyas eyas eyas

Глава пятая "Don't apologize"

Утром я проснулась и увидела, как Полин бегает по комнате и собирает сумку.
- Ты куда это? – Сонно спросила я.
- Мари! Доброе утро! – Протараторила она. – У Тейлора съемки только в пять часов. Так что мы решили прогуляться, пока есть время.
- Так ты не с нами? – Спросила я, и вспомнила вчерашние Катины слова – да, потери на лицо.
Полин виновато взглянула на меня и покачала головой. Я засмеялась.
- Не страшно. Иди, развлекайся.
Я села на кровати потирая глаза, и услышала стук в дверь. Глаза у Полины расширились, и лицо приобрело странное болезненное выражение маниакального счастья.
Я снова рассмеялась. Катерина вышла из ванны и оперлась об косяк, с улыбкой гладя на Полин.
- Ох, девочки! Я так счастлива, как никогда не была! – Прошептала наша маленькая подруга и направилась к двери.
- В который раз она это говорит? – Спросила у меня Кэйт.
- Не уверена, я сбилась со счета где-то на тысяча первом. – Ухмыльнулась я.
Из коридора послышался голос Тейлора.
- Привет, Тейлор! – Мы с Катей хором крикнули из комнаты.
- Привет, леди! - В его голосе слышалась улыбка.
Через минуту они с Полин крикнули нам «Пока» и закрыли за собой дверь.
Катя начала одеваться.
- Кэйт, надеюсь ты меня не бросишь? – Спросила я, боясь, что наши планы окончательно потерпят крах.
- Нет. Я просто хочу пройтись. А потом мы пойдем за машиной. – Задумчиво произнесла Кэйт.
- Тебе составить компанию? – Спросила я, настороженная ее голосом.
- Не стоит. Я быстро.
Я только кивнула. Я никогда не навязывалась людям, потому как считала, что каждый имеет право побыть один. И даже если это никак не связано с секретами, и человек просто хочет купить себе новую зубную щетку в одиночестве – он имеет на это право.
Кэйт взглянула на меня и ее глаза распахнулись от удивления:
- Ну ничего ж себе! – Сказала она.
- Что? – Я не понимала, от чего переполох.
- Посмотри на свою руку!
Я вытянула перед собой руки, и до меня дошла причина восклицаний Кэйт. Вокруг того запястья, которое вчера схватил Роберт, виднелся синяк. Слабенький, но весьма отчетливый.
- Сумасшедшая. – Катя покачала головой и направилась в коридор.
Только тогда я поняла, что пялюсь на синяк с блаженной улыбкой.
Закрыв за Кэйт дверь, я пошла в душ, но как только я встала под горячие струи воды, то услышала стук в дверь.
Недовольно проворчав я, основательно обернув полотенце вокруг себя, пошла открывать.
- Извини. Я телефон забыла. – Катя с улыбкой посмотрела на мою недовольную физиономию.
Молча я сходила за телефоном, отдала его Кэйт, и снова отправилась в душ.
Но только я успела смыть с волос шампунь, как снова услышала стук в дверь. Злобно зарычав, я прикрылась полотенцем и потопала к двери, твердо решив, что если это снова Катя, то она у меня спокойно мыться не будет до конца нашей поездки.
- Что опять? – Недовольно спросила я, распахнув дверь, и тут же замолчав.
Передо мной стоял никто иной, как тот, кто лишил меня сна сегодня ночью.
Роберт оглядел меня с ног до головы с широкой улыбкой и совершенно детским выражением лица, прямо как в нашу первую встречу.
- Ого...Можно сказать, что день у меня удался. – Сказал он, глядя смеющимися глазами в мои.
Я откашлялась, и сказала:
- Спасибо..- Какое спасибо? Наверно мое остроумие осталось в душе домываться. – Подожди секунду.
Я захлопнула дверь перед его носом и побежала в комнату. Судорожно соображая, что же надеть, я накинула первое, что попалось под руку - свою рубашку, в которой спала. Она была огромной, и доходила мне почти до колен, удачно скрывая обнаженную кожу. Это мама купила папе, но ошиблась с размером, и я ее очень удачно конфисковала.
Я запахнула ее как халат, не тратя время на застегивание пуговиц. Я боялась, что он уйдет не дождавшись.
Но нет. Роберт стоял там же, перед моей дверью, и мило улыбался. Похоже его вчерашнее настроение улетучилось, или он просто спрятал его поглубже .
- Проходи. – Я пригласила его в номер.
Он прошел в комнату, и повернувшись, посмотрел на меня. Я молчала. Он вздохнул и виновато улыбнулся.
- Послушай, Мари. Я пришел извиниться за свое вчерашнее поведение. Я был непростительно груб, и..
- Все в порядке. – Я перебила его. – Плохой день, я понимаю. Но ведь ничего страшного не произошло.
Я пожала плечами и примирительно улыбнулась ему.
- Я надеюсь, что не сделал тебе больно. Я не отпустил твою руку, когда ты пыталась ее отнять. – Он выглядел сокрушительно виноватым. Мне не хотелось, чтобы он так чувствовал себя.
- Конечно нет. Все в порядке. – Я ответила слишком поспешно, потому, что тут же вспомнила про синяк, и постаралась закрыть его другой рукой.
Идиотка.
На самом деле, я никогда не была хорошей актрисой. И врать никогда не умела. Помню как в семнадцать лет я хотела поступать на актерский факультет. Когда сообщила об этом родителям, то они сказали, что попытаться всегда стоит, и как-то смущенно отвели глаза. Я не понимала почему, пока Саша не объяснил мне.
- Смирись, Машка. Ты бездарность. Из тебя актриса, как из меня космонавт. – Сказал Стрельников, затягиваясь сигаретой. Да, космонавт из него никакой. Как и из меня актриса.
После моего нелепого движения, взгляд Роберта упал как раз на мою кисть.
Молодец, Мари.
- Черт. Это я сделал? – Он протянул руку, и взял мое запястье своими пальцами. Я только сейчас обратила внимание, какие они у него красивые. Эти пальцы просто созданы для того, чтобы играть на пианино.
Он положил мою ладошку между своими и нежно сжал.
- Черт, я так виноват! – Мне стало его жалко. – Я могу как-нибудь загладить свою вину? Этот синяк... – Он перевел свой взгляд на отметину на моей руке.
О да, Роберт! Ты можешь..
Так, стоп. Это уже слишком.
- Знаешь, меня все покинули, и мне не с кем завтракать. Так что, если ты составишь мне компанию, я, так и быть, прощу тебе эти страшные непоправимые увечья, которые ты мне нанес. – Сказала я, стараясь сделать серьезное лицо, сдерживая улыбку.
Роберт немного посмеялся и ответил:
- К вашим услугам.
- Хорошо, я только переоденусь. – Я неохотно забрала свою руку из его теплых ладоней.
Роб пошел в коридор, а я быстренько оделась и собрала свои мокрые волосы в дульку. Приводить волосы в порядок времени у меня не было.
Я вышла из номера и мы направились к лифту. Посмотрев на его беспорядочные волосы, я улыбнулась. Это отсутствие хоть какой-либо прически ему очень шло.
-Роберт, а ты не слышал о такой штучке... кажется, называется расческа. – Я спросила с усмешкой.
- А ты? – Он бросил многозначительный взгляд на мою мокрую нечесаную голову.
Я рассмеялась.
- Нет, конечно. Думала, может ты знаешь.
- Надо в Гугле посмотреть. – С улыбкой ответил он, заходя со мной в подоспевший лифт.
Мы вышли из гостиницы и уже начали спускаться по ступеням, как к нам подбежали три девушки. Невысокая блондинка начала тараторить на французском, о том, что они прилетели сюда из Бордо специально для того, чтобы Роберт дал им автограф и сфотографировался с ними.
Я вылупилась на их лица, полные слепого обожания, и застыла в изумлении. Перелететь океан только ради фото и следа от шариковой ручки на листе бумаги? Мда, я чего-то не понимаю в этой жизни.
Я посмотрела на Роба, который очень мило улыбался, но явно ничего не понимал из слов блондинки.
Я наклонилась к нему и перевела.
- Оу, конечно! – Сказал он девушкам и потянулся за открыткой, которую протягивала одна из фанаток.
Я отошла в сторонку и наблюдала, как Роберт с дружелюбной улыбкой раздает автографы и фотографируется. Никакого недовольства, никакого пренебрежения даже не мелькнуло на его лице.
Наконец, он оторвался от француженок и подошел ко мне.
- А это нелегко, да? – Спросила я.
- Что?
- Ну, вот это внимание. Нелегко, когда кто-то совершает такой путь только для того, чтобы ты расписался на бумаге. Я бы, наверное, чувствовала себя не очень комфортно.
- Ну, да, это не очень комфортно, как ты сказала. К тому же таких поклониц бывает очень много. Но здесь хорошо, здесь более или менее спокойно. Вот когда мы в Италии снимали – у меня было шесть, представляешь себе, шесть телохранителей! – Роберт рассмеялся.
- Шесть? И что, они выстраивались свиньей вокруг тебя?
- Скорее кружили хоровод. – Роб улыбался. – Но знаешь, я ведь шел к этому. Я хотел стать актером, и знал, что этому сопутствует. Так что, было бы глупо жаловаться.
Мы дошли до перекрестка.
- Так куда идем? – Спросил он непринужденно .
Я пожала плечами:
- Туда, где есть еда.
Роберт рассмеялся и рукой направил меня в нужную сторону, слегка коснувшись спины. А я, как дурочка, заулыбалась, радуясь его прикосновению.
В кафе Роб заказал себе только кофе, я же заказала блинчики и чай.
С ним оказалось очень легко разговаривать. Создавалось такое впечатление, что вчерашний Роберт и Роберт сегодняшний – два совершенно разных человека.
Даже мое смущение развеялось под воздействием его непринужденного и дружеского ко мне обращения. Только иногда, когда его глаза слишком долго задерживались на моих, я чувствовала, что краснею. Он так внимательно слушал меня, что я говорю, как будто в мире нет ничего более важного, чем моя болтовня.
Я посвятила его в подробности нашего с девчонками перелета. Бедный, он чуть от смеха не поперхнулся кофе, когда я рассказывала ему о своем маленьком наркоманском приключении, которое устроила мне Кэйт, и том, как Полина боялась, что я буду буянить в самолете.
Я расправилась со своим завтраком и откинулась на стуле.
- Знаешь, а мне очень нравится, что ты не кокетничаешь. – Сказала я, внимательно смотря на него.
- Что ты имеешь ввиду? – Усмехнулся Роб.
- Ну, насчет поклонников. Знаешь многие артисты так делают. Что-то вроде: Ох! – Я закатила глаза и положила ладошку себе на щеку. – Я весь такой из себя человек искусства! Все, что бы я не делал, я делаю ради возвышенных целей, и я сам весь такой возвышенный, и вся эта толпа фанатов только смущает меня, и мешает мне творить!
Я закончила эту издевательскую тираду и усмехнулась. Роб глядел на меня со вскинутыми бровями и широкой улыбкой.
- Ты знаешь, ты прямо сейчас показала мне одну мою знакомую! Серьезно! Таких людей действительно полно! Как ты узнала? – Он слегка посмеивался.
- Роб, я же не с другой планеты! У нас таких типов тоже пруд пруди. Но ты не такой. Это здорово.
Мы какое-то время молчали и смотрели друг на друга. Наконец, он слегка улыбнулся и опустил глаза, сказав «спасибо». Я посмотрела на его лицо, на эти ресницы, каких у парня просто не должно быть, на этот румянец у него на щеках. Он был похож на ангела.
- Ну, что я могу сказать. – Преувеличенно бодро начала я, просто чтобы нарушить эту тишину. – Роберт, ты прощен.
Я рассмеялась, вставая из-за стола.
- Я рад. – Тихо сказал Роберт, направляясь к выходу вместе со мной.
Когда мы оказались на улице, у меня зазвонил телефон. Я извинилась и ответила на звонок.
Это была Кэйт. Она сказала, что ждет меня у гостиницы, и готова отправляться в прокат.
Я положила трубку, и с искренним сожалением в глазах сказала Роберту, что мне пора возвращаться.
- Спасибо, это был обалденный завтрак. – Сказала я, закатывая глаза.
Роб рассмеялся.
- Спасибо тебе.
Мы попрощались и разошлись в разные стороны.
Я с грустью вздохнула, потому что вдруг подумала, что уже никогда не смогу вот так с ним посидеть. Если только заставить его сломать мне что-нибудь? Интересно, за сломанный палец я смогу потребовать ужин?
Я встряхнула головой, и улыбнулась своим дурацким мыслям. Посмотрев на свое запястье где красовался синяк, я поджала губы – только благодаря этому синяку у меня сегодня был самый лучший завтрак.
Я подняла руку и нежно поцеловала след от руки Роба на своей коже.
С Катей мы встретились у входа в гостиницу. Она протянула мне фотоаппарат, после чего мы пошли за машиной.
Взяв немолодой мерседес, я села за руль и мы поехали любоваться красотами Ванкувера.
Кэйт была все такой же молчаливой, как и утром. Я пару раз обеспокоенно взглянула на нее, но не увидев и намека на расстройство, успокоилась. Возможно просто лирическое настроение?
Когда мы проехали примерно полчаса, то наши взгляды уперлись в вывеску на дороге, которая указывала направление в парк. Не долго думая, мы свернули и отправились туда.
Оставив машину на стоянке, мы пошли по аллее, ведущей в глубину парка. Это было так странно – стоянка возле парка. Хотя не более странно, чем урны расставленные между деревьев.
Когда мы прошли по аллее, то перед нами открылся такой чудесный вид, что мы обе открыли рты и начали хватать воздух.
Под ногами у нас находился короткостриженный газон, из которого редко торчали высокие сосны. Это был своего рода микс дикой природы и ухоженного сада. Но это все пустяки, ведь перед нами во всей своей красе открылись горы со снежными вершинами. Они выглядели настолько красивыми, яркими на фоне голубого неба, что казалось, их кто-то нарисовал и их можно коснуться, хотя они и были отделены от нас большим расстоянием. Ну просто настоящий альпийский луг.
Сделав, наверное, сотню прекрасных снимков, я предложила Кэйт прогуляться по этому чудесному месту. Она с улыбкой кивнула, беря меня под руку.
- Я сегодня завтракала с Робертом. – Сказала я, глядя себе под ноги.
- Правда? – Катя, наконец, показалась мне заинтересованной.
- Да. Он пришел извиниться за вчерашнее, а когда увидел синяк, то предложил как-то загладить свою вину. Ну, я и потребовала завтрак. – Я усмехнулась.
- Молодец, отличное начало. – Катя довольно улыбнулась.
- О чем ты? Какое начало? Это все...так. К тому же, у меня Олег..
- Может хватит? - Внезапно раздраженный голос Кэйт словно стукнул меня по лбу. Я остановилась непонимающе глядя на нее.
- Что хватит?
- Хватит над собой издеваться, вот что хватит. Тебе самой не надоело? Красивая молодая девушка, ты губишь себя. – Кэйт остановилась и встала напротив меня, сверля глазами.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь. – Я действительно не понимала.
- О том, как ты сама себе портишь жизнь. Ты придумала какие-то рамки, за которые сама не выходишь, и других не пускаешь! Ради кого ты стараешься? Ты готова сделать все для меня, для Полин, для родителей. Ты спасаешь сбитых собак, но ни черта не думаешь о себе!
За что ты себя наказываешь? За то, что когда была подростком у тебя был гормональный взрыв и первая любовь? Это не повод заключать себя в клетку, Мари. Зачем ты наказываешь себя? У кого ты так просишь прощения?
Мне было так больно слушать все это. Слова Кати жгли меня, пугали. Больше всего пугали тем, что могли оказаться правдой.
- Ты не понимаешь. – Сказала я дрожащим голосом, пытаясь остановить подступившие к горлу слезы. – Я причинила много боли своим близким. Я больше не хочу..
- Перестань. – Катя перебила меня безоговорочным тоном. – Да, ты всегда была хорошей девочкой, и вдруг стала плохой, на какое-то время. Пусть даже жестокой по отношению к окружающим и, особенно, к себе. Но от этого никто не умер! Да, это был тяжелый и непростой период для твоих родителей, ты напугала их. Но это нормально. Это естественно.
Ты не думала, что тебе было необходимо все это пережить для того, чтобы понять кто ты есть? Чтобы принять себя? А вместо этого, ты решила засунуть все свои эмоции и чувства в глубокий гребаный ящик, и забить его гвоздями!
- Я просто... – Я уже не могла остановить слезы, которые текли по моим щекам. – Я просто хотела любить. По - настоящему, понимаешь? Так, чтобы мой выдох – его вдох! Понимаешь? Я не хотела так, чтобы...как с Сашей.
- Тогда на кой тебе сдался твой Олег? – Катя подошла и встряхнула меня за плечи.
- Потому что, все эти мечты...Все это нереально. Сказка, фантазия...зови как хочешь. А Олег – это мой шанс на нормальную жизнь.
- А ты уверена, что тебе нужна эта нормальная жизнь, с нормальным Олегом? – Катя пристально посмотрела на меня.
Я подняла глаза, которые застилали слезы и шепотом сказала:
- Но ведь какая-нибудь жизнь мне нужна.
После этих слов, которые я осмелилась произнести вслух, мне стало и больно и легко одновременно. Я только что призналась сама себе, что не жила. Нет. Что не живу.
- Ты, Мария Полотнякова, заслуживаешь огромной, неземной любви, потому что ты -замечательный человек. Один из лучших, кого я знаю. Не надо хоронить себя заживо. Живи, чувствуй, ошибайся. Пусть у тебя болит, это не страшно. Страшно когда не чувствуешь н и ч е г о.
Олег будет последним гвоздем, который окончательно и навсегда закроет для тебя твой ящик, куда ты спрятала часть себя самой. Понимаешь? Он будет соткой! Ты не сможешь его выковырять. – Катерина говорила на нашем родном языке.
Услышав про гвоздь, я усмехнулась.
- Ты поняла меня, Мари? А главное, ты поняла себя?
Я закивала.
- Хорошо. – Более легким тоном заговорила Катя.. – А теперь, я думаю, нам надо найти хороший молоток, чтобы снять крышку с твоего чертового ящика. И знаешь, что?
- Что? – Слабым голосом спросила я, глядя на Катю, как на старшую сестру.
- Я, кажется, знаю, кто этим молотком может оказаться. – Кэйт хитро подмигнула мне.
Мы зашагали по парку.
Пока гуляли, я несколько раз успокаивалась и снова начинала плакать. Катя не мешала мне, она лишь утешала.
Потом мы присели прямо на газон, который больше походил на ковер.
Я посмотрела на Катю, лицо которой освещало солнце, и мне показалось, что она светиться изнутри. Она откинулась на землю и ее светлые волосы рассыпались по траве.
- Катя?
Она посмотрела на меня, и ее зеленые глаза стали еще ярче на фоне зеленого газона.
- Ты такая красивая сегодня. Можно я тебя сфотографирую?
- Да, пожалуйста.
Я сделала несколько снимков этой нимфы, с которой мне посчастливилось дружить, и мы вернулись к машине.
В гостиницу мы приехали, когда солнце клонилось ко сну.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 16:51 | Сообщение # 10
Группа: Удаленные


Награды:







продолжения clapping clapping clapping

Добавлено (03.01.2010, 16:51)
---------------------------------------------

Quote (Camomile)
Сегодня в Кабачке пьем только текилу...
несем соль и ...... rob
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 17:05 | Сообщение # 11
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Quote (bel)
несем соль и ......

Да...Да...ДААААААААААААААААААААААААААААААААААААА

Глава шестая "Первый шаг. Часть 1."

Мы с Кэйт зашли в номер, и, к удивлению своему, не обнаружили там Полин.
- Разве Тейлор не в пять должен был уехать? – Спросила я, глядя на часы.
- Вроде того, я не помню. Может позже? А записки нет? – Катя ходила по номеру в поисках какой-нибудь весточки.
- Даже если позже, сейчас уже половина восьмого. Давай звонить.
Через полчаса безуспешных телефонных звонков, мы с Кэйт начали беспокоиться. Вдруг с Полин что-нибудь случилось? Сбила машина? Может ее ограбили? Еще и в чужой стране.
Интересно, почему когда не можешь дозвониться до человека, всегда представляешь его или убитым, или покалеченным, или, как самый легкий вариант, ограбленным? Почему не представить себе, что он просто не слышит звонка, или потерял телефон, или просто всех мысленно послал, наслаждаясь одиночеством?
Но мы с Кэйт в этом отношении не отличались от большинства. Особенно, если дело касалось Полин.
Она частенько попадала в разные передряги. Ей всегда и до всего было дело, и, пытаясь кому-то помочь, она часто подставляла себя же.
Однажды, ее младшую сестру обманул один, так скажем, морально неполноценный человек. Сценарий классический: я подарю тебе звезды = секс= арривидерчи, малышка.
Так вот, наша милая Полина, не выдержав слез Оли, взяла баллончик с краской, и на его дорогущей черной машине огромными красными буквами написала «импотент №1».
Этому уродцу не нужно было долго думать, чтобы понять кто это сделал. Он нашел нас тем же вечером в клубе, в котором мы вместе встречались, и двинулся прямо на маленькую Полин с воплями: «Сука, я тебе....» далее следовала нецензурная лексика.
Не знаю, как мне хватило храбрости, но я встала между ней и этим довольно внушительным парнем, и прошипела:
- Она тебе не сука, урод. Если ты хоть еще раз..
- Что? Еще раз, и что? А? Сука? – На последнем слове он сделал особое ударение.
- А то, что у меня найдутся пара замечательных друзей, которые согласятся превратить надпись на твоей машине в историю твоей жизни. Ты понял? – Катя подошла и присоединилась ко мне, загораживая собой Полину. – Кроме того, надеюсь ты помнишь, кто мой отец? Ты понимаешь, что тебе будет за Ольгу? Она этого не хочет, но мы сможем ее уговорить. Поверь мне.
Катин отец был очень хорошим и очень известным адвокатом. У него были такие связи во всей питерской юриспруденции, что упечь этого горячего парня за связь с несовершеннолетней не составило бы труда. То, что до восемнадцатилетия Ольги оставалось три дня – не имело никакого значения.
Несостоявшийся мститель сжал челюсти и пошел вон из клуба. Больше ни о нем, ни о его раскрашенной тачке мы не слышали.
-Может она оставила записку на ресепшене? – Предположила Кэйт.
- Пойду схожу. – Я потопала из номера.
Никакой записки или сообщения нам оставлено не было. Я уже схватилась за голову, как меня окликнул хрипловатый женский голос.
- Привет, Мари!
Я повернулась и увидела, что рядом стоит Кристен.
- О, Кристен! Привет! Как хорошо, что я тебя встретила! Ты не знаешь, Тейлор еще на съемках?
- Да. Мы с Робом уже закончили, а ему еще надо кое-что доснять. Там с ним Полин, ей все очень нравится. – Кристен улыбнулась, а я уставилась на нее.
- Тейлор, что, взял ее с собой?
- Да. Вообще-то это не очень приветствуется. Но ты, наверное, уже заметила, что Тей у нас душка. Ему не могут отказать. – Кристен шутливо закатила глаза. Сегодня она определенно была в хорошем расположении духа.
Прямо как Роберт.
- Как хорошо, что я тебя встретила! – Искренне и с облегчением ответила я. – Полин уехала и не предупредила нас. Мы с Кэйт места себе не находили, думали, что-то случилось.
- Не переживайте. Все хорошо. – Кристен по-доброму улыбнулась мне. – Кстати, Полин с Тейлором собираются после съемок сразу в клуб. Я тоже хочу съездить. Не хотите присоединиться?
Меньше всего мне сейчас хотелось плестись в клуб и слушать громкую музыку. Мне очень нужен был отдых.
- Кристен, спасибо за приглашение, я передам Кэйт. Может она придет, а я вряд ли.
- Хорошо. Клуб называется «Красный», так что, если надумаете, приходите.
- «Красный»? – Название показалось мне дурацким.
- Да, - Улыбнулась Кристен и двинулась к лифту. – Название бредовое. Но клуб ничего. Пока. – Она помахала мне ладошкой и заскочила в закрывающиеся двери лифта.
Я вернулась в номер и сообщила Кэйт новости.
- Клуб? Отлично! Сейчас тебе что-нибудь подберем! – Оживилась Подруга, и начала разбирать вещи.
- Я не пойду, Кэйт. Я хочу спать. – Спокойно ответила я.
- Еще как пойдешь. Сейчас одену тебя как-нибудь дико-сексуально, и мы пойдем пробовать ночной Ванкувер на вкус. – Катя выразительно облизнула губы.
Я покачала головой.
- Как поэтично, а главное возвышенно. Но я все-равно не пойду.
- А если там будет Роберт? - Спросила Кэйт, и выжидающе посмотрела на меня.
Одного упоминания этого имени мне хватило, чтобы засомневаться в своем решении.
- Роберт? – Повторила я, закусывая губу.
- Ищем платье. – Кэйт развернулась к нашим вещам.
- Ладно, Кэйт, уговорила. Только, прошу тебя, дико-сексуально не надо. Пусть будет просто сексуально, хорошо?
Для себя Катя выбрала изумрудное платье из атласа, довольно скромного кроя, если не считать его длины.
А вот мое черное платье оказалось очень интересным, и, конечно, оно было одним из вещей Кати. Дело в том, что спереди эта вещица имела совершенно невинный, я бы даже сказала, строгий вид – длинные рукава и полностью закрытая грудь и ключицы не оставляли и сантиметра открытой кожи. Но вот сзади...
Сзади оно было настолько декольтированно...Хотя словом «декольтировано», наверное, нельзя описать такое откровенное оголение. Моя спина была так беззащитна, а маленькая родинка на коже создавала еще более чувственный вид.
- Кэйт, - Вздохнула я, рассматривая себя в зеркало. – Ну я же просила – не дико-сексуально.
- Какое дико? У него даже длина пуританская! А спереди так вообще – деловая женщина! – Возмутилась Катя.
- Пуританская? Выше колен – это пуританская по - твоему? – Я все еще сопротивлялась, но скорее по инерции. На самом деле, мне очень нравилось, как я выгляжу.
Пока Кэйт делала мне прическу и макияж, на часах уже было половина двенадцатого ночи. Я боялась, что мы придем когда все разойдутся, но Кэйт меня уверила, что мы появимся к самому разгару веселья.
Поехав на такси, в клубе мы оказались в первом часу ночи. Когда я увидела внутренний интерьер, то поняла, почему «Красный». Там все было черно-красного цвета. Огромный танцпол находился на первом этаже, как и бар. На втором этаже, который напоминал балкон, располагались черные столики и красные диваны вокруг них.
Кэйт остановила официантку, и спросила, как мы можем найти наших друзей. Нам было указано наверх, куда мы и отправились.
В клубе было много дыма, из-за световых спецэффектов, которые были направленны в основном на танцпол, но попадали и на лестницу, по которой мы поднимались, мне было тяжело ориентироваться. Покрасневшие от слез глаза никак не могли привыкнуть к окружающей обстановке.
Катя взяла меня за руку, видя, как мне сложно передвигаться, и повела наверх.
Ходили мы недолго, и все это время я смотрела в пол под ноги, чтобы не упасть. Мы остановились и я услышала:
- Привет, ребята! Мы не опоздали? – Голос Кэйт был такой радостный. Она очень любила все эти вечеринки, клубы.
Я поняла, что мы на месте и подняла глаза, которые уперлись прямо в Роберта. Я сильнее сжала ладонь Кэйт.
Он сидел на красном кожаном диване, вальяжно закинув руку на спинку. В одной ладони у него была тлеющая сигарета, в другой стакан с каким-то напитком – то ли бренди, то ли виски.
Он смотрел на меня в упор. Надо сказать, что он не оценивал меня раздевающим взглядом. Но того, как он пристально смотрел мне в глаза, было достаточно, чтобы я почувствовала огонь на моих щеках.
А когда он поднес сигарету к своим губам, и, глубоко затянувшись, прищурил глаза...я забыла вдохнуть воздух в свои легкие.
Если утром Роберт казался мне ангелом, то сейчас он был натуральный демон искуситель. И если его работа заключалась в том, чтобы соблазнять – то это у него получалось исключительно хорошо.
Свободные места были только рядом с Робом и с обнимающимися Полин и Тейлором.
А они быстрые, уже обнимаются.
Катя толкнула меня к Паттисону и я села рядом с ним.
- Привет. – Хриплым голосом сказал он, и слегка улыбнулся.
- Привет. – Я кивнула и откинулась на спинку дивана, закрывая глаза. Может если я не буду его видеть, то смогу хотя бы нормально говорить?
- Плохой день? – Спросил Роб.
- Ты даже не представляешь себе. – Тихо ответила я, все так же держа глаза закрытыми.
- Да, у меня тоже дерьмовый день. – Его голос был таким грустным, но я слышала, что он усмехнулся, говоря это.
Я открыла глаза и встретилась с ним взглядом. Нет, я врезалась в него взглядом, потому что его лицо было очень близко от моего. Мое сердце забилось с бешеной скоростью. Мне отчаянно захотелось напиться. То ли чтобы быть поспокойней рядом с ним, то ли чтобы быть посмелее.
- Хочешь выпить что-нибудь? Может текилы? – Он кривовато усмехнулся. От него пахло виски.
- Нет уж, мне хватит одного синяка. Текила опасна для здоровья. – Я улыбнулась ему. Когда я шутила, то мне становилось полегче, скованность немного отступала.
Он опустил взгляд на мою руку. Место синяка было прикрыто рукавом.
Роберт взял мою ладонь в свою, и большим пальцем погладил запястье.
Так, мне срочно нужно выпить.
- Надеюсь несильно болит? – Он нахмурил брови, не отрывая взгляда от моей безвольной руки в его ладони.
Я состроила недовольную гримасу.
- Перестань! Это такая мелочь – синяк. Я помню с папой ходила на каток года два назад, так вот там я так завалилась, что когда отец пытался меня удержать, он вывихнул мне руку! Вот это больно – я понимаю. А это – пустяк, я его не чувствую, только вижу.
Роберт рассмеялся.
- Значит ты у нас знаток в боли?
- Знаток? Издеваешься? – Я сделала очень важное лицо. – Да я эксперт!
- Ясно. Если что, то можно обращаться за консультацией к тебе?
- Да без вопросов. – Твердо ответила я, и рассмеялась вместе с Робом.
Он все еще не отпускал мою руку. Я говорила, что мне нужно выпить?
- А что это у тебя? – Я кивнула в сторону стакана Роба.
- Виски. Хочешь? – Он протянул мне напиток, и я свободной рукой нервно взяла стакан и одним глотком опустошила его.
Горячая жидкость разлилась по пищеводу, обжигая. Я резко вдохнула, от чего стало еще горячее и я закашлялась.
- Что же ты делаешь? – Со смехом спросил Роб, и, отпустив мою руку, приобнял меня. – Это так не пьют!
Я закрыла руками лицо, стараясь не дышать.
- Вдыхай потихоньку, хорошо? – Роб все еще посмеивался надо мной.
Наверное, он хотел погладить меня по спине, в знак сочувствия. Уверена, что этот жест изначально нес совершенно невинный характер. Но когда его ладонь опустилась с моего плеча ниже по спине, и я почувствовала его пальцы на моей коже, то инстинктивно выгнула спину.
Его брови поползли вверх от удивления, и он наклонился назад, чтобы посмотреть на мое декольте.
Вернувшись в обратное положение, Роберт посмотрел в мне в глаза и низким голосом сказал:
- Отличное платье.
Не знаю, что на меня подействовало больше – то ли его рука, которая никуда не одернулась, а стала поглаживать этими чертовски красивыми пальцами мою кожу, то ли его обволакивающий голос, то ли алкоголь внутри меня, но я перестала стесняться, и, убрав руки от лица, послала ему самую смелую и вызывающую улыбку, на которую была способна.
- Надо научить тебя пить виски. – Тем же соблазнительным голосом сказал Роберт, опуская взгляд на мои губы.
- Да, пожалуйста. – Я наслаждалась его взглядом. – Можешь даже оставить еще пару синяков на моей коже. Оно того стоит.
О, какой кошмар! Кто это сказал? Я это сказала? Изолируйте меня – я опасна для себя и окружающих!
Роберт хищно улыбнулся в ответ.
Тут раздался громкий смех, и мы оба невольно повернули головы в сторону этого звука.
На другом диванчике, возле нашего стола, сидела Кристен и что-то оживленно обсуждала с Келланом. Я даже их не заметила! Я настолько была поглощена Робертом, что даже не поздоровалась со всеми. Позорище.
Роберт почему-то нахмурился.
Оглядевшись, я, наконец, увидела, что с нами сидит еще и Ники. Они что-то обсуждали с Полин и Кэйт, а Тейлор устало закатывал глаза. Наверное, опять магазины.
Катя посмотрела на меня и, задорно улыбнувшись, подскочила ко мне, хватая за руку.
- Крошка, идем потанцуем!
Мне так не хотелось уходить от Роба, от его руки, но я понимала, что мне надо немного подышать, а то еще наброшусь на него прямо здесь. От меня теперь всего можно ожидать.
Я встала и повернулась ко всем спиной.
- Вау. – послышалось из-за стола.
Я обернулась. Тейлор поднял одну бровь и сказал улыбаясь:
- Потрясное платье.
Полин с Ники согласно закивали.
- Спасибо. – Я улыбнулась ему в ответ, и пошла на танцпол, увлекаемая рукой Кэйт.
Когда мы спустились вниз и окунулись в дым и громкую музыку, Катя прижалась к моему уху и сказала:
- Давай устроим небольшой концерт для твоего англичанина.
- Что ты имеешь ввиду? – С улыбкой спросила я.
На это Кэйт резко притянула меня к себе. Я рассмеялась и откинула голову назад, а Катя провела своей рукой от моего подбородка к груди. Я снова рассмеялась и приблизилась к ней обратно.
- А почему ты думаешь, что он смотрит?
- Полин возьмет это на себя. Только не смотри наверх! Я уверена, что он уже стоит и наблюдает за нами. И хочет тебя еще больше.
От этих слов мое сердце выбилось из ритма. Я посмотрела Кэйт в глаза и спросила:
- Думаешь...он ...
- О, да! – Рассмеялась подруга. – Поверь мне! Давай танцевать, танцуй для него.
Кэйт положила свою ладонь мне на бедро и начала плавно двигаться со мной вместе. Где-то минуту я много смеялась, но затем втянулась в танец и начала чувствовать музыку. Даже не музыку, а скорее ритм, отбиваемый низкими басами, которые проникали внутрь моего тела. Я чувствовала вибрацию этого звука даже кончиками пальцев.
Такой «концерт» мы с Катей уже выделывали разок. Это было года полтора назад. И он был устроен specially for Женя. Теперь он ее муж.
На танцполе, в некоторых местах, стояли огромные колонны, на которых висели зеркала. Напротив одного из них мы с Катей и танцевали.
- Посмотри, как мы хороши. – Проговорила мне Кэйт.
Я повернулась к зеркалу и увидела потрясающую картину. Дым к тому моменту рассеялся и началось светопреставление. Лампы мигали таким образом, что когда я смотрела вокруг, то мне казалось я вижу не движение, а отдельные кадры, которые следуют один за другим. Как будто кто-то сделал серию снимков, и теперь демонстрировал мне.
В зеркале я видела двух красивых женщин, которые соблазнительно двигались, обнимая и касаясь друг друга. Мои волосы выбились из прически и рассыпались по плечам.
Это просто была фотосессия из коллекции мужских эротических фантазий.
Я довольно улыбнулась своему отражению и повернулась к зеркалу лицом, а Катя стояла позади меня. Надеюсь Роберт действительно видит это. Я чувствовала себя невероятно сексуальной.
- Я вернусь, продолжай. – Услышала я голос Кати и увидела в отражении, как она отошла.
Меня опьяняла не только хорошая порция виски, но и громкая музыка. Я начала танцевать одна, глядя на себя, любуясь собой.
Но через минуту я застыла, как вкопанная. В зеркале за моей спиной возник Роберт. Я смотрела на него немного растерянная, и не смела повернуться, чтобы встретиться с ним глазами. Он смотрел на меня так же – в отражении зеркала. Его лицо было серьезно, я бы даже сказала болезненно.
Должна признаться, что вместе мы смотрелись отлично.
Эта мысль заставила меня улыбнуться. И как только Роб увидел улыбку на моем лице, он подошел ко мне вплотную.
Я глубоко вздохнула.
Своей рукой он откинул мои волосы со спины, и ладонью накрыл шею.
Я закрыла глаза и чуть-чуть откинула голову назад, чувствуя, как по коже бегут мурашки.
Второй рукой он обхватил меня, и его ладонь легла мне на живот.
Я нервно дернулась.
Мы начали двигаться. Медленно, в своем собственном ритме. Я закинула свои руки ему за шею.
Его рука с моей шеи начала опускаться по спине, нежно касаясь, будто дразня. Я снова закрыла глаза, не желая отвлекаться от этих невероятных ощущений.
Когда же ладонь Роберта опустилась мне на талию и скользнула под кромку платья, медленно направляясь к животу, я застонала и повернула голову в его сторону.
Я увидела выражение его лица, которое отражало смешанные чувства. Роберт выглядел так, словно ему было больно, и одновременно с этим, он был страшно доволен собой.
Вторая его рука, которая изначально лежала у меня на животе, спустилась на бедро.
Мое дыхание сбилось и я стала дышать еще чаще, не отпуская взгляда Роберта.
- Какая ты горячая. – Низким голосом произнес он.
Я улыбнулась. Я не смогла ничего ответить - мой мозг расплавился от того жара, в который меня бросало от прикосновений этого парня.
Роберт начал приближаться ко мне лицом, а его рука, которая гладила мой голый живот под платьем, прижала меня теснее к нему.
Наглец! Нахал! Как же мне это нравится...
Я вздохнула поглубже, будто в последний раз. Мне казалось, как только этот демон поцелует меня, я сразу разучусь дышать.
Его губы были так близко к моим, и уже открыты для поцелуя, что я могла чувствовать его теплое дыхание на своей коже.
Но вместо поцелуя мы вздрогнули и отстранились, потому как музыка прервалась, и сумасшедший диджей начал что-то верещать в микрофон. Наверное, хотел поднять танцующим настроение, или что-то еще... Может подождать его после работы и грохнуть? Это как-то возместит мне потерю? Нет, вряд ли.
Роберт со вздохом провел своей рукой под платьем по моей талии, возвращая ее на разрешенную территорию спины.
- Спасибо за танец. – Сказал он, наклонившись ко мне.
- Мда..Мне надо выпить. – Я усмехнулась, глядя ему в глаза, и запуская дрожащую руку себе в волосы.
Он ответил мне улыбкой, и деликатно придерживая за спину, проводил до нашего места.
Роберт заказал еще виски, и учил меня его пить. Показал, как надо взболтать бокал, чтобы янтарная жидкость равномерно стекала по стенкам стакана. Потом разбавил напиток водой, наверное, чтобы я не напилась окончательно.
Собственно, секрет испития виски прост – его надо смаковать, а не заглатывать словно паленую водку, как сделала я.
Остальная часть вечера для меня прошла спокойнее, чем было сначала. Я перестала нервничать, хотя мы с Робом сидели все так же близко друг от друга. Мы вступали в общий разговор, шутили. Ребята рассказывали смешные случаи со съемочной площадки. Роберт расслабился и шутил даже с Кристен.
Но главное то, что рука Роба не покидала мою спину.
Где-то полчаса я вслушивалась в его движения, чувствовала эти круги, которые пальцы Роба вырисовывали на мне. Но чем дальше, тем спокойнее я реагировала на его действия. Я не перестала получать удовольствие, это было невозможным – не получать удовольствие от его музыкальных пальцев. Но для меня становилось нормой то, что Роберт гладит мою спину.
Ощущение его ладони на моей коже казалось мне само собой разумеющимся. Будто его рука просто предназначена для того, чтобы касаться меня.Даже когда он отнимал ее, чтобы еще раз закурить, я начинала нервничать и нетерпеливо смотреть на него.
Часам к трем ночи все засобирались обратно. Машины было только две – Тейлора и Ники. Мы с Робом и Кэйт сели в машину к Ники, остальные к Тейлору.
По дороге Ники с Кэйт обсуждали что-то. Похоже они хорошо сдружились. А мы с Робом сидели на заднем сидении.
Я немного опасалась и, в то же время, хотела, чтобы он сделал что-нибудь вроде того, что было на танцполе. Опасалась потому, что не знала как себя повести – ответить ему, или остудить – все-таки мы были не одни, и это не обкуренный клуб, а машина друзей. А хотела потому что...Ну, просто потому, что хотела.
Но Роберт вел себя как джентльмен. Он взял мою ладошку в свою, и глядя на нее с задумчивой улыбкой, играл моими пальцами.
Вернувшись в отель, мы все зашли в лифт. Роберт и я расположились в одном из дальних углов. Он все еще обнимал меня.
Когда двери закрылись и лифт поехал, я почувствовала, как рука Роба снова опустилась ниже по моей спине, нырнула под платье и крепко сжала мои ребра. Я судорожно выдохнула и сглотнула.
Подняв глаза, я увидела самодовольную кривоватую ухмылку на лице Паттинсона. Он явно получал удовольствие от моей реакции на его прикосновения.
Вот почему он не стал делать ничего такого, пока мы были в машине – хотел дождаться лифта, где будет больше зрителей. А я думала, что он джентльмен.
Ну что ж. Никогда не любила джентльменов.
Я вернула ему точно такую же улыбочку.
- Так как Мари? Ты с нами? – Я услышала свое имя и повернулась. – Поедешь? – Спросила Ники.
Я смотрела на нее пустыми глазами, совершенно не понимая о чем она говорит. Я все прослушала.
- Конечно поедет. – Спасла меня Полин.
- Конечно поеду. – Подтвердила я, активно кивая.
Надо будет потом у девчонок спросить, куда именно я поеду.
Я оглянула всех и наткнулась на взгляд Кристен. Она улыбнулась мне. И я бы не сказала, что эта улыбка была полна дружелюбия. Скорее она была насмешливой. Странно.
К этому моменту мы подъехали на наш этаж. Мне так не хотелось уходить от Роберта, от его тепла.
- Извини, Роб, но сегодня она моя! – Со смехом сказала Кэйт, и потянула меня за руку.
Роберт рассмеялся и пожелал спокойной ночи сначала Полин и Кэйт, а потом лично мне. Я, как дура, раскисла, когда услышала свое имя произнесенное Робом. И, вместо того, чтобы пожелать спокойной ночи и ему, только улыбнулась смущенной улыбкой.
- Ну вы ребята отожгли! – Запищала мне Полин, как только мы зашли к себе в номер.
- Отожгли? – Я не поняла.
- С Робертом! Мы с Тейлором и Келланом смотрели на ваш горячий танец сверху! Это правда было горячо! – Полин смеялась.
Да, это и правда было горячо. Даже обжигающе.
- Сама-то! Я думала вы с Тейлором срослись уже, насколько крепко он тебя обнимал! – Я попыталась сменить тему. Почему-то мне не хотелось обсуждать Роба, даже с подругами.
Полин не стала отпираться, и довольно улыбнувшись закивала:
- Это точно.
Я начала переодеваться, когда Кэйт с Полин заспорили, кто первым пойдет в душ.
- А куда мы едем завтра? – Спросила я, наблюдая, как две взрослых девушки пытаются перехватить друг у друга ручку от двери ведущей в ванную.
Они остановились и вместе засмеялись.
- Мда, Мари! Мы едем на съемочную площадку завтра. Нас Ники с Тейлором пригласили. – Качая головой ответила Кэйт.
Вот это новость. Я завтра целый день буду рядом с Робертом! Не могу поверить своему везению.
Я мечтательно улыбнулась, прикусывая нижнюю губу.
- О...все. Человек потерян для общества. – Голос Кэйт был насмешливым, но я не обратила на это внимание. Я и правда была потеряна.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Воскресенье, 03.01.2010, 17:37
 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 17:26 | Сообщение # 12
Группа: Удаленные


Награды:







ЕЩЁ лапочка....... пойду выпью...... пока воды... во рту пересохло rob rob rob
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 17:36 | Сообщение # 13
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава шестая "Первый шаг" Часть 2.

Утром я встала и почувствовала себя очень бодро, будто вчера и не было никакого виски. Сходив в душ, я стала подбирать себе одежду, в которой собиралась ехать на площадку. Кэйт с Полин наблюдали за мной и многозначительно переглядывались. У них на лицах играла довольная улыбка. Похоже их радовало то состояние, в котором я находилась. У меня же было такое ощущение, будто это не простое осеннее утро, а утро рождества или нового года, когда под елкой тебя обязательно ждет подарок. Мне казалось, что я попала в сказку.
Наконец, мы собрались и отправились в холл, где вчера девчонки договорились встретиться. Я ехала вниз и чувствовала, как сердце начинает биться все быстрее, в предвкушении встречи с Робом.
Мы вышли в холл. Там нас ждали Тейлор, Кристэн, Роберт и Ники. Я расплылась в счастливой улыбке.
Тейлор, завидев нас, широко улыбнулся и пошел к нам навстречу. Поздоровавшись со всеми, одной рукой он обнял Полин за полечи. Мне до сих пор казалось чем-то невероятным, что их взаимная симпатия развивалась так быстро. Полин выглядела настолько счастливой, светящейся, какой я не видела ее никогда.
Я обратила свой взгляд на Роберта, ожидая, когда же он повернется и увидит меня. Он разговаривал о чем-то с Крис.
Мы подошли уже вплотную к нашим новым друзьям, Роберт повернулся к нам и я встретилась с ним глазами. Его взгляд...не говорил мне ничего.
Ничего.
Он мило улыбнулся, поздоровался со всеми, и, повернувшись к Кристен, продолжил разговор.
Мне показалось, что сердце, прежде отбивавшее бешеный ритм, остановилось в моей груди. Мне словно дали хорошую такую пощечину с криком: «Очнись, дура! Сказок не бывает!». Мне стало трудно дышать.
Я в растерянности опустила глаза в пол, и почувствовала, как Кэйт взяла меня за руку. Украдкой взглянув на нее, я увидела сожаление на ее прекрасном лице.
Через минуту подошел Келлан, и мы отправились к машинам. С моим везением, мне пришлось сесть в машину к Роберту. Впереди с ним сидела Кристен, а я с Кейт села сзади.
Я все еще не могла прийти в себя. Скрестив руки на груди я пялилась бессмысленным взглядом в окно всю дорогу. Роберт с Кристен все время болтали, смеялись. Мне казалось странным, что как-то неожиданно они нашли общий язык. Кэйт, время от времени, присоединялась к их беседе, тоже шутила. Хорошо, что она не сидела молча, как я. Тогда бы это, может быть, привлекло ко мне внимание. А мне как раз хотелось исчезнуть. Испариться.
За все время в пути Роберт ни разу не взглянул на меня, не обратился ко мне, наверное, даже не подумал обо мне – ничего.
Мы приехали на съемочную площадку, где уже вовсю кипела жизнь. Огромное количество людей ходили туда-сюда, чем-то были заняты, кто-то на кого-то кричал, что-то спрашивал. Классический рабочий дурдом.
- Девчонки, нам сейчас будут делать грим! Хотите посмотреть? – К нам с Кэйт подошел Келлан.
- Конечно! – Кэйт ответила с энтузиазмом, одарив Латца обворожительной улыбкой. – Пойдем, Мари?
Мне не хотелось никуда идти. Я бросила короткий взгляд в сторону Роба. Он все так же игнорировал меня и был поглощен общением с Кристен.
Я почувствовала себя тринадцатилетней девочкой, погруженной в омут страстей школьной дискотеки. Это начало меня злить.
Какое право он имеет заставлять меня так себя чувствовать? Это что было? Развлечение на один вечер? Я, конечно, понимаю, что у тебя был дерьмовый день, Роб, но это не дает тебе право так поступать.
Злость, которая пришла на смену тоске, одолевшей меня еще в гостинице, немного облегчила мое состояние. Не знаю, насколько яснее стал мой ум, но то, что мне стало легче дышать – это точно.
- Нет ребят, вы идите. А я пройдусь.
- Хорошо. – Неуверенно согласилась Кэйт и, еще раз обеспокоенно взглянув на меня, отправилась вместе с Келланом в какой-то вагончик, где, наверное, располагалась гримерная.
Я быстро зашагала подальше от съемочной площадки, даже не посмотрев в сторону Роберта, хотя это и было непросто. Хорошо, что мы были за городом – вокруг была изумительная природа. Я вышла на дорогу, по которой мы ехали, и пошла вдоль леса.
Мне нужно было немного успокоиться, привести мысли в порядок.
Я пыталась отодвинуть свои эмоции на задний план, чтобы мой мозг был в состоянии хоть немного соображать.
Что же такого могло произойти за это утро? Или за ночь? Или может мое первое предположение было очень даже правильным – Роберт всего лишь развлекся вчера вечером?
Ком подступил к горлу.
Да что же такое со мной! Нельзя вести себя как девчонка!
Теперь я злилась уже на себя.
Встряхнув головой, я вздохнула. Нет, Роб не мог просто развлекаться. И не потому, что он такой благородный, а просто потому как было видно – я ему нравлюсь. Я не слепая и не настолько глупая, чтобы не заметить его взглядов, улыбок посланных мне. И ему нравилось не только флиртовать со мной, но и разговаривать, шутить. Черт побери, ему было хорошо со мной даже в то утро, в кафе, когда на мне не было сногсшибательного платья, и мои непричесанные волосы были собраны в нелепую дульку.
Да, я ему нравлюсь. Или нравилась до этого утра, по крайней мере. Для меня это было очевидно.
Тогда в чем дело? Что могло заставить его даже не замечать меня, как будто я не существую? Может дело в Кристен? Кажется, Джексон говорил, что у них с Паттисоном «все сложно». Только вот вчера все было очень просто. Во всяком случае, для Роба и меня.
А может Роберт просто не захотел продолжать? Или не желал признавать, что я ему нравлюсь не меньше, чем он мне? Может быть он что-то почувствовал вчера, и это его напугало? Вполне возможно, если у него с Кристен какие-то сложные отношения. Если они вообще есть.
Да, наверное так. Этим должно быть объяснялась та «милая» улыбка, которой вчера одарила меня Кристен.
На секунду у меня промелькнула мысль – а что, если история повторяется? Что если происходит все то же самое, что было у меня с Сашей? Эта мысль больно кольнула меня, заставив вздрогнуть.
Но я быстро отогнала ее. Нет,это не так. Если Саша все время делал мне одолжение, то Роберта явно ко мне тянуло. Я нравилась ему, и это все, что мне надо было знать.
Когда я повернулась назад, чтобы вернуться на съемочную площадку, я решила, что обязательно поговорю с Робертом. Пусть скажет мне в лицо, что я ему не нравлюсь, что вчера вечером все было так, несерьезно. Пусть скажет, что я наивная дуреха, и чтобы я катилась домой. Пусть хоть что-нибудь скажет мне. Только мне, и больше никому.
Черт возьми, я просто хочу услышать, как он произносит мое имя, хотя бы раз, пусть и в последний.
Слезы хлынули из моих глаз. Я не пыталась их анализировать.
Когда я вернулась и взглянула на часы, оказалось, что я бродила больше трех часов. Ого, я даже не заметила!
Я стала пробираться через фургончики к нашим машинам, надеясь поскорее встретить Кэйт или Полин. Только не Роба, с его безразличным выражением лица, которое могло срубить на корню всю мою решимость поговорить с ним.
- Мари! – Неожиданно я услышала мужской голос за своей спиной.
Я повернулась и в испуге отпрянула, потому что передо мной стояло натуральное приведение.
- Мамочки.. – Пролепетала я. Но затем вгляделась и увидела, что это был Келлан, просто очень бледный. Мертвецки бледный.
Я подумала что ему плохо.
- Келлан? – Я подскочила к нему и взяла за плечи. – Тебе плохо? Что случилось?
- Мне? Все отлично! Почему ты решила, что плохо? – Голос и правда был бодрый.
Я отпустила его и медленно проговорила:
- Ты такой бледный.
Келлан засмеялся так громко, что я думала оглохну.
- Это грим! Я же вампир! Ты забыла? – Он снова закатился смехом.
Тут до меня стало доходить, насколько я торможу. Хотя правильнее сказать – я стояла на ручнике.
Поняв собственную глупость, я начала смеяться вместе с Келланом.
- Ты такая пугливая! Наверное, своей тени боишься! – Посмеивался Латц, взлохмачивая мои волосы своей большой ладонью.
- Тени? Да моя тень выглядит лучше, чем ты сейчас! Натуральный вампир. – Усмехнулась я.
- На то и расчет. – Келлан подмигнул мне и положил ладонь на плечо. – Пойдем, тебя все обыскались. Ники с Полин уже собрались лес прочесывать.
- Так уж и все. – Пробубнила я скептически себе под нос.
Мы вышли на площадку, где были припаркованы машины. Там стояли Кэйт, Полин с Тейлором и Роберт.
- Эй, смотрите кого я нашел! – Радостно поголосил Келлан.
Все обернулись в нашу сторону.
Я колебалась секунду, но решила все-таки взглянуть в лицо Робу. На нем сначала отражалось беспокойство, а когда он увидел нас с Келланом, то оно сменилось облегчением, а затем недовольством.
Его не поймешь – то ли он доволен, что я нашлась, то ли раздосадован. Выяснить этого мне не удалось, так как когда я подошла ближе, он уже куда-то ушел.
- Мари! – Рассерженно сказала Кэйт. – Ну как так можно? Мы же волнуемся!
- Извините, я потеряла счет времени.
- Мы понимаем, но в следующий раз бери с собой телефон, хорошо? – Полин мягко погладила меня по спине.
- А когда мы поедем домой? Я так устала сегодня. – Тихо сказала я, и огляделась.
Мне на глаза попалась Кристен. Она стояла завернутая в большую куртку. К ней подошел Роберт и передал горячий кофе, кладя свою руку ей на плечо и нежно улыбаясь. Они начали о чем-то говорить. Скорее даже говорила Кристен, глядя Роберту в лицо, и поглаживая его по руке. Но, похоже, от этого мягкого прикосновения ему не было приятно. Он опустил глаза и нахмурился.
Затем он начал качать головой и снова взглянул на нее с каким-то болезненным намеком на улыбку, пытаясь коснуться рукой ее щеки. Но она отстранила его ладонь, и отошла в сторону.
Я бы, наверное, умерла от жалости к нему, если бы не моя собственная боль.
Тем временем Тейлор пораздумав, предложил мне:
- Мы с Ники освободимся только через часа три. Но знаешь, Роб уже закончил, он сможет тебя подвести.
- Я не поеду с ним. – Я сказала быстрее, чем подумала.
- Еще как поедешь. – Тихо сказала Кэйт. – Заодно и поговорите. Роберт!
Я не успела возразить, как Роб уже подошел к нам.
- Роберт, ты же уже освободился, не подвезешь Мари до гостиницы? Она неважно себя чувствует. – Спросила совершенно невинным тоном Кэйт. А я не осмеливалась посмотреть на него.
- Конечно. – Спокойно ответил Роберт. – Схожу за ключами.
Роб ушел, а Кэйт отвела меня в сторону и тихо проговорила:
- Послушай, я знаю, что пока ты ходила, то придумала кучу вопросов, которые хотела задать Роберту. Так вот – задай их все. Скажи, что чувствуешь, и что думаешь. И плюй на то, что он о тебе подумает. Другой возможности может и не представиться. Не сдавайся.
Я только кивнула.
Роберт быстро вернулся и мы сели в машину. Но Кэйт ошибалась на счет меня. Я так и не смогла сказать ни слова. И Роберт тоже молчал.
Всю дорогу я сидела и смотрела в боковое стекло, думая как заговорить. Но я даже смотреть на него боялась, не то, что устраивать допрос с пристрастием.
Мы довольно быстро приехали, и пока я возилась с ремнем безопасности, Роберт уже успел обойти машину и открыть передо мной дверь. Я не глядя на него вылезла и тут же оступилась, чуть не упав. Роб подхватил меня и поставил на твердую землю.
- Я лучше тебя провожу до номера. – Опять этот спокойный вежливый голос.
Как же он меня злит!
Я ничего не ответила и пошла в гостиницу. Роб шел рядом со мной.
Мы остановились у лифта все в той же нервирующей тишине. Лифт все не шел, а стоять рядом с Робертом и быть не в состоянии хоть что-либо сказать, было для меня невыносимо.
Я злобно взглянула на него, но он не отреагировал. Тогда я еще раз посмотрела, только на этот раз дольше не отводила глаз – ноль реакции. Ну что ж. Я повернулась к нему всем телом и уставилась на него, нагло сверля глазами.
Наконец-то он понял, что игнорировать мои взгляды стало бессмысленно, и соизволил повернуть ко мне свое лицо. Его взгляд был недобрым, будто говорил, что я предоставляю ему много неудобств.
Я? Неудобств? Посмотрите на него! Я не просила меня провожать!
Все так же не произнося ни слова, я решила не ждать этот чертов лифт, и бросив на Роба свой самый злобный взгляд, направилась мимо него к лестнице.
- Ты куда? – Удивленно спросил он.
Я ничего не ответила. Только когда добралась до двери, развернулась и еще раз взглянула на Роберта, который наблюдал за мной. Затем я залетела на лестничную площадку грохнув дверью с такой силой, что на секунду показалось, будто она слетела с петель.
Дойдя до второго этажа я услышала сзади шаги . Роберт обогнал меня и преградил путь.
- Что с тобой? – Казалось он делает титаническое усилие, чтобы говорить со мной.
- Со мной? Что со мной? Ты лучше скажи что с тобой случилось? Какого черта ты игнорируешь меня целый день?
- Тебе показалось. – Быстро ответил он.
Я зарычала и с силой пихнула его руку, освобождая себе путь. Я стала подниматься дальше по-лестнице.
- Может мне и вчерашний вечер показался? И вчерашнее утро? – Я слышала, как Роб идет за мной.
- Не веди себя как ребенок! – Недовольно сказал он.
Я развернулась и посмотрела на него. Его лицо теперь выражало не только недовольство, но и сомнение.
Я смело записала эту брешь в его броне в число своих побед.
- Я как ребенок? Это ты меня называешь ребенком? Роберт, может быть это ты ведешь себя как ребенок, не желая признавать, что я нравлюсь тебе. Думаешь перестанешь со мной разговаривать, и все пройдет? Тебя перестанет ко мне тянуть? Знаешь, вот я не разговаривала с тобой целый день, но мне как-то не помогает. Почему ты решил, что поможет тебе?
Роберт молчал. Он смотрел на меня, и неровно дышал. Он нервничал. Стал бы он нервничать, если бы мои слова не задели его? Скорее нет.
Вторая моя маленькая победа.
- Есть девушка, которая нужна мне. И только ее я хочу. – Его голос был низким, напряженным.
Сказав это, Роберт обошел меня и пошел выше по лестнице. Теперь я догоняла его.
- И кто же это? Кристен? – Спросила я.
Роб остановился у двери, ведущей на третий этаж. Он вздохнул и медленно повернулся ко мне. У него был такой взгляд, как будто я надавила ногтями в давно незаживающую рану.
- Да. – Глухо ответил он и вышел в коридор.
Я вздохнула поглубже и последовала за ним.
- Да, Роберт, знаешь, я тебе верю. – Сказала я вдогонку Робу. - Конечно, ты хочешь только ее. Особенно твой взгляд и твои прикосновения вчера мне только об этом и говорили – я хочу только Кристен, мне нужна только Кристен. Да, Роб? Сделаем вид, что я тебе поверила. А сам-то ты веришь в это? Или тоже сделаешь вид? – Мой голос пропитывал сарказм. Это был откровенный вызов.
Я вспомнила как он вчера смотрел на меня и как был безразличен сегодня. Мне ужасно захотелось, чтобы он наконец хоть как-то проявил свои чувства ко мне. И что это будет – ярость или желание – не имело для меня никакого значения.
Он повернулся в пол-оборота и посмотрел на меня злобно, но я не отвела взгляд.
Секунду он смотрел в упор, наверное, пытаясь проделать во мне дыру. Я почувствовала, как от его взгляда, такого небезразличного, посланного лично мне и больше никому, мои пальцы на руках стали сжиматься в кулаки. Мне было все равно, что он думал в тот момент. Главное, что он думал обо мне – остальное не важно. Пусть даже он злился – если для того, чтобы заставить мысль обо мне посетить его голову, мне придется злить его – я буду это делать.
Но через мгновение он полностью развернулся ко мне, и схватив за плечи с силой прижал к стене.
Я вздрогнула. Это было больно.
Еще секунду он смотрел в мои глаза и затем накрыл мой рот своими губами. Это был совсем не милый первый поцелуй – он был глубокий, наглый.
Как только я почувствовала прикосновения его языка к моему, из моей груди вырвался стон.
Ох, если он так злиться, то я определенно не желаю видеть его в хорошем настроении.
Он перестал больно сжимать мои плечи и переместил одну руку на мою шею, а вторую завел за мне спину и сильнее прижал к себе.
Я отдавалась своим ощущениям, позабыв про свое смятение и обиду.
Это было настолько иначе, чем все, что я испытывала до этого в своей жизни. Да, когда Саша целовал меня, у меня кружилась голова, и сбивалось дыхание. Но тогда я была ребенком, и все что происходило обильно приправлялось страхом перед происходящим и болью. Болью от того, что Саша не любит меня.
Здесь же, целуясь с Робертом, чувствуя его теплый влажный рот, я была избавлена от всех этих ненужных приправ. Я только слушала свое тело и удивлялась тому, что оно мне говорит.
Как только Роб прижал меня к стене, я уже почувствовала как мышцы моего живота напряглись. Но когда он начал меня целовать, то мне показалось, что живот скрутило судорогой - такой болезненной и такой сладкой. Я инстинктивно выгибала спину, чтобы ослабить хватку своих собственных мышц, но облегчение не приходило. И чем теснее прижимал меня к себе Роберт, тем сильнее становилась боль, тем она становилась слаще, разливаясь как лава из моего живота по всему телу. Даже пальчики на моих ногах свело в мучительной судороге.
Мучительной..
Да, Роберт мучил меня, а я наслаждалась этим. Я просто сумасшедшая мазохистка.
Мое дыхание сбилось, казалось, легкие сейчас просто треснут. Я вдыхала все больше кислорода, но мне все-равно было не достаточно, моя голова закружилась.
Я запустила свои пальцы в спутанные волосы моего мучителя, после чего услышала, как он застонал, опуская свою руку ниже, и с силой сжимая мое бедро.
Я подумала, что умру. Сердце просто не могло выдержать такого восторга. Это стоило того, чтобы страдать весь день.
В этот момент открылась соседняя дверь и оттуда выкатилась тележка горничной, а за ней вышла и сама горничная. Роберт отстранился от меня. Мы убрали руки друг от друга и тяжело дышали. Я даже не могла открыть глаза, все еще находясь в опьяненном состоянии от поцелуя Роберта.
Я слышала, как тележка прогрохотала мимо нас и скрылась за следующей дверью. Роберт стоял все так же близко, и я чувствовала его неровное дыхание, его запах. Я не желала открывать глаза, чтобы не потерять эту близость, которая возникла между нами.
Я почувствовала, как Роберт взял мою руку в свою и нежно поцеловал. Я со страхом разлепила веки и взглянула на него. Вся злость, которая была в нем, прошла, как и моя.
Он мягко улыбнулся и потянул меня за собой, доставая ключи от своего номера. Мы подошли к двери, и пока он открывал замок, меня стали обуревать сомнения. Стоит ли мне заходить туда? Не разрушу ли я все этим? Желание было очень велико, но я понимала, что хочу быть с Робом не только здесь и сейчас. Мне было нужно, чтобы он обо мне говорил – хочу только ее.
Роб открыл дверь и протянул мне руку. Я смотрела на него, все еще колеблясь.
- Не бойся. – Тихим голосом сказал он, глядя мне в глаза.
Разве я могла бояться чего-либо после этих слов?
Я вложила свою ладонь в его и шагнула за порог. Роберт аккуратно закрыл за мной дверь.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
RockStarДата: Воскресенье, 03.01.2010, 19:48 | Сообщение # 14
Группа: Друзья
Сообщений: 2184

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Никак не могла оставить коммент))))))))) Чувства приводила в порядок bigsmile
Таша - ты настоящая кладоискательница!!!! air_kiss2 air_kiss2 air_kiss2 Охрененный фанф! Охрененный реальностью событий, реальностью героев, не придуманных Стефани!
Продолжения!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! 070


"... я просыпаюсь с радостью, у меня теперь есть смысл жизни, я смотрю на солнце – и улыбаюсь…"
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 19:59 | Сообщение # 15
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Нравится?Хотите еще?Это есть у меня...

Глава седьмая "Эксперимент" Часть 1.

Мы зашли к Роберту в номер, и когда за мной захлопнулась дверь, я посмотрела Робу в глаза.
Как же он был красив – четкие черты лица, эти беспорядочные волосы, и глаза.. Затуманенные от желания глаза. Не знаю кем он был – ангелом или демоном, но точно не человеком.
У меня возникло острое желание принадлежать ему. Мне хотелось, чтобы он спрашивал меня: «Чья ты?», а я бы отвечала: «Твоя, твоя, твоя».
Он несколько секунд смотрел на меня, затем медленно приблизился и взял в свои ладони мое лицо. Я закрыла глаза и уперлась своими ладошками в его грудь. Она была такая твердая и горячая. Его тепло протекало в мои руки.
Он наклонился и поцеловал меня очень нежно. Совсем не так, как две минуты назад.
Затем оторвался от моих губ и коснулся своим лбом моего.
- Ты права, Мари. – Прошептал он.
Ох, мое имя... Как долго я ждала.
- Ты нравишься мне..сильно...Больше... Я страстно тебя хочу. – Он горько усмехнулся и отстранился, чтобы посмотреть в мне в глаза. – Черт, я думаю о тебе с того утра, как увидел в этом чертовом полотенце, всю мокрую.. – Казалось, каждое слово дается ему с трудом. Он будто выдавливал их из себя.
От его слов у меня так закружилась голова, что я боялась грохнуться в обморок прямо у его ног.
Его руки спустились на мои предплечья и довольно крепко сжали, а дыхание снова стало неровным.
Он сглотнул и опустил глаза, скользя своим взглядом по мне. Такого он себе не позволял раньше. Даже когда мы были в клубе, подобных взглядов он на меня не бросал. Я почувствовала себя неловко.
- Я...- Неуверенно начала я, пытаясь бороться со своим смущением. – Я тоже думаю о тебе... постоянно. С того момента, когда.. ты первый раз произнес мое имя.
Роб перестал изучать мои ноги и вернулся к глазам. Его лицо стало серьезным.
- Мари, я не хочу...не могу тебе ничего обещать. Ты просто.. невообразимая, красивая, смешная... – Он улыбнулся.
Смешная? Вот это комплимент.
- Смешная? Я тебя веселю значит? – Спросила я, театрально состроив обиженное лицо.
- Я не то хотел сказать. – Роб сразу стал оправдываться.
- Расслабься, Роб. Я действительно бываю смешной. Мне нравится быть такой для тебя. – Я сказала искренне, с улыбкой.
Он тоже улыбнулся, и посмотрел вниз. В тусклом свете лампы, с этими опущенными ресницами, он снова выглядел как ангел.
- Знаешь, ты иногда кажешься мне ангелом, а иногда ты просто вылитый демон. – Я рассмеялась детскости своих слов.
- Серьезно? – Роберт вскинул брови и улыбнулся. – И когда же я ангел?
Роб убрал прядь волос с моей щеки и заправил за ухо. Такой невинный жест, и заставил меня густо покраснеть. Что же со мной дальше-то будет?
- Ангел? – Я улыбнулась и отвела глаза. – Ну, вчера в кафе ты был ангелом. А в «Красном» ты был ... далеко не ангел. – Я тихо рассмеялась.
- Хм. – Роберт снова приблизился ко мне. – И кто же тебе больше нравится? – Он спросил низким голосом, совсем как вчера вечером.
Я попыталась собрать свои рассеявшиеся в миг мысли во что-то более или менее напоминавшее связную речь. Я так и не посмела поднять глаз.
- Ну, они мне оба нравятся, просто...
Роберт приблизился к моему уху и легонько провел по нему губами.
Черт! Я уже не могла говорить. Я думать-то не могла, жадно хватая ртом воздух.
- Что просто, Мари? – Я слышала как он улыбается.
Негодяй, знает, что делает со мной.
- Просто демона я... – Он поцеловал меня в ухо. Я застонала.
- Что, Мари? – Этот низкий хриплый голос и снова поцелуй.
Я же говорила - негодяй.
- Просто демона.. я страстно хочу. – Я использовала его же слова.
Я хотела посмотреть на его реакцию и подняла глаза, но даже повернуться не успела, как почувствовала его рот на своих губах.
Мои ладони все еще были на его груди. Я с силой сжала пальцы, и Роберт застонал. От этого звука, прекраснее которого для меня не существовало на тот момент, в моем животе снова начал образовываться узел.
Роберт оторвался от моих губ и взял за руку. Я не стала ждать, и сама потянула его в глубину номера. У меня уже не было никаких сомнений и вопросов. У меня осталось только одно желание.
Он пошел за мной, не отрывая взгляда от моих глаз. Я шла спиной и тоже не могла насытиться его взглядом, таким темным и сладким.
И зря.
Лучше бы под ноги смотрела.
Я зацепилась за что-то на полу и, потеряв равновесие, начала падать на спину.
- Мари!
Роберт пытался меня удержать, но вместо этого начал падать вместе со мной. Прежде чем оказаться на полу, я в «полете» успела стукнуться ребрами об угол табурета. Через секунду мы с Робом лежали на коврике в коридоре и дико смеялись.
- Да уж, я точно смешная. Испортить такой момент – что может быть смешнее этого? – Сказала я, лежа рядом с Робертом.
- Просто сегодня не наш день. – Усмехнулся Роб.
- Определенно. – Я щелкнула языком.
При попытке сесть мои ребра неприятно заныли.
- Ммм. – Я скорчилась от боли.
- Ты в порядке? – Роб тут же сел, обеспокоенно глядя на меня.
- Не знаю, я похоже стукнулась, пока показывала чудеса грациозности. – Я усмехнулась и зашипела, пытаясь достать рукой до больного места.
- Прости, это моя вина. Надо было тебя поймать. И да, падала ты очень грациозно. – Роберт рассмеялся.
- Ну спасибо, мастер комплиментов. – Я усмехнулась.
- Как я могу загладить свою вину? – Спросил Роб, аккуратно поглаживая мою спину, от чего мне и правда становилось полегче.
- Ну...ты знаешь как заслужить мое прощение. – Я улыбнулась и подмигнула ему.
- И как же? - Роберт криво усмехнулся, и посмотрел на мои губы.
Я закатила глаза.
- Накорми меня! – Я не сдержала смех.
Роберт посмотрел на меня секунду и тоже засмеялся.
- Точно. Я и забыл.
Он встал и помог мне подняться.
Перед тем, как выйти из номера, Роб приобнял меня и поцеловал в губы – очень мягко и легко, как будто делал это уже лет пять каждый день.
Мы отправились в то же самое кафе, где прошел мой самый чудесный завтрак.
Заказав себе ужин, мы некоторое время сидели молча. Никто не решался начать разговор первым.
- Мари.. – Осторожно начал Роберт. – Я бы хотел.. объяснить. Ты, как я уже сказал, мне очень нравишься, но в моей жизни не все так просто, и..
- Дело в Кристен? – Перебила я.
Роберт внимательно посмотрел на меня.
- Да. И не только. – Ответил он и нахмурился.
- Вы с ней встречаетесь? – Мой голос был на удивление спокойным.
- Да, с завидной периодичностью. – Роб горько усмехнулся и замолчал.
Я, немного подумав, спросила:
- А другие причины? Кроме Крис?
- Мой образ жизни.. Он, знаешь ли, несколько отличается, от жизни нормальных людей. К тому же, ты уедешь. Стоит ли нам...
Пока он говорил, я судорожно соображала, как же мне отвести его от этой неуверенности? Для меня не было таких причин, которые могли бы заставить меня просто так отступить – во мне появилась странная уверенность. Уверенность в правильности того, что я делаю.
- Послушай меня. – Спокойно сказала я, торопясь прервать поток его сомнений. – Роберт, ты мне тоже очень нравишься. Наверное, как никто другой в моей жизни. – Роб ухмыльнулся и отвел глаза. – И если честно, я совершенно ничего не хочу знать о Кристен. Меня интересует только твое отношение ко мне. – А вот тут я врала. Мне абсолютно не нравилось то болезненное выражение лица, которое было у Роба на съемочной площадке. И причиной этой боли являлась Кристен. Мне было очень интересно знать – с какой стати она имеет право так мучить его? – Я думаю, ты большой мальчик, и сам разберешься со своими постоянно-периодическими отношениями. Меня интересуют только двое людей – Роберт и Мари, и то, что они хотят. А насчет твоей жизни и моего отъезда – не волнуйся об этом. Это действительно – не проблема.
Я говорила так уверенно, так спокойно. На моем лице играла улыбка, которая, наверное, даже самого конченного пессимиста могла убедить в том, что все будет хорошо.
Я сама себе поверила.
- Роб, у тебя сейчас как? Свободный период? – Я ухмыльнулась.
- Похоже на то. – Роберт вздохнул и посмотрел на меня усталыми глазами.
- В таком случае, - Бодро начала я. – Я предлагаю тебе... эксперимент. Давай попробуем? Ничего не скрывая друг от друга, и не планируя. Просто.. попробуем быть вместе? Не делая друг другу больно.
Роберт посмотрел на меня удивленно.
- А ты очень современная девушка. – Сказал он с улыбкой. Казалось, я его приятно поразила.
Он и не подозревал, насколько был далек от истины. Мне не хотелось экспериментов, я хотела Роберта. И если единственный способ приблизиться к нему – прикинуться современной девушкой, то так тому и быть.
Я улыбнулась в ответ, и опустила глаза, боясь, что мой взгляд выдаст меня с потрохами.
Роберт помолчал немного, наблюдая за мной, и затем ответил:
- Я согласен. – И широко улыбнулся.
Мне захотелось подскочить на месте и захлопать в ладоши. Нечеловеческими усилиями я сдержала свой порыв.
- Отлично. – Сказала я кивая и улыбаясь во весь рот.
- Когда начнем? – Роберт явно повеселел.
- Прямо сейчас. – Я ответила уверенно.
Нам принесли ужин, и мы приступили к еде.
- А будут ли какие-то правила? – Спросил Роб, потягивая свой кофе.
- Правила? О чем ты?
Роберт пристально посмотрел на меня. Казалось он пытается прочитать что-то на моем лице.
- Ну, например – не спрашивать о прошлом. Или – не ревновать. – Роб привел пару примеров.
Я задумалась, и поняла, что не хочу никаких ограничений, но идея с правилами – очень заманчива.
- Я думаю, что одно правило мы можем ввести – абсолютная честность. Давай ничего друг от друга не скрывать и не обманывать.
- Согласен. И еще один вопрос. – Роберт странно улыбнулся.
- Какой?
- Секс.
- Это вопрос? – Я рассмеялась.
Роберт посмеялся немного со мной, и добавил:
- Я просто хочу знать, будем ли мы договариваться на берегу? Как это будет? Мы сейчас поужинаем, пойдем ко мне в номер и займемся любовью, или пустим все на самотек?
Он так спокойно, с легкой улыбкой на губах говорил о том, что мы займемся сексом минут так через двадцать, что у меня отвалилась челюсть. Роб рассмеялся.
- Не смущайся. Я просто в первый раз участвую в подобном эксперименте, хотелось бы знать все правила.
- Ну...- Я закусила губу. – Я думаю, что все должно идти своим чередом. Я имею ввиду, что у нас не будет расписания типа «кафе – секс – выезд на природу». Понимаешь?
Роб снова рассмеялся.
- Понимаю. Думаю, ты права.
После кафе мы вернулись в гостиницу. Роб проводил меня до моего номера, и стоя у двери сообщил:
- Давай так. Завтра у меня после обеда весь день свободный. Можем куда-нибудь съездить. Куда ты хочешь?
Я стояла и смотрела на него с глупой улыбкой, не веря в то, что Роберт приглашает меня на первое свидание. Это было так волнительно, хотя наш первый поцелуй и состоялся раньше этого радостного события.
- Я доверяю тебе – куда захочешь, туда меня и вези. А давай завтра весь день проведем вместе? Я имею ввиду, не только поездку, а весь день? Посмотрим, насколько нас хватит. – Я подмигнула Робу.
- Хорошо. – Паттисон тепло улыбался. – Иди, отдыхай.
- Хорошо. – Я закивала.
Я собралась уходить, и повернулась к двери, когда Роберт рассмеялся.
- Что? – Поинтересовалась я.
- Ты что-то забыла.
Я не понимала, о чем он говорит, и нахмурила брови.
- Мы же теперь вместе? Могу я поцеловать свою девушку на ночь? – Роб протянул руку и погладил меня по щеке.
По моему телу прошлась теплая волна. Не знаю точно из-за чего – из-за его прикосновения, или из-за того, что он сказал «мою девушку». Мне хотелось попросить его сказать это еще раз, но я остереглась. Вдруг он подумает, что следующим вопросом будет «а когда мы поженимся?». Не стоит его так пугать.
- Конечно, Роберт. – Я старалась сказать это как можно более чувственным голосом.
Роб ухмыльнулся и, наклонившись, поцеловал меня. Очень нежно, но настойчиво.
И когда я положила руку ему на плечо, притягивая Роберта еще ближе к себе, лифт открылся и в коридоре появились Полин с Кэйт.
Мы с Робом повернулись в их сторону. Они на секунду остановились, явно удивленные увиденным, но быстро собрались и подошли к номеру.
- Привет, ребят! – Дружелюбно сказала Полин.
- Привет! – Сказала Кэйт с ехидной улыбочкой. – Вы не отвлекайтесь!
- Да, продолжайте! – Подхватила Полин.
Мы с Робом переглянулись и рассмеялись. Я пришла к выводу, что коридоры отеля – не самое лучшее место для поцелуев: тележка горничной, горничная, твоя же подруга – хоть кто-нибудь, но тебе помешает обязательно.
- До завтра. – Тихо сказала я ему.
- Да завтра. – Так же повторил он. – Леди, до свидания. – Уже громко попрощался с моими подругами Роберт, и направился к лестнице.
- А поездочка продуктивной оказалась, да? – Посмеиваясь спросила Кэйт, когда мы зашли в номер.
- Можно и так сказать. – Мечтательно улыбаясь, ответила я.
- Так вы теперь вместе? – Полин взяла меня за руку, усаживаясь на кровать и заставляя сесть рядом.
- Ну...мы решили попробовать.
- Как это? – Не поняла Поля, а Кэйт просто вопросительно взглянула на меня.
- Ну, понимаешь, у него какая-то непростая ситуация с Кристен. Но я ему нравлюсь, и он, наверное, не хотел делать мне больно, поэтому решил все пресечь. А я его отговорила и предложила попробовать быть вместе.
Я говорила очень старательно, вместе с этим выкручивая свои пальцы, чувствуя себя словно первоклассница, которая рассказывает стихотворение у доски.
- Подожди. У него отношения с Кристен, и вместе с этим он будет пробовать быть с тобой вместе? Это что, вроде как свободная любовь? – Кэйт уставилась на меня пораженная.
- И да и нет. Он сейчас не встречается с Кристен, но что-то к ней чувствует. Насколько я поняла...- Последние слова я произнесла неуверенно, поскольку сама была не особенно в курсе дел.
Я взглянула на Полин, у которой отвисла челюсть. Она просто не могла ничего сказать.
- Ну, мать, тебя ведь и на секунду нельзя оставить одну! – Кэйт аж подскочила на месте и начала тарабанить по-русски. – Ты даже в мягкой комнате найдешь острый угол!
- Да, Мари. Это рискованно, конечно. И я от тебя такого не ожидала, честно признаюсь. Но знаешь, ведь все может выйдет и хорошо? Хэппи энды еще никто не отменял – ведь так? – Полин послала мне нежную улыбку.
Я была так благодарна ей за поддержку, что даже не смогла ничего ответить кроме «спасибо», и обняла ее.
- Кого ты слушаешь, Мари? – Возмутилась Кэйт. – Это же дура влюбленная, она не может здраво мыслить! – Сказала Катя указывая на Полин, которая только посмеялась.
Мне начало казаться, что моя маленькая подруга разучилась злиться и острить, и теперь только улыбается и смеется. Может в словах Кати есть соль...
- Кэйт, разве не ты больше всех хотела, чтобы я обратила внимание на Роба? И вот – твое желание исполнилось! - Я не понимала такой бурной реакции со стороны Кати.
- Я хотела, чтобы ты начала чувствовать, может даже влюбилась! Я хотела этого для тебя. Но это совершенно не значит, что ты должна делить мужчину с другой!
- Ты полагаешь это безнравственно? – Я усмехнулась и подняла бровь.
- Безнравственно? – Кэйт посмотрела на меня, сузив глаза. – Очень смешно. Я полагаю, что это может разбить тебе сердце. Вот что я полагаю.
Я вздохнула и встала полная решимости. Я и без Кэйт знала, что меня может ждать. Меня это не останавливало, хоть и пугало.
- Пусть болит, это не страшно. – Я улыбнулась Кэйт. – Кто-то очень хороший мне сказал.
Катерина уронила голову и сказала себе под нос «кто-то очень хороший, и не очень умный». Я умиленно засмеялась.
Мы стали переодеваться ко сну. Спать вообще-то было еще рано, но идти нам уже никуда не хотелось, и поэтому мы заказали в номер всяких фруктов, соков, и решили посмотреть телевизор.
Когда я стащила с себя рубашку, а потом и футболку, то услышала восклицание Полин за своей спиной.
- Мари! Это что за кошмар?
- Где? – Я попыталась проследить за ее взглядом.
К Полин подошла Кэйт и посмотрела на мою спину. Ее лицо вытянулось.
- Ох ничего себе. – Тихо сказала она. – Это что, у Роберта такое развлечение, после каждого вашего свидания – оставлять на тебе синяки? Или это у вас любовные игры такие?
- Это Роберт? – Запищала Полин, маленькой ручкой указывая на мои ребра. – Он что, тебя бьет?
До меня дошло о чем они.
Я подбежала к зеркалу, чтобы увидеть большой, почти черный синяк, который оставил на мне угол табурета.
- Да это мы упали! – Поспешила я успокоить подруг.
При воспоминании о тех обстоятельствах, при которых мы падали, мечтательная улыбка начала расползаться по моему лицу.
- Нет, нет! Ты этого не сделаешь! – Кэйт грозила мне пальчиком.
Я повернулась к ней, вопросительно глядя.
- Если на твоем лице сейчас появится счастливая идиотская улыбка, то я, клянусь, сдам тебя в психушку. Даю тебе слово.
Я сжала губы, и усиленно старалась сдержаться. Но Кэйт так внимательно смотрела на мой рот, все еще грозя мне, что я не выдержала и улыбнувшись, громко рассмеялась.
Рука Кати безвольно упала.
- Психушка. Решено. – Она с серьезным видом направилась в ванную.
- А она, похоже, не шутит. – Усмехнулась Полин, глядя вслед Катерине. – Если по ее, так мы бы с тобой давно сидели в смирительных рубашках.
- Может нам там и место? – Задумчиво проговорила я.
Полин взглянула вверх, немного поразмыслив, и ответила:
- Не может, а точно!
Мы посмеялись и отправились в постель поедать фрукты и смотреть телевизор.
Ни Полин, ни я не спрашивали друг друга ни о чем. Если бы нам надо было поделиться, мы знали к кому пойти, но сейчас мы хранили молчание, боясь спугнуть то зыбкое счастье, которое переполняло нас обеих.
Из ванной Кэйт вышла в более благосклонном расположении духа, и присоединилась к нам с Полин. Мы втроем чувствовали себя как девочки-подростки на пижамной вечеринке, смотря «Пиратов Карибского моря» и споря, кто же лучше – Орландо Блум или Джони Депп.
Все следующее утро я сидела как на иголках – не могла дождаться, когда же Роб вернется и зайдет за мной. Мне даже завтракать не хотелось, и девчонки пошли в кафе одни.
Когда я услышала стук в дверь, то уже была одета, обута и полностью собрана.
- Привет! – Радостно проговорила я, боясь что мое лицо сведет судорогой от того, насколько широкой была моя улыбка.
- Привет. – Роберт мягко улыбнулся и вскинул брови, увидев, что я готова идти. – Ты уже готова?
- О..- Я закатила глаза и повернулась, чтобы закрыть за собой дверь. – Я готова уже часа два как.
- Я опоздал? – Засомневался Роберт.
- Нет. Это просто я нетерпеливая.
Мы не сговариваясь пошли к лестнице, а не к лифту.
- А разве девушка не должна заставлять мужчину ждать? Ну, или придавать себе безразличный вид – чтобы ему захотелось ее завоевать? – Усмехнулся Роб.
- Может быть. Но, знаешь, это не мой стиль. К тому же, у нас с тобой договоренность – быть честными. И если мне не терпелось тебя увидеть тебя – то я так и говорю, без лишнего кокетства.
Я внимательно посмотрела на Роберта – он слушал меня и задумчиво улыбался. На нем была клетчатая рубашка и куртка. А на голове – черная шапка, закрывавшая его беспорядочные волосы. Из-за этой шапки он был похож на бродячего музыканта, который не ел несколько дней.
- Знаешь, - Начал Роб, пока мы спускались по ступеням. – Чем дальше, тем больше мне нравится наша договоренность.
- Мне тоже. – Мое настроение росло с каждой секундой все больше. – Прикольная шапка, кстати.
Роб взглянул на меня удивленно.
- Серьезно? Никому не нравится.
- Классная. У тебя такой забавный вид в ней. – Я хохотнула.
- Забавный? Теперь я тебя смешу, да? – Роб улыбался.
- Ну, не мне же одной выступать в роли клоуна.
Мы добрались до машины и Роб открыл передо мной дверь. Я собиралась уже садиться, но остановилась и спросила:
- А куда ты меня везешь?
- Тебе должно понравится. – Хитро ответил Роб, рукой приглашая меня сесть в машину.
Мы ехали по городу примерно полчаса. По дороге Роб рассказывал мне как он пришел в театр, как сыграл свою первую роль, только потому, что актер заболел.
Я была очень удивлена, когда узнала, что Роб еще и музыкант. Что он сочиняет музыку, и некоторые его песни вошли в саундтрек к «Сумеркам».
Я взяла с него слово, что он сыграет мне что-нибудь из своих сочинений.
Наконец, мы остановились. Я вышла из машины перед огромным зданием, и мой взгляд сразу уперся в вывеску над входом «Центральный Аквариум Ванкувера».
- Аквариум? – Я все еще пялилась на здание перед нами. Я слабо представляла себе свидание среди всяких морских тварей.
- Пойдем. – Роберт улыбнулся и, приобняв меня за талию, потянул внутрь.
Пусть, пусть ведет меня хоть в аквариум, хоть в бассейн, все равно - если все так же будет обнимать.
Мы молча зашли в холл этого внушительного строения, которое больше напоминало какой-то замок, Роб расплатился за наши билеты, взял меня за руку и повел к красивым дверям, за которыми была лестница, ведущая вниз. Мне казалось, что спускались мы минимум минут двадцать.
В конце этой бесконечной лестницы перед нами предстали большие двери. Роберт взялся за ручку и посмотрел на меня, подвигав бровями. Я залилась смехом.
- Какой ты таинственный! – Сквозь смех сказала я.
- О да, я такой. – Сказал Роб и открыл дверь.
Через секунду я стояла открыв рот и озираясь вокруг. Мы оказались в тоннеле из стекла, за которым находилась лазурная толща воды, пугающая своей бесконечностью. Конечно, это был всего лишь аквариум, но меня в миг поглотило такое чувство, будто мы находимся на дне океана.
- Обалдеть... – Восторженно выдохнула я на русском.
- Что? Что ты сказала? – Спросил Роб, наблюдая за моей реакцией с очень довольным лицом.
- Я сказала, что это восхитительно. – Я с трудом оторвала глаза от стекла. Наверное, там была какая-то подсветка, из-за которой все вокруг, и мы с Робом в том числе, было голубым.
Я посмотрела на Роберта, на его улыбку, на эти глаза – он весь был небесного цвета.
- Роб, ты синий. – Я ухмыльнулась.
- Ты тоже. – Роб указал на меня рукой. И правда, вся моя одежда стала или черного или темно-синего цвета.
Мне казалось, что мы какие-нибудь инопланетяне, или еще кто-нибудь в этом роде.
- Пойдем, пройдемся по дну океана. – Сказал Роб и протянул мне руку.
- Точно! Мне тоже так подумалось – словно на дне океана!
Мы шли по туннелю и рассматривали различных рыбешек, и небольших морских зверей. Аквариум был поделен на секции, чтобы содержать разногабаритных водных жителей отдельно, поэтому несколько видов сразу нам увидеть не удавалось.
Я чувствовала, будто попала в какое-то волшебство – прогулка по дну океана с ощущением тепла руки Роберта – что может быть волшебнее?
Минут через пятнадцать нашей прогулки Роб остановил меня и спросил:
- Тебе нравится?
- Нравится? Да это самое чудесное свидание, которое только можно представить! Это просто...у меня нет слов! – Я говорила очень быстро, эмоции переполняли меня.
Роберт ухмыльнулся, как мне показалось, самодовольно, и взяв меня за вторую руку начал приближаться для поцелуя. Я снова разволновалась, будто бы вчера он не прижимал меня к стене прямо посреди коридора отеля. Похоже, с Робом каждый раз будет как первый. Здорово.
Я уже закрыла глаза, как почувствовала, что он остановился. Я непонимающе взглянула на него.
- Кажется ты кому-то понравилась. – С улыбкой сказал Роб, глядя мне за спину.
Я повернулась и встретилась взглядом с каким-то огромным монстром, прижавшимся к стеклу напротив от меня.
- Ааа! – Я отскочила в ужасе. Но самое забавное, что монстр тоже отскочил по ту сторону стекла. И, похоже, тоже в ужасе.
– Кто это? – дрожащим голосом спросила я.
Роберт бессовестно ухахатывался надо мной.
- Сейчас посмотрю. - Еле выдавил он.
Он подошел к табличке и прочитал:
- Так. Это ламантин. Мари, ты до чертиков напугала ламантина, одного из самых добрых млекопитающих. – Роберт продолжал смеяться.
Я с укоризной взглянула на Паттисона и осторожно стала приближаться к тому самому ламантину. Он оказался не таким уж и монстром, каким показался мне в начале. Честно сказать – тюлень-тюленем.
Я приблизилась к стеклу и этот огромный зверь тоже подплыл поближе.
- Ты определенно ему нравишься. – Наконец успокоившись, тихо сказал Роб.
Я улыбнулась, когда ламантин оказался практически в пяти сантиметрах от стекла и посмотрел своими глазищами в мои.
- Какие глаза... человеческие. Какое ты чудо! Ламантинчик. – Я стала разглядывать его, и чувствовала себя трехлетней девочкой. Только дети могут испытывать такой восторг, как я в тот момент.
Вдруг этот зверь стал тереться своими толстыми боками об стекло.
- Ааа – Запищала я. – Роберт, Роберт! Смотри! Он гладится как собачка! Хороший маленький ламантинчик!
Роберт снова рассмеялся, стоя рядом со мной и наблюдая.
- Маленький? Мари, ты как ребенок, честное слово! – И снова смех.
Я поставила ладошку к стеклу, и тут произошло нечто невообразимое – ламантин остановился и положил свою ласту аккурат на мою ладонь.
У меня отвисла челюсть и я подскочила на месте, тряся свободной рукой, как от ожога. Восторгу моему не было предела.
Это все. Мне только не хватало воздушных шариков в одну руку, мороженного в другую и белых гольфов.
- Роберт! Он со мной здоровается! Смотри!
Я повернулась к Роберту, но тот улыбался и смотрел только на меня.
- Смотри! – Потребовала я, указывая пальчиком на ламантина.
Роб покачал головой и коротко взглянул на наше с морским чудом прикосновение, а затем вернул взгляд ко мне.
Я все так же держала ладошку на стекле, но теперь не могла отвести взгляд от глаз Роба.
Что-то новое я там увидела. Это не было тем жгучим желанием, с которым он смотрел на меня вчера, и это не было простым весельем.
Я увидела...нежность?
Я робко улыбнулась ему, боясь спугнуть этот его взгляд.
Роб вздохнул, потянулся ко мне и рукой крепко обнял за талию. Наклонившись, он мягко поцеловал меня в щеку.
- Пойдем дальше, мы еще не все видели. Надеюсь ты доживешь до конца этой прогулки? Сердце выдержит? – Роберт посмеялся.
- Ну, даже если нет – я умру счастливой!
Мы пошли дальше по коридору, и я помахала на прощание рукой своему новому другу, чем снова вызвала смех у Роба.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 20:22 | Сообщение # 16
Группа: Удаленные


Награды:







как мило про аквариум rob
 
RockStarДата: Воскресенье, 03.01.2010, 20:28 | Сообщение # 17
Группа: Друзья
Сообщений: 2184

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Таша, он ведь небольшой? Фанф?

"... я просыпаюсь с радостью, у меня теперь есть смысл жизни, я смотрю на солнце – и улыбаюсь…"
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 20:29 | Сообщение # 18
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Камилл,небольшой...Но мозги занимает надолго...

Глава седьмая "Эксперимент" Часть 2.

Мы еще долго гуляли по аквариуму. Перед самым выходом нам показались дельфины. Их было несколько – четыре или пять. Они то подплывали, то уплывали снова. Резвились как дети.
Мы с Робом смеялись и он, уже вместе со мной, полностью погрузился в чистые детские эмоции радости и восхищения.
- Мари, смотри как красиво. – Негромко сказал Роб указывая наверх.
Я подняла голову и увидела как дельфины плавают над нашими головами, выделывая различные трюки с невероятной грацией. Казалось, они летают.
Я опустила голову и посмотрела на Роба. Он стоял все так же смотря наверх. Такой высокий и прекрасный. Его губы чуть касалась улыбка, глаза были спокойны. Сильные руки опущены вдоль тела, а ладони с красивыми длинными пальцами расслаблены.
Чудное виденье.
Мне стало невыносимо просто стоять и смотреть на него. Я почувствовала необходимость обнять, прижаться к Робу изо всех сил и не отпускать больше никогда.
Шагнув вперед, я обвила руками его крепкий торс, прижимая голову к груди.
Счастливая улыбка появилась на моем лице, когда я почувствовала его руки на своей спине.
- Ну что, маленькая Мари. Хочешь пообедаем? - Было слышно, как он улыбается.
Я только кивнула.
- Пойдем, пора выбираться из этого царства Нептуна. – Сказал Роб и повел меня к выходу.
Я усмехнулась и молча пошла с ним, все еще чувствуя его руку, крепко обнимавшую меня.
Мы пообедали в небольшом кафе, которое находилось недалеко от аквариума, и решили пройтись пешком по городу.
С самого утра светило солнце, так что погода была достаточно теплой для прогулки.
Мы с Робом набрели на небольшой парк, и гуляли по нему потеряв счет времени. Роб предложил вернуться к машине, только когда солнце уже начало садиться.
Подъехав к гостинице, мы немного задержались в машине.
- Спасибо, Роберт, за чудесный день. Это было...сказочно. – Тихо сказала я.
Роб взглянул на меня, и немного помедлив ответил:
- Мне спасибо? Мари, я должен благодарить тебя – я давно так не отдыхал. Так...легко.
Ох, как же мне не хотелось чтобы этот день заканчивался. Никогда.
- Роб? – Неуверенно позвала я.
Он вскинул брови и посмотрел на меня.
- Я...- Быть честной! Быть честной! – Я так не хочу сейчас идти к себе...Не хочу, чтобы мы..
- Тогда пойдем ко мне. – Роберт перебил меня совершенно спокойным голосом, и вышел из машины, направляясь к моей двери.
Казалось это было совершенно естественно – если я не хочу идти к себе, значит пойдем к нему.
Я попыталась скрыть довольную улыбку, но у меня плохо получилось.
В номер к Роберту мы поднимались в абсолютной тишине. Не знаю, о чем думал он, но я думала о том – займемся мы сегодня сексом или не займемся мы сегодня сексом.
С одной стороны – мне, конечно, этого очень хотелось. С другой – мне хотелось иного. Мне хотелось еще говорить с ним, узнать его больше, рассказать больше о себе. Я, буквально, разрывалась на части.
Мы зашли в номер, Роб помог мне снять жакет, мы оба разулись – все молча.
Я направилась в комнату, как почувствовала руку Роберта, которой он обхватил меня.
- Подожди. – Сказал он с улыбкой, и через секунду подхватил меня на руки.
- Что ты делаешь? – Спросила я, хватаясь руками за его шею. Он с такой легкостью поднял меня, показывая свою силу, что мое сердце снова стало биться как ненормальное.
Наверное, секс будет.
- Коридор – опасное место. Не хочу чтобы ты убилась. – Ответил Роб, немного посмеиваясь.
Зайдя со мной на руках в комнату, Роберт аккуратно поставил меня на ноги, и подошел к гитаре, покоящейся на кровати.
- Я обещал тебе сыграть. Хочешь? – Спросил он, беря гитару в руку.
Нет, наверное, секса не будет.
Я, конечно, очень хотела, чтобы он мне сыграл, но больше мне хотелось с ним пообщаться.
Я отрицательно покачала головой.
- Не сейчас.
Роб вскинул брови и внимательно посмотрел на меня. Затем положил гитару в кресло возле кровати, и подошел ко мне.
- Тогда, что сейчас, Мари? – Роберт улыбался, и лицо его было совершенно невинным. Но голос звучал низко, волнующе.
Роб стоял так близко, что я чувствовала его тепло, даже без прикосновений.
Нет, все-таки, секс будет. Или нет? Это невозможно!
Я почувствовала себя озабоченным подростком, в котором бушуют гормоны!
- Роб. Я знаю мы решили, чтобы все шло своим чередом, но я так не могу. С того момента, как мы вышли из машины, я только и думаю - будет у нас секс, или не будет! Я ненормальная? – Я выпалила это все на одном дыхании.
Роберт рассмеялся.
- Ты нормальная! Я тоже об этом думал. Просто ждал от тебя сигналов. Так ты хочешь? – Он спросил и коснулся своей ладонью моей щеки. Я закрыла глаза.
- А я могу не хотеть, когда ты меня так касаешься? – Спросила я, пытаясь придать голосу сарказма, но вместо этого скорее выдала шепот.
Усилием воли я открыла глаза, и увидела, как Роберт взглядом изучает мое лицо. Он задумчиво улыбался.
- Давай...давай просто поговорим? Мне интересно все, что ты рассказываешь. – Я старалась произносить слова спокойно, убедительно, потому что знала - стоит Робу просто отрицательно покачать головой и поцеловать меня – я сразу забуду про все разговоры.
- Давай поговорим. – Усмехнулся Роберт.
Его рука скользнула по моей руке, и он, взяв мою ладонь, потянул меня к кровати.
Я без колебаний улеглась рядом с Робом, положив ему голову на плечо, а он приобнял меня за плечи.
Некоторое время, мы просто пялились в потолок, не чувствуя никакого дискомфорта. Это не было неловким молчанием. Нам было хорошо.
- Можно вопрос? – Тихо спросил Роб.
- Какой угодно. – Так же тихо ответила я.
- Ты любила когда-нибудь?
Я сразу открыла рот, чтобы ответить непреклонное «да», но остановилась. Неожиданно для себя же я засомневалась. А ведь и правда – любила ли я когда-нибудь? Любила ли я Сашу? Я знала, что в наших с ним отношениях всегда было что-то нездоровое. Но я никогда не исключала любовь со своей стороны.
Но теперь.. То, как я чувствую себя сейчас, то, что я чувствую рядом с Робертом..
Стоп!
Я решила не думать об этом, по крайней мере в данный момент.
- Я...- Начала я. – Я не знаю. То, что он не любил меня – это точно. А я...Знаешь, это скорее было какой-то болезнью, нежели любовью. – Я горько усмехнулась.
- Болезнью? – Роб освободил свое плечо и привстал на локте, чтобы видеть меня. – Интересно..
Несколько минут он молча смотрел мне в глаза. В комнате горел только торшер, освещая номер тусклым теплым светом. От этого обстановка становилась мягче, домашнее.
- А почему ты думаешь, что он тебя не любил? – Наконец спросил Роб.
- Думаю? Да я знаю. Он мне сам говорил. – Я рассмеялась. Почему-то мне показалось это смешным.
- А может он врал. Может он боялся ближе привязаться к тебе, и потому сильнее страдать, когда ты его оставишь? – Фантазия у Патиссона работала на ура.
- Да брось ты! – Прыснула я. – Мы с ним три года были вместе, и все его действия вовсе не были направлены на то, чтобы не привязаться ко мне. Ему было не важно. К тому же, это он бросил меня.
- Он тебя бросил? Почему?
- Я его достала.
- Почему ты думаешь, что это причина?
- Он мне так сказал - «Достала». – Я снова рассмеялась. А у Роба округлились глаза.
- Это что, у вас в России так с девушками расстаются?
- Нет, это я его действительно достала! – Теперь я уже ухахатывалась.
Пока я рассказывала Робу эту историю, которая раньше казалась мне очень драматичной, она становилась для меня все более похожей на анекдот – такой пустой и ничего не значащий.
В тот момент я словно освободилась от нее.
- Я не могу поверить. – Сказал с улыбкой Роберт, глядя на то, как я смеюсь.
Сначала меня подмывало задать ему тот же вопрос, но я сразу передумала. Я не хотела, чтобы рядом со мной он вспоминал своих женщин – не важно кто бы это был – первая любовь из песочницы или Кристен.
Роб лег обратно, и я снова устроила свою голову у него на плече.
- А как ты его...достала? – Похоже Робу с трудом давалось это слово.
- О..разными способами. – Я усмехнулась. – Я устраивала сцены ревности, ругалась на пустом месте, из-за ерунды. Я понимаю, почему у него кончилось терпение.
- Но вы ведь были вместе три года – это не мало. – Я не видела лица Роба, но слышала задумчивый голос.
- Да, но это было скорее привычкой. Он не любил меня – он себя так занимал. Занимал свое время. А я позволяла. К тому же, я не всегда была истеричкой рядом с ним. Сначала со мной было весело. И, кроме того..- Я оперлась на локоть, посмотрела Роберту в лицо и подняла одну бровь. – Я хорошенькая.
Роб рассмеялся.
- Ты красивая. – Он обнял руками меня за спину и крепко обнял.
- Ой..- Я скривилась от боли.
- Что? – Роб выглядел испуганным.
- Вчерашний табурет оставил свой след. – Я рассмеялась, когда вспомнила реакцию Кэйт и Полин на этот синяк.
- Это не смешно, вообще-то. – Поучительным тоном сказал Роб. – Дай посмотрю.
Он жестом показал мне, чтобы я села.
Я, все еще посмеиваясь, села на кровати и повернулась к Робу спиной. Он поднял мне водолазку и сказал:
- Какой кошмар.
- То же самое сказала, Полин. А еще она думает, что ты меня бьешь. – Я смеялась все больше.
- Очень мило. – С осуждением в голосе, но все же с улыбкой ответил Роберт.
- Это что! Кэйт сказала, что это у нас с тобой такие любовные игры!
- Вот как? Теперь я садист, значит? Отлично. – Роб тихо рассмеялся, а затем я почувствовала его губы на своей коже, на месте синяка.
Моя спина выгнулась от такого нежного и чувственного прикосновения.
Роб отстранился, аккуратно опустил мою водолазку на место и лег обратно на спину.
Ну вот зачем так делать? Мне было так легко, я была так расслаблена. А теперь как струна.
Я медленно повернулась к нему и недовольно посмотрела.
Он же, наоборот, был крайне доволен собой. На его лице играла издевательская улыбка в то время, как он поднял брови и невинно так спросил:
- Что?
- Ничего. – Процедила я и легла обратно на его плечо.
- Можно еще один вопрос? – Минут через пять спросил Роб.
- Не спрашивай – можно или нет. Роберт, ты можешь задать мне любой вопрос.
- А почему, как ты говоришь, ты изменилась? Ну, почему ты стала не веселой, а истеричной?
- Потому...- Я вздохнула. – Потому, что я думала, что люблю его, и ждала ответных чувств. А потом устала ждать, и стала требовать. А как можно требовать любви? Это все равно что требовать, чтобы кошка начала лаять, только потому, что ты всегда мечтал иметь собаку.
- А когда ты поняла, что не любишь? – Голос Роба стал таким грустным, что я снова повернулась к нему, перевернувшись на живот.
Мне захотелось защитить его, сделать что угодно, лишь бы он не грустил. И в этот момент, когда я это почувствовала, ответ на вопрос Роба пришел сам собой.
- Знаешь... я.. Я ведь еще долго была убеждена, что любила. Но сейчас...то есть теперь, понимаю, что я ничем не жертвовала ради этой «любви». То есть, были жертвы, конечно, с моей стороны, но я всегда ждала отдачи. Понимаешь? Я ждала, когда он заплатит мне.... А это не любовь. Любовь безвозмездна. Ради любви ты должен отдавать все, всего себя и не ждать ничего взамен. Просто желать счастья. Просто любить.
Я замолчала, а Роберт смотрел мне в глаза. Он задумался над чем-то, что его совсем не радовало. Его брови были сдвинуты на переносице, а глаза грустили.
- Просто любить. – Тихо повторила я. – А не как я! – Я улыбнулась,зажала в кулачки ворот рубашки Роба и потянула за него. – Кому сказала, люби меня! Люби меня! Любиии меня!– Говорила я требовательным тоном, стараясь изобразить грозное лицо.
Роб улыбнулся и положил руки мне на спину, но потом быстро спустил их на поясницу, наверное, вспомнив про синяк.
К моему удивлению, через секунду улыбка спала с его лица, и он смотрел на меня очень серьезно. Я не понимала в чем дело, все так же вглядываясь в его лицо, но затем услышала, что его дыхание стало неровным. Наверное, это заразно, потому что я тоже начала дышать глубже и чаще.
Затем я почувствовала, как руки Роберта спустились с моей поясницы ниже и его пальцы сильно сжали мои ягодицы.
У меня перехватило дыхание.
- Черт, Роберт..- Выдохнула я, сильнее притягивая его за рубашку, в которую все еще были вцеплены мои руки.Я взглянула в его темные от желания глаза. – Люби меня...
Одним движением Роб перехватил меня, уложил на спину и лег сверху. Он был такой тяжелый, его тело было таким твердым, горячим... Я открыла рот, стараясь поглубже вздохнуть.
- Тебе не больно? – Спросил Роб низким хриплым голосом, видимо, волнуясь из-за синяка.
- Нет.. – Выдавила я, что стоило мне не малых усилий - я просто была не в состоянии говорить.
Через мгновение я ощутила вкус рта Роба. Это была смесь сладкого кофе и чего-то еще.. Чего-то необычного, манящего... Вкус самого Роберта.
Я застонала наслаждаясь требовательностью поцелуя, который мне дарил Роб, и обхватила ногами его талию. Мои руки метнулись к его голове и пальцы запутались в непослушных светлых волосах.
Он снова отстранился, и я захныкала, не желая отпускать его.
- Тебе не тяжело? – Снова спросил он, вглядываясь в мои глаза.
- Заткнись уже, а? – Я рассмеялась.
Роберт криво ухмыльнулся и, пристав надо мной, снял с себя рубашку.
- Слушаюсь.
Затем он стащил с меня водолазку, и через секунду я снова ощутила его вес на своем маленьком теле.
Это было очень....сексуально.
Я наблюдала за ним, не в силах оторвать глаз от его рук, груди, от того, как плавно он двигался. Он был уверен в себе, каждое его движение говорило об этом. И Роб заставлял меня чувствовать себя такой же.
Не знаю, занимались ли мы любовью или сексом, но это была самая сладкая, самая мучительная, и от того, самая лучшая ночь в моей жизни. С самым лучшим мужчиной.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Воскресенье, 03.01.2010, 20:30
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 20:49 | Сообщение # 19
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава восьмая "Обоюдный провал" Часть 1.

Утром я открыла глаза и резко села на кровати. Не совсем уверенная в том, что все произошедшее со мной этой ночью – не мой буйный эротический сон, я огляделась вокруг. Это был определенно не мой номер, и я определенно была абсолютно голая в постели. Значит не сон.
Я улыбнулась и мечтательно засмеялась. Затем резко перестала.
Все это прекрасно, но где Роберт?
Я встала и, завернувшись в простыню пошла в ванную посмотреть – может он там. Но нет. Я умылась и побрела обратно.
Прекрасно. Он ушел, и даже не удосужился попрощаться. Может он надеется, что когда вернется, то меня здесь уже не будет? Даже записки не оставил. Мне стало очень обидно.
Я понимала, что у нас договор: ничего не обещать и не строить планы... Но ведь там ничего не говорилось о том, что можно вот так...не знаю...относиться к чувствам друг друга...
К чувствам...
Я плюхнулась на кровать, и, уткнувшись лицом в подушку, другой накрыла свою голову. Я зажмурилась, что есть силы, как будто это могло помочь мне избавиться от возникшего болезненного ощущения в груди, которое вот-вот выльется из меня слезами.
- Не плакать, не плакать..- Тихо повторяла я в подушку по-русски.
Не помогает...Я всхлипнула...
Вдруг я почувствовала, как простынь, в которую я была завернута, была откинута с моих ног, и на коже под коленкой был запечатлен поцелуй.
Было щекотно. Я закусила губу и засмеялась, все еще боясь выглянуть из-под своего укрытия.
Через секунду подушка с моей головы была сброшена и я почувствовала, как мое тело вжимается в кровать под тяжестью тела Роба.
- Думала спрятаться от меня? – С улыбкой спросил он.
Все. Я была счастлива. Две минуты назад я готова была расплакаться зарывшись в подушки, как пятачок из американского «Винни-пуха», а теперь я счастлива. Как же мало мне надо...Или много..
Я поджала под себя руки, и ничего не отвечала, а Роберт стал покрывать легкими быстрыми поцелуями мои голые плечи. Мне снова стало смешно.
- Ты разучилась говорить? Теперь ты только смеешься? - Спросил Роберт со улыбкой.
Я начала переворачиваться и Роб привстал на руках, давая мне пространство. Я взглянула ему в лицо, широко улыбнулась и заведя руки ему за шею, притянула к себе. Когда я его губы коснулись моих, я почувствовала, что он, как и я, улыбается.
Очень нежно поцеловав меня, он отстранился.
- Знаешь, это ведь мне было велено вчера заткнуться. Но мне нравится, когда ты такая молчаливая, особенно в этой простыне... – Роб провел рукой по моим ребрам к бедру.
- Велено, конечно, было. – С улыбкой ответила я. – Но, можно подумать, ты заткнулся! – Я снова рассмеялась.
Роб и правда не заткнулся. Он говорил мне много разных слов. Начиная от самых прекрасных комплиментов в мой адрес заканчивая... Ох нет, не буду вспоминать даже в мыслях, а то наброшусь на него прямо сейчас.
- Посмотрите! Она говорящая! – Роб изобразил удивление и рассмеялся. – Тебе не понравилось, что я говорил? – Спросил он и, просунув руку между мной и кроватью, сильнее прижал меня к себе.
- Роберт, - Сказала я, нервно вздохнув. – Мне нравится все, что ты делаешь.
Роб самодовольно ухмыльнулся.
Это было ошибкой. Теперь для его эго придется снять отдельный номер.
Но, с другой стороны, мы же обещали быть честными.
- Я принес тебе завтрак. – Сказал Роб, поднимаясь надо мной и спрыгивая с кровати.
Он взял пакет, стоявший на столике, и достал оттуда чашку с кофе.
- Я взял тебе блинчики, похоже ты их любишь. – Роб протянул мне контейнер с пятью или шестью блинчиками из того кафе, где мы завтракали в первый раз.
- Спасибо, конечно! Но так много..Я не съем! – Я взяла вилку и начала потихоньку отковыривать кусочек своего завтрака. Я и правда была ужасно голодная.
- Не съешь? Я что-то не заметил, чтобы у тебя были проблемы с аппетитом. – Роб ухмыльнулся и присел рядом со мной, потягивая свой кофе.
- Ты..что...намекаешь, что я много ем? – Спросила я с набитым ртом, и возмущенно взглянув на него.
Роберт только рассмеялся.
- Нет, ты ешь как нормальный человек. Мне это нравится.
- Аа..- Протянула я, и с довольной улыбкой продолжила свой завтрак.
- Мне надо ехать на съемки. – Минут через пять сказал Роб, глядя на свой стакан.
Я отложила контейнер с блинчиками – я и правда все не съела – и потянулась за кофе Роба. Он усмехнулся и подал мне его.
- Я знаю, что надо. – Невесело ответила я отпив горького напитка, и стала сползать с кровати.
Несколько минут я собирала свои вещи по комнате, а Роб наблюдал за мной. Под его взглядом я стала красная как помидор.
- Поедешь со мной? – Вдруг спросил он.
Я оторвала взгляд от пола, где безнадежно искала второй носок, и, недолго думая, закивала с глупой улыбкой на лице.
- Только мне надо сходить к себе, переодеться.
- У тебя пятнадцать минут, и я за тобой зайду. - Роб широко улыбнулся.
Отлично. Но только чтобы дойти до своего номера мне надо было одеться. А Роб все так же смотрел на меня.
- Роб...мне нужно одеться....может отвернешься? – Неуверенно спросила я.
- И не подумаю! – Роберт в голос засмеялся и уселся поудобнее. – У тебя пятнадцать минут. – Напомнил он насмешливым тоном.
Было глупо стесняться Роба после сегодняшней ночи, но мою врожденную скромность тяжело было побороть так быстро.
Я стиснула зубы и процедила:
- Ладно.
Я отвернулась от него и сбросила простынь. Затем я начала одеваться, не глядя на Роба.
Когда я закончила, то повернулась к нему и подошла чтобы поцеловать. Лицо у Паттисона было, мягко сказать, сосредоточенное. Я тихо посмеялась и наклонилась к нему, чтобы легонько поцеловать в губы.
- Я пошла. Жду тебя через пятнадцать минут. – Сказала я с улыбкой.
- Иди. А то опоздаем. – Сдавленным голосом сказал Роб, даже не касаясь меня.
Я еще раз рассмеялась и быстро пошла к себе.
Дверь в моем номере оказалась открытой. Надо будет девчонкам сказать, чтобы следили за этим. Безответственные.
Я тихонько зашла внутрь, надеясь, что они еще спят. Но не тут-то было. Кэйт и Полин сидели на кровати, и, казалось, только меня и ждали. Они встретили меня нетерпеливыми взглядами.
Я встала перед ними и набрала побольше воздуха в легкие:
- Да! – Начала я, прежде чем они что-то успели спросить. – Я была у Роба. И Нет! Секса у нас не было. Теперь я могу пойти в душ? – Умоляющим голосом спросила я.
Подруги переглянулись и прищурили глаза. Полин повернулась ко мне и медленно сказала:
- Можешь.
- Спасибо! – Я схватила нужные мне вещи и направилась в ванную. Но зайдя туда, перед тем как захлопнуть дверь, я выглянула и крикнула:
- Кстати, насчет «нет» – я наврала! – Я успела закрыть замок, когда услышала смеющиеся голоса Полин и Кэйт за дверью.
- Только выйди! Мы тебе устроим допрос с пристрастием! – Угрожал мне голос Полин.
- Да-да, маленькая врушка! – Смеялась Кэйт.
Быстренько приняв душ и переодевшись я вышла из ванной.
- Рассказывай! – С хитрой улыбкой потребовала Полин, хватая меня за руку. Кэйт согласно закивала.
- Вы что, под дверью стояли? – Смеялась я.
- Конечно, а то сбежишь! – Кэйт закатила глаза.
- Ну, что я могу сказать. Девочки...Это было что-то...- Я прикусила губу.
Полин запрыгала на месте, а Кэйт довольно улыбнулась.
- Серьезно, - Продолжала я. – Такого со мной еще никогда не было.
Тут мы услышали стук в дверь.
- Это Роб. – Радостно сказала я и подскочила к двери.
Но я ошиблась.
- Привет! – Тейлор расплылся в улыбке.
- Привет. – Хором ответили мы с Кэйт, а Полин подошла к нему и обняла.
В этот момент за спиной Тея показался Роб. Они поздоровались с Тейлором за руки, он поприветствовал моих подруг и протянул мне руку.
- Готова? – От его улыбки мне захотелось взлететь.
- Да. Ой, подожди секунду! – Я сбегала в комнату и взяла MP3- плеер и книжку. Наверняка, пока Роб будет занят работой, у меня будет свободное время. – Все, идем.
- Вы на площадку? – Спросил Тейлор.
Мы кивнули.
- А, ну тогда там и увидимся. Мы тоже туда. – Полин мне подмигнула.
Мы сели с Робом в машину.
- Пристегнись. – С улыбкой напомнил мне Роберт.
Пока мы ехали, я прикрыв глаза мечтательно вспоминала наш вчерашний разговор, мои слова. Я, наверное, в своей жизни ничего более правильного не говорила.
Любовь... Просто любить...Любовь безвозмездна.
Безвозмездна. Мне почему-то вспомнилась сова из нашего мультика про Винни Пуха. Я рассмеялась.
- Что? – Спросил Роб.
- Слушай, а ты когда-нибудь смотрел русские мультфильмы? «Винни Пуха», например?
- Нет. – Роб улыбнулся.
- А «Сказку сказок»? – Роб отрицательно покачал головой. – А «Ежика в тумане?» - Та же реакция.
- Кошмар. – Искренне поразилась я, а Роберт рассмеялся. – Тебе обязательно надо их посмотреть! Просто необходимо! Хотя бы «Ежика в тумане»! Это тебе не «Шрек» какой-нибудь!
- Хорошо! Если ты будешь переводить мне, то я согласен! – Роб все так же смеялся.
- Конечно, я буду переводить. Кто же еще? – Задумчиво сказала я и стала перелистывать музыку в своем плеере.
Мы приехали на съемочную площадку и вместе пошли в гримерную.
- Здравствуйте. – Роб поздоровался с гримершей. Это была женщина лет сорока, ее звали Маргарет. Роб представил нас друг другу и сел на стул перед зеркалом. Я села на кресло возле Роба и поджала под себя ноги.
В фургончике было три столика с зеркалами и различными кисточками, баночками и тенями.
- Мари, если хочешь, можешь взять себе кофе, там на улице стоит этот аппарат..или как его.. – Роб пытался подобрать слово к кофеварочной машине.
- Нет, я не хочу. Я с тобой посижу лучше.
Роб взглянул на меня и улыбнулся. Тем временем Маргарет принялась причесывать волосы Паттисона.
- Маргарет, вам надо дать Нобелевскую премию, если вы сможете привести в порядок эти волосы! – Со смехом сказала я.
- Конечно, - Роберт поднял одну бровь. – После того, что ты с ними сделала сегодня. – С издевкой сказал он и искоса посмотрел на меня.
Я моментально залилась краской и швырнула в него своим плеером. Роб рассмеялся поймав MP3, и вернул его мне.
Маргарет ничего не сказала, а только улыбнулась и покачала головой.
- Всем привет! О, привет, Мари. – В фургон вошла Кристен.
- Привет. – Коротко ответили мы с Робом.
Я почувствовала как напряглись практически все мышцы в моем теле.
Кристен села в соседнее кресло и мило мне улыбнулась. Я вернула ей улыбку, но она вышла какой-то натянутой.
Через пару минут к нам присоединилась еще одна женщина – Лиза. Она тоже была гримером. Поздоровавшись со всеми, она принялась за волосы Кристен. У Стюарт была короткая стрижка, а по роли ей нужны были длинные волосы, так что работка у Лизы предстояла еще та.
Поскольку никто ничего не говорил, я уперлась в книгу и сделала очень задумчивый вид. Присутствие Крис меня нервировало, как никогда раньше.
- Привет всем! – В помещение зашла красивая девушка и, увидев меня, удивленно вскинула брови.
- Привет, Эш. – Поздоровались Кристен и Роб.
- Познакомься Эшли, это Мари, наша подруга из России. – Сказала Крис.
- Очень приятно. – Мы улыбнулись друг другу , и Эшли села в последнее кресло.
- Джексон приехал, вы знаете? – Спросила Эшли.
- Да? Когда? – Поинтересовался Роб.
- Сегодня. Мы с ним в одном самолете были.
- А куда он летал? – Спросила я, не адресуя вопрос никому лично.
- В Англию, решал какие-то проблемы со своей группой. – Беззаботно ответила Эшли.
- Тебе ведь Джексон нравится, Мари? Я еще тогда в ресторане заметила. – Улыбнулась мне Крис.
Я замешкалась с ответом.
Вот что мне прикажете отвечать? Что если Роб не хочет, чтобы я говорила о нас при Кристен? Тогда нужно ответить «да». А если я сделаю больно Робу таким ответом? А если ему будет все-равно, тогда он сделает больно мне.
Стоп. А может хватит строить из себя мать Терезу? Роб не хочет, чтобы о нас знала Кристен? С чего это я взяла? Да и уговора такого не было – я не обещала ничего скрывать. Да, даже если он и не хочет, мне какое дело? Это ведь мои чувства.
Я взглянула на Роба. Его лицо не выражало ничего. Как будто маску надел.
- Джексон очаровательный парень, но мне нравится Роберт. – Ответила я, глядя на Кристен.
Она бросила на меня короткий взгляд, по которому я ничего не поняла. Эшли взглянула на на Крис, затем на меня. Она встала и подошла к Робу.
- Ну, Роберт же у нас секс-символ. Он всем нравится. – Эшли послала нежную улыбку Роберту. Слишком нежную.
- «Все» - меня как-то мало интересуют. – Вежливо, но холодно ответила я.
Роб, наконец, улыбнулся и взглянул на меня. Я даже не обратила внимание на реакцию Крис и Эшли на мои слова. Мы с Робом долго смотрели друг на друга.
Когда закончили гримировать Роберта, мы вышли из фургона.
- Может все-таки кофе? – Спросил он, поглаживая меня по спине.
- Роб, Кристен! Давайте сюда! – Позвал кто-то.
- Это помощник режиссера. Надо идти. – Роб посмотрел на меня с сожалением.
- Иди, конечно! Работай! А я девчонок своих поищу!
Из фургона вышла Крис и они с Робом направились к месту съемок.
Минут через пять ко мне подошли Кэйт и Полин.
- Вы вовремя. – Обрадовалась я подругам.
Я повернулась посмотреть на Роба и увидела, что они стоят вдвоем с Кристен и о чем-то беседуют. Она что-то втолковывала ему, положив свою руку на его плечо. Он отрицательно качал головой и немного кривился.
Вот что ей надо от него? Как же мне хотелось узнать, о чем они сейчас говорят. Может она увидела, что я ему нравлюсь и решила снова его вернуть? Видимо русская поговорка «пока гром не грянет – мужик не перекрестится» подходит не только русским.
- Мари, пойдем зайдем внутрь? Нет сил смотреть на твое страдальческое лицо. – Сказала Кэйт и приобняла меня за плечи.
Мы вернулись в гримерную, где уже никого не было.
- Может они просто разговаривают. Они же коллеги, ты это помнишь? – Успокаивая меня, сказала Полин.
- Помню. Просто, мне все время кажется, что стоит Крис его поманить, и Роб тут же все бросит и побежит к ней.
- И это возможно. – С сожалением сказала Кэйт.
- Я знаю. – Тихо сказала я.
Мы замолчали.
Тут Кэйт рассмеялась, а мы с Полин непонимающе уставились на нее.
- Чего веселимся? Поделись хоть! – Сказала Полин.
- Да я тут подумала. Мари, ты хоть про жениха своего помнишь?
- Олег. – Я открыла рот и захлопала ресницами. – Я и правда о нем забыла!
Теперь подруги смеялись вместе.
Как я могла забыть о нем? Вообще о его существовании! Надо будет позвонить ему, и все объяснить. Или лучше лично? Как-то грубо будет по телефону сказать «прости, прощай».
Я начала тереть ладошкой лоб, соображая как мне культурнее дать Олегу отставку, когда в фургон вошел Роб. Я улыбнулась ему, но ответной улыбки не получила. Он холодно взглянул на меня, сказал Кэйт и Полин «леди», прошел мимо и, взяв пачку сигарет со стола, вышел.
Мы с девчонками переглянулись.
- И что это было? – Спросила Кэйт.
- Если бы я знала. – Замогильным голосом ответила я. – Пойду спрошу.
Я вышла на улицу, оглушаемая стуком своего сердца. Мне было очень страшно - ведь я могла оказаться права насчет Кристен.
Оглядевшись, я увидела как Роб возвращается к месту съемок, уже потягивая сигарету на ходу. А когда он подошел к Кристен, то обнял ее за плечи.
Я нервно усмехнулась, не в силах отвести глаз от этой «идиллии». Мои руки затряслись.
- Привет, Мари! – Услышала я знакомый голос.
Я повернулась и увидела Джексона. Он стоял и улыбался мне своей обаятельной и доброй улыбкой.
- Привет! – Я постаралась ответить пободрее, но мой голос все-равно дрожал.
Мы коротко обнялись. Я была очень рада его видеть.
- Как там Лондон? – Спросила я первое, что пришло мне в голову, сжимая свои руки посильнее, чтобы дрожь прошла.
- Я его практически не видел! Просидел в студии все время. А ты как здесь? – Спросил Джексон.
- А я...с Робом приехала. – Я украдкой взглянула в сторону Роберта, который теперь о чем-то весело беседовал с Кристен и Эшли, все так же обнимая Крис.
Я скривилась, как от боли.
Рэтбоун посмотрел на меня, затем на Роба и обратно.
- Понятно. – Невесело сказал Джексон. Он с сочувствием посмотрел на меня. – Хочешь кофе?
- Кофе? – Я усмехнулась. – Знаешь, не откажусь.
Мы пошли к столику с кофе и простояли там еще минут двадцать, разговаривая на отвлеченные темы. Джексон рассказал мне про свой новый альбом, про тур, который у них готовится. Я немного пришла в себя.
Потом Джексон пошел готовиться к съемкам. Я еще понаблюдала за Робом, который даже не поворачивался ко мне. А когда начали снимать, то их окружила толпа людей, и мне совершенно ничего не стало видно. Оно и к лучшему, не хотелось бы видеть, как они с Кристен играют любовь. Да, и играют ли?
Несколько раз напомнив себе про пункт нашего с Робом договора – «Не строить планы», я послала ко всем чертям этот договор. Все равно мы уже не вместе, и мне очень больно, мне очень плохо.
Как так можно? Как он так может поступать со мной? Просто мог хотя бы подойти и сказать – прости, но эксперимент провалился. Я снова с Кристен.
Я пошла в фургон к девчонкам и попросила их не задавать мне вопросов. Мы так и просидели там. Полин с Кэйт о чем-то болтали, а я сидела и пялилась в книгу, думая о своем, и все больше злясь на Роба. Наверное, злость у меня выступала в роли зщитной реакции на боль. Злиться всегда легче, чем страдать.
Иногда к нам заходили Тейлор, Келлан и Эшли, и болтали с нами. Кэйт и Полин наверняка хотелось пойти посмотреть на съемки, но они не хотели оставлять меня одну. Я была им благодарна – хоть из меня и был никакой собеседник, но мне было легче, когда они были рядом.
Роберт появился только один раз, когда закончили снимать его сцену. Он зашел в гримерку, но я не подняла на него глаз.
- Пойдем, Мари. Я отвезу тебя. – Холодным голосом сказал он.
Я громко захлопнула книгу, резко встала и сказав подругам «пока», прошла мимо Роба на улицу.
Мы сели в машину. Когда Роб завел двигатель, то посмотрел на меня и молча перегнувшись через мое сидение, пристегнул меня ремнем безопасности.
Какой заботливый!
Я прыснула, покачала головой и вставила наушники себе в уши. Найдя русский сборник, я поставила погромче Григория Лепса и закрыла глаза.
Я открыла их, только когда машина уже припарковалась. Не дожидаясь, пока Роб откроет мне дверь, я вылезла сама и хлопнула дверцей со всей дури.
Роб недобро взглянул на меня, а я отослала ему ехидную улыбочку.
Мы вместе пошли к лифту. Зайдя туда Роб нажал кнопку третьего этажа и встал у стены.
Очень интересно. Я то живу на четвертом. Я подошла и демонстративно нажала на четвертую кнопку, даже не взглянув на Паттисона.
Но когда двери распахнулись на третьем этаже, то я почувствовала, как Роб схватил меня за запястье и буквально вытащил из лифта.
- Я не хочу к тебе идти! Что ты делаешь? Роберт пусти меня! – Я злобно шипела на него.
Но он не реагировал.
Подойдя к двери, он одной рукой достал ключи из кармана и открыл замок.
- Ты не много ли на себя берешь? – Возмутилась я. Роб усмехнулся не глядя на меня, и, толкнув дверь, дернул меня за руку, затаскивая в номер.
В коридоре он отпустил меня и закрыл за нами дверь.
- Какая собака тебя укусила? У тебя бешенство? – Я злобно взглянула на него, потирая запястье, которое нещадно ныло.
Роберт двинулся на меня, а я стала отступать назад. Я не секунду даже испугалась.
- Что ты делаешь? – Злобно спросила я.
- То же, что и ты! Развлекаюсь. – Не добрее ответил Роб, оттесняя меня вглубь номера.
- Что? Ты с ума сошел? И прекрати на меня надвигаться! – К концу фразы я уже перешла на крик.
Роб ухмыльнулся, но не отступил. Я уперлась в стену, и сглотнула, глядя на него снизу вверх.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 21:14 | Сообщение # 20
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава восьмая "Обоюдный провал" Часть 2.

Он подошел ближе и поставил руки на стену по обе стороны от меня.
- Разве не такой был план? Мари? Приехать и развлечься? Чтобы было потом о чем вспоминать в годы долгого и счастливого брака? – Проговорил Роб со злой усмешкой на лице.
- Тебе в пудру белила добавляют? Свинцовые? Скажи им, чтобы прекратили.– Злобно ответила я. – Я не понимаю о чем ты говоришь.
- Не о чем, а о ком. О твоем женихе. Как его там...Алик? – Роб посмотрел на меня со взглядом, говорящим «ну что, попалась?».
У меня отвалилась челюсть. Жених? Так Роб слышал наш с Кэйт и Полин разговор, и решил что это у меня затяжной девичник?
- А ты не мог подойти и спросить у меня? Или актерское нутро взыграло? Без театральщины не можешь, Роб?
Во – первых, его зовут Олег. Во-вторых - он мне не жених. Он просто уплетается за мной уже несколько лет. Я даже не спала с ним! Один раз поцеловались и я его отшила! Вот и все.
Я говорила очень быстро, раздраженно. Какое Роб имеет право устраивать мне сцены, после того, как сегодня себя вел. Да и вообще, как он мог подозревать меня в такой подлости?
Роберт выслушал меня, и только покачал головой, состроив гримасу типа «конечно, так я тебе и поверил».
- Знаешь что, мистер уязвленное самолюбие, ты пойди к Кристен, она тебя утешит! – Съязвила я, и тут же испугалась. Наверное, не стоило упоминать ее.
Но испугалась зря. Роб поднял брови и злобно улыбнулся.
- Оу, ну, я думаю тебе тоже есть к кому идти за утешением! Джексон будет рад тебя приголубить, разве нет? Слушай, а может ты одна из этих фанаток, которые коллекционируют звезд? Я первый, затем Джексон. А потом кто? Келлан или Тейлор?
Ну, это уже слишком. Я пару раз открыла и закрыла рот, но от возмущения мне ничего не приходило в голову.
- Роберт?
- Что?
- А не пошел бы ты?
Роб прыснул от смеха.
- Я? Я в своем номере вообще-то. Может это ты бы пошла?
Я уставилась на него с таким выражением на лице, с каким можно только воскликнуть «как ты посмел ударить женщину!».
- Роберт, а это чертовски отличная идея. – Выпалила я, прошмыгнула под вытянутой рукой Роба и направилась к выходу, злая как никогда.
- И куда, думаешь, ты идешь? – Услышала я голос Роберта за спиной.
Я медленно повернулась к нему, изогнула одну бровь и проговорила:
- Ты только что меня послал. Вот я и иду. У тебя склероз?
Роб усмехнулся.
- Ну, ты же меня тоже послала – я же не ушел. – Сказал он, присаживаясь на кровать.
- А я уйду. – Сказала я с мерзкой улыбочкой на лице и уже собралась поворачиваться, как снова услышала:
- Не получится. – Спокойно ответил Роб.
- Это почему? – Не поняла я.
- Я дверь запер. – Сказал он, как само собой разумеющееся, и улегся на кровать, закинув руки за голову.
- Так отопри. – Злобно прошипела я, подходя ближе к Паттинсону.
- И не подумаю. – Спокойно ответил он, даже не глядя на меня.
Я стояла оторопевшая. От злости Роберта не осталось и следа, он выглядел так, словно мы только что не собирались друг друга убить.
- Ты охренел? – Тихо сказала я по-русски. – Ты охренел.
Роб усмехнулся, взглянул на меня, и проговорил:
- Я все равно не понимаю, что ты говоришь. Так что...может тебе лучше замолчать и лечь рядом со мной? – Совершенно спокойно сказал он.
- Эээ...нет. – Ответила злобно я. – Открой дверь.
- Ляг. – Уже злее сказал Роб.
- Пошел ты.
- Не дождешься. Я сказал ляг. – Роб сел на кровати.
Я молчала и так же смотрела на него. Ну, и что мне делать? Мне очень не хотелось, чтобы он меня сейчас схватил и уложил насильно. Думаю, это особого труда ему не составит.
- Как же ты меня достал. Ты мне все нервы вытрепал. Ты мне вынес весь мозг. Знал бы ты, как же я тебя ненавижу сейчас. Пользуйся, пользуйся тем, что тяжелее меня в два раза. Конечно, ты такой молодец! – Ворчала я по-русски, пока забиралась на кровать.
Роб смотрел на меня и улыбался. Он хотел мне помочь, но я так рявкнула на него «не трогай меня», что он аж дернулся.
- Мне даже страшно представить, что ты сейчас говоришь. – Со смехом сказал Роб.
Я улеглась на свою половину кровати и надела наушники, не говоря ни слова. Роберт встал на секунду с кровати, взял какую-то свою книгу, лег обратно и стал читать.
Ситуация была отпад, конечно.
Я никак не могла улечься и все время поправляла подушку.
- Ты перестанешь дергаться или нет? – Спросил Роб.
- Отвали.
Прошло пять минут.
- Что ты слушаешь? - Совершенно невинным тоном спросил Роберт.
Я резко повернулась к нему, чтобы сказать что-нибудь едкое, но когда увидела его лицо, это снова ангельское лицо, то запнулась.
- Это русская музыка, ты не поймешь. – Сказала я, собрав остатки своей злости в кучку.
- Ну, я как-нибудь постараюсь понять своими английскими мозгами твою русскую музыку. – Ответил Роб и рассмеялся.
Черт, ну почему я люблю, когда он так смеется?
- Я имела ввиду, что язык русский. – Уже скорее устало, чем злобно ответила я.
- Переведи мне. – Сказал он, взял один наушник из моего уха и приложил к своему.
В этот момент заиграла песня «Здорово» Николая Носкова.
Я еще посмотрела на Роберта, пытаясь изобразить негодование, и начала переводить слова.
Когда песня закончилась, он взглянул на меня и сказал:
- Спасибо, хорошая песня.
Я кивнула.
Затем мы еще полежали молча. Казалось, мы ждали, когда остатки той бури, что бушевала здесь, улягутся окончательно.
Я поняла почему Роб меня не выпустил – нам надо было остыть после того, как мы накручивали себя весь день. Если бы я ушла, то напридумывала бы себе еще больше причин злиться на Роба. А как я могу злиться на него сейчас, когда он такой красивый и задумчивый лежит рядом и держит в руках книгу.
- Сыграй мне. – Тихо сказала я.
Роб посмотрел мне в глаза, мягко улыбнулся и встал за гитарой.
Роберт сел на другой конец кровати. Я легла поперек нее и закрыла глаза, когда пальцы Роба пробежались по струнам.
Он пел какую-то странную песню, необычную. Она чем-то напоминала мне песни индейцев - самобытные и свободные.
Мне почти начал видеться сон под голоса Роба и гитары, когда песня закончилась. Я все так же лежала сжавшись в клубок и не хотела открывать глаз.
- Прости меня, Мари. – Тихо сказал Роб.
Я взглянула на него. Как же он был прекрасен. Я, наверное, никогда не устану это повторять. Серые глаза смотрели на меня так пронзительно, что я почти физически ощущала прикосновение его взгляда ко мне.
- За что Роб? – Так же тихо спросила я.
- Я был груб. Я тебя напугал. Я тебя обидел. – Голос Роба стал немного прохладным. Но я понимала, что он злится не на меня, а на себя.
- Ты был груб – да. И я принимаю твои извинения. Ты напугал меня? Вряд ли. – Я усмехнулась. – Обидел? Не знаю..скорее разозлил.
- Ты была злой еще до того, как мы приехали сюда. Когда я тебя успел разозлить? – Спросил Роб без намека на улыбку.
- У меня были причины злиться. – Холодно ответила я. Мне не хотелось даже вспоминать то, что я чувствовала сегодня на площадке.
- Какие же? –Роб встал и поставил гитару на кресло.
- Знаешь какие. – Я не была уверена, что он знает, но и вдаваться в объяснения у меня желания не было.
- Это потому, что я не подходил к тебе целый день? Не разговаривал? – Роберт пересел ближе ко мне.
- Это потому... – Нет, я не могла заставить себя сказать «это потому, что ты был с Кристен, потому, что обнимал ее, потому что смеялся с ней». Это было бы слишком унизительно.
– Да. Ты правильно сказал. Все так и есть. – Я отвела глаза.
- Так и есть? – Недоверчиво спросил Роб.
- А какие у тебя были причины злиться? – Я решила перевести тему. – Подслушал женский треп и поспешил сделать выводы?
Роберт нервно вздохнул и закрыл глаза.
- Просто, одна даже мысль о том, что ты играешь со мной... Да, черт, я разозлился.
- Что, было задето твое самолюбие? – С кривой усмешкой спросила я.
Мне было горько задавать этот вопрос, ведь я все-таки надеялась, что дело не только в самолюбии Роберта.
- Дело не только в этом. – Роб замолчал. Мое сердце забилось чаще.
Я подняла глаза, и увидела, что он нахмурился.
- А в чем же? – Робко спросила я.
Он взглянул мне в глаза и усмехнулся.
- Знаешь...я... Я чертовски не люблю, когда играют моими чувствами.
Я видела, как тяжело ему дались эти слова.
Чувствами... Мне захотелось обнять его крепко-крепко, но я сдержалась.
- Понятно..- Почти шепотом сказала я. – Роб, я бы никогда не посмела...играть с тобой.
- Не твой стиль? – Усмехнулся Роб.
- Не мой. – Подтвердила я и улыбнулась. – А теперь скажи, пожалуйста, что это был за бред насчет Джексона?
- Бред? – Усомнился Роб и искоса посмотрел на меня.
- Абсолютный, должна сказать. Мне нельзя кофе попить с другим человеком? – Я наигранно возмущалась. На самом деле, мне была приятна та мысль, что Роб ревнует меня, как я его.
- Я - упрямый собственник. – Спокойно ответил Роб.
Точно ревнует.
Я заулыбалась. Похоже, наш с Робертом эксперимент провалился, раз мы оба ревнуем.
- Мари?
- Ммм?
- Прости, что запер тебя. – Что-то сожаление у Роба вышло не очень убедительно.
- Ну, я думаю ты правильно сделал. Мне нужно было остыть. И лучше не в одиночестве.
- Вообще-то, я об этом не думал. – Удивленно сказал Роб.
Я привстала и посмотрела на него.
- А о чем же ты думал тогда?
- Да я просто не хотел, чтобы ты уходила. Когда ты так решительно направилась к двери... я поблагодарил судьбу за то, что успел закрыть дверь на ключ. – Роберт рассмеялся и запустил руку в свои непослушные волосы.
- Что ты смеешься? – Поневоле улыбаясь, спросила я.
- Знаешь, ты была такая злая! Я думал ты меня убьешь! Кстати, что ты говорила, когда залезала на кровать?
- Тебе лучше не знать. – Со смехом ответила я, и снова упала на подушки.
Посмотрев на Роберта, я перестала смеяться и сказала:
– Я люблю, когда ты так делаешь. Когда так поправляешь волосы. А еще...когда ты смеешся, то немного прищуриваешь глаза. Это я тоже люблю. – Я слегка улыбнулась. Мне было странно, что слово «люблю» так легко слетает с моих губ, и не причиняет никакого дискомфорта.
Роберт улыбнулся мне в ответ:
- Когда ты радуешься, то привстаешь на носочки, а когда говоришь, что не знаешь чего-то, то поднимаешь ладошку вверх, растопыривая пальцы. – Роб взял мою ладонь, развернул ее внутренней стороной и поднес к губам. – Вот, что я люблю. – Он нежно поцеловал мою кожу у основания пальцев, не отрывая взгляда от моих глаз.
Я не знала, что сказать, что ответить ему. У меня промелькнула отчаянная мысль о том, что возможно этот маленький поцелуй, это «вот, что я люблю», не просто нежность со стороны Роберта. Мне вдруг стало страшно.
Страшно от того, что это всего лишь мои пустые надежды, и от того, по какой причине эти надежды у меня возникли.
Последние дни вся моя жизнь была сосредоточенна только вокруг одной цели – быть с Робом. Я не задумывалась – зачем? Почему? Я просто делала, как чувствовала, шла по наитию.
И вот, эти вопросы, которые следовало задать себе в самом начале, застали меня врасплох.
- Все в порядке? – Обеспокоенный голос Роберта вывел меня из раздумий.
Роб смотрел на меня нахмурив брови – видимо, выражение моего лица не говорило ни о чем хорошем.
Я, буквально, выдавила из себя улыбку.
- Все отлично. Я просто устала немного. – Я взглянула на свою ладонь, которая все еще наслаждалась теплом руки Роба.
- Хочешь поспать? – Тихо спросил он.
Я согласно кивнула и подвинулась на кровати, чтобы Роберт смог лечь рядом.
Когда мы улеглись поверх постели, даже не раздеваясь, то больше не разговаривали. Я положила свою голову Роберту на грудь, и еще долго, прежде чем уснуть, слушала ровное биение его сердца, которое дарило мне покой.
Последнее, что я помнила – это пальцы Роба, которые играли с моими волосами, чуть касаясь головы.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Воскресенье, 03.01.2010, 21:15
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 21:36 | Сообщение # 21
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава девятая "Я не понимаю, что ты говоришь" Часть 1.

После глубокого вздоха я проснулась. Роберт обнимал меня, тесно прижимая к себе и глубоко дыша. Я открыла глаза и посмотрела на его лицо: пушистые ресницы еле заметно вздрагивали, видимо, что-то снилось, нежный румянец на щеках придавал лицу необъяснимое очарование. Как в нем совмещались мужское обаяние и такая трогательная детскость – для меня это было загадкой.
На улице было облачно, и когда очередная тучка лениво отползла от солнца, то яркий свет залил комнату и осветил лицо Роберта. Он немного поморщился от солнечного прикосновения, но не проснулся, а лишь только еще крепче обнял меня.
Я тихо засмеялась и коснулась пальцами его щеки.
Какой же он удивительный, красивый..
Как же я его люблю...
Я резко одернула руку и широко распахнула глаза.
Что я сейчас....?
Роберт от моего неуклюжего движения проснулся и открыл глаза.
- Мари? Что случилось? – Сонно пробормотал он.
Что случилось? Все случилось. Все, что могло, все уже случилось.
Я смотрела на Роба, и не могла сказать ни слова. Мне нужно было уйти, нужно было вырваться из этого теплого и нежного кокона, в котором я находилась рядом с Робертом, чтобы мой разум хоть немного просветлел. Мне необходимо было все обдумать. Пока эти сильные руки обнимали меня, и я чувствовала тепло тела Роба, в моей голове звучала только одна мысль – люблю, люблю.
Это признание самой себе было похоже на лавину – стоит сорваться маленькому снежку, такому робкому и незначительному, как он начинает нестись вниз, превращаясь в огромную и сметающую все на своем пути силу. Так и моя любовь.. Любовь...
Слезы за секунду затуманили мои глаза и я дернулась из крепких объятий Роба, собирая всю свою волю в кулак. Но он не дал мне освободиться, а только сел на кровати и сильнее прижал меня к себе.
- Что? Мари? Что такое? – Роберт нервно шептал мне на ухо.
Я не могла ничего сказать. Если бы я открыла рот, то единственное, что сорвалось бы с моих губ это «я люблю тебя». Но это было роскошью для меня. Я не могла себе позволить этих слов – вдруг Роберту они не нужны, вдруг это только оттолкнет его? Я бы этого не пережила. Не сейчас.
Я снова попыталась вырваться, пытаясь сдержать судорожные всхлипы, которые сдавливали мою грудь, но снова у меня ничего не вышло. Роберт просунул одну руку мне под колени и перетащил к себе на руки, второй рукой все так же удерживая меня за спину.
- Не уходи. Останься со мной. – Тихо сказал он, до боли сжимая мои ноги и ребра. В его голосе звучала боль.
Я перестала вырываться и посмотрела Роберту в глаза. В глазах моего ангела была мука.
В тот момент я поняла, что если не уйду сейчас, то пропаду. Провалюсь в бездну безысходности, безответности. Я упаду и не смогу больше подняться. Никогда...без него. Это было страшно.
Но еще я поняла, что мое падение было неизбежно. Я не могла уйти, я была прикована своими же чувствами и этим любимым терзающим меня взглядом. Роберт безжалостно тянул за мои оковы вниз, умоляя меня упасть.
Я выдохнула и взяла его прекрасное лицо в свои ладони. Еще несколько секунд наслаждаясь взглядом Роберта, я, очень нежно, невесомо, коснулась своими губами его. Он ответил мне так же, ослабляя свою хватку и избавляя меня от боли.
Я не могла сказать словами, как сильно люблю его, но я сказала это иначе.
Его рука продвинулась вверх по моей спине, шее и, наконец, запуталась в моих волосах. Он притянул меня ближе к себе, углубляя поцелуй. Когда я почувствовала его язык у меня во рту,то застонала. Слезы, молчаливо скатывающиеся по моим щекам, перестали течь из глаз.
Роберт аккуратно привстал, удерживая меня на весу и переложил на кровать, ложась на меня сверху. Он отстранился и посмотрел мне в глаза, пальцами стирая соленые следы с моих щек. Я запустила свои ладони в спутанные волосы Роберта, ощущая, как они скользят меж моих пальцев и дразнят еще больше.
Роберт медленно поцеловал меня в обе щеки, затем в кончик носа, чем вызвал у меня мимолетную улыбку. Затем он наклонился и прижался губами к моему рту, сначала нежно, затем все настойчивее, грубее, возбуждающе. Мне казалось этот поцелуй длился вечно, лишая меня остатков рассудка. Это было похоже на то, как Роберт учил меня пить виски – смаковать, чувствовать все оттенки вкуса. Да, точно – в первый раз была текилла, теперь это виски...
Мы распознавали, смаковали все оттенки вкуса друг друга целое утро. Целое утро я говорила ему о своей любви без слов.
Мы с Робом молча лежали накрытые одеялом, чувствуя обнаженную кожу друг друга. Пальцы Роберта накручивали пряди моих волос.
Когда зазвонил телефон, то Роб даже не дернулся с места. Но кто-то на том конце провода был очень настойчив, и я потянулась к джинсам Паттисона, которые лежали на полу с моей стороны. Я протянула ему телефон, а он с недовольным рычанием взял трубку и резко ответил:
- Да? – Несколько секунд он хмурился, выслушивая, что ему говорили, затем вздохнул и ответил. – Я знаю, знаю. Сейчас выеду.
Роб выключил телефон и отбросил его в сторону. Повернувшись ко мне, он слегка улыбнулся и поцеловал меня в щеку.
- Мне нужно ехать на съемки. – Виновато сказал он.
- Конечно. – Прошептала я и улыбнулась.
Роберт нехотя встал и начал одеваться. Он не сильно беспокоился о том, что был одет во вчерашнюю одежду. Я молча наблюдала за ним.
Когда он был собран, то сел на кровать рядом со мной, и, взяв мою руку, несколько раз поцеловал мои пальчики.
- Хочешь, сходим сегодня куда-нибудь вечером? – Спросил он, с какой-то спокойной улыбкой.
- Как скажешь. – Тихо ответила я. Мне было все равно где быть, лишь бы с ним.
- Мари, не грусти. Я постараюсь побыстрее вернуться. – Он снова поцеловал мою ладонь.
Я только улыбнулась в ответ.
- А хочешь, поедем со мной? – У Роба было такое лицо, как будто он высказал какую-то гениальную идею.
- Нет уж! – Запротестовала я. – Каждая моя поездка на твою съемочную площадку кончается для нас с тобой угрозой обоюдного смертоубийства. – Я усмехнулась.
Роб согласно кивнул, поцеловал меня в лоб и направился к двери.
- Люблю тебя – тихо сказала я по-русски.
Роб обернулся:
- Что? Я не понимаю, что ты говоришь. – С улыбкой спросил он.
- Вернешься, скажу. – Я ответила абсолютно серьезно.
Роб улыбнулся и ушел.
Я еще какое-то время валялась в постели в обнимку с подушкой Роберта. Когда, наконец, нашла в себе силы подняться, то решила не идти к себе – там наверняка Кэйт с Полин захотят вытрясти из меня всю душу. Я направилась из гостиницы в кафе за завтраком и уединением.
Уже дойдя до стоянки, после которой должен был быть перекресток, я услышала знакомый голос.
- Привет, Мари.
Мне только этого не хватало.
- Кристен! Привет. – Я повернулась и увидела как Стюарт отходит от своей машины и направляется ко мне.
- Мари, я хотела поговорить с тобой.
- Ну, я шла завтракать, если хочешь, можем поговорить в кафе. – Неохотно предложила я. У меня совершенно не было желания беседовать с этой маленькой девушкой, потому как я точно знала, что станет предметом нашего разговора. Точнее кто.
- Отлично. – Согласилась Крис.
Мы дошли до кафе обменявшись всего лишь парой фраз. Зайдя внутрь, мы заняли свободный столик и я сразу сделала заказ.
Официантка ушла, и я осталась с Кристен наедине, морально приготавливаясь к неприятному разговору.
- Мари, я хотела тебе сказать... – Крис выглядела очень напряженной.
Я вздохнула – сейчас станет ходить вокруг да около.
- Отстань от Роберта.
А может и не станет.
- Что? – С ошарашенной улыбкой на лице спросила я.
- Ты слышала меня. – Уже тверже сказала Крис.
- Я не спрашиваю, что ты сказала. Я спрашиваю, что ты возомнила о себе, Кристен? – Мое недоумение уступило место возмущению. – Ты кто – его хозяйка? Его жена, мать? Кто ты ему, чтобы решать с кем он будет?
- Я его друг. – Злобно ответила Крис.
- Друг! – Я нервно рассмеялась. – По-твоему друзья так поступают? Как ты? Мучают своих друзей? Предлагать мне отстать от Роба за его спиной – это тоже дружеский акт?
- Ты причинишь ему боль, неужели ты не понимаешь? – прошипела Кристен.
- Крис, а ты не думаешь, что большей боли, чем ты, ему уже никто не причинит? Я прекрасно видела вас на съемочной площадке. Я видела его лицо – ему было больно, когда ты оттолкнула его. Скажи мне, сколько раз ты вот так - то звала его, то прогоняла? Роберт не ёё Крис, им нельзя играться.
Кристен опустила глаза сжав челюсти. Видимо, я попала в точку. Она несколько секунд молчала перед тем, как ответить.
- Он дорог мне. Мне не все-равно, что с ним будет. А ты приехала развлечься, ты не сегодня, так завтра уедешь, и что тогда делать Робу? Что, если он привяжется к тебе? Ты об этом не подумала?
- Да в чем твоя проблема, Кристен? – Я всплеснула руками и откинулась на спинку стула. – Ты не любишь Роберта, но он слишком хорош, чтобы быть с кем-то кроме тебя? Дилемма? Так? А ты не думала, что он может быть счастлив с кем-то? Что кто-то - не ты - может сделать его счастливым?
- Кто-то, это ты, я так понимаю. – Спросила Крис ледяным тоном.
- Да. – Без колебаний ответила я. – И я никуда не уеду, если это понадобится, я буду с ним, если он захочет. Я сделаю все, чтобы ему было хорошо. И уж точно, я не прогоню его.
- Почему? Откуда столько уверенности? – Усомнилась Кристен.
- Потому, что я люблю его.
Я сказала это и улыбнулась сама себе. Вся злость на Кристен с ее дурацким требованием испарилась. Я любила Роба, и остальное было не важно.
Скорее бы он вернулся со съемок. Скорее бы сказать ему о своей любви, и если потребуется, то бороться за него. Скорее бы...
Кристен молчала. Она смотрела на меня задумавшись.
- Так что, Кристен, - Начала я уже скорее шутливым тоном, чем издевательским. – Я вынуждена отказать тебе в твоей...просьбе. Будешь со мной завтракать?
Стюарт вышла из раздумий и вопросительно посмотрела на меня.
- Завтракать? Нет, спасибо. Мне пора. – Она встала из-за стола и направилась к выходу даже не попрощавшись.
Я ухмыльнулась – судьба всегда чересчур иронична. О том, что я люблю Роберта, первой узнала именно Кристен. Конечно, кто же еще?
Выйдя из кафе я поспешила обратно в гостиницу. Мне хотелось поскорее поделиться с подругами своими новостями.
Мое настроение не шло ни в какое сравнение с утренним – мой страх испарился. Я не была уверена, что послужило этому причиной – то ли разговор с Кристен, который помог мне понять, что я никогда не смогу отказаться от Роба, если у меня будет хотя бы тень надежды быть с ним, то ли сегодняшнее утро.
Это утро отличалось ото всего что было между нами – в нем не было игр, веселья. Сегодня мы с Робертом были только вдвоем, наедине друг с другом – так близко, как никогда. Я была уверена, что это чувствовала не только я.
Зайдя в номер я, даже не разуваясь, забежала в комнату. Моя улыбка сразу спала с лица, потому как перед моими глазами на кровати сидели Полин с Кэйт, которые обнимались и плакали. Сердце мое упало. Я подскочила к ним и упала на колени:
- Девочки! Что случилось? – По-русски залепетала я. – Полин? Это...Тейлор?
Я подумала, что может быть дело в Лотнере, что они с Полин расстались. Но Полина отрицательно покачала головой и взглядом указала на Катю. Тут до меня дошло, что раз Катя плачет, то здесь точно что-то посерьезнее, чем любовная драма.
- Кать? Что...родители? Женька? – Мой голос звучал сипло, я боялась услышать ответ.
Катя, наконец, подняла глаза и сквозь слезы проговорила:
-Нет... Маш....я...я...беременна. – И снова разревелась.
Я уселась на полу, в недоумении глядя на подруг.
- И какого вы ревете?
Кэйт с Полин перестали на секунду упиваться своими слезами и взглянули на меня. Затем Катя снова заныла и уткнулась носом в плечо Полине. Я поняла, что от нее ничего конструктивного я не добьюсь и перевела взгляд на Полину.
- Кэйт боится. – Успокаиваясь ответила Полин.
Вот это новость! Катерина – и боится? Мир сошел с ума, пока я завтракала.
- Кэйт? Боится? Чего? Это же отличная новость! Разве..нет? – Я усомнилась, может это не такая отличная новость, как я думала.
- Катя боится, как Женька отреагирует, боится, как она перелетит назад – ведь это небезопасно. А еще..
- Все понятно. – Я перебила Полину, усмехнувшись. – Это гормоны.
- Что? – Катя подняла голову и вопросительно взглянула на меня.
- Гормоны! Катя, посмотри на себя – ты плачешь, потому что не знаешь какая будет реакция у Жени? Да даже я знаю, что он будет скакать до потолка! Единственное, чего я боюсь – это как бы он там не помер от радости! Дурында, я тебя поздравляю! Я так рада за тебя!
Я кинулась обнимать Катю и целовать ее щеки, в то время как она перестала всхлипывать.
- А ты-то, что разревелась? – Перевела я взгляд на Полю.
Та пожала плечами:
- Катю жалко. – С виноватой улыбкой ответила она. Полина всегда была очень чувствительна к чужим бедам, но, видимо, ее счастливое состояние, которым ее обеспечивал Тейлор, сделало ее еще более восприимчивой.
- Может ты тоже...- Я кивнула головой в сторону Кати.
- Нет! Определенно нет. – Полин рассмеялась.
Я села рядом с подругами на кровать.
- Мда, похоже я многое пропустила. И часто ты вот так плачешь? – Я обратилась к Кате.
- Первый раз, хотя знаю уже два дня. Я и правда, как-то странно себя ощущаю. – Чуть повсхлипывая ответила Кэйт.
- Еще бы! Я бы тоже странно себя ощущала, если бы во мне находился новый человек. – Я усмехнулась и легла на спину. Девчонки последовали моему примеру.
- А ты как, Мари? – Спросила Полин.
- Я.. а я люблю Роба. А еще я сказала Кристен, чтобы она шла лесом, когда она предложила... нет, потребовала, чтобы я, цитирую, «отстала от Роберта».
- Ничего себе дела... – Вздохнула Полин.
- Прям аргентинские страсти! – Усмехнулась Кэйт. Видимо, гормональный всплеск отступил и Катя вернулась в свое нормальное состояние. Я надеялась, что это надолго, потому как видеть плачущую Катю было так же противоестественно для меня, как видеть плачущего...Валуева, наверное.
- И как Роберт отреагировал? – Спросила Полин.
- Он не знает. Пока. Сегодня вечером я скажу ему.
- А чего ты ждешь? – Возмутилась Катя. – Пока Кристен подсуетится? В таких вопросах промедления очень опасны.
- Я..даже не знаю. Я сначала сама испугалась того, что мое признание его только оттолкнет. Но после сегодняшнего утра... Думаю...надеюсь, что этого не произойдет. – Я на секунду задумалась. – Да и вообще! Кто бы говорил мне про промедления, Кэйт! Знает, что беременна уже два дня, а мужу так и не сообщила!
Катя недовольно поджала губы. Она знала, что я права.
- Мне самой позвонить? – Продолжала я. Полин хихикнула.
Катя, глубоко вздохнув, встала с кровати и пошла за телефоном. Мы с Полин молча наблюдали за ней. Она поднесла телефон к уху и, бросив на нас быстрый взгляд, направилась из номера в коридор.
- Ну вот. – Недовольно протянула Полин.
- Не говори! – Засмеялась я. – А у тебя, Полин, как дела? Как Тейлор?
- Ох, Мари...Так хорошо, что даже не верится! - Полин расплылась в довольной улыбке. – Мы даже договорились, что я вернусь сюда к нему из России.
- Ого! Что, навсегда? – Я аж подскочила на кровати.
- Не знаю. Там посмотрим! – Полин так легко отвечала, что я поняла – ее мало заботит, что будет дальше. Она просто жила сейчас, а не потом. Очень безответственно, но если это делало ее счастливой – то разве я могла возражать?
В комнату вернулась Кэйт. На ее лице была странная улыбка – радостная и смущенная одновременно.
- Ну? – Не вытерпела Полин.
- Он счастлив. – Хохотнула Катя.
- Ох, ну надо же! Какой сюрприз! – Я закатила глаза.
- Только девочки, - Кэйт закусила губу и виновато на нас посмотрела. – Мне надо возвращаться домой.
Мы с Полин переглянулись. Нам было жалко, что Кэйт надо уехать, но что поделаешь? Желание и потребности беременной женщины – закон.
- Я съезжу в аэропорт, займусь билетами. – Полин потерла свои маленькие ладошки – она очень любила все организовывать.
- Я с тобой. – Я сползла с кровати.
- Ну уж нет. Ты езжай к своему англичанину, и говори, все что хотела сказать. Давай-давай! – Кэйт была непреклонна.
Я поколебалась немного, волнение нахлынуло на меня от одной только мысли, что этот важный для нас с Робом разговор может случиться так скоро. Но пока я решала ехать мне или нет, Полина уже подскочила к телефону и вызвала нам такси.
На мой осуждающий взгляд она только воскликнула:
- Что?
- Ничего! – Я усмехнулась. – Пойду переоденусь.
Через пятнадцать минут мы с Полин уже расселись по своим такси и разъехались в разные стороны.
Я ехала на съемочную площадку, и грызла ноготь на мизинце. Полин позвонила Тейлору, чтобы он предупредил охрану и меня пропустили, так что, с этим проблем возникнуть не должно было.
Приехав на место, я начала пробираться среди снующих туда-сюда очень занятых людей. Глазами я пыталась отыскать хоть кого-то знакомого.
- Мари?
Я повернулась и увидела Джексона – он был одет в повседневную одежду и без грима.
- Джексон! Привет! Ты не работаешь сегодня?
- Я уже закончил. Ты ищешь Роба?
Интересно, это у меня на лбу написано?
- Да. – Усмехнулась я.
- Он там, за тем трейлером, наверное кофе пьет. У них перерыв.
Джексон указал мне направление, куда мне надо было идти. Я поблагодарила его и, попращавшись, направилась к трейлеру.
Единственный вопрос, который мучил меня в тот момент это - с чего начать? Как сказать ему? Просто: «Роберт, я тебя люблю»? Нет, это слишком неожиданно. Может, «я поняла, и не смогла больше ждать – Роберт, я должна сказать тебе...», нет. Все не так.
Я, наверное, придумала бы еще тысячу вариантов своего признания, но слишком быстро дошла до нужного мне места. Роберт стоял возле столика с кофе. Бледный и красивый. Но лучше бы его там не было.
Я остановилась как статуя, схватившись за угол трейлера.
С Робом была Кристен. И он с такой нежностью смотрел на нее. Она что-то говорила, и, наверное, я бы могла расслышать ее слова, если бы стук моего сердца не оглушал меня изнутри.
Я стояла и наблюдала за тем, как он поднял свои красивые руки и, взяв ее маленькое лицо в ладони, спросил:
- Да?
Кристен ответила:
- Да.
Это я смогла прочесть по губам.
Роберт улыбнулся, наклонился к ней, и нежно поцеловал в губы.
Это все.
Я всегда посмеивалась над выражением «разбитое сердце». Но в ту минуту, я поняла, что делала это совершенно напрасно.
Я отчетливо услышала, как начало трескаться мое больное сердце, и через секунду, оно просто рассыпалось на мелкие осколки, которые звеня растекались по телу, раня его, причиняя почти физическую боль.
Роберт оторвался от губ Кристен, посмотрел ей в глаза и они оба рассмеялись. Он был счастлив.
Осознание того, что он счастлив, что он счастлив без меня, как ни странно, не причинило мне боли. Мне вдруг подумалось, что может оно и к лучшему, что я не успела признаться ему? Не внесла в его жизнь дополнительных проблем.
Сегодня утром я не только боялась потерять его, но и пообещала себе сделать все, чтобы он был счастлив. Что ж, если его счастье Кристен...так тому и быть.
Я не могла пошевелиться. Я даже не плакала – мне казалось, я стала каменной.
- О, Мари! Привет! Как ты прошла? Без проблем? – Мимо меня прошел Тейлор и дружески коснулся плеча, направляясь к Кристен и Робу.
Роберт повернул голову в мою сторону и встретился со мной взглядом. Счастливое выражение исчезло с его лица в одно мгновение. Что было в его глазах? Жалость? Вина? Испуг? Я не смогла понять. Я знала только одно – он только что был счастлив, а теперь нет.
- Мари. – Тихо сказал он, отступая от Кристен.
Я только отрицательно покачала головой. Слышать его «прости» было выше моих сил.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:00 | Сообщение # 22
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава девятая "Я не понимаю, что ты говоришь" Часть 2.

Нечеловеческим усилием воли я заставила свои ноги двигаться и, развернувшись, побежала к стоянке. Видимо, Роберт решил на догонять меня – это не составило бы для него труда. Я была благодарна ему за это.
Добежав до машин, я поблагодарила небеса за то, что Джексон еще не уехал.
- Джексон! Можешь меня отвезти? – Задыхаясь спросила я.
- Конечно. Что-то случилось? – Рэтбоун нахмурился, явно не понимая такой спешки.
- Нет, просто мне срочно надо вернуться. – Я попыталась открыть дверцу машины, но предательские руки тряслись как у заядлого алкоголика.
Джексон подошел ко мне и сам открыл дверь.
- Я могу тебе помочь? – Он обеспокоенно посмотрел на меня.
- Спасибо...Просто отвези меня, хорошо? – Тихо ответила я.
Джексон сел в машину и дал по газам. Мы в тишине доехали до гостиницы так быстро, как я еще никогда не ездила.
- Спасибо тебе, Джексон. Ты один из лучших людей, с которыми мне приходилось встречаться. – Сказала я абсолютно искренне и вылетела из машины пулей, стараясь оказаться у себя в номере как можно быстрее.
Я забежала в нашу комнату. Кэйт все еще была одна. Наткнувшись на ее взгляд я остановилась на месте. При виде меня, прекрасное лицо Кэйт исказила боль вперемешку со злобой.
- Полин еще в аэропорту? – Ровным голосом спросила я.
- Да. – так же ответила Кэйт.
- Позвони ей, пусть берет два билета. Я еду с тобой.

Кэйт без лишних вопросов набрала номер Полин, пока я достала свою сумку и стала складывать туда свои вещи.
- Полин? Да. Слушай, бери еще один билет – Маша едет со мной. Да. Не знаю. Ничего не знаю. Когда? Ммм... Давай. Все, будем.
Кэйт положила трубку и повернулась ко мне.
- Мари, есть самолет через пять часов. Я сказала, что мы летим.
- Правильно сделала. – Без эмоций ответила я.
Я чувствовала себя как робот – просто выполняла действия, просто отвечала на поставленные вопросы.
Мне казалось, я умерла.
Через двадцать минут мы с Катей стояли со своими сумками на улице и ждали такси. Кэйт не задавала мне вопросов. Мы вообще не говорили.
Такси подъехало и мы уселись в теплый салон автомобиля. Я взглянула в окно на гостиницу и почувствовала острую необходимость уехать отсюда и никогда не возвращаться.
Вот бы кто-нибудь дал мне по голове, обеспечив тем самым прочную амнезию.
Через сорок минут мы были в аэропорту.
Полин встретила нас там со встревоженным выражением лица. Она было кинулась ко мне с вопросами, но Кэйт покачала головой, показывая, что делать этого не стоит.
Мы прошли со своими документами оформлять заказанные билеты. Путь наш лежал, как и в прошлый раз, через Дюссельдорф.
Подруги о чем-то говорили, но я мало их слушала. Они старались меня не трогать по возможности.
- Ты надолго здесь останешься? – Спросила Кэйт Полину.
- Не знаю пока. Сегодня об этом поговорю с Тейлором.
- Ну давай, Полин. Вот уж не думала я, что тебя так потянет на молоденьких! – Ухмыльнулась Катя.
- Да ладно тебе, Кэйт. Я старше его всего на четыре года! – Полина махнула на Катерину рукой.
Да, Полин действительно была младше нас. Она поступила сразу на третий курс университета из своего лицея, и тут же со мной подружилась, а затем и с Кэйт. Маленькая наша Полин...
Мне вспомнилось, как я искренне желала ей счастья, глядя на ее спящее личико на пути сюда. Как хорошо, что хоть она счастлива.
Я слегка улыбнулась.
Это не прошло незамеченным, и подруги тут же переглянулись, увидев признаки жизни на моем лице.
- Может перекусим? – Робко спросила Полин. Они с Кэйт выжидающе поглядели на меня.
- Конечно. – Тихо ответила я. Есть мне не хотелось, но лишать подруг обеда было бы по-свински с моей стороны.
Мы пошли в кафе. Кэйт и Полин что-то заказали себе, а я сидела и невидящим взглядом смотрела в меню.
- Мари, может закажешь что-нибудь? Ты есть-то, вообще, хочешь? Ты себя нормально чувствуешь? – Спросила Катя.
Я пожала плечами.
- Не знаю. Ничего не знаю.. – Ответила я скорее себе, чем Кэйт. И тут мой взгляд упал на мою руку. Я подняла ладонь вверх и мои пальцы были широко расставлены.
«Когда ты радуешься, то привстаешь на носочки, а когда говоришь, что не знаешь чего-то, то поднимаешь ладошку вверх, растопыривая пальцы. ... Вот, что я люблю».
Голос Роба зазвучал в моей голове настолько отчетливо, что мне показалось, он стоит рядом.
Я все так же смотрела на свою ладонь, и увидела, как она затряслась. Затем судорожный вздох вырвался из моей груди.
- Простите. – Прошептала я, и закрыв рот рукой, вскочила из-за стола, выбегая из кафе.
Я вышла из аэропорта, пытаясь унять дрожь, которая завладела всем моим телом. Но прохладный воздух не помогал мне.
Я оперлась спиной об стену и закрыла глаза, уже не сопротивляясь зарождающимся в моем солнечном сплетении рыданиям. Но слезы все не шли.
Я сползла по стене и опустила голову на колени, впиваясь пальцами с свои волосы. Я боялась, что мое сердце не выдержит того, что со мной происходило тогда. Я почти не могла дышать.
- Мари..
О нет, опять его голос. Я не могу так больше!
Меня затрясло еще сильнее и мои пальцы глубже зарылись в волосы.
- Мари, прошу тебя..
Я почувствовала, как на мои запястья легли чьи-то теплые руки. Я резко подняла голову и увидела, что рядом со мной сидит Роберт.

Его лицо, такое прекрасное, такое любимое...
- Прошу тебя, не надо.. – Прошептала я, и слезы наконец-то застелили мои глаза.
- Мари.. – Он снова произнес мое имя своим низким нежным голосом.
Я поняла, что он пришел попросить прощения, весь его вид говорил об этом.
- Не надо, прошу тебя, Роберт. – Бормотала я сквозь слезы. – Я знаю, что ты хочешь сказать.. Не надо. Я не виню тебя! Я знала, что так может быть. Я знала что так будет.. Ты любишь Кристен, и я хочу..я хочу..
- Мари! – Все с той же просьбой в голосе снова сказал Роб и, вставая, потянул меня за руки, заставляя встать.
Я подчинилась и он обнял меня, крепко прижимая к себе.
Зачем он это делает? Неужели не понимает, что так мне только больнее? Или он решил добить меня? Конечно, без контрольного выстрела никак!
Я уткнулась в его плечо лицом, мои руки безвольно висели по сторонам.
- Я хочу, только...чтобы ты был счастлив.. Я не хочу, чтобы ты страдал... Уходи. Не надо чувствовать себя виноватым.. Я переживу. – Все мои слова перемеживались со всхлипами.
- Мари..- Роб взял меня за плечи и отстранил от себя, чтобы взглянуть мне в лицо. Я подняла глаза и увидела, что он улыбается.
- Ты почему улыбаешься? – Вот это мне показалось очень обидным.
- Мари, я тоже хочу быть счастливым, но проблема в том, что я могу быть таким, только с тобой. – Роб еще шире улыбнулся.
- Что? – Мне показалось, что он сказал что-то вроде «Мари, Земля квадратная». – Но я видела, как ты целовал ее. Я видела как ты..
- Заткнись уже, а? – Роберт рассмеялся. А я заткнулась. – Это был всего лишь прощальный поцелуй. Кристен захотела сегодня поговорить со мной. Она сказала, что сожалеет о той боли, которую доставила мне, хотя она и не виновата – я сам хорош! Крис сказала, что ей кажется, что ты любишь меня, что она желает нам с тобой счастья, и что нам с ней пора уже прекратить эти дурацкие отношения.
Я перестала плакать и стояла, открыв рот. Роб улыбнулся и продолжил.
- Еще Кристен показалось, что я влюблен в тебя... Она всегда была чертовски проницательна.
- Что? – Прошептала я, не веря своим ушам.
Роберт снова рассмеялся, глубоко вздохнул и, наклонившись поближе, тихо сказал:
- Я люблю тебя, Мари.
Он притянул меня к себе. Его горячие губы коснулись моего соленого от слез рта.
Я снова почувствовала себя живой.
С трудом отстранившись от любимых, желанных губ, я тихо заговорила.
- Я тоже люблю тебя. Роберт, как же сильно я тебя люблю! – Мои руки ожили и прижались к его груди в поиске тепла Роба. - Я ехала к тебе на площадку только для того, чтобы сказать это.
- Прости меня! Я идиот. – Роб горько усмехнулся. – Надо было тебя догнать! Но я подумал, что вернусь со съемок и все тебе объясню. А потом ко мне подходит Тейлор и говорит, что вы с Кэйт улетаете сегодня! Я сразу помчался в аэропорт. Я так боялся не успеть!
Я усмехнулась.
- Надо сказать Полин спасибо.
- Надо сказать. – Согласился Роб и притянул меня к себе. Я уткнулась носом в его горячую шею.
Не знаю, сколько мы стояли обнявшись и вдыхая запах друг друга, пока к нам на улицу не вышли Кэйт и Полин.
- Наконец-то! – Кэйт театрально закатила глаза. – Помирились! Правильно сделали. Роберт, ты же знаешь, что нельзя расстраивать беременных женщин!
Роб вопросительно взглянул сначала на Кэйт, потом на меня.
- Мари? Ты...Ты беременна? – На его лице сначала промелькнул испуг, затем растерянность, затем возникла какая-то глупая улыбка.
Следя за всеми этими метаморфозами, происходящими с лицом Роба, я не смогла сразу ответить на вопрос, а только улыбнулась.
- Правда? – Уже тише спросил Роб, еще пристальнее вглядываясь мне в глаза.

Я встряхнула головой.
- Нет! Нет. Это Кэйт, она беременна. – Я усмехнулась.
Роб повернулся к Кате и с широкой улыбкой подошел к ней:
- Кэйт! Поздравляю!
Он обнял ее слегка, но в это время смотрел на меня, с каким-то странным выражением лица. Как будто удивленным.
- Спасибо. Но нам пора, надо сдавать багаж. – Кэйт обратилась ко мне.
- Она никуда не едет. – Спокойно ответил Роб.
- Не едешь? – Спросила Полин, выжидающе глядя на меня.
- Я...но у меня билеты.. я даже не знаю. – Я не решалась ответить однозначно. С одной стороны мне очень хотелось подчиниться решению Роберта. С другой стороны, мне все-равно надо было хотя бы съездить в Питер, объясниться с родителями. С Олегом.
Последняя мысль доставляла мне наименьшее удовольствие.
- Роберт, давай так. Мари поедет со мной, проводит меня. А то я стала такая нервная! – Катя закатила глаза. – Она уладит все свои дела, на работе, дома. И вернется. Как тебе?
- Отличная идея, по-моему. – Добавила Полин.
Роб стоял и недоверчиво смотрел на Кэйт. Затем он подошел ко мне и взял за руки.
- Тебе действительно необходимо уезжать? – Тихо спросил он, нахмурив брови.
- Роберт, я вернусь. – Мне показалось это было единственным, что имело значение.
- Когда?
- Через две недели. – Быстро выпалила я.
- Через две недели. Ни днем позже.
- А если позже? Можно не приезжать? – Я усмехнулась.
- А если позже, то я сам приеду за тобой, и сорву съемки.
На моем лице расплылась довольная улыбка:
- Слушаюсь.
Роберт улыбнулся и наклонился, чтобы поцеловать меня.
- Ну хватит уже! Нам пора! – Ворчала Кэйт.
Мы с Робом вздохнули, переглянулись и последовали за моими подругами обратно в аэропорт.


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:18 | Сообщение # 23
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Глава десятая "На расстоянии мысли"

Через час я сидела вместе с Кэйт в салоне самолета. Суетливая стюардесса рассказывала, как в случае падения использовать спасательный жилет. Можно было подумать, он нам поможет в открытом океане.
Я закрыла глаза и вспоминала слова Роберта, которые он шептал мне перед тем, как отпустить: «моя Мари...люблю тебя ... вернись ко мне». Это действовало на меня как успокоительное. Даже океан не пугал меня так сильно, как прежде.
- Ты действительно вернешься? – голос Кэйт выдернул меня из приятных воспоминаний.
Я повернулась к ней, искренне удивляясь абсурдности ее вопроса. Как я могла не вернуться к нему?
- Конечно. – Коротко ответила я. – А почему я могу не вернуться?
- Ну...Полагаю твои родные не будут в восторге от той новости, что ты уезжаешь в другую страну на неопределенный срок. – Катя закусила губу. – Ты сможешь сказать «нет» на их протесты?
Я как-то не подумала об этом раньше. Да, Катя была права – родители наверняка будут не в восторге от моих новостей. Но мне не было страшно – я не боялась разочаровать их или обидеть. Я была настолько счастлива. Я была настолько любима и любила сама, что ни родительское неодобрение, ни неприятный разговор с Олегом, ни даже полет над океаном - больше не были для меня препятствием.
- Я сделаю все, чтобы быть с Робертом. Катя, я так долго его ждала. – Я закрыла глаза, и в моей голове снова возник его образ.
Похоже этот парень мог вызывать у меня улыбку на расстоянии мысли. Мне даже не нужно было его присутствие, чтобы слышать его голос и чувствовать его аромат. Кажется, это начальная стадия шизофрении.
Что я могу сказать? Я не против такого сумасшествия.
- Я буду счастлива, если это так. – Ответила Кэйт, и я слышала, как она улыбается.
Наш путь домой показался мне короче, чем в Канаду, хотя потратили мы столько же времени. Катя чувствовала себя хорошо, хотя и ворчала чрезмерно, но это не раздражало меня, а скорее забавляло.
Прилетев из Дюссельдорфа в Питер, мы, наконец, вздохнули с облегчением. Единственное, о чем я могла думать тогда – это горячий душ и теплая постель.
Пройдя таможню, мы с Катериной выплыли в здание аэропорта и собирались пойти за багажом, когда услышали знакомый голос. Ну, знакомым он был скорее для меня, а вот для Кати любимым и самым дорогим.
Обернувшись я увидела огромный букет белых роз, за которым Женьку было практически не разглядеть.
- Женя! – Радостно воскликнула Катя и побежала навстречу мужу.
Женька неуклюже перехватил розовое облако в одну руку и другой крепко обнял жену. Я могла только любоваться их счастьем, пока они не стесняясь окружающих нетерпеливо целовались.
- Привет, Маш! Отлично выглядишь! – Оторвавшись, наконец, от своей прекрасной блондинки, сказал Женя.
- Привет, Жень. Спасибо. Здорово, что ты здесь! Заберешь наш багаж? – Я испытала облегчение при мысли о том, что нам с Катей не придется разбираться со всей этой волокитой.
- Конечно! Вы идите, посидите в кафе.
Женя еще раз поцеловал Катю, которая в блаженстве прижалась к его груди, и помчался за нашим багажом.
Где-то через полчаса Женя вернулся и сгребя нас обеих в охапку, потащил к такси.
Ребята довезли меня до дома, а сами направились к Катиным родителям – сообщать радостную новость.
На прощание Катя поцеловала меня и сказала:
- Ни на секунду не забывай, зачем ты приехала.
- Не забуду. – Твердо ответила я.
Я направилась к себе домой. После душа сон как рукой сняло, так что я решила не тянуть резину и начать расправляться со своими делами сегодня же.
День был в разгаре, и можно было начать с самого легкого. Я поехала на работу и написала заявление об уходе. Я бы не сказала, что кто-то выказал сильное расстройство по этому поводу. Мое присутствие в офисе, конечно, украшало интерьер, но не было жизненно необходимо для кого-либо из сотрудников. Меня даже не попросили отработать две недели.
Отлично. Теперь...Олег.
Я набрала его номер.
- Да?
- Олег? Привет, это Маша.
- Ты приехала уже? Ты бы хоть предупредила – я бы тебя встретил в аэропорту. – Раздосадованно ответил Олег.
Прекрасно. Теперь я чувствовала себя еще более виноватой. Олег явно не упрощал мою задачу.
- Не стоит. Олег...давай встретимся?
- Давай. В шесть тебе будет удобно? – С энтузиазмом ответил парень.
В шесть... Это еще несколько часов. Правду говорят – ожидание смерти подобно.
- Конечно удобно. Давай встретимся в нашей кофейне?
- Давай. Пока, целую.
- Пока.
Я положила трубку, и, зажмурив глаза, глубоко вздохнула, приободряя себя. Как бы не было тяжело, но с этим нужно было покончить.
Домой возвращаться не хотелось и я поплелась в ближайший торговый центр – просто побродить. Проходя мимо магазина с дисками, я вспомнила, что хотела показать Роберту наши мультфильмы. Я улыбнулась своим воспоминаниям и шагнула внутрь.
Шаря глазами по полкам с дисками, я услышала звонкий детский восклик:
- Мама! Иди сюда!
Я обернулась и увидела, что малышка, которая звала свою маму, была не старше трех лет. Очаровательная девочка стояла рядом с красивым мужчиной, который бережно держал свою руку возле нее, словно она могла в любой момент упасть и рассыпаться.
Я усмехнулась и внимательнее рассмотрела лицо заботливого отца.
Через секунду мое сердце пропустило два удара.
- Саша..
Я произнесла его имя довольно-таки тихо, но достаточно, чтобы он расслышал меня.
Его красивое лицо повернулось ко мне.
Спустя столько лет встретить его вот так, запросто, в магазине дисков, в детском отделе.. Так странно.
Он изменился. Мой ночной кошмар, который мучил меня на протяжении нескольких лет. Моя болезнь, мой вирус иммунодефицита... Саша стал еще привлекательнее. Если раньше он был молодым парнем, красивым и отвязным, то теперь передо мной стоял уверенный в себе, взрослый, невероятно притягательный мужчина.
- Маша? – Он усмехнулся, глядя на меня. Видимо, еще сомневаясь, что это я.
Он наклонился к маленькой девочке и что-то шепнул. Она закивала и побежала через ряды в сторону от него. Саша проводил ее взглядом и направился ко мне.
Черные глаза призрака моего прошлого удивленно смотрели на меня.
- Машка! – Он подошел и крепко обнял меня.
Я растерялась и даже не смогла обнять его в ответ.
- Обалдеть! Вот так встреча! Ты..шикарно выглядишь. – Он выразительно осмотрел меня сверху до низу.
Но от этого взгляда я ничуть не смутилась. Даже легкого волнения не возникло внутри меня. Ничего не екнуло, не вздрогнуло.
Мне казалось, что передо мной стоит не предмет моей страсти, некогда лишающей меня рассудка, а старый знакомый – какой-нибудь сосед по лестничной площадке, с которым не всегда здороваешься при встрече.
- Ты тоже. – С ошеломленной улыбкой ответила я. – Выглядишь шикарно.
Саша заулыбался еще шире.
- Твоя дочка? – Спросила я, указывая в сторону, куда убежала девочка.
- Да. – С гордостью ответил он. – Скоро второго ждем.
Саша? Я не узнаю тебя! Папаша семейства? На солнце, должно быть, была крупная буря...
Я только вскинула брови.
- А ты замужем?
- Я? Определенно нет.
Я усмехнулась. Саша даже представить себе не мог, насколько я была близка к замужеству, и насколько я была рада, что избежала этого. Быть замужем за Олегом... Как я могла даже думать об этом? Ах да - надежность манила меня...
Теперь же меня ждала абсолютная неизвестность со вспыльчивым англичанином. И как же мне это нравилось!
- А ты все такая же... дикая? – С усмешкой спросил Стрельников.
- Дикая? – Я рассмеялась. - Больше нет. Свободная.
- Влюблена?
Я покачала головой.
- Люблю.
- А он?
- Тоже.
Саша задумчиво опустил глаза. Он был чертовски красив. Я понимала себя ту, влюбленную в него.
- Милый? – Нежный женский голос заставил оторваться мой взгляд от лица Саши.
К нам подошла девушка, ведя за руку дочку Саши. Хорошая такая девушка, глубокобеременная, с русыми волосами до плеч. Наверное, завтра я не смогу вспомнить ее лица.
- Познакомьтесь. Маша, это Анна, моя жена. А это Машенька – моя дочка. Аня, это Мария – мы учились вместе в школе.
Я уставилась на него совершенно непонимающим взглядом. Он назвал дочку моим именем? Это было...неожиданно.
- Очень приятно. – Аня улыбнулась мне.
- Мне тоже. – Ответила я, разглядывая маленькую Марию.
- Нам пора, наверное. Я устала. – Виновато сказала Анна.
- Конечно. – Саша нежно взглянул на нее. – Мы пойдем. Рад был встрече.
- Я тоже. Приятно было познакомиться.
Аня только улыбнулась мне в ответ и кивнула.
Они ушли, а я постояла еще несколько секунд переваривая то, что произошло.
- Маш! – Саша снова подбежал ко мне.
Я непонимающе взглянула на него:
- Вы же ушли.
- Да. Я только хотел сказать.. Машка, прости меня.
Саша уставился на меня своими огромными красивыми глазами, а я просто открыла рот от удивления.
- Э...я...- Мне потребовалось несколько секунд, чтобы собрать мысли в кучу. – Саша... Ты тоже меня прости. Я хорошо тебе нервы потрепала.
Я усмехнулась, при воспоминании о том, как я однажды его гитару, на которую Сашка копил полгода, выбросила в Неву , когда увидела его, танцующего с какой-то девицей на дискотеке. Я тогда думала, что он меня убьет.
- Основательно. – Саша рассмеялся. – Ты, Маш, всегда была шикарной. Не только сейчас. Просто я не осознавал.
- Правда? Вот это да. Я и сейчас этого не осознаю.
Меня удивлял и забавлял этот разговор.
- А уже пора бы. Знаешь, Маша...будь счастлива. – Это пожелание прозвучало без намека на шутку.
Я немного помолчала и внимательно посмотрела ему в глаза.
- Ты тоже.
Сашка задорно улыбнулся, как когда-то давно, поцеловал меня в щеку и пошел к своей жене.
Глядя ему вслед, я поняла, что именно в тот момент я отпустила его. То, что я не любила Сашу уже не было для меня открытием. Но отпустить его до конца, я была не в состоянии. Не в состоянии, пока не прозвучали эти «прости» от нас обоих.
Я почувствовала такую легкость, даже веселье. Купив несколько дисков с советскими мультфильмами, я без колебаний направилась в кофейню, чтобы порвать все оставшиеся веревки, которые хоть как-то сдерживали меня.
В шесть часов Олег появился в кофейне. Он всегда был пунктуален – в этом ему не откажешь.
- Привет, Машенька!
- Привет, Олег.
Он хотел было поцеловать меня, но увидев мое серьезное лицо передумал и сел напротив меня.
- Олег.. Я не хочу... Я...
- Что такое, Маш? – Озабоченно спросил он.
Я вздохнула и посмотрела на него, поджав губы.
Олег поднял брови и откинулся на стуле.
- Таак. Понятно. – Протянул он. – Ты бросаешь меня?
А он еще и догадлив.
Его голос был таким спокойным. Я от удивления не нашлась что ответить. Формулировка «бросаешь» мне не нравилась. Олег же не вещь, чтобы его бросать.
- Ну...- Я подняла глаза вверх, пытаясь подобрать другое определение.
- Да или нет? – Уже немного раздраженно спросил он.
- Да.
Я отвела глаза вниз и ждала бури. Но в ответ мне была тишина. Я взглянула на Олега крадкой и поймала его взгляд. Он был...утомленным. Утомленным?
- Маш, я так устал от твоих выкрутасов. – Недовольно пробубнил он и взял меню со стола.
Я все еще пялилась на него, не зная, что мне говорить.
Олег сделал заказ – и мне и себе.
Я молчала.
- И кто он? – Тишину нарушил Олег.
Я бы могла позавидовать его спокойствию.
- Англичанин.
- Англичанин? Ну, Маш, только ты могла в Канаде отыскать англичанина.
- Это да. – Я не знала, что еще ответить. Ситуация была неловкой. По крайней мере для меня.
- А родители знают?
- Нет. Завтра скажу.
Олег рассмеялся.
- Я тебе не завидую.
Да уж, я и сама себе не завидовала.
Глядя на неплохое расположение духа Олега, я отважилась на вопрос.
- Олег, а почему ты такой...спокойный? Ну, не ругаешься там... и все такое.
- Да ладно тебе, Маш. Я же не идиот. Ты когда уехала, я уже понял, что все – это конец.
Я сглотнула. Мне было стыдно – я недооценивала Олега.
Мы просидели в кафе недолго – разговаривать было особо не о чем. Когда мы вышли на улицу, Олег еще раз пожелал мне удачи с родителями и издевательски рассмеялся. Это явно доставляло ему удовольствие. И он явно имел на это удовольствие полное право.
Я вернулась к себе домой очень довольная сегодняшним днем.Все вышло как нельзя лучше. Саша, Олег.. Они оба приятно удивили меня.
Я решила поехать завтра с утра к родителям и все им объяснить. Откладывать было незачем.

- Ты с ума сошла? – Тихо спросила мама, пока я разглядывала узор на занавеске – совсем как в детстве.
Утро было крайне доброжелательным – на улице играло солнышко, делая наш серый город радушнее.
Когда я пришла домой, то успела как раз к завтраку. Отлично – все ко мне благоволит. Хорошая погода, вкусный завтрак – может беседа и не будет такой неприятной.
Ага, конечно.
- Какой еще Роберт? Он кто? Музыкант? – Лицо моей мамы покраснело как помидор. Папа молчал.
Дело в том, что «музыкант» в понимании моей мамы было чем-то близким к «наркоману», «алкоголику», и просто «нехорошему человеку».
- Он еще актер. – Тихо сказала я.
- Он еще и актер! – Мама всплеснула руками. – А как же Олег?
- А все. Мы с ним вчера расстались.
Я говорила на удивление спокойно. Я знала, что мама будет так реагировать. Я так же знала, что она постарается манипулировать мной, но я была готова к этому, хотя особого удовольствия это не доставляло.
- Как расстались? Как ты могла, Маша? Он такой замечательный! Я никогда не дождусь внуков! Ты о нас с отцом подумала?
Вот. Началось.
Мама схватила салфетку и прижала к глазам, из которых вытекали самые натуральные слезы.
Я вздохнула и покачала головой.
Папа молчал.
- Значит ты уезжаешь, и оставляешь нас здесь одних? Вместо того, чтобы нормально выйти замуж, и жить нормальной жизнью, ты уезжаешь неизвестно куда, неизвестно с кем!
- Ну почему же неизвестно...очень даже известно. – Пробубнила я себе под нос.
- Так, ты никуда не поедешь!
Я усмехнулась. Это была отчаянная попытка со стороны моей мамы, воздействовать на меня родительским авторитетом. Похоже она не понимала, почему я такая спокойная – обычно я злилась и начинала психовать, когда она лезла в мою жизнь. А делала она это регулярно.
Мое спокойствие пугало мою бедную маму, дезориентировало ее.
На ее утверждение я только отрицательно покачала головой.
- Федор, скажи хоть что-нибудь! – Мама обращалась к папе в крайних случаях, когда ее собственные аргументы были на исходе.
Папа повернулся ко мне и спросил:
- Ты любишь его?
- Очень. – Я широко улыбнулась.
- Ну что ж, Машенька, приезжай к нам почаще.
Я рассмеялась и кинулась обнимать папу.
Мама сидела с открытым ртом от возмущения.
Я подскочила со своего места и подбежала обнять ее.
- Мама, ты знаешь, что я тебя люблю.
Она больше ничего не говорила. Не ругалась и не возмущалась – это было бесполезно.
Я пошла в комнату и нашла Джека, как всегда вальяжно развалившегося на диване. Минут десять я просто гладила его большую и добрую морду. Я бы, наверное, забрала бы его с собой, да только кто ж его мне отдаст? Родители любили его не меньше меня.
Я пошла в коридор, думая о том, почему я сказала Робу, что буду через две недели? Ведь я могла ехать прямо в этот же день.
Я оделась, чтобы пойти к себе, пока мои родные наблюдали за мной. Папа не выглядел сильно расстроенным – скорее наоборот. Он был рад, что я, наконец, нашла, что искала. Мама, конечно, была расстроена, но скорее из-за того, что все не вышло по ее, чем из-за того, что я уезжаю. Она, как всегда, думала, что знает, как для меня лучше.
Я расцеловала их обоих на прощание и пообещала маме звонить очень-очень часто.
Из дома я вышла с невероятным чувством легкости, свободы.
Когда я дошла до метро, у меня зазвонил телефон. На дисплее был неизвестный номер.
- Да?
- Мари! Привет! – Защебетала Полин.
- Привет, Полина! Я так рада тебя слышать!
- Я тоже! Как вы добрались?
- Отлично. Все хорошо. Катю я передала лично в руки Женьке. Не волнуйся.
- Мари, тут кто-то хочет с тобой поговорить! ... Мари?
Я закрыла глаза и на моем лице заиграла блаженная улыбка. Казалось, весь шумный Питер замолчал, просто исчез, когда я услышала голос Роберта.
- Мари? – Повторил он.
- Роберт..как же я соскучилась.
- Мари, я передумал.
Не поняла.
Я широко распахнула глаза.
- Что?
- Я не могу ждать две недели! Надеюсь ты простишь меня, но я уже заказал тебе билет. Завтра ты улетаешь.
Я вскинула брови и рассмеялась. Вот нахал.
- Хорошо. – Сквозь смех сказала я.
- Серьезно? Отлично!
Голос Роба был такой радостный, что я не могла злиться на него.
Надо будет ему сказать, чтобы больше так не делал. Я же все-таки не чемодан, чтобы отправлять меня ценной бандеролью без моего ведома.
- Я сегодня вылетаю, так что встретимся на месте. – Продолжал Роб.
- Я не понимаю. Куда вылетаешь? Где встретимся?
- В Лондоне. Ты летишь в Лондон.
Точно – чемодан.
Я только недовольно покачала головой и вздохнула.
- Мари?
- Мм?
- Я люблю тебя.
Ой, да и пусть чемодан!
- Я тоже тебя люблю, Роберт. – Счастливая улыбка расползлась по моему лицу.
Мы попрощались и я полетела к себе в квартиру, собирать вещи. Мысленно перебирая все, что мне может понадобиться, я помнила главное – не забыть «Ежика в тумане».


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:28 | Сообщение # 24
Группа: Удаленные


Награды:







"ежик в тумане"- bigsmile самое необходимое bigsmile
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:36 | Сообщение # 25
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Эпилог

Лондонский аэропорт не многим отличался от аэропортов других стран.
Спускаясь на эскалаторе в зал, где ожидали встречающие, я глазами стала искать Роберта, и никак не могла найти.
В этот момент я услышала голоса за спиной. Переговаривались две девушки.
- Посмотри! Там Роберт Паттинсон! Я сейчас умру! – Тихо запищала первая.
И судя по ее писку, она и правда могла умереть прямо на ступенях под нашими ногами.
- Где? Я не вижу! – Ответила вторая.
Да, действительно! Где? Я тоже не вижу!
- Да вон же – справа! В черной куртке.
Я взглядом стала нервно рассматривать правую часть зала. Через несколько секунд я наконец-то наткнулась на Роба. Он стоял и разговаривал по телефону. Из моей груди вырвался облегченный вздох.
- Это Паттинсон? Какой-то он... Как бездомный в этом прикиде. – Разочарованно промямлила вторая девушка.
- Ну да. – Нехотя согласилась первая. – Но вспомни, какой он был в фильме! Просто ах! А сейчас и правда, как бездомный.
Бездомный!? Вот дурочки! Вы только посмотрите на его руки! Разве у бездомных бывают такие руки? Эти пальцы...
Знали бы вы, жалкие, недалекие девицы, что он может делать этими красивыми, длиными пальцами..
Я, конечно же, имела ввиду игру на музыкальных инструментах.
Он стоял там внизу, высокий, стройный с легкой щетиной на лице.
Да он мог бы одеть робу, и все равно был бы самым желанным мужчиной. Секс-символ... Эти слова были ничем, пустым звуком, не способным выразить тот восторг, который Роберт вызывал во мне.
- Но я бы все равно бы его раздела! – Похотливо сказала первая девица.
Я бы тебе раздела!
Я скривилась и, не удержавшись, обернулась, заслужив тем самым недружелюбные взгляды молоденьких фанаток.
Мда...Мне будет тяжело привыкнуть к тому, что моего Роберта хочет раздеть треть, если не половина, женского населения Европы и США. Вторая половина хочет раздеть Тейлора. Ну что ж, Полина, не мне одной мучиться!
Роберт закончил разговор и начал искать меня глазами. Я как раз спустилась на этаж и шагнула к нему.
Он, увидев меня, двинулся ко мне с легкой улыбкой на губах. Вдруг я поняла, как же мне сильно не хватало его тепла, улыбки. Как же мне не хватало Роба.
- Привет! – Тихо сказала я, жадно всматриваясь в его лицо, будто мы виделись в последний раз.
- Привет. – Ответил Роб и обнял меня так крепко, что я не надолго потеряла способность дышать.
- Куда теперь? – Спросила я, пока Роб забирал мою дорожную сумку из руки.
- Как куда? Домой.
- У тебя здесь дом?
- Ну да. Это дом моих родителей.
Родителей? Он везет меня к родителям? Вот уж чего я не ожидала.
Я потеряла дар речи на какое-то время.
Роб спокойно приобнял меня и повел к выходу, пока я в испуге смотрела на него.
- Родителей? – Робко спросила я.
Роб кивнул. На его лице играла довольная улыбка. Я бы, наверное, умиленно улыбнулась, глядя как он слегка прищуривает свои глаза, обрамленные пушистыми ресницами, но меня слишком заботил один важный вопрос.
- Роберт? А если я не понравлюсь твоим родителям?
Мы подошли к его машине, и Роб открыл передо мной дверь.
- Главное, что ты мне нравишься.
Он подмигнул мне и мягко поцеловал в губы. Я толком не смогла ответить на поцелуй, потому как все еще пялилась широко распахнутыми глазами на Роба, как на греческую статую.
- Ну да. Ты тоже ничего. - Я медленно села в машину под издевательский смешок Паттинсона.
Когда мы оба оказались в машине, Роберт взял меня за руку и сочувственно улыбнулся.
- Мари, я тебя люблю.
- И я тебя люблю, Роберт Паттинсон. – Я усмехнулась, и мне стало немного полегче.
И правда – разве я могу чего-то бояться, когда Роберт говорит, что любит меня?
Роб поцеловал мою ладонь, уверенно нажал на газ и мы поехали к нему домой – домой к человеку, которого я любила.

От себя:знаю,что выдумка...но...но...я ей завидую...серьезно...и так жалко,что мало...еще бы глав 20-30...


Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...



Сообщение отредактировал Camomile - Воскресенье, 03.01.2010, 22:42
 
belДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:42 | Сообщение # 26
Группа: Удаленные


Награды:







спасибо Ташенька я ...я...яч....... восхищена!!!!!!!!!
 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:44 | Сообщение # 27
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Мадина,я сама до сих пор под впечатлением...

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
ekalapochkaДата: Воскресенье, 03.01.2010, 22:53 | Сообщение # 28
Группа: Друзья
Сообщений: 916

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений
Ташенька это обалденный фанф который я читала!Спасибо что выкладываешь такую красоту и муженек рядом сопит,хорошо что не видит моей глупой улыбки!

 
CamomileДата: Воскресенье, 03.01.2010, 23:11 | Сообщение # 29
Группа: Друзья
Сообщений: 2342

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Катюша,рада что понравилось...Я после прочтения долго сидела перед монитором с глупой улыбкой на лице...

Жизнь - это сказка,но не всегда со счастливым концом... но я все равно продолжаю мечтать...

 
RockStarДата: Понедельник, 04.01.2010, 00:48 | Сообщение # 30
Группа: Друзья
Сообщений: 2184

Статус: Offline

Награды:


За 100 Сообщений За 200 Сообщений За 300 Сообщений За 500 Сообщений За 1000 Сообщений За 1500 Сообщений За 2000 Сообщений
Вот черт! Теперь и я сижу и улыбаясь экрану своего телефона : D Броукен Промис и сей фанф - самые самые мои любимые!!! Таша - красотка!

"... я просыпаюсь с радостью, у меня теперь есть смысл жизни, я смотрю на солнце – и улыбаюсь…"
 
ФОРУМ » 4 этаж: Фанфики » Роберт - наше всЁ » Смелее, детка, падай! (История о том, как надо не бояться жить)
Страница 1 из 212»
Поиск:

Друзья сайта



Яндекс цитирования   Rambler's Top100


CHAT-BOX